Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Гранит науки Елена Блюмина Русский язык – это вам не фунт изюму и не хухры-мухры! Его учить – не мелочь по карманам тырить, не говоря уж про бабушку на печи. Русский язык – это… русский язык! Тут пока гранит науки угрызешь, сто потов сойдет вместе с пудом соли. Гранит науки из жизни неуспевающих Елена Блюмина Учись, мой сын: наука сокращает Нам опыты быстротекущей жизни…     А. С. Пушкин, Борис Годунов © Елена Блюмина, 2016 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero Гранит науки В десятом часу вечера экзамен наконец-то закончился. Последний студент из группы заочников с грехом пополам выпутался из лексических и грамматических категорий, получил свой законный «уд» и почти бегом бросился вон из кабинета. Доцент Татьяна Сергеевна устало потерла глаза и потянулась, разминая затекшие ноги. Надо встать, собраться и поскорее домой, но нет сил. Сессия заочников – это просто ужас что такое. С утра по три—четыре пары лекций, а потом еще экзамен у целой группы принять, почти клещами вытягивая робкие знания из великовозрастных студентов. Ну, ничего, еще пару дней – этой пахоте конец, и семья вновь обретет жену и мать! В здании института тишина абсолютная – остался, наверное, только комендант на первом этаже. А на улице-то градусов 25 мороза уже, хорошо, что до дома недалеко. Татьяна Сергеевна последним усилием воли заставляет себя подняться, и тут, как в дурном сне, дверь кабинета начинает медленно и бесшумно открываться, и из-за нее выплывает нечеловеческих размеров живот, а за ним появляется и его обладательница. – Татьяна Сергеевна, можно? – Вы кто, вы зачем? – Я Карташова, помните? Мне бы экзамен по синтаксису пересдать… – Вы с ума сошли! Ночь ведь уже, все экзамены закончились! Откуда вы взялись? – Я из Богородска, мне бы пересдать… вот допуск… я четвертый раз… Татьяна Сергеевна, всей кожей ощущая надвижение какой-то липкой тоски, повнимательнее вгляделась в одутловатое лицо Карташовой. Ну конечно, как она ее сразу-то не узнала! Год назад эта заочница просто поразила ее своей тупостью и абсолютной неспособностью к филологии. Заочники в Пединституте публика, вообще-то, не блестящая, но эта… – Так, вам рожать когда? – Вчера, – робкая улыбка. – Господи, да как же вас из дома отпустили? – А я не сказала никому, сбежала, а то бы муж не пустил. Татьяна Сергеевна тяжело плюхнулась обратно на стул. Ну на кой черт этой несчастной сдалось высшее образование? Вспомнила она и мужа – какой-то начальничек районный, крупный такой мужчина, еще предлагал строгой преподавательнице свежим мясом и копченой рыбой за вожделенную «троечку» для супруги заплатить. Но Татьяна Сергеевна, всего в своей жизни добившаяся исключительно собственным трудом и умом, такие подходы терпеть не могла и «непристойное предложение» с негодованием отвергла. – Да вы сядьте уже. Послушайте, как же я у вас буду экзамен принимать? Минут через пятнадцать здание запрут, а вам еще готовиться надо. – А мне не надо, я сразу все отвечу. Любой вопрос. Ничего себе заявочки! Трижды на экзамене ни мама ни тятя сказать не могла, а тут нате вам – без подготовки, любой! – Ну, хорошо, – отнюдь не хорошим голосом сказала Татьяна Сергеевна, – вот билеты. Тяните. Окаянная Карташова потянула не глядя ближайший к себе билет, бросила взгляд на первый вопрос и – как будто кто-то невидимый нажал на кнопку – начала выдавать слово в слово соответствующую страницу из учебника. Второй вопрос – глубокий вдох – и опять как по писаному. Вот чудеса! Но когда дело до практического задания дошло, студентка наглухо замолчала. – Ну, что же вы? Так хорошо сейчас всю теорию рассказали, давайте попробуем хоть что-нибудь на практике применить. – Я не могу, – взгляд куда-то под стол. – Совсем ничего? – Совсем-совсем. Я ничего этого не понимаю. – Но как-то же вы смогли выучить такой материал обширный. – Да я весь учебник наизусть знаю, какую хотите главу расскажу. Но я этого не понимаю ничего! Я его весь год дома вслух учила, у меня уж и муж, и дочка синтаксис этот проклятый знают. Татьяна Сергеевна, миленькая, ну пожалуйста, поставьте мне троечку. Я вам клянусь, я в жизни русский