Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Семь Я Инны Игнатовой

Семь Я Инны Игнатовой
Автор: Елена Первушина Об авторе: Автобиография Жанр: Научная фантастика Тип: Книга Издательство: Издательство «Э» Год издания: 2016 Цена: 14.99 руб. Отзывы: 1 Просмотры: 49 Скачать ознакомительный фрагмент FB2 EPUB RTF TXT КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 14.99 руб. ЧТО КАЧАТЬ и КАК ЧИТАТЬ
Семь Я Инны Игнатовой Елена Владимировна Первушина Если видение приходило к ней вечером, когда она сидела в своей комнате (мать все чаще задерживалась на работе допоздна), то Инна пыталась пообщаться с ним. Довольно часто у нее это получалось. Звуки по-прежнему не проходили сквозь барьер, но переписка быстро налаживалась: Инны обменивались новостями, болтали, сплетничали. Они пробовали помогать друг другу на контрольных, но быстро поняли, что получается всякая ерунда: либо контрольная оказывалась в один и тот же день, либо задания так различались, что подсказки теряли всякий смысл. Никому постороннему Инна о своих видениях не рассказывала: она никогда не была болтушкой Елена Первушина Семь Я Инны Игнатовой Я – семья Во мне, как в спектре, живут семь «я», невыносимых, как семь зверей. А самый синий свистит в свирель! А весной Мне снится что я – восьмой!     Андрей Вознесенский Впервые Инна Игнатова встретилась с собой, когда ей было то ли пять, то ли шесть лет. Может быть, и четыре, точно она не помнила. Дело в том, что это произошло летом. На лето мама Инны всегда отправляла ее с тетей на дачу далеко на Карельский перешеек, почти у самой финской границы, в край клюквенных болот, маленьких озер с торфяной водой, от которой кожа купальщиков покрывалась скользким налетом («Это очень полезно», – говорила тетя), в край тонких кривых берез, сосен и елей, каждая из которых смотрелась королевой. Если ель росла на солнечном месте – на краю дороги или на невысоком холме, то у ног ее кишела куча «деток» – молоденьких елочек, с нежно-колкой хвоей. «Ни одна не вырастет, – говорила тетя. – Задушат друг друга, вот увидишь». Но увидеть Инна не успела бы при всем желании. Человеческой жизни на это не хватило бы. Тетя, а с ней и Инна приезжали на дачу в начале июня, когда в доме пахло затхлостью и сыростью, а в лесу – обманно грибами, когда было еще холодно и по утрам случались заморозки. Потом был июль – месяц знойный («Наконец-то косточки распарит», – говорила тетя), месяц купаний и созревшей в саду малины, месяц страшных гроз и приятной прохлады, свежего острого запаха после дождя. Потом начинался август – месяц первых желтых, уставших от зноя листьев, месяц походов за грибами в лес и на болото за клюквой, месяц долгих скучных дождей, высокого ясного неба, ставшего как-то насыщенней и синей, чем в начале лета, потерявшего мягкую наивную голубизну. И также – месяц высокого черного неба с мириадами холодных звездных глаз. Потом в один прекрасный день тетя собирала чемоданы, закрывала ставни, запирала дом, и они с Инной шли на автобусную остановку, долго тряслись в автобусе, а потом Инна вставала у косяка двери, мама измеряла ей рост, а девочка удивленно и испуганно смотрела на вещи в доме: вроде не изменились, а все-таки какие-то другие. Год для нее был похож на восьмерку и делился на две окружности: в первую большую попадали детский сад, потом школа, потом институт, потом работа. Во второй, маленькой, царило бесконечное лето: медленно взбиралось к июлю и оттуда стремительно падало в август. Потом Инна, описав большую окружность от сентября до мая, вновь оказывалась в начале июня на сырой и отвыкшей за зиму от людей даче, шептала: «Ну что ты, видишь же, мы приехали», и все повторялось сначала. * * * Встреча, которая запомнилась ей на всю жизнь, произошла в августе. Инна играла в песочнице у ворот тетиного дома, возила кораблик по бурному морю песка, ловила рыбу и сдавала ее с рук на руки кукольному семейству, которое варило уху. Было уже прохладно, и на Инне была надета любимая вязаная кофточка с желтыми, прозрачными, похожими на леденцы пуговицами. Когда ей надоедало играть в рыбачку, она слезала с песчаной кучи и уходила к забору, где в тени была россыпь черничных кустов. Ягоды уже созрели, и Инна с удовольствием набивала ими рот, не забывала принести несколько ягод, чтобы угостить кукол, отчего их лица быстро покрылись синими пятнами, словно они в отсутствие Инны надавали друг другу тумаков. Возвращаясь из одной такой черничной вылазки, Инна заметила, что больше не одна. У песочной кучи стояла другая девочка – высокая, тощая, с растрепанными короткими волосами. На правой щеке у девочки, возле самого подбородка, змеился короткий