Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Вёсла на воду! Гришинки Григорий Санжаровский Вёсла на воду! Гришинки Половник[1 - Эта сказка затерялась в завалах Гришиных бумаг, и я совсем недавно совершенно случайно обнаружил её.] Сказка Милый половник с золотой ложкай гуляли по лесу. Половник диржал иё под ручку. Она смиялас и шалила. Тут как раз начинает жук жужат. Всё! Жук жужыт. Как он выжужыт жжжжжжжжжжжжжжж? Ладно. Они были друзя. Половник много наливал ей супу.     14 января 1997. Гришина сказка в его записании Гриша сидел под окошком и кошка сидела и таракашечка сидел за столом. Они пили чай. Чай был с мёдом. В окошко им светила луна. Гриша читал таракану и кошки книжку золотые страницы.[2 - «Золотые страницы» – московский телефонный справочник.] Кошка очин смеялас. А таракашечка её укорял: – Не дури, старуха! Золотые страницы – святые страницы. И над ними нильзя смиятся даже дурочке. А мимо их домика баба ёга идёт в лес собирать траву.     25 января 1997. Суббота. Кошечкины разговоры – Здравствуй, кошечка! – Es,[3 - Es (англ.) – да.] здравствуй! Здравствуй, мальчик Гриша! – Ты домой пойдёшь? – Еs! Я хочу попить простой воды. – Ну, пошли ко мне домой! Я напою тебя простой водой из чайника. Я сам люблю простую воду из чайника пить. Она пришла ко мне. Я подогрел воду. Хотел в стаканчик налить. А кошечка сказала: – Не лей в стакан. А то к стакану вода ещё пристанет. Лучше я её выпью. Я попью прямо из носика. Она попила и сказала мне: – Пойдём ещё гулять, мальчик Гриша. – Еs, – сказал я ей культурно. Мы взялись за ручки и пошли гулять по лужам. Шлёп-шлёп… Шлёп-шлёп… Ну и так далее.     1 апреля 1997. Вторник. Первое старательство Наша семья Санжаровский Григорий анатолевичь Санжаровский Папа Никифоровичь Санжаровскаячка Галя Мамочка Бабушка нина Санжаровская Мои обищяния 1. Что я буду смаркатся. 2. Что я не буду говорить плохие слова 3. Что я не буду кричать и орать. 4. Сегодня перед утром папа сказал мне: «просыпайся, пора в сад ити». Я послушал и не встал обещаю встават 5. Кампютэр я буду выключять бес ругоний. 6. ручки буду мыть и не спорить. 7. Буду лажица спать не в 12 часов а в 10. 8. Папа лапа когда я выросту, буду кем папой-лапой 9. Сам буду чистить зубки и не от казоватся. 10. За претно ходить в садик зо претил олень. А мне всёровно. 11. Что я буду мыть рукивсегда и кагда иду в садик или из садика всегда. 12. А Я буду любыть девушек. 13. В 13 кварири буду висти себя хорошо. 14. Что я буду встовать. 15. 16. Стишочичичичик свитофорики (Напечатав всё это на компьютере, Гриша сам включил старенький скрипучий принтер, сам дал ему задание и впервые сам отпечатал на нём свои эти две заметки. Наш четырёхлетик радостно взвизгнул и торжественно доложил: – Папа! Я сам впервые печатал на принтере! Это моё первое старательство на принтере!)     27 апреля 1997. Суббота. Как мы переежаем С метро новогиреево на метропоезде до ЯСЕНЕВО. Я ехал с мамой и с бабушкой. А папа ехал на машине с вещями. Как тётя говорила в метро разные станциеи Мне это запиомнилось вот ШАБАЛАВСКАЯ ЛЕНЕНСКИЙ ПРОСПЕКТ АКАДЕМИЧЕСКАЯ КАЛУЖСКАЯ БЕЛЯЕВО КОНЬКОВО КАН КАН КАН КАНКОВО ТЕПЛЫЙ СТАН ЯСЕНЕВО Всё мяу Ужэ переехали и всё     6 августа 1997 Среда До чего ж крепкие у папы усищи! Не оторвать!! Настоящие из настоящих!!! Я сам в пять лет составил и отпечатал на машинке этот распорядок дня. Нафантазировал… – Мам! На автобусной остановке один прилипал ко мне с кулаками. Я его так от себя толканул, что он сначала покатился по асфальту, закатился под лавку, потом выкатился, закатился на лавку и упал на пол! – Поднялся и побежал снова к тебе? – Побежал. Но домой. И с песнями! ЛИФТ-РАЗИНЯ Я дал лифту[4 - Лифт (здесь) – машина, которая перевозит человека с этажа на этаж вертикальным способом.] команду ехать на второй этаж. А лифт меня не послушал, перестарался и привёз аж на девятнадцатый. И быстро раскрылся. – Здрасте, лифт-разиня!     15 февраля 1998. Понедельник. Вчерашний день – Папа! А вчерашний день к нам придёт? – Нет. Он уже навсегда ушёл в историю – А он приходил к нам из истории? – С неба. Тараканоприбежка Я проснулся. Пошёл на кухню попить воды. Включил свет и увидел пять усатых. Я разбудил маму и показал ей этих усатиков. Мама засерчала: – Что, тараканов не видел? Я спросил: – Это то, что было у нас в Новогирееве? – Нет. В Новогирееве у нас были муравьи. – А тараканы опасные? Их надо убивать? – спросил я. – Как много вопросов сразу! Буду отвечать по порядку. Нет. Да, да, да. – Не дожидаясь тараканоухода?[5 - Тараканоуход – это когда тараканы быстро уходят-убегают к своим щелям для самых непредсказуемых целей, например, для откладывания яиц, добывания пищи и т. д.] А какие антитараканьи есть травилки? – В магазине как-то видела «комбата»… – Мы не сообразили, что на тараканов надо ставить всякие травилки. А как действует твой «комбат»? – Таракан заползает в «комбата». В нем отравленная приманка. Таракан съедает приманку и смертельно заражает всех своих сородичей… Надо зайти посмотреть этого «комбата». – Правильно! – сказал я. – Мы их покормим! Дата изготовления мамы Кто любит кошек, а кто любит и мошек. Я всех люблю! Кто комаров любит? А я всех насекомых люблю! Потому что они… Папа говорит, что они вредные. А я говорю, что они безвредные! Все, все всё путают! Не знаю, почему все всё путают, и не знаю, почему мы живём на восьмом этаже… Дата изготовления мамы… Когда у нас папа изготавливался? Фу!.. Это папа… А мама у нас изготавливалась летом 1955 годачка! Чудная была тогда погодка!.. А когда папа изготавливался, никто не помнит. Даже я! А бабушка ещё давней изготавливалась. Бабушка старше всех, и она кушает больше всех. И ей надо купить отдельную пятиконфорочную газовую плиту. Пускай готовит только себе и чтоб ей никто никогда не мешал! Она ж помногу кушает! Кушает! Кушает! Кушает! Незнамо когда и спит!.. А я изготавливался четвёртого мая тысяча девятьсот девяносто второго года. Вечером. Начиналось темнеть. И никак не потемнеет до сегодня.     5 мартичка 1998. Четвергунчик-Четвергушечка. Поездка на Филёвскую линию (Гришина сочинилка) – Мама! Ну давай мы сейчас все втроёмчик поедем на Филёвскую ветку? Уже первый час! Сказано – и мы поехали. Папа сразу сел в вагоне, а мы стояли с мамой у двери и говорили, говорили, говорили…. – Осторожно! Двери закрываются! – перебил водитель. – Следующая станция «Тёплый Стан». Мы перестали говорить. Въехали в туннель. – Мама! – говорит младший конь. – Ну когда мы будем наверху? Ну когда? – Станция «Тёплый Стан». – сказал водитель поезда. – Ещё нам далеко, – сказала мама, ни о чём не думая. – Осторожно! Двери закрываются! – перебил её водитель. – Следующая станция «Коньково». – Мама! Смотри. Лампы! Смотри, как их очень много! Размножились! Мама! А ты когда была последний раз на Филёвской линичке? – Уже не помню. Вот скоро уже и «Студенческая». – Мама! Смотри, сколько огней! Мама посмотрела. И села на диван. Поезд пошёл поверху. Я стоял у двери и смотрел на пути электричек. Я ждал электрички, но ни одна не прошла. – Мам, а ты не знаешь, папа случайно не ушёл? – Нет. Во-он он сидит… От «Студенческой» до «Молодёжной» поезд шёл поверху! Я видел электрички. В них ехали люди. А по окнам лился дождь. Всё время я стоял у двери и прыгал от счастья, как зайчик. Поезд шёл поверху, и я видел всё! Всё!! Всё!!! Ка-ак кра-асиво!     