Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Гепталогия DOOM Кайл Иторр Поэма о DOOMе в семи частях. Издевательство как над поэзией, так и над предметом. Почти все зарисовано с натуры. Кайл Иторр Гепталогия DOOM (вольнопоэтическое издевательство) Авторское примечание: ТОЛЬКО для тех, кто любит оригинальную игру и не относится слишком сельезно к поэзии. Чревато. DOOM (англ.) – рок, смерть Однажды входит к Ельцину Жириновский, с бензопилой, руки по локоть в крови. – Владимир Вольфович, в чем дело? – Да вот, сегодня в Думе всех замочил…     (для тех, кто не понял – это эпиграф) Setup.exe. Run Network Game. Four players. На Ultraviolence режим Deathmatch Четверка «обреченных» в сеть вцепилась, Избавив мозг от прочих всех задач К двери. Открыл – и трупом стал немедля, От трех ракет броня не защитит И единица на табло соседа Победно загорелась в тот же миг Тайник. Мерцает радостно Chaingun. Рванул туда – и с жуткою ухмылкой Обратно в бой по гаснущим следам Зеленого. Теперь уж он бессилен! А вот коричневый. Он вскинул дробовик И собирается всадить заряд мне в рожу. Дурак. Да, я один и он один, Но ведь на мне броня – вторая кожа И тут выскакивает красный из портала, Крича на весь этаж, что он крутой. Да успокойся, друг. Из Plasma Gun'а Я погрузил его в временный покой Аптечка. И еще одна. Полезно, Ведь жизнь уже подходит к той черте, Где стану трупом я… Назад, немедля! Там справа – гад какой-то с BFG! Зеленая стена. Ну, скунс поганый, Тебе так просто это не пройдет. Прекрасно: сзади красный из Shotgun'а Его в затылок пристрелил – и вот Сравнялись мы. 3 – 3 – 1 – 4, Коричневый вдруг вырвался вперед Он к Plasma Gun'у дернул. На, скотина, Умри! И затрещал мой пулемет Ракетница! Сбылась мечта поэта… С квадратною махиной на плече Пристроился за дверью. Bang – и нету Зеленого; лишь труп лежит в воде Но сзади гад какой-то подошел И пристрелил меня. Да, я воскресну, Однако пистолетом не проймешь Бронированных киллеров известных Опять сравнялся счет у нас, в натуре. Какого хрена я стою в углу? Вперед, в атаку! Смертоносной пулей Я докажу им, кто ведет игру! 7 – 8 – 5 – 4. Это лучше, Коричневый отстал… ах, сукин сын! Он сзади обошел. Орет: «Я круче!» – И из дробовика по мне гвоздит… 11. Отлично! Я ведущий! Меня пришить вам, падлам, не дано! Я ваш кошмар ночной! Я здесь всех круче! Мой BFG смешает вас с дерьмом! Звонок. Щелчок. И темнота сомкнула Свои объятия над группой игроков. Охрипнув, лаборантка ключ рванула, Избавив комп от матов и пинков…     (c) Kail Itorr, Dec 1996 DOOM2: Hell on the Earth – ад на Земле Умершего студента отправили в ад. Через некоторое время сатана приходит к богу и просит: – Слушай, забери его у меня! Не могу я больше. – А что такое? – Да он по всей преисподней мотается с бензопилой, крошит чертей направо и налево и орет: «Где тут у вас рубильник?!!»     (Это снова эпиграф) 517-й. Четверг. 