Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Русская мафия 1988–2012. Криминальная история новой России

Русская мафия 1988–2012. Криминальная история новой России
Русская мафия 1988–2012. Криминальная история новой России Валерий Михайлович Карышев В новое, дополненное издание вошли ключевые события криминальной жизни последних лет, самые громкие дела, а также малоизвестные факты, не попавшие на страницы российских СМИ. Таким образом, книга охватывает четырнадцатилетний период новейшей истории российской мафии: шокирующие подробности резонансных уголовных дел, преступные биографии наиболее ярких персонажей бандитского мира и личные наблюдения и выводы автора, имеющего огромный опыт общения с самыми опасными, сильными и одиозными преступниками. Весь собранный в этой книге материал абсолютно достоверен, он основан на личных беседах, а также на рассказах очевидцев драматических событий. Валерий Карышев Русская мафия 1988-2012. Криминальная история новой России Предисловие Встреча была назначена в баре торгового центра «Садко-Аркада», который находится на Краснопресненской набережной, напротив гостиницы «Украина». Примерно в пять часов вечера я уже подъехал туда. Около комплекса раскинулась большая автостоянка, где я и оставил машину. Я прошел в бар, который был переполнен посетителями, и сразу увидел поднятую руку. За столиком сидели мои клиенты, которые хотели со мною посоветоваться как с адвокатом. Я принялся изучать контракт, составленный на двенадцати страницах. Я внимательно прочел документ и никаких юридических изъянов не обнаружил. Мы переговорили немного, а через минут двадцать вышли на улицу и хотели было попрощаться, как вдруг раздался скрежет тормозов машины. Из подъехавших «Жигулей» выскочил какой-то человек в темной куртке и маске, достав автомат, он начал стрелять в сторону нас. Мы среагировали молниеносно и в своих дорогих костюмах тут же упали на мокрый тротуар. Казалось, что стрельбе не будет конца. Многие люди, находившиеся около комплекса, тоже попадали на землю и стали ползти к своим автомобилям. Многие машины резко рванули с места. Я услышал крики, видимо, кого-то ранили. Вдруг из торгового центра выскочили несколько молодых ребят и стали стрелять из пистолетов в автоматчика. Завязалась перестрелка. Автоматчик вынужден был пригибаться. Наконец он вскочил в машину, что была рядом с ним, и она сорвалась с места. За ней внезапно понеслись несколько автомобилей. На набережной остался поврежденный «Линкольн». Я решил уехать восвояси. В тот же день поздно вечером в теленовостях передали подробности перестрелки у «Садко-Аркады». Я узнал, что произошла разборка между двумя враждующими группировками. Тяжело ранен мой клиент и убит случайно водитель черной «Волги», а на месте перестрелки обнаружено примерно шестьдесят гильз различных видов оружия, включая патроны автоматов и пистолетов. Прибывшая милиция никого не задержала, потому что все разбежались. На следующий день многие газеты вышли с подробными комментариями о вчерашнем инциденте. Несколько статей было посвящено этим двум группировкам, причинам их конфликта. Назывались имена их лидеров, включая имена моих клиентов. Такая картина Москвы середины девяностых была не редкой, затем было много других событий и встреч, о которых сегодня уже можно рассказать. Но все по порядку. Идея создания этой книги родилась в следственном изоляторе, известном как Бутырка, когда автор книги, московский адвокат, встречаясь со своим клиентом – известным вором в законе, стал невольным свидетелем его размышлений о преступности, о ее роли в обществе и государстве. Тогда автор книги открыл для себя многое. И в конце этого долгого откровенного разговора неожиданно законник, обращаясь к адвокату, сказал: – А ты возьми и напиши про это без прикрас – пусть знают о той непростой, жестокой жизни, через которую мы проходим. Пусть узнают ее изнутри! Пусть пацаны и лохи знают, что у нас не только телки и «мерины» («мерседесы» – жарг.), но и СИЗО с пресс-хатами, и контрольный выстрел в затылок. На основе личных бесед, а также по рассказам очевидцев тех криминальных событий автор изложил весь собранный материал в этой книге. Многие эти беседы с авторитетами и криминальные события легли в основу других художественно-документальных книг, написанных автором раньше. Главными экспертами раздела «Как это было» выступили сами бывшие бандиты, криминальные авторитеты. Ныне многие из них полностью завязали с преступным прошлым, поэтому их имена не называются. Это четвертое издание, дополненное и переработанное. Год 1988-й Предвестником возникновения московских бригад были молодежные преступные группировки Казани. Это явление получило название «казанский феномен». С осени 1986 года «казанский феномен» пришел к границам столицы – в Люберцы. Возникшие по примеру казанцев молодые группировки назывались «любера» или «люберы». Сначала люберецкие специализировались на драках с панками и металлистами, затем они были переориентированы на организованный криминал. Это время условно можно считать рубежом, после которого началась эра крупных столичных группировок. В этот период драки между люберами и москвичами стали ожесточенными. Основными местами их столкновений были Парк культуры имени Горького и Калининский проспект (ныне Новый Арбат). К 1988-му Люберцы приобрели одну из самых зловещих репутаций. Раньше, до середины 80-х годов, государство отрицало наличие организованной преступности и всячески говорило, что статистика уголовной преступности ежегодно снижается, вводя в заблуждение население всей страны. Однако 20 июля 1988 года в «Литературной газете» была напечатана первая большая статья об организованной преступности под названием «Лев готовится к прыжку», а чуть позже «Лев прыгнул». Авторы – журналист Юрий Щекочихин и научный работник из ВНИИ МВД А. Гуров. В ней впервые был нарисован треугольник преступности, которым руководили бывшие спортсмены, уголовные рецидивисты, теневые цеховики и официанты из ресторанов. Эта публикация в «Литературной газете» едва не стоила А. Гурову карьеры. Но затем А. Гуров стал генералом, позднее было создано знаменитое 6-е управление МВД. А. Гуров возглавил вначале его, затем перешел в МГБ по той же специализации. Потом А. Гуров стал депутатом Государственной думы, Ю. Щекочихин также в последнее время был депутатом, но летом 2003 года скоропостижно скончался. Новые бандиты – братва С конца 80-х годов российская организованная преступность обогатилась еще одним типом профессионального преступника – бандитами. Правда, себя они любили называть братвой. Молодежь 80-х годов, воспитанная на американских боевиках, скопировала незамысловатые сюжеты кинофильмов в свою бандитскую жизнь. Особенно большое влияние на «молодые умы» оказал фильм Фрэнсиса Копполы «Крестный отец». Многие будущие авторитеты и лидеры группировок признавались, что засматривались фильмом и строили свои группировки по образу и подобию американо-сицилийской мафии. Естественно, бандитизм был известен и до этого, однако только с широким и повсеместным распространением рэкета (организованного и систематического вымогательства) эта «профессия» стала по-настоящему прибыльной и, в общем-то, не особенно хлопотной. Следует отметить, что в уголовном мире в прошлом с бандитами считались меньше, так как они занимались, по меркам криминального мира, грубой работой. Кроме того, бандитов часто убивали, и сами они часто шли на преступления, а затем – в тюрьму. Но их ряды пополнялись так же быстро, как и редели. По некоторым данным, именно воры в законе ввели понятие «отморозок» – для обозначения новых бандитов и их бессмысленных убийств. Но в изменившихся условиях криминального мира ворам в законе старой закалки стали соответствовать авторитеты в новой бандитской среде. По сути, авторитеты – наиболее влиятельные и удачливые члены бандитских группировок, которые смогли организовать вокруг себя соратников – быков. Некоторые авторитеты признавали приоритет воров в законе, но большинство не признавали, считая себя независимыми. За короткое время бандиты образовали свой социальный слой в криминальном сообществе. У них была яркая и недолгая профессиональная жизнь и наиболее распространенный итог – смерть под пулями конкурентов. А кому посчастливилось выжить, а их было мало, становились «новыми русскими» бизнесменами. Вместе с тем правоохранительные органы придумали ряд других терминов, которыми называли людей, относящихся к организованной преступности. Это прежде всего ОПГ – организованные преступные группировки, или преступные сообщества, структуры и бригады. В свою очередь, представители криминальных сообществ в обиходной речи чаще всего любили называть друг друга братвой. В мае 1987 года Политбюро ЦК КПСС и Советское правительство подготавливают Закон «О кооперации», разрешающий частнопредпринимательскую деятельность. В Москве, как грибы, стали появляться первые кооперативные точки – платные туалеты, шашлычные, небольшие кафе, ресторанчики. Самым известным был первый кооперативный ресторан Федорова, что находился на Кропоткинской улице. Появились первые кооперативные ларьки и кое-где небольшие магазинчики. Вернее, это были не магазинчики, а отделы в государственных магазинах, где торговали кооперативными и иностранными товарами, в основном китайского производства. Появились первые кооператоры и бизнесмены с немалыми деньгами. Возникли первые видеосалоны. Шквал видеофильмов западного производства обрушился на москвичей. В основном это были фильмы о карате с бесконечными драками, бандитско-гангстерского толка об американском рэкете. Не случайно знаменитый фильм Ф. Копполы «Крестный отец» стал наглядным пособием и учебником рэкетирской профессии для многих. Кроме того, как признавались многие авторитеты, они из этого фильма взяли много уроков по криминальной психологии при решении «нестандартных ситуаций», по руководству ОПГ и взаимоотношениям с коллегами и врагами. В 1988 году на экраны выходит один из первых отечественных фильмов, посвященных рэкетирам, – фильм Юрия Кары «Воры в законе». Правда, действие фильма основано на событиях доперестроечного времени, и основными потерпевшими в фильме выступают тогдашние представители теневой экономики. Но методы выколачивания денег