Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Проблема местоименности в тексте (на материале современного немецкого языка)

Проблема местоименности в тексте (на материале современного немецкого языка)
Проблема местоименности в тексте (на материале современного немецкого языка) Евгений Борисович Стренадюк В монографии исследуется проблема местоименности в тексте. Основное положение о местоименности как лингвистическом феномене состоит в том, что класс местоимений пополняется представителями различных частей речи, которые приобретают местоименную функцию, но не теряют связи со своей исконной частью речи. Автор выявляет основные и специфические функции местоименных слов, которые обслуживают процесс коммуникации. Автором разработана классификация номинативных цепочек в тексте, в основе которых лежит понятие воспроизводства первичной номинации субститутами разных классов слов, т.е. местоименности. Е. Б. Стренадюк Проблема местоименности в тексте (на материале современного немецкого языка) Введение Одной из основных проблем в лингвистике текста является проблема всестороннего изучения различных элементов языка в плане их участия в семантической организации текста. Среди элементов подобного рода особое место занимают местоимения. Местоимениям в лингвистической литературе посвящен ряд исследований, среди которых выделяются исследования Агаповой С.А. [Агапова, 1999], Айзенберга П. [Eisenberg, 2006], Алференко Н.А. [Алференко, 1980], Богатыревой Н.А. (Богатырева, 1982), Валгиной Н.С. [Валгина, 2003], Граневой И.Ю. [Гранева, 2008], Евтюхина В.Б. [Евтюхин, 2001], Майтинской К.Е. [Майтинская, 2009], Марфинской М.И. [Марфинская, 2001], Нехорошевой Т.П. [Нехорошева, 2001], Поповой О.П. [Попова, 2007], Сайфуллаева Х.Г. [Сайфуллаев, 1981], Селивановой Е.А. [Селиванова, 2002], Скобликовой Е.С. [Скобликова, 2002], Суника О.П. [Суник, 2010], Устина А.К. [Устин, 1985], Федоренко М.Т. [Федоренко, 1977], Федорченко Е.А. [Федорченко, 1995], Хованской Л.В. [Хованская, 1977], Эромса Г. [Eroms, 2000] и другие. Однако текст как единое целое формируется не только благодаря участию исконных местоимений, но и местоименных слов, относящихся к различным частям речи. На принципе местоименности, т.е. воспроизводстве первичной номинации, основано и понятие «номинативной цепочки» в интерпретации Д.Фивегера [Viehweger, 1976, 1977, 1978]. Номинативные цепочки еще недостаточно изучены, хотя и предпринимались попытки их описания и средств их конституирования. Проблеме топикальных цепочек на материале немецкого языка посвящен ряд работ Агриколы Е. [Agricola, 1975, 1976, 1977], Коха С. [Koch, 1972], диссертационное исследование Панариной [Панарина, 1983], на материале английского языка – диссертации Булатецкой Л.И. [Булатецкая, 1985], Павлова В.В. [Павлов, 1983]. Настоящее исследование отличается от всех вышеназванных разработкой системы классификации номинативных цепочек в тексте и описанием роли различных разрядов местоимений в их построении. В монографии рассматривается вопрос о расширении понятия местоименности в лингвистике текста, описывается роль местоименных слов и номинативных цепочек в создании когерентности текста. Актуальность вышеназванной темы обусловлена необходимостью дальнейшей разработки вопроса о местоименности в тексте и ее роли в достижении когерентности текста. В монографии впервые определяется роль местоименных слов как полифункциональных единиц языка, выделенных из состава различных частей речи на основе общего принципа широкозначности; вводится понятие «прономинальный ареал» местоименного слова, включающий в себя все первичные номинации, по отношению к которым местоименные слова выступают в роли субститута; рассматривается проблема синонимии местоименных слов; определяются основные и специфические функции местоименных слов в процессе коммуникации; предпринимается попытка классификации номинативных цепочек в тексте; демонстрируется неодинаковая роль различных разрядов местоимений в конституировании номинативных цепочек, а также значение словообразовательных средств в создании когерентности текста. Практическим материалом исследования послужили свыше трех тысяч номинативных цепочек, выделенных в результате анализа текста коротких рассказов Э. Штриттматтера (общее количество текстов – 272). Выбор этого жанра объясняется тем, что короткий рассказ легко обозрим ввиду малого объема, что значительно облегчает анализ. В лингвистическом плане он представляет собой законченное речевое произведение. Кроме того, анализу подверглись около шести тысяч страниц художественных и научных текстов в отношении употребления местоименных слов, относящихся к различным частям речи, а также привлекались данные восьми словарей. Исследование