2-я пара. Четыре компа в сеть соединив, Захлопнув дверь, стеной студенты встали, Врубая DOOM – забаву для крутых. Четыре киллера, годами испытаний Свое искусство доказав другим, Уселись в кресла. Шумное дыханье Не может их отвлечь от дел святых. Вцепились пальцы их в клавиатуры: Четыре стрелки, CTRL, SHIFT, пробел И цифры, чтобы вовремя оружье Сменить – и враг смотаться не успел. New Game. Режим Deathmatch без всяких монстров, Они ведь только на пути стоят… И растворился в мире звуков остров, Где был один хозяин – лаборант. Забыв все лабы, чертежи, конспекты, Забыв, что ждет их лекция сейчас, Сгрудились за четверкой все студенты, В экранах отражаясь блеском глаз. «Туда, он слева!», «А, попался, сволочь!» «Рви когти, Мел!» – «Да я-то тут при чем?» «Он на прицеле, бей!» Любая помощь Здесь пригодится – но увы, потом. Реакция – быстрей, чем у пилота, Улыбка – кровожадней, чем у льва, Их разговор – дуэль на пулеметах, Когда от треска пухнет голова. «Ой, у него ж ракетница!» – «Не надо, Простой винчестер.» – «Ну какой козел?» «Куда ты прешь, Серега, там засада!» «Кто взял броню?» – «Я взял, но не ушел.» Бегут минуты. Даже лаборанты Глазами впились в красочный экран. Вот кто-то заглянул – и, что-то вякнув, На правом фланге моментально встал. «Кто это был?» – «Не я.» – «Ах, это Леха! Щас догоню!» – «Давай-давай.» Потом: «Да где ж ты делся?» – «Сзади.» – «Это плохо, Но я тебя прикончу все равно!» Кто выжил в марсианских подземельях, Кто был сильней, чем демоны и ад, Сейчас спасает Землю от вторженья, Стреляя в алый меркнущий закат. «Куда?» – «Подальше.» – «Что ж, вполне возможно.» «Ты гад, Пацан!» – «Всегда готов помочь.» «Как взял винтарь, так думаешь, все можно?» «Не виноватый я!» – «Неважно. Прочь!» Бессонными ночами упражнений Горят их покрасневшие глаза, Иммунитет от головокруженья У них давно. Иначе тут нельзя. «Не надо!» – «Извини, но есть порядок: Не можешь бегать – в угол и молчи.» «На, получай!» – «За что?!» – «Убили гада…» «Кто здесь?» – «Мой пулемет – и не кричи.» Зеленые шары Big Fuckin' Gun'а, Треск пулемета, визг бензопилы, Ракетные разрывы; стены, пламя И жуткий плеск азотной кислоты. Сухой щелчок – закончились патроны И в ход идут кастет и кулаки. Сквозь выстрелы, удары, рев и стоны Едва слышны проклятья и пинки… «Меня здесь нет!» – «Ну да? А это кто же?» – «Я, скунсов сын! Но я еще вернусь!» – «Давай-давай, коричневая рожа, А я пока по трупу потопчусь.» При виде трупов, запеченных в плазме, И чмоканьи входящих в тело пуль Он ощутил внезапно: здесь опасно – Но покраснел экран, а Health'а – нуль. И сладкий аромат сожженной плоти Как будто источает дисковод. Вот выстрел, а заряд пришелся в бочки. Разрыв – и полон трупов весь проход. «Сюда, в окно!» – «А толку? Он же слева.» «Да нет, он сквозь портал уже ушел.» «А Plasma Gun?» – «Неважно. Жми быстрее, Да не сюда, безмозглый ты осел!» «Ой, Fuck! Кто это там подкрался сзади?» «Я, кто ж еще.» – «Ну я запомню, гад!» – «Пожалуйста, я стану здесь, в засаде. Придешь – поверь, я буду только рад.» Здесь жизнь – это временная ценность, Здесь правят скорость, точность и азарт, Здесь важно не оружие, а смелость, Здесь круче те, кто громче всех кричат. Устав от этой жизни непонятной, Устав блуждать в ее размытой мгле, Четверка «обреченных» ждет расплаты И собственный ад строит на Земле – ЗаDOOMавшись под музыку убийства В том мире, где заклятые враги Сидят внутри стального лабиринта И мочат все, что движется вдали. Они порою вскакивают ночью И по безмолвным улицам идут, Выискивая спрятавшихся монстров – Да, DOOM проник надежно в институт. Твердили с детства: школа – DOOM второй, Потом: «Не DOOMай, а берись за дело!» Мы не играем – мы живем игрой, Поскольку жизнь давно