шрам. Но Инна лишь скользнула по нему глазами, гораздо больше ее привлекала одежда девочки: та была в узком облегающем серебристом комбинезоне, показавшемся Инне необычайно красивым. Инна вздохнула от зависти и начала ритуал знакомства: – Девочка, а как тебя зовут? – Инга. Инна снова завистливо вздохнула и причмокнула губами, смакуя имя незнакомки. Оно ей нравилось гораздо больше, чем ее собственное. Ее имя было ровным, как шоссе – Инна. А имя Инга имело в середине восхитительную горку или даже упругую доску трамплина, который был готов забросить его обладательницу в поднебесье. Думая об этом, Инна машинально задала второй ритуальный вопрос: – Сколько тебе лет? И, даже не расслышав ответа, выдохнула третью фразу, самую главную: – Давай дружить! – Давай! – ответила девочка, и Инна тихо ахнула от счастья. – Иди сюда, – быстро затараторила она. – Вот, смотри, мои куклы: Аня, Наташа и маленькая Светланка. Я ловлю для них рыбу и варю обед. – Да ну, скукота, – презрительно скривилась Инга. – Давай лучше это будут мирные колонисты, а к ним приплывет корабль, и на них нападут пираты. – Да-авай, – с сомнением в голосе протянула Инна. Она никогда не играла так. Но почему бы не попробовать? – Поднять паруса! Свистать всех наверх! – закричала Инга. – Ребята, на берегу вас ждут золото, ром и женщины! Покажем этим сухопутным черепахам, как мы умеем сажать их на ножи! – А… мне что делать? – растерянно спросила Инна. – А ты строй укрепление и расставляй пушки. Укрепление можно было сделать из песка – тут Инна сообразила сразу. А вот пушки? Но Инга тут же ей подсказала: – Вон те синие ягоды будут ядрами, а если их размазать, получится, как будто кого-то ранили. Обе бросились в кусты черники собирать боеприпасы, и вскоре сражение закипело. Потом девочкам надоело бегать за новыми снарядами, и они принялись просто кидаться песком. Кажется, сражение закончилось тем, что Инна попала новой подруге в лицо. Та скривилась, но не заплакала, просто принялась вытряхивать песок из волос, а потом сказала: – Ладно, хорошего понемножку. Пойдем, я тебе что-то покажу. – А что? – Увидишь! – Инга загадочно улыбнулась. Инна засомневалась: – Мне нужно у тети отпроситься. – Да ну, мы быстро, это рядом. Тетя ничего не заметит. Ну, ты идешь? – И она решительно потянула новую подругу за руку. Инна даже сделала несколько шагов, но тут из-за забора долетел голос тети: – Инна, обедать! – Ой! – выдохнула Инна. – Она ругаться будет. Ты потерпи, я сейчас. Инга пробормотала в ответ что-то невнятное, но Инна уже бежала к калитке, приговаривая на ходу: – Ты поиграй тут пока, только никуда не уходи, я быстро-быстро поем и приду. Больше она Ингу никогда не видела. И только гораздо позже поняла, что лицо незнакомой девочки, если не считать шрама, было похоже на ее собственное как две капли воды. * * * Инне было лет семь, когда она начала видеть круги. Переливчатые многоцветные кольца неожиданно всплывали у нее перед глазами и быстро таяли, чтобы через месяц или два появиться снова. Инна как-то пожаловалась маме – та повела ее к врачу, врач прописал витамины и препараты железа, но не помогло. Инна со временем привыкла к кругам, тем более что вреда они ей не причиняли и были очень красивыми. Однажды, когда ей было лет двенадцать, накануне Нового года, Инна решила погадать. Мама выскочила в магазин, прикупить забытого майонеза и еще чего-то по мелочи. Инна дорезала оливье, потом выключила свет по всей квартире, тихо повизгивая от возбуждения и азартного страха, нашла свечку под электросчетчиком, где мать хранила ее на случай «вылетевшей пробки», зажгла и поставила перед трюмо в своей комнате. И почти сразу же увидела круги: яркие, большие и многоцветные, как обычно. Инна тряхнула головой: на круги она уже насмотрелась, хотелось чего-то другого. Словно повинуясь ее воле, круги померкли, и Инна увидела в зеркале комнату, очень похожую на ее собственную, но только ярко освещенную, и в этом свете Инна рассмотрела, что обои на стенах хоть и с тем же рисунком, но не желтые, а фиолетовые, на полу лежит голубой пушистый ковер, а вместо старой бабушкиной мебели, доставшейся Инне по наследству, в комнате стоит новенький красивый диван. Открылась дверь и вошла девочка, похожая на Инну, но только со светлыми волосами, заплетенными в косу. На ней было бледно-лиловое, словно воздушное, платье, как у феи, а длинная коса, какой никогда не было у Инны, была перехвачена куском елочной мишуры, который искрился и блестел, все время меняя цвета. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/elena-pervushina/sem-ya-inny-ignatovoy/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.