успешно перенеслись в конец 80-х годов. Сцена пытки утюгом, показанная в этом фильме, явилась первым наглядным пособием для начинающих рэкетиров и устрашающим орудием для кооператоров. Первые преступные группировки и бригады затем активно занялись рэкетом новоявленных кооператоров. Именно с этого момента и можно вести отсчет образования в нашей стране первых группировок и бригад. Структура группировок ОПГ может состоять из одной или нескольких бригад. Обычно условное наименование связано с количеством людей. До 25–30 – это бригада, а свыше – структура. Руководство ОПГ осуществляет лидер или группа лидеров (до 3 человек). Возглавляет ОПГ лидер – обычно это авторитет, редко может быть вор в законе. Лидеры занимаются только организационной или координирующей деятельностью и никогда на конкретные преступления не ходят. Лидер – человек, который обладает сильным и властным характером и имеет хорошие связи в органах власти, в системе правоохранительных органов, бизнесе и, бесспорно, в криминальном мире. Заместители лидера (другие авторитеты – партнеры) специализируются по направлениям, например: смотрящие за рэкетом, контрразведка, внутренняя безопасность и кадры, ответственные за стрелки с другими ОПГ и силовые акции. Советники лидеров ОПГ отвечали за экономическое и банковское направления, был ответственный за общак. Второй уровень в ОПГ – это бригадиры, ответственные за небольшие мобильные группы по 5—10 человек. Они так же, как и лидеры, занимаются организационной работой, чаще всего они сами участвуют в стрелках и ходят вместе со своей бригадой на конкретное преступление. Боевики, быки (солдаты) – основная масса ОПГ, предназначенная для силовых акций. Специальное отдельное подразделение ОПГ – это оруженосцы, взрывники, киллеры, правда, в последнее время лидеры предпочитают в качестве киллеров вызывать специально подобранных людей из других городов и областей. Такая практика, с их слов, оправданна – меньше возможности засветиться и соответственно легче запутать следы преступления. Помимо киллеров на штатной должности в ОПГ может быть чистильщик. Это киллер-ликвидатор для своих провинившихся боевиков. Практикуются такие акции в отношении предателей, бригадиров-заговорщиков, боевиков-наркоманов и в случаях «сокращения штатов». Отдельные лица, стоящие вне ОПГ, но близко с ними сотрудничающие, – это бухгалтеры, администраторы, советники и телохранители лидера. Кроме этого, для большинства ОПГ характерны следующие общие черты: иерархия и строгая дисциплина, закрытость членства, основанная на землячестве (город, район), автономность подразделений и секретность, широкое использование насилия и угроз в работе. Из кого группировка формируется? По-разному. В большинстве своем сегодня она группируется из бывших спортсменов, иногда группировку составляет уличная шпана. Часто в группировку входят и бывшие уголовники, которые имели в основном небольшие сроки – за кражу, мошенничество, угоны машин. В новую волну группировок входят бывшие и действующие работники правоохранительных органов (дело 2003 года милиционеров-оборотней), различных спецслужб, военнослужащие. Очень серьезное влияние в последнее время оказывали группировки, в которые входили бывшие афганцы. Но в столице они стояли обособленно и активно в криминальной жизни не участвовали, за исключением разборок между собой при дележе прибыли от полученных льгот на импорт спиртного и сигарет. Опыт моей работы с ними как адвоката говорит о том, что братва не любит, когда их называют бандитами. Напротив, часто они при встречах говорят: – Мы не бандиты. – А кто же вы? – удивленно спрашиваю я их. – Мы – структура. В конце концов, мафия. Но – никогда не бандиты. Хотя, как я уже говорил выше, своих конкурентов или врагов они называют совершенно определенно бандитами. Как же они себя называют? В основном группировки называются по наименованию района, города, откуда происходят их лидеры или откуда набирается их основной костяк. Очень редко, за исключением отдельных случаев, группировки носят имя своего лидера. Из досье Люберецкая группировка получила широкую известность в Москве еще в середине 80-х годов. В то время официально организованной преступности еще не было, но любера не преподносили себя в качестве представителей молодежной группировки. У них был свой имидж – все они были коротко постриженные, мускулистые парни, в ботинках, камуфляжной форме. Многие носили клетчатые брюки. И в качестве знака отличия любера носили обычный значок речфлота. Несколько раз в неделю любера совершали вояжи в столицу, целыми днями шляясь по улицам, они искали драк с панками. Одним словом, любера взяли на себя своего рода борьбу за чистоту советского общества и называли себя системой. Но в начале 90-х годов люберецкая бригада оставила свои идеологические амбиции и перешла в разряд обычных организованных преступных группировок. Главное направление их деятельности – контроль проституции, нелегальные игры и незаконный оборот валюты. К 91-му году группировка насчитывала около трехсот человек и разделилась примерно на 20 бригад. Но самое интересное, что несколько десятков бывших молодых офицеров стали их лидерами и организаторами. В криминальной Москве ходили слухи, что люберецкая группировка в начале 90-х годов принимала самое активное участие в войне с «черными» по вытеснению кавказских бандитов из столицы. Тесные контакты с люберецкими поддерживали и погибший позже авторитет Амиран Квантришвили, а также Федя Ишин (кличка Федя Бешеный). Первые наезды на кооператоров со стороны бандитов были довольно спонтанными и порой приводили к конфликтам между обеими сторонами. Кое-кто из кооператоров пытался сопротивляться, отказываясь платить дань рэкетирам, поэтому главными орудиями последних в то время были раскаленный утюг и другие пыточные инструменты. Тема «наезда рэкетиров» на кооператоров стала модной и популярной для многих газет и журналов. Но на самом деле пресса сама раскручивала новый имидж жестокого рэкетира с включенным утюгом или паяльником. Что характерно, именно журналисты ввели тогда иностранный термин «рэкетир» взамен отечественного «вымогатель». Кооператор был сильно запуган. В результате, по официальной статистике, в 1988 году в СССР было выявлено 600 случаев рэкета, однако в милицию поступило только 139 заявлений от кооператоров. Рижский рынок – родина рэкета Пожалуй, самым знаменитым символом московских кооператоров в середине восьмидесятых годов был Рижский рынок, расположенный в середине проспекта Мира, возле метро «Рижская». Рижская площадь всегда была самой тихой и безлюдной площадью в Москве. Рижский рынок был открыт по настоянию тогдашнего руководства Моссовета. Он был задуман как островок цивилизованной кооперации. В один из дней тут появились небольшие деревянные палатки. Рижская площадь забурлила. Обычно рынок работал по субботам и воскресеньям, и станция метро, в будние дни пустующая, в выходные еле справлялась с нагрузкой. Для многих поездка на Рижский рынок была не просто поездкой за покупками. Люди ехали туда поглазеть на экзотический уголок советской кооперации. Чего только не было на лотках Рижского рынка! Карта-схема Москвы с крупнейшими магазинами, экзотические наклейки с обозначениями разных известных и неизвестных фирм, часть из которых пришивалась, а часть приклеивалась горячим утюгом на ткань; первые самодельные джинсы-варенки и многое другое. Рижский рынок по выходным напоминал огромный вокзал. Туда приезжали люди со всей Москвы: одни для того, чтобы что-то купить, другие – просто поглазеть на диковинку. Рижский рынок можно по праву считать родиной рэкета. Сюда стали приезжать бригады рэкетиров из разных районов города. Здесь начинались их первые криминальные тусовки и появилось новое, ранее неизвестное слово «стрелка», означающее встречу коллег по рэкетирскому ремеслу. Именно на Рижском рынке проходили знакомства первых рэкетирских бригад и группировок, а их лидеры стали приобретать и отстаивать статус авторитетов. В правоохранительных органах К осени 1988 года в правоохранительной системе произошли крупные кадровые перестановки. Новым председателем КГБ СССР вместо В. Чебрикова стал Владимир Крючков. Министром МВД поставили Вадима Бакатина – бывшего первого секретаря Кемеровского обкома партии. И хотя новый министр был по профессии строитель, он решил начать с реорганизации МВД. Первым шагом нового министра было рассекречивание и опубликование уголовной статистики. Впервые население узнало правду о преступности. Для многих граждан открытие уголовной статистики стало шоком. В Московском регионе в тот период жили и активно выделялись 25 воров в законе, которых условно можно было разделить на две группы: «славяне», к ним относились Аксен, Захар, Цируль, Пынька, Хобот, Шишкан, Слива, Роспись, Колючий, Муха, и «пиковые», кавказцы – Хусейн Слепой, Дато Ташкентский, Султан, Джамал, Руслан, Вахо Сухумский, Шакро-старший и Шакро-молодой. Первые стрелки Стрелка (стрела) – в те годы термин в криминальном мире, обозначающий встречу представителей бригад и ОПГ для обсуждения различных спорных вопросов. В основном разговоры были мирные: привет, ребята, – привет, братва; а вы откуда? А мы оттуда. Кого знаете? А мы того-то, а мы этого. Вот и весь разговор. Заканчивалось все это похлопыванием друг друга по плечу – ладно, мол, ребята, обознались, виноваты, кто знал! Тогда никто не стрелял, понимая, что на всех кооператоров хватит. Так постепенно росли связи и знакомства группировки. Так первые московские группировки, точнее, пока еще бригады, приобретали названия. Из кого состояли бригады В большинстве случаев рэкетом занимались либо бывшие спортсмены, либо фарцовщики и картежники, иногда встречались бывшие афганцы. Но профессиональных уголовников, которые отматывали свои сроки по лагерям, еще не было. Тогда криминальный мир, живущий по воровским понятиям, брезгливо относился к новой профессии вымогателя-грабителя, «синие» считали, что быки-вымогатели значительно ниже их по масти. «Синие» даже стали звать новых бандитов «отморозками», «беспредельщиками», «махновцами» и более нейтральным термином – «спортсменами». Последние, в свою очередь не признающие воровские понятия и не желающие отчислять деньги в воровские общаки, также не жаловали «синих». До их конфликтов было еще далеко, но противоречия между ними нарастали. Первые группировки стремительно и активно захватывали географические и экономические просторы столицы. На стрелках между ними они закреплялись – так создавалась криминальная карта Москвы. Уже были постепенно поделены улицы, проспекты и районы города. Тогда у братвы был главный принцип – принцип первой ночи, то есть кто первый пришел или наехал, тот становился хозяином положения. Братва любила в то время говорить: коммерсантов на всех хватит. Или: чужого нам не надо, но свое не отдадим. Но, тем не менее, возникали первые спорные ситуации. Чаще всего при дележе коммерсантов, торгующих на Рижском рынке. Бывали, например, такие случаи, когда один коммерсант принимал в качестве крыши одну группировку, а его партнер по бизнесу «обслуживался» другой группировкой. И если между ними возникал коммерческий спор, то решался он с помощью их крыш. Криминальная хроника Но не всегда стрелки между бригадами были мирными. КРИМИНАЛЬНАЯ ХРОНИКА 1988 года показывает, что между многими ОПГ уже тогда начинались конфликты и войны. Так, 22 января 1988 года именно долгопрудненцы столкнулись в первой громкой вооруженной разборке с люберецкими на Большой Академической улице в Москве. Поводом к этому конфликту послужил дележ тогдашнего «хлебного» места столицы – Рижского рынка. И хотя смертельного исхода с обеих сторон удалось избежать, однако резонанс в обществе это столкновение вызвало большой. Против участников разборки были возбуждены уголовные дела, и они были осуждены пусть на минимальные, но тюремные сроки. После случившегося лидеры группировок сделали соответствующие выводы и летом того же года заключили в «Дагомысе» на воровской сходке полюбовное соглашение. «Дагомыс», сходка московской братвы В лучшем курортном черноморском отеле «Дагомыс» состоялась встреча московской братвы по поводу прекращения войны между люберецкими и долгопрудненскими группировками – московские территории были поделены по-честному. Вторым вопросом на сходке был вопрос о чеченцах – точнее, о вытеснении их из столицы. Первоначально с чеченцами хотели договориться, мирно разделив места влияния, но чеченцы отказались, заявив, что лучше заберут себе весь город, нежели будут «тусоваться» в каких-то районах. Такой разлад был причиной первой войны. Первые бандитские войны Возникновение бандитских войн может быть вызвано множеством причин, но условно их можно объединить в три категории: из-за раздела сфер влияния, национального фактора и в результате конфликта молодого поколения со старшими коллегами. Основными причинами первых столкновений между преступными группировками в Москве были разногласия из-за дележа территории. Эти столкновения были локальными и не привели к широкомасштабным боевым действиям. Однако уже через несколько месяцев в Москве стала складываться ситуация, когда на первое место в споре за лидерство стал выходить национальный вопрос. Первой бандитской войной можно назвать войну «славянских» группировок с чеченцами. К этому времени чеченская группировка уверенно стояла на ногах как в финансовом, так и в боевом отношении. В ее составе насчитывалось три мощных объединения, именуемых по местам дислокации. Центральная контролировала центр Москвы и другие территории и была головной. Южнопортовая группировка держала автомобильный бизнес (магазин в Южном порту), а останкинская – стоянки транзитных фургонов, следующих по маршруту Москва – Грозный. На стоянках «работали» спекулянты, которые договаривались с водителями о перевозке мебельных гарнитуров, автозапчастей, фруктов и т. д. непременно крупными партиями. Этими спекулянтами и руководили чеченцы, базировавшиеся в гостиницах «Байкал» и «Останкинская». Однако в этот период чеченцы стали заниматься более выгодным бизнесом – вымогательством, беря под свой контроль банки и гостиницы, рестораны и коммерческие структуры. Это вызывало бурную реакцию со стороны «славянской» братвы. Криминальная хроника Первые сражения датированы августом 1988 года, когда люберецкие попытались отобрать у чеченцев ресторан «Узбекистан». Однако последние его все-таки отстояли. Затем в декабре того же года чеченцы совершили налет на членов бауманской группировки в ресторане «Лабиринт» на Калининском проспекте и ранили нескольких человек. Бауманцы в ответ, как и полагается поступать в таких случаях, обратились за помощью к третейским судьям – ворам в законе. Те пообещали помочь. Однако сущность чеченской группировки в том и состоит, что подчиняется она только собственным старейшинам и никакое вмешательство извне не может повлиять на ее действия. Поэтому, после того как попытки воров в законе урезонить чеченцев не возымели должного действия, война возобновилась. Криминальный расклад В той войне успех сопутствовал чеченцам, так как столичная милиция ослабила «славян» целым рядом серьезных ударов: были разгромлены кунцевская группировка, бауманская, так называемая Мазутка, которая имела большой вес в криминальном мире. Во главе ее стоял авторитет Петрик. Постепенно вновь укрепляет свои позиции чеченская группировка. К тому времени из зоны вернулись чеченские авторитеты Атлангериев и Нухаев. С их возвращением чеченцы получили второе дыхание и снова активизировали свои действия против «славян». Ослабла люберецкая группировка в связи с арестом и осуждением своего лидера С. Аксенова (Аксен). Кроме долгопрудненской, люберецкой и чеченской группировок, заметное место в столице в 1988 году занимали еще несколько команд: солнцевская, бауманская, подольская, раменская, азербайджанская и ингушская. За некоторыми из них стояли влиятельные воры в законе и авторитеты, но были среди них и такие, которые создавались без их опеки. Особое место в криминальной столице занимала орехово-борисовская (ореховская) группировка. Основу многочисленных самостоятельных ореховских бригад составляли молодые люди в возрасте 18–25 лет, которые проживали в районе Шипиловской улицы. Таких бригад на юге Москвы было много, и они вели между собой войну за территории. Одним из первых лидеров ореховских был 33-летний Сергей Тимофеев (Сильвестр), сумевший объединить под своим началом наперсточников, автомобильных и квартирных воров, а также своих друзей-спортсменов. Позже, когда авторитет Сильвестра в Москве достиг наивысшей точки, объединившиеся ореховские бойцы предпочитали называть себя уже сильвестровскими. Своего же лидера ореховские предпочитали называть Иваныч. Криминальная хроника 4 июля 1988 года в 11.20 утра у магазина «Белград», что на Домодедовской улице, произошла драка. Представители ореховской группировки, контролировавшие это место, жестоко избили азербайджанцев, попытавшихся развернуть у магазина игру в три наперстка. После этого в Орехово съехались более сотни азербайджанцев, которые устроили настоящую охоту за ореховскими. Правда, найти их так и не смогли, но панику в городе создали серьезную. В результате этот инцидент разбирался на совещании в ГУВД 29 июля и был признан беспрецедентным. Из досье Азербайджанская команда во главе с бандитом Фантомасом заявила о себе раньше описанных событий: еще с середины 80-х годов она контролировала московских спекулянтов импортными товарами, Центральный, Ленинградский и Черемушкинский рынки, часть магазинов «Березка» и пункт обмена валюты у Курского вокзала. Команда Фантомаса насчитывала 150 человек (ударное звено). Для мелкой работы нанимали узбеков. Базы – рестораны «Узбекистан» и «Арагви». В середине 1991 года люди Фантомаса влились в чеченскую команду. В драке участвовало 20 человек. А. Новрузов получил черепно-мозговую травму, Ш. Гусейнов заработал сотрясение мозга. Органами милиции было задержано 12 человек. После столь негостеприимного обхождения азербайджанцы воспылали естественной жаждой мести москвичам. В 20.20 вечера 150 кавказцев на автомобилях и такси прибыли на Домодедовскую, надеясь разыскать обидчиков. Одного из них, как им показалось, они обнаружили в проезжавших мимо «Жигулях». Началась погоня. Перепуганный незнакомец свернул во двор 143-го отделения милиции, надеясь там найти спасение. Но разъяренная толпа уже не контролировала свои действия. Въехав следом за ним, кавказцы попытались нагнать незнакомца, но тот перелез через каменное ограждение и скрылся. Тогда всю свою злость кавказцы выместили на его «Жигулях», которые в течение нескольких минут были превращены в консервную банку. На выскочивших на улицу милиционеров никто внимания не обращал. Только когда прибыло дополнительное подкрепление, кавказцев удалось утихомирить. 24 человека из них были задержаны. 6 июля многие столичные газеты поместили обширные статьи об этом инциденте. 29 июля на подведении итогов работы ГУВД за первое полугодие этому инциденту было уделено значительное место. Там же говорилось и об инциденте, произошедшем через несколько дней после драки у «Белграда». Теперь сферы влияния делили чеченцы и боевики из Подмосковья. Камнем преткновения между ними стал Южный порт, контроль над которым пытались монополизировать чеченцы. Правда, в отличие от белградской бойни возле «Узбекистана» схватки не произошло, хотя все было к этому готово. Боевики имели и цепи, и ножи, и заостренные прутья арматуры, и обрезы с пистолетами. Но предупрежденная заранее милиция сумела предотвратить сражение. Правда, ненадолго. 15 августа у автомагазина на Шарикоподшипниковской вспыхнул новый конфликт «славян» и чеченцев, теперь уже со стрельбой. Таким образом долгопрудненцы и любера внедряли в жизнь дагомысские договоренности. Между тем этот конфликт не привел к возникновению широкомасштабной войны по причине того, что азербайджанцы никогда не ставили перед собой цель завоевать всю столицу. В отличие от них чеченцы оказались более воинственными, и поэтому их конфликт со «славянскими» группировками в конце концов привел к долготлеющей войне. В этот период наблюдается быстрый рост количества боевиков во многих криминальных бригадах. Причины, почему молодежь стремилась в криминальный мир, были самые разнообразные. Некоторые вступали в ОПГ даже из любопытства. Год 1989-й Новый министр МВД В. Бакатин 2 января 1989 года срочно вызвал из отпуска главного специалиста по организованной преступности, научного сотрудника ВНИИ МВД А. Гурова и предложил занять новую должность начальника 6-го Главного управления по борьбе с организованной преступностью. Под началом А. Гурова 52 сотрудника, которые должны вести работу в новой спецслужбе. Между тем в стране складывалась парадоксальная ситуация – количество преступлений, совершаемых ОПГ, росло, увеличивалось число организованных преступных группировок, а в судах проходили единицы уголовных дел, квалифицированных по статье 77 Уголовного кодекса («Бандитизм»). Милиция объясняла это тем, что работники судов, подвергаясь давлению со стороны бандитов, сознательно разбивали дела на эпизоды, подлежащие другим статьям УК. Прокурорские и судейские работники же справедливо утверждают, что деятельность группировок в последнее время настолько разнообразна, что квалифицировать ее только по статье 77 довольно трудно. За весь 1989 год по статье «Бандитизм» было возбуждено всего лишь 6 уголовных дел! Первые соглашения с кооператорами «Крышевание», или патронирование, коммерсантов стало очень выгодным делом. Коммерсанты тоже были вынуждены принять новые правила игры, ведь государство, выпустив Закон «О кооперации» и введя частнопредпринимательскую деятельность, не предусмотрело защитные механизмы для бизнесменов. Предприниматель не рассчитывал на помощь со стороны милиции. Плата за крыши тогда составляла 20–30 процентов от прибыли, но были известны случаи и до 50 процентов! Вторым неурегулированным вопросом было решение коммерческих споров. Арбитраж в отношении кооператоров практически не работал. Да и выигрыш дела не решал проблему – надо было еще получить долг или неустойку. Эту нишу активно заняли группировки, взяв на себя функции арбитража и выбивания денег. Так стали возникать новые формы взаимоотношений братвы и коммерсантов – так называемые криминальные крыши. Первоначально такое предложение о «взаимовыгодном» сотрудничестве делалось со стороны братвы. Одним словом, государство само открыло пустые ниши, которые быстро заполнили криминальные структуры. Теперь, по понятиям криминального мира, вовсе не обязательно иметь правильно подписанные договора или нотариально заверенные расписки – достаточно так называемых сейфовых документов только с подписями двух сторон. А дальше крепкие ребята приводят должнику веские доводы, с которыми последний должен считаться, да еще при этом накладывают на него свои штрафные санкции, которые в дальнейшим получили название «поставить на счетчик». Вскоре сами кооператоры решили, что выгоднее самому искать себе надежную и «авторитетную» крышу, чтобы все было сделано в вежливой и спокойной форме. Коммерсанты сами начинают понимать, что без поддержки криминальных крыш им не обойтись. Так, автору приходилось беседовать со многими коммерсантами по поводу добровольного сотрудничества с криминалом. Вот один типичный ответ с аргументированным обоснованием: «Я коммерсант от бога. Я умею зарабатывать деньги и их крутить – получать большие прибыли. Но я совершенно не умею заниматься безопасностью и, откровенно говоря, желания ею заниматься у меня нет. Пусть другие рискуют за этим занятием, а я им буду платить». Кроме того, кооператоры предпочитали сами добровольно обращаться к неформальным структурам за помощью по вышибанию долгов. Но сами криминальные структуры вскоре сообразили, что и на этой проблеме можно успешно заработать вдвойне. Взяв при этом с должника плату за штрафные санкции – так называемую оплату по счетчику. Отсюда появилось новое криминальное словечко – «поставить на счетчик» или «включить счетчик». Кооператоры стали исправно платить деньги за то, чтобы бандиты оберегали их от наездов других бригад или заезжих «гастролеров». Так возникли первые крыши. Размер оплаты за услуги крыш колебался от 20 % и выше. Но расходы со стороны кооператоров возрастали в случае войны бригад или похорон бойцов. Однако затем ситуация стала благополучно разрешаться в пользу того, чтобы улаживать все возникающие проблемы полюбовным соглашением, и конфликт между большинством кооператоров и рэкетирами практически сошел на нет. Этнические группировки Заметное место в криминальном раскладе в столице занимали этнические группировки. Азербайджанское криминальное сообщество – одно из старейших в Москве – было образовано, по некоторым данным, в 1970-х годах. С начала 1980-х годов сообщество получило известность и авторитет среди столичного криминала. С середины 1980-х азербайджанцы специализировались на торговле фруктами и цветами – через кооператив «Наш сад». В 1990-х азербайджанское сообщество также занималось наркобизнесом, держало часть рыночной торговли. В этот период стала известной преступная группа Фантомаса, непосредственно контролировавшая Центральный, Ленинградский и Черемушкинский рынки. Группа насчитывала 150 человек и базировалась в ресторанах «Арагви» и «Узбекистан». Армянское криминальное сообщество тоже было образовано в 1970-х годах. Традиционные криминальные занятия – наркоторговля, грабежи, мошенничество и др. В Москве проживает около 10 армянских воров в законе. В 1992 году группировка насчитывала 150 боевиков, 17 бригад и была достаточно влиятельна, однако внутри нее произошел конфликт, в результате которого были убиты 5 авторитетов. Большая часть бригад позже была ослаблена междоусобицами, так что в 1995–1997 годах армянская криминальная община переживала свои не лучшие времена. В то время армянское сообщество подразделяется на 6 устойчивых ПГ: ленинаканскую, ореховскую, черкизовскую и др. Численность боевиков насчитывает около 500 человек. Грузинское сообщество в российской столице, по некоторым данным, контролируют около 60 воров в законе (до 1998 года – 50). Среди них наиболее авторитетные: Ониани, Хачидзе, Шакро-молодой, Робинзон, Муха, Хасан, Боря Сухумский. Всего оперативники насчитывают около 200 активных членов сообщества. Грузинское сообщество в Москве делится на землячества – кутаисское (его возглавляет Тариэл Ониани), тбилисское (Паата Большой), мингрельское (Кохия, Бумия, Кахачия) и сухумское (Халжарат, Боря Сухумский, Муха и Кима). Кроме этого, грузинские воры разделены на два направления – западников (более жестких в своих методах), в состав которых входят мингрелы, абхазцы, зугдидцы и др.; и традиционалистов, которых представляют в основном кутаисские воры в законе. Последние материально обеспечены значительно лучше первой группы, так как предпочитают полулегальный бизнес откровенно уголовным действиям. Западники объединяют радикально настроенных криминальных лидеров, не избегающих чисто криминальных методов. Единства в грузинском сообществе нет в основном на почве национальных конфликтов между Южной Осетией, Грузией и Абхазией. Чеченская община в Москве оформилась в 80-х годах. Первоначально чеченцы базировались в Тимирязевском, Дзержинском, Кировском и Бабушкинском районах. Но вскоре южнопортовая группировка усилила свое влияние на станции техобслуживания в Нагатине. Согласно некоторым данным, магазины «Березка» также контролировались чеченцами. Чеченские группировки с самого начала не признавали авторитет воров в законе. Интересной их особенностью является то, что они мгновенно разбиваются на несколько мелких структур, быстро исчезающих из поля зрения оперативников. Преступления выполняются «гастролерами», подчас даже не знающими русского языка. Выполнив задание, они исчезают в горных аулах, где найти их не представляется возможным. В составе чеченского криминального сообщества в Москве сформировались три крупные ОПГ: центральная группировка, которая контролировала центр Москвы и являлась головной; ее лидером был Лечи Исламов; южнопортовая группировка, которая контролировала автомобильный бизнес – магазин «Автомобили» в Южном порту; останкинская группировка, которая контролировала стоянки транзитных автофургонов (Москва – Грозный) и базировалась в гостиницах «Байкал» и «Останкинская». Ингушская группировка возникла в 90-х годах. Имеет свои интересы в районе Варшавки. Отличается сплоченностью и организованностью. В 2001 году в ее рядах было 400 человек. Казанское криминальное сообщество в Москве было сформировано в 80-х годах. Казанцы придерживаются «воровских традиций» и строго подчиняются авторитетам. Казанская община несла постоянные потери в ходе внутримосковских конфликтов. В октябре 1992 года был убит Леонид Дворников (Француз), казанский авторитет, группировка которого контролировала район Старого Арбата. В свое время именно он «привел» казанцев в Москву. Крупные аресты в 1989 году В 1989 году милиция совместно с КГБ провела несколько крупных арестов в солнцевском сообществе. Были арестованы и направлены в СИЗО Тимофеев (Сильвестр), С. Михайлов (Михась), В. Аверин (Авера), Е. Люстранов и др. Они подозревались в вымогательстве денег у полукриминального коммерсанта Вадима Розенбаума. Из досье Вадим Розенбаум (Пузо) занялся бизнесом в 1986 году. Возглавил крупнейший кооператив «Фонд» (при Фонде культуры). Крышей «Фонда» была солнцевская группировка. С ними в 1989 году Розенбаум проходил по делу о вымогательстве. 