осточертела. Висит плакат: «Земля – наш общий DOOM!» Из новостей: «Вновь в Думе беспорядки…» Везде и всюду наш смущает ум Понятье DOOM – и нет ему разгадки. Но вот внезапно рев раздался сзади И треснул раскаленный монитор. Костлявой лапой с длинными когтями Вломила в стену тварь – и в коридор! За ней – четверка: красный и зеленый, Коричневый и серый по пятам Пустились догонять последних монстров, Покинув виртуальность навсегда…     (c) Kail Itorr, Dec 1996 DOOM2 v1.666. Refreshing of the daemon – Освобождение демона Однажды взмыленный дьявол прибегает к богу. – Ты грозу вчера над КПИ устраивал? Молнии в 5-й корпус метал? – Было дело. А что такое? – Да у них же там машины без заземления! Вся четверка прямиком ко мне и провалилась… Осмотрелись, достали циркулярки и с криками «Ура, DOOM3!» нажали на CTRL и бросились вперед…     (это – вместо эпиграфа) Подумайте! – твердили все нам с детства, Мы думали – и к выводу пришли, Что цель, увы, оправдывает средства Для многих обитателей Земли. Да, люди прокляты. Да, гибель ИХ культуры Уже видна, пожалуй, ИМ самим. ИХ взор направлен в будущее хмуро И нет там ничего уже для НИХ. Но, сознавая близкую кончину, ОНИ пустили все резервы в ход И за собою утащить в пучину Хотят и нас – ЗаDOOMчивый Народ. Одна у нас осталась лишь надежда: ОНИ затеяли разборку меж собой И, нацепив цветастые одежды, Пришли сюда вести смертельный бой. Погибнув, ОНИ снова воскресают И, подхватив оружье мертвеца, Опять в огонь и адский рев вступают, Сражаясь до победного конца. Мы не мешаем. Пусть наш мир разрушен, Пусть в нем ОНИ хозяева теперь – Мы живы, ведь ход времени нарушен, И сами нам ОНИ открыли дверь. Мы ждем. Ведь ИХ бессмертье иллюзорно, Когда-нибудь закончится игра – И в тот момент все наши легионы Восстанут в черном зареве костра. И мир, сожженный в миллионах схваток, Вновь станет тем, куда ID SoftWare Не засылал убийц и диверсантов, Куда не падал жадный взгляд людей… Так будет. И скорей, чем полагают Фанаты DOOMа – виден уж конец, Для новых игр время наступает, DOOM больше в этом мире не жилец. Но слышен ИХ протест: «фигня все это – Duke Nukem слишком сложен, мол, для нас, Quake – да, хорош, но техники той нету, Descent – вконец сворачивает глаз; Hexen и Heretic – для извращенцев, Которые, заставку увидав, К экрану прижимаются всем телом – Как будто нет иных у них забав, А DOOM – наш старый добрый „обреченный“ – Воспринимаем мы уже на слух. Так что вперед, доверчивые монстры, И дайте вас развеять в прах и пух!» И мы идем, ИХ зову подчиняясь, Как Правила предписывают нам – Идем на смерть, хотя прекрасно знаем, КТО Правила такие сочинял. Паукодемоны и пять Баронов Ада, Сам Master Mind – наш Темный Властелин – Погибли… а убийцам их наградой Была строка «крутейший из крутых». Будь проклят день, когда Врата Геенны Соединили с Фобосом наш мир! Будь проклят час, когда Владыки Тени Послали нас на Землю – отомстить! Но кто из нас помыслить мог, что может Оружье смертных причинить нам вред! Кто ведал, что ИХ дух и разум гложет Бес-Разрушитель, страшный BFG! Кто ж знал, что в мастерских земных родится То, что мощнее адского огня, То, что к уничтожению стремится И всех вокруг, и самого себя… Покинув свою камеру стальную, Где кантовались 9000 лет, Выходят в коридор зеленой бурей Ревущие разряды