31 октября 1998. Суббббооооттттаа. Страшилка Весь наш подъезд залепили объявления. Я начитался и написал на машинке своё объявление и повесил дома на кухне у мойки: Мама! Папа! Скорей запасайтесь водой! Не будет горячей воды с 7 ноября 1998-го года по 3000 год. А холодной воды не будет с 3001 года по 11 декабря 6000-го года. Родители вместе прочитали и с испугу рассмеялись. Как я стал конём Папа даёт мне книжку «Почему ребёнок не слушается». – Почитай… – Это не для меня. Я – конь! – вернул я ему книжку и сильно поржал. А стал я конём так. Я с мамой отдыхал в пансионате «Русь». В нашем вестибюле была разогромная шахматная доска и на ней стояли полуметровые красивые фигуры. Они мне нравились. Особенно кони. Я их подолгу гладил. Они меня не кусали, потому что они были неживые. А шахматные. Едем мы с мамой из пансионата в электричке. Я и говорю: – Мам! А давай я стану конём! – Давай. А ты знаешь, как он говорит? – Да говорит он лишь одну трёхсловку иго-го-го! Как ржёт, так и говорит! С папой я играю в матшахы (шахматы) и всегда обыгрываю взрослого коня (папу). Я придумал игру под названием «Кони». В игре участвуют четыре фигуры коней. Две у папы, две у меня. Когда просыпается младший конь, то есть я, я глажу на обоях всех лошадушек добродушных и зебр. – Иго-го-го! – говорю я им. – Просыпайтесь! Пойдём со мной в школу за пятёрками. И за двойками тоже. Двойки нельзя обижать!!! Утром папа даёт мне молоко с подушками, на которых я сплю. Я говорю: – Сначала покорми лошадушек на стенах, на сторублёвках и на Большом театре. – Туда далеко лезть, – отвечает папа. – Если хорошенько постараться, можно и долезть, – говорю я. – Постараюсь, – отвечает папа и подносит чашку с подушечками лошадушкам на стенах, на сторублёвке и гладит лошадушек по гривкам. А ещё я ездил с мамой на станцию метро «Театральная», и мы смотрели на лошадушек на Большом театре. Они летели далеко наверху. Гордые такие… Я помахал им ножкой, потому что у них ноги, а рук у них нету. Они мне в ответ ни разу не помахали своими копытцами. Или в беге не заметили меня? Или поленились? Тогда и я поленился с ними заговаривать. Обиделся я. Мы с мамой молча посмотрели-посмотрели и ушли. На полу лежит газетная карточка лошадки. – Ой! Это ж лошадуша! Моя родня валяется! Лошадуша-добродуша… Лошадуня-добруня… Я её поднял. Очистил от пыли и поцеловал. А потом приклеил сам на дверь в моей комнате. И тихонько поржал лошадке… В метро я часто кричу людям: – Иго-го-го!!! А они думают, что я дурачусь. А я всего-то и говорю им: – Здравствуйте!!! 17 ноября 1998. Конь – Папа! Ты никогда не ездил на коне? – Ездил. – Он был какой? Жеребёнок или взрослый конь? – Взрослый. – Ты за ним ухаживал? Кормил? – Кормил. – Зачем? Чтоб он не страдал голоднением?     26 ноябрюнчика 1998. Четвергушечка.     (Писал конь маленький.) За лошадушками (Гришина сочинилка) Мы с папой вошли в магазин «Звено», и я увидел на ценнике лошадь. Я попросил папу, а папа попросил продавщицу, и она дала нам два ценника с маленькими лошадуньками. Дома я спрятал лошадушек в своей комнате и стал просить маму, чтоб теперь она сходила со мной в «Звено». Мама немножко поупиралась, но скоро всё-таки пошла. Мы ходили в «Звене» из раздела в раздел и нигде нам никак не попадались ценники с лошадками. Наконец в «Электротоварах» я увидел на столе пачечку ценников. Но нигде не было видно продавца, и я потихоньку взял с верха пачечки два ценничка и быстро-быстро вышел на улицу. За мной вышла и мама. Строго спросила: – Ты что сделал? Без спросу?.. Украл? – А разве со спросом воруют? Я не крал. Я просто взял две лошадуньки. Разве магазин без них помрёт? И я крикнул на всю Тарусскую: – Тяпнули мы лошадок! – Гриша, а если б увидел продавец?! Тогда что? – Но его же не было нигде на свете!!! – А если б был?! – Продавец наказал бы штрафом дорогим. 9656298450267129875612456789 рублей 56 копеек!!!     4 декабря 1998 Ляпница. (Коник шутит.)     (Писал конь маленький.) Скучная игра Мы собрались с папой играть в шахматы. Я поскорей расставил на доске коньков-горбунков. А уж остальные фигуры расставил папа. И спросил: – Гриша! Ты не забыл, как играть? – Не забыл. – А я забыл. Скажи, – показывает он на ферзя, – а как ходит эту фигура? Как она называется? – Ферзь. А говорить, как ходит, я не буду. Потом я сказал: – Папа! Она ходит по всем направлениячечечеченкам! Я быстро его обыграл и вторую партию не стал играть. Неинтересно играть с неумёхой.     22 декабрюшки 1998. Вторничек.     (Записал маленький конь.) Кондрашки Мама варила щи. Я уже зараньше сидел ждал. Второпях я неправильно взял ложку, и все щи из первой же ложки вывернул на стол. Мама закричала: – Гриша! У меня уже кондрашки в голове скрипят!.. Она ругала меня столько, сколько ехать от «Битцевского парка» до «Челобитьева». Устала и уже вяло прокричала: – Когда ж ты научишься ложку по-человечески держать!? – Ну, я же нечаянно… – Марш из-за стола! Играй в свои игрушки! – У меня их нету, кума, – пошутил я. – Есть! Есть! – сказала очень громко она. – И зовут меня не кума, а мама. – Папе, значит, можно называть тебя кумой? А мне нельзя?.. Кумёнка! А что такое кондрашки? – Это промежуточное слово. – А что такое промежуточное слово? Это то же самое, что и слово-паразит?! – Нет, эта не тo. Паразиты – это все непотребные слова: вот, это, э-э-э, гм, нда, кхм… Они загрязняют речь. – Чью?.. Какую? – перебил удав-я куму. – Всякую. А кондрашки – промежуточное слово. И больше ничего.     6 января 1999. Среда. Про коня Мы с папой едем на метро. Проезжаем станцию «Коньково». – Пап! – говорю я. – А ты знаешь, что эту станцию называликали[6 - Называликать – перекрученное слово называть.] в честь моего конька-красотки? – Вот теперь узнал. – А ты сам на коне ездил? – Ездил. – На маленьком? – Да, на маленьком. – Ты чем его кормил? – Овсом. Травой. Сеном. – Конь что, тебе говорил, чем кормить? А? – Не говорил. Я сам догадывался. – Сам? – Сам, – подтвердил папа. – А если то, что ты даёшь, коню не понравится? – Тогда я не знаю… – А когда знаешь? – задал я папе тупой вопрос.[7 - Тупой вопрос (здесь) – глупый вопрос.] – Не… – Чего не?.. Папа! Ты чего молчишь? У тебя замкнутая мысль?[8 - Замкнутая мысль (здесь) – это когда не знаешь, что говорить.] Ты замкнул свою мысль? Или ты не замкивал?     6 января 1999. Среда. Собачка – Папа! Когда ты жил в Кускове, у тебя была собачка. Ты чем её кормил? Тоже овсом, как лошадь? – Да ну что ты! – А чем же? – Что себе, то и ей… – Борщ тоже? – Не помню. – Ну вот! – всплеснул я руками. – Плохо! – Ну что, закончен рассказик? – Что за рассказ, когда Никифорович не знает, чем кормил собачку?     6 января 1999. Загадки Сегодня к нам с мамой запрыгнул какой-то радостный вечер. То мы приплясывали перед принтером, всё выискивали, чего он плохо печатал. Пришлось поменять картридж. Потом крепко резались в бизнес-игру «Я – управляющий». А спать в ночь под Рождество я лёг с папой. И загадываю ему свои загадки: – На нём много путей, много народу, рядом станция метро. Что это? Папа не успел рта открыть, я кричу: – Вокзал! А эта… Его не видно, но он существует. У него ничего нет, но он ворота сам открывает, без чужой помощи? Ветер! И не думай ни про что другое!.. А… Сидит на небе. Никто его не видит. За всем стережёт. Видит сквозь стены. Кто это? Ну, конечно же, Боженька! Уже около полуночи. – Спи, сынок, – шепчет папа. – С праздником Рождества Христова тебя! Через три минуты наступит Рождество… День, когда родился Боженька… – А когда он родился? – Точно не знаю, не считал… – Боженька и в самом деле есть? – Говорят, что есть. Но его никто не видел. – А ты? – И я. 6 января 1999. Среда. 23 часа 57 минут. Деньги и деньга Мы с папой играли в слова. – Пап! А вот слово деньги. А как сказать в единственном числе? Деньга? – Да. А маме деньга не нравилась. Но я говорил деньга до тех пор, пока мама не загрозилась мне ремешком. Протест очкарика – Пап! Я бегу сегодня из школы домой, а за мной ещё быстрей бежит очкарик Егор-бугор. Он на целый класс старше меня. Догнал и говорит: давай немножко подерёмся. И бах меня по плечу. Я ему много раз сказал не лезь! – А он? – А он протестует! – То есть? – Вовсю задирается! Тогда я кинул ему один крутенький кулачок в ухо, и он расхотел протестовать. Кругом семьдесят Я начал на всех предметах лепить цифру 70. На стенках, на дверях, на папиных бумажках… Папа удивился: – Чего тебя занесло на семьдесят? – Семьдесят сантиметров! Папа посмотрел на ленту для своей машинки. Тоже 70! – Гриша! – заругался папанька. – И тут семьдесят! Ты что делаешь? Мне надо было ленту на тринадцать, а подсунули на шестнадцать. Надо отвозить назад. Но теперь её не примут. Написал же!.. Что ты пишешь где попало? Написал бы уж у себя на $ лбу. – Но лоб не бумага и не дверь! – ответил я.     7 января 1999. Рождество. Наказание по графику Я, куманёк, и кума стирали бельё. В ванную заглянул папа и сказал мне: – Пойдём кричать! Я не стал идти. Но потом папа заругался: – Гриша! Иди смазывать твоё горло! – Ладно. Мазюкай! Только после дашь поработать на компьютере. – Дам, – буркнул папа. – Смазываю два разика. Ты не выплёвывай. Он поднёс мне лекарство. Я незнамо что непотребное постарался сказать: – Папа, я выплёвываю! – А компьютер тебе уже не нужен? И я не выплюнул. Папа похвалил меня за это: – Пять с плюсом тебе! Я залез на стол, покрытый стеклом, с ногами коня и работаю на компьютере. – Партизанкин! Ты что вытворяешь? – возмутился папа. – Стекло раздавишь! Мама хотела наказать меня. В угол поставить. Но я не разрешил: – Меня нельзя наказывать! Я наказываюсь через день! Сегодня пропуск. Завтра я наказываюсь! Если и завтра я чего-нибудь непотребное сделаю, тогда меня надо наказывать через день! И так далее…     10 января 1999. Воскресенье. 12.45. Как я поправлял саму Ларису Соломоновну Она объясняла нам урок: – На одном дереве было восемь, а на другом пять белочек… – Неправильно! – выкрикнул я. – Белок! Она улыбнулась мне и продолжала: – На сколько больше было белок на втором дереве? – На три! – быстрей всех крикнул я. – Неправильно! На четыре! – с улыбкой сказала она. Наша незнатка Ларсон от восьми не может правильно отнять пять?.. Четыре… Это не ответ. Это совсем что-то другое… Шутка? – Ваша не стабильнует! – в обиде крикнул я и больше не стал её поправлять. Ну нету моих сил!.. Как только мы с папой вышли из школы, я рассказал ему интересный случай про белок. – Она сказала – белочек. Неправильно! Правильно – белок! Потому что с дерева сняли настоящую белку. Потом её, бу лку, отксерили и получили пяток белок. А белка не зажарилась в ксероксе? Там же плюс 789999 тысяч градусов!!! Размножили и наклеили потом нам в математику… Ещё она сказала – медвежат. Неправильно! Надо – медведей! Потому что взяли настоящего большого медведя, посадили в сани и привезли в город. Запихнули в ксерокс и наделали много-много маленьких бумажных медведей для математики…     11 января 1999. Всё! Я наетый! Сегодня мы ездили в Третьяковскую галерею. Смотрели картины. Мне понравилась картина «После дождя». Её нарисовал Куинджи. Я говорю маме: – Мама, мне понравилась картина «После дождя», а тебе какая? – Мне?.. «После дождя» и «Bечер на Днепре». Мы вышли из Третьяковки, и Лариса Соломоновна нам напомнила: – Возьмите поешьте. Она достала из своей сумки сырки и апельсины и стала раздавать их всему классу. Это был наш походный завтрак. Я съел сырок, а мама апельсин, и мы поехали по её работе в банк. В банке я попросил у тёти кассирши: – Тётя, дайте, пожалуйста, мне сто тысяч рублей. Старую. Одну штучку. На память. Мама очень долго, примерно минут с десять, не хотела обменивать: – Гриша, я не собираюсь тратить очень дорогую денежку!!! Целых сто рублей! Новую сотню на старую… зачем обменивать? – Надо обменять! – подтвердил удав я. Мама дала тёте пятьсот рублей и сказала: – Дайте мне, пожалуйста, одну старую купюру в сто тысяч рублей. Она нам ничего не обменяла. Только показала старую бумажку в сто тысяч рублей. И всё. В универмаге «Москва» нас встретил родной кум. Кума поехала с деньгами на работу, а мы с папой на эскалаторе прокатились с первого этажа до четвёртого. Назад шли пешочком. Как пешки! И папа всё время на каждом этаже выходил. Папа искал электропаяльник. Не было паяльников. Тогда папа повёз меня в магазин «1000 мелочей». Когда мы вошли в магазин, я спросил папаньку: – Папа, «Тысяча мелочей» – это магазин, где по одной копеечке надо собирать, чтоб получилась тысяча рублей? – Нет. Ты что, не понимаешь? Здесь – мелочи, мелкие предметы, и при чём тут рубли? По пути к метро я заставил папу купить длинную белку (булку). Я её ел, ел, ел… И сказал; когда наелся: – Всё!!! Я – наетый!!!     13 января 1999. Среда.     Тринадцатый день – праздник старой 13 квартиры! Непонятные лыжки Мы не поняли, когда лыжки. И на всякий случай мама позвонила домой Лизе. – Это мама Лизы? А я мама своего сына Григория. – Да. Да. Это мама Лизы. Зовут меня Елена. – Мама Лизы! Скажите, пожалуйста, когда будут лыжки? – Я и сама толком не знаю. Мама положила телефонную трубку и сказала: – Она сама толком не знает. – Ну вот! – всплеснул руками папа. – Гриша! Скажи мне, пожалуйста, когда же лыжи? – Лим… Не знаю. По-моему, в пятницу, – сказал я и добавил: – Наверное, всё-таки, в поне… Ой!.. В к онедельник! И мы написали в дневник на к онедельник: «Физкультура. Лыжи». 17 января 1999. Воскреска. Закройте рты! – Папа! Мы на уроке все коллективно болтали, и Лариса Соломоновна сказала: «Закройте рты!». Все замолкли. Я тоже не отстал, замолчал, но раскрыл рот и так, с открытым ртом, сидел весь урок. Вот такая сегодня новостичка у нас! Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/grigoriy-sanzharovskiy/vesla-na-vodu-grishinki/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Эта сказка затерялась в завалах Гришиных бумаг, и я совсем недавно совершенно случайно обнаружил её. 2 «Золотые страницы» – московский телефонный справочник. 3 Es (англ.) – да. 4 Лифт (здесь) – машина, которая перевозит человека с этажа на этаж вертикальным способом. 5 Тараканоуход – это когда тараканы быстро уходят-убегают к своим щелям для самых непредсказуемых целей, например, для откладывания яиц, добывания пищи и т. д. 6 Называликать – перекрученное слово называть. 7 Тупой вопрос (здесь) – глупый вопрос. 8 Замкнутая мысль (здесь) – это когда не знаешь, что говорить.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 9.99 руб.