Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Прохоровка без грифа секретности

Прохоровка без грифа секретности
Автор: Лев Лопуховский Жанр: Военное дело , спецслужбы, общая история Тип: Книга Издательство: Яуза, Эксмо Год издания: 2012 Цена: 299.00 руб. Просмотры: 28 Скачать ознакомительный фрагмент FB2 EPUB RTF TXT КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 299.00 руб. ЧТО КАЧАТЬ и КАК ЧИТАТЬ
Прохоровка без грифа секретности Лев Николаевич Лопуховский Сражение под Прохоровкой – одно из главных, поворотных событий не только Курской битвы, но и всей Великой Отечественной войны – десятилетиями обрастало мифами и легендами. До сих пор его именуют «величайшей танковой битвой Второй мировой», до сих пор многие уверены, что оно завершилось нашей победой. Сопоставив документы советских и немецких военных архивов, проанализировав ход боевых действий по дням и часам, Л.H. Лопуховский неопровержимо доказывает, что контрудар 12 июля 1943 года под Прохоровкой закончился для нашей армии крупной неудачей, осложнившей дальнейшие действия войск Воронежского фронта. В книге раскрываются причины больших потерь Красной Армии, которые значительно превышают официальные данные. Однако все эти жертвы оказались не напрасны. Измотав и обескровив противника, наши войска перешли в решительное контрнаступление, перехватили стратегическую инициативу и окончательно переломили ход Великой Отечественной войны. Лев Николаевич Лопуховский Прохоровка без грифа секретности От автора За два с небольшим года с момента выхода первого издания, к моему удивлению, разошлось несколько тиражей книги. Это свидетельствует о широком интересе читателей к военной истории Отечества. Откликнулись не только ветераны, непосредственные участники Курской битвы, которые писали и звонили, критиковали и советовали, но, что отрадно, и совсем молодые люди, внуки и правнуки участников войны. Благожелательное отношение к моему труду подвигло меня на подготовку очередного издания книги, в котором постарался учесть конструктивную критику. Так, читатели первого издания этой книги в своих откликах справедливо отметили, что автор не уделил достаточного внимания попыткам некоторых историков и исследователей, главным образом западных, напрямую связать отмену Гитлером операции «Цитадель» с высадкой 10 июля войск союзников в Сицилии. В пятой главе книги я, на мой взгляд, достаточно подробно с привлечением мало известных фактов прослеживаю возможную связь между этими важными событиями. В предлагаемом издании я, в частности, исправил некоторые ошибки, подмеченные читателями, уточнил состав войск сторон, принявших участие в сражении на отдельных его этапах, попытался точнее сформулировать выводы по решениям военачальников и действиям войск, которые не всегда совпадают с официальными взглядами. Между тем попытки исследователей переосмыслить некоторые события в свете появления неизвестных ранее фактов у нас до сих пор встречаются в штыки со стороны тех ученых и историков, которые в силу своего официального положения обязаны защищать любые, даже самые сомнительные решения и действия военного и политического руководства страны в военные годы. В связи с этим иногда раздаются голоса с призывами заткнуть рот «очернителям» славных традиций Советской Армии. Это выступают люди, которые сделали патриотизм своей профессией, примитивно полагающие, что народ, патриотов нужно и можно воспитывать только на победах и положительных примерах. Это заблуждение. Им и невдомек, что настоящих патриотов можно воспитать только правдой. Кроме того, следует учитывать, что военную науку на основе «отретушированного» опыта войны развивать невозможно. На лжи нельзя построить новую армию. Правильная оценка прошлого может уберечь от ошибок в будущем. Но для этого надо иметь мужество посмотреть правде в глаза. Некоторые читатели сетовали, что им порой трудно разобраться в калейдоскопе приводимых в тексте номеров частей, названий населенных пунктов, которых сейчас не найдешь на карте, и цифр. Признаю – грешен. Но чтобы обосновать свои выводы, пришлось использовать выдержки из архивных документов, в том числе и из первичных документов разгромленного вермахта, которые в качестве трофеев оказались в Национальном архиве (NARA) США. Их цитирование, несомненно, усложняет текст, затрудняет его восприятие. Но обойтись без этого не считаю возможным. Только таким способом, разбираясь в тех или иных деталях, можно доказывать несостоятельность некоторых стереотипов, укоренившихся в общественном сознании. Наибольшие споры, в том числе и на форумах в Интернете, возникли по вопросу о высоких потерях наших войск. Это довольно болезненный вопрос для историографии минувшей войны. Поэтому некоторые авторы трудов по Курской битве (здесь речь не идет о недобросовестных журналистах, которые по поводу юбилеев и без всякого повода тиражируют обветшавшие мифы советского агитпропа) в своих исследованиях, претендующих на звание серьезных, предпочитают избегать высказываний по этому вопросу. Уточненные мной цифры потерь наших войск, значительно отличающиеся от официальных цифр, и особенно их сопоставление с потерями вермахта, вызвали неоднозначную реакцию читателей. Говорить горькую правду не всегда приятно и еще неприятнее ее слышать. Но давно пора сказать народу правду, какой ценой завоевана Победа, в том числе и победа под Курском. Иначе опять возобладает принцип – «мы за ценой не постоим». В книге приводится пример манипуляции цифрами потерь в людях войск Степного и Воронежского фронтов, что допустили авторы труда «Гриф секретности снят», чтобы сгладить шок от огромных потерь Воронежского фронта. По существу, я предъявил обвинение авторам в подлоге. Мне обещали ответить, но до сих пор – ни слуху ни духу. А что они могут ответить? Ведь я в своих выводах опираюсь на те же архивные документы, что и они. А цена за победу под Курском заплачена непомерно большая. В результате печально знаменитого контрудара за один день 12 июля танковая армия Ротмистрова, которую планировали использовать в контрнаступлении на Харьков, потеряла половину своих танков. Сталин назначил комиссию Г.М. Маленкова, чтобы выяснить причины неудачи. Материалы этой комиссии до сих пор хранятся в Президентском архиве (бывшем архиве Генерального секретаря ЦК КПСС), куда простым исследователям доступа нет. Ее материалы до сих пор являются секретными и публикации в открытой печати не подлежат. Значит, выводы комиссии противоречат официально озвученной версии. Видимо, есть что скрывать: скорее всего, в докладе комиссии выявлены причины больших потерь, дана оценка решениям и действиям военачальников, по вине которых заплачена такая высокая цена за победу, названы их фамилии. История требует к себе уважения, то, что произошло, невозможно скрыть никакими грифами секретности. Умолчание и прямая ложь раздражают людей, побуждают их искать правду. В настоящее время по прямому поручению Президента РФ В.В. Путина сотрудники Военно-мемориального центра Генштаба ВС РФ занимаются систематизацией данных о погибших воинах. Работа проводится на основе донесений частей о потерях, извещений военкоматов, а также списков захоронений советских солдат и офицеров. Несомненно, создание обобщенной базы данных (ОВД) о погибших и пропавших без вести – шаг в правильном направлении. Давно пора сосчитать павших защитников Родины, используя возможности Интернета. Но дело в том, что из многочисленных «котлов» и при отходе донесений из войск о потерях не присылали. Поэтому разница между данными создаваемой электронной базы и картотек безвозвратных потерь Центрального архива может составить не один миллион человек. Можно только посочувствовать авторам проекта, когда на них обрушится шквал запросов – почему не включили моего отца (деда или уже прадеда), который, по данным ЦАМО, числится пропавшим без вести или погибшим? За последние годы работниками ЦАМО проведена большая работа по упорядочению учета безвозвратных потерь и устранению дублирующих сведений. Из картотек исключены военнослужащие, снятые с учета безвозвратных потерь, как оказавшиеся живыми, а также дезертиры, осужденные и направленные в места заключения, приговоренные трибуналами к высшей мере наказания (т. е. расстрелянные). Стоит заметить, что исключение расстрелянных по приговорам трибуналов военнослужащих вряд ли оправдано, так как они, безусловно, относятся к безвозвратным потерям. Тем более что некоторые из них впоследствии были реабилитированы, как, например, генерал армии Д.Г. Павлов и другие генералы из командования Западным фронтом, расстрелянные вместе с ним в июле 1941 г. К концу 2007 года в результате побуквенного обсчета оставшихся карточек безвозвратные потери Вооруженных Сил в минувшей войне составили несколько больше 13 271 тыс. человек (напомню: по официальным данным, потеряно 8668,4 тыс.). Так что публичные выступления некоторых больших начальников о том, что они сами до сих пор числятся в картотеках погибшими или пропавшими без вести, безосновательны. Подобными заявлениями пытаются подорвать доверие к данным картотек безвозвратных потерь офицеров, рядового и сержантского состава ЦАМО. Потому что признание этих данных соответствующими реалиям поставит под сомнение (слишком велика разница!) официальные общие цифры потерь. Придется пересматривать все расчеты авторов труда «Россия и Советский Союз в войнах XX века», причем в большую сторону. А делать это заинтересованные ведомства не хотят: при сопоставлении результатов операций и сражений с величиной потерь, понесенных советскими войсками (особенно в сравнении с потерями противника), придется переосмысливать некоторые победные реляции и роль в войне отдельных больших военачальников. При этом могут лопнуть, как мыльные пузыри, многие мифы и легенды, созданные не очень умной советской пропагандой. Представляя на суд читателей четвертое издание книги, хочу подчеркнуть, что не претендую на полноту исследования заявленной темы. В связи с приказом Министра обороны № 181 от 8 мая 2007 г. о снятии грифов секретности с архивных документов Красной Армии и ВМФ за период Великой Отечественной войны перед историками открываются новые возможности для более глубокого ее исследования. В заключение выражаю самую искреннюю благодарность всем, кто помогал мне в этой трудной работе. Профессор Академии военных наук, член Союза журналистов России и Ассоциации историков Второй мировой войны, полковник в отставке Л.Н. Лопуховский. 23 февраля 2008 г. Предисловие Прошло более 60 лет с тех пор, как на Курской дуге были окончательно похоронены надежды гитлеровского командования захватить стратегическую инициативу на Восточном фронте. Но подробности летних сражений 1943 года по-прежнему привлекают внимание ветеранов, военных специалистов, отечественных и зарубежных историков и всех тех, кому дорога память о советских воинах, отдавших жизнь за свободу и независимость нашей Родины. За прошедшие десятилетия проделана огромная работа по изучению битвы, результатом которой стало завершение коренного перелома не только в Великой Отечественной, но и в мировой войне. Курская битва продолжалась 50 дней и ночей – с 5 июля по 23 августа 1943 года – и отличалась исключительной напряженностью и ожесточенностью борьбы. Она включила в себя три крупные стратегические операции советских войск – курскую оборонительную (5—23 июля), орловскую (12 июля – 18 августа) и белгородско-Харьковскую (3—23 августа) наступательные операции. По своему размаху, привлекаемым силам и средствам, результатам и военно-политическим последствиям она является одной из крупнейших битв Второй мировой войны. Это колоссальное по масштабам привлечения военной техники сражение стало поистине войной моторов, так как противоборствующие стороны сделали основную ставку на бронетанковые войска как на главную ударную силу. С обеих сторон в боях участвовало 13 тысяч танков, самоходных и штурмовых орудий, до 70 тысяч артиллерийских орудий и минометов, около 12 тысяч самолетов и более 4 млн солдат и офицеров. Фашистская Германия использовала в битве более 20 танковых и моторизованных дивизий групп армий «Центр» и «Юг», что составило 43 процента от общего числа дивизий на всем советско-германском фронте. Причем в состав ударных группировок враг включил лучшие танковые дивизии полевых войск СС и вермахта. Для их поддержки с воздуха гитлеровское командование стянуло в район операции до 80 % своей авиации на Восточном фронте – до 2100 самолетов. Возглавляли немецкие войска опытные генерал-фельдмаршалы Клюге и Манштейн. С нашей стороны в битве приняли участие 22 общевойсковые армии пяти фронтов, все пять имеющихся танковых армий, все 23 танковых корпуса, 6 из 13 механизированных корпусов, до 20 отдельных танковых бригад, более 60 отдельных танковых и около 30 самоходно-артиллерийских полков, 6 воздушных армий и авиация дальнего действия. Войсками Центрального и Воронежского фронтов, противостоящих противнику, командовали не менее опытные генералы К.К Рокоссовский и Н.Ф. Ватутин. За этими фронтами были развернуты армии Степного фронта генерала И.С. Конева. Координацию действий фронтов осуществляли маршалы Г.К. Жуков и А.М. Василевский. Развернувшиеся в ходе битвы танковые сражения были непревзойденными как по количеству участвовавшей в них бронетехники, так и по потерям с обеих сторон. Среди них особо выделяется Прохоровское встречное танковое сражение, о котором народы стран антигитлеровской коалиции узнали из обстоятельных статей в газете «Красная Звезда» в том же 1943 году. Но особую известность события под Прохоровкой приобрели после выхода в свет мемуаров командующего 5-й гвардейской танковой армией П.А. Ротмистрова. Чтобы понять и верно оценить роль и значение боев под Прохоровкой, надо вернуться к началу битвы. Внимание командования обеих сторон к Курскому выступу, который образовался в результате наступления Красной Армии и последующего контрнаступления немецко-фашистских войск, было приковано сразу после окончания зимней кампании. Выступ на 200 км вдавался в расположение врага. Располагавшиеся в нем войска Центрального и Воронежского фронтов угрожали флангам и тылам немецких групп армий «Центр» и «Юг». В свою очередь, противник, владея орловским и белгородско-харьковским плацдармами, расположенными севернее и южнее выступа, имел возможность нанести мощные удары по сходящимся направлениям, окружить и разгромить почти полуторамиллионную группировку советских войск. 12 апреля после всестороннего анализа обстановки Ставка ВГК приняла решение о создании на Курском выступе прочной обороны. Последующие события показали, что беспрецедентное в военном искусстве решение о временном переходе к преднамеренной обороне в условиях значительного превосходства в силах над противником было в данном случае наиболее рациональным способом стратегических действий. Было известно, что гитлеровское командование в целях достижения быстрого успеха в операции сделало ставку на массированное применение бронетехники в первом оперативном эшелоне, в том числе новейших танков T-V («пантера»), T-VI («тигр») и штурмовых орудий «фердинанд». Эти машины обладали мощной броневой защитой, достигавшей 100 и даже 200 мм, и сильным артиллерийским вооружением. Их 75-мм и 88-мм танковые пушки имели начальную скорость бронебойного снаряда до 925—1000 метров в секунду, а дальность прямого выстрела составляла 1,5–2,5 км, превышая соответствующую дальность 76-мм пушки основного советского танка Т-34 в 2,5 раза. Кроме танков, в составе соединений противника имелось значительное количество штурмовых орудий, которые также обладали высокой бронепробиваемостью при стрельбе на 1000 м снарядами: бронебойным – 60 мм, подкалиберным – 82 мм и кумулятивным – 100–120 мм. В состав артполков танковых дивизий СС были включены дивизион бронированных самоходных 150-мм гаубиц «Хуммель» и 105-мм гаубиц «Веспе». Это значительно повысило мобильность полевой артиллерии и обеспечивало непрерывную огневую поддержку танковых частей. Кроме того, самоходные гаубицы с успехом применялись и для поражения танков огнем прямой наводкой. Установленная на боевых машинах отличная цейссовская оптика обеспечивала высокую точность стрельбы. Так что, вопреки утвердившемуся в обыденном сознании стереотипу, немецкие танки и штурмовые орудия к лету 1943 года по многим важнейшим параметрам превосходили наши танки и САУ. За счет повышения огневой мощи и усиления бронирования танков противнику удалось временно достичь некоторого качественного преимущества своих танковых войск над советскими. Наши войска готовились встретить танковую армаду врага – вся оборона строилась прежде всего как противотанковая. Используя почти трехмесячное относительное затишье в боях, они создали глубоко эшелонированную оборону, общая глубина которой составила 250–300 км. Оборонительные рубежи выбирались с расчетом перехвата возможных направлений ударов противника, а также на случай его вклинения в оборону. Накануне наступления Гитлер, обращаясь к солдатам и офицерам, участвующим в операции «Цитадель», заявил: «И вы должны знать, что от исхода этой битвы может зависеть все. Я как солдат ясно понимаю, чего требую от вас. В конечном счете мы добьемся победы, каким бы жестоким и тяжелым ни был тот или иной отдельный бой!» Обращение фюрера оказалось пророческим. Сражение действительно оказало влияние на исход войны, вот только победы добились не германские, а советские войска. Здесь нет смысла излагать содержание курской оборонительной операции: в книге подробно рассматриваются боевые действия войск сторон. Кратко напомним лишь основные события. Битва началась утром 5 июля – ударные группировки противника атаковали оборону советских фронтов, стремясь на четвертый день операции «Цитадель» соединиться восточнее Курска. Завязались ожесточенные бои. На севере войска Центрального фронта сумели отразить удар группировки Моделя в пределах тактической зоны обороны без привлечения стратегических резервов. На южном же фасе Курского выступа войска Воронежского фронта оказались в более сложном положении. В связи с подавляющим превосходством противника в силах, прежде всего в танках, на избранных им направлениях ударов и господством его в воздухе остановить врага в пределах главной полосы обороны не удалось. Запланированный на второй день операции фронтовой контрудар был отменен не без вмешательства И.В. Сталина. О драматических обстоятельствах отмены запланированного контрудара рассказал в своих воспоминаниях командующий 1-й танковой армией генерал М.Е. Катуков. Он уже знал о неблагоприятном исходе боя передовых танковых бригад с наступающей танковой армадой врага. И в разговоре с Верховным Главнокомандующим Михаил Ефимович не испугался высказать свое несогласие с решением о нанесении контрудара. Не каждый на его месте смог бы решиться на такой шаг – ведь его могли обвинить в неисполнительности и даже в трусости. Но Сталин знал Катукова еще по трагическим событиям 41-го года, когда он, командуя 4-й танковой бригадой, смог задержать наступление превосходящих сил Гудериана под Орлом и Мценском. В случае нанесения контрудара противник получил бы возможность максимально использовать свое качественное превосходство в танковом вооружении. Ведь наши танки встретили бы огнем не только «пантеры» и «тигры», но и модернизированные танки T-IV, которые составляли основу танкового парка дивизий противника. На них также установили более мощную длинноствольную 75-мм пушку (длина ее была увеличена с 24 до 48 калибров), обеспечивающую высокую начальную скорость снаряда, а значит, и более высокую бронепробиваемость. Эти средние танки превосходили советские вплоть до середины 1944 года, когда в наши войска начали поступать в массовом количестве танки Т-34-85 с новой 85-мм пушкой. Наконец, следовало учитывать, что немцы, зная нашу тактику, на флангах участков прорыва выставляли противотанковые заслоны. В противотанковых дивизионах танковых дивизий, кроме буксируемых противотанковых орудий, имелось значительное количество 75-мм и 76,2-мм противотанковых САУ «Мардер». При расчетах соотношения сил и средств почему-то забывают об этих САУ, которые по некоторым показателям превосходили наши СУ-76 и СУ-122. К чему мог привести бой на открытой местности с танковым клином врага в условиях господства его авиации в воздухе, говорят результаты контратаки в этот же день 5-го гв. танкового корпуса. Его части были остановлены мощным огнем танков и противотанковых средств противника, а затем окружены. Корпус в первом же бою потерял половину своих танков. Поэтому последовавшее решение командующего фронтом задействовать соединения армии Катукова и резервных танковых корпусов для усиления обороны второй полосы с учетом складывающейся обстановки было вполне обоснованным. Танковые подразделения как бы цементировали оборону стрелковых частей. Тем не менее, несмотря на ввод в сражение резервов фронта, противник неожиданно быстро – за первые два дня наступления – сумел преодолеть главную и вторую полосы обороны Воронежского фронта. Уже к исходу 6 июля его передовой отряд вышел к армейскому (тыловому) оборонительному рубежу в районе станции Прохоровка, до которой оставалось 10 км. Возникла угроза оперативного прорыва. И лишь упорное сопротивление соединений 1-й танковой армии и контрудары по правому флангу вклинившейся группировки не позволили корпусу СС с ходу прорвать армейский оборонительный рубеж в направлении Прохоровки. Основная причина столь быстрого продвижения противника – просчет Ставки и командования Воронежского фронта в определении силы и направления главного удара группы армий «Юг». Позднее Г.К. Жуков признал, что «на самом деле более сильной оказалась группировка против Воронежского фронта. <…> Этим в значительной степени и объясняется то, что Центральный фронт легче справился с отражением наступления противника, чем Воронежский». И далее: «<…> по 6-й и 7-й гвардейским армиям Воронежского фронта противник в первый день нанес удар почти пятью корпусами, <…> тогда как по обороне Центрального фронта – тремя корпусами». Кроме того, командование этого фронта к началу операции рассредоточило силы и средства фронта в полосе трех армий первого эшелона из четырех. И наращивать усилия на выявленном направлении главного удара противника пришлось уже в ходе операции в условиях острого недостатка времени и под непрерывными ударами с воздуха. Это не всегда удавалось сделать своевременно. Ставка потребовала остановить стремительное продвижение на рубеже р. Псёл, захватив в свои руки инициативу. Н.Ф. Ватутин решил добиться перелома в обстановке контрударом по правому флангу вклинившейся группировки противника силами четырех танковых корпусов (в том числе 2-м танковым корпусом, переданным с Юго-Западного фронта, и 10-м – со Степного). Выполнить поставленные задачи войскам 8 июля не удалось, но было выиграно время для усиления угрожаемого направления за счет маневра с неатакованных участков фронта и выдвижения резервов из глубины. И к 9 июля войска 6-й и 7-й гвардейских, 69-й и 1-й танковой армий совместно с резервами фронта в основном приостановили продвижение противника на обояньском и корочанском направлениях. В целом оборона устояла, гитлеровцы понесли большие потери, и отсечь Курскую дугу до подхода стратегических резервов Ставки им не удалось. К этому времени Ставка ВГК заблаговременно выдвинула в полосу фронта 5-ю гв. армию генерала А.С. Жадова и 5-ю гв. танковую армию генерала П.А. Ротмистрова, которые вообще-то предназначались для использования в контрнаступлении в момент, когда противник полностью исчерпает свои силы. Танковая армия немногим более чем за сутки совершила марш своим ходом в 200–220 км и к утру 8 июля сосредоточилась на западном берегу р. Оскол. В районе дневки соединения армии приводили в порядок материальную часть. В связи с ухудшением обстановки в полосе фронта армия вновь совершила 100-километровый бросок и к исходу 9 июля сосредоточилась в районе Бобрышево, Веселый, Александровский. С 10 июля противник переносит основные усилия на прохоровское направление, рассчитывая прорваться к Курску в обход Обояни. Благодаря принятым мерам по усилению угрожаемого направления, мужеству и героизму советских воинов противник за два дня – 10 и 11 июля – продвинулся всего на 6–7 км. Создалось впечатление, что он начал выдыхаться. Ватутин и Василевский пришли к выводу, что решительного срыва наступления врага и разгрома его вклинившейся группировки можно добиться только мощным контрударом войск Воронежского фронта, усиленного за счет стратегических резервов. С вводом в сражение двух гвардейских армий количественное превосходство в силах и средствах над противником на прохоровском направлении стало еще большим. В контрударе Воронежского фронта участвовали пять армий – 5, 6 и 7-я гвардейские общевойсковые, 5-я гвардейская и 1-я танковые. Судя по привлекаемым силам и задачам, поставленным армиям, фронтовой контрудар преследовал решительную цель – окружить основные силы вклинившейся группировки противника, завершить ее разгром и восстановить утраченное положение. В случае успеха контрудар должен был перерасти в контрнаступление. Основную роль в осуществлении этого замысла должна была сыграть 5-я гв. танковая армия, которая наносила удар с рубежа Веселый, Михайловка, Ямки, Беленихино (планировавшийся ранее более выгодный рубеж ввода армии в сражение – Васильевка, совхоз Комсомолец, Беленихино накануне был захвачен противником) в направлении на Грезное, Бол. Маячки, Яковлево совместно с частью сил 5-й гв. армии. В ходе контрудара юго-западнее Прохоровки произошел бой между основными силами 5-й гв. танковой армии и 2-м танковым корпусом СС. Командующий танковой армией в своих мемуарах написал, что 12 июля 1943 года произошло беспримерное в истории войн по своему размаху встречное танковое сражение, широко известное под названием Прохоровского побоища. На небольшом участке местности с обеих сторон одновременно участвовали свыше 1500 танков, значительное количество артиллерии и крупные силы авиации. Далее он сделал вывод, что в результате удара, нанесенного 5-й гв. танковой армией во взаимодействии с другими войсками, главная вражеская группировка, наступавшая на Прохоровку, была разгромлена. По его мнению, 12 июля стало днем кризиса немецкого наступления – фашистское командование вынуждено было отказаться от наступления и перейти к обороне. Столь явное преувеличение заслуг армии (и ее командования) вызвало реплику из уст Г.К. Жукова о нескромности командарма. В целом контрудар замедлил продвижение врага, но поставленных Ставкой ВГК целей по ряду причин полностью достичь не удалось. Не удалось и перехватить инициативу, что серьезно осложнило дальнейшие действия войск фронта. Оборонительные бои в районе Прохоровки приняли довольно затяжной характер и продолжались до 16 июля включительно. С легкой руки П.А. Ротмистрова многодневные бои в районе ставшей широко известной станции в массовом сознании до сих пор ассоциируются только с этим контрударом. Этот стереотип абсолютно неправомерен, потому что противоречит исторической правде и, кроме того, несправедлив по отношению к усилиям солдат и офицеров других армий, которые вели упорные и тяжелые бои и до, и после 12 июля. В донесении Ватутина Сталину в 24.00 12 июля 1943 г. не было ни слова о встречном танковом сражении и разгроме противника. Армия Ротмистрова в этот день понесла огромные потери, и для продолжения контрудара у Ватутина не осталось достаточных сил и средств. Уже на другой день он просит у Сталина дополнительно три корпуса (напомним, что фронт до 11 июля получил на усиление семь корпусов, в том числе четыре танковых и один механизированный) под предлогом, что имеющихся сил для решительного окружения и разгрома противника оказалось недостаточно. Интересно, что российские историки в наше время отказались от категорического вывода, изложенного в советской военной энциклопедии издания 1978 года, – «сражение выиграли советские войска». В статье новой военной энциклопедии впервые официально признается, что 5-я гв. танковая армия, понеся большие потери (около 3 тыс. человек убитыми и ранеными, танков и САУ безвозвратно – 350, повреждено – 420) и использовав свой второй эшелон и резерв для борьбы на флангах, не смогла развить успех на главном направлении и была вынуждена закрепиться на достигнутом рубеже. Но далее авторы статьи повторяют вывод 30-летней давности (только другими словами). Якобы успешное нанесение контрудара советскими войсками и срыв наступления немецких танковых группировок под Прохоровкой были обусловлены правильным выбором времени его нанесения, скрытым выдвижением крупной советской танковой группировки к рубежу ввода в сражение, умелым маневром силами и средствами на поле боя. К сожалению, это не совсем соответствует действительности. Здесь ни в коем случае не ставится под сомнение конечный результат оборонительной операции Воронежского фронта. Речь идет лишь о более реалистичной оценке контрудара 12 июля. Кризис немецкого наступления возник не в результате контрудара под Прохоровкой, а в связи с переходом в контрнаступление войск Брянского и Западного фронтов. Угроза разгрома немецко-фашистских войск в районе Орла вынудила Гитлера остановить операцию «Цитадель». Задуманная гитлеровцами с далеко идущими целями, она провалилась в результате в целом успешных действий наших войск. Войска Воронежского фронта выиграли многодневное сражение под Прохоровкой. Восстановив оборону в основном по рубежу, занимаемому до начала немецкого наступления, они успешно завершили оборонительную операцию, создав условия для последующего перехода наших войск в стратегическое контрнаступление практически без оперативной паузы. Попытки некоторых историков, главным образом западных, связать крах операции «Цитадель» с высадкой войск союзников 10 июля 1943 года в Сицилии, которая якобы вынудила Гитлера вывести из боя танковый корпус СС, несостоятельны. Решение о прекращении операции Гитлер принял 13 июля, и с переброской корпуса СС в Южную Италию все равно опоздали. В конечном итоге корпус был оставлен на Восточном фронте (за исключением тд «Адольф Гитлер», отправленной в Италию без танков и другого тяжелого вооружения) для ликвидации многочисленных кризисов, возникших в ходе летнего наступления советских войск. Миф о личной ответственности Гитлера за неудачи на Восточном фронте неоднократно использовали битые гитлеровские генералы. В их числе был и Манштейн, который утверждал, что Гитлер, запретив использовать в переломный момент сражения резервный 24-й танковый корпус, лишил его заслуженной победы. К сожалению, за прошедшие десятилетия бои под Прохоровкой были окутаны мифами и неумеренным славословием. Советской пропаганде важно было показать преимущества советского строя и непогрешимость политического и военного руководства. Поэтому в официальных изданиях и в мемуарах советских военачальников при описании событий Второй мировой войны порой не считались с очевидными фактами, искажали соотношение сил и средств сторон в сражениях, всячески завышали потери противника и умалчивали о своих. Закрытость наших архивов и наличие военной и идеологической цензуры длительное время не позволяли с достаточной степенью достоверности раскрыть характер боевых действий в ходе оборонительной операции в июле 1943 года, одним из этапов которой является Прохоровское сражение. Это, прежде всего, касалось результатов контрудара и реальных потерь сторон в живой силе и технике. Против мифов, созданных советским агитпропом вокруг «величайшего встречного танкового сражения», одним из первых, насколько нам известно, выступил участник тех боев в звании лейтенанта генерал-майор в отставке Г.А. Олейников. Ветеран в своей книге «Прохоровское сражение (июль 1943 года)», изданной в 1998 году мизерным тиражом – всего 200 экз., предложил расширить временные рамки Прохоровского сражения, выделив его в отдельный этап оборонительной операции фронта, – с 10 по 15 июля . К сожалению, автору не удалось избежать серьезных ошибок относительно боевого состава ударной группировки Манштейна. За ним эту тему на основе более широкого привлечения архивных материалов подхватил в 2002 году историк В.Н. Замулин в военно-историческом очерке «Прохоровское сражение» . Оба упомянутых автора ввели в научный оборот много неизвестных и малоизвестных документов, скрытых до этого в недрах ЦАМО. Так, В.Н. Замулин впервые, на основе архивных материалов, опубликовал данные о потерях 5-й гв. танковой армии в бронетехнике под Прохоровкой 12 июля с разбивкой их по соединениям и типам боевых машин. Он же, являясь заместителем директора Государственного военно-исторического музея-заповедника «Прохоровское поле», дополнил свое повествование воспоминаниями ветеранов, хранящимися в фондах музея. В последующем В.Н. Замулин и Л.H. Лопуховский выступили в журнале «Военно-исторический архив» с очерком «Прохоровское сражение: мифы и реальность», в котором попытались, проследив реальные обстоятельства боев под Прохоровкой, вскрыть причины неудачи контрудара и высоких потерь наших войск . Странно, но советские авторы фундаментальных исследований Курской битвы почти не использовали документы другой стороны, в частности, данные военного архива ФРГ. Видимо, потому, что они не вписывались в идеологические рамки, очерченные военным отделом ЦК КПСС. На состоявшейся в 1968 году военно-научной конференции, посвященной 25-й годовщине победы в битве под Курском, которая вызвала большой интерес общественности, не нашли отражения многие аспекты сражений в июле – августе 1943 года. Поэтому в заключительной статье сборника, в котором были обобщены материалы конференции, было подчеркнуто, что «при изучении Курской битвы необходимо обращать внимание не только на положительный, но и на отрицательный опыт, поскольку последний бывает не менее ценным для извлечения практических уроков». Далее, по существу, от имени редакции сборника, был сделан довольно смелый для того времени вывод: «При исследовании событий Курской битвы, как и других битв и операций минувшей войны, крайне желательно подвергнуть специальному рассмотрению вопрос о потерях, показав при этом соответствие затрат достигнутым результатам. Всестороннее раскрытие этого важного вопроса позволило бы увидеть сравнительный вклад фронтов и армий в общее дело разгрома врага под Курском, дало бы возможность более объективно оценить роль отдельных объединений и военачальников в достижении победы в Курской битве» . К сожалению, чтобы ответить на поставленные острые вопросы, не хватило и трех с половиной последующих десятилетий. Между тем интерес к Прохоровскому сражению не спадает. В научный оборот вводятся все новые и новые документы советских и немецких архивов, использование которых позволило по-новому взглянуть на, казалось бы, хорошо известные события. Однако давно обветшавшие стереотипы оказались весьма живучими. В многочисленных публикациях, особенно приуроченных к юбилеям битвы, по-прежнему повторяются легенды и домыслы, рожденные на основе требований советской идеологической и военной цензуры. Автор предлагаемой вниманию читателя книги – кандидат военных наук, член Союза журналистов России полковник в отставке Л.H. Лопуховский – неоднократно выступал в печати, пытаясь найти ответы на некоторые вопросы, связанные с событиями, разыгравшимися на южном фасе Курского выступа . На основе анализа документов советских и немецких военных архивов он показывает реальный боевой состав войск противостоящих сторон, сложившееся соотношение в силах и средствах по этапам операции и ход боевых действий. Сопоставление документов наших и немецких архивов позволило ему обратить внимание на противоречия в изложении противоборствующими сторонами одних и тех же событий и выявить целый ряд случаев намеренного искажения истины в описании боевых действий в наших официальных изданиях и мемуарной литературе. Приводимые в книге факты еще раз подтверждают вывод, что 12 июля под Прохоровкой между рекой Псёл и железной дорогой не было встречного танкового сражения, как не было и превосходства противника в танках. Враг подготовился к отражению контрудара, попытавшись одновременно охватить фланги нашей основной танковой группировки. Двум танковым корпусам Ротмистрова на «танковом поле» противостояла танковая дивизия «Адольф Гитлер», фланги которой обеспечивали частью сил две другие танковые дивизии СС. Только в этой дивизии, по которой пришелся удар главных сил нашей танковой армии, в числе 60 линейных танков было 47 модернизированных T-IV и 4 T-VI («тигр»). И, кроме того, 49 бронированных самоходных установок, в том числе: 20 «Мардер», 5 150-мм гаубиц «Хуммель» и 12 105-мм «Веспе», 12 «Грилле», а также не менее 51 противотанкового орудия. Действия корпуса СС поддерживало порядка 150–160 полевых орудий, не считая шестиствольных минометов. Всего в обороне дефиле было задействовано не менее 300 средств борьбы с танками при средней их плотности более 40 единиц на 1 км фронта. Преодолеть такую оборону можно было только при условии надежного ее подавления. К сожалению, командованию Воронежского фронта не удалось надежно обеспечить успешный ввод в сражение танковой армии огнем артиллерии и ударами авиации. Несмотря на двойное численное превосходство 5-й гв. танковой армии в танках, сломить сопротивление противника на направлении главного удара не удалось, и к вечеру ее соединения, потеряв сгоревшими и подбитыми около 500 танков и САУ, перешли к обороне. Противник также понес большие потери, но сохранил боеспособность. В течение 13–15 июля он сумел провести частную операцию по окружению соединений 48-го стрелкового корпуса 69-й армии, избежать которого удалось с большим трудом и значительными потерями в людях, вооружении и технике. Ватутин 16 июля был вынужден отдать приказ о переходе к упорной обороне и создании главной и второй оборонительных полос с готовностью к 5.00 17 июля. Как раз в этот день противник начал отвод своих главных сил из района вклинения. В книге делается серьезная попытка найти ответы на наиболее острые вопросы, касающиеся оборонительной операции и Прохоровского сражения. Например, почему противнику удалось сравнительно быстро преодолеть тактическую зону обороны, которая готовилась в течение трех месяцев? Почему контрудар 5-й гв. танковой армии вылился в лобовое столкновение с наиболее сильной группировкой противника, в чем причины его неудачи? Почему, несмотря на ввод в сражение двух свежих армий – более чем стотысячной группировки, в составе которой было 700 танков и САУ, не удалось добиться решительного разгрома противника? В доказательство своих выводов автор неоднократно ссылается на письмо Ротмистрова Жукову от 20 августа 1943 г., в котором командарм более реально оценивает вклад армии в успех операции и косвенно оправдывается в неудаче контрудара: «<…> Когда же немцы своими танковыми частями переходят, хотя бы временно, к обороне, то этим самым они лишают нас наших маневренных преимуществ и, наоборот, начинают в полной мере применять прицельную дальность своих танковых пушек, находясь в то же время почти в полной недосягаемости от нашего прицельного танкового огня <…> Таким образом, при столкновении с перешедшими к обороне немецкими танковыми частями мы, как общее правило, несем огромные потери в танках и успеха не имеем» . В книге совершенно справедливо уделяется должное внимание действиям 1-й танковой армии, роль которой в операции в официальных источниках незаслуженно принижена. Армия М.Е. Катукова совместно с 2-м и 5-м гвардейскими, 2-м и 10-м танковыми корпусами и войсками 6-й гв. армии упорной обороной сумела остановить противника на обояньском направлении, нанеся ему большой урон в людях и бронетехнике. В наступавшем 48-м танковом корпусе противника к 10 июля оставалось примерно 200 танков и штурмовых орудий из 550 по состоянию на 4 июля, остальной бронетехнике требовался ремонт. При этом 1-я танковая армия за четверо суток (с 6 по 9 июля) ожесточенных боев с более сильной группировкой противника потеряла значительно меньше танков (453, из них безвозвратно – 220), чем армия Ротмистрова за один день 12 июля. Вопреки утверждениям официальных источников, 5-й гвардейский и 10-й танковые корпуса, действовавшие в ее составе, добились весомых результатов в ходе фронтового контрудара 12 июля. Они сковали соединения 48-го танкового корпуса противника, не позволив использовать их на прохоровском направлении. Здесь необходимо остановиться еще на одной существующей точке зрения по поводу результатов боев под Прохоровкой. Некоторые горячие головы, не согласные с однозначным выводом официальных советских историков об успехе контрудара 12 июля, бросаются в другую крайность. Они считают, что 5-я гв. танковая армия под Прохоровкой потерпела поражение, а войска Воронежского фронта проиграли начатое 12 июля контрнаступление. В печати можно встретить даже утверждения, что немцы захватили Прохоровку и контролировали ее вплоть до 17 июля, когда оставили в рамках начавшегося планомерного отхода. В немецких документах действительно упоминается захват небольшой деревушки Прохоровка на южном берегу р. Псёл (до войны в ней было всего 49 домов). Но ее не надо путать с поселком Прохоровка, получившим это название по одноименной станции, входившей в годы войны в пределы крупного поселка Александровский (770 домов). Автор решительно выступает против подобной точки зрения. Он показывает, что в стратегическом и в оперативном отношении исход оборонительной операции Воронежского фронта был предрешен, несмотря на некоторые просчеты нашего командования и неудачи в тактическом плане. Цель обороны заключается в отражении наступления противника. И она была достигнута. Наши войска не допустили прорыва армейского оборонительного рубежа, сохранив в целом оперативную устойчивость обороны, нанесли врагу такие потери, что он был вынужден в конечном итоге отказаться от продолжения наступления. По-прежнему самым злободневным был и остается вопрос о потерях. Каждая сторона неизменно пытается преувеличить потери противника и преуменьшить свои. В книге впервые на основе архивных документов приводятся малоизвестные данные по потерям армий и отдельных соединений Воронежского фронта в операции и в Прохоровском сражении в живой силе, вооружении и боевой технике, сделана попытка на основе архивных документов обеих сторон сопоставить их с потерями противника. Наши потери в людях, к сожалению, оказались значительно выше цифр, указанных в статистическом исследовании «Гриф секретности снят». Автор не согласен с распределением потерь между Воронежским и Степным фронтами, представленным в этом исследовании, и, на наш взгляд, убедительно обосновывает свою точку зрения. Иногда в связи с большими потерями в оборонительной операции высказывается мысль, что лучше было, используя наше превосходство в силах, упредить противника в переходе в стратегическое наступление и что решение о преднамеренной обороне – ошибка. Проще всего давать оценки сейчас, когда известны последствия того или иного решения. Автор подробно останавливается на этом вопросе, доказывая ошибочность предлагаемого варианта действий, который в данных конкретных условиях был бы только на руку врагу. По его мнению, ошибка не в том, что перешли к преднамеренной обороне, а в том, что не сумели в полной мере использовать ее преимущества. В Курской оборонительной операции был сорван план немецкого командования по окружению и разгрому более чем миллионной группировки советских войск. В ходе контрнаступления войска Воронежского и Степного фронтов отбросили врага в южном и юго-западном направлениях на 150 км, создав тем самым предпосылки для перехода советских войск в общее наступление. Его попытка путем проведения операции «Цитадель» захватить стратегическую инициативу на летнюю кампанию 1943 года была сорвана. Реванш за Сталинград не состоялся. Начальник разведки 21-й гв. тбр 5-го гв. тк капитан Андроников Н.Г. Начиная с 12 июля по 18 августа перешли в наступление восемь советских фронтов, которые наносили по врагу согласованные по месту и времени мощные удары на фронте до 2 тысяч км – от Великих Лук до Азовского моря. И попытки представить операцию «Цитадель» и Курскую битву как незначительный эпизод войны, рожденный советской пропагандой, не выдерживают никакой критики. Генерал-инспектор бронетанковых войск Германии Г. Гудериан, лучше всех знавший положение в своем ведомстве, заявил: «В результате провала наступления «Цитадель» мы потерпели решительное поражение. Бронетанковые войска <…> из-за больших потерь в людях и технике на долгое время были выведены из строя <…> Инициатива полностью перешла к противнику…» Победа в Курской битве означала завершение коренного перелома во Второй мировой войне. Здесь хотелось бы еще раз подчеркнуть, что основную роль в достижении победы в Прохоровском сражении и в целом в Курской битве сыграл советский солдат, от которого в конечном счете зависит осуществление всех замыслов и решений командиров. Именно он потом и кровью компенсировал все ошибки, просчеты и недоработки командования. И прекрасный мемориал, возведенный на Прохоровском «танковом поле», – это дань памяти ратному подвигу всех советских воинов – танкистов, артиллеристов, летчиков, связистов, саперов, водителей, ремонтников, медиков и других великих тружеников войны. Активный участник Курской битвы (капитан, заместитель начальника штаба 21-й гв. тбр 5-го гв. Сталинградского тк), профессор военной истории, лауреат Государственной премии СССР, полковник в отставке АНДРОНИКОВ Н.Г. 14.01.2005 г. Глава 1 Перед решающей схваткой Погибшим и павшим без вести в Курской битве воинам посвящается Общая обстановка, сложившаяся к июлю 1943 года – Цели и планы сторон – Состав противостоящих группировок – Ставка ВТК принимает решение о преднамеренной обороне – Соотношение в силах и средствах на южном фасе Курского выступа – Построение обороны Воронежского фронта – Характеристика танковых соединений С С и вермахта – Боевой и численный состав ударных группировок противника. Улучшение качественных показателей его бронетехники – Обращение Гитлера к войскам накануне операции «Цитадель» – Сталин предупреждает войска о переходе противника в наступление в период 3–6 июля Зимняя кампания 1942/43 года закончилась к началу апреля 1943 года. В ходе наступления советских войск и последующего контрнаступления противника в районе Курска образовался выступ, на 200 км вдававшийся в расположение войск противника. Такая конфигурация линии советско-германского фронта создавала возможность для нанесения мощных ударов по флангам крупных группировок врага в районе Орла и Брянска, Белгорода и Харькова с последующим выходом в его тыл. Тем более что общее соотношение сил и средств сторон на всем советско-германском фронте к началу апреля сложилось в пользу советских войск. Они превосходили противника в живой силе в 1,1 раза, в танках – в 1,4, в артиллерии – в 1,7 ив боевых самолетах – в 2 раза. Такое соотношение в силах и охватывающее положение советских войск можно было использовать для наступления на одном из стратегических направлений, чтобы разгромить одну из фланговых группировок противника. Так, командующий Воронежским фронтом Н.Ф. Ватутин доложил свои соображения о необходимости упреждения противника. В целях окружения и разгрома его белгородской группировки он предлагал нанести два удара по сходящимся направлениям – в полосе 40-й армии и южнее Белгорода – в полосе 7-й гв. армии. Командующий Воронежским фронтом генерал армии Ватутин Н.Ф. Однако Ставка Верховного Главнокомандования, учитывая усталость войск, недостаточную укомплектованность соединений в связи с понесенными потерями и трудности с созданием необходимых запасов материально-технических средств в период весенней распутицы, от наступления отказалась. Это прежде всего касалось Воронежского фронта, который в марте понес большие потери при отступлении и нуждался в пополнении личным составом, боевой техникой и материальными средствами. При этом, несомненно, учитывались уроки крайне неудачного исхода харьковской наступательной операции 1942 года, которая началась с Барвенковского выступа также с целью упреждения противника. Ведь войска Центрального и Воронежского фронтов, глубоко вклинившиеся в оборону противника, сами могли подвергнуться ударам со стороны его фланговых группировок. К тому же наши стратегические резервы находились еще в стадии формирования. 8 апреля Г.К. Жуков доложил И.В. Сталину: «Переход наших войск в наступление в ближайшие дни с целью упреждения противника считаю нецелесообразным. Лучше будет, если мы измотаем противника на нашей обороне, выбьем ему танки, а затем, введя свежие резервы, переходом в общее наступление окончательно добьем основную группировку противника». 12 апреля 1943 года Ставкой ВГК было принято предварительное решение о переходе к обороне на курском направлении. Начальник штаба Воронежского фронта генерал-лейтенант Иванов С.П. Член Военного совета Воронежского фронта Хрущев Н.С. Гитлеровское командование решило использовать выгодное положение своих войск в районе Курской дуги для проведения крупной наступательной операции с целью овладеть стратегической инициативой на лето 1943 г. и тем самым повернуть ход войны в свою пользу. Расположение советских войск в образовавшемся выступе сулило врагу большие перспективы. В случае успеха здесь могла быть окружена почти полуторамиллионная группировка двух фронтов, вследствие чего в обороне советских войск образовалась бы огромная брешь. Используя ее, можно было бы в последующем осуществить крупные операции с далеко идущими целями. Таким образом, обе стороны в первой летней операции 1943 года ставили перед собой решительные цели по разгрому противостоящего противника. Однако советское командование на первых порах сознательно отдавало инициативу противнику, чтобы использовать выгоды преднамеренной и хорошо подготовленной обороны. 15 апреля 1943 года Гитлер принял решение о проведении операции «Цитадель». Планом операции предусматривалось нанесение двух встречных ударов под основание выступа в общем направлении на Курск с целью окружения и разгрома советских войск. Операция планировалась как «единый бросок», позволяющий быстро отсечь всю Курскую дугу до подхода в этот район крупных советских резервов. Ударные группировки, наступающие с севера и юга, должны были на четвертый день наступления соединиться восточнее Курска и замкнуть кольцо окружения. На этот раз их задачи были значительно меньше, чем в предыдущих операциях: до намеченного рубежа встречи группе армий «Центр» нужно было продвинуться примерно на 75 км, группе армий «Юг» – на 125. Ближайшая задача последней заключалась в захвате рубежа Прилепы (10 км западнее ст. Пристень), Обоянь на глубине 55–60 км. Для обеспечения флангов ударных группировок с востока ставилась задача как можно быстрее создать внешний фронт окружения по линии р. Короча, Скородное, Тим. При этом предусматривался захват и удержание железнодорожной рокады Харьков, Белгород, Курск, Орел, имеющей важнейшее значение для обеспечения тесного взаимодействия групп армий «Юг» и «Центр». Соединения 2-й полевой армии, помимо сковывания сил противника, расположенных в западной части Курского выступа, должны были быть в готовности нанести удары по окружаемым советским войскам. В дальнейшем, в случае успеха операции, предусматривалось нанесение удара в тыл Юго-Западного фронта. Командующий группой армий «Юг» генерал-фельдмаршал Эрих фон Манштейн К созданию группировок войск, предназначенных для наступления, враг приступил еще в марте. В состав северной вошли: 9-я армия и часть сил 2-й армии группы армий (ГА) «Центр», всего 26 дивизий, в том числе 6 танковых и одна моторизованная – 460 тыс. человек, около 6 тыс. орудий и минометов, до 1200 танков и штурмовых орудий и около тысячи самолетов. В южную группировку под командованием генерал-фельдмаршала Э. Манштейна вошли 4-я танковая армия (ТА) генерала Г. Гота, армейская группа (ЛАГ) «Кемпф» и часть сил 2-й армии ГА «Центр», всего 24 дивизии, в том числе 8 танковых и одна моторизованная – 440 тыс. человек, до 4 тыс. орудий и минометов, до 1500 танков и штурмовых орудий, примерно 1050 самолетов. Командующий 4-й ТА ГА «Юг» генерал-полковник Герман Гот Командующий армейской группой «Кемпф» генерал-лейтенант Вернер Кемпф Таким образом, к операции привлекалось 50 наиболее боеспособных дивизий, в том числе 14 танковых (до 70 % танковых дивизий вермахта) и две моторизованные. Всего в составе групп армий «Центр» и «Юг» насчитывалось свыше 900 тыс. человек, около 10 тыс. орудий и минометов, до 2700 танков и штурмовых орудий. Их действия поддерживало свыше 2000 самолетов, то есть более 65 % всех боевых самолетов, действующих на советско-германском фронте . Чтобы создать такие сильные группировки, оснастить их большим количеством новых танков (производство и поставка которых в войска задерживались) и заодно тщательно подготовить операцию, Гитлер несколько раз переносил сроки ее начала. Так на советско-германском фронте возникла беспрецедентная трехмесячная пауза, которую обе стороны стремились использовать для восполнения потерь в личном составе, вооружении и боевой технике и подготовки к боевым действиям. В середине июня Ставкой ВГК было принято окончательное решение о переходе к преднамеренной обороне на курском направлении. К этому решению пришли не без колебаний. Ведь сторона, владеющая инициативой, имеет возможность выбрать место и время удара, создав для этого соответствующую группировку, обеспечивающую многократное превосходство над противником на избранном направлении. При этом принимаются все меры по обеспечению скрытности сосредоточения войск. Командование вермахта имело большой опыт в этом отношении. Для введения в заблуждение советского командования относительно направлений ударов в операции проводились специальные мероприятия: демонстративные рекогносцировки, выдвижение танков, сосредоточение переправочных средств, переговоры по радио, действия агентуры, распространение слухов и т. п. Однако на этот раз расчет гитлеровского командования на внезапность, благодаря которой ему удавалось добиваться успехов в летних операциях 1941 и 1942 годов, не подтвердился – подготовка противника к наступлению была своевременно вскрыта. Этому в немалой степени способствовали неоднократные отсрочки с началом наступления и хорошая работа нашей стратегической разведки. Кстати, меры по обеспечению скрытности, принятые в свою очередь советским командованием, привели к тому, что немецкая разведка так и не смогла выявить сосредоточение десяти советских армий в составе Западного, Брянского, Центрального, Воронежского и Юго-Западного фронтов, которые затем приняли участие в Курской битве . В общем, риск был большой, и предсказать исход оборонительной операции было трудно. На памяти у всех были события первых двух лет войны, когда оборона наших войск не выдерживала массированных ударов танков и пехоты противника, поддержанных авиацией. Именно поэтому командующие фронтами предлагали упредить немцев в переходе в наступление. Особенно на этом настаивал Н.Ф. Ватутин , который держал на флангах белгородской группировки противника крупные силы, чтобы сократить время для подготовки наступления. Замыслом Ставки ВГК предусматривалось сосредоточение основных усилий севернее и южнее Курска, где должны были развернуться главные события. Основные силы Центрального и Воронежского фронтов, отразив удар противника и измотав его в оборонительных боях, должны были перейти в контрнаступление, завершить разгром противостоящих группировок и создать условия для перехода в общее наступление. Центральный фронт (численностью 738 тыс. чел.) генерала армии К.К. Рокоссовского получил задачу оборонять северную часть Курского выступа протяженностью по фронту 306 км, отразить наступление противника, а затем, перейдя в контрнаступление совместно с войсками Западного и Брянского фронтов, разгромить его группировку в районе Орла. Воронежский фронт оборонял южную часть Курского выступа протяженностью 244 км с задачей измотать и обескровить врага, после чего перейти в контрнаступление и во взаимодействии с войсками Юго-Западного фронта завершить его разгром в районе Белгорода и Харькова. Войска Степного военного округа (с 10 июля – фронта) генерал-полковника И.С. Конева были развернуты в тылу обоих фронтов с задачей не допустить дальнейшего продвижения противника в случае прорыва им обороны. Однако основное предназначение этого фронта состояло в том, чтобы с отражением наступления врага решать наступательные задачи. В районе предстоящей операции соотношение в силах и средствах сложилось далеко не в пользу противника (см. Приложение 1). Наши войска превосходили противника по живой силе в 1,4 раза, по орудиям и минометам – в 1,9, по танкам – в 1,2 раза, по самолетам – в 1,1 раза. Так что решение Гитлера на проведение операции «Цитадель», учитывая столь невыгодное общее соотношение в силах и средствах, с военной точки зрения было в определенной степени авантюрой. Но он при любых условиях уже не мог отказаться от наступления: проведение операции «Цитадель» для него было обусловлено не только военными, но и политическими соображениями. Впрочем, немецкая сторона считает, что неправомерно включать в расчет войска, противостоявшие советским Брянскому и Юго-Западному фронтам, которые непосредственно в операции «Цитадель» не участвовали. Так, по данным федерального и военного архива ФРГ, в составе ГА «Центр» (9-я и 2-я армии) к участию в операции привлекалось 445 тыс. человек, в ГА «Юг» – 332 тыс., в том числе в 4-й ТА – 223,9, в ЛАГ «Кемпф» (без 42-го ак, противостоявшего советскому Юго-Западному фронту) – 108 тыс. Всего в группах армий «Центр» и «Юг» в операции было задействовано не 900, а только 777 тыс. человек, 2451 танк и штурмовое орудие, 7417 орудий и минометов, 1830 самолетов . С учетом этого превосходство советских войск над противником становилось еще большим. Немецкий исследователь К.-Г. Фризер , называя еще меньшие цифры – 650 тыс. человек, считает и их завышенными, так как они включают все тыловые части и службы, многочисленные подразделения и части, сформированные из числа советских граждан и граждан оккупированных стран Европы, перешедших на службу к немцам. За всеми этими рассуждениями четко просматривается стремление немецкой стороны объяснить последовавшие провал операции «Цитадель» и поражение гитлеровских войск в Курской битве только подавляющим превосходством советских войск в силах и средствах. Так, немцы считают, что в боевых частях всей ГА «Юг» имелось всего около 300 тыс. человек. Рассмотрим подробнее состав ударной группировки ГА «Юг» и планы командования по ее использованию. Манштейн планировал нанести два удара. Главный – по кратчайшему направлению Томаровка, Курск силами трех корпусов 4-й ТА, из них два танковых (всего пять танковых, одна моторизованная и две пехотные дивизии). Вспомогательный удар в направлении Белгород, Короча (в целях обеспечения правого фланга 4-й ТА) наносила ЛАГ «Кемпф» силами двух корпусов, из них один танковый, всего три танковые и три пехотные дивизии. В таблице 1 показан основной состав соединений, принявших непосредственное участие в операции с самого начала (по немецким данным). Таблица 1 Основной боевой состав группы армий «Юг» к началу операции «Цитадель» Источник: Zetterling N. and Frankson A., table 3.8, p. 32. Примечания: * Количество дивизий в составе ударных группировок (дополнено автором). ** В скобках – по данным Ньютон С. Курская битва. М.: Яуза– Эксмо, 2006. С. 491 *** В составе 48-го тк учтены 51 и 52 отб «пантер» 39-го отп. **** В группе «Кемпф» учтены только соединения, действовавшие в полосе Воронежского фронта. ***** Не учтены орудия и минометы полков и разведывательных батальонов дивизий, в том числе ПТО и самоходные 150-мм пехотные орудия «Грилле». Таким образом, против Воронежского фронта с самого начала операции было задействовано 14 дивизий (тд – 8, мд – 1, пд – 5). При этом не следует забывать, что 4-й танковой армии был придан 39-й танковый полк 10-й отдельной танковой бригады в составе двух батальонов. Этот полк по количеству танков «пантера» (200 шт.) превосходил любую танковую дивизию. В составе группировки Манштейна насчитывалось 2847 орудий и минометов, в том числе в 4-й танковой армии – 1774, в ЛАГ «Кемпф» – 1073. В состав Воронежского фронта, кроме пяти общевойсковых армий (стрелковых дивизий – 35), вошли 1-я танковая армия (один мехкорпус и два танковых) под командованием генерал-лейтенанта М.Е. Катукова , 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус под командованием полковника A.C. Бурдейного и 5-й гвардейский Сталинградский танковый корпус генерал-майора А.Г. Кравченко . Отдельные танковые бригады и полки были приданы армиям и составляли танковые резервы их командующих. Всего во фронте насчитывалось 1704 танка и САУ. Танковые войска планировалось использовать для отражения массированных танковых ударов противника и повышения оперативной устойчивости обороны. Боевой и численный состав армий и фронта показан в таблице 2. Таблица 2 Боевой и численный состав Воронежского фронта по состоянию на 5 июля 1943 года Источник: ЦАМО РФ. Ф. 203. Оп. 2843. Д. 26. Примечания: * Курская битва. М.: Наука, 1970. С. 476, приложение 5. ** В знаменателе указаны танки, находящиеся в ремонте. *** Без учета 24 САУ (12 Су-122 и 12 Су-76). В полосе Воронежского фронта наши войска превосходили противника: по личному составу в 1,4, по орудиям и минометам в 2, по танкам в 1,2 раза (число самолетов было примерно одинаковым) . Но есть и другие цифры. Так, по данным исследования, проведенного в 60-е годы, когда впервые были приоткрыты советские архивы, в составе Воронежского фронта по списку числилось 625 591 человек (в боевых частях – 466 236), танков – 1706, в том числе тяжелых – 105, средних – 1158, легких – 443 (в боевых частях – 1657), САУ – 105, орудий и минометов (без учета зенитной артиллерии и 50-мм минометов) – 8718 (в боевых частях – 8581) . С учетом последнего числа (без учета 50-мм минометов) общее превосходство в количестве орудий и минометов составляло уже 3:1 в пользу Воронежского фронта. Однако читателю не следует забывать, что сторона, владеющая инициативой, сама выбирает время и направление удара, на котором использует большую часть сил и средств, обеспечивающих прорыв подготовленной обороны противника. К тому же немецкая артиллерия в отношении мобильности (в основном самоходная и на мехтяге) намного превосходила нашу. В статистическом исследовании «Гриф секретности снят» указана другая численность личного состава фронта к началу операции – 534 700 человек. Автор затрудняется объяснить, за счет чего при одном и том же составе фронта образовалось столь значительное расхождение в его численности – почти в 90 тысяч. То же самое можно сказать и о численности Центрального фронта на 5.07.1943 г. – по данным исследования 1970 г. – 711 575 (на 26,4 тыс. меньше), в том числе в боевом составе – 510 983. Впрочем, цифры, характеризующие соотношение в силах и средствах, стали известны значительно позднее, когда были рассекречены военные архивы сторон и изучены трофейные документы поверженного Третьего рейха. В рассматриваемый же период окончательное решение советского командования перейти к обороне, несмотря на общее превосходство в силах, содержало значительную долю риска. По свидетельству Жукова, одновременно с планом преднамеренной обороны и контрнаступления решено было разработать также и план наступательных действий, если наступление противника будет отложено на длительный срок. При этом выбор времени перехода в наступление Ставка поставила в зависимость от обстановки. Имелось в виду не торопиться с ним, но и не затягивать время. Хрущев в своих воспоминаниях назвал ориентировочную дату начала наступления – 20 июля. Первым должен был начать Центральный фронт (ЦФ), который имел артиллерии на треть больше, чем Воронежский (в том числе такое мощное соединение, как артиллерийский корпус прорыва, имевший в своем составе более 700 орудий и минометов). Начало операции «Цитадель», назначенное на 3 мая, в первый раз было отложено Гитлером 29 апреля, так как оснащение немецких дивизий танками, штурмовыми орудиями и противотанковыми средствами оказалось недостаточным по сравнению с силами противника и его системой обороны. С учетом вероятных сроков поставок тяжелых танков и противотанковых пушек начало операции было перенесено на 12 июня. Советские войска максимально использовали относительное затишье в боях для создания прочной, глубоко эшелонированной обороны, общая глубина которой составила 250–300 км. При этом оборона строилась прежде всего как противотанковая, с глубоким эшелонированием боевых порядков и широко развитой системой фортификационных сооружений. К началу немецкого наступления на курском направлении в каждой армии первого эшелона Воронежского фронта было оборудовано три полосы обороны общей глубиной 30–50 км (см. схему 1): главная (протяженностью 244 км), вторая (235 км) и третья (тыловая, 250 км). На случай вклинения или прорыва обороны оборудовались отсечные и промежуточные позиции и промежуточный рубеж (86 км), занятый соединениями 35-го ск, а также фронтовой отсечный рубеж протяженностью 125 км. Между второй и третьей оборонительными полосами был подготовлен армейский промежуточный рубеж Мирополье, Мокрушина, Ольховатка . Были также оборудованы три фронтовых оборонительных рубежа на глубину 180–200 км. Всего в полосе Воронежского фронта с помощью местного населения было отрыто 4240 км траншей и ходов сообщения. Кроме того, восточнее Курского выступа на рубеже р. Кшень войсками Степного военного округа был подготовлен первый стратегический рубеж, а по левому берегу р. Дон – государственный рубеж обороны. Характер и объемы работ по инженерному оборудованию оборонительных полос, рубежей и позиций широко освещены в исторической литературе, на этих вопросах мы останавливаться не будем. Оборонительные рубежи выбирались с расчетом перехвата возможных направлений ударов противника, а также на случай его вклинения в оборону. На важнейших направлениях они заблаговременно занимались войсками. Видимо, меры по дезинформации, предпринятые Манштейном, в какой-то мере сыграли свою роль. На направлении Мирополье, Обоянь в полосах обороны 38-й и 40-й армий были оборудованы четыре армейские отсечные позиции. Для наглядности на схему оборонительных рубежей наших войск наложены направления ударов противника (планируемые и реальные). Наиболее укреплено было направление Томаровка, Обоянь. Забегая несколько вперед, заметим, что противник нанес главный удар несколько восточнее – в обход армейского промежуточного рубежа и этих позиций. В то же время в полосах 7-й гв. и 69-й армий восточнее и северо-восточнее Белгорода отсечные рубежи и позиции, к сожалению, не были подготовлены. Противник не преминул воспользоваться этим обстоятельством. Неблагоприятное количественное соотношение сил командование вермахта стремилось компенсировать за счет улучшения качественного состояния своих войск. Все части и соединения к началу операции были пополнены личным составом, вооружением и техникой, в том числе новыми и модернизированными танками. Данные воздушной разведки (гитлеровцы хвалились, что сфотографировали каждый метр Курской дуги) свидетельствовали о том, что советские войска создают наиболее прочную и глубокую оборону как раз на направлениях намеченных ударов. Это могло привести к медленному «прогрызанию» обороны и в конечном итоге – срыву всей операции. Поэтому войска готовились к прорыву сильно укрепленной обороны, насыщенной противотанковыми средствами и минно-взрывными заграждениями. В тылу проводились учения различного масштаба, на которых тщательно отрабатывались способы преодоления заграждений и подавления противотанковых средств противника, вопросы взаимодействия и управления. Основная роль в операции «Цитадель» отводилась танковым соединениям. Познакомимся подробнее с их организацией и вооружением на примере элитного 2-го танкового корпуса СС, который входил в состав 4-й танковой армии ГА «Юг» . Стремление нацистской верхушки иметь личную гвардию, не подчинявшуюся армейскому командованию, привело к созданию полевых войск СС. Их формирование осуществлялось на базе охранных отрядов, которые появились в середине 20-х годов. Основной организационной единицей войск СС до 1939 года был моторизованный полк. 10 октября 1939 года в Чехии была сформирована первая дивизия войск СС особого назначения, получившая позднее название «Рейх». Ее командиром стал Пауль Хауссер . Офицерские кадры войск СС готовились в двух юнкерских школах по программе моторизованных войск. К началу нападения на СССР были сформированы еще две дивизии СС. Дивизию «Мертвая голова» комендант концлагеря «Дахау» Теодор Эйке, известный своей жестокостью, укомплектовал солдатами и офицерами, охранявшими заключенных. Офицеры и унтер-офицеры для частей дивизии готовились в учебном центре при этом концлагере. В июле 1941 года на базе отряда личной охраны Гитлера было завершено формирование и дивизии СС «Лейб-штандарт Адольф Гитлер». Командиром ее стал начальник охраны Гитлера бригадефюрер СС Йозеф Дитрих . Эти три дивизии СС участвовали в боях на территории СССР и понесли большие потери. Гитлеровское командование, стремясь сохранить костяк этих элитных соединений, неоднократно выводило их на отдых и доукомплектование в Германию и Францию. При этом они, как правило, тяжелое вооружение и боевую технику оставляли частям вермахта. Соединения СС в период пребывания на фронте подчинялись армейскому руководству и в то же время напрямую – рейхсфюреру СС. Это ставило их в лучшие условия относительно обеспеченности личным составом, вооружением и техникой. К концу войны полевые войска СС превратились в 800-тысячную армию. Командир дивизии СС «Рейх» П. Хауссер в мае 1942 года был назначен командиром созданного из трех дивизий СС моторизованного корпуса, который с 1 июня 1942 года переформировывается в 1-й танковый корпус СС, а его соединения – в панцергренадерские (танко-гренадерские) дивизии. До начала 1943 года корпус находился во Франции. В ходе контрнаступления под Харьковом в феврале – марте 1943 года танковый корпус СС впервые участвовал как самостоятельное соединение. Приказом Гиммлера с 1 июля 1943 года корпус получает наименование – 2-й танковый корпус СС . П. Хауссер проявил себя как дальновидный и умелый военачальник, способный, исходя из складывающейся обстановки, пойти наперекор воле своего начальника. Так, 15 февраля 1943 г. возникла угроза окружения противника в районе Харькова частями 3-й танковой и 69-й армий советских войск. Несмотря на личный приказ Гитлера обороняться до конца, П. Хауссер не захотел жертвовать дивизиями СС в безнадежной ситуации и, вопреки приказу своего начальника генерала Ланца, вывел их из города. За ослушание он не получил вовремя положенную ему награду – Дубовые листья к Рыцарскому кресту. 2-й тк СС состоял из трех танко-гренадерских дивизий СС: «Лейбштандарт Адольф Гитлер», «Дас Рейх» и «Мертвая голова». По количеству танков эти соединения превосходили соответствующие дивизии вермахта. По существу, они являлись танковыми, так как имели в своем составе танковый полк вместо положенного по штату танкового батальона. В октябре 1943 года танко-гренадерские дивизии СС опять были преобразованы в танковые. В связи с этим мы будем впредь придерживаться названия, которое употреблялось во всех боевых документах Красной Армии военного времени и которое используется в современных официальных изданиях – танковые дивизии (тд) СС. Далее в тексте будут преимущественно употребляться их сокращенные названия – тд «ЛАГ», тд «ДР» и тд «МГ». Кстати, моторизованная дивизия (мд) «Великая Германия» («ВГ»), вопреки часто высказываемому мнению, не входила в состав полевых войск СС. Командир 2-го тк С С Пауль Хауссер В штат каждой дивизии СС входили: танковый полк (тп), два танко-гренадерских полка (тгп) трехбатальонного состава, моторизованный артполк (три-четыре дивизиона), батальон штурмовых орудий (три-четыре батареи), самоходный противотанковый дивизион, а также батальоны: разведывательный (пять рот), инженерный, связи и другие подразделения обеспечения и обслуживания. В начале 1943 года дивизии СС получили порядковые номера. Части в корпусе СС нумеровались последовательно, начиная с 1-й дивизии СС «ЛАГ». Например: 1-й танковый полк, во 2-й тд «ДР» – 2-й, в 3-й тд «МГ» – 3-й и, соответственно, 1-й и 2-й тгп в тд «ЛАГ», 3-й и 4-й тгп в тд «ДР», 5-й и 6-й тгп в тд «МГ». Это касалось и других частей соединений. Некоторым полкам были присвоены собственные имена. В отличие от танковых полков дивизий вермахта, в частях СС количество рот (батарей) в батальонах (дивизионах) было различным. Так, в танковом полку дивизии «ЛАГ» было 8 танковых рот, 9-я (по номеру 13-я) рота тяжелых танков «тигр» и саперная рота, в дивизии «ДР» – 7 танковых рот, 8-я – рота «тигров». В этой дивизии вместо противотанкового дивизиона был танковый батальон в составе трех рот, имевший на вооружении 25 трофейных танков Т-34 (в дивизиях СС использовались не только наши, но и трофейные танки других стран). В тп дивизии «МГ» было 6 танковых рот, рота «тигров» и саперная рота. 2-й тк СС был усилен двумя полками и одним батальоном шестиствольных реактивных минометов, двумя артиллерийскими батальонами артиллерии РГК, 680-м саперным полком в составе двух мотоинженерных батальонов. 17 мая 1943 года разведывательный отдел штаба Воронежского фронта разослал в штабы армий сводку о составе группировки противника (в ней танко-гренадерские полки называются моторизованными, которыми они, по существу, и являлись). «Краткая характеристика дивизий противника, действующих перед Воронежским фронтом, по состоянию на 15 мая 1943 года» (приводится в выдержках). Тд СС «Адольф Гитлер». В состав дивизии входят: 1-й и 2-й мотополки (мп), танковый полк и артиллерийский полк. Мотополки – трехбатальонного состава, артполк – четырехдивизионного состава. Отмечается в донесениях перед Воронежским фронтом с 3.02.43 г. Командир дивизии – генерал Й. Дитрих (с 4.07.1943 г. в командование дивизией вступил полковник – позднее бригадефюрер Теодор Виш. – Л.Л.). Командир 1-го мп – подполковник Витт, командир 2-го мп – подполковник Виш. Дивизия сформирована в мирное время. Была укомплектована добровольцами, главным образом членами национал-социалистской партии и Союза гитлеровской молодежи. Возрастной состав 17–22 года. В последующем комплектовалась молодежью 18–19 лет, имеющей 8—10-месячную подготовку. Личный состав отвечает всем требованиям гитлеровского режима. На Восточном фронте с начала войны действовала в составе танковой группы Клейста. Напряженные бои вела на шахтинском направлении в районе Ростова-на-Дону. В 1942 году перебрасывалась в Германию на пополнение и доукомплектование. Зимой 1942/43 года была переброшена вторично на Восточный фронт. Вела бои в районе Купянска, откуда отходила на Волчанск, Харьков, Красноград. В феврале – марте 1943 года принимала участие в контрнаступлении на Харьков совместно с дивизиями «Рейх», «Мертвая голова», наступая в направлении Красноград, Сахновщина, Ефремовка, Ракитное, Харьков, Белгород. В конце марта дивизия вышла в район Белгорода. За время боев (январь – март 1943 года) части дивизии имели потери до 30 % людского состава. Численный и боевой состав дивизии на 15.05.43 г. составляет: людей – 8600, арт. орудий – 60, ПТ орудий – 63, минометов – 70, пулеметов – 430, танков – 80. ВЫВОД: личный состав дивизии подготовлен хорошо, имеет большую насыщенность техникой, в настоящее время дивизия вполне боеспособна. В наступательных и оборонительных боях проявляет большое упорство независимо от потерь. Тд СС «Рейх» (полное название «Дас Рейх». – Л.Л.). В состав дивизии входят 1-й и 2-й мотополки, танковый полк и артполк. Мотополки – трехбатальонного состава, артполк – четырехдивизионного состава. Командир дивизии – группенфюрер Кеплер. Командир мп «Фюрер» – оберштурмфюрер Кумм. Командир мп «Дойчланд» – оберштурмбанфюрер Хармиль. Дивизия сформирована в 1939 году из самостоятельных кадровых полков, участвовала в войне с Польшей, сражалась с большой дерзостью. На Восточный фронт переброшена в начале июля 1941 года. Действовала на смоленском направлении, ведя бои в районе Орши и Ельни. В дальнейшем наступала на волоколамском, ржевском и сычевском направлениях. В этих боях потеряла почти весь свой личный состав. В марте 1942 года была отведена в Германию на пополнение и переформирование, после пополнения переведена во Францию. Личный состав почти полностью был обновлен (старых кадровых солдат осталось не более 20 %). Дивизия пополнилась главным образом добровольцами из членов Союза гитлеровской молодежи, собранными из различных районов Германии. Возрастной состав 19–22 года. Срок обучения 9 месяцев. В январе 1943 года дивизия переброшена вторично на Восточный фронт. <…> Полк «Фюрер» <…> в оборонительных боях под Ворошиловградом, по показаниям пленных, имел большие потери, много обмороженных. В первой половине февраля 1943 года был переброшен на харьковское направление, где 8 февраля вошел в состав своей дивизии. Полк «Дойчланд», мотоциклетный полк, штаб дивизии и др. спецчасти дивизии выгрузились в районе Киева в период 18–27.01.43 г. и маршем переброшены в район Харькова, Волчанска, где в первых числах февраля передовыми частями вступили в бой с нашими наступавшими войсками. После неудачных встречных боев части дивизии «Рейх» с 7.02.43 г. начали с боями отходить с рубежа реки Северский Донец в направлении Харьков, Мерефа, Красноград. К 20.02.43 г. дивизия отошла в Красноград, откуда перешла в контрнаступление на Павлоград и 25 февраля овладела Павлоградом. К 20 марта дивизия вышла к реке Северский Донец на старосалтовском направлении, после чего была сменена 11-й тд и переброшена в район Белгорода. За время боев (январь – март) дивизия потеряла до 2000 человек убитыми и свыше 2000 человек обмороженными. Численный и боевой состав дивизии на 15.05.43 г. составляет: людей – 7000, орудий – 50, ПТ орудий – 62, минометов – 40, пулеметов – 260, танков – 80. Политико-моральное состояние личного состава дивизии высокое, большинство верит в победу Германии. ВЫВОД: дивизия «Рейх» имеет потери до 30 %, в настоящее время пополнена до штатной численности, подготовка солдат высокая, наступательный дух не подорван, является боеспособным соединением. Тд «Мертвая голова» (немецкое название – «Тотенкопф». – Л.Л.). В состав дивизии входят: 1-й и 2-й мп, танковый полк и артполк. Мотополки – трехбатальонного состава. Артполк – четырехдивизионного состава. Дивизия отмечается перед Воронежским фронтом с 20.03.43 года. Командир дивизии – генерал-лейтенант Зимон , командир 1-го мп – оберфюрер Ротеркамф, командир 2-го мп – полковник Беккер . Дивизия сформирована в Мюнхене в 1939 году, комплектовалась исключительно из добровольцев охранных отрядов и отрядов штурмовиков. Дивизия участвовала в операциях против Польши и Франции, после чего дислоцировалась в районе Бордо (Франция). На Восточном фронте с 25 июня 1941 года – входила в состав 56-го мк 4-й ТА, а затем в состав 10-го армейского корпуса. Наступала через Литву, Латвию и далее на Порхов, Сольцы, Старая Русса. С сентября 1941 года до января 1942 года дивизия оборонялась на рубеже Лужно, Хильково. В первой половине 1942 года части дивизии использовались в обороне отдельными гарнизонами, которые действовали совместно с линейными частями, усиливая их стойкость в обороне. В июне части дивизии были сосредоточены в районе Демянска, где вели упорные бои с частями Северо-Западного фронта. В этих боях дивизия понесла большие потери. Осенью 1942 года была выведена для пополнения. В начале февраля 1943 года дивизия переброшена из Франции вторично на Восточный фронт. 17–18.02.43 г. выгрузилась в Дубно и Киеве, откуда проследовала маршем до Краснограда, где 23.02 вступила в бой с наступающими частями Юго-Западного фронта. Дивизия СС «Мертвая голова», наступая в составе тк СС, имела задачу восстановить положение в районе Харькова. Наступала на Павлоград, после чего резко повернула на север и действовала в направлении Сахновщина, Охочее, Ново-Водолага, Дергачи, Липцы, обходя Харьков с севера. Правее наступала танковая дивизия «Рейх», левее – тд «Адольф Гитлер». К 20.03.43 г. части дивизии вышли к реке Северский Донец на рубеже Графовка, Старица и перешли к обороне. В конце марта была переброшена в район Белгорода, где сменила части дивизии СС «Адольф Гитлер». За период боев (февраль – март 1943 года) дивизия имела потери до 35 % людского состава и матчасти. Численный и боевой состав дивизии на 15.05.43 г. составляет: людей – 8200, арторудий – 76, ПТ орудий – 46, минометов – 40, пулеметов – 280, танков – 70. Политико-моральное состояние: бытовые условия солдат СС с самого начала войны были и в наиболее трудные периоды оставались значительно лучшими, чем у других частей германской армии. Солдаты в подавляющем большинстве верят в победу гитлеровской Германии. ВЫВОД: дивизия СС «Мертвая голова», состоявшая в начале войны из отборных гитлеровцев, понесла большие потери на Восточном фронте в людях и технике. Над ними грозным призраком висит Сталинградская трагедия 6-й армии. На общем изменившемся фоне состава гитлеровская дивизия СС «Мертвая голова» представляет собой наиболее сколоченную, дисциплинированную, верную часть, способную упорно и настойчиво выполнять приказы немецкого командования. Успешные действия дивизии в районе Харькова, безусловно, подняли наступательный дух эсэсовских войск и, в частности, дивизии «Мертвая голова» . Гитлеровское командование, учитывая укомплектованность, вооружение и подготовку личного состава танковых дивизий корпуса СС, возлагало на них особые надежды. Их шеф Гиммлер, выступая перед офицерами корпуса в апреле 1943 года, заявил: «Здесь, на Востоке, решается судьба… Здесь русские должны быть истреблены и как люди, и как военная сила и захлебнуться в собственной крови». Фанатично преданные гитлеровскому режиму эсэсовцы были готовы выполнить поставленные задачи, не считаясь ни с чем. Важная роль в операции «Цитадель» отводилась и армейской группе «Кемпф», основу которой составлял 3-й танковый корпус под командованием генерала танковых войск В. Брейта. В него входили 6, 7 и 19-я танковые и 168-я пехотная дивизии. Корпус был усилен полком шестиствольных минометов, 503-м отдельным тяжелым батальоном «тигров», 228-м батальоном штурмовых орудий, двумя артполками, двумя отдельными артиллерийскими батальонами (150-мм и 210-мм орудия). В сводке разведотдела штаба Воронежского фронта приводятся следующие данные по 6-й и 7-й танковым дивизиям (информация по 19-й тд, которая была переброшена на это направление позже, отсутствует): «6-я танковая дивизия. В состав дивизии входят: 11-й тп, 4-й и 114-й мп, 76-й артполк. Командир дивизии – генерал-майор Раус , командир 4-го мп – полковник Унрайн, командиры остальных полков неизвестны. Дивизия – кадровая. Личным составом была укомплектована из Вестфалии. Дивизия участвовала в боях в Польше и Франции. На Восточном фронте с начала войны, входила в состав 4-й танковой группы. Наступала через Литву и Латвию на Псков, Кингисепп, Красногвардейск, где имела потери до 70 %. В сентябре 1941 года переброшена из-под Ленинграда в район Вязьмы. Вела бои в районе Гжатска, Калинина, Дмитрова, Клина. В этих боях дивизия потеряла все танки и до 505 человек людского состава. В марте 1942 года убыла в Германию на пополнение и переформирование. После пополнения дислоцировалась во Франции. В декабре 1942 года переброшена из Франции вторично на Восточный фронт под Сталинград, где совместно с 17-й тд и дивизией «Викинг» участвовала в контрнаступлении на котельниковском направлении. 6-я тд прибыла из Франции в следующем составе: людей – до 9000, пулеметов – 340, минометов – 90, ПТ орудий – 70, арт. орудий – 60, танков – 100. После неудачных встречных боев была переброшена в район Тацинская, на Юго-Западный фронт. В районе Тацинская, Скасырская части дивизии вели жестокие бои с нашими танковыми частями. В этих боях дивизия имела большие потери в танках, в людском составе и автотранспорте. Разбитые части дивизии отошли за реку Северский Донец и заняли оборону на рубеже Белокалитвенская, Богдановка (юго-вост. Каменск). В феврале выведена в резерв, частично пополнилась и вновь брошена в бой в районе Синельниково. Участвовала совместно с корпусом СС в контрнаступлении на харьковском направлении. В марте 1943 года наступала на Змиев и Чугуев. В настоящее время дивизия переброшена в район южн. Белгород. Численный и боевой состав дивизии на 15.05.43 г. составляет: людей – 6500, арт. орудий – 60, ПТ орудий – 45, минометов – 55, пулеметов – 240, танков – 240 (так в тексте, вероятно, ошибка. – Л.Л.). ВЫВОД: 6-я тд в обороне дерется упорно. Является боеспособным соединением. После получения пополнения может быть использована для наступления. 7-я танковая дивизия. В состав дивизии входят: 25-й тп, 6-й мотоциклетный полк, 7-й мп и 78-й артполк. Командир дивизии – генерал-лейтенант барон фон Функ. Командир 7-го мп – полковник Штейнкелер. Командир 78-го ап – подполковник Фрайлих. Дивизия кадровая. Других данных не имеется. Дивизия участвовала в оккупации Чехословакии, Польши, Бельгии, Франции. На Восточный фронт прибыла 22.06.41 г. Границу перешла в районе Сувалки. Наступала по маршруту: Вильно, Минск, южн. Витебск, Ярцево, откуда была переброшена на клипс кое направление. В августовских боях имела большие потери, вследствие чего была отведена в район Духовщина на переформирование и доукомплектование. В ноябре вновь действовала на клипс ком направлении. В боях под Москвой дивизия потеряла свыше 100 танков и до полка пехоты, в марте была переброшена на пополнение. 7-я тд 18–25.12.1942 г. была переброшена на Восточный фронт по маршруту: Тулон, Берлин, Бреслау, Варшава, Киев, Сталино, Ростов, Шахты, Усть-Белокалитвенская. К 6.01.43 г. части дивизии были сосредоточены в Усть-Белокалитвенская, откуда 7 января дивизия начала наступать в направлении Новочеркасский, Скосырская, где понесла значительные потери в танках и личном составе. Из 80 танков подбито 30. 29.01.43 г. дивизия начала переброску основными силами на артемовское направление по маршруту: Серго, Каганович, Артемовск, Славянск с задачей – не допустить прорыва войск Красной Армии в Славянск, Краматорская. В первой половине февраля дивизия вела упорные оборонительные бои за удержание Славянска, после чего отошла в район Красноармейское, откуда совместно с 11-й тд и дивизией «Викинг» перешла в контрнаступление на Барвенково. К концу февраля 1943 года 7-я тд вышла к р. Северский Донец и заняла оборону южнее Изюм. В районе Красноармейское, Барвенково дивизия потеряла до 30 танков и до полка пехоты. В настоящее время дивизия переброшена в район юго-западнее Белгорода, предположительно Золочев, Должик. Численный и боевой состав дивизии на 15.05.43 г. составляет: людей – 6800, арт. орудий – 48, ПТ орудий – 50, минометов – 50, пулеметов – 280, танков – 120. ВЫВОД: 7-я тд на 20.03.43 г. имела потерь до 80 % в личном составе и до 70 % в матчасти. За последнее время дивизия пополнилась личным составом и матчастью. После пополнения будет использована в широких наступательных действиях» . Количество личного состава и вооружения в соединениях 2-го тк СС и 3-го тк по данным разведотдела Воронежского фронта показано в таблице 3. Таблица 3 Боевой состав соединений 2-го тк СС и 3-го тк противника по данным разведки Воронежского фронта по состоянию на 15 мая и 4 июля 1943 года* Источники: ЦАМО РФ. Ф. 69 А. Оп. 10756. Д. 10. Лл. 27–31 и Ф. Разведотдела фронта. Оп. 2874. Д. 60. Примечания: * Данные разведки фронта по состоянию на 4.07.1943 г. указаны в скобках. ** Во второй графе указан, по существу, боевой состав. ***167 пд (без одного полка) с началом операции была придана 48-му тк. В вермахте есть несколько подходов к учету численности войск. Так, в списочном составе соединений (Iststarke), кроме военнослужащих, находящихся в строю, учитываются также раненые и больные, отпускники и командированные, которые могут вернуться в части в течение 8 недель (этот срок в зависимости от обстановки на фронте мог меняться). Учет личного состава велся также по количеству выделенных соединениям продовольственных рационов (Vepflegungsstarke). В число лиц, стоящих на довольствии в соединении, кроме военнослужащих, включались также «хиви» (хильфсвиллиге – добровольные помощники), лица, находящиеся под арестом, и даже гражданские лица (вольнонаемные), которые обслуживали воинские части. В ежедневных донесениях и сводках указывались, как правило, данные о наличии личного состава на день доклада (Tagesstarke), то есть списочный состав с учетом прикомандированных и «хиви», но за вычетом лиц, находящихся в отпуске, в командировках и раненых. Но нас прежде всего интересует боевой состав немецких соединений (частей). В вермахте к боевому составу (Gefechtst?rke) относятся военнослужащие родов войск (пехота, бронечасти, артиллерия, инженерные, резервные или запасные части и подразделения), участвующие в бою. Сюда не входит личный состав подразделений обслуживания (транспортные и ремонтные). Так, в боевом составе 19-й тд числилось до 11,6 тыс. человек из общего числа 16,7 тыс. . Но в ходе боевых действий немцы при оценке боеспособности частей и соединений чаще использовали другое понятие боевого состава – Kampfst?rke, при котором учитывались только военнослужащие, непосредственно участвующие в ближнем бою, то есть постоянно находятся на передовой, включая санитаров, водителей боевых машин, корректировщиков артиллерии. Сюда не входят ездовые орудийных упряжек, некоторые категории ремонтников. При этом в боевом составе пехотной дивизии учитывался личный состав шести пехотных батальонов (в среднем – 450 человек), разведывательного и саперного батальонов (их боевой состав – 350 человек). Таким образом, боевой состав дивизии мог составить в среднем 3400 человек. В тд «ДР» при числе довольствующихся 20 659 человек в боевой состав Цеттерлинг и Франксон включили 7350. В отличие от вермахта, в Красной Армии под боевым составом понимают фактический состав части (соединения, объединения), включающий штатные силы и средства, а также их средства усиления, предназначенные для выполнения боевой задачи. При этом различают численность штатную, списочную и наличную (фактическую на определенный момент). До начала операции и в ходе нее соединения противника продолжали получать пополнение людьми, вооружением и техникой. Например, в течение июня месяца численность тд «ЛАГ» увеличилась на 1783 человека, а корпус СС дополнительно получил 31 танк, в том числе 19 трофейных танков Т-34. Дивизия «ДР» 2 июля получила 12 САУ «Грилле» на шасси чешского танка T-38(t), «МГ» 5 июля – 24 БТР, а «ЛАГ» 7 июля – 4 САУ «Грилле» и 26 БТР . В таблице 4 показаны списочная численность соединений 2-го тк СС, количество личного состава, состоящего на довольствии, боевой состав соединений корпуса (Gefechtst?rke) и, забегая вперед, его изменение в ходе операции: Численность личного состава соединений 2-го тк СС и 4-й танковой армии в июне – июле 1943 года Источник: *NARA, Т354, R605, fl62, 167, 169, 171; **T354, R607, f566. Примечание: списочный состав дивизий «ЛАГ» и «ДР» оказался несколько больше (не учтены по одному мотопехотному батальону в каждой), в «МГ» – больше на 159 человек. Об общем количестве личного состава в 4-й ТА Гота с учетом боевых частей, приданных дивизиям, а также подразделений «хиви» (Osttruppen) и вольнонаемных служащих можно судить по следующим цифрам. На 1.07.43 года на довольствии во 2-м тк СС состояли 72 960 человек, из них: служащих СС – 63 053, военнослужащих сухопутных войск – 5712, «хиви» – 4164. Численность рационов в соединениях, соответственно: тд «ЛАГ» – 24 555 (20 948, 2369, 1238), тд «ДР» – 20 654 (18 418, 660, 1576), тд «МГ» – 23 800 (20 651, 2002, 1147), корпусные части – 3951 (3036, 681, 203). Таким образом, в действительности общий и боевой состав, как отдельных соединений, так и в целом корпуса СС, оказался значительно больше, чем обычно считают. В 48-м тк на довольствии состояли 61 692, из них военнослужащих – 59 729, вольнонаемных – 1963, бывших военнопленных (в 3-й тд) – 1106. В 167-й пд, соответственно, – 17 837 и 17 189; в 52-м ак – 51 638 и 45 666, «хиви» – 3411. В армейских и вспомогательных частях, соответственно, – 19 780, в том числе военнослужащих сухопутных войск – 14 994, авиаторов – 977. Всего в 4-й ТА – 223 907 человек, из них служащих СС – 63 290, военнослужащих сухопутных войск – 143 290, «хиви» – 9853, вольнонаемных – 6492 (из них имперских немцев – 1942, граждан оккупированных стран – 4550) и др. . Вопреки утверждениям авторов некоторых публикаций, в составе 4-й танковой армии Гота в июле 1943 года не было румын, венгров, итальянцев и тем более финнов. Противник принял также все меры, чтобы максимально пополнить соединения бронетехникой (укомплектованность соединений 2-го тк СС и 3-го тк ГА «Юг» бронетехникой на 30.06.43 г. показана в Приложении 2). К началу операции было отремонтировано максимально возможное количество танков и штурмовых орудий и завершены запланированные до 1 июля поставки новой бронетехники. К 4 июля удалось довести количество боеготовых танков до 90–92 % от имеющихся в наличии. Данные федерального и военного архива ФРГ позволяют уточнить боевой состав и основное вооружение танковых корпусов (в том числе и резервного 24-го тк). Таблица 5 Боевой состав и основное вооружение танковых соединений группы армий «Юг» на 1 июля 1943 года Источник: Z et te rl in g N. and F ra nk so n A.,tabic 3.4, 3.5, 3.6, 3.7, 3.22, p. 29–31, 46 (BA-MA RH 2/1343). Примечания: 1. В скобках указаны в том числе огнеметные танки. 2. В 48-м тк с учетом усиления имелось 59 шестиствольных минометов: 23 150-мм и 36 300-мм в составе 5-й тд СС «Викинг», 17-й и 23-й (включена с 7.07.) 3. Без учета резервного 24-го тк (всего: 168 танков, 13 штурмовых и 123 полевых орудия). Таким образом, по данным архива ФРГ, в составе танковых соединений группы армий «Юг» на 1 июля 1943 года насчитывалось 1508 танков и штурмовых орудий, в том числе в 4-й ТА – 1089, в ЛАГ «Кемпф» – 419. Резервный 24-й тк, вопреки данным некоторых советских исследователей, в операции «Цитадель» непосредственного участия не принимал. Для сравнения: в ударной группировке Моделя (ГА «Центр») насчитывалось 1014 танков и штурмовых орудий. Сравнив данные 1, 3 и 4-й таблиц, можно сделать вывод, что разведка Воронежского фронта довольно точно определила основной боевой состав соединений вражеской группировки. Разница в количестве танков и полевых орудий в соединениях 2-го тк СС и 3-го тк (без учета пехотных дивизий и приданных частей усиления) минимальна. Согласно сводной ведомости боевого и численного состава частей противника по данным разведотдела фронта, в ударной группировке ГА «Юг» на 4.07.43 г. насчитывалось 122 тыс. человек и 1240 танков. По данным К.-Г. Фризера, в составе двух ударных группировок ГА «Юг» имелось 1137 танков (из них исправных – 1043) и 240 штурмовых орудий (из них исправных – 202, по другим данным – 229), всего – 1377 , из них исправных – 1272. По утверждению Э. Манштейна, в его распоряжении было 1352 танка, в том числе «тигров» – 100 и «пантер» – 192. Численность танков (как и других видов вооружения и боевой техники) в советских и немецких соединениях, приводимых в различных источниках, несколько отличается друг от друга. В дальнейшем еще не раз встретятся подобные противоречия. Это чаще всего объясняется наличием ремонтного фонда, величина которого менялась каждый день, а также различным временем представления донесений в вышестоящие штабы. В немецких документах также не всегда указываются командирские, специальные (огнеметные, саперные, ремонтно-эвакуационные, артиллерийские наблюдательные пункты) и трофейные танки. Кроме того, разница в итоговых цифрах объясняется еще и тем, что некоторые исследователи в число штурмовых орудий включают все самоходные орудия. Читателю предлагаются данные различных источников, чтобы, во-первых, дать возможность ему самому сделать выводы о степени достоверности приводимых сведений, во-вторых, избежать обвинений в одностороннем подходе. Окончательный вывод можно сделать только после изучения первичных архивных документов, да и то не всегда. Танковые дивизии 2-го тк СС и 3-го тк были укомплектованы в основном танками T-III и T-IV. Устаревших танков T-II в дивизиях было немного, они использовались чаще всего в качестве командирских, подвижных артиллерийских наблюдательных пунктов и т. п. Дивизии СС и мд «Великая Германия» были усилены отдельными тяжелыми танковыми ротами (3-й тк – батальоном), на вооружении которых состояли тяжелые танки T-VI «тигр». Таким образом, вопреки некоторым советским источникам, в ГА «Юг» был один батальон и четыре отдельные танковые роты «тигров», всего 102 тяжелых танка «тигр» (7 % от общего количества танков всех типов). В составе тд «ДР» имелось также 25 трофейных советских танков Т-34. К лету 1943 года немцы с учетом опыта боев в 1941–1942 гг. сумели значительно улучшить качественные показатели своих танков (основные тактико-технические данные танков, принимавших участие в боях на прохоровском направлении, показаны в Приложении 3). Так, на средний танк T-III (выпускался серийно с 1938 г.) поставили 50-мм орудие с длиной ствола, равной 42 и 60 калибрам (T-III-H), превосходившее по бронепробиваемости подкалиберным снарядом на дистанциях до 700 м пушку Ф-34 нашего основного танка Т-34. На средний танк T-IV (модификации Н и G) установили более мощную длинноствольную 75-мм пушку (длина была увеличена с 24 до 48 калибров), обеспечивающую высокую начальную скорость снаряда, а значит, и более высокую бронепробиваемость. Они превосходили советские средние танки вплоть до середины 1944 г., когда в войска начали поступать в массовом количестве танки Т-34-85 с новой 85-мм пушкой. Бронирование танков T-III и T-IV было усилено путем приваривания дополнительных броневых листов. В зависимости от модификации толщина лобовой брони увеличилась до 70–80 и даже 85 мм (не путать с защитными экранами, которые навешивались на башни и борта для защиты от кумулятивных снарядов и бронебойных пуль советских 14,5-мм противотанковых ружей). Однако усиление бронирования и установка более мощного вооружения привели к значительному росту массы танков, что отрицательно сказалось на их проходимости и маневренности на поле боя и уменьшило ресурс ходовой части. Наибольшую опасность для наших танков представляли новые немецкие танки Т-V «пантера» и T-VI «тигр». Особенно тяжелый «тигр» с его мощной 8 8-мм пушкой, которая легко пробивала броню наших тридцатьчетверок на дистанции до 2000 м. Эта машина была уже известна нашим войскам. В январе 1943 года под Ленинградом был захвачен в исправном состоянии опытный образец «тигра». Он был доставлен на полигон у Кубинки для отстрела бронекорпуса. Стреляли по нему орудия различных калибров с разных дистанций и под различными углами. По результатам испытаний для войск была срочно разработана памятка с указанием всех слабых мест бронезащиты «тигра» и дистанций наиболее эффективной стрельбы для различных артсистем. Колонна немецких танков Т-V «пантера» с 75-мм пушкой В танковых корпусах доля средних и тяжелых танков составляла: в 48-м тк – 89 % (40 % всего танкового парка – это «пантеры» и «тигры»), во 2-м тк СС – 92 %. В 3-м тк устаревшие T-II и командирские танки на их базе составляли 17 % танкового парка (без учета приданного батальона «тигров»). В составе танковой группировки ГА «Юг» примерно 24 % составляли новые тяжелые танки «тигр» и «пантера» (количество танков в соединениях и их распределение по типам показаны в Приложении 4). В составе двух ударных группировок на северной и южной стороне Курской дуги было 147 «тигров», 200 «пантер» и 90 «фердинандов», всего 437 новейших образцов танков, что составило примерно 17 % от общей численности танков и штурмовых орудий противника. Кроме танков, в составе соединений противника имелось значительное количество штурмовых орудий StuG-III (75-мм танковая пушка) и StuG Н-42 (105-мм штурмовая гаубица), которые организационно входили в состав отдельных бригад и батальонов (батарей). Каждой танковой дивизии СС для огневой поддержки танков был придан батальон штурмовых орудий. Они использовались также для уничтожения танков противника огнем прямой наводкой, так как обладали высокой бронепробиваемостью при стрельбе на 1000 м снарядами: бронебойным – 60 мм, подкалиберным – 82 мм и кумулятивным – 100–120 мм. Танк T-VI «тигр» В состав артполков дивизий был включен дивизион бронированных самоходных 150-мм гаубиц «Хуммель» (одна батарея, 6 штук) и 105-мм гаубиц «Веспе» (две батареи, всего 12 штук). Это значительно повысило мобильность артиллерии и обеспечивало непрерывную огневую поддержку танковых частей. Самоходные гаубицы также с успехом применялись для поражения танков огнем прямой наводкой. Противник уделял особое внимание борьбе с советскими танками. В противотанковых дивизионах танковых дивизий, кроме буксируемых ПТО, имелось значительное количество 75-мм противотанковых САУ «Мардер III» и 76,2-мм «Мардер II» . Кроме того, в дивизиях «ЛАГ» и «ДР» по штату было по 12 (в каждом тгп по 6) 150-мм (короткоствольное пехотное орудие) САУ «Грилле» на базе трофейного чешского танка T-38(t). Штурмовое орудие StuGH-42 При расчетах соотношения сил и средств почему-то забывают об этих САУ, которые по некоторым показателям превосходили наши СУ-76 и СУ-122. Например, в СУ-122 было применено раздельно-гильзовое заряжание, что значительно увеличивало время подготовки орудия к выстрелу, а в связи с низкой начальной скоростью снаряда – всего 515 м/с – он имел крутую траекторию. Все это снижало эффективность стрельбы по танкам противника. Советские конструкторы, занимавшиеся совершенствованием существующих типов танков, к сожалению, опоздали с перевооружением танка Т-34 более мощной пушкой. Главное артиллерийское управление Красной Армии только в январе 1943 года разработало тактико-технические требования на разработку 85-мм самоходной (танковой) пушки. Так что, вопреки прочно утвердившемуся в массовом сознании стереотипу, немецкие танки и штурмовые орудия, состоящие на вооружении танковых дивизий ГА «Юг», к лету 1943 года по многим важнейшим параметрам превосходили наши танки и САУ. За счет повышения огневой мощи и усиления бронирования танков противнику удалось временно достичь некоторого качественного преимущества своих танковых войск над советскими. К сожалению, наше командование не всегда и не в полной мере учитывало это обстоятельство при принятии решений. Немцы большое внимание уделяли вопросам противовоздушной обороны частей и соединений. Например, к началу операции в танковой дивизии СС «ЛАГ» было 12 88-мм зенитных пушек, 21 37-мм и 65 20-мм. В других их было несколько меньше: «ДР» – 11 88-мм, 9 37-мм и 56 20-мм; «МГ» – 10 88-мм, 9 37-мм и 41 20-мм. 88-мм зенитные пушки с успехом применялись против наших танков. Орудия малокалиберной зенитной артиллерии также использовалась для стрельбы по наземным целям. Противотанковая САУ «Мардер» При сравнении сил противостоящих сторон в Курской битве следует учитывать, что по своему штатному составу советский танковый корпус в составе трех танковых и одной мотострелковой бригад по количеству личного состава и вооружению уступал немецкой танковой дивизии. В свою очередь, советский механизированный корпус был примерно равен немецкой танковой дивизии и превосходил моторизованную. Это можно проследить, сравнивая штатную численность немецких и советских соединений по состоянию на 1 января 1943 года, показанную в Приложении 5. Обращает на себя внимание значительное количество в соединениях противника противотанковых средств, в том числе и в пехотных дивизиях. Советское командование считало, что танк сам по себе – лучшее противотанковое средство. Как мы убедимся, этот недостаток отрицательно сказался в ходе оборонительной операции. Другое дело, что немцы летом 1943 года из-за больших потерь, понесенных на советско-германском фронте, были вынуждены сократить количество танков в дивизиях. После перевода танкового полка на двухбатальонный состав в дивизии по штату осталось 133 танка вместо 200 (T-III – 74, T-IV – 59). К началу операции многие немецкие танковые дивизии еще не завершили реорганизацию и имели некомплект не только по линейным, но и по командирским и специальным танкам и по САУ. Так, 6-я и 7-я танковые дивизии 3-го тк были укомплектованы на 86 % от штата, а 19 тд – на 52 % (по другим данным, на 61 %). Несколько больше танков было в танковых дивизиях СС. Дивизии «МГ» и «ДР» были укомплектованы даже сверх нового штата. Дивизии «ЛАГ» и «ДР» 1 мая 1943 г. получили приказ отправить личный состав 1 – х батальонов танковых полков в Германию для получения новых танков «пантера» и соответствующей переподготовки. В тп «ЛАГ» остался 2-й батальон 4-ротного состава и приданная рота «тигров» (13 танков T-VI). В тп «ДР» тоже остался только 2-й батальон 4-ротного состава и приданная рота «тигров» (14 танков T-VI). Но там еще имелся противотанковый дивизион, на вооружении которого были две роты трофейных танков Т-34 (25 шт.) и рота немецких T-III с 50-мм пушками. В тп дивизии «МГ» было два батальона 3-ротного состава и приданная рота «тигров» (15 танков T-VI). То же самое можно сказать и о пехотных дивизиях противника, в которых по штату должно было быть 13 155 человек (по другим данным – 12 708) вместо 16 859 человек, 210 орудий и минометов (без зенитных орудий, реактивных установок и 50-мм минометов). Но большинство дивизий не имели и такого количества людей. Гитлеровское командование было вынуждено комплектовать соединения представителями других национальностей. В тыловых частях и подразделениях широко использовались «хиви» из числа граждан оккупированных стран и военнопленных, число которых в вермахте к маю 1943 года, по немецким данным, превышало 500 тыс. человек . Наиболее надежные из «хиви» (в первую очередь – фольксдойче) использовались в боевых, особенно разведывательных подразделениях. Так, в 168-й пд на 1 июля было 6 тыс. человек, из них немцы составляли только 60 %. В числе остальных были: поляки – 20 %, чехи – 10 %, русские (правильнее сказать – русскоязычные) – 2 %. По показаниям пленных, в некоторых пехотных ротах 332-й пд 52-го ак числились: 40 % – поляки, 10 % – чехи, остальные немцы . В отличие от соединений вермахта, элитные дивизии войск СС в июле 1943 г. имели более однородный состав, и бывшие советские граждане составляли в них порядка 5–8 % личного состава. Для сравнения: средняя списочная численность советской стрелковой дивизии составляла: на Центральном фронте – 7400, на Воронежском – 8400 человек (по штату – 9,4 тыс.) . Численность гвардейских дивизий была несколько выше – более 9 тыс. человек (по штату – порядка 10,5 тыс.), полка – 2250, полка гв. воздушно-десантной дивизии – 2700. Таким образом, для участия в операции «Цитадель» были привлечены лучшие по своей укомплектованности и подготовке личного состава танковые дивизии вермахта и полевых войск СС, имеющие четырехлетний опыт ведения боев как в обороне, так и в наступлении. Сильной стороной этих дивизий было значительное количество новых и модернизированных танков и штурмовых орудий, противотанковых средств (в том числе самоходных), а также хорошо отлаженное и тесное взаимодействие на поле боя между частями (подразделениями) родов войск и авиацией. Закончилась весенняя распутица, наступило лето. Обе стороны продолжали совершенствовать свою оборону и в то же время готовились к наступлению. Например, в 6-й гв. армии существовала практика подмены стрелковых батальонов из состава дивизий первого эшелона батальонами дивизий второго эшелона. Так, в ночь на 23 июня шесть батальонов (в том числе учебный) 51-й гв. сд, сменив батальоны в 52-й гв. и 375-й сд, занимались возведением фортификационных сооружений, в том числе и отрывкой противотанкового рва. Выведенные в тыл подразделения занимались тактической и огневой подготовкой. Тематика занятий носила ярко выраженный наступательный характер: от отделения до батальона отрабатывали вопросы наступления и преследования. В середине июня поступили достоверные данные, что немцы полностью готовы к наступлению. Наши войска, дважды предупрежденные о наступлении противника, были готовы к отражению его удара. Но немцы почему-то наступления не начинали. Гитлер колебался в связи с возрастанием опасности вторжения англо-американских союзников в Италию или на Балканы. 21 июня он назначил наступление на 3 июля, а 25 июня установил окончательный срок – 5 июля . Странное поведение врага вызывало беспокойство в штабах всех уровней. Генштаб 6 июня поставил штабам фронтов задачу: в течение пяти суток всеми видами разведки определить местонахождение танковых дивизий противника. Штабы прислали донесения, что группировка танковых соединений противника не изменилась. В это время особую нетерпеливость проявлял Ватутин, который перенос сроков наступления расценивал как колебания противника и его неготовность к активным действиям. Он заявил представителю Ставки А.М. Василевскому, что мы зря теряем время, лучше начать первыми, что сил для этого достаточно. Доводы последнего, что наступление советских войск будет выгодно лишь противнику, его не убедили. Командование Воронежского фронта обратилось в Ставку ВГК с предложением нанести упреждающий удар. Сталин тоже был неспокоен, и предлагаемый вариант действий заинтересовал его. Верховный Главнокомандующий вызвал для доклада командующего и члена Военного совета фронта в Москву. 21 июня 1943 года Ватутин, в отличие от своего предыдущего доклада от 21 апреля 1943 года, предложил упредить противника и провести более крупную наступательную операцию по окружению и уничтожению его группировки в районе западнее реки Ворскла с последующим развитием наступления и выходом на Днепр. Глубина операции, по ориентировочным расчетам, должна была составить на основных направлениях 300 км, продолжительность – 10–15 дней, а с подготовительным периодом – 25–30 дней. Начать операцию предлагалось в середине июля. Сталин поставил задачу А.М. Василевскому разработать в Генеральном штабе план перехода к активным действиям немедленно, но при этом сказал: «Я по этому поводу дам дополнительные указания». Впрочем, никаких указаний по этому поводу не последовало. После тщательного анализа обстановки предложение Ватутина было отклонено. Наше стратегическое руководство добровольно уступило инициативу противнику. Это было смелое и, как показали последующие события на фронте, наиболее целесообразное решение в сложившейся обстановке. Но неопределенность с направлением сосредоточения основных усилий Воронежского фронта осталась. Осталось в основном и прежнее распределение сил и средств между армиями, соответствующее мнению командования Воронежского фронта о необходимости активных действий по срыву наступления противника. До командиров соединений противника день «X» – день начала операции «Цитадель» – 5.07.1943 года – был доведен 30 июня. Накануне наступления Гитлер обратился к офицерам и солдатам соединений, участвующих в операции «Цитадель» (тексты приказа и обращения фюрера поступили в войска в 14.00 2.07.1943). В своем обращении к офицерскому составу он, подчеркнув важность и значение предстоящей операции, попытался укрепить веру командиров в успех наступления, которое должно вырвать на ближайшее время инициативу у советского руководства. Гитлер, в частности, заявил, что армии, предназначенные для наступления, оснащены всеми видами вооружения, а численность личного состава поднята до высшего возможного для рейха предела. Солдатам Гитлер напомнил, что русские до сих пор добивались успехов в первую очередь с помощью своих танков. Он заявил, что теперь наконец у нас лучшие танки, чем у противника. Поэтому могучий удар, который настигнет сегодняшним утром советские армии, должен потрясти их до основания. «И вы должны знать, что от исхода этой битвы может зависеть все. Я как солдат ясно понимаю, чего требую от вас. В конечном счете мы добьемся победы, каким бы жестоким и тяжелым ни был тот или иной отдельный бой!» . Полностью приказ и обращение Гитлера к войскам приведены в Приложении 6. Гитлеровское командование намеревалось устроить русским «немецкий Сталинград». В ночь на 2 июля наконец поступили достоверные данные о том, что противник готов начать активные действия. Наша разведка засекла начало выдвижения танковых дивизий в исходные районы для наступления, которое в ГА «Юг» изначально планировали в ночь с «Х-5» на «Х-4», то есть с 30 июня на 1 июля. В 2.15 2 июля начальник оперативного управления и заместитель начальника Генштаба генерал-лейтенант А.И. Антонов доложил Сталину по телефону написанное им предупреждение войскам. Сталин утвердил текст без изменений, и директива без промедления была направлена командованию Западного, Брянского, Центрального, Воронежского, Юго-Западно-го и Южного фронтов. В ней говорилось: «По имеющимся сведениям, немцы могут перейти в наступление на нашем фронте в период 3–6 июля. Ставка Верховного Главнокомандования приказывает: 1. Усилить разведку и наблюдение за противником с целью своевременного вскрытия его намерений. 2. Войскам и авиации быть в готовности к отражению возможного удара противника. 3. Об отданных распоряжениях донести» . Советские войска, в течение трех месяцев совершенствовавшие свою оборону, приготовились к достойной встрече врага. Примечания к предисловию и к главе 1 Олейников Г.А. Прохоровское сражение (июль 1943 года). Санкт-Петербург: Нестор, 1998. С. 12. Замулин В.Н. Прохоровское сражение. Очерк в книге «ПРОХОРОВКА – взгляд через десятилетия. Книга Памяти погибших в Прохоровском сражении в 1943 году». Фонд «Народная память», М., 2002. 3амулин В.Н.,Лопуховский Л.Н. Прохоровское сражение. Мифы и реальность. М.: ВИА, 2002–2003, №№ 33–39. «Военно-исторический архив» (далее – ВИА). Курская битва. Под редакцией И.В. Паротькина. М.: Наука, 1970. С. 456. (Далее – Курская битва. 1970.) Ответ на письмо В. Сафира. 2003, № 46; Прохоровка – без грифа секретности. ВИА, 2004, № 50; Ответим ли мы когда-нибудь на вопросы по Курской битве, поставленные три с лишним десятилетия тому назад? ВИА, 2004, № 57. РЦХДНИ. Ф. 71. Оп. 25. Д. 9027. Л. 1–5. Манштейн Эрих Фриц фон (1887–1973), генерал-фельдмаршал (1942). По мнению большинства военных историков и генералов вермахта, он был самым талантливым полководцем фашистской Германии. Участник Первой мировой войны. Последовательно командовал ротой, батальоном, пехотной дивизией, был начальником штаба дивизии, начальником оперативного отдела Генштаба. Во время нападения на СССР командовал 56-м тк. В сентябре 1941 года принял командование 11-й А, которая овладела Крымом и базой советского Черноморского флота – г. Севастополь. В августе 1942 года армия в составе ГА «Север» успешно противостояла нашему наступлению под Ленинградом. В ноябре 1942 года на базе 11-й А была развернута ГА «Дон» с задачей деблокировать окруженную группировку фельдмаршала Паулюса. Однако благодаря умелым действиям советских войск, в том числе и Юго-Западного фронта генерал-полковника Н.Ф. Ватутина, этот замысел был сорван. В феврале – марте 1943 года, командуя ГА «Юг» (бывшей ГА «Дон»), Манштейн провел успешный контрудар, в результате которого советские войска были вынуждены оставить Харьков и Белгород. В марте 1944 года Гитлер отстранил его от должности командующего ГА до конца войны. В 1950 году Манштейн был осужден английским трибуналом за военные преступления, но через 4 года освобожден по состоянию здоровья. Военная энциклопедия. М.: Воениздат, 1999. Т. 4. С. 358. Великая Отечественная война 1941–1945 гг. Военно-исторические очерки. Т. 2. Перелом (далее – Перелом, 1998). М.: Наука, 1998. С. 260. Ватутин Николай Федорович (1901–1944), генерал армии, командующий Воронежским фронтом (22.03.1943 г.) Службу в РККА начал в 1920 году красноармейцем, командовал взводом, ротой, окончил Военную академию им. М.В. Фрунзе. В 30-е годы – начальник штаба горно-стрелковой дивизии на Кавказе, затем начальник оперативного отдела Сибирского ВО. После окончания в 1937 году Военной академии Генштаба – заместитель, затем – начальник штаба Киевского OBO. Войну встретил в должности начальника оперативного отдела, первого заместителя начальника Генштаба Красной Армии (с 1940 г.). С июня 1941 года – представитель Ставки на Северо-Западном фронте, затем начальник штаба этого фронта. С мая 1942 года – заместитель начальника Генштаба, а с июля по октябрь 1942 года – командующий Воронежским фронтом. С октября 1942 года по март 1943 года – командует Юго-Западным фронтом, войска которого отличились при окружении группировки фельдмаршала Паулюса под Сталинградом, затем успешно отразили попытки ГА «Дон» деблокировать ее. Войска Воронежского фронта под его командованием после завершения курской оборонительной операции успешно действовали в наступательной операции «Полководец Румянцев», освобождали Киев и участвовали в окружении Корсунь-Шевченковской группировки врага. 29 февраля 1944 года был тяжело ранен в бою с украинскими националистами, умер в госпитале 15 апреля 1944 года, похоронен в г. Киеве. Герой Советского Союза (1965, посмертно). Niklas Zetterling and Anders Frankson. «Kursk 1943. A Statistical Analysis», table 2.1, p. 18 (Pz.AOK 4, BA-MA RH 21-4/ 422). London. Portland. Frank Gass, 2000. H. Цеттерлинг – исследователь, старший научный сотрудник Шведского национального колледжа обороны. А. Франксон – автор и издатель нескольких книг по советской военной истории. В своем труде «Курск 1943. Статистический анализ» они используют данные федерального военного архива ФРГ – БАМА (далее – Zetterling N. and Frankson A.). Фризер Карл-Гейнц, подполковник, сотрудник военно-исторического управления бундесвера, доктор исторических наук. В ходе военно-исторических конференций 12 июля 1993 года в Москве и в сентябре того же года в Инголынтадте, посвященных 50-летию Курской битвы, в качестве представителя военных историков Германии ввел в научный оборот ряд ранее неизвестных фактов и документов (цит. по его докладу в Москве «Немецкое наступление на Курск. Иллюзии и легенды». Стенограмма выверена по его статье «Schlagen aus der Nachhand – Schlagen aus der Vorhand. Die Schlachten von Charkov und Kursk 1943». Vortrage zur Militargeschichte. Band 15. Verlag E.S. Mittler und Sohn. Hamburg, Berlin, Bonn, 1996). (Далее – Фризер К.Г., с. 7.) После сдачи в феврале 1943 года Харькова вместо генерала Г. Ланца командующим армейской группой был назначен генерал танковых войск Кемпф. Группа получила наименование ЛАГ «Кемпф». В период Курской битвы она состояла из 11-го, 42-го армейских и 3-го танкового корпусов и подчинялась командующему ГА «Юг». Кемпф Вернер Франц (1886–1964), участник Первой мировой войны. В 1937 году командовал танковой бригадой, во время польской кампании – дивизией. В 1940 году назначен командиром 6-й тд, которая отличилась при оккупации Франции. С 6.01.42 по 31.01.42 – командир 48-го тк, который участвовал в окружении наших войск под Киевом. В августе 1943 года был снят с должности. Командовал войсками во Франции. С декабря 1944 года – в отставке. Катуков Михаил Ефимович (1900–1976). Войну встретил командиром 20-й тд. Командуя 4-й тбр, успешно противостоял танковым дивизиям Гудериана под Орлом и Мценском. Эта бригада первая в бронетанковых войсках Красной Армии получила звание гвардейской. В течение 1942 года командовал 1-м танковым и 3-м механизированным корпусами. С января 1943 года – командующий 1-й ТА (с апреля 1944 года – 1-я гв. ТА), которая вместе с 6-й гв. А сыграла основную роль в боях на обояньском направлении в Курской битве. Маршал бронетанковых войск (1959), дважды Герой Советского Союза (1944, 1945). Бурдейный Алексей Семенович (1908–1987). Участник обороны Киева. В январе 1942 г. – начальник штаба 2-й тбр, с мая 1942 г. – начштаба 24-го тк. Принял активное участие в боях под Сталинградом, в рейде к станице Тацинской. Командовал 2-м гв. Тацинским тк в Курской битве, при освобождении Минска. Герой Советского Союза. Кравченко Андрей Григорьевич (1899–1963). Войну встретил в должности начальника штаба 18-го мк на Южном фронте. Участвовал в обороне Москвы (командир 31-й тбр). С марта 1942 года – начальник штаба 1-го тк, с июля 1942 года – командир 2-го тк под Сталинградом, а с сентября 1942 года – 4-го тк. Этот корпус Юго-Западного фронта первым соединился с подвижной группой Сталинградского фронта, в результате была окружена армия Паулюса. Корпусу было присвоено почетное наименование «Сталинградский», а в мае 1943 года он был преобразован в 5-й гвардейский. В должности командующего 6-й гв. танковой армией участвовал в советско-японской войне. Генерал-полковник (1944), дважды Герой Советского Союза (1944, 1945). Военная энциклопедия. М.: Воениздат, 1999. Т. 4. С. 360. Русский архив. Великая Отечественная. Том 15/4 (4). Курская битва. Документы и материалы. 27 марта – 23 августа 1943 года. М., ТЕРРА – TERRA, 1997. С. 394, 395. (Далее – Русский архив.) ЦАМО РФ. Ф. 335. Оп. 5113. Д. 235. Лл. 9, 10. Командование группы армий «Юг» было сформировано в августе 1939 года и действовало в Польше, затем как командование ГА «А» – на Западе. С 21.06.41 г. снова переименовано в командование ГА «Юг». Войска группы участвовали в боях на южном участке советско-германского фронта. С 09.07.42 г. переименовано в командование ГА «Б», а 14.02.43 г. выведено в распоряжение главного командования сухопутных войск. 21.11.42 г. на базе 11-й А была сформирована ГА «Дон», которая 13.02.43 г. была снова переименована в ГА «Юг». Это объединение и противостояло Воронежскому фронту в Курской битве. Хауссер Пауль (1880–1972) – участник Первой мировой войны, член гитлеровской партии с 1933 г., руководил организацией первых полков СС. На их основе в 1939 г. сформировал и командовал дивизией СС особого назначения «Рейх». Обергруппенфюрер (генерал-полковник) войск СС (1944). Участник боевых действий в Польше, Нидерландах, Бельгии, Франции. В боях с советскими войсками был ранен и потерял правый глаз. С мая 1942 г. назначен командиром 2-го мк (тк) СС. С июня 1944 г. – командующий 7-й армией в Нормандии. После войны П. Хауссер был осужден военным трибуналом к 2 годам трудовых лагерей. Дитрих Йозеф «Зепп» (1882–1966). Образования, кроме неоконченной школы, не имел. С 1933 года начальник охраны рейхсканцелярии. С момента формирования командир мд СС «Мертвая голова», затем – 1-го тк СС. С сентября 1944 года и до конца войны – командир 6-й ТА (впоследствии 6-я ТА СС). Единственный, после П. Хауссера, получивший звание обергруппенфюрера (генерал-полковника) СС. В 1946 году был осужден в ФРГ за военные преступления и участие в «кровавых чистках» 1934 года. NARA, Т313, R366, f587. NARA – Национальный архив США, где хранятся фильмокопии трофейных немецких документов, которые впоследствии были возвращены ФРГ: Т313 – номер фонда, R366 – номер пленки, 1587 – номер кадра (пленки предоставлены автору исследователем В.Н. Старостиным). Зимон Макс (1899–1961), группенфюрер СС (генерал-лейтенант). Осенью 1942 года как старший полковой командир выводил дивизию из Демянского котла. После гибели первого командира дивизии Т. Эйке (легкий самолет-разведчик, на котором он летел, был сбит над нашими позициями в ходе Харьковской операции) назначен командиром дивизии. В 1943–1944 гг. командовал в Италии 16-й мд «Хорст Вессель», а в 1944–1945 гг. на Западе – 13-м корпусом СС. Беккер Гельмут (1902–1953), бригадефюрер СС (генерал-майор). Участник Первой мировой войны. В 1932 г. уволен из рейхсвера в звании унтер-офицера, в 1933 году начал карьеру в СС с рядового. В период Прохоровского сражения командовал тгп «Эйке». Последний командир тд СС «Мертвая голова». После войны был осужден в СССР и расстрелян в лагере за саботаж (Митчелл С.В., Мюллер Д. Командиры Третьего рейха. Смоленск: Русич, 1997). ЦАМО РФ. Ф. 69 А. Оп. 10765. Д. 10. Лл. 27–31. Командир 6-й тд генерал-майор Раус перед началом операции «Цитадель» был назначен командиром 11-го ак. На его место был назначен генерал-майор Хунерсдорф. ЦАМО РФ. Ф. 426. On. 10765. Д. 10. Лл. 27–32. NARA, Т314, R197, ГО01017. NARA. Т354, R607, f621, 622. NARA, T313 (4 TA), R390, f057. Фpизep К.Г., с. 7 (BA-MA: – 114 с Part V. Anhang. Tabelle 111. S. 119). Самоходные ПТО «Мардер II» на базе танка T-II или чешского Т-38 (t) были оснащены трофейными 76,2-мм советскими пушками Ф-22. По данным A.B. Лобанова, у этих пушек были расточены зарядные камеры для использования гильз с более мощным зарядом, что увеличило начальную скорость снаряда и повысило бронепробиваемость (Лобанов A.B. Танковые войска вермахта. «Военно-исторический журнал», и далее – ВИЖ 2003, № 8. С. 12, 15). Dallin A. Deutsche Herrschaft in Russland, 1941–1945. D?sseldorf, 1981. S. 550. ЦАМО РФ. Ф. 1232. On. 1. Д. 10. Л. 67. Курская битва. 1970. С. 478 (приложение 6). Русский архив. Т. 15/4 (4). С. 435. Klink E. Das Gesetz des Handels: Die Operation «Zitadelle», 1943. Stuttgart, 1966. S. 296. ЦАМО РФ. Ф.З. On. 11596. Д. 13. Л. 156. Глава 2 Битва началась Бой за позицию боевого охранения 4 июля – Советский миф об эффективности контрподготовки – Манштейн наносит удар на двух направлениях – Фугасные огнеметы и собаки против танков – Прорыв противником главной полосы обороны – Отмена контрудара Воронежского фронта – Танковая армия и резервы в бою за вторую полосу обороны – Контрудар 8 июля и причины его неудачи – Почему противнику удалось быстро преодолеть тактическую зону обороны наших войск – Просчеты Ставки ВТК и командования фронта. Манштейн перехитрил Ватутина – Ожесточенные бои 9 июля – Наступление врага застопорилось О готовящемся наступлении вскоре стало известно и из показаний перебежчиков. 4 июля в районе Белгорода перешел линию фронта и сдался в плен немецкий сапер. Он показал, что его часть получила задачу разминировать участки минных полей и снять проволочные заграждения перед передним краем своих войск. А также сообщил, что немцы перейдут в наступление 5 июля и что личному составу выданы сухой паек и водка на пять дней. Учитывая «пространственно ограниченные и точно известные цели наступления», немецкие войска согласно директиве должны были оставить в тылу весь транспорт, без которого можно было обойтись в ходе операции. В предвидении скорой встречи с группировкой Моделя, наступавшей с севера (на четвертый день операции в районе Курска), войска Манштейна получили описание опознавательных знаков соединений ГА «Центр». Враг рассчитывал наступать в таком темпе, что будет не до готовки горячей пищи. Ну а паек на пять дней солдатам выдали с учетом возможного «фанатичного сопротивления большевиков» (в войсках ГА «Центр» солдатам сухой паек выдали на трое суток – видимо, начальство пожадничало). В 16 часов 4 июля 75 бомбардировщиков Ю-88 и Ю-87 в сопровождении 27 истребителей подвергли бомбардировке позиции усиленного боевого охранения соединений 6-й гв. армии по линии высот в районе Бутово, южнее Герцовки, лес восточнее Бубны. Манштейн, решившись на атаку позиций боевого охранения 4 июля в полосе наступления 48-го тк, пошел на риск преждевременно раскрыть место и время начала наступательной операции, потому что ему нужны были «удобные наблюдательные пункты, необходимые для руководства наступлением». Через десять минут пехота противника с 65 танками при поддержке огня артиллерии атаковала позиции боевого охранения дивизий первого эшелона. В полосе обороны 71-й и 67-й гвардейских стрелковых дивизий наступали части 332-й и 167-й пд, находившиеся в непосредственном соприкосновении с нашими войсками, и разведывательные батальоны (передовые отряды) 3-й и 11-й тд и мд «Великая Германия» противника . Поддерживающая их наступление авиация наносила удары по артиллерии в районах Черкасское и Журавлиный. Истребители 5-го иак 2 ВА, прикрывавшие наши войска, в воздушном бою сбили (по докладам экипажей) 10 немецких самолетов. Согласно немецким документам, противник потерял два самолета – один из них был сбит зенитным огнем, второй в воздушном бою . Позицию боевого охранения обороняли подразделения в составе усиленного взвода (роты) при поддержке специально выделенных артбатарей, которые не могли оказать серьезного противодействия противнику. Лишь некоторые важные пункты, в частности Герцовку, Бутово, Ерик, удерживали передовые отряды дивизий (от дивизии первого эшелона выделялись один-два отряда) в составе до усиленного батальона. Тем не менее подразделения боевого охранения в течение нескольких часов сдерживали противника. Так, пехота противника, ворвавшаяся при поддержке танков на южную окраину Бутово, была выбита контратакой. Лишь к 21.00 гренадеры мд «ВГ» сумели овладеть Герцовкой. При этом был ранен командир батальона, а одна из рот потеряла до трети боевого состава. И все же в полосе наступления 48-го тк противнику в основном удалось выйти к переднему краю главной полосы обороны. Согласно данным архива ФРГ, количество бронетехники в войсках Манштейна на 4 июля по сравнению со списочным составом несколько снизилось. Так, в 48-м тк насчитывалось исправных: танков – 464, штурмовых орудий – 89, всего – 553. Это на 71 единицу меньше списочного состава на 1 июля (92 %). Во 2-м тк СС стало соответственно на 34 танка и 8 штурмовых орудий меньше. В строю осталось: танков – 356, штурмовых орудий – 95, всего – 451 (91 %) . При этом количество устаревших танков T-II и T-III уменьшилось на 21 единицу, зато танков T-IV с более мощным орудием и усиленным бронированием стало больше на 12 штук. Некоторое снижение общего количества бронетехники можно объяснить потерями при бое за позицию боевого охранения. Но большая часть танков вышла из строя по техническим причинам при выдвижении из районов сосредоточения (в частности, сгорели два танка «пантера»). С целью ослабления силы первого удара противника, изготовившегося к наступлению, в полосе трех армий была заблаговременно спланирована артиллерийская и авиационная контрподготовка. Тем более что за почти трехмесячное относительное затишье нашим войскам удалось создать значительные запасы боеприпасов – от двух до трех боекомплектов (по некоторым видам боеприпасов и более). В ходе боя за позицию боевого охранения отпали последние сомнения относительно направления главного удара противника. И командующий Воронежским фронтом принял решение о проведении контрподготовки в полосе двух армий. В 22.30 4 июля в полосе 6-й гв. армии был осуществлен 5-минутный огневой налет по 46 объектам, в том числе 17 районам сосредоточения танков и пехоты противника, 12 артиллерийским батареям, 17 наблюдательным пунктам и ряду других выявленных целей . Налету предшествовал залп гвардейских минометных частей. В 3 часа 5 июля артиллерийская контрподготовка была проведена в полном объеме. Сначала – огневой налет – 5 мин с расходом боеприпасов полного напряжения по режиму огня, затем методический огонь на подавление – 15 мин с половинным расходом боеприпасов и повторный огневой налет – 5 мин. Огонь вели две пушечные бригады, один армейский артполк, два минометных полка, четыре гвардейских полка PC, а также артиллерия и минометы четырех дивизий первого эшелона, кроме орудий, предназначенных для борьбы с танками огнем прямой наводкой, а также огневые средства пехоты. В конце последнего огневого налета гвардейские минометные части дали еще один залп. К контрподготовке привлекалась и артиллерия соседней 40-й армии. Всего в ней участвовало 686 орудий и минометов, в том числе 36 45-мм пушек и 230 82-мм минометов. При этом было израсходовано до половины боекомплекта боеприпасов. Вот как оценило результаты проведенной контрподготовки командование 6-й гв. армии: «Уничтожено: живой силы до 4000 солдат и офицеров, танков – 21, танков Т-6 – 3, бронемашин 2. Подавлено: артиллерийских батарей – 12. Подожжено складов – 4» . Командование наших войск в своих докладах об уроне, нанесенном противнику, никогда не утруждало себя доказательствами. Если суммировать цифры соответствующих сводок, то война должна была закончиться уже в 1943 году. Какой-то урон в людях и технике противнику, конечно, был нанесен, но кто мог подсчитать уничтоженные танки, тем более «тигры»? Была нарушена его система проводной связи, что в некоторой мере, как признают сами немцы, затруднило управление огнем в ходе артподготовки (пока не разрешили пользоваться радио, связь пришлось осуществлять посыльными), несомненно, личный состав частей, готовившихся к наступлению, испытал также и психологический шок. Какое-то время немцы надеялись, что русские покинут свои оборудованные позиции и перейдут в атаку (наша пехота демонстрировала атаку криками «ура»). Это был бы для них самый выгодный вариант. А так немецкое командование было вынуждено с сожалением констатировать, что «противнику стал известен срок начала наступления, поэтому выпал элемент внезапности». В свою очередь, огонь сотен орудий и минометов благотворно повлиял на моральное состояние наших войск, длительное время находившихся в напряженном ожидании наступления врага. В полосе 7-й гв. армии, где противник наносил вспомогательный удар, в контрподготовке участвовало примерно 696 орудий и минометов и 47 установок PC (47 % от общего количества артиллерии). Плотность артиллерии на отдельных участках достигала 45–68 орудий и минометов на 1 км фронта. В 3.00 был проведен первый 5-минутный огневой налет, затем в течение 15 минут вели методический огонь. Перед началом последнего, 10-минутного огневого налета в 3.20, немцы открыли ответный огонь, который не помешал нашей артиллерии завершить огневой налет. Была израсходована примерно половина боекомплекта боеприпасов. Оказывается, противник запланировал готовность своей артиллерии к открытию огня на 2.25 (3.25). Накануне наступления в Белгороде побывал сам Манштейн, который с наблюдательного пункта, оборудованного в двухэтажном здании школы на ул. Октябрьской, рассматривал позиции русских в Старом Городе. Немцы планировали наступление с плацдарма в Михайловке с применением танков. Но для этого надо было достроить мост. Внезапный огонь нашей артиллерии по живой силе и огневым средствам противника на плацдарме в районе Михайловки и на противоположном берегу оказался весьма эффективным. Удалось сорвать попытку противника навести наполовину готовый 60-тонный мост для переправы на плацдарм на восточном берегу р. Северский Донец тяжелых танков «тигр». При этом саперные подразделения врага понесли большие потери, так как под каждой его опорой находилось 40–60 человек. Это признали сами немцы . Противник был вынужден отказаться от наступления с плацдарма с массированным применением танков и провести перегруппировку танковых частей, на что ушло значительное время. К сожалению, других подобных примеров эффективности нанесенных ударов в немецких документах обнаружить не удалось. По плану авиационной контрподготовки авиация Воронежского (2-я ВА) и Юго-Западного (17-я ВА) фронтов должна была нанести упреждающий удар по восьми вражеским аэродромам (из 16 имевшихся). Но со времени успешных налетов в мае 1943 года немцы значительно усилили противовоздушную оборону своих основных объектов, увеличили количество ночных истребителей. Возникли сомнения в возможности нанесения достаточно эффективного упреждающего удара. Командующий 2-й ВА С.А. Красовский вспоминал, что конец колебаниям положил Ватутин. В начале июля он заявил, «что мы еще сами точно не знаем, где противник применит свои главные силы, а удар по аэродромам ослабит группировку врага, где бы она ни наступала» . Командующий 2-й В А генерал-лейтенант Красовский С.А. Всего планировали задействовать 417 штурмовиков и истребителей, в том числе по 66 Ил-2 от каждой воздушной армии. Однако реально в налете на аэродромы, согласно архивным данным, участвовало около 296 штурмовиков и истребителей, в том числе в составе ударных групп – 100 Ил-2 (от 2-й ВА – 66), в группах непосредственного прикрытия и блокировки – 134, в группах отсечения немецких истребителей – 62 (50 от 2-й ВА). К сожалению, далеко не все самолеты ударных групп долетели до намеченных объектов. Так, из 24 штурмовиков 266-й штурмовой авиации (шад) 2-й ВА вылетело 18, на цель вышло по различным причинам только 14 самолетов, из них потеряли 11 самолетов (два совершили вынужденную посадку на своей территории). Аэродром в Барвенково должны были атаковать шесть групп из 290-й шад 17-й ВА общим числом 40 Ил-2. Однако из-за сложных погодных условий вылетело с запозданием всего восемь штурмовиков, которые не смогли выполнить задание . Основная ставка делалась на внезапность, когда противник не успеет поднять в воздух свои истребители, а обычные патрульные группы будут отсечены и скованы боем истребителями сопровождения. Но немцам с помощью радиолокационных станций удалось обнаружить русские самолеты задолго до их подлета к аэродромам. О наличии у противника РЛС командование знало, но никаких мер по их обнаружению и подавлению принято не было. К тому же оказалось, что значительная часть немецкой авиации была рассредоточена по многочисленным полевым площадкам. Немецкие истребители, которые по плану должны были присоединиться к своим бомбардировщикам по мере их подлета, взлетели по тревоге и в короткое время сумели сбить и повредить, по немецким данным, около 120 русских самолетов. По нашим архивным данным, авиация 2-й ВА в ходе утренних налетов потеряла 20 штурмовиков, а 17-я BA – 15 . С учетом истребителей, потерянных в воздушных боях ранним утром 5 июля, наши общие потери составили порядка 50–55 самолетов. Командование 2-й и 17-й ВА доложило, что при налетах на аэродромы и в воздухе было уничтожено и повреждено около 60 самолетов противника. По мнению генерала С.А. Красовского, «результаты нашего удара могли быть еще эффективнее, если бы части 17-й воздушной армии одновременно действовали по аэродромам истребителей противника, как это планировалось. К сожалению, из-за плохой погоды они не смогли подняться в воздух. Именно по этой причине 291-я штурмовая авиадивизия понесла потери, которых можно было избежать» . Однако в немецких документах не удалось найти упоминаний о потерях самолетов на аэродромах. Якобы удар советских штурмовиков пришелся по неисправным и разбитым самолетам, давно исключенным из боевого состава, а также макетам, установленным по краям летного поля. Об этом говорится и в докладе старшего офицера Генштаба полковника Костина начальнику Генштаба Красной Армии: «Авиационный удар наших ВВС по аэродромам противника не принес желаемых результатов, т. к. в это время авиация противника была уже в воздухе и на аэродромах у противника были лишь испорченные самолеты и несколько самолетов для восполнения потерь. Лучше было бы всю нашу авиацию в первый день боя использовать против танков и живой силы противника на его исходном положении» . Между тем, согласно данным Генштаба, считалось, что при налетах на аэродромы было уничтожено 34 самолета противника, а в воздушных боях 5 июля было сбито еще 127 . Хотя немецкий исследователь К.-Г. Фризер утверждал, что советские самолеты поднялись в воздух раньше немецких, которые действовали без соответствующих мер предосторожности и поэтому понесли большие потери. В целом надо признать, что удар нашей авиации по аэродромам противника оказался неэффективным и ослабить авиационную группировку противника не удалось. Это стало одной из причин того, что немцам в первый же день операции удалось завоевать господство в воздухе со всеми вытекающими из этого последствиями. По нашему мнению, более удачно была спланирована и проведена артиллерийская контрподготовка на ЦФ. От авиационной контрподготовки там отказались, признав нецелесообразным поднимать самолеты затемно. Основным объектом подавления здесь являлась артиллерия противника, группировка которой была достаточно хорошо вскрыта разведкой. Готовилось также подавление живой силы и танков противника в местах их вероятного сосредоточения. Характерным было более решительное массирование огневых усилий на вероятном направлении главного удара противника. Несомненно, сказался боевой опыт К.К. Рокоссовского, правда, не совсем удачный. Бывший командующий 16-й армией в октябре 1941 года уже готовил контрподготовку в районе Ярцево на стыке с 19-й армией. В ней должны были принять участие 300 орудий калибра 76 мм и выше обеих армий. С началом операции «Тайфун» противник начал артподготовку в 7.00 2.10.41 года. Из донесения штаба 16-й армии: «Наша артиллерия немедленно ответила контрподготовкой по заранее разработанному плану. Атака противника была сорвана, его огневые средства приведены к молчанию» . Этот пример вошел в учебники для советских военных учебных заведений. Но, как всегда, в них «забыли» упомянуть, что на этом участке фронта немцы лишь демонстрировали наступление вдоль дороги Смоленск – Москва. Так что артиллерийский удар пришелся в основном по «пустому» месту. А главный удар в полосе Западного фронта немцы нанесли значительно севернее – в стык 30-й и 19-й армий. Правофланговая дивизия последней была усилена лишь одним артдивизионом. Контрподготовка ЦФ, в которой участвовало более тысячи орудий и минометов (507 орудий калибра 76 мм и выше, 460 минометов и 100 реактивных установок), была проведена в полосе 13-й армии на фронте не более 35 км при средней плотности более 33 орудий и минометов на 1 км, а на важнейших направлениях – до 60. В огневом налете в 2.20 по артиллерии, командным и наблюдательным пунктам участвовали 595 орудий и минометов, а также два полка реактивной артиллерии. В отличие от намеченного графика, методическое подавление не проводилось, были произведены один за другим два огневых налета. Основной удар в полном объеме на всем фронте 13-й армии был нанесен в 4.35, сразу после того, как артиллерия противника начала огневой налет. В результате из 130 разведанных батарей врага огонь смогли продолжать только 58. Помимо артиллерии в контрподготовке приняли участие и все огневые средства пехоты. В нашем распоряжении пока нет данных о реальном уроне, нанесенном противнику в результате этой контрподготовки. Но, несомненно, ослабить артиллерийский удар противника по войскам 13-й армии удалось. В назначенное время – в 5.30 5 июля немцы атаковали на участке шириной 40 км – в полосе 13-й армии и на ее флангах, то есть там, где их ждали. Они получили должный отпор. В советской военной энциклопедии отмечалось, что по размаху и количеству участвующих сил контрподготовка двух фронтов не имела себе равных. И что в результате ее проведения противник понес существенные потери в живой силе и технике, сила его первоначального удара была в значительной мере ослаблена, а переход в наступление был задержан против Центрального фронта на 2,5 часа, а против Воронежского – на 3. В труде Военно-историческо-го управления Генерального штаба ВС СССР, изданном в 1947 г., даже назывались конкретные цифры потерь: в результате артиллерийской контрподготовки в полосе 6-й и 7-й гвардейских армий было подавлено и уничтожено свыше 20 артбатарей, 17 наблюдательных пунктов, противник потерял до 2500 солдат и офицеров, а также большое количество танков . Анализ архивных документов, в том числе и немецких, показал, что устоявшиеся за многие десятилетия представления о столь значительных результатах контрподготовки – всего лишь миф. Василевский и Хрущев допрашивают пленного Легенды, созданные советским агитпропом, весьма живучи. Поэтому этот устоявшийся стереотип рассмотрим подробнее. Допрошенный в присутствии члена Военного совета Воронежского фронта Н.С. Хрущева один из пленных заявил, что «наступление начнется 5 июля в 3.00 с началом рассвета». Пленный говорил правду. Он, как и все в немецкой армии, жил и воевал по берлинскому времени, которое в период Курской битвы отличалось от московского на один час . То есть начало операции намечалось на 4.00 по московскому времени (за полчаса до восхода солнца). Трудно представить, что на третьем году войны наше командование и особенно переводчики не знали и не учитывали эту разницу во времени. Знали и учитывали. Так называемый «артиллерийский рассвет», когда можно наблюдать за результатами огня артиллерии, наступает в зависимости от широты места и метеоусловий примерно за 45–60 минут до восхода солнца (5 июля 1943 года время восхода солнца на широте Белгорода – 4.28) . Никогда крупную операцию с применением большого количества танков и преодолением сплошных минных полей противника немцы не решились бы начать в темноте. И предположить, что они могли начать артподготовку ранее 4.00 утра, особых оснований не было. Однако оттягивать начало нашей контрподготовки посчитали опасным: враг мог упредить в открытии огня, а это могло привести к тяжелым последствиям. К тому же Ватутину стало известно, что войска Центрального фронта провели огневой налет в 2.20 (за час до рассвета). Поэтому решили провести контрподготовку в полном объеме в 3 часа ночи (за 45 минут до рассвета). Но вылет авиации для нанесения упреждающего удара по аэродромам врага назначили после восхода солнца – на 4.30: поднять в воздух большое количество самолетов с началом рассвета не решились. Согласно советской канонической версии, немцы перешли в наступление после артподготовки в 6 часов 5 июля. Советские историки, «забыв» упомянуть, что 3.00 – это по берлинскому времени, а время начала атаки – по московскому, создали легенду о задержке наступления гитлеровцев на участке Воронежского фронта на 3 часа в связи с большими потерями и дезорганизацией управления войсками. В немецких документах по этому поводу говорится следующее. Приказом командующего 4-й танковой армией от 28.7.43 г. время атаки позиций нашего боевого охранения в день «Х-1» (4 июля) частями 48-го тк было назначено на 42 часа (истинное время в документах шифровалось путем прибавления к нему числа 27), то есть – на 15.00 (16.00 по московскому времени). Учитывая различные условия перехода корпусов в наступление в день «X» (5 июля), Гот не стал устанавливать им единое время начала артподготовки и перехода в атаку. Для 48-го тк это время определялось приказом командира корпуса. Во 2-м тк СС было установлено время начала пристрелки, а затем и артподготовки – «у – Zeite» – на 30 часов, то есть 3.00 (4.00). Соответственно, артподготовку продолжительностью 50 минут в полосе тд «ЛАГ» было запланировано провести в период с часа «у + 15» до «у + 65» (с 03.15 до 04.05 утра), при этом последний 5-минутный огневой налет – с максимальным напряжением. Налет пикирующих бомбардировщиков на высоту 220,5 был назначен на час «у + 50» до «у + 65» (с 3.50 до 4.05). С падением «последней бомбы» в 4.05 (в 5.05 по московскому времени) пехота при поддержке танков должна была перейти в атаку. Интересно, что авианалет в полосе наступления тд СС «ДР» должен был закончиться на 15 минут раньше – в 3.50 (4.50). После чего основные усилия авиации 8-го авиакорпуса сосредоточивались на участке тд «ЛАГ». Таким образом, никакой задержки с переходом противника в наступление, вызванной проведенной контрподготовкой, не было. Все последующие отклонения по времени от планов немецкого командования были обусловлены упорным сопротивлением наших войск. Российские военные ученые в наше время уже не стали повторять фантастические цифры потерь противника в живой силе и танках в результате контрподготовки. Но отказаться от устоявшегося за многие десятилетия мифа о задержке немецкого наступления на 2,5–3 часа они не решились. Хотя и были вынуждены признать «относительно низкую эффективность контрподготовки вследствие преждевременности ее проведения, когда войска противника еще не заняли исходное положение для наступления . И в этом вопросе необходимо уточнение. Исходное положение в непосредственном соприкосновении с русскими пехота 167-й и 332-й дивизий и передовые подразделения соединений 48-го тк заняли еще накануне, после захвата позиции боевого охранения. Но при этом все батареи, поддерживавшие их бой 4 июля, сменили огневые позиции. Поэтому огонь нашей артиллерии пришелся в основном по укрытой живой силе противника. Некоторое представление о действительном ущербе, нанесенном противнику, могут дать следующие цифры. По данным немецкого архива подразделения тд СС «МГ», находившиеся в непосредственном соприкосновении с нашими войсками, то есть в зоне досягаемости почти всех наших огневых средств, за сутки боя с 18.00 4.7 по 18.00 5.7 потеряли 152 человека (из них убитыми – 31) . Соединения 48-го тк противника, находившиеся в более плотной группировке, потеряли несколько больше, чем эсэсовцы (в скобках – убитыми): части 167-й пд – 4.7 – 209 человек (35), 5.7 – 334 человека (39), 11-й тд, соответственно – 121 (26) и 178 (18) человек, 3-й тд – 155 (24) и 170 (23), 332-й пд – 50 (21) и 48 (20) . Так что преувеличивать результаты контрподготовки, проведенной Воронежским фронтом, в целом не следует. Во-первых, при тех средствах разведки, которыми располагали наши войска, трудно было установить точное местоположение конкретных целей и объектов поражения. Опытный военачальник фельдмаршал Манштейн принял все меры, чтобы обеспечить скрытное выдвижение ударной группировки. Выход танковых соединений в районы сосредоточения, выбранные на достаточном удалении от линии фронта, осуществлялся последовательно, в ночное время, начиная с 1 июля. В районы дневок заблаговременно выдвигались средства ПВО, чтобы прикрыть танковые части от ударов с воздуха. При выдвижении войска соблюдали строжайшие меры маскировки и режим радиомолчания. Основные силы танковых дивизий 4-й танковой армии противника к 20.00 4 июля выдвинулись в исходные районы, располагавшиеся вне зоны досягаемости действительного огня основной массы нашей артиллерии (сравнить схему огня со схемой 11). При этом соединения танкового корпуса СС до дня «Х-1» без команды не могли пересекать рубеж железной дороги Белгород, Томаровка. Они начали выдвижение из глубины на машинах и бронетранспортерах под прикрытием уже начавшейся артподготовки. Во-вторых, судя по составу, группировке артиллерии (средняя плотность не более 12 орудий и минометов на 1 км – почти в три раза меньше, чем в полосе 13-й армии Центрального фронта) и намеченным участкам сосредоточенного огня, огневые усилия были равномерно рассредоточены перед фронтом всех четырех дивизий первого эшелона 6-й гв. армии. Огонь велся в основном на глубину 3–4 км. При таком количестве целей и объектов – свыше 46 в полосе более 60 км – плотность огня, а значит, и его эффективность была низкой. Тем более что корректировать огонь в темноте было невозможно. В то же время нельзя полностью исключить, что немцы могли использовать данные своей артиллерийской разведки, полученные в ходе контрподготовки, для ведения контрбатарейной борьбы с нашей артиллерией. В корпусе СС была создана специальная артиллерийская контрбатарейная группа из нескольких батарей 105-мм пушек из состава приданных дивизионов РГК. Дивизионы PC («катюши») после залпа сразу уходили в другой район. Батареи буксируемой артиллерии, которые вели огонь, как правило, с временных или запасных огневых позиций, могли не успеть занять основные позиции. Схема огня и боевого порядка артиллерии 6-й гв. армии в контр подготовке. Июль 1943 г. Таким образом, несмотря на отдельные удачные примеры применения артиллерии, контрподготовка 5 июля в целом оказалась неэффективной, и серьезно ослабить удар противника не удалось. По мнению авторов статьи в военной энциклопедии, это стало одной из основных причин больших потерь наших войск в Курской битве и, в частности, в оборонительной операции. Оказывается, «к началу наступления противника разработка плана арт. контрподготовки во фронтах не была завершена. <…> Огонь в ряде случаев велся по площадям, что позволило противнику избежать больших потерь, за 2,5–3 часа привести войска в порядок (выделено мною. – Л.Л.), перейти в наступление и в первый день вклиниться в оборону советских войск на 3–6 км». А двумя страницами далее: «К исходу [первого] дня ему удалось прорвать гл. полосу обороны 6 гв. А и на узком участке выйти ко второй полосе юж. Яковлево (а это уже на глубине 10–12 км. – Л.Л.)» . Увязывать большие потери наших войск в Курской битве (а это не одна сотня тысяч человек) с результатами контрподготовки по меньшей мере странно – их причины лежат значительно глубже. И дело, конечно, не только в недостаточно проработанных планах контрподготовки. При существовавших в то время средствах разведки и поражения не могло быть и речи о том, чтобы сорвать переход противника в наступление. Но нанести ему значительно больший урон было вполне по силам. Для этого на Воронежском фронте необходимо было более решительно массировать огонь и удары авиации по наиболее важным и хорошо разведанным объектам противника. Например, не совсем ясно, почему для налетов на аэродромы противника не были использованы ночные бомбардировщики 208-й авиадивизии ночных бомбардировщиков (34 исправных самолета У-2 и Р-5) 2-й ВА, а также 262-й нбад и 244-й бад 17-й ВА, в частях которых было много экипажей, имевших значительный опыт действий в темное время суток. Они могли если не сорвать, то серьезно затруднить подготовку бомбардировщиков противника к вылету и тем самым ослабить удар его авиации по нашим войскам. Конечно, потерь при этом не удалось бы избежать, но ущерб, нанесенный противнику, стоил того. Кстати, забегая вперед, отметим, что при довольно интенсивном использовании общие потери фронтовых ночников оказались невелики – зенитным огнем за все время был сбит один У-2 208-й нбад. Дело в том, что зенитчики противника в большинстве случаев открывали неприцельный огонь как бы вдогонку самолетам – на звук мотора. Всего же в ходе операции части этой авиадивизии потеряли всего три самолета, и четыре пришлось списать из-за боевых повреждений . В статье военной энциклопедии, на наш взгляд, просматривается попытка оправдать низкую эффективность контрподготовки с привлечением 2460 орудий и минометов двух фронтов, огонь которых велся в основном по площадям и недостаточно разведанным целям и объектам. Согласно документам частей и соединений противника, немцы попросту не заметили советскую контрподготовку, приняв ее за «беспокоящий огонь, не причинивший серьезных потерь» . В некоторых публикациях можно встретить утверждения, что контрподготовка не смогла сорвать наступление противника, но намеченный противником срок начала артиллерийской подготовки атаки был перенесен на более поздний срок, и сама атака началась разновременно. Однако ни в одном из известных немецких источников не упоминается о том, что пришлось менять намеченные сроки начала артподготовки и перехода в наступление. Разное время атаки переднего края главной полосы обороны 6-й гв. армии было вызвано различными условиями выдвижения к нему соединений противника. Так, в полосе наступления 2-го тк СС в 20.30 4.7.1943 оба танко-гренадерских полка дивизии «ЛАГ» доложили, что подразделения, предназначенные для захвата передовых позиций противника, завершили свои приготовления. В 21.25 (22.25) артиллерия русских обстреляла районы сбора 1-го батальона 1-го тгп и 2-го батальона 2-го тгп, но потери оказались небольшими. Штаб дивизии и полковые штабы использовали ночь для передислокации на свои боевые командные пункты. Штаб дивизии был развернут в роще неподалеку от с. Байцуры (27 км южнее Бутово). Когда штаб прибыл к своему новому месту расположения, обергруппенфюрер Зепп Дитрих передал командование дивизией штандартенфюреру Теодору Вишу. Передовым частям танкового корпуса СС линию фронта (свой передний край) в соответствии с планом операции разрешалось пересечь в 23.00 (24.00) 4 июля. Для захвата высот, необходимых для артиллерийского наблюдения, и выхода к переднему краю противника от каждого полка первого эшелона было выделено до усиленного батальона. Усиленные роты, выделенные от них, атаковали позицию боевого охранения 52 гв. сд и в 01.33 (2.33) захватили высоту 228,6, высоты западнее х. Яхонтов, а немного позже и северную часть с. Стрелецкое. В 02.15 утра две русские роты контратаковали высоту 228,6, но были отбиты . Атаки позиции боевого охранения 4 июля в полосе наступления 48 тк и на исходе ночи – в полосе 2 тк СС сыграли роль разведки боем. Добытые данные были использованы противником в ходе артиллерийской и авиационной подготовки, под прикрытием которой враг планировал разведать минные поля перед нашим передним краем и проделать в них проходы. В 03.00 (4.00) 5 июля оба танко-гренадерских полка тд СС «ЛАГ» начали выдвижение. В 03.15 (4.15) началась артиллерийская и авиационная подготовка. Под прикрытием огня артиллерии двинулись вперед рота «тигров» и приданный дивизии дивизион штурмовых орудий. Согласно показаниям пленных, артиллерийская подготовка была чрезвычайно точной. Под прикрытием огня артиллерии и танков саперы проделывали проходы в минных полях. Для этого они использовали и импровизированные танковые тралы. Переходы через противотанковые рвы проделывались путем разрушения стенок подрывными зарядами. Немцы не жалели ни бомб, ни снарядов, чтобы сокрушить оборону советских войск и расчистить дорогу танкам. Над позициями наших войск закружились десятки Ю-87 и Ю-88, сменявших друг друга. В первый же час боя посты ВНОС зафиксировали более 400 самолетопролетов противника. Противник перешел в наступление на двух направлениях. Главный удар был нанесен в полосе 6-й гв. армии генерала И.М. Чистякова силами двух танковых корпусов 4-й танковой армии генерал-полковника Г. Гота , в составе которой была тысяча танков и штурмовых орудий. Армейская группа «Кемпф» (свыше 400 танков и штурмовых орудий) нанесла вспомогательный удар в полосе 7-й гв. армии генерала М.С. Шумилова на корочанском направлении с последующим поворотом на север ее основных сил. Тем самым Манштейн, сторонник нестандартных решений, все-таки попытался осуществить свою идею более глубокого охвата советских войск в Курском выступе. В полосах обороны 38-й и 40-й армий враг активности не проявлял, ограничиваясь ведением артиллерийского огня и силовой разведки. Гренадеры-пулеметчики ведут огонь во время атаки На участке Коровино, Черкасское на стыке 71-й и 67-й гв. сд наступал 48-й тк генерала Кнобельсдорфа в составе 3-й и 11-й тд и мд «Великая Германия», 167-й пд (без одного полка) и 332-й пд 52-го ак. Корпус наносил главный удар в центре – в направлении Бутово силами мд «ВГ», усиленной 39-м отп «пантер» . Ее фланги обеспечивали 11-я и 3-я тд. 2-й тк СС Хауссера главный удар наносил на левом фланге в направлении Борисовки силами тд «ЛАГ». Уступом справа наступали части тд «ДР», слева – приданный корпусу 315-й пехотный полк 167-й пд. Дивизии прорывали оборону 52-й гв. сд на участке Задельное, Березов шириной 6 км. Таким образом, в первом эшелоне ударной группировки Гота наступали четыре танковые, одна моторизованная и две пехотные дивизии. В первый же день для расширения участка прорыва из-за правого фланга тд «ДР» в бой была введена и тд «МГ», которая должна была атаковать позиции русских на высоте 216,5 и в районе Журавлиный. После чего повернуть на юг и юго-восток и очистить шоссе Белгород – Курск между Шопино и х. Глушинский. И только после того, как атака с тыла начнет оказывать влияние на вражескую оборону в районе Ерика, дивизия должна была атаковать село с юга со своих исходных позиций. Наступление дивизии поддерживал корпусной дивизион шестиствольных минометов. При примерно равном общем соотношении в бронетехнике в полосе фронта противнику на участках прорыва в пределах тактической зоны обороны удалось создать пяти-шестикратное превосходство в танках. На намеченных участках прорыва враг сосредоточил огонь основной массы артиллерии, создав двух-трехкратное превосходство в орудиях и минометах. В полосах обороны 38-й и 40-й армий враг активности не проявлял, ограничившись ведением артиллерийского огня и силовой разведки. Район местности и общий ход боевых действий на южном фасе Курского выступа с 5 по 15 июля 1943 года показаны на схеме 2. В первом эшелоне наступала мотопехота, усиленная танками. Атака поддерживалась огнем штурмовых орудий. Несмотря на подавляющее превосходство в силах, созданное на узких участках прорыва, противник не смог добиться быстрого успеха. Его первые атаки были отбиты на всем фронте сильным огнем пехоты и противотанковых средств. Этому способствовали сплошные минные поля перед передним краем и в глубине, на которых немцы понесли большие потери. Так, по немецким данным, только танковый полк мд «ВГ» на неразведанном минном поле потерял 25 танков. Забегая вперед, заметим, что в ходе боя за главную полосу обороны на минах, в том числе и установленных отрядами заграждения в глубине обороны, подорвалось 67 вражеских танков и 2 штурмовых орудия противника. Позднее начальник штаба 48-го тк генерал Ф. фон Меллентин вспоминал: «Русские, как никто, умели укреплять свои ПТОРы (противотанковые оборонительные районы) при помощи минных полей и противотанковых препятствий, а также разбросанных в беспорядке мин в промежутках между ними. Быстрота, с которой русские устанавливали мины, была поразительной. За двое-трое суток они успевали поставить свыше 30 тысяч мин. Были случаи, когда нам приходилось за сутки обезвреживать в полосе наступления корпуса до 40 тысяч мин. <…> следует еще раз подчеркнуть искуснейшую маскировку русских. Ни одного минного поля, ни одного противотанкового района не удалось обнаружить до тех пор, пока не подрывался на мине первый танк или не открывало огонь первое русское противотанковое орудие» . Но минные поля могли лишь задержать атаку, но не остановить ее, если не прикрыть минно-взрывные и другие инженерные заграждения огнем, прежде всего, противотанковых средств. Немцы, встретив сильный огонь и понеся потери, как правило, прекращали атаку и немедленно вызывали авиацию. В первую очередь ударам с воздуха подвергалась артиллерия на огневых позициях и противотанковые средства в опорных пунктах. Всего в течение 5 июля на обояньском направлении было зафиксировано около 3160 самолето-вылетов авиации противника . Перед операцией 8-й авиакорпус противника получил распоряжение: «Главная задача состоит в завоевании господства в воздухе над ударной группировкой и оказании максимальной поддержки частям 4-й ТА и ЛАГ «Кемпф». Обратить особое внимание на сосредоточение наличных сил над участком прорыва 2-го тк СС (выделено мною. – Л.Л.). Все соединения, включая бомбардировочные, должны действовать по тактическим целям на поле боя, поражая сильно укрепленные пункты и сосредоточения артиллерии. Железнодорожные составы и автомашины атаковать только в том случае, если речь идет о передвижении крупных сил противника» . На направлении наступления 48-го тк, по немецким данным, действовало до 100 самолетов. Танковые дивизии корпуса СС поддерживало до 400 самолетов, главным образом пикировщиков. По свидетельству врага, хорошо обученным экипажам удалось достичь невиданной ранее интенсивности боевой работы: за день бомбардировщики совершали 3–4 вылета, истребители – 4–5. К сожалению, наша авиация, несмотря на численное превосходство над противником, не сумела завоевать господство в воздухе. Выделенный согласно плану ресурс истребительной авиации не обеспечил надежное прикрытие наших наземных войск от ударов с воздуха. Истребители врага встречали наши самолеты еще на подходе к полю боя, обеспечивая своим бомбардировщикам благоприятные условия для бомбежки. Состав и группировка зенитных средств также не были рассчитаны на отражение столь массированных налетов. Приданная 6-й гв. армии 26-я зенитная дивизия, имевшая в своем составе 80 орудий различного калибра и 62 зенитных пулемета, не смогла надежно прикрыть войска в полосе шириной 64 км . Подавив огневые средства обороняющихся, танки и мотопехота противника возобновляли атаку. Несмотря на большие потери, они упорно продвигались вперед. При этом их действия отличались высокой согласованностью и интенсивным применением всех средств. В ходе атаки противник широко применял дымовые завесы для ослепления наблюдательных и командных пунктов обороняющихся и прикрытия своих выдвигающихся частей. По свидетельству генерала Меллентина, для прорыва подготовленной обороны русских они применили новое построение танков – «танковый колокол». Впереди шли тяжелые, оснащенные прекрасной оптикой и радиосвязью «тигры», которые огнем мощных орудий поражали русские противотанковые пушки и танки, оставаясь недосягаемыми для них из-за мощной брони. За тяжелыми машинами катили легкие танки, готовые преследовать противника. Позади широкой дугой шли средние танки. Такое построение, во-первых, позволяло засекать по выстрелам наши противотанковые орудия и относительно безнаказанно подавлять их, во-вторых, обеспечивало хорошую защиту атакующих на подступах к позициям наших войск. Саперы на бронетранспортерах двигались сразу за головными танками «колокола» в готовности проделать проходы в минных полях. Авиация поддерживала наступающие танки ударами по целям непосредственно на поле боя. В полосе наступления соединений 48-го тк противника произошла заминка. В бой вступили наши штурмовики. Летчики 61-го штурмового авиаполка (шап) 291-го шад ранним утром впервые применили новые кумулятивные бомбы ПТАБ 2,5–1,5. В районе Бутово «илам» ст. лейтенанта Добкевича удалось внезапно для противника обрушиться на вражескую танковую колонну. Снижаясь после выхода из атаки, экипажи отчетливо видели множество горящих танков и автомашин. На отходе от цели группа также отбилась от наседавших «Мессершмиттов», один из которых был подбит в районе Сухо-Солотино (летчик позднее был взят в плен) . Ударом авиации удалось задержать танки «пантера» 39-го отп, приданного мд «ВГ». В 12.00 была перехвачена радиограмма немецкого командования, в которой приказывалось ускорить выдвижение в район Бутово, Черкасское всех имеющихся танков и к 16.00 прорвать оборону русских. Интенсивные переговоры противника по радио в это время были связаны с нарушенным взаимодействием между танковым полком дивизии «ВГ» и приданным ей 39-м отп «пантер». Согласно немецким источникам, это объяснялось тем, что к началу наступления так и не прибыл штаб 10-й танковой бригады, который и должен был координировать действия танковых частей. Напомним, управление частями командование противника осуществляло зашифрованными командами (сигналами) по закодированным картам. Поэтому нельзя полностью исключить, что перехваченная радиограмма была передана в целях дезинформации, чтобы отвлечь внимание русских от участка прорыва 2-го тк СС. Командующий 6-й гв. армией генерал-лейтенант И.М. Чистяков срочно выдвинул в этот район часть своего противотанкового резерва – 27-ю истребительно-противотанковую бригаду (иптабр) . Всего в полосах обороны 71-й и 67-й гв. стрелковых дивизий было задействовано семь истребительно-противотанковых полков (до 140 орудий). Гвардейцы дрались стойко и мужественно, на отдельных участках доходило до рукопашных схваток. Командующий 6-й гв. армией генерал-лейтенант Чистяков И.М. Тем не менее противник, бросив в атаку во второй половине дня сразу 200 танков, сумел овладеть важными противотанковыми опорными пунктами в Коровино и Черкасское. Отдельные подразделения, отрезанные от своих войск, продолжали сражаться в окружении. Так, в ходе боя 196-й гв. сп 67-й гв. сд был окружен гитлеровцами в районе Черкасское, но продолжал вести бой с превосходящими силами противника. Этот полк не только приковал к себе значительные силы немецко-фашистских войск, но и нанес им значительные потери, замедлил продвижение противника в глубину нашей обороны. Лишь в ночь на 6 июля командир полка подполковник В.И. Бажанов по приказу командира дивизии вывел свой полк из окружения . Не будем останавливаться здесь на многочисленных примерах героических и самоотверженных действий гвардейцев других частей. Большинство подвигов наших воинов хорошо известны читателю по предыдущим публикациям в советской печати. В полосе обороны 52-й гв. сд на намеченном участке прорыва 2-го тк СС в артподготовке участвовали, кроме штатных средств артиллерии трех дивизий, три корпусных артдивизиона, всего около 125 орудий калибра 105–210 мм. К началу атаки в районе Березов, чтобы исключить ведение корректируемого огня русской артиллерии со стороны неатакованного участка, была поставлена дымовая завеса на фронте 1,5–2 км. Атака началась сразу после падения последней бомбы. Передовые подразделения 2-го тгп сумели пробиться до противотанкового рва, расположенного перед высотой 220.5. 1-й батальон 1-го тгп, наступавший левее, также дошел до этого противотанкового рва. Но их дальнейшее продвижение было остановлено сильным фланговым артогнем с западного берега р. Ворскла. Пехоте пришлось окапываться. Под прикрытием огня танков и штурмовых орудий саперы приступили к проделыванию проходов в минных полях и переходов через противотанковый ров. Огонь артиллерии и шестиствольных минометов 55-го полка был сосредоточен по позициям русских на высоте 220.5. Колонна танков М3 «Генерал Ли» выдвигается для контратаки Подразделения батальонов первого эшелона и ПТОПов оказали ожесточенное сопротивление наступающему противнику. Артиллерийским и пулеметным огнем они отсекали вражескую пехоту от танков. Прорвавшиеся в глубину обороны боевые машины противника, пытающиеся «утюжить» окопы, стрелки уничтожали противотанковыми гранатами и бутылками с зажигательной смесью. На переднем крае и в глубине обороны частей первого эшелона умело действовали 75-я и 90-я отдельные роты фугасных огнеметов. Особую стойкость проявили бойцы взвода лейтенанта Фасхиева на подступах к Березову. Они подпустили танки противника на 15–20 метров и по команде командира взвода подорвали фугасы. В результате было сожжено семь танков. Враг приостановил атаку на этом направлении. За день взвод уничтожил 11 танков, 4 самоходных орудия и 260 солдат и офицеров. При отражении атак наши войска, кроме обычных противотанковых и противопехотных мин, широко применяли минно-огнефугасы (МОФ), которые поражали противника не только ударной волной и осколками, но и огнем, оказывая на его пехоту и экипажи танков сильное психологическое воздействие. Особенно эффективны оказались управляемые минные поля, устанавливаемые на наиболее удобных путях выдвижения танков, а также в местах, которые пехота могла использовать в качестве укрытия. Их подрывали в момент, когда саперы противника пытались проделывать проходы в заграждениях. Для борьбы с танками противника в первый же день применили довольно необычное, но весьма эффективное средство – собак – истребителей танков. Специально обученные животные, приученные, что под грохочущим танком их ждет угощение, бросались под танк. Мина, закрепленная на собаке, поражала боевую машину в самое уязвимое место – днище. Так, одна из рот собак-истребителей танков действовала на переднем крае обороны, занимая позиции повзводно в 375-й сд, 52-й гв. сд и 67-й гв. сд. Четвероногие «бойцы» взвода лейтенанта Лисицина подорвали 12 танков противника (при этом из 16 собак четыре были убиты еще на подходе к танкам). Кроме этих 12 танков, подорванных собаками, воины лейтенанта Лисицина уничтожили три танка и до 150 солдат и офицеров противника. Взвод отошел только после получения приказа на отход. Немцы вынуждены были разослать в части специальные указания по борьбе с собаками на поле боя. В составе дивизии полковника И.М. Некрасова действовал 133-й отдельный батальон противотанковых ружей, а также два усиленных стрелковых батальона 51-й гв. сд, оказавшихся в ее полосе (батальоны подмены). Один из них, 3/156-й гв. сп, занимавший оборону западнее х. Березов, оказал упорное сопротивление противнику, наступавшему вдоль дороги на Быковку. Личный состав его 9-й ср, отражавшей атаку на дороге у отметки 217.1, не оставил своих позиций и погиб полностью. Остатки 7-й и 8-й рот (41 человек) к утру 6.07.1943 г. вернулись в свой полк, оборонявшийся на второй полосе в районе выс. 246.3 (4 км восточнее Яковлево) . Упорное сопротивление советских воинов, глубокие минные поля и противотанковый ров, прикрытые огнем, замедлили темп продвижения противника. Однако после пяти часов ожесточенного боя противнику при поддержке штурмовых орудий и «тигров» к 11.45 удалось захватить высоту. Гот, обеспокоенный задержкой 2-го тк СС из-за сильного огня артиллерии русских, просит командира 8-го авиакорпуса подавить ее в районе Журавлиный и южнее Ольховки (6 км западнее Быковки. – Л.Л.) . Несмотря на мужество и стойкость бойцов и командиров дивизии, которые в течение 8 часов сдерживали наступление частей двух танковых дивизий СС, противнику удалось преодолеть первую позицию. В глубине обороны дивизии прорвавшиеся танки противника встретили огнем батареи приданных дивизии 1008-го (24 76-мм орудий) и 538-го (20 45-мм ПТО) истребительно-противотанковых полков, а также танки 230-го отдельного танкового полка . На вооружении этого полка находились 39 американских танков, поставленных нашей стране по ленд-лизу, которые по своему вооружению и бронезащите не шли ни в какое сравнение с немецкими и не могли оказать им серьезного сопротивления. Командир 52-й гв. сд полковник Некрасов И.М. Учитывая их слабую бронезащиту и большие габариты, особенно по высоте, их планировали использовать в составе ПТОПов и в засадах (хотя спрятать такой «двухэтажный» танк довольно проблематично). Однако обстановка вынудила полковника Некрасова бросить роты полка в контратаку, чтобы задержать противника и обеспечить занятие обороны на позициях в глубине отходящими подразделениями. Однако танки противника попросту расстреляли боевые машины 230-го танкового полка, даже не подпустив на дальность действительного огня их пушек. Г. Гот наблюдает за полем боя По нашим данным, в ходе боя только один 1008-й иптап подбил 18 танков противника, в том числе 10 «тигров». К сожалению, командарм опоздал с распоряжением о выдвижении противотанкового резерва армии – 28-й оиптабр – в полосу 52-й сд. К тому же отработанный при подготовке обороны порядок выдвижения бригады на угрожаемые направления оказался нереальным. В таких случаях говорят: гладко было на бумаге, но забыли про овраги. Оказалось, что бригада имела большой некомплект средств тяги. Батареи, имевшие автотранспорт, получив приказ, лишь в 16.00 начали выдвижение, но в результате непрерывной бомбежки понесли потери и опоздали с выходом на назначенные рубежи в районе Быковки. К этому времени в противотанковых полках, приданных дивизии, огнем танков и ударами авиации противника из 44 орудий было выведено из строя 32. Отошедшие к селу части 52-й гв. сд, лишенные поддержки противотанкистов, пытались задержать продвижение противника и выиграть время для выдвижения на угрожаемое направление резервов армии. Но под сильным нажимом противника в 17.00 они оставили этот важный опорный пункт. Командир бригады, обнаружив, что танки и мотопехота противника движутся в направлении Яковлево, принял решение отвести части бригады на рубеж Покровки, выс. 254, 2 (10 км севернее Быковки). Оборона дивизии была рассечена на две части. При этом 155-й гв. сп был отброшен на восток, подразделения 151-го и 153-го гв. сп отошли на западный берег р. Ворскла. Уже в 16.30 в бой с прорвавшимися группами танков противника на рубеже Солонец (2 км юго-западнее Яковлево), высота 218.3 вступили части 51-й гв. сд генерала Н.Т. Товарткиладзе. Противник наращивал усилия, стремясь развить наступление в глубину и в стороны флангов. Сразу после прорыва первой позиции русских из-за левого фланга 2-го тгп был введен в бой 315-й пп 167-й пд, усиленный ротой саперного батальона своей дивизии и одной батареей дивизиона штурмовых орудий тд «ЛАГ». Полк при поддержке одного артдивизиона и батареи 55-го полка шестиствольных минометов атакой в северо-западном направлении начал сматывать оборону русских с задачей овладеть рубежом х. Каменный Лог, с. Задельное и захватить плацдарм на западном берегу Ворсклы. В 18.30 противник, введя в бой основные силы танковых полков обеих дивизий, овладел рубежом Козьма-Демьяновка (10 км от переднего края. – Л.Л.), южная окраина Солонец, высота 234.8, роща с населенным пунктом Журавлиный, завершив тем самым прорыв главной полосы обороны на всю глубину. Танковые группы дивизий «ЛАГ» и «ДР» получили задачу с ходу прорвать второй оборонительный рубеж русских на участке Лучки, Яковлево и захватить плацдарм на р. Псёл. В районе Ерик противнику, который пытался охватить открытый фланг 375-й сд и выйти в ее тыл, оказал упорное сопротивление 3/154-й гв. сп 51-й гв. сд (батальон подмены). В неравном бою батальон понес большие потери, но выиграл время для перегруппировки сил дивизии в сторону открытого фланга. Остатки батальона (до 80 человек) сумели выйти поодиночке и небольшими группами в район обороны своего полка – Круглик (5 км юго-восточнее Ивня) лишь к 18.07.1943 . Кстати, бой батальонов подмены 51-й сд дал повод авторам некоторых публикаций говорить о выдвижении дивизии генерал-майора Н.Т. Товарткиладзе в полосу обороны 52-й гв. сд. Американский крейсерский танк М3 «Генерал Ли» Танк «Генерал Ли», уничтоженный противником в ходе боя Командир 2-го тк СС в целях расширения участка прорыва в сторону правого фланга ввел в бой тд «МГ», части которой нанесли удар вдоль шоссе Обоянь – Белгород на юг и в 19.45 захватили колхоз «Смело к труду», стремясь выйти в тыл 375-й сд. Противник, очистив участок шоссе Белгород – Обоянь, попытался отбросить русских за р. Липовый Донец. Однако дивизия, отбив при поддержке 96-й тбр в течение дня 12 атак противника, сумела в основном удержать свою полосу обороны и закрепиться на западном берегу реки. Ввод в бой 6-й тд противника, намеченный севернее Белгорода, был сорван. Эта дивизия должна была наступать между дорогой на Корочу и р. Северский Донец на Сабынино и далее на Прохоровку. Перегруппировка ее частей на участок форсирования 7-й тд привела к задержке ввода дивизии в бой почти на двое суток. Упорное сопротивление частей 375-й сд, а также 81-й гв. сд во многом нарушило планы Манштейна, не позволив ему в первый же день операции объединить усилия соединений танковой армии Гота и группы Кемпфа. Несмотря на массированное применение танков, артиллерии и удары авиации, противнику не удалось полностью выполнить задачу дня. Соединения 48-го тк сумели вклиниться в оборону 6-й гв. армии на глубину до 6 км, 2-го тк СС – на 10–12 км. Все дальнейшие попытки противника в этот день развить прорыв в северном направлении были отбиты. По немецким данным, при прорыве главной полосы обороны эсэсовцы уничтожили 15 русских танков, потеряв убитыми и ранеными 636 солдат и офицеров и до 30 танков на минных полях и от огня противотанковых средств. Всего за первый день операции, начиная с 18.00 4 июля по 18.00 (19.00) 5 июля, соединения 2-го тк СС потеряли 1047 человек, из них убитыми – 187 . Вся армия Гота потеряла в первый день наступления более 2,5 тыс. солдат и офицеров, из них убитыми – около 400. Это были самые большие суточные потери в живой силе в ходе операции. 2-й тк СС потерял 16 танков и 28 штурмовых орудий, 48-й тк – 35 танков и 5 штурмовых орудий . Считается, что на корочанском направлении противник перешел в наступление в 5.00 после полуторачасовой артподготовки, приступив к форсированию р. Северский Донец на участке Белгород, Маслова Пристань в 8 пунктах. По немецким данным, артподготовка началась в 3.30 (в 4.30 по московскому времени) и продолжалась 30 минут. Командир 7-й тд противника генерал барон фон Функ, впоследствии оказавшийся в советском плену, утверждает, что немцы в целях достижения внезапности начали форсирование реки без артподготовки . В первом эшелоне наступала мотопехота 19-й и 7-й тд 3-го тк и соединения армейского корпуса «Раус» группы «Кемпф». 3-й танковый корпус наносил главный удар силами 7-й тд в северо-восточном направлении – Соломино, ст. Разумное, Мясоедово. С более высокого западного берега реки оборона 7-й гв. армии просматривалась на глубину 10 км и более. Это в значительной мере повышало эффективность огня немецкой артиллерии. Пехота 2-го полка дивизии на резиновых лодках и частично по заранее разведанному броду глубиной 1,2 м в районе Соломино переправилась на восточный берег реки. Вслед за ней по броду на противоположный берег с большим трудом переправилась одна танковая рота. Захватив при поддержке артиллерии и огня танков рубеж железной дороги Белгород – Волчанск в 2,5–3 км от берега реки, немцы немедленно приступили к наводке двух понтонных мостов – тяжелого, грузоподъемностью 50 тонн для приданной танковой роты «тигров», и 16-тонного. Вслед за танковым полком и самоходным артдивизионом Функа переправу начал танковый полк 19-й тд, чья пехота наступала левее. В 8.50 до 120 танков и полка пехоты противника, переправившихся у Соломино, прорвали оборону 78-й гв. сд и сразу же стали расширять участок прорыва в северном направлении. Командиру 81-й гв. сд пришлось перестраивать оборону для отражения атак с юга. Командир 7-й тд 3-го тк генерал-лейтенант Г. фон Функ Несмотря на сильное зенитное прикрытие, штурмовики соединений из состава 17-й ВА Юго-Западного фронта, выполнив 68 самолето-вылетов, разрушили (по докладам экипажей) две переправы. При этом только в одной 290-й шад из 32 самолетов не вернулись на свой аэродром 16. К сожалению, удар авиации по переправам запоздал – к этому времени немцы, несмотря на сильный огонь артиллерии, успели переправить не менее 100 танков. Вечером 5 июля Ватутин на основании донесения командующего 7-й гв. армии генерала Шумилова доложил в Ставку: «Контратакой частей армии противник выбит из Крутого Лога, Разумного и на всем фронте отброшен на западный берег р. Северский Донец» . Увы, этот доклад, как и многие донесения в этот день, не соответствовал действительности. В первый же день противнику удалось захватить плацдарм шириной 10–12 км и глубиной 3–6 км. На второй день наступления противник завершил прорыв главной полосы обороны 7-й гв. армии и на 3-километровом участке вышел к ее второй полосе. Основные силы ЛАГ «Кемпф» – 3-й тк, усиленный 503-м отдельным батальоном «тигров» (45 танков) и 228-м отдельным батальоном штурмовых орудий (31 орудие), – повернули на север. Правый фланг корпуса прикрывали пехотные дивизии ак «Раус». Штаб Воронежского фронта доложил в Ставку ВГК итоги первого дня операции: уничтожено 12 600 солдат и офицеров противника, уничтожено и подбито 507 танков и САУ . Эти данные попали и в сводку Совинформбюро. Однако объявленные цифры потерь врага были весьма далеки от реальных. По данным немецкого архива, войска Манштейна потеряли в течение 5 июля несколько больше 6 тыс. человек, из них убитыми около 7 00 . Точные потери противника в бронетехнике установить не представляется возможным, так как многие немецкие соединения задержали донесения за 5 июля и не представили сведений за 6-е. Некоторое представление о количестве выведенных из строя танков противника могут дать следующие данные. Если 4 июля в строю мд «ВГ» было 98 танков, в том числе 14 «тигров», то к исходу 6 июля осталось только 33 танка, из них – 2 «тигра», к 7-му – 31 танк (один «тигр») . В одной из рот 503-го отб, приданного 3-му тк, в первый же день наступления на восточном берегу Северского Донца на минных полях, в том числе и на собственных, получили повреждения 13 «тигров» из 14 . Однако танки и штурмовые орудия, получившие повреждения (особенно на минных полях), немцы быстро вводили в строй. Командующий 7-й гв. А генерал – лейтенант Шумилов М.С. Сделав вывод, что противник наносит главный удар на обояньском направлении, Н.Ф. Ватутин приказал выдвинуть две передовые танковые бригады 1-й танковой армии к главной полосе обороны армии генерала Чистякова. Одним из вариантов плана операции фронта на этот случай предусматривалось нанесение контрудара силами 1 – й танковой армии во взаимодействии с 5-м гв. Сталинградским и 2-м гв. Тацинским танковыми корпусами, а также с частями 69-й армии в общем направлении Вознесеновка (15 км южнее Обоянь. – Л.Л.), Белгород. Командующий Воронежским фронтом в 17.40 5 июля 1943 г. приказал: «1. Командующему 1 ТА генерал-лейтенанту т. Катукову к 22.00 5.7.1943 г. два своих корпуса выдвинуть на второй оборонительный рубеж 6-й гв. А и прочно занять оборону: 6 гв. тк (так в тексте. – Л.Л.) на рубеже Меловое, Раково, Шепелевка; 3 мк – на рубеже Алексеевка, Сырцев, Яковлево. 31 тк расположить в обороне на месте 3 мк на рубеже Студенок, свх. Сталинский, Владимирова, Орловка. Штаб армии – в районе Зоринских Дворов. Задача: ни при каких обстоятельствах не допустить прорыва противника в направлении Обояни. Быть в готовности с рассветом 6.7.1943 г. перейти в контрнаступление в общем направлении на Томаровку (выделено мною. – Л.Л.). 2. Танки в обороне окопать и тщательно замаскировать. 3. Потребовать от войск максимального напряжения для выполнения поставленной боевой задачи» . К исходу 5 июля соединения 1-й ТА заняли вторую полосу обороны на фронте шириной до 30 км, имея оперативное построение в два эшелона (согласно третьему варианту действий по плану операции). В первом эшелоне развернулись: 6-й тк (200, 22, 112-я тбр и 6-я мсбр, всего 169 танков и САУ) с 69-м гв. мп на рубеже Меловое, Раково, Шепелевка шириной 12 км и 3-м мк (1, 3, 10-я мехбригады, 1 гв. и 49-я тбр, всего 250 танков) – на рубеже Алексеевка, Сырцево, Яковлево шириной 17 км. Всего в первом эшелоне танковая армия имела 419 танков и САУ, 158 орудий, 243 миномета, 56 установок М-13 («катюши») и 533 ПТР. 31-й тк (237, 242 и 86-я тбр, всего 196 танков, 16 орудий, 13 минометов) составил второй эшелон армии. В резерве Катукова оставалась 180-я тбр, прибывшая из 38-й армии. Мотопехота 3-го тк в связи с отсутствием транспорта вышла на новый рубеж обороны только к рассвету 6 июля. В 16.35 5 июля были поставлены задачи и командирам резервных 2-го и 5-го гв. танковых корпусов. В связи с различным толкованием в некоторых публикациях поставленных корпусам задач боевое распоряжение публикуется полностью: «Противник к 14.30 5.07.43 г. овладел Гремучий и силою до двух танковых дивизий стремится выйти на шоссе Белгород, Обоянь для дальнейшего наступления на Курск. Пр иказываю: 1. Командиру 2 гв. Тацинского танкового корпуса к 24.00 5.07.43 г. выдвинуться в район: МТС, Сажное, Лозы, Сажное. Штакор – Сажное. Задача: прочно оборонять вышеуказанный район. Не допустить распространения противника на север и северо-восток. Быть готовым с рассвета 6.07.43 г. во взаимодействии с 5 гв. тк перейти в контратаку в направлении: Крюково, Крапивинские Дворы и далее на Гремучий, Белгород. 2. Командиру 5 гв. танкового корпуса к 24.00 5.07.43 г. выдвинуться в район: Лучки, Тетеревино, Малиновка (2 км восточнее Тетеревино. – Л.Л.). Штакор – Калинин (2 км южнее Беленихино). Задача: а) Занять оборону на рубеже: Лучки, Тетеревино, Петровка (х. Петровский 4 км юго-западнее Тетеревино. – Л.Л.) и ни при каких обстоятельствах не допустить прорыва противника в направлении Прохоровка. б) Быть готовым с рассвета 6.07.43 г. во взаимодействии с 2 гв. тк перейти в контратаку в направлении: Тетеревино, Быково и далее Раковка. 3. Танки в обороне окопать. Потребовать от войск быстрых и решительных действий. 4. Иметь в виду, что в течение ночи на рубеж Меловая, Сырцево, Яковлево выдвигается 1 танковая армия» . К 5.00 6 июля 5-й гв. тк, насчитывающий 216 танков, вышел в район х. Озеровский, урочище Козинка, Тетеревино . Для обеспечения своего правого фланга командир корпуса генерал A.A. Кравченко на рубеж высот 243.2 и 246.3 (2 и 4 км восточнее Яковлево) выдвинул танковый отряд, усиленный мотострелковой ротой. Как показали дальнейшие события, этого оказалось недостаточно. Судя по району, назначенному 5-му гв. тк, в штабе фронта в это время больше думали об участии корпуса в контрударе совместно с танковой армией, нежели об усилении обороны 51-й гв. сд, которая оборонялась на фронте до 18 км на рубеже: выс. 226.0, южная окраина Солонец, высоты 243.2, 246.3, Нечаевка, Б.[будка] (2 км южнее Тетеревино), (иск) Малиновка. На второй полосе обороны закрепились понесшие потери танковые роты 230-го отп, части 28-й иптабр и отошедшие подразделения 496-го и 1008-го иптап. Однако промежуток между Яковлево и Лучки (южн.) шириной до 5 км танками не был усилен. Надо признать, что командующий танковой армией и командиры резервных танковых корпусов были поставлены в весьма трудное положение. Выполнение задачи по созданию прочной обороны и одновременно – по подготовке контрудара требовали создания различных группировок сил и средств. Эти вопросы, несомненно, рассматривались в ходе отработки различных вариантов действий при подготовке к операции. Однако командование фронта вряд ли учитывало возможность столь быстрого преодоления противником главной полосы обороны. В ходе боя за нее было выявлено многократное количественное и качественное превосходство противника в танках. Передовые бригады 1-й танковой армии в столкновении с «тиграми» и «пантерами» понесли большие потери (49-я тбр потеряла до 60 % танков), и командующий войсками фронта был вынужден отказаться от запланированного контрудара. О контрнаступлении на Томаровку в создавшейся обстановке не могло быть и речи. Танковыми соединениями было решено усилить оборону второй полосы в противотанковом отношении, чтобы во взаимодействии с войсками 6-й гв. армии остановить продвижение противника на обояньском направлении. К сожалению, в связи с отменой контрудара командование фронта не уточнило задачу 5-го гв. тк и не организовало взаимодействие его с 3-м мк. Оба танковых корпуса были переданы в оперативное подчинение командующего 6-й гв. армии, который уточнил задачу 5-му гв. тк – занять оборону на рубеже (иск) Яковлево, Нечаевка, Тетеревино, где занимали оборону части 51-й гв. сд. По какой-то причине, приведшей впоследствии к трагическим последствиям, корпус занял другой рубеж – значительно севернее – ур. Козинка, выс. 232.0, Лучки (южные), Тетеревино. Здесь развернулись в первом эшелоне 22-я и 20-я гв. тбр, во втором – в районе Озеровский и роща сев. Собачевский – 21-я гв. тбр и 48-й гв. ттпп. Так что, вопреки часто высказываемому мнению, корпус локтевой связи с 3-м мк танковой армии в районе Яковлево не имел. И 156-й гв. сп (без 3-го батальона), оборонявшийся на рубеже (иск) Яковлево, Лучки был усилен только подразделениями мотострелковой 5-го гв. тк. О драматических обстоятельствах отмены контрудара вспоминает М.Е. Катуков: «Утром противнику удалось потеснить части 52, 67 и 71-й гвардейских дивизий. <…> Нашей армии ставилась задача – 6 июля нанести контрудар в общем направлении на Томаровку. Этот пункт приказа очень волновал нас. И не потому, что пугали большие по масштабам наступательные действия. К этому времени в 1-й танковой сложилось общее мнение, что наносить танковым бригадам и корпусам контрудар при сложившейся обстановке просто нецелесообразно. Ну, хорошо, мы двинемся на немцев… Но что из этого получится? Ведь их танковые силы не только превосходят наши численно, но и по вооружению обладают значительным преимуществом! Это никак не сбросишь со счета. Вражеские «тигры» могут бить из своих 88-мм орудий по нашим машинам на расстоянии до 2 километров, находясь в зоне недосягаемости огня 76,2-мм пушек наших «тридцатьчетверок». Словом, гитлеровцы в силах и с дальних рубежей вести с нами успешный огневой бой. Так следует ли давать им в руки такой сильный козырь? Не лучше ли в этих условиях повременить с контрударом, делать по-прежнему ставку на нашу тщательно подготовленную глубоко эшелонированную оборону? <…> Эти соображения мы доложили командующему фронтом. Ждали ответа, но не получили его и к исходу ночи. А между тем срок выполнения пункта приказа о контрударе наступил, и нам ничего не оставалось, как выдвинуть танки. Скрепя сердце я отдал приказ о нанесении контрудара. <…> Уже первые донесения с поля боя под Яковлево показывали, что мы делаем совсем не то, что надо. Как и следовало ожидать, бригады несли серьезные потери. С болью в сердце я видел с НП, как пылают и коптят «тридцатьчетверки». Нужно было во что бы то ни стало добиться отмены контрудара. Я поспешил на КП, надеясь срочно связаться с генералом Ватутиным и еще раз доложить ему свои соображения. Но едва переступил порог избы, как начальник связи каким-то особенно значительным тоном доложил: – Из Ставки: товарищ Сталин. Не без волнения взял я трубку. – Здравствуйте, Катуков! – раздался хорошо знакомый голос. – Доложите обстановку! Я рассказал Главнокомандующему о том, что видел на поле боя собственными глазами. – По-моему, – сказал я, – мы поторопились с контрударом. Враг располагает большими неизрасходованными резервами, в том числе танковыми. – Что вы предлагаете? – Пока целесообразно использовать танки для ведения огня с места, зарыв их в землю или поставив в засады. Тогда мы могли бы подпускать машины врага на расстояние триста метров и уничтожать их прицельным огнем. Сталин некоторое время молчал. – Хорошо, – сказал он наконец. – Вы наносить контрудар не будете. Об этом вам позвонит Ватутин. Вскоре командующий фронтом позвонил мне и сообщил, что контрудар отменяется. Я вовсе не утверждаю, что именно мое мнение легло в основу приказа. Скорее всего, оно просто совпало с мнением представителя Ставки и командования фронта. После разговора с генералом Ватутиным я отправился в корпус Кривошеина, где в это время противник предпринял очередную атаку. На узком фронте, наступая вдоль Обояньского шоссе, он бросил в бой до 200 танков. Со стороны Яковлево доносился глухой непрерывный гул. Кривошеина я нашел в лесистом овраге. Рядом со щелью стоял его автофургон, в котором командир корпуса кочевал по фронтовым дорогам вместе с женой. Генерал что-то кричал по телефону. Увидев меня, закруглил разговор, положил трубку, поднес руку к козырьку: – Товарищ командующий, противник предпринял наступление. – Это я сам вижу. Какими силами? – На участке корпуса до четырехсот танков! – Не преувеличиваешь, Семен Моисеевич? – Какое там преувеличиваю! Только на позиции Горелова – сто танков. На позиции Бабаджаняна – семьдесят! <…> Наконец зазвонил полевой телефон. Горелов, затем Яковлев и Бабаджанян[1 - С.М. Кривошеин – командир 3-го мехкорпуса, В.М. Горелов, А.Х. Бабаджанян, И.Я. Яковлев – командиры соответственно 1-й гв. танковой, 3-й и 10-й механизированных бригад этого корпуса.] доложили, что первая атака врага отбита. Я облегченно вздохнул и поздравил Кривошеина с хорошим началом» . Катуков, не получив ответа от Ватутина, был вынужден апеллировать к Сталину. Учитывая складывающуюся обстановку, он не испугался высказать свое несогласие с командующим фронтом, тем самым поставив под сомнение утвержденный план операции. Не каждый на его месте смог бы решиться на такой шаг. Ведь Катукова могли обвинить в неисполнительности и даже в трусости. Но Сталин знал его еще по трагическим событиям 41-го года, когда он, командуя 4-й тбр, смог задержать наступление превосходящих сил Гудериана под Орлом и Мценском. Командир 3-го МК 1-й ТА генерал-майор Кривошеин С.М. 1943 г. В случае нанесения контрудара противник получил бы возможность максимально использовать свое качественное превосходство в танковом вооружении. Бой на открытой местности с теми же «пантерами» и «тиграми» привел бы к быстрому уничтожению наших танков. Поэтому последовавшее решение отменить контрудар и задействовать соединения армии Катукова и обоих танковых корпусов для усиления обороны второй полосы с учетом создавшейся обстановки было вполне обоснованным. Танковые подразделения как бы цементировали оборону стрелковых частей. Применение танковых засад во взаимодействии с ПТОПами дивизий второго эшелона 6-й гв. армии позволяло с наименьшими потерями отражать удары значительно превосходящих сил противника. Командующий фронтом принял меры по усилению и других направлений. 2-й гв. тк из резерва фронта, имевший в строю 217 танков, прикрыл направление на Гостищево на фронте 10 км . 35-й гв. стрелковый корпус (92-я и 94-я гв. сд) и 305-я сд выдвигались для усиления корочанского направления . Несколько странный маневр совершила 93-я гв. сд корпуса, которая получила задачу выдвинуться к 3.00 6 июля в район Прохоровки и занять рубеж Петровка, свх. Октябрьский, Правороть за частями 183-й сд в 35 км от переднего края главной полосы обороны. Видимо, она должна была составить резерв фронта. К утру 6 июля дивизия сосредоточилась в районе Прохоровки, где сразу же получила новый приказ – к 7.00 7 июля занять оборону вдоль восточного берега реки Липовый Донец на участке Рождественка, Нов. Лозы, Крюково. К сожалению, этот выгодный отсечный рубеж не был заблаговременно подготовлен к обороне. Боевое охранение части дивизии выставили на западном берегу реки. Южнее вдоль реки развернулись части 89-й гв. сд. Командующий 1-й ТА генерал-лейтенант танковых войск Катуков М.Е. Танковые корпуса Гота, прорвавшие оборону русских на двух отдельных участках, ко второму дню операции сомкнули свои фланги у Яковлево. Враг наращивал усилия, стремясь с ходу прорвать второй оборонительный рубеж русских. После 1,5-часовой артподготовки в 11.30 противник крупными силами пехоты и танков атаковал позиции наших войск. Начались ожесточенные бои. Мех-бригады 3-го мк в течение дня отразили четыре атаки танков и мотопехоты противника. При прорыве танков противника в глубину обороны стрелковые подразделения не покидали своих окопов, отсекая пехоту противника огнем всех средств. Вот пример самоотверженных действий стрелков. Два танка шли прямо на окоп, в котором находилось отделение старшего сержанта И.Т. Зинченко. Казалось, спасения уже нет. И тогда Зинченко, схватив три противотанковые гранаты, бросился под вражеский танк. Второй танк повернул вспять. Отважному воину посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза . Танки противника, прорвавшиеся на некоторых участках в полосе 3-го мк, частично были уничтожены огнем ПТР, гранатами и бутылками с горючей смесью. Остальные боевые машины были вынуждены отойти обратно. Танкисты Катукова совместно с пехотой 6-й гв. армии отбили 8 атак противника, в которых участвовало от 40 до 120 танков, поддержанных авиацией. Командир 3-й мбр 3-го мк (в 1943 г. полковник) Бабаджанян А.Х. «Особенно жестокие бои разгорелись в районе Яковлево, где оборону занимала 1-я гвардейская танковая бригада В.М. Горелова вместе с частями 51-й гвардейской стрелковой дивизии, – вспоминает М.Е. Катуков. – Против них наступала танковая дивизия СС «ЛАГ». Вдоль шоссе Белгород – Обоянь двинулось 120 танков противника. Первый удар принял на себя 2-й танковый батальон гвардии майора С.И. Вовченко, который имел к этому времени всего 10 машин. Тем не менее он смело вступил в бой с 70 танками противника. В этом бою отличился командир взвода лейтенант B.C. Шаландин. Его взвод стала обходить группа тяжелых и средних танков противника. Авиация гитлеровцев висела в воздухе. И все же, действуя из засад, герои подпускали танки на дистанцию прямого выстрела и били по их наиболее уязвимым местам. Экипаж Шаландина уничтожил два «тигра» и «пантеру». Но вот в разгар боя танк Шаландина был подбит и загорелся. Командир взвода был ранен, но продолжал вести бой. Вокруг рвались снаряды. Сверху пикировали «Мессершмитты». Но Шаландин продолжал посылать снаряд за снарядом. Получили тяжелые ранения механик-водитель старший сержант В.Г. Кустов и стрелок-радист старший сержант В.Ф. Леколизев. Вражеский снаряд повредил пушку. Стало трудно вести огонь прямой наводкой. Тогда Шаландин принял решение таранить ближайший «тигр». Заряжающий сержант П.Е. Зеленин занял место водителя, и пылающая «тридцатьчетверка» врезалась в фашистский танк. «Тигр» вспыхнул. Герои сгорели в танке[2 - За стойкость и самопожертвование, проявленные лейтенантом Вольдемаром Сергеевичем Шаландиным во время 10-часового боя, 10 февраля 1944 года ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. (На фото ему пририсовали звезду Героя. —Л.Л.)]. Когда мне сообщили о критической ситуации в Яковлево, я приказал выдвинуть из второго эшелона 49-ю танковую бригаду. Она подоспела вовремя и, открыв губительный огонь, заставила немцев приостановить атаки на Яковлево» . Не найдя слабого места в обороне 1-й гв. мбр и потеряв до 40 танков, немцы прекратили атаки на этом участке. Герой Советского Союза гв. лейтенант Шаландин B.C. Герой Советского Союза командир 1-й гв. тбр полковник Горелов В.М. (1899–1944) Не имели успеха и попытки противника с ходу форсировать р. Пена на участке Чапаев, Шепелевка. Организованным огнем левофланговых частей 6-го тк и 90-й гв. сд были отбиты четыре атаки противника. Не добившись успеха в полосе 6-го тк и 3-го мк западнее Яковлево, противник оставил здесь заслоны и перенес основные усилия в направлении стыка 3-го мк 1-й ТА с 5-м гв. тк. Именно здесь, на участке Лучки, Яковлево, Гот еще до начала операции планировал сосредоточить основные усилия для прорыва второй полосы русских. Об этом свидетельствует начертание разграничительных линий соединений 48-го тк противника, которые наступали в северо-восточном направлении. В 12.30 мотопехота танковых дивизий «ЛАГ» и «ДР», поддержанная танками, атаковала позиции 156-го гв. сп (без 3-го сб) 51-й гв. сд, в том числе и ПТОП № 27 в районе с. Лучки. После упорного боя подразделения полка, занимавшие первую позицию, не выдержали удара и стали отходить. По немецким данным, подразделения полка «Фюрер» тд «ДР» в 14.20 (16.20) овладели с. Лучки. Мотопехота тд «ЛАГ» блокировала отошедшие подразделения 51-й гв. сд в Покровке и с. Бол. Маячки. Танковые группы обеих дивизий стали развивать наступление в северном и северо-западном направлениях. Танковый отряд тд «ЛАГ» овладел Лучки (сев.) и стал преследовать отходящие по грейдеру части русских в направлении Прохоровки . Из «Доклада о боевых действиях 5 гв. Стк»: «<…> В 13.00, сосредоточив до двух пехотных полков и 200 танков в роще 5 км юго-восточнее Яковлево, противник с новой силой бросился в атаку на Лучки и, прорвав оборону на участке 156 гв. сп, к 15.00 овладел Лучки, Нечаевка. Не выдержав ожесточенного напора противника, 154 и 156 гв. сп <…> начали беспорядочно отходить в северо-западном направлении. 158 гв. сп, загнув правый фланг до выс. 210.7, продолжал оборонять рубеж: выс. 210.7, Тетеревино, (иск.) Волобуевка. Командующий 6 гв. армией, узнав о беспорядочном отходе 51 гв. сд, в 4.00 отдал приказ навести в дивизии полный порядок и немедленно закрепиться на рубеже южн. окр. Сух. Солотино, южн. окр. Мал. Маячки» . Памятник B.C. Шаландину После захвата противником с. Лучки и прорыва его в глубину обороны части 3-го мк, оборонявшиеся в Яковлево, оказались в сложном положении. Корпусу пришлось, продолжая сдерживать атаки противника с фронта, одновременно перегруппировать часть сил на свой левый фланг. Тем не менее во второй половине дня противнику удалось овладеть этим важнейшим противотанковым опорным пунктом на второй полосе обороны. В обороне наших войск образовалась опасная брешь. Возникла серьезная угроза продвижения противника в направлении Большие Маячки, Грезное, Кочетовка и далее в тыл соединений 1-й танковой и 6-й гв. армий. Чтобы локализовать дальнейшее распространение противника, М.Е. Катуков отдал распоряжение генералу С.М. Кривошеину о выдвижении в район Ульянов, Большие Маячки, Яблочки 100-й тбр. Командующий 6-й гв. армией генерал И.М. Чистяков решил силами двух танковых корпусов контратаковать противника. 5-й гв. тк должен был отбросить прорвавшиеся части противника на рубеж Яковлево, Лучки и восстановить оборону на второй полосе. Однако контратака успеха не имела. Более того, противник нанес большие потери контратакующим частям и к 16.30 окружил две бригады и танковый полк корпуса в районе урочища Козинка. Об обстоятельствах окружения командир корпуса генерал А.Г. Кравченко доложил командующему Воронежским фронтом: «В период выдвижения танковой группировки противника мне было передано командиром 23 ск требование от Вашего имени о переброске двух танковых бригад и танкового полка «Черчилль» за пределы своего района (выделено мной. – Л.Л.) для контратаки противника в районе высот 246.3, 243.2 и роща северо-восточнее. Кроме этого распоряжения, отданного от Вашего имени, ко мне прибыл с полномочиями от командующего 6 гв. А полковник Никифоров, который угрожал применением оружия, если корпус не пойдет в контратаку. Это распоряжение было мною выполнено. Несмотря на то что участок обороны корпуса был ослаблен, части корпуса до 23.00 6.07.43 г. продолжали сдерживать основные силы противника, пока не были окончательно окружены. Выйдя с боями из окружения, корпус занял оборону по линии железной дороги на участке Ивановский Выселок, Беленихино, (иск.) Тетеревино, имея охраняющие части 1 км западнее железной дороги. Ведя ожесточенные бои с крупными танковыми силами противника и не поддержанный действиями соседа справа (части 1 ТА) и слева (части 2 гв. тк), корпус в течение 6.07.43 г. потерял 110 танков» . Таким образом, корпус потерял половину своих танков и не удержал занимаемый рубеж. Вряд ли ему удалось нанести противнику сопоставимые потери. Окружив основные силы 5-го гв. тк и овладев х. Калинин, немцы попытались с ходу захватить станцию Беленихино. Однако командир 20-й гв. тбр. подполковник П.Ф. Охрименко, собрав все силы, оставшиеся вне кольца окружения, в том числе 60 человек 3-го батальона 6-й гв. мсбр, быстро организовал оборону и отбил атаку противника, который отошел к х. Калинин. По свидетельству заместителя начальника штаба 21-й гв. тбр капитана Н.Г. Андроникова, командир и штаб корпуса, располагавшиеся на хуторе, чудом вышли из-под удара танков противника, но связь с окруженными соединениями была временно потеряна. Не получив приказа на отход, танкисты продолжали сражаться в окружении. В 23.00, собрав оставшиеся танки в единую группу (к этому времени лишь 22-я гв. тбр имела 8 танков Т-34 и 16 Т-70), командиры окруженных частей решили с боем прорываться в направлении Беленихино . Кольцо окружения оказалось неплотным, и к 8.00 7 июля части корпуса, потеряв 11 танков Т-70, вышли в лес в 1,5 км восточнее станции. В какой-то мере неудачные действия корпуса объяснялись несогласованными и противоречивыми распоряжениями со стороны штабов фронта и 6-й гв. армии. Контрудар был отменен, но корпус так и не установил локтевую связь с частями 3-го мк в Яковлево. Начальник штаба 5-го гв. тк полковник Серов был своевременно предупрежден разведотделом фронта о возможности удара противника в направлении Лучки, Калинин, Беленихино. Надо было готовиться к отражению его атак. Но командиру 5-го гв. тк стали угрожать оружием, если корпус не перейдет в контратаку! Видимо, у А.Г. Кравченко, как и у М.Е. Катукова, возникли большие сомнения относительно целесообразности контратаки без соответствующей подготовки и огневой поддержки, если ему стали угрожать оружием. 2-й гв. тк полковника A.C. Бурдейного получил задачу, переправившись на западный берег р. Липовый Донец, уничтожить противника в районе Непхаево (в 7 км южнее рубежа, занимаемого 5-м гв. тк. – Л.Л.), Сошенков и перерезать дорогу Белгород – Обоянь в районе с. Крапивинские Дворы. Наступление корпуса развивалось тяжело, авиация противника буквально висела над боевыми порядками частей. Но к 20.00 26-я гв. тбр, овладев колхозом «Смело к труду», сумела перерезать шоссе Белгород – Обоянь. Однако дальнейшее продвижение стало опасным для корпуса, так как его правый фланг из-за окружения 5-го гв. тк оказался открытым. Поэтому в 0.30 7 июля командующий фронтом отдал приказ об отводе корпуса на восточный берег р. Липовый Донец. Командир 5-го гв. тк Кравченко А.Г. К сожалению, попытка нашего командования контратаками танковых соединений по флангу вклинившейся группировки противника закрыть образовавшуюся брешь в обороне не увенчалась успехом. Сказалось качественное превосходство противника в танковом вооружении в открытом бою и, чего греха таить, его большой опыт в применении танковых частей и подразделений. В 20.33 6.07.43 Н.Ф.Ватутин отдал приказ: «Отдельные танки противника прорвались через Лучки и направляются на Кочетовку. Приказываю: Под личную ответственность Катукова и Кравченко уничтожить прорвавшиеся танки противника, прочно закрыть промежуток между Яковлево и Лучки и ни в коем случае не допустить прорыва противника. Для этого 31 тк немедленно двинуть в район Лучков. О принятых мерах немедленно радируйте» . Увы, через вторую полосу обороны прорвались не отдельные танки, а танковые части двух дивизий противника. И пресловутый промежуток закрывать было уже поздно и нечем. Несмотря на упорное сопротивление наших войск, массированные удары авиации и ввод в бой двух резервных танковых корпусов, насчитывающих 400 танков, и их яростные контратаки, остановить противника не удалось. Опасность развития прорыва в стороны флангов и в северном направлении нарастала с каждым часом. Положение осложнялось тем, что между вторым и третьим оборонительными рубежами восточнее Ольховатки не было заблаговременно подготовленных позиций. Третий (тыловой) оборонительный рубеж 6-й гв. армии был намеренно оттянут от второго на 20–30 км. Он опирался на единственное на этом направлении естественное препятствие – реку Псёл, болотистая пойма которой сама по себе была серьезным препятствием для танков противника. Рубеж на северном берегу этой реки западнее Васильевки до 7 июля не был занят войсками. Восточнее Васильевки на широком фронте – до 30 км – оборонялись части 183-й сд 48-го ск 69-й армии. Уплотнить оборону в случае необходимости планировалось за счет маневра силами и средствами с неатакованных участков и выдвижения резервов. По приказу командующего фронтом войска 6-й гв. и 1-й танковой армий были усилены соединениями, снятыми с участков 40-й и 38-й армий, не задействованных в отражении наступления противника. На угрожаемом направлении сосредоточиваются усилия авиации фронта. 7 июля с 4.40 до 6.40 1-й штурмовой авиакорпус двумя группами в 33 и 46 штурмовиков под прикрытием 66 истребителей нанес удар по скоплению танков противника в районе Сырцево и Яковлево. И в этот раз были применены авиабомбы ПТАБ-2,5, -1,5. В бомбовые отсеки каждого самолета загружалось до 200 таких бомб. Они оказались весьма эффективным средством борьбы с танками противника, так как при бомбометании эскадрилья штурмовиков создавала большую зону поражения . Об одном из таких налетов рассказал пленный немецкий офицер: «Шестого июля в 5 часов утра <…> на нашу группу танков – их было не меньше сотни – обрушились русские штурмовики. Эффект их действий был невиданный. При первой же атаке одна группа штурмовиков подбила и сожгла около 20 танков. Одновременно другая группа обрушилась на отдыхающий в автомашинах мотопехотный батальон. На наши головы градом посыпались бомбы мелкого калибра и снаряды. Было сожжено 90 автомашин и убито 120 человек. За время войны на Восточном фронте я не видел такого эффективного действия русской авиации» . В последующем немцы были вынуждены перейти к большему рассредоточению предбоевых и боевых порядков, что затруднило им управление танковыми частями. В то же время отметим, что в течение 6 июля из 1078 самолето-вылетов авиации 2-й ВА только 309 были совершены по танкам и мотопехоте противника . В ходе наступления враг понес большие потери в живой силе и технике. В первые два дня операции армия Гота потеряла уничтоженными и подбитыми и по причине технических неисправностей (это касалось в основном танков «пантера») до 300 танков и штурмовых орудий. Например, в мд «ВГ» из 350 танков (включая 200 «пантер») к исходу 6 июля в строю осталось 73 танка, из них около 40 «пантер» и до десятка штурмовых орудий . Тем не менее противник стремился развить успех в северном направлении, одновременно пытаясь охватить левый фланг 3-го мк и свернуть оборону наших войск на второй полосе обороны. Неотступно преследуя наши отходящие части и используя возникшую при отходе неразбериху, немцы небольшими силами сумели вклиниться в оборону 285-го сп 183-й сд у совхоза Комсомолец в 10 км юго-западнее Прохоровки (положение подразделений полка показано на схеме 4). Из боевого донесения № 8 от 8 июля 1943 года штаба 285-го сп: «1. Противник танками (130 шт.) при поддержке авиации в 18.00 6.7.43 г. (выделено мною. – Л.Л.) подошел к нашему переднему краю. <…> В 16.30 группе танков (10 шт.) удалось просочиться в районе 4-й стрелковой роты, по дороге, идущей из Тетеревино на Ивановский Выселок. Условием для прорыва танков противника послужило: при отходе автомашин и танков 51 и 52 гв. сд 6 гв. армии, которых противник преследовал вплотную, ввиду этого не было возможности перекрыть дорогу, идущую из с. Тетеревино на Ивановский Выселок, противотанковыми минами. Танки в составе 10 штук подошли к опушке леса южн. свх. Комсомолец. Нашей противотанковой артиллерией подбито 2 танка, остальные возвратились в район высоты 258.2 и вели бой по ходам сообщений с 4 ср., в результате часть роты была подавлена и расстреляна танками, часть отошла в 1 и 3 сб. До 70 танков с группами автоматчиков вели бой с 3 и 5 ср. В результате с 18.00 6.07.43 г. до рассвета 7.07.43 г. было уничтожено танков противника 6 штук и пехоты до тридцати человек» . В донесении шла речь о действиях передового (разведывательного?) отряда противника. Доклад о 130 танках относился к 8 июля. Что же произошло, почему танки противника не были остановлены огнем перед передним краем оборонительного рубежа? Из боевого донесения № 03 штаба 183-й сд: «Обозы, автомобили и часть танков, преследуемые немецкими танками и с воздуха авиацией, отходили по дороге на выс. 258.2. <…> по юго-западным [скатам] выс. 258.2 проходил передний край 4 ср 285 сп, впереди переднего края проходил противотанковый ров, имея оставленный проход по дороге. Обочины были заминированы и ограждены. У ограждений была команда разграждения прохода, которая должна была закрыть проход после прохождения частей 51 и 52 гв. сд, чего последняя не сделала, в результате чего танки противника проникли на выс. 258.2» . Виновников чрезвычайного происшествия нашли быстро. Но этот прискорбный факт свидетельствовал, что командование частей и подразделений, располагавшихся в тылу, в 25–28 км от переднего края главной полосы обороны 6-й гв. армии, проявило благодушие и беспечность. Еще 5 июля командир 48-го ск генерал-майор 3.3. Рогозный после проверки оборонительного рубежа направил командирам 107, 183, 305-й сд распоряжение по устранению недостатков в оборудовании позиций и охране проходов в заграждениях. Он приказал восстановить разминированные участки минных полей и подготовить команды в готовности снять ограждения с противотанковых и противопехотных препятствий, заминировать проходы в них и дороги. Но его указания не были выполнены. Судя по всему, разведка в сторону противника не велась, информация о положении впереди действующих частей отсутствовала. Не был продуман и порядок пропуска отходящих войск через инженерные заграждения и передний край тылового рубежа (отмечались случаи подрыва танков и автотранспорта на своих минных полях). Впрочем, сама постановка такого вопроса при подготовке операции, несомненно, была бы расценена как проявление пораженческих настроений со всеми вытекающими из этого последствиями. Вечером 6 июля отдел по изучению армий Востока германского генштаба докладывал: «Попытка противника до выяснения масштаба и целей нашей операции сдержать немецкое наступление войсками, развернутыми на позиции, и фронтовыми резервами в основном не удалась. Он преждевременно бросил в бой оперативные резервы. <… > Противник, по-видимому, пытается сдержать немецкое наступление на возможно большем расстоянии от Курска и с этой целью бросает в бой все наличные силы» . Действительно, уже к исходу второго дня операции возможности фронта по усилению обороны были в основном исчерпаны. Но гитлеровцы просчитались: в распоряжении советского командования, в отличие от 1941–1942 гг., находились мощные стратегические резервы. 6 июля командующий Воронежским фронтом обратился в Ставку ВГК с просьбой усилить фронт четырьмя танковыми и двумя авиационными корпусами. Ее представитель А.М. Василевский поддержал его просьбу: «<…> Со своей стороны считаю целесообразным для дальнейших активных действий усилить фронт двумя танковыми корпусами с подачей одного из них в район Прохоровки (30 км юго-восточнее Обояни) и другой в район Короча; для этой цели можно было бы использовать 10 тк от Жадова и 2 тк от Малиновского из Валуек. Кроме того, считал бы целесообразным Ротмистрова выдвинуть к р. Оскол, в район южнее Старый Оскол» . И.В. Сталин согласился с предложением А.М. Василевского. К 19.00 7 июля 10-й тк в составе 185 танков и САУ под командованием генерал-майора В.Г. Буркова вышел в район севернее ст. Прохоровка. Из состава Юго-Западного фронта начал выдвижение 2-й тк генерал-майора А.Ф. Попова. В 0.40 7 июля начальник Генштаба отдал распоряжение о привлечении всей авиации Юго-Запад-ного фронта (17-й ВА) для боевой работы в полосе Воронежского. Ставка В ГК, оценив наконец степень опасности, угрожающей Воронежскому фронту, отменяет ранее принятое решение о передаче Центральному фронту 27-й армии. Из воспоминаний командующего Центральным фронтом К.К. Рокоссовского: «<…> Утром мы получили второе распоряжение: 27-ю армию, не задерживая, направить в распоряжение Воронежского фронта. <…> Ставка предупредила, чтобы мы рассчитывали только на свои силы. При этом на нас возлагалась дополнительная задача – оборона Курска… – Имейте в виду, – сказал Сталин, – положение вашего левого соседа тяжелое, противник оттуда может нанести удар в тыл ваших войск» . Насколько положение было серьезным, можно понять из воспоминаний заместителя командующего Центральным фронтом по тылу генерала H.A. Антипенко: «На второй или третий день некоторым лицам из руководства Центрального фронта стало казаться, что противнику все же удастся прорвать нашу оборону. <…> Были рекомендации: немедленно эвакуировать подальше в тыл все имущество, сосредоточенное на фронтовых складах. <…> Я обратился лично к командующему. К. К. Рокоссовский сказал: – Немцам не удалось достичь решительного успеха за первые два дня. Тем не менее это возможно теперь. А если уж произойдет такое несчастье, то мы будем драться в окружении, и я, как командующий фронтом, останусь с окруженными войсками» . Кроме 27-й армии, которая заняла оборону в Курском укрепленном районе, на угрожаемое направление выдвигаются еще две общевойсковые армии. Ставка категорически потребовала от командования Воронежского фронта: «Во что бы то ни стало остановить стремительное наступление противника на рубеже р. Псёл, захватив в свои руки инициативу» (выделено мною. – Л.Л.). Вражеская атака отбита Н.Ф. Ватутину самому не давала покоя мысль перехватить инициативу и навязать противнику свою волю. Тем более это соответствовало требованию Ставки. В соответствии с его приказом командующий 6-й гв. армией в ночь на 7 июля спланировал контрудар. Решение о нанесении контрудара в создавшейся обстановке кажется странным: все соединения 6-й гв. армии были связаны боем, 51, 52 и 67-я гв. сд понесли большие потери, а ее левофланговые 89-я гв. и 375-я сд оказались отрезанными от основных сил, и управление ими было затруднено. В 1-й танковой армии только 31-й тк еще не был втянут в бой. Однако этот корпус, сформированный непосредственно перед началом операции, не имел своей мотопехоты и положенных по штату артиллерийских и минометных частей и значительно уступал в огневой мощи другим соединениям танковой армии. Попытка атаковать из положения обороны заведомо была обречена на неуспех. И уже в 1.25 7 июля командующий фронтом приказал: «Предстоящую операцию по нанесению удара левым крылом армии отменить ввиду сложившейся обстановки, недостатка резервов и невозможности в столь короткий срок сосредоточить части в исходное положение, тем более что некоторые части уже были связаны противником» . Отмена контрудара, намеченного на 7 июля, – прямое следствие разговора со Сталиным. Приведем выдержку из доклада Ватутина Сталину после завершения оборонительной операции: «<…> к утру 7.7.43 г. было решено встретить дальнейшую атаку противника танковыми соединениями с места. <…> Противник к этому времени уже смял центр 51-й гв. сд, и если бы было принято решение наносить контрудар танковыми соединениями, то при отсутствии уже прочного фронта стрелковых войск в полосе шоссе мы быстрее израсходовали бы свои силы, а противник наверняка прорвался бы на ОБОЯНЬ, а далее он начал бы развивать успех на КУРСК. Это в корне изменило бы для нас в худшую сторону обстановку и помешало бы нашим наступательным операциям, которые готовились в районе ОРЛА. К этому времени от Вас лично по телефону ВЧ был получен приказ «изматывать противника на подготовленных рубежах и не допустить его прорыва до тех пор, пока не начнутся наши активные действия на Западном, Брянском и других фронтах» (выделено мною. – Л.Л.). Как показали дальнейшие события, решения Ватутина не всегда базировались на всесторонней оценке обстановки. В частности, он не учитывал качественное превосходство противника в танковом вооружении и его господство в воздухе и поэтому зачастую ставил соединениям задачи, значительно превышающие их боевые возможности. На рассвете 7 июля части мд «ВГ» и 11-й тд противника одновременно атаковали боевые порядки 1-й и 3-й мех-бригад 3-го мк вдоль обояньского шоссе, стремясь прорвать оборону 1-й танковой армии и охватить левый фланг мехкорпуса. Одновременно противник планировал выйти во фланг 31-му тк, противостоящему частям тд «ЛАГ». Атака танков поддерживалась авиацией, которая группами по 60–80 самолетов через каждые 5—10 минут бомбила расположение наших войск. В результате неоднократных атак бригады не смогли удержать занимаемых позиций и начали отход в северо-западном направлении. Их отход прикрывала 49-я тбр, которая вела бой с преследующими танками противника методом подвижных засад. К исходу дня эта бригада также отошла в Сырцево. Подошедшая в этот район 112-я тбр 6-го тк завязала встречный бой с танками противника, в результате которого подбила 6 танков «тигр» и 15 танков других марок, потеряв при этом 15 танков Т-34. В связи с неустойчивым положением на левом фланге 3-го мк распоряжением командующего 1-й ТА в район Верхопенье выводится 200-я тбр 6-го тк, а 180-я тбр из резерва фронта подтягивается ближе к фронту в ур. Становое. В районе Сырцево, Верхопенье сосредоточивались части отошедшей 67-й гв. сд. Танки и пехота заняли оборону, имея задачу не допустить распространения противника в северном и северо-западном направлениях. Для усиления частей, занявших оборону в районе Верхопенье, им были приданы 11-й гв. ап и 12-й иптап, которые заняли огневые позиции для стрельбы прямой наводкой. Заметим, что командующий и штаб фронта не определили порядок совместных действий соединений танковой армии в полосе обороны 6-й армии. Возможно, командующие армиями получили на этот счет устные указания Ватутина. Но, судя по не всегда согласованным действиям танковых и стрелковых соединений, в результате чего они неоднократно попадали в тяжелое положение, тесного взаимодействия между ними наладить сразу не удалось. Наиболее ожесточенные бои в течение дня продолжались на направлении действий тд «ЛАГ». Она нанесла удар из района Покровка на Малые Маячки, Грезное, стремясь охватить левый фланг танковой армии. Выдвигавшиеся на это направление соединения 31-го тк опоздали с выходом в назначенные районы, так как мосты через р. Солотинка в Береговом и Кочетовке были взорваны саперами по приказу командования 6-й гв. армии. На устройство переправ из подручных материалов и разведку бродов через болотистую речушку Салтыковку ушло много времени. Бригадам корпуса пришлось развертываться и вступать в бой с ходу. Соединения 31-го тк оказали упорное сопротивление наступающему противнику. Однако вечером по приказу командования его части были вынуждены оставить Большие Маячки. Затем противник силами до 40 танков и батальона пехоты потеснил 237-ю тбр на западную окраину Грезное, где ей удалось закрепиться. В результате ожесточенных боев левый фланг 1-й ТА оказался отброшенным на северо-запад, а фронт ее обороны растянулся на 45 км. Для усиления угрожаемого направления распоряжением командующего фронтом из состава 38-й и 40-й армий Катукову были переданы 309-я сд, три истребительно-противотанковых бригады, гаубичный, минометный и танковый полки. Сюда же были перегруппированы части 9-й зенитной дивизии из 40-й армии, что позволило усилить прикрытие войск от ударов с воздуха. М.Е. Катуков производит перегруппировку, усилив 31-й тк 192-й тбр и 1244-й иптап из состава 40-й армии. В результате, несмотря на мощный нажим, эсэсовцы в этот день так и не смогли продвинуться дальше на северо-запад. Были отбиты и попытки противника выйти к р. Псёл и с ходу форсировать ее. С утра 8 июля на левый берег р. Псёл в районе с. Красный Октябрь вышла без одного стрелкового полка 52-я гв. сд. После боев на главной полосе обороны с превосходящими силами противника и последующего отхода командный состав дивизии в течение двух дней собирал свои разрозненные подразделения. К 21.00 8.07 на рубеже Кр. Октябрь, Прохоровка, Козловка заняли оборону подразделения 11-й мсбр под командованием полковника Бородина из состава 10-го тк. Западнее оборонялись подразделения 237-й тбр 31-го тк. В район Прохоровки выдвигался переданный из состава Юго-Западного фронта 2-й тк, танковые бригады которого должны были подойти во второй половине дня 8 июля. Таким образом, пробив брешь в нашей обороне, противник не смог вырваться на оперативный простор. Командующий ГА «Юг» стремился расширить фронт наступления, чтобы ударом в стык 6-й гв. и 69-й армий прорвать третий оборонительный рубеж русских. Части дивизии СС «ДР» попытались овладеть совхозом Комсомолец, но подразделения 285-го сп 183-й сд отразили все атаки противника и удержали этот важный опорный пункт. Батальоны 20-й гв. тбр и 6-й гв. мсбр корпуса генерала А.Г. Кравченко, отбив в течение 7 июля 11 атак, удержали позиции в районе станции Беленихино. Во второй половине дня противник прекратил атаки и начал сосредоточивать бронетехнику в районе хуторов Калинин, Озеровский. Упорное сопротивление наших войск позволило сковать силы противника и выиграть время для выдвижения резервов на угрожаемое направление. В район ст. Прохоровка выдвигался переданный из состава Юго-Западного фронта 2-й тк, танковые бригады которого должны были подойти во второй половине дня 8 июля. Но обстановка в полосе фронта по-прежнему оставалась чрезвычайно сложной. В 1-й ТА наиболее пострадавшим за первые три дня боев оказался 3-й мк, части которого, за исключением 10-й мбр, понесли значительные потери. В несколько лучшем положении находился 6-й тк, на участке которого противник продолжал вести себя сравнительно пассивно. Донесения разведки говорили о том, что враг готовит с утра 8 июля новый удар с целью выйти в район Обояни. Ставка все время запрашивала о принятых мерах. Непрерывные звонки из Москвы не способствовали созданию нормальной рабочей обстановки в штабе фронта. Член Военного совета фронта Н.С. Хрущев вспоминал: «Сражение разгоралось. У нас с Ватутиным стала проявляться тревога: мы все же не ожидали такого нажима. Чрезвычайно встревожило нас известие, что появились какие-то новые танки противника с такой броней, которую не берут наши противотанковые снаряды. Дрожь прошла по телу. Что же делать? Мы отдали распоряжение, чтобы артиллерия всех калибров била по гусеницам. Гусеница у танка всегда уязвима. Если и не пробьешь броню, то гусеницу снаряд всегда возьмет. А перебил гусеницу, и это уже не танк, вроде неподвижной артиллерии. Появится облегчение. Наши стали именно так и действовать, причем довольно успешно. Одновременно мы начали бомбить танки с воздуха. И тут же доложили в Москву, что встретились с новыми танками. Немцы звали их «тигры». <…> Нам вскоре прислали новые противотанковые снаряды, которые поражали броню «тигров», кумулятивные снаряды, прожигавшие металл. Однако «тигры» успели поколебать уверенность действий нашей противотанковой артиллерии. Мы-то считали, что все нам нипочем и разгромим немецкие танки <…> Вообще очень важные происходили тогда события. Решалась судьба войны и судьба страны. Многое неприятно сейчас вспоминать. <…> враг оттеснил нас к третьему рубежу обороны. Три ее полосы, включая последнюю, имели противотанковые рвы, различные земляные и полевые укрепления, огневые позиции для пехоты, артиллерии и танков. И почти все это он за неделю преодолел, пока не уперся в тыловую армейскую полосу обороны. Особенно острой сложилась ситуация у станции Прохоровка» . Напомним, что Н.С. Хрущев писал свои мемуары, находясь уже на пенсии, без помощников и консультантов. Вернее, он их не писал, а наговаривал на диктофон, не имея под рукой необходимых документов. Он запамятовал, что о новых немецких танках в войсках знали, в подразделениях имелись специально разработанные памятки с указанием наиболее уязвимых мест вражеских боевых машин и дистанций наиболее эффективного огня для различных средств поражения. Но его воспоминания хорошо передают атмосферу тревоги в штабе фронта и в Ставке за исход сражения в связи с быстрым продвижением врага. Противнику до сих пор так и не удалось разгромить войска 1-й танковой армии, и он продолжал усиливать нажим в северо-западном направлении. И Н.Ф. Ватутин решил воспользоваться тем, что значительные силы противника скованы действиями соединений Катукова. К этому времени было приостановлено и продвижение соединений 3-го тк группы «Кемпф» на корочанском направлении. Его 7-я тд была скована боем в районе совхоза «Батрацкая Дача». 106-я и 320-я пд армейского корпуса «Раус» с большим трудом сдерживали контратаки войск 7-й гв. армии. Уже к 7 июля в 320-й пд насчитывалось 1600 только раненых. Не случайно именно эти дивизии понесли наибольшие потери в ходе операции «Цитадель»: 106-я пд – 3277 человек, 320-я пд – 3038. Командующий фронтом принимает решение на проведение контрудара по правому флангу вклинившейся группировки противника. Для этого привлекаются значительные силы: 2-й и 5-й гв., 2-й и 10-й танковые корпуса, 89-я гв., 183-я и 375-я стрелковые дивизии 69-й армии генерал-лейтенанта ВД. Крючёнкина, 6-й тк и другие силы 1-й танковой, а также левофланговые соединения 40-й армии. Генерал Н.М. Чистяков и Н.С. Хрущев наблюдают за полем боя, июль 1943 г. Выдержки из оперативной директивы № ООН/ОП. Штаб Воронежского фронта 7.07.43 г. 23.00 (см. схему 3): «Основная задача контрудара – разгромить группировку противника в районе Беленихино, Ерик, Шопино, выйти на фронт Сырцево, Яковлево, Козьмо-Демьяновский, Быковка, Ерик, Шопино, охватив тем самым с востока главные силы противника. Частные задачи: 1. 10 тк <…> нанести удар в направлении Васильевка, Яковлево, свернуть ударом во фланг весь боевой порядок пр-ка и выйти в район Яковлево (глубина задачи 20 км. – Л.Л.). 2. 2 тк <…> ударом в направлении свх. Комсомолец, Быковка уничтожить противника и выйти в район Козьмо-Демьяновка, Быковка. 3. 5 гв. тк <…> нанести удар в направлении Беленихино, Лучки, Крапивинские Дворы и выйти в район Крапивинские Дворы, (иск) Быковка, Гремячий, клх. «Смело к труду». 4. 2 гв. тк <…> нанести удар в направлении Лучки, окружить совместно с первыми тремя корпусами и уничтожить противника, находящегося сев. – вост. Лучки. И далее ударом в направлении Лучки, Гонки и выйти в район Гонки. 5. 89 и 375 сд <…> по мере свертывания фронта противника наступать из района Вислое в направлении Шопино и выйти на фронт Ерик, Шопино. 6. 1 ТА частями 6 тк и прочими средствами усиления нанести удар в направлении Сырцево, Яковлево и одновременно со свертыванием фронта 31 тк нанести удар в направлении Покровка и далее на запад, в результате выйти на фронт Сырцево, Яковлево. На остальном фронте армии удерживать занимаемое положение и не допустить прорыва танков противника. 7. Вся авиация фронта будет поддерживать контрудар и прикрывать ударную группу с воздуха. 8. Готовность начала действий 10.00 8.7.43 г. 9. Одновременно с подготовкой наступления быть готовым в любой момент отразить возможный удар противника. 10. Начало наступления 10.30 8.7.43 г.» 11. Доносить всеми способами, а по радио – через каждый час непосредственно в штаб фронта» . Насколько далеко простирались планы Ватутина, можно понять из следующего документа: «Боевое распоряжение командующего войсками Воронежского фронта командиру 2-го гв. тк 8 июля 1943 г. 00 ч 50 мин. 1. Я решил 8.07.1943 г. нанести контрудар противнику в общем направлении Прохоровка, Томаровка. 2. 2 гв. тк из района Петровский, Крюково, Чурсино нанести удар в направлении на Лучки навстречу удару корпусам, наступающим на Лучки с северо-востока. Окружить и уничтожить противника, после чего наступать в направлении Лучки, Гонки, Болховец. Ближайшая задача овладеть районом Гонок, имея в виду в дальнейшем овладеть Болховцом (5 км северо-западнее Белгорода. – Л.Л.), Стрелецким (10 км северо-восточнее Томаровки. – Л.Л.). Правее вас будет наступать 5 гв. тк с задачей выйти в район Крапивине кие Дворы, Гремучий, клх. «Смело к труду» и далее наступает на Раково. Левее вас будет наступать 89 гв. сд в направлении Вислое, Ерик и выходит на фронт Ерик, Шопино, имея в виду дальнейшее наступление на Белгород. 47 полк прорыва взять с собой. Как только корпус получит успех, 93 гв. сд наступать в направлении Крюково, Крапивинские Дворы и выйти на фронт Козьмо-Демьяновка, (иск.) Ерик. Готовность к наступлению – 10.00 8.07.43 г. Начало наступления 10.30 8.07. Продолжительность артподготовки – не более 30 минут. Получение подтвердить и исполнение доносить» . Командир 2-го гв. тк получил это распоряжение только в 5.30 8 июля. Таким образом, замысел контрудара заключался в том, чтобы одновременным ударом пяти танковых корпусов при поддержке стрелковых соединений окружить и разгромить правофланговые соединения танковой армии противника. При этом 10, 2 и 5-й гвардейские танковые корпуса должны были ударом с рубежа Васильевка, свх. Комсомолец, Беленихино расчленить основную группировку корпуса СС и во взаимодействии со 2-м гв. тк завершить ее разгром. Далее предусматривалось развивать наступление в тыл соединениям 48-го тк противника навстречу соединениям 1-й танковой и 6-й гв. армий. Задачи соединениям командующий фронтом поставил решительные и довольно глубокие. Вот только насколько он учитывал условия обстановки, возможности своих войск и силы противника? В условиях, когда противник еще не утратил свою ударную мощь, имел качественное преимущество в танковом вооружении и обладал превосходством в воздухе, рассчитывать на значительные реальные результаты вряд ли стоило. Тем более что, исходя из установленного срока готовности, времени на создание контрударной группировки, подготовку частей к наступлению, организацию артиллерийской подготовки и поддержки было явно недостаточно. За 8 – 10 часов надо было перегруппировать силы, прежде всего артиллерию, спланировать действия каждого соединения и части, поставить боевые задачи частям и подразделениям, организовать управление, взаимодействие и обеспечение. За это время части и подразделения должны были привести себя в порядок после непрерывных ожесточенных боев в течение двух суток. Положение осложнялось в связи с серьезными потерями в личном составе, особенно среди командиров батальонов и рот. Бригады 5-го гв. тк только к утру 7 июля вышли из окружения, потеряв 110 танков, из них половину сгоревшими. Трети уцелевших танков требовался ремонт. В несколько лучшем положении находились соединения 2-го гв. тк полковника A.C. Бурдейного, но они также два дня не выходили из боев. Значительное время требовалось на доставку боеприпасов и горючего. Танковые бригады 2-го тк, переданного фронту, находились еще в пути и опаздывали на 3–4 часа к началу контрудара. Экипажи, особенно механики-водители, были измотаны. Техника после 200-км марша требовала осмотра и обслуживания. Странно, но командование Юго-Западного фронта не выделило автотранспорт для переброски 58-й мсбр корпуса, которая только по названию была моторизованной. Прибытие мотострелков, совершавших марш комбинированным способом (попеременно – пешим порядком и на машинах), ожидалось только через два дня. В итоге организовать одновременный удар к указанному сроку оказалось невозможным. На войне всегда чего-то не хватает, и чаще всего – времени. А опыта и умения организовывать контрудар четырьмя отдельными танковыми корпусами в короткие сроки у нашего командования пока еще не было. Противник, прикрывшись со стороны выдвигавшихся наших танковых корпусов частью сил и противотанковыми средствами, с утра возобновил наступление против соединений 1-й ТА. Действия вражеских танков непрерывно поддерживались авиацией, которая наносила удары группами в 40–50 самолетов. И если части 6-го тк и 3-го мк успешно отразили атаки противника и в основном удержали занимаемый рубеж, то в полосе 31-го тк обстановка значительно ухудшилась. Части тд «ЛАГ» противника прорвались к р. Сухая Солотинка, где установили непосредственное соприкосновение с частями 11-й танковой дивизии 48-го тк. Части 3-го мк были вынуждены отойти к Кочетовке. Батареи 29-й иптабр, отбив несколько вражеских танковых атак, прикрыли их отход. Соединениям 10-й тк и частям 183-й сд вместо контрудара также пришлось отбивать атаки противника, который стремился прорваться к р. Псёл. Откладывать контрудар на более поздний срок было нельзя. Складывающаяся обстановка вынудила Н.Ф. Ватутина начать действовать, не дожидаясь подхода всех сил. Первым перешел в наступление 5-й гв. тк. Как развивались события, довольно подробно изложено в докладе командира корпуса: «В 4.00 8.07.43 г. мною лично получена боевая задача от начальника штаба фронта генерал-лейтенанта Иванова о переходе корпуса в наступление в 10.30 8.07.43 г. во взаимодействии с соседями справа и слева. Части корпуса в 10.30 8.07.43 г. перешли в наступление в заданном направлении и к 15.00 8.07.43 г. овладели Калинин и вышли на рубеж Озеровский, Собачевский, безымянная высота южнее Собачевский. 2 и 10 тк (справа) и 2 гв. тк (слева) в наступление не перешли. Таким образом, первоначальный успех корпуса не был поддержан соседями, хотя связь с ними поддерживалась нормально и они своевременно были поставлены в известность о переходе корпуса в наступление. Следует отметить плохую организацию взаимодействия со стороны штаба Воронежского фронта между танковыми соединениями и явно слабый контроль за выполнением боевого приказа, что привело к недисциплинированным и преступным действиям ряда танковых соединений (2, 10 тк и 2 гв. тк), не перешедших в наступление. Противник, почувствовав, что удар с нашей стороны наносится на сравнительно узком фронте, быстро перегруппировал свои силы, бросив против корпуса с направления Лучки (сев.), Тетеревино (сев.), Ясная Поляна и с направления Лучки (южные) 130 танков, из них 30 типа «тигр», и мотопехоту. Сюда же были переброшены 4 установки шестиствольных минометов и до 30 орудий разного калибра. Одновременно над полем боя появилось большое количество авиации, которая непрерывно, в течение нескольких часов бомбила боевые порядки частей корпуса. Впервые в эту операцию с 16 до 19.30 8.07.43 г. противник применил большую группу самолетов «МЕ-110», обстреливавших из пушек на бреющем полете танки 20 и 21 гв. тбр. (в их составе к началу атаки насчитывалось 59 танков Т-34 и Т-70. – Л.Л.). В результате сильного удара противника с фланга и с тыла со стороны Тетеревино (северное), не будучи поддержанными соседями справа и слева, части корпуса к исходу 8.7.43 г., понеся большие потери, отошли на ранее занимаемый рубеж по линии железной дороги. В результате боя уничтожено 46 танков противника, несколько самоходных орудий и минометов, 55 автомашин, до батальона пехоты. Наши потери 31 танк. В течение этих дней боев корпус потерял большой процент испытанных в боях командиров, участников разгрома врага под Сталинградом. Погибло два командира полка, тяжело ранено два начальника штаба бригад, тяжело ранен командир 48-го гв. танкового полка прорыва. Убито и ранено 75 % командиров батальонов, 70 % командиров рот. Весь командный состав и бойцы проявили в боях исключительную храбрость, желание разгромить врага любыми средствами. Имеются десятки случаев, когда экипаж горящего танка не покидал танк» . За три дня боев 5-й гв. тк потерял 177 танков, в том числе: 107 Т-34 (85 % от первоначальной численности), 54 Т-70 (75 %), 16 МК-4 (76 %). К исходу 8 июля в строю корпуса осталась 41 машина, из них Т-34 – 18, 17 танков нуждались в ремонте. В 6-й гв. мсбр в строю осталось 902 человека из 3262 . 2-й гв. тк также начал наступление своевременно – в 10.30. В первом эшелоне наступали 4-я и 26-я гв. танковые бригады. 25-я гв. тбр второго эшелона продвигалась на заходящем правом фланге. Его 47-й гв. ттп совместно с 1500-м иптап действовал в отрыве от корпуса, отражая атаки противника на рубеже Хохлово, Дальняя Игуменка. На 7.00 8 июля корпус имел в строю 171 танк (102 Т-34, 64 Т-70, 5 «Черчилль»), в том числе 30 танков в резерве командира корпуса . Воздушный разведчик противника обнаружил сосредоточение бригад корпуса. По его наводке четыре противотанковых отряда самолетов «Хеншель-129В» с 30-мм пушками под фюзеляжем последовательно, один за другим, атаковали танки. «Воздушный конвейер» работал около часа. Если верить немецким документам, немцам удалось уничтожить 84 танка (из них 11 машин горели при отходе самолетов от цели) и подбить 21 танк. Однако немцы не знали, что наши танкисты широко использовали дымопуск для имитации возникшего пожара . 4-я гв. тбр полковника А.Г. Бражникова из исходного района 2 км южнее ст. Тетеревино атаковала Нечаевку, Пехота при поддержке огня танков форсировала реку, но была остановлена шквальным огнем противника. В связи с налетами авиации противника и с сильным огнем артиллерии наладить переправу танков через реку Липовый Донец (мост оказался разрушенным) не удалось. Без поддержки танков и при непрекращающейся бомбежке пехота взять Нечаевку не смогла. 26-я гв. тбр одним танковым батальоном с мотострелковым батальоном 4-й гв. мсбр и частью сил 89-й гв. сд форсировав р. Липовый Донец в районе с. Вислое, овладела высотой 209.5 и с ходу повела наступление в направлении колхоза «Смело к труду». Восточнее высоты 225.9 бригада была встречена сильным огнем и контратаками силой до 50 танков. Весь день в районе этой высоты шли ожесточенные бои, но дальше продвинуться не удалось. До конца дня части отбивали сильные контратаки врага. Трудно было рассчитывать на успех, атакуя двумя бригадами на различных направлениях, по существу, без артиллерийской поддержки! Для отражения атак русских в районе Вислое были задействованы танковый полк дивизии «МГ» и приданный батальон штурмовых орудий при активной поддержке авиации. О составе танкового полка дивизии можно судить по донесению штаба тд СС «МГ»: «дивизия у Вислое отбросила атакующего противника с 30 танками назад через Донец. Танков T-VI – 5, T-IV – 35, T-III – 57, командирских – 7, штурмовых орудий – 13» . На восточном берегу Липового Донца на участке железной дороги Сажное – Гостищево курсировали два бронепоезда 60-го отдельного дивизиона бронепоездов. Огнем своих 10 орудий они поддерживали наступление наших стрелковых и танковых частей. С утра 8 июля бронепоезда вели бой с танками противника в 3 км южнее ст. Беленихино. Были отмечены прямые попадания в 7 танков. Танки противника огнем орудий с высот южнее х. Калинин разрушили железнодорожный путь в сторону Беленихино. Ведя непрерывный огонь, бронепоезда начали отходить к Сажное, где подверглись бомбардировке 30 самолетов Ю-87. Расчеты ПВО препятствовали прицельному бомбометанию и сбили два самолета противника. К моменту второго налета личный состав был выведен в траншеи 158-го гв. сп. Третьим налетом легкий бронепоезд № 746 был разбит, тяжелый бронепоезд № 737 («Московский метрополитен». – Л.Л.) сгорел в результате взрыва боезапаса . Между тем 10-й и 2-й танковые корпуса, прибывшие на усиление Воронежского фронта, запаздывали с переходом в наступление. В 14.20 командующий войсками фронта подписал приказ: «Командирам 10 и 2 танковых, 2 и 5 гвардейских танковых корпусов Копии: начальнику Генерального штаба, командующему 1-й танковой армии: 1. Категорически требую самых решительных и смелых действий и полного выполнения поставленных задач. Топтание на месте прекратить и стремительно наступать. Главная группировка до 300 танков противника против Катукова из района Гремячего на Верхопенье. Стремительно выходите в тыл этой группировки. 2. О принятых мерах радируйте Ватутин, Хрущев» . Однако грозные приказы делу мало помогали. Части 10-го тк и 183-й сд в наступление так и не перешли. 285-й сп 183-й сд в 5.00 отразил атаку 9 танков противника в направлении свх. Комсомолец. С 14.30 полк совместно с 183-й тбр 10-го танкового корпуса продолжал отбивать атаки противника, одновременно стремясь улучшить свое положение на рубеже выс. 258.2, х. Тетеревино. Трудно объяснить пассивные действия 10-го тк генерала Буркова, который вышел в район Прохоровки к 19.00 7 июля и имел достаточное время для подготовки к наступлению. Он представлял собой внушительную силу. В строю корпуса насчитывалось: 9612 солдат и офицеров, танков – 164 (99 Т-34, 64 Т-70 и 1 КВ), САУ – 21 (12 СУ-122 и 9 Су-76), орудий – 77 (17 37-мм, 32 45-мм, 28 76-мм), 123 миномета, мотоциклов – 70, бронетранспортеров – 52, бронеавтомобилей – 44 . Правый фланг корпуса у Кр. Октября обеспечивали части 52-й гв. сд, левый – части 183-й сд. Его положение относительно основных сил тд СС «ЛАГ», которые наступали в северо-западном направлении, было очень выгодным. Основные силы двух других дивизий корпуса СС «ДР» и «МГ» были скованы атаками 5-го и 2-го гв. тк с востока. Между дивизиями «ЛАГ» и «ДР» сплошного фронта не было. В промежутке между ними действовал, как теперь выяснилось, лишь разведывательный батальон «ЛАГ», поэтому их смежные фланги были весьма уязвимы. Наступление от Васильевки в южном направлении или в тыл дивизии «ЛАГ» имело серьезную перспективу, но разведку в направлении предстоящих действий штаб 10-го тк не организовал. Генерал Бурков упустил выгодный момент. Возможно, на его решимость повлиял неожиданный обстрел танковой и мотострелковой бригад корпуса с тыла, со стороны Васильевки. Как оказалось, это их атаковали по ошибке подразделения 99 тбр 2-го танкового корпуса. Но об этом ниже. В наиболее сложном положении оказался 2-й тк генерал-майора А.Ф. Попова, который вышел в исходный район без 58-й мсбр, имея в боевом составе 155 танков (87 – Т-34, 57 – Т-70, 11 – МК-4 «Черчилль») . Остальные танки вышли из строя по техническим причинам на марше и отстали. Корпусу предстояло перейти в наступление практически с ходу после 200-км марша. Командиры корпуса и бригад на организацию боя имели менее двух часов. При этом они не имели данных о противнике, положении своих войск и начертании переднего края обороны, не говоря уж о минных полях перед ним. К тому же командиры батальонов и рот не были обеспечены картами нового для них района. 169-я тбр, имея в своем составе 30 танков Т-34 и 18 Т-70 (на марше отстало 15 танков), в 13.50 перешла в наступление в направлении свх. Комсомолец, выс. 258.2, Озеровский. Встретив упорное сопротивление противника, бригада закрепилась на достигнутом рубеже северные скаты выс. 258.2, лес 200 м западнее совхоза. За день боя бригада потеряла танков Т-34 – 3, Т-70 – 3, личного состава: убито – 6 чел., ранено – 11 . 15-й гв. ттп (11 танков «Черчилль») корпуса к 14.40 вышел на рубеж 2 км западнее Сторожевое. Уже при выходе с исходных позиций полк подвергся массированному налету авиации противника. Два танка «Черчилль» сгорели от прямых попаданий авиабомб, и два танка были подбиты. Было ранено 5 человек, в том числе командир полка гвардии подполковник Туренков. Командование полком принял начальник штаба гвардии подполковник Фраков. 26-я тбр (34 Т-34, 19 Т-70), в 16.30 овладев Тетеревино, продолжала наступать в направлении высоты 255.0, где вступила в бой с танками противника, продвигавшимися из Мал. Маячки (до 60 танков). «<…> Атака захлебнулась, было потеряно танков Т-34 = 21, Т-70 = 1, убиты командир 282 тб капитан Райгордский, командиры рот 270 тб ст. лейтенант Погарский, ст. лейтенант Запорин, 282 тб – ст. лейтенант Логачев. К исходу дня все части бригады в результате интенсивной бомбежки авиации противника отошли обратно в северном направлении и заняли оборону» . По другим данным, потери 26-й тбр за день боя составили: «Убито – 26 человек, ранено – 35, без вести пропало – 150. Потери в технике: сгорело танков Т-34 – 12, подбито – 5, сгорело Т-70 – 9, не установлено местонахождение танков Т-34 – 12, Т-70 – 10, которые разыскиваются» . К чему может привести спешка при подготовке к наступлению и пренебрежение элементарными мерами разведки и охранения, можно проследить на примере действий 99-й тбр этого корпуса. Вот как описывается в отчете бригады ее участие в контрударе 8 июля: «Эта наступательная операция имела ряд особенностей, определивших исход боя: 1. Отсутствие времени на подготовку. 2. Отсутствие сведений о противнике и о расположении переднего края обороны наших частей, действующих впереди. 3. Получение схемы-приказа на наступление в 12.00 8.07.43 г., в которой было указано только направление и фактическое [время] наступление в 10.00 8.07.43 г. – все это не позволило организовать наступательный бой так, как это должно быть. Предупредив по телефону части начать «вытягивание», командование бригады и штаб выехали в части для доведения задачи, контроля и помощи по вытягиванию колонны. В 12.35 бригада головной колонны прошла исходный пункт – северо-восточная окраина Призначное, в порядке совершила марш по маршруту: Призначное, Мордовка, Грушки и далее по балке сосредоточилась на вост. опушке рощи свх. Сталинское отделение. <…> Была проведена рекогносцировка маршрута, исходного пункта для наступления и рубежа развертывания для атаки (ж.д. переезд, 600 метров сев. Ивановский Выселок). Одновременно танки разгружались от запаса боеприпасов, бочек с горючим, снимались запасные бачки с кормовой части танков. Вся эта работа проводилась наспех, под давлением вышестоящего начальства, обвинявшего бригаду в медлительности. Наступление вместо 10.00 началось в 14.00 8 июля 1943 года. 99-я танковая бригада наступала во втором эшелоне за 169-й и 26-й тбр, имея боевой порядок также в два эшелона: в первом – танки Т-34, во втором – танки Т-70, мспб и рота ПТР – десантом на танках. Таким образом, по существу без всякой подготовки, не имея представления о противнике и своих войсках, действующих впереди и на флангах, бригада вступила в бой в направлении отм. 258.2, Тетеревино, Лучки. При достижении действующей впереди 169 тбр рубежа свх. Комсомолец противник, обстреливая танки артиллерией, тяжелыми минометами и закопанными в землю танками T-VI, начал производить массированные налеты самолетами Ю-88 и противотанковыми Ю-87, вооруженными тремя 37-мм автоматическими пушками (самолет имел две пушки. – Л.Л.). Налет авиации усиливался по мере продвижения бригад вперед, и примерно к 18.00 8 июля 1943 года эти налеты превратились в беспрерывную атаку с воздуха. <…> Как правило, самолеты Ю-87 атаковали наши танки с кормовой части, поражая огнем моторную часть. В период с 14.00 до 19.00 8.07.43 г. зарегистрировано около 425 самолето-вылетов. Наша авиация активности не проявляла. (Далее в документе описывается, как командиры батальонов и других подразделений блуждали по незнакомой местности, при этом некоторые из них потеряли управление подчиненными подразделениями. – Л.Л.) <…> На подступах к выс. 258.2 1-й тб встретил огонь двух танков противника T-VI. Завязалась перестрелка, и 1 тб, понеся потери в танках, откатился на западную опушку леса свх. Комсомолец и вел огонь с места. 2 тб, двигаясь за 169 тбр, вышел на северо-запад-ные скаты выс. 258.2 и, встретив сильный огонь с высот 224.5 и 258.2, спустился в восточную часть Яр Заслонный, потеряв при этом 2 танка Т-70, занял удобные позиции вместе с 10 танками 169 тбр и 15 гв. тпп (остальные частью были подбиты и сожжены, частью заблудились). <…> огневой бой наших танков и артиллерии с танками и артиллерией противника в условиях ожесточенных налетов авиации противника продолжался до поздней ночи. К этому времени усилиями командования батальонов и штабрига (штаба бригады. – Л.Л.) удалось собрать пехоту. За ночь с 8 на 9.07.43 г. по приказу штакора (штаба корпуса. – Л.Л.) бригада заняла жесткую оборону на северо-восточных скатах выс. 258.2 в готовности с утра 9.07.43 г. выполнять задачу дня 8.07.43 г. <…> В этом жестоком бою 99-я танковая бригада потеряла танков Т-34 – 21 шт. подбитыми и сожженными, танков Т-70 – 2 шт. Убито бойцов и командиров – 21 человек, ранено – 53. Потери противника составили: средних танков – 13, орудий ПТО – 8, пулеметов – 6. Убито солдат и офицеров около 300 человек» . По другим данным – 99-я тбр в ходе боя потеряла: сгорело 7 Т-34, подбито 12 танков, из них 7 – эвакуировано. К 6.00 9.07.43 на ходу осталось Т-34 – 15, Т-70 – 16 . Командир 2-го тк СС П. Хауссер и командир 4-го тгп дивизии «Дас Рейх» обер-штурмбанфюрер С. Штадлер (второй слева) 99-я тбр, наступая во втором эшелоне корпуса, имела время для организации разведки и боевого охранения. Это тем более надо было сделать в связи с тем, что боевая задача бригаде была поставлена в виде схемы, на которой указывалось лишь направление наступления. Однако в отчете сказано далеко не все, многие важные моменты сознательно опущены (так формировались архивные фонды частей и соединений). Например, не сказано, что пять танков подорвались на своем минном поле. В результате плохой организации взаимодействия с впереди действующими войсками и непринятием командованием бригады мер по разведке противника и местности произошел бой 99-й тбр с подразделениями 285-го сп 183-й сд. Вот внеочередное боевое донесение № 05 штаба 183-й сд на 5.00 9 июля: «1. В 16.00 8.07.43 г. со ст. Прохоровка в направлении отметки 241.6 был услышан с КП 285-го сп шум моторов. Шли танки, которые развернулись в боевой порядок, открыли сильный артиллерийский огонь по нашим боевым порядкам, роте ПТР, пушкам, стоящим на ОП, и по НП. Продвигаясь в направлении Васильевка, танки своим огнем сожгли несколько домов и подожгли один танк 10-го танкового корпуса (сосед справа, Васильевка). После чего эти же танки обрушили огонь по нашим боевым порядкам 1 сб 285 сп и начали давить бойцов своими гусеницами в окопах, особенно в 3 и 5 ср. Вследствие чего были нарушены наши боевые порядки в ответственный период наступления на восстановление прежних рубежей. <…> Танки шли без всякого руководства, не соблюдая боевого порядка и строя. Попытки командования 285 сп объяснить танкистам положение, последние, не обращая внимания, продолжали огонь по нашим боевым порядкам. Командование полком разослало командиров по идущим танкам с задачей объяснить свои боевые порядки и обстановку – с требованием немедленного прекращения огня. Командиры танковых рот ответили, что нам поставлена задача наступать в направлении Андреевка, Васильевка и дополнительная задача наступать на Грезное, продолжали вести огонь и наступление на подразделения 285 сп и 11 бригады (11-я мсбр 10-го тк. – Л.Л.), которая стояла в Васильевка. Наступающие танки были из 99 танковой бригады 2 танкового корпуса. Командир корпуса генерал-майор Попов. Из доклада начальника штаба 99 танковой бригады капитана Пинюка – задача на наступление бригаде ставилась лично командиром 2 танкового корпуса генерал-майором Поповым: «<…> противник находится в Андреевка, Васильевка, Козловка, Грезное. – И мы действовали согласно поставленной задаче». По неполным данным, от огня своих танков подразделения полка имеют потери: 25 человек убито, 37 ранено. Потери личного состава подразделений полка – в основном по 3 и 5 ср – главным образом получились по вине 99 танковой бригады, командование которой не уяснило себе обстановки, не предупредило о предстоящем наступлении меня, командование бригады пошло в наступление по нашим подразделениям 285 сп. В результате чего расстреляли бойцов и <…> подорвали свои танки на наших минных полях. Докладывая Вам об этом, прошу Вашего распоряжения принять строгие меры к лицам, допустившим преступную беспечность, повлекшую за собой расстрел и подавление гусеницами бойцов наших подразделений, а также подрыв своих танков на наших минных полях» . Документ говорит о многом и, собственно, не требует дополнительного комментария. В 2.30 9.07.43 г. командир 2-го тк доложил, что корпус в течение дня вел бои с частями тд «Рейх» и к исходу дня закрепился в районе – свх. Комсомолец, восточнее Тетеревино, выс. 258.2. Потери: сгорело Т-34 – 12, «Черчилль» – 2. Подбито Т-34 – 14, Т-70 – 3, «Черчилль» – 1. На ходу: Т-34 – 57, Т-70 – 58, «Черчилль» – 11 . Крайне неудачные действия 2-го танкового корпуса в ходе контрудара расследовались комиссией штаба фронта. За плохую организацию боевых действий и допущенные недостатки в управлении частями в ходе боя командиру корпуса генерал-майору А.Ф. Попову Ватутин объявил выговор. В контрударе в направлении Кр. Поляна 6-я гв. армия участвовала частью сил при поддержке 6-го тк 1-й танковой армии. Артиллерийская и авиационная подготовка началась с 10 часов. Однако перешедшие в наступление части были остановлены сильными ударами авиации, огнем артиллерии и танков противника. Чтобы избежать ненужных потерь, командующий фронтом приказал закрепиться на достигнутом рубеже. Затем в связи с большими потерями от авиации и артиллерийского огня противника командир 6-го тк дал распоряжение отойти за р. Пена и там окопаться. К исходу дня части корпуса были оттеснены на 5–6 км, но продолжали удерживать за собой высоту 260.0 с рощами, прилегающими к ней с запада и востока. 31-й тк в течение дня также отбивал атаки противника, но к исходу дня был вынужден отойти к Кочетовке. Чтобы ослабить нажим противника на Катукова, соединения 40-й армии генерала К.С. Москаленко по решению Н.Ф.Ватутина в течение 8 июля демонстрировали наступление. После 30-мин артподготовки части 161-й и 71-й гв. стрелковых дивизий при незначительной поддержке небольшой группы танков атаковали противника в направлении Герцовки. Недостаток сил не позволил им добиться ощутимых результатов, но своими действиями они сковывали противостоящие части врага. Демонстративные атаки в полосе армии продолжались и 9 июля. Из сводки 2-го тк СС за 8 июля: «В течение всего дня дивизия «ДР» вела напряженный оборонительный бой на рубеже Лучки – Тетеревино против новых и новых волн, накатывающих с востока, северо-востока и севера. Все атаки отражались до сих пор при тяжелых потерях противника в танках. Танковые ударные группы дивизий «ДР» и «ЛАГ», занявшие после ожесточенного боя Веселый (2 км северо-западнее Мал. Маячки. – Л.Л.) и высоты в 3 км севернее, <…> были вынуждены отойти назад». «С 5 по 7 июля включительно подбито и уничтожено танков частями тд «ЛАГ» – 123, тд «ДР» – 29, тд «МГ» – 31, всего 183 танка. Взято в плен 2192 чел. <…> По уточненным данным, 2-й тк СС в течение 8 июля уничтожил 121 танк. В ходе боев дивизии корпуса потеряли 17 танков, около 100 танков нуждаются в ремонте. В строю осталось 283 танка и штурмового орудия» . Довольно редкий случай, когда Штадлер сообщает о потерях, под которыми немцы подразумевают только безвозвратные – 17 танков за четыре дня операции. В ежедневных донесениях немцы обычно указывали количество бронетехники, оставшейся в строю. Это позволяло делать выводы о боеспособности части и соединения и, соответственно, определять им боевые задачи на следующий период. Однако донесения от соединений, особенно в начале операции, поступали нерегулярно и на разное время. Например, от тд «ЛАГ» донесений за 6 и 7 июля в архиве не имеется. Поэтому состав 2-го тк СС на утро 8 июля можно определить лишь ориентировочно. Согласно архивным документам, из примерно 306 танков и штурмовых орудий , имевшихся на утро в составе корпуса, к 18.50 (20.50) 8 июля в строю осталось 224 танка и 54 штурмовых орудия, всего 278 . Но реальная убыль в бронетехнике значительно превышала образовавшуюся разницу (порядка 30 боевых машин), так как потери за день были компенсированы за счет восстановленных танков из числа подбитых в предыдущие дни операции (количество штурмовых орудий даже увеличилось на 14–15 штук). Это можно проследить хотя бы на примере тд «ДР», в которой на утро 8 июля насчитывалось 95 танков, в том числе: 43 T-III, 25 T-IV, 6 «тигров», 7 командирских, 14 Т-34 и 7 штурмовых орудий, всего 102. К исходу 8 июля в строю осталось 64 танка, в том числе: 31 T-III, 14 T-IV, один «тигр», 7 командирских, 12 Т-34 и 21 штурмовое орудие, всего 85. В тд «МГ» было выведено из строя не менее 11 танков . Таким образом, реальные потери только двух дивизий противника составили не менее 42 танков. Но все они, в отличие от наших боевых машин, остались на территории, захваченной врагом, и были эвакуированы в ближайший тыл для последующего ремонта. За счет непрерывного пополнения танкового парка дивизий отремонтированными машинами противнику удавалось поддерживать боеспособность на приемлемом для дальнейшего наступления уровне. Наши потери за 8 июля, согласно справке начальника штаба БТ и MB фронта полковника Маряхина, составили (без учета 1-й ТА): танков различных типов – 160, САУ – 25. 1-я танковая армия в этот день потеряла 1485 солдат и офицеров, в том числе убитыми – 334, пропавшими без вести – 473, а также 145 танков Т-34 (90 сгорело) и 13 Т-70 (сгорело 10) . Таким образом, за один день 8 июля наши войска потеряли 343 танка и САУ, в том числе 5-й гв. тк – 54 Т-34 и 23 Т-70, а 10-й тк – один танк Т-34 и одну СУ-122. И дело здесь отнюдь не в подготовке танкистов и искусстве их командиров. Пытаясь оправдаться, командир 10-го тк при переговорах по телеграфу в 1.35 9 июля с Ватутиным доложил, что к 13.00 части были готовы к наступлению. Бурков четыре раза посылал представителей во 2-й тк, который опаздывал, чтобы договориться о взаимодействии, но безрезультатно. Противник упредил в переходе к активным действиям силами до 100 танков, нанес удары авиацией. И Бурков решил воздержаться от атаки, чтобы не нести напрасных потерь. Командующий фронтом отчитал генерала В.Г. Буркова: «В течение 8 июля Вы допустили непростительную, грубейшую ошибку, проявили пассивность. Только этим можно объяснить невыполнение известного Вам замысла. Это дало возможность противнику сосредоточить весь свой удар по Катукову. <…> Противнику удалось выйти в Кочетовка и подойти к Верхопенье. Кравченко в течение 9 июля не в состоянии наносить удар, а самое главное – Катуков ослаблен. <…> Я решил подчинить Вас Катукову и Вашими силами усилить направление на Обоянь» . Всего в период с 5 по 8 июля войска Воронежского фронта потеряли 527 танков, из них безвозвратно – 372, было подбито и подлежало восстановлению – 155 . Выдержка из боевого донесения штаба Воронежского фронта № 00213 8.07.43 24.00: «По предварительным данным, за четыре дня боев противнику нанесены следующие потери: сожжено и подбито 1674 танка, уничтожено 396 самолетов, 925 машин с пехотой и грузами, рассеяно и уничтожено до 40 000 солдат и офицеров» . Надо ли комментировать эти цифры? Информация к размышлению. За четыре дня наступления 2-й тк СС потерял 3065 солдат и офицеров. Наибольшие суточные потери в людях пришлись на 5 июля – 1047 (в том числе убитыми и пропавшими без вести – 212, из них более половины приходится на тд «ЛАГ») и на 6 июля – 1003 (в том числе безвозвратно – 211) . Таким образом, контрудар, проведенный 8 июля силами пяти танковых корпусов, не считая стрелковых дивизий, на фронте общей протяженностью до 50 км, не достиг своей цели. Хотя только в четырех танковых корпусах (2-й и 5-й гв., 2-й и 10-й тк) насчитывалось около 600 боеготовых танков и САУ! В составе противодействующих нашим войскам танковых дивизий 2-го тк СС (основные силы дивизий СС «ЛАГ», «ДР» и часть сил «МГ») было не более 300 танков, штурмовых орудий и САУ «Мардер». При общем соотношении в танках 2:1 (без учета сил 48-го тк, против которого действовала танковая армия) ни на одном из направлений ударов не было создано решающего превосходства в силах, прежде всего в танках и артиллерии. Не говоря уже о том, что удары танковых корпусов и действия стрелковых соединений оказались не согласованными по времени и направлениям атак. Не была должным образом организована артиллерийская подготовка и поддержка наступления. Наша авиация не сумела прикрыть наступающие части от ударов с воздуха. Все это позволило противнику за счет маневра силами и противотанковыми средствами (более 100), огнем артиллерии и ударами авиации последовательно отразить атаки наших войск и нанести им большие потери. Выдержка из донесения непосредственного участника боя (не из отчета задним числом!) командира 5-го Стк генерал-лейтенанта Кравченко командующему фронтом: «В качестве вывода следует отметить: 1. Слабая организация взаимодействия между танковыми соединениями, штабом фронта и [отсутствие] действенного контроля за выполнением боевого приказа. <…> 3. Согласованными совместными действиями всех намеченных сил противник легко мог быть разбит. Об этом говорит первоначальный успех корпуса, продвинувшегося на 2–3 км. Сложная перегруппировка противника, затянувшаяся до 10.00. Направления действий, намеченные Вашим боевым приказом, исключительно выгодные и могли бы при одновременном ударе всех корпусов привести к полному разгрому врага. 4. Наступлением корпуса противник предупрежден об уязвимости этих направлений и значительно усилил их огневыми средствами и мотопехотой» . Нельзя не согласиться с мнением командира корпуса. Он мог бы сказать и больше… Судя по архивным документам (приведена лишь малая часть из них) и действиям войск, командование и штаб фронта не все сделали для обеспечения ввода в сражение танковых корпусов, прибывших с других фронтов. Видимо, у них не хватило умения организовать ввод в бой с ходу 2-го тк и руководить действиями четырех танковых корпусов, не объединенных единым командованием. Задачу на контрудар генералу Попову в районе Подольхи еще накануне поставил лично Ватутин. 8 июля части корпуса, запаздывавшие к началу наступления, встретил командующий бронетанковыми и механизированными войсками фронта генерал Штевнев А.Д. К моменту ввода корпуса в бой нужно и можно было разобраться в обстановке, чтобы уточнить ему боевую задачу, возможно, с расчетом наращивания усилий на одном из направлений наступления других корпусов. Но менять план контрудара? Это мог сделать только командующий фронтом. Но в любом случае можно было выделить разведчиков и проводников в передовые батальоны из состава частей 183-й сд, которые за три месяца досконально изучили свой район. Тогда бы танковые бригады не блуждали на незнакомой местности без карт, не стреляли по своим танкам и не давили свою пехоту. Недочеты в организации контрудара и несогласованные действия танковых корпусов привели к большим потерям. Военные историки до сих пор спорят о целесообразности контрудара войсками Воронежского фронта 8 июля в условиях господства авиации противника в воздухе и недостатка времени на его подготовку. На вопрос – надо или не надо было наносить контрудар 8 июля – ответил командующий фронтом. Он лучше знал общую обстановку в полосе фронта, и ему виднее было, как использовать в данных конкретных обстоятельствах имеющиеся силы и средства. Нет ничего проще, как давать советы задним числом, когда известны все последствия того или иного решения. Времени на то, чтобы усилить оборону в полосе 1-й танковой армии, не было. В результате контрудара противник вместо развития наступления был вынужден направить значительные силы для отражения наших танковых атак, понес при этом потери и даже несколько отошел назад. Наши войска выиграли время для перегруппировки своих сил и выдвижения резервов на угрожаемое направление. Нанесение контрудара облегчило положение 1-й танковой армии, сорвало замысел врага по ее разгрому и позволило ее войскам и в последующем успешно противодействовать 48-му тк противника в сложной обстановке. М.Е. Катуков вспоминает: «<…> во второй половине дня фашисты предоставили нам небольшую передышку. Как выяснилось, гитлеровцы в это время вынуждены были бросить основные силы против наших контратакующих войск. Это дало мне возможность перегруппировать [силы] и усилить наиболее танкоопасные направления» . А историкам и исследователям остается только сожалеть о досадных ошибках и просчетах в организации контрудара (это прежде всего относится к разведке, в том числе авиационной, в интересах танковых корпусов), артиллерийской и авиационной подготовки и управлении войсками. Это не позволило более эффективно использовать 600 танков четырех корпусов. В связи с событиями 8 июля невольно возникает вопрос, насколько оправданна постановка таких глубоких боевых задач соединениям (18–25 км для 10-го и 2-го тк) при проведении контрудара в сложившейся обстановке? Например, 2-му гв. танковому корпусу ставится задача нанести удар в западном направлении на Лучки <…> Окружить и уничтожить противника, после чего наступать в направлении Лучки, Гонки, Болховец. Ближайшая задача овладеть районом Гонки, имея в виду в дальнейшем овладеть районом Болховец, Стрелецкое. Окружение и уничтожение танковой группировки противника требует значительного напряжения сил и времени. Именно это могло бы стать содержанием ближайшей задачи корпуса, а не овладение рубежом в 13 км южнее. Вероятно, поэтому командир 2-го гв. тк вместо сосредоточения сил на указанном направлении и разгроме противника в районе Лучки нанес удар, что называется, не «кулаком, а растопыренными пальцами» на фронте 12–14 км, рассчитывая на быстрое выполнение ближайшей задачи – выход в район Гонки. Если бы танковые корпуса совместными действиями сумели разгромить части противника в районе Лучки, перерезать основную дорогу Белгород – Обоянь и закрепиться на захваченном рубеже, это был бы сильнейший удар по наступательным планам противника. Немцы после Сталинграда стали весьма чувствительны к угрозам «котлов». История не терпит сослагательного наклонения. Однако рассмотрение возможных альтернативных вариантов решений командиров и действий войск порой помогает лучше понять, почему все произошло именно так, а не иначе. Постановка войскам задач, не соответствующих их боевым возможностям, с «запасом» (этим грешили многие наши военачальники – мол, выполнят задачу на 50 % – и то хорошо), не такое безобидное дело, как кажется. Подчиненные командиры, стремясь выполнить задачу, превышающую боевые возможности войск, зачастую попадали в тяжелое положение. А неудача приводила к большим потерям и, как правило, последующему отходу. Н.Ф. Ватутин ставил в заслугу войскам Воронежского фронта, что бой танковых соединений не носил пассивный характер. На вклинение противника в оборону наши войска немедленно отвечали контратаками танковых резервов из глубины. Командование вермахта хорошо изучило нашу тактику и всегда уделяло особое внимание обеспечению флангов своих ударных группировок при прорыве обороны, особенно когда противник еще не израсходовал свои резервы. На флангах участков прорыва немцы выставляли сильные противотанковые заслоны, сохраняя свободу маневра для танковых соединений. Начальник штаба ОКХ (главного командования сухопутных войск) генерал-полковник Ф. Гальдер, приводя в своем дневнике сообщение группы армий «Центр» о захваченном русском приказе, еще в 1941 г. записал: «<…> русское командование стремится фланговыми ударами отрезать наши танковые соединения от пехоты. Теоретически эта идея хороша, однако осуществление ее на практике возможно лишь при численном превосходстве и превосходстве в оперативном руководстве…» . В полосе Центрального фронта контрудар силами 16-го тк 2-й танковой армии и 19-го тк из резерва фронта был нанесен во второй день операции. В 3.50 6 июля после артподготовки перешел в наступление 16-й тк. Его 107-я тбр попала под огонь «тигров» и в самое короткое время потеряла 46 танков из 50. Командир корпуса во избежание потерь остановил наступавшую за ней 164-ю тбр и приказал ей отойти в исходное положение. Потерпел неудачу и отошел на прежний рубеж и 19-й тк. Контрудар фронта не достиг поставленной цели, а войска понесли значительные потери. КК Рокоссовский немедленно внес поправки в план операции. Учитывая качественное превосходство врага в танках, войска получили приказ танками подкрепить боевые порядки пехоты, зарыть их в землю для ведения огня с места. Использование танков для контратак разрешалось только против пехоты, а также легких танков врага, и то только при условии, когда боевые порядки гитлеровцев будут расстроены огнем . И это в полосе фронта, где наши войска почти в 2 раза превосходили противника по числу танков! Предвидя обвинение в слишком подробном, детальном изложении хода боевых действий (это мнение обозначилось после первой публикации книги), в оправдание скажем, что именно отсутствие деталей и подробностей при общей размытости в подаче событий как раз и характерно (и выгодно) для создания мифов. Бог и дьявол в деталях, говорят французы. К сожалению, недооценка боевых возможностей противника и недочеты в организации разведки, контрударов, особенно в вопросах организации поражения противника огнем артиллерии и ударами авиации, поддержания взаимодействия, обеспечения флангов и стыков повторялись и в последующем. В связи с этим процитируем документ, который, как нам кажется, имеет отношение к поднятому вопросу. Несколько позже, уже в ходе контрнаступления в августе 1943 года, И.В. Сталин в директиве, адресованной командующему Воронежским фронтом (копия – Г.К. Жукову), строго отчитает Ватутина: «События последних дней показали, что Вы не учли опыта прошлого и продолжаете повторять старые ошибки как при планировании, так и при проведении операций. Стремление к наступлению всюду и к овладению возможно большей территорией без закрепления успеха и прочного обеспечения флангов ударных группировок является наступлением огульного характера. Такое наступление приводит к распылению сил и средств <…> В результате <…> наши войска понесли значительные и ничем не оправданные потери… Я еще раз вынужден указать Вам на недопустимые ошибки, неоднократно повторяемые Вами при проведении операций <…>» . На корочанском направлении войска 7-й гв. армии генерал-майора М.С. Шумилова оказывали упорное сопротивление соединениям 3-го тк противника. В документах врага приводится много фактов упорства и самоотверженности русских солдат, которые «защищали свои позиции и дзоты до последнего патрона или гранаты. Гарнизоны огневых сооружений приходилось выжигать огнеметами». Огнеметные танки действовали группами по 6–9 машин. В ходе боев при прорыве первых двух полос обороны были выведены из строя почти все приданные 19-й танковой дивизии «тигры». Особенно досаждали противнику артиллеристы и саперы. Еще 7 июля в дневнике верховного командования вермахта появилась запись: «Наши потери в танках из-за мин значительны, прежде всего, у армейской группы «Кемпф». Соединения 3-го тк были вынуждены буквально «прогрызать» оборону русских, пытаясь прорваться к шоссе Белгород – Короча. Командир корпуса генерал Брейт неоднократно обращался с просьбой усилить поддержку его соединений авиацией. Но основные силы 8-го авиакорпуса были сосредоточены на направлении главного удара армии Гота. В связи с отставанием группы «Кемпф» следовало опасаться повторных, хотя и недостаточно организованных, но сильных контрударов русских. Пришлось принимать меры по закреплению рубежа по Липовому Донцу. 8 июля наша разведка зафиксировала возведение проволочных заграждений и установку мин в районе Нечаевка, Лучки. И Манштейн торопит генерала Кемпфа с наступлением в северо-восточном направлении, чтобы в предвидении подхода крупных резервов русских надежно обеспечить правый фланг армии Гота. Одновременно планировалось окружить силы русских, продолжавших удерживать свои позиции в Старом Городе и междуречье. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/lev-lopuhovskiy/prohorovka-bez-grifa-sekretnosti/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 С.М. Кривошеин – командир 3-го мехкорпуса, В.М. Горелов, А.Х. Бабаджанян, И.Я. Яковлев – командиры соответственно 1-й гв. танковой, 3-й и 10-й механизированных бригад этого корпуса. 2 За стойкость и самопожертвование, проявленные лейтенантом Вольдемаром Сергеевичем Шаландиным во время 10-часового боя, 10 февраля 1944 года ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. (На фото ему пририсовали звезду Героя. —Л.Л.)
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 299.00 руб.