BFG, Уничтожая и врага, и друга, Мощней ракет, безжалостней гранат… Будь проклят тот свихнувшийся конструктор, Который повернул науку в ад! Мы приняли базуку и винчестер, И циркулярку (чтоб ей заржаветь!), И пулемет – хотя две пули в сердце Не самый лучший способ умереть. Но BFG не просто убивает – Он оставляет только смрад и тлен, Дотла живую плоть испепеляя, И нет спасенья даже в толще стен. Игра тотальным стала истребленьем, А тихий и уютный наш мирок Похож теперь на тень, на отраженье Всех голливудских свалок и трущоб… А ведь когда-то пики цитаделей Почти касались купола небес, Когда-то под горою украшений Был с верхом погребен волшебный лес, Когда-то средь прекрасных, гордых башен Парили мы на крыльях черных снов, Черпая жизнь и силы полной чашей, Рождая мысль из серых красок слов. Когда-то… Но пускай воспоминанья Уйдут в небытие до лучших пор, Сейчас они приносят лишь страданья, И слезы пленкой закрывают взор. Мы знали рай. Мы жили в нем когда-то. Фактически, мы создали его. Мы помним и сейчас, в часы заката, Как создается Все из Ничего. Но человек – комочек протоплазмы, Ничтожнейший из всех живых существ – Почувствовал однажды запах власти И взял на плечи сей тяжелый крест, А вместе с ним – страх, разочарованье, Усталость, преклоненье пред Судьбой, Сомненье, горечь, бренность всех желаний И скрытность чувств перед самим собой. ОН шел туда, где прежде не ступала Нога ни одного из нас. И там Нашел ОН ключ Пресветлого Начала, Которым отпер дверь Запретных Тайн. И к сожаленью, наше наказанье Разрушило предавший нас Барьер – Мы стерли часть ЕГО воспоминаний, Но был у остальных уже пример. И Новое усилило атаку На старый мир. Увидев цели блеск, Шел человек к сияющему Знаку, Не слыша древних Сфер зловещий треск. Спасаясь от нашествия безумцев, Мы разделили огненной стеной Наш мир и тот, где жило ИХ Искусство, Надеясь обеспечить свой покой. Наивные! Людское честолюбье Не ведало пределов и преград. Черпая силы в лозунге «Мы – Люди!» ОНИ открыли истинный путь в Ад. «Прогресс! Цивилизация! Порядок!» – Что ж, Ад имеет множество имен, Его Владыки новым слугам рады, «Играй и Покоряй!» – вот их закон. И подводя идейную основу Под свой Великий Генеральный План, Владыки разыграли карты Крови, В людские мысли напустив туман. Теперь для человека мы – изгои, Мы – демоны, отродья Сатаны; Наш мир – театр, а люди в нем – актеры (Роль жертв, конечно же, играем мы). Так со своею миссией священной, Наперевес держа «Вулкан Фаланг», Вступает Мститель из иной Вселенной, Разя нас – влет, навскидку, наповал. Ирония судьбы? Случайность? Карма? Таков наш рок, наш растреклятый DOOM, Возможно, нам ниспосланы страданья, В которых мы укрепим мудрость дум? А может быть, и ИМ осточертеет Игра без цели, вечная война… Ха! Да в Аду котлы обледенеют, Пока раскроют люди тот обман! Мы ждем. Нам только это и осталось. Когда свое получит человек, Мы выплатим свой долг, проявим жалость, Чуть-чуть продлив его короткий век – Да, новую Игру мы миру явим, Последний DOOM с последним игроком – И Ад поймет всю глубину проклятий, Столкнувшись со своим учеником! Сразится Человек с Владыкой Ада – И пять разрядов BFG в упор Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/petr-vereschagin/geptalogiya-doom/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.