язык преподавать не буду. Мне лишь бы только диплом получить! Доцент молча протянула руку за зачеткой. Бред какой-то, из-за бумажки… Зачем все это? Чего ради? Муж не последний человек в районе, собственный дом, дети, достаток полный… И, как попугай, целый год, толстый учебник, ни слова не понимая… Татьяна Сергеевна подавила подступившую к горлу дурноту, быстро подписала «удовл», сунула зачетку в руки Карташовой. – Вам такси, может быть, вызвать? – Да нет, спасибо, я на последний автобус еще успею, – неуклюже пятясь, исчезла за дверью. Татьяна Сергеевна, пытаясь заглушить неприятное чувство досады, смешанной с отвращением и жалостью, стала натягивать шубу. Дома-то, наверное, уже беспокоятся! А младшая, трехлетняя, долгожданная дочка после двух мальчишек, ради которой пришлось уйти с должности декана и отказаться от докторантуры (после сорока тяжело показалось это все совмещать), без мамочки отказывается спать ложиться. Домой, домой, пока еще какое-нибудь недоразумение на голову не свалилось! Спустя несколько лет Татьяна Сергеевна совершенно случайно узнала, что через неделю после того злополучного экзамена Карташова родила мертвого ребенка. Записки репетитора Чисто конкретно Нравятся мне люди с предметно-конкретным мышлением: как-то все у них просто и ясно. Склоняем с учеником 9 класса прилагательное «печальный», прошу придумать словосочетания с существительными разных родов. С мужским и женским родом как-то справились, дошли до среднего. Никак не может придумать существительное среднего рода, подходящее к прилагательному «печальное». Думал-думал и выдает: «СВЕРЛО!» Хороший вопрос! Старшеклассница на перепутье: то ли в финансисты податься, то ль в дизайнеры пойти. Родителям, сотрудникам банка, творческие порывы абсолютно чужды. Они, естественно, настаивают на пути более прагматическом, девушку же влечет искусство (как она себе его представляет) и богемная жизнь (как она, опять же, ее себе представляет). Однако путь в мир дизайна каменист, ибо поступление на соответствующий факультет предполагает сдачу ЕГЭ по литературе. И вот тут-то, похоже, и поджидает светлую мечту пресловутый медный таз… Придя ко мне домой на занятия по литературе, девушка с изумлением оглядывает стеллажи с книгами (похоже, такое количество печатных изданий она видит впервые). – И вы это все прочитали? – в голосе испуг и недоверие. Успокаиваю ее, заверяя, что не все: словари, к примеру, читаны только местами. Начинаем занятие. Весь урок ученица сидит, почти не дыша, приоткрывши рот и широко распахнув глаза. Только в конце урока, сглотнув и как бы очнувшись, задает еще один вопрос: – А откуда вы все это знаете? Иностранное имя Одиннадцатиклассник (что за слово дурацкое, прости Господи) – парень здоровенный, широкоплечий, глаза ясные, знаниями не замутненные, лицо интеллектом не обезображено. Про себя читает с трудом, вслух – почти никак. Мама про сына говорит «мы». К примеру – «мы пробный ЕГЭ на 6 баллов написали». Шесть баллов! А минимальный балл, при котором ЕГЭ по русскому считается сданным, – 36. Судя по предложенной плате за уроки, никто за молодца взяться не решается, все в ужасе бегут. Эх, где наша ни пропадала – берусь! Ну, занимаемся. Каждое занятие – как вагон дров разгрузить, однако ж как-то продвигаемся. С частями речи кое-как разобрались. А вот как быть с пониманием и анализом текста? Даю отрывочки простенькие, без всяких философий, не то что в экзаменационных текстах. Прошу рассказывать содержание и отвечать на вопросы, прямо как в начальной школе. Попадается отрывок из рассказа Куприна «Белый пудель» – тот эпизод, где мальчик выручает из плена похищенного дворником пуделя Арто и вместе с ним спасается от погони. Эпизод небольшой, меньше страницы, но юноша читает его бесконечно долго. Наконец, прочитал и даже кое-как пересказал, о чем там речь. Задаю вопросы по тексту, в том числе – совсем уж, на мой взгляд, невинный: «Как зовут мальчика?» (его имя упоминалось в отрывке раз пять, не меньше). Морщит лоб, пыхтит: «Не помню, какое-то имя у него иностранное…» Мальчика звали Сергей. Кстати, вы не поверите, но ЕГЭ по русскому языку сей юноша небледный таки сдал. На 37 баллов. Я русский бы выучил… Занимаюсь «великим и могучим» с девятиклассником. Пробелы огромные, а впереди, как роковая неизбежность, маячит ГИА – Государственная итоговая аттестация по русскому языку. Для парнишки просто мрак и ужас. Мальчик симпатичный, бойкий, дружелюбный, на гитаре играет, но на мозги явно не Спиноза. В ГИА есть такое задание – заменить словосочетание синонимичным, но с другим типом связи: стеклянная ваза/ваза из стекла, смотреть восторженно/смотреть с восторгом, бессмысленный текст/текст без смысла, ну и т. п. Два урока объясняла, все возможные примеры приводила – с места не сдвигаемся. Вот попадается ему «бездонная пропасть». Пыхтит, краснеет, потеет – всем организмом показывает тяжелую работу мысли. Задаю наводящий вопрос: – Какой корень в слове «бездонная»? – Бездон, – отвечает. – «Без» – это приставка такая, – говорю ласково, изо всех сил стараясь не сползти под стол. – А, ну тогда – пропасть без дОна, – радостно соображает этот красавец. Девушки бывают разные… Эта была прехорошенькая, из разряда тех, о ком говорят «прелесть, что за дурочка». Широко распахнутыми голубыми глазами девушка время от времени очень трогательно делала «луп-луп». И вся она была в шоколаде и в дорогих побрякушках, и папа оплачивал ее учебу на филфаке, и приехала она ко мне на не самой дешевой машине… В общем, жить бы ей да радоваться, но вот незадача – как-то надо диплом защищать, а с этим проблемы: за весь год к научному руководителю не подходила, тему какую-то сама себе придумала, наскачивала из Интернета кучу несвязного материала и совершенно не знала, что с этим делать. Заказать кому-то полностью написание диплома было как-то невдомек, а может, и совестно, поэтому обратилась она ко мне за неделю до предзащиты с просьбой «помочь разобраться и дописать почти сделанную работу». Отчего же и не помочь за соответствующую плату. – А почему вы к научному-то руководителю ни разу не подошли? Тему вот придумали совсем неподъемную. Она ж вас до защиты может не допустить. – Я ее боюсь! – глазищами луп-луп. – Боитесь? Что же в ней такого страшного? – Она такая умная!!! Ну-с, посмотрим, что тут у нас есть… о, даже введение написано, так-так. И вот на первой же странице бросается мне в глаза загадочное и красивое слово «амБурный». Что сие означает, не сказано, говорится лишь, что слово это есть в словаре Ожегова с пометой «устар», устаревшее то бишь. – Послушайте, – говорю, – а что же это за слово такое? Что-то мне подсказывает – нет такого слова в природе и не было никогда. Может, «амурный» или «амбарный»? – Нет, это из словаря! Я не помню, что оно значит, но там есть такое слово! – Не будем понапрасну спорить. Вот вам словарь Ожегова, и если вы найдете там это слово, то я выполню работу за полцены. Девушка долго, склонив прилежно головку, листает толстенный фолиант. Слово, разумеется, не находится. Глазищи смотрят на меня со смесью испуга и восхищения и делают «луп-луп»: – Ой, а вы тоже такая умная-аа!!! Диковинный зверь Ученице 11 класса бабушка подарила на Новый год колготки с лебяжьим пухом. Девушка долго изучала упаковку, а потом и спрашивает: «Бабушка, а кто такой лебяж?» Не надо быть Фрейдом… …чтобы догадаться, о чем мечтает 18-летний цветущий юнош, увлекающийся боксом, томясь на уроке русского языка (да и на любом другом уроке, впрочем). Он уже поведал мне с неподдельным ужасом во взоре, что родители мечтали запихать его на экономфак университета (вот же наивные люди, ей-богу!) и он даже ходил осенью на подготовительные курсы. Но там говорили такие непонятные слова – «прибавочная стоимость», «валовой продукт», – что спортивный юнош бежал в полном смятении. На повестке дня, однако, остро встал вопрос о получении школьного аттестата: в декабре мама с изумлением услышала на родительском собрании, что ее дитятко ни при каких условиях не сдаст ЕГЭ ни по русскому, ни по математике (ах, какой сюрприз в 11 классе, кто бы мог подумать!). Отец пригрозил, что больше не даст оболтусу ключей от машины, и нанял толпу репетиторов. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/elena-blumina/granit-nauki/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 100.00 руб.