29 июля 1997 года труп Розенбаума обнаружили в его доме в Ойсхорте (Швейцария). Однако все (за исключением Сильвестра) вскоре были выпущены на свободу в связи с недоказанностью вины. Впоследствии С. Михайлов не раз задерживался по различным уголовным делам, но доказать его причастность к преступному сообществу не смог даже Женевский суд (см. далее). Войны с чеченцами Тогда к празднику православной Пасхи была приурочена вторая бандитская война против чеченцев. Руководил ею из Бутырки Сильвестр. План его был похож на гитлеровский «блицкриг» – по его замыслу, ореховские в один день должны были ликвидировать всех лидеров чеченцев, но план провалился из-за утечки информации. За 1989 год в столице произошло 15 вооруженных столкновений. Чеченцы применили новую тактику – они пригласили к сотрудничеству бывших боевиков-славян, которые по разным причинам были изгнаны из своих группировок. Теперь бывшие боевики отслеживали своих бывших лидеров в ресторанах и сообщали о них чеченцам. Последние быстро направляли туда свои мобильные бригады. В один из летних дней славянские бандиты решили нанести мощный удар по чеченцам. В ресторан «Узбекистан» ворвались 50 боевиков люберецкой группировки, и через несколько минут они начали поголовно избивать всех посетителей-кавказцев. Вызванная милиция молча наблюдала за происходящим. И в то же время милиция нанесла мощный удар по группировке «Мазутка». Задержаны и занесены в картотеку МУРа 200 боевиков «Мазутки», 70 из них арестованы. Арестовав за вымогательство знаменитого авторитета Петрика, органы не сумели его посадить на долгий срок по причине несовершенства УК. И хотя позиции «Мазутки» после арестов значительно ослабли, эта группировка продолжала иметь доли с Рижского рынка, гостиницы «Космос» и др. В этом же году МУР нанес мощные удары по кунцевской группировке, бауманцам, красногвардейцам и люблинской группировке. Пристальное внимание на себе начала ощущать и чеченская община, но их лидеры предприняли новый тактический шаг. Они свою крупную общину раздробили на несколько мелких бригад. Поменяли место дислокации – отныне чеченцы стали собираться в кооперативном ресторане «Лазания», после этого в криминальном мире эта группировка стала называться лазанской. Аресты членов славянских группировок продолжались. Милиция стала при допросах применять к ним специфические средства воздействия. Для многих первые пытки стали серьезным испытанием. Год 1990-й Знаменитое 6-е Главное управление МВД по борьбе с оргпреступностью к 1990 году значительно расширило свои ряды, увеличив численность до 930 сотрудников, аналогичный отдел в МУРе дорос до 100 оперативников. Произошли изменения в криминальном мире. В годы застоя царил относительный порядок, основанный на строгом соблюдении воровских норм. Теперь положение резко изменилось. Старая воровская элита утрачивала свое влияние в криминальном мире. С появлением новых авторитетов резко обострились противоречия. Изменилась и сама криминальная идеология. Если раньше символом воровского романтизма были «малины» – «чердаки» (излюбленное место встреч старых воров в законе), то новые авторитеты предпочитали встречаться в престижных ресторанах. С конца 80-х и начала 90-х годов на Западе возникает новый термин – «русская мафия», как самая беспредельная и жестокая преступная группировка. Бандитская мода Многие наши мафиози стали копировать своих западных коллег, особенно показанных в видеофильмах. Лидеры наших ОПГ тоже стали носить пиджаки с темными рубашками и темными галстуками. Некоторое удивление вызвала в начале 90-х годов у наших сограждан любовь «новых русских» и криминальных авторитетов к малиновым пиджакам. Несмотря на то, что многие сегодняшние воры в законе и авторитеты свято чтут память о своих предшественниках, они прекрасно понимают, что прошлое безвозвратно ушло. Правило первых воров в законе – жить бессребреником – сегодня уже не в чести. Теперь все решают деньги. Потому и внешний облик нынешних авторитетов (так они теперь себя именуют) разительно отличается от того, что было раньше. Нынешние воры в законе, которые сумели перестроить свое криминальное мировоззрение, быстро разбогатели и теперь живут в роскошных особняках, одеваются у лучших модельеров и ездят на представительских «шестисотых» «Мерседесах» и дорогих джипах. Еще одна ступень в криминальной иерархии – бригадиры, которые являются связующим звеном между высшими и низшими членами группировки. Все они принадлежат к молодому поколению и по внешнему виду и поведению вполне подпадают под определение «новые русские». Они стали носить дорогие костюмы от Версаче, часы «Ролекс», модные шелковые сорочки, а на шее толстую золотую цепь. Тогда по количеству золота сведущие люди судили о степени влияния человека, о «крутизне» его группировки. Рядовые члены группировок, так называемые быки, тоже носят украшения в виде цепей, печаток и колец, однако они у них серебряные. Из верхней одежды они предпочитают удобные кожаные куртки или кашемировую парку, к которой обычно прилагается кепка из того же материала и с «ушами», из брюк предпочтение отдается не сковывающим движения «трубам» или слаксам. Последнее предпочтение объясняется производственной необходимостью: бык всегда должен быть готов к бою, а широкого покроя одежда в этом смысле самая удобная. Еще в середине 80-х годов небезызвестные любера сделали подобное открытие и, выезжая в Москву для коллективных драк, облачались в спортивные костюмы. Они же узаконили в этой среде и короткую стрижку, так как длинные волосы в драке, как известно, всегда на стороне противника. Криминальный расклад В Москве продолжали сохраняться устойчивые формирования, действовавшие в более или менее определенных районах Москвы, имевшие характерные для них сферы деятельности. Одни, к примеру, отдавали предпочтение торговле наркотиками, другие – игорному бизнесу, третьи – продаже краденых автомобилей. Хотя все, естественно, занимались рэкетом. Ближе всех к «идеалу спокойных» в те годы приближалась долгопрудненская группировка, которая уже в 1990 году стала работать в относительно спокойном режиме. Определенную часть вырученных средств от рэкета эта группировка стала вкладывать в легальный бизнес, в развитие негосударственного автосервиса или строительство дач. Однако, прежде чем прийти к этому, группировке пришлось изрядно потрудиться. 2 октября 1990 года Совет Министров РСФСР принял постановление о реорганизации аппарата МВД России. Теперь вместо малых подразделений на местах начали создаваться специальные оперативные службы, которые должны были выполнять три основные задачи: защита личности, борьба с экономическими нарушениями закона, пресечение организованной преступности. Произошли изменения и в кадровой политике. В частности, была упразднена система политорганов. Бауманская братва оформилась к 1988 году. Их группировку в конце 80-х курировали воры в законе, тогда это считалось очень мощным прикрытием. Однако это не помогло, и в 1988 году бауманских разгромили чеченцы (стычка в ресторане «Лабиринт» – на базе бауманских, в результате которой были «порезаны» лидеры ОПГ Севастьянов, Базлов, Бабаев и Добриков). Череда неудач бауманских на этом не кончилась, и в 1989 году они подверглись частичному разгрому со стороны МУРа. Так что к началу 90-х годов бауманские подошли с ослабленными позициями. Авторитетом бауманской группировки был Владислав Ваннер (Бобон), убитый 17 января 1994 года. Владислав Выгорбин (по другим сведениям – Вячеслав Винтер или Ваннер) официально работал консультантом фирмы «Тремо», был соучредителем-совладельцем ресторана «Фидан». В совершенстве знал английский язык, имел три судимости, во время одной из которых лечился в психиатрической лечебнице. Ваннер располагал сильными связями в воровском мире через своего соратника – вора в законе Валерия Длугача (Глобус), убитого в апреле 1993 года. Ваннер был убит, как и Длугач, известным курганским киллером Александром Солоником. После убийства практически всех авторитетов деятельность ОПГ пришла в упадок, хотя бауманские продолжали свое существование. Люберецкая братва. Она была создана на базе молодежных неформальных группировок, члены которых в знак отличия носили брюки в клетку, позднее – просто спортивный костюм. Это была своеобразная униформа, которую позднее переняли многие рядовые члены других группировок. «Крестным отцом» люберецких стал вор в законе Равиль Мухаметшин (Муха), известный также в Жуковском, Коломне, Воскресенске. В 1988 году люберецкие базировались в кафе «Атриум» (Ленинский проспект), затем в казино «Виктор». В 1988 году люберецкие понесли ряд поражений от чеченцев в Южном порту и других районах, однако это им только помогло сплотиться. К 90-му они сформировались как люберецкое криминальное сообщество. В 1993 году сообщество насчитывало в общем 350 членов и состояло из 24 групп, в которых было 112 особенно активных членов и 31 авторитет. В 1994 году, по некоторым данным, в сообществе было около 400 членов, разделенных уже на 20 бригад. Среди лидеров-старожилов выделялись: Вадим Ворона, Лазарев, Зубр, Негодяй, Бобылев (Папа, Рауль). Люберецкие имели связи с вором в законе Вячеславом Иваньковым (Япончик), они также дружили с Отари Квантришвили, убитым в 1994 году. Кроме того, люберецкие сотрудничают с соседями: измайловской, балашихинской и таганской группировками. Люберецкую группировку не миновали бандитские войны. 24 марта 1994 года был тяжело ранен один из ее лидеров, Авилов (Авил), друживший с Султаном Даудовым, который был убит накануне – 21 марта. В сентябре 1996 года убит авторитет Владимир Еловский. В сентябре 1998 года в Малаховке был убит один из лидеров сообщества Дмитрий Полуэктов. До этого, в конце августа, был тяжело ранен авторитет Мартын, курирующий связи между люберецким и раменским сообществами. 1 сентября 1998 года был тяжело ранен лидер люберецких Владимир Кузин (Кузя), правой рукой которого был Полуэктов. Это было началом очередного витка бандитской войны в Подмосковье. В первой половине 90-х сообщество специализировалось на рэкете, контроле над азартными играми, валютчиками и сутенерами. Коптевская братва. В основном в состав ОПГ вошли судимые жители Лобни, Долгопрудного, Коптева, а также Красногорска и Архангельского. Коптевских курировал один из самых молодых воров в законе Григорий Серебряный, умерший в Бутырской тюрьме в 1997 году от передозировки наркотиков. Вообще коптевские находилась под контролем воров в законе Савоськи, Паши Цируля. Среди авторитетов группировки были Старшой, Куза (расстреляны в автомобиле на Коровинском шоссе) и Сергей Лазаренко (Лазарь). Последними лидерами группировки были братья Наумовы (также убитые в разные годы). Долгопрудненская братва. Долгопрудненские специализировались на рэкете и заказных убийствах. Эта группировка особенно преуспела в предоставлении предприятиям «крыши» с условием выплаты регулярной дани. Уже к 1990 году она работала в режиме ВОХРа, и ей даже удалось обложить данью одно совместное с иностранцами предприятие, что в то время было сделать практически невозможно. Сейчас долгопрудненские контролируют торговлю и рестораны в аэропортах Шереметьево-1 и 2, частный извоз, наркоторговлю, проституцию и спиртные напитки, а также художественные промыслы в Сергиевом Посаде. Группировка активно сотрудничает с ивантеевской и калининградской братвой. Домодедовская братва организовалась в конце 80-х годов и пережила типичную противоречивую историю. Ее лидерами были Сухотин и Борзов (умерли от передозировки наркотиков), Пелевин (погиб при неосторожном обращении с пистолетом). Группировка специализировалась на поставках в Москву партий героина из Афганистана и Таджикистана, а также контролировала ряд домодедовских коммерческих предприятий. Измайловская (измайловско-гольяновская) группировка считается старейшей и одной из самых влиятельных в Москве. Она возникла в середине 80-х годов под руководством Олега Иванова, переехавшего из Татарстана авторитета. В принципе эта организованная группировка делится на несколько отдельных: измайловскую, гольяновскую, малаховскую, перовскую и часть люберецких групп, из которых доминирующая роль принадлежит измайловской. В состав группировки в середине 90-х годов входило около 200–500 человек. К концу 1999 года численность группировки сократилась за счет «естественной» смертности (отстрела конкурентами) и перехода части авторитетов в легальный бизнес. Лидер Антон Малевский (Антон Измайловский) родился в 1967 году. В 1993 году против Малевского было возбуждено уголовное дело по факту незаконного хранения оружия, от следствия А. Малевский скрылся в Израиле, где до недавнего времени и проживал. В 1996 году дело было закрыто. Он успешно контролировал деятельность своей группировки в России. Увлекался экстремальными видами спорта, парашютом. А. Малевский погиб в результате несчастного случая в Кении в 2001 году. Крылатская братва была сформирована в 90-х годах в московском районе Крылатское. Лидером долгое время был вор в законе Олег Романов. Считают, что крылатская ОПГ является основным противником чеченцев в Москве. Кунцевская братва оформилась к 1988 году, но уже в 1989 году была разгромлена МУРом. Группировка контролировала Киевский вокзал, гостиницу «Славянская» (сейчас «Славянская-Рэдиссон») и Кунцевский автотехцентр, мотель «Можайский». До 1996 года их курировал Сергей Липчанский (Сибиряк), вор в законе, однако в 1996 году Липчанский исчез. Его место куратора занял Сергей Комаров (Комар), который начал выяснение обстоятельств исчезновения своего предшественника. В результате в ноябре 1998 года Комаров был убит. Лидером кунцевских считается также вор в законе Хейдар Есипов (Лексик). Получил известность авторитет группировки Борис Ястребцев (Боря Ястреб). Ленинская братва организовалась в начале 90-х годов из приезжих уроженцев Красноярска. Кроме красноярских бойцов, в состав ОПГ входили представители таганских, ореховских, люберецких, омских, кемеровских, самарских, тольяттинских и екатеринбургских бригад. Лидер группировки Борис Антонов (Боря-Антон, Циклоп) имел обширные связи в криминальном сообществе. В декабре 1995 года в результате спецрейда РУОПа группировка была разгромлена, Боря-Антон задержан, позднее его убили. Люблинская братва образована к 1988 году, уже в 1989 году люблинская братва подверглась частичному разгрому со стороны МУРа. Кроме того, люблинские имеют напряженные отношения с казанским криминальным сообществом. В 90-х группировка занималась похищениями людей. Медведковская братва вначале находилась под контролем ореховской группировки. В 2001 году стал известен лидер медведковской группировки А. Пылев, которого дважды задерживали в Испании по обвинению в «отмывании» средств и принадлежности к криминальному сообществу. В настоящее время многие члены ОПГ находятся в колониях. Мытищинская братва, как и многие другие, образовалась в конце 80-х годов. Один из ее лидеров – Григорьев – в 1998 году задержан ФСБ. Весьма ослаблена междоусобными распрями. Ореховская братва (первое время называлась орехово-борисовской) организовалась к 1988 году, ее основу составили молодые ребята 18–25 лет, проживавшие в районе Шипиловской улицы в Южном округе Москвы. Группы состояли в основном из спортсменов: боксеров, борцов, гандболистов. Одним из лидеров группировки с момента ее образования был бывший тракторист из Новгородской области Сергей Тимофеев (Сильвестр). После смерти Сильвестра (сентябрь 1994 года) у ореховских было много лидеров: Культик, Дракон, Двоечник, Витоха и др. До последнего времени правоохранительные органы считают, что Сергей Буторин (Ося) унаследовал финансовые связи Тимофеева. Кроме этого, бригада Буторина контролировала Митинский, Дорогомиловский рынки, несколько банков и частных охранных агентств. Позднее сам С. Буторин будет арестован в Испании в 2001 году, а после осужден на пожизненный срок. Перовская братва тесно сотрудничает с измайловской группировкой, а также с таганскими бригадами. Под руководством перовского авторитета Анатолия Роксмана (Толя Ждановский) находится около 100 человек. Перовцы имеют свои коммерческие структуры в Юго-Западном округе Москвы и в Южном порту. Первомайская братва обитает в одноименном районе Москвы. В 1997–1998 годах понесла значительные потери от других ОПГ. В частности, были убиты ее лидеры Упор, Хилар и др. В крупных делах группировка замечена не была. Сокольническая братва, по данным правоохранительных органов, сформировалась в 70-х годах под руководством одного из старейших воров в законе Александра Прокофьева (Морин) и вора в законе Савоськи. В свои лучшие времена численность группировки достигала 100 человек. Лидером сокольнических правоохранительные органы считают Андрея Тимохина (Тимоха). В 1998 году Тимоха был осужден за вымогательство на 10 лет. Сокольническая группировка была достаточно компактной – около 50 боевиков – и держала под контролем коммерческие предприятия в Сокольниках. Позже сокольнических курировал вор в законе Шуба. Солнцевская группировка – одна из самых знаменитых и известных. Как организованная преступная группировка она оформилась к концу 80-х годов. У истоков стояли бывшие официанты, которые строили свою бригаду по западным образцам. Одно время солнцевская группировка считалась самой мощной и самой удачливой, благодаря правильно поставленному имиджу. Сегодня солнцевские практически полностью легализовались и активно занимаются бизнесом внутри России и за ее пределами. Таганская братва сформировалась в конце 80-х, но окончательно оформилась в 1992 году. Таганская группировка – единственная из «славянских», территориально расположенная в центре Москвы. Первоначальный капитал группировки был сделан на угонах автомашин и торговле наркотиками. ОПГ насчитывает около 100 бойцов. Одним из создателей группировки был вор в законе Алексей Петров (Леня Петрик, Леня Хитрый). Курировал таганских вор в законе Андрей Исаев (Роспись), который принимал участие в создании группировки вместе с Захаром и Савоськой. Основные территории таганцев располагаются в пределах Садового кольца. Тушинская группировка контролирует рынок и коммерческие точки микрорайона Тушино. Группировка, по некоторым данным, не является активной и предпочитает решать конфликты мирным путем. В 1997 году был убит лидер тушинской братвы – Евгений Борисов (Женя Тушинский), занимавшийся греко-римской борьбой и живший «по понятиям». В Москву приехали несколько группировок из других городов, среди которых были новокузнецкие и курганские бригады. Один из аналитиков МВД писал по этому поводу: «Как видно из этой информации, Москва притягивает к себе бандформирования из других городов, которые довольно равнодушно относятся к более или менее устоявшимся отношениям крупных столичных группировок. И красноярская команда, очевидно, одна из первых ласточек, за которой в город полетят и другие. Таким образом, можно констатировать, что Москва перестала быть пирогом, поделенным только столичными, областными группировками». Многие группировки и бригады продолжали жить своей внутренней замкнутой жизнью, которая пестрела такими эпизодами, как стрелки, клубные тусовки, наезды и похороны, аресты своих коллег. Изменилась и идеология рэкета. Теперь многие группировки поняли: чем ближе к закону – тем безопаснее. Взамен откровенного вымогательства бригады стали усиленно навязывать услуги по охране. В некоторых кафе и ресторанах стали постоянно дежурить небольшие мобильные группы боевиков, готовые по приказу старших немедленно выехать в любую точку на защиту своих интересов. Каждая группировка предпочитала жить замкнутой, закрытой жизнью, по установленным внутренним законам и правилам. Новый министр МВД 1 декабря 1990 года вышел Указ президента о назначении на пост министра внутренних дел СССР 53-летнего Бориса Пуго. Его первым заместителем стал герой Афганистана 47-летний Борис Громов. Таким образом, М. Горбачев поставил на руководство МВД бывшего чекиста (Пуго с 1976 года служил в КГБ, в 1980–1984 годах возглавлял КГБ Латвии, затем стал первым секретарем ее компартии, с июля 1990 года – председателем Центральной Контрольной Комиссии КПСС) и военного генерала из высшего комсостава Министерства обороны. 4 декабря с комментариями в связи со сменой министра МВД выступила «Комсомольская правда». Она писала: «В воскресенье обнародовали новые указы президента. Видимо, после исчерпания других мер усиления борьбы с преступностью решено усилить руководство МВД. Вадим Бакатин освобожден в связи с переходом на другую работу. Завершилась вторая «перестройка» в истории советской милиции». Год 1991-й К началу года кривая преступности резко пошла вверх. Как грибы, стали расти бандитские группировки и бригады. Руководство МВД было обеспокоено массовым бандитизмом, а 6-е управление по борьбе с организованной преступностью явно не справлялось с ростом преступности. В феврале вышел Указ «О мерах по усилению борьбы с наиболее опасными преступлениями и их организованными формами». Но уже было поздно. 20 июня 1991 года в Москве состоялось расширенное заседание коллегии КГБ СССР с участием руководителей КГБ, УКГБ республик, краев и областей, на котором был рассмотрен вопрос о состоянии и мерах по усилению борьбы с организованной преступностью. С обширным докладом на этом совещании выступил начальник Управления КГБ СССР по борьбе с организованной преступностью Д. А. Лукин, который отметил, что деятельность преступных сообществ становится одним из серьезных факторов, создающих угрозу стабильности и безопасности нашего государства, затрудняющих проведение реформ в стране. Докладчик отметил, что силами КГБ только за 1-е полугодие 1991 года пресечена деятельность 65 преступных формирований, привлечено к уголовной ответственности 640 человек, изъято свыше 900 стволов оружия. Однако чуть ранее – 28 марта – третий (внеочередной) Съезд народных депутатов РСФСР приостановил действие указа президента СССР как нарушающего российский суверенитет, а решением Президиума ВС РСФСР непосредственное руководство ГУВД Мосгорисполкома было возложено на МВД РСФСР. 6 апреля председатель исполкома Моссовета Ю. Лужков и министр внутренних дел СССР Б. Пуго подписали соглашение о необходимости разграничения функций и сфер компетенции союзно-республиканских и городских (местных) органов внутренних дел в г. Москве по охране общественного порядка и борьбе с преступностью. В августе в столице была предпринята попытка путча. После провала путча тогдашний президент СССР М. Горбачев проводит новые кадровые назначения в силовом блоке страны. 29 августа 1991 года Верховный Совет СССР утвердил новые назначения – В. Бакатин стал председателем КГБ СССР, В. Баранников министром МВД СССР. Позже, в сентябре, Б. Ельцин назначил министром МВД РСФСР А. Дунаева, а новым начальником ГУВД Москвы стал 33-летний Аркадий Мурашов – выпускник МВТУ им. Баумана, ранее работавший научным работником в институте АН СССР. И начальником УКГБ по Москве и области стал также бывший научный работник Е. Савостьянов. Криминальная хроника В марте в парке Сокольники произошла крупная разборка, в которой участвовали 70 человек. В результате двое чеченцев были убиты. Но вскоре в другой разборке чеченцы выбили глаз авторитету Антону (Боря-Антон), близкому приятелю самого Сильвестра. 16 января в Мосгорсуде началось слушание дела по членам люберецкой группировки. К тому времени в результате действий милиции в 1989 и 1990 годах люберецкая группировка понесла ощутимые потери и практически насчитывала теперь в своих рядах лишь три небольшие группы. Но с арестом авторитета Сергея Лазарева по кличке Лазарь и его шестерых подручных ряды люберецких поредели еще на несколько человек. 4 ноября 1991 года прозвучало и первое предложение Б. Ельцина объединить МВД и КГБ в единую структуру. 14 ноября 1991 года на своем очередном заседании Госсовет утвердил новую структуру союзного МВД. По этой структуре были ликвидированы излишние аппаратные звенья, сокращена численность личного состава. Парадоксально, но в результате этой реорганизации из МВД уволили известного нам специалиста по борьбе с организованной преступностью Александра Гурова. Его 6-е управление по борьбе с оргпреступностью превратили в оперативно-розыскное бюро и слили с другими управлениями в криминальную службу милиции. Первый заместитель министра внутренних дел СССР Виктор Ерин объяснил это на страницах газеты «Щит и меч» следующим образом: «Претензии к руководителю 6-го главка у меня были серьезные. Приступив к новой работе, на которую я был переведен после известных августовских событий из МВД РСФСР с аналогичной должности (и, как сами понимаете, особого восторга новое назначение у меня не вызвало), я познакомился с рядом документов, в которых отражались итоги ранее проведенных служебных проверок работы Шестого главка. Они вызывали серьезную тревогу». Чеченцы Когда Руслан Хасбулатов стал председателем Верховного Совета РСФСР, в столицу резко усилился наплыв чеченцев. В Москве их стало гораздо больше – братва тогда говорила: «Плодились не по дням, а по часам…» Практически все они имели какие-то официальные ксивы, носили с собой оружие. Иногда милиция задерживала какого-нибудь дальнего родственника Хасбулатова, при котором непременно было оружие, но чуть позже по звонку из ближнего окружения Хасбулатова чеченца отпускали. Каким образом они получали такие документы и оружие – нетрудно было догадаться… Чеченцы вели себя очень агрессивно. Многие структуры и наиболее выгодных коммерсантов они постепенно стали прихватывать себе, отстраняя от них славянские группировки. Но против лидеров чеченского сообщества велась борьба. Вновь обезглавлена и чеченская группировка: были арестованы крупнейшие авторитеты Н. Сулейманов (Хоза), на 8 лет за вымогательство осуждены Х. Нухаев и М. Атлангериев. Одновременно в прессе выходят несколько статей с названием «Крестный отец» живет в Москве». Они раскрывали почти всю подноготную чеченской группировки и были обильно снабжены фотоматериалами. Первая статья вышла в свет 7 декабря, а 15 декабря Москва содрогнулась от новой кровавой разборки между «славянами» и чеченцами. На следующий день «Известия» поместили статью «В Москве опять стреляют». В ней писалось: «Автоматная очередь и пистолетные выстрелы прогремели в воскресенье, 15 декабря, в центре Москвы». Вторая бандитская война Тем временем, пока политики терзали столичную милицию, преступники не сидели сложа руки. В начале 91-го года в Москве продолжалась война «славянских» группировок с чеченцами. 4 января у гостиницы «Байкал» в результате серьезной разборки были ранены ножами несколько чеченцев. Сражение между неизвестными вспыхнуло во второй половине дня на Первой Брестской улице около кинотеатра. Как сообщили нам в ГУВД Москвы, сигнал о перестрелке поступил в дежурную часть в 17.27. Тотчас выехали наряды милиции и подразделение ОМОН. Но на поле боя они обнаружили лишь стреляные гильзы, патроны, боевую гранату и пятна крови. В 17.33 инспектор ГАИ с площади Маяковского, недалеко от места, где прозвучали выстрелы, передал, что мимо него на большой скорости пронеслись бежевые «Жигули» с теми, кого в милицейских сводках принято обозначать как «лица кавказской национальности». Проверка данных на подозрительную машину показала, что принадлежала она военнослужащему, но по доверенности ею пользуется его знакомый из города Грозного. В 23.40 того же дня в приемный покой больницы Склифосовского с огнестрельным ранением обратился еще один житель столицы Чеченской Республики. Сотрудники уголовного розыска его уже ждали. Вскоре неподалеку они нашли и бежевые «Жигули» с владельцем доверенности внутри. Пока велось следствие, из неофициальных источников стало известно, что в перестрелке получил огнестрельное ранение еще один человек – известный мошенник, один из организаторов игрового бизнеса в нашей стране, владелец крупных счетов в банках Австрии. Видимо, выстрелы на Брестской улице прозвучали во время разборок чеченской преступной группировки с противоборствующей ей стороной. Оспаривали сферы влияния в области азартных игр? Есть и еще один акцент – разворачивающаяся в Москве приватизация. Начавшие ранее других «отмывать» преступные деньги и вкладывать их в коммерцию, чеченцы могут составить серьезнейшую конкуренцию другим мафиозным группам, твердо решившим прибрать к рукам столичную недвижимость. Известен рейд на пятистах машинах после убийства чеченцами одного из авторитетов столичного рэкета. Его друзья объехали практически все злачные места столицы и обязали официантов сообщить в рэкетирские диспетчерские о появлении хотя бы одного горского недруга. Но, несмотря на эти меры, славяне не смогли найти ни одного чеченца. В этом умении исчезнуть – одна из главных особенностей чеченской группировки. Ее руководители трудноуязвимы, так как свои семьи держат в разных городах. Оттуда же приезжают исполнители, как правило, не знающие языка, не имеющие контактов с иноверцами. Выполнив задание, они мгновенно возвращаются в аул. Попытки «погасить» чеченцев с помощью солнцевских и люберецких сообществ уже делались и успехом не увенчались. Тогда другие лидеры славянских группировок хотели выбить «чехов» (так их называли в криминальном мире) из столицы. Среди таких последовательных борцов того периода были Сильвестр, Шурик Захар, Роспись и другие. Между тем в криминальном раскладе в столице все больший авторитет приобретает ореховская группировка. Криминальное Орехово Орехово, или, точнее, Орехово-Борисово, – южный район Москвы. Столичные криминалисты считают, что впервые ореховские группировки появились в начале 80-х годов, хотя назвать их тогда группировками можно было с большой натяжкой. Основное ядро и костяк будущих боевиков ореховской бригады формировались традиционно во дворах, в подвалах и спортзалах, где «качались» молодые ребята, играли в свои игры. В середине 80-х годов в Москве появились первые «теневые» бизнесмены, которые наживали свои капиталы в основном на фарцовке, спекуляции и прочих мелких мошенничествах. Тогда эти люди руководствовались в своих поступках определенной психологией, которая в чем-то была объяснима. Всю жизнь они вынуждены были скрываться от правоохранительных органов за преступления, которые через несколько лет станут называть вполне законным и легальным бизнесом. Когда в 1987 году, после появления закона о кооперации, они вышли на сцену как первые кооператоры, они прекрасно понимали, что не смогут работать спокойно без элементарной физической защиты, которую им необходимо иметь, чтобы защититься от представителей тут же появившейся новой профессии – рэкетиров-вымогателей. Вполне понятно, что судимый или не судимый в прошлом «теневик», а ныне кооператор скорее всего станет обращаться за помощью не в органы милиции, а обзаводиться собственными боевиками из числа молодых ребят, посещавших спортзалы и подвалы, а также из хулиганов, так называемой дворовой шпаны. Именно в этот период, в середине 80-х годов, на юге Москвы появилось немалое количество молодежных бригад, или банд, состоящих из физически крепких и не шибко умных ребят, которые сначала демонстрировали свою силу под крылом своих хозяев-«теневиков», а с появлением кооперативного движения также стали опекать и первые кооперативные ларьки и магазины. Но постепенно молодежные бригады вышли из-под контроля своих коммерсантов и стали развиваться за счет собственных доходов – занялись не чем иным, как собственным рэкетом. На это натолкнула их мысль о самостоятельности и безнаказанности, уверенности в своих силах. Поэтому в конце 80-х годов многочисленные ореховские группировки практически вышли из-под контроля создавших их ранее бизнесменов, а впоследствии кооператоров, что и привело к борьбе между этими группировками за сферы влияния. Более или менее скрытое противостояние, ограничивающееся драками и потасовками, продолжалось до начала девяностых годов. В это время ореховские группировки, которые состояли из шпаны и молодых спортсменов, не придерживались вообще никаких воровских традиций. Вернее, основным критерием и важным элементом их традиций было признание только грубой физической силы. Тогда даже поговаривали, что будущие лидеры и авторитеты этих группировок выявлялись в обыкновенных драках. Кто сильнее – тот и главнее. По мнению муровцев, именно ореховские группировки можно считать первыми «отморозками». Кстати, так их стали называть в то время не только милиционеры, но и преступные авторитеты других группировок, объясняя это тем, что ореховские вообще не признавали авторитетов – ни своих, ни чужих – и отдавали предпочтение только грубой силе. Фактически преступный мир Орехова, если можно так выразиться, представлял собой многочисленные мелкие отряды, не связанные между собой ничем. Этим обстоятельством воспользовались нагатинские и подольские группировки, которые не воспринимали всерьез разрозненные ореховские структуры и решили взять под свой контроль наиболее крупные коммерческие структуры этого района. В результате на юге столицы началась настоящая гангстерская война, где сражались между собой не только ореховские с подольскими и нагатинскими, но и ореховские с ореховскими. В этот период по району прокатилась мощная волна умышленных и заказных убийств и прочих проявлений бандитизма. Однако непосвященные долгое время не могли понять, что там происходит на самом деле. Сильвестр Сергей Тимофеев (Сильвестр) перебрался в Москву по лимиту в 1975 году. Он сначала прописался в одном из орехово-борисовских общежитий и работал спортивным инструктором в управлении жилищно-коммунального хозяйства Главмосстроя. В то время Тимофеева можно было часто встретить у ресторана «Арбат». Он был тогда безобидным лохом, но познакомился с арбатскими проститутками, и позднее те платили ему своеобразную дань. Среди ореховской шпаны Тимофеева называли не иначе как Сережа Новгородский, Сильвестр, а затем Иваныч. В начале 80-х годов он сошелся с некоторыми ореховскими группировками и вступил в одну из них к ныне покойному, никому не известному рецидивисту Ионице. Тогда Тимофеев подпаивал Ионицу. Впоследствии Ионица спился и отошел от дел. Сергей же в тот период принципиально не пил и усердно занимался в «качалке». Ореховская группировка изначально, как и многие другие столичные команды, существовала за счет наперсточников и картежников. Тимофеева часто брали на дело. Вскоре Сережа Новгородский преуспел – подобрал под себя некоторых наиболее верных ореховских и постепенно стал превращаться в авторитетного Сильвестра. Сильвестр, обвиняемый в вымогательстве, провел под следствием два года и вышел на свободу в 1991 году, так как по приговору суда свой срок отбыл в СИЗО. К тому времени в бригаде Сильвестра произошли значительные перемены. Оставшись без вожака, часть людей Тимофеева влилась в команду солнцевских и другие бригады. Когда же вышел Сильвестр, его бригада собралась вновь. К тому же его люди привели с собой часть солнцевских. Отношения же Сильвестра с солнцевскими стали более прохладными, как отмечали многие очевидцы: Тимофеева не устраивало то, что его бывшие союзники заключили мир с чеченскими группировками. Даже оставшись без мощной солнцевской поддержки, Сильвестр успешно проводит несколько разборок с чеченцами в районе Царицынских прудов и получает под свой контроль Севастопольский проспект. После этого Сильвестр начал активно заниматься легальным бизнесом, для чего зарегистрировал сеть офшорных компаний на Кипре. По некоторым данным, он вложил деньги своей группировки в российские нефтедобывающие заводы. Несколько коммерческих проектов осуществил совместно с Отари Квантришвили. Кроме того, Сильвестр сходится с такими ворами и авторитетами, как Роспись, Петрик, Захар, Цируль и Япончик. Всех их снова объединило неприятие вторгшегося в Москву «дикого Кавказа». Ореховская бригада Тимофеева активно сотрудничает с гольяновскими, ленинскими и таганскими бригадами, причем Сильвестр пользуется в этих группировках неоспоримым авторитетом. По некоторым сведениям, в то время несколько славянских воров предложили Сильвестру стать вором в законе, однако по неизвестной причине он отказался. Кстати, другу Сильвестра Боре-Антону в коронации было отказано, поскольку прежде он работал в МВД (пожарным – пожарные службы были в системе МВД). Тем не менее Тимофеев (Сильвестр) почти всегда присутствовал на всех воровских сходках, и к нему прислушивались. Освобождение Япончика Тем временем в криминальном мире страны в ноябре этого года произошло знаменательное событие – не отсидев пяти лет до положенного срока, из Тулунской тюрьмы в Иркутской области был освобожден Вячеслав Иваньков, знаменитый Япончик. Это событие также связано со смертью Калины и усилением позиций кавказцев. Причем за досрочное освобождение В. Иванькова ходатайствовали весьма влиятельные люди, такие, например, как доктор Святослав Федоров, заместитель Председателя Верховного суда А. Меркушев, который дважды вносил протест по делу В. Иванькова. Многие представители правоохранительных структур считали Япончика «крестным отцом» русской мафии. Внезапное его возвращение, на пять лет раньше срока, в Москву наделало много шума в криминальных структурах. Тогда аналитики из МВД, а также многие лидеры криминальных структур прогнозировали, что с появлением Япончика в Москве начнется новый передел сфер влияния криминальных структур или очередная война с чеченцами. Но вскоре произошли неожиданные события. Стало известно, что Отари Квантришвили подготовил для Япончика служебный заграничный паспорт и тот выехал сначала в ФРГ, а потом в Штаты, где и остался. Поговаривают, что там он объезжал всех русских бизнесменов, выехавших на постоянное жительство за границу, и уговаривал их не платить чеченцам, а платить славянским группировкам. Мансур В конце года из Бутырского изолятора выходит на свободу новое лицо, которое впишет кровавые страницы в криминальную летопись столицы. Тогда его звали Сергей Мамсуров, но вскоре его нарекли кличкой Мансур. Сергей Мамсуров был незаурядной личностью, и, казалось бы, он не должен был выбрать криминальную карьеру. Он имел незаконченное высшее образование, занимался полулегальной коммерцией, писал стихи и любил слушать классическую музыку, обладал живым умом и слыл человеком достаточно неглупым. Кроме того, он происходил из весьма благополучной семьи: отец его был морским офицером, в звании капитана 1-го ранга, мать – преподавателем в МГУ. Однако, несмотря на это, сам Сергей Мамсуров выбрал криминальную карьеру, правда, вором в законе так и не стал. В конце 1991 года СССР перестал существовать. Начиналась эра Б. Ельцина. Год 1992-й В феврале 1992 года, после распада СССР, в МВД России было образовано Главное управление по борьбе с организованной преступностью (ГУБОП), связанное со спецслужбами и координирующее с ними свою деятельность. С июля 1992 года появились также региональные управления по борьбе с организованной преступностью (РУОПы) при ГУВД, УВД, управления и отделы при МВД, УВД, спецподразделения органов внутренних дел на транспорте, исполнения наказания, оперативного поиска, а также научные подразделения МВД. При следственных аппаратах МВД, ГУВД, УВД были созданы специальные отделы для работы с коррумпированными чиновниками. В Следственном комитете МВД было создано Управление по расследованию организованной преступной деятельности и коррупции. Надо заметить, что в 1998 году Президент РФ наделил Следственный комитет МВД еще более значительными полномочиями в борьбе с организованными группировками. Волнения в пересыльной тюрьме Вечером 16 мая в Краснопресненской пересылке (СИЗО номер 3 Москвы) случились массовые волнения. Вступившись за честь авторитетного любера Вячеслава Шестакова, избитого охраной, 1500 заключенных крушили двери, нары и параши. При поддержке 80 омоновцев порядок на Пресне восстановили. Жертв не было. Из досье Шестаков В. Н. (клички Слива, Кинг-Конг), неоднократно судим, активный член одной из люберецких преступных группировок. В последний раз осужден Мосгорсудом, получил 12 лет заключения по ст. 15, ст. 102 (покушение на убийство), 148 ч. 2 (вымогательство), 146 ч. 2 (разбой). Шестеро люберов отправлены в колонии (руководитель группировки Лазарев успел сбежать), а Шестаков по неизвестной причине задержался на пересылке. Получив от жены во время свидания таблетки циклодола, Шестаков принял их внутрь, после чего сильно возбудился, стал каяться в старых правонарушениях и совершил новое: нанес дежурному офицеру побои в области лица. Вызванный побитым офицером наряд из двух человек полчаса бил Шестакова дубинками. Вернувшись в камеру, любер призвал зэков к акции неповиновения. Призыв, переданный по всей пересылке перестукиванием, был широко поддержан. В 20.00 акция началась и длилась три часа. По свидетельству очевидцев, бунтовщики «портили окна, решетки, нары, матрацы и сантехнику». ОМОН (80 человек) был вызван на всякий случай и в усмирении не участвовал: охранники справились своими силами. Жертв во время бунта и усмирения не было. Криминальная статистика В мае 1992 года начальник Управления Министерства безопасности России по Москве и Московской области Евгений Савостьянов обнародовал данные о количестве и составе крупных бандформирований столицы. По этим данным, самой крупной и влиятельной преступной группировкой в Москве являлась чеченская, насчитывавшая в своих рядах до 400 активных боевиков. Затем шли: азербайджанская (300 человек), солнцевская (230), армянская (150) и казанская (100). Наиболее организованный и прибыльный участок преступной деятельности, по словам Е. Савостьянова, – наркобизнес. Причем 90 процентов московского наркорынка держат в своих руках представители южных регионов. О войне славянских и кавказских (чеченских) группировок главный чекист Москвы ничего не сказал, но это отнюдь не означало, что такой войны не было и в помине. Зато Е. Савостьянов громогласно заявил о том, что при участии ГУВД МБ и МВД России намечено создать специализированную оперативную группу, перед которой будет поставлена единственная задача – ликвидировать одну за другой преступные московские группировки. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/valeriy-karyshev/russkaya-mafiya-1988-2012-kriminalnaya-istoriya-novoy-ros/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 199.00 руб.