вносит определенный вклад в разработку вопроса о местоименном характере построения текста. Основные выводы о различии между когезией и когерентностью текста, а также полученные результаты о роли различных разрядов местоимений в организации номинативных цепочек, о классификации номинативных цепочек в тексте, положения о различии между прономинализацией и синонимией, о широкозначности слова как предпосылке, условии местоименности, о роли словообразования в создании когерентности текста могут найти широкое применение в спецкурсе «Лингвистика текста». Положение о синонимии местоименных слов может быть также использовано в лексикографической практике: при составлении словарей современного немецкого языка. Основные точки зрения на место местоимений в системе частей речи немецкого языка могут найти применение в лекционном курсе по теоретической грамматике немецкого языка в разделе «Морфология» при изучении темы «Части речи», при написании курсовых и дипломных работ, а также при самостоятельной работе студентов по вышеназванной теме. 1 Статус местоимений в системе частей речи. Понятие местоименности в литературе по лингвистике текста 1.1 Общая характеристика дейктических слов Описанию местоимений в лингвистической литературе уделяется большое внимание, что объясняется их значительной употребительностью в речи. Необходимо отметить, что местоимения – это такая совокупность слов, относительно статуса которых в языке нет единого мнения. Расхождения среди лингвистов наблюдаются по вопросам об объеме класса местоимений, о его отнесении к отдельной части речи. При характеристике местоимений учитывается, прежде всего, общий характер их семантики, который проявляется в том, что они не называют предмет, его свойства, а указывают на них, т. е. являются дейктическими словами. В связи с этим, прежде чем приступить к рассмотрению вопроса о месте, занимаемом местоимениями в системе частей речи немецкого языка, дадим краткую характеристику дейктических слов, чрезвычайно употребительных в условиях речевого функционирования языка. Проблема описания дейксиса относится к актуальной области исследования современной лингвистики. Проблеме дейктических слов посвящены труды Уфимцевой А.А. [Уфимцева, 1970, 2004], Кацнельсона С.Д. [Кацнельсон, 2004], Серебрянской Н.А. [Серебрянская, 2004], Стернина И.А. [Стернин, 1973], Новожиловой А.А. [Новожилова, 2008], Бюлера К. [Бюлер, 2001], Веселковой О.Н. [Веселкова, 2004], Газарян Г.С. [Газарян, 2003], Кибрик А.А. [Кибрик, 1992], Падучевой Е.В. [Падучева, 1996], Граневой И.Ю. [Гранева, 2008], Харвега Р. [Harweg, 1990], Фатера Г. [Vater, 1996], Эриха В. [Erich, 1992], Клейна В. [Klein, 1978] и других исследователей. В данных работах дейксис определяется как способ референции, при котором указательные элементы языка (дейктики) отсылают к реально существующим объектам или определенным ситуациям, связанным с участниками акта коммуникации, временем и местом речи. В «Большом энциклопедическом словаре» приводится следующее определение дейксиса: «Дейксис… – указание как значение или функция языковой единицы, выражаемое лексическими и грамматическими средствами» [БЭС, 2000, с. 128]. Словесному знаку, пишет А.А. Уфимцева, присуща как номинативная ценность – способность обозначать, называть предметы, явления и их свойства, так и синтагматическая ценность (валентность), способность вступать в лексические связи в синтагматическом ряду. В связи с этим выделяются четыре класса словесных знаков: а) полнозначные, обладающие как номинативной, так и синтагматической ценностью (имена нарицательные); б) семантически неполноценные слова (имена собственные), у которых номинативная ценность является превалирующей; в) дейктические слова (заместители полнозначных словесных знаков: местоимения, наречия времени…), обозначающие координаты речевого акта, семантика которых раскрывается в синтагматическом ряду; г) словесные знаки, не обладающие номинативной ценностью, выполняющие в языке синтагматическую функцию (союзы, связки, предлоги) [Уфимцева, 1970, с. 16-17]. Таким образом, местоимения входят в разряд дейктических слов. Реформатский А.А., указывая на номинативную способность местоимений, писал, что хотя они и «существуют для именования, но именуют уже поименованное как указания на именование, а не как собственно названия» [Реформатский, 2008, с. 70]. Основной семантической чертой дейктических слов является то, что они характеризуют тот или иной предмет (лицо) по признакам, которыми они обладают только относительно другого предмета, лица, присутствующего в речевой ситуации. Крылов С.А. выделяет три направления в описании семантики местоимений: «указательное» (дейктическое), «заместительное» (анафорическое) и референциальное [Крылов, 1989]. Как справедливо отмечает Гранева И.Ю., эти направления друг другу не противоречат, поскольку они сводятся к особенностям референции. Она пишет: « « …указание на лицо» как на участника коммуникации для личных местоимений есть, по сути, референция к лицу, а, например, анафорическое «замещение» личноуказательным местоимением он лица или объекта в предшествующем тексте также есть референция к этому лицу или объекту»» [Гранева, 2008]. Стернин И.А. пользуется понятиями «предмет речи» и «центр координации». «Предмет речи» – это тот предмет, который характеризуется дейктическим способом, а предмет, относительно которого характеризуется предмет речи, – «центр координации». В семантике дейктического слова содержится указание на центр координации (наряду с определенной характеристикой предмета речи). Он отмечает, что ««…указание на говорящего в словах «ты», «здесь», «сейчас» является системной семантической чертой этих слов»» [Стернин, 1973, с. 7]. Центром координации могут быть говорящее лицо, лицо или объект, присутствующие в ситуации, но не совпадающие с говорящим лицом, а также предмет, упомянутый говорящим в процессе повествования или ясный из контекста. В связи с этим автор называет два типа дейксиса: а) субъективный (центр координации – говорящий); б) объективный (центр координации – предмет, не совпадающий с говорящим лицом. Отсюда и определение дейктических слов: это «слова, характеризующие предмет через его отношение к некоторому центру координации, выделяемому в речевой ситуации или упомянутому говорящим» [Стернин, 1973, с. 7]. Бюлер К. сравнивает дейктические слова с дорожными знаками. Автор задается вопросом, функционируют ли какие-либо языковые знаки подобно дорожным. Отвечая на поставленный вопрос, он говорит, что это характерно для дейктических слов типа «hier, dort» [B?hler, 2001, с. 79]. Все дейктические слова составляют в языке функциональносемантическое поле указания. В него входят кроме местоимений артикль, наречия, частицы, союзы. «Указательная функция свободно выполняется всеми конституентами указательного поля благодаря особенности их смысловой структуры, благодаря присущей им синсемантии (Гулыга, Шендельс, 1969, с. 155). Функционально-семантическое поле указания подразделяется на: 1 Средства «субъективного указания». Сюда относятся личные, указательные, отчасти притяжательные местоимения (в той мере, в какой они содержат в своей семантике дейктические семы), местоименные наречия времени, места… Слова, семантика которых ориентирована относительно говорящего лица (субъекта речи), являются собственно дейктическими и составляют ядро всего класса дейктиков. В соответствии с основными характеристиками речевого акта: временем, участниками и их местоположением относительно друг друга и других объектов, выделяются личный, временной и пространственный дейксис [Уфимцева, 1970]. Личный дейксис представлен словами, которые характеризуют лица по их роли в акте коммуникации: говорящий (субъект речи), слушающий (адресат речи), объект, не участвующий в акте общения. К подобного рода словам относятся личные местоимения. Однако, категория коммуникативного лица свойственна лишь местоимениям «я, ты». К словам пространственной характеристики относятся такие, семантика которых ориентирована относительно коммуникативных лиц. Их отличительная черта – идентификация предмета, лица по их местоположению путем непосредственного указания как находящихся в поле чувственного восприятия коммуникантов. К пространственным указателям относятся: а) местоименные наречия типа «da, hier, dort»; б) указательные местоимения «dieser, jener…». К словам временного дейксиса относятся наречия времени. Центральную оппозицию по собственно дейктическим семам занимают здесь наречия времени «jetzt – dann». Это противопоставление выражает понятие актуального времени: момента речевого акта и времени, присутствующего и последующего за ним. 2 Средства «объективного указания». Их семантика отражает, безотносительно к субъекту речи, свойства, местоположение, отношение предметов, лиц, положение одного предмета, события относительно другого. К ним относятся наречия времени, места, глаголы перемещения, движения, предлоги, послелоги, выражающие понятие соотношения (внизу, вверху, справа, слева, впереди, позади, выходить, входить…). В языке выделяются также словесные знаки с двойной (субъективной и объективной) детерминированностью семантики. К ним относятся притяжательные местоимения. В семантике притяжательных местоимений существуют два вида субъективно-объективных отношений: субъект речи (коммуникативное лицо, говорящий) – объект речи (некоммуникативное лицо, о ком, чем идет речь); субъект обладания (обладатель) – объект обладания (обладаемое). Таким образом, наряду с характеристикой предметов, явлений, лиц относительно координат речевого акта (говорящего, слушающего, местоположения относительно коммуникантов…), выражаемой собственно дейктическими знаками (я – ты, здесь – там, теперь – потом), в языке имеются «полудейктические» словесные знаки, семантика которых складывается как из дейктических сем, так и из недейктических. К недейктическим семам в семантике притяжательных местоимений относятся: признаки принадлежности, родства, социальных и прочих отношений лиц и предметов в реальной действительности. Поэтому притяжательные местоимения – «полудейктические знаки». 3 Средства «относительного внутриструктурного указания». Сюда относятся указательные, относительные местоимения, вопросительные наречия, сочинительные и подчинительные союзы, специальные полнозначные слова типа «упомянутый, последний, предшествующий, следующие (слова)…», имеющие большое значение в обеспечении связности текста. Внутриструктурное указание необходимо отграничивать от дейксиса. Отличие дейксиса от внутриструктурного указания заключается в том, что «дейктические значения предполагают соотнесенность слова с чувственно воспринимаемым предметом…; в дейктической функции слова самостоятельно несут информацию о предмете, а внутриязыковые указатели отсылают к другим языковым единицам» [Стернин, 1973, с. 10-11]. Примечательно, что еще в свое время К. Бюлер выделял три вида дейксиса: а) указание на видимое; б) указание на представляемое; в) анафорическое указание (B?hler, 2001, с. 80). Под указанием на видимое он понимал употребление дейктических слов применительно к прямо наблюдаемым объектам. Указание на представляемое является указанием на нечто в совместном опыте общающихся или на нечто в ситуации, описываемой говорящим; это указание в «сфере зрелых воспоминаний и конструктивной фантазии» (im Bereiche der ausgewachsenen Erinnerungen und der konstruktiven Phantasie). Под анафорическим указанием он понимает указание на нечто в речи, в высказывании. В качестве одной из отличительных черт семантики дейктических слов Бюлер К. отмечает обобщенность их значения, конкретизацию референтной соотнесенности дейктика в речевой ситуации [Бюлер, 2001]. И еще одна отличительная черта дейктических слов, на которую указывают исследователи. Дейктические знаки – более экономные, компактные единицы. Другими словами, они являются средством компрессии информации. Таким образом, дейктики играют большую роль в создании когерентности текста. Местоимения входят в состав дейктических слов, они занимают среди них ведущее место. 1.2 Основные точки зрения на место местоимений в системе частей речи немецкого языка Существуют следующие точки зрения на место местоимений в системе частей речи современного немецкого языка: 1) местоимения выделяются в качестве отдельной части речи; 2) местоимения не представляют собой отдельной части речи. Здесь представлены следующие точки зрения: а) распределение местоимений среди существительных, прилагательных, наречий; б) включение местоимений в состав артиклевых слов; в) рассмотрение роли местоимения с точки зрения референциального аспекта высказывания; 3) местоимения – часть речи с субкатегоризацией: а) в сторону увеличения: в разряд местоимений включается артикль; б) в сторону уменьшения: из класса местоимений исключаются артикль и отрицание; 4) местоимения рассматриваются как открытый класс слов, пополняемый словами других частей речи. Остановимся подробнее на каждой точке зрения. 1 Согласно первой (и основной) точки зрения местоимения выделяются в качестве отдельной части речи. Целесообразно начать характеристику местоимений с представителей отечественного языкознания, которые внесли значительный вклад в разработку учения о частях речи. Одним из первых ученых, который дал определение местоимения и даже установил их количество в русском языке, был Ломоносов М.В., характеризовавший местоимение как особую, служебную, именную часть речи [Ломоносов, 1982]. Позднее Павский Г., считавший местоимение самостоятельным классом слов, ставит их во главу угла всех других именных частей речи. Он против взгляда на местоимение как на заместителей имен: «…Как номер или заглавие книги не может заступить место самой книги, так точно и местоимение не заступает места имени…» [Павский, 1850, с. 250]. В качестве отдельной части речи местоимение выделяется Шахматовым А.А., Потебней А.А. Шахматов А.А. различает три вида частей речи: а) знаменательные (существительные, прилагательные, глаголы); б) незнаменательные (местоимения, числительные), в) служебные (предлог, союз, префиксы, частицы). Знаменательные части речи означают субстанции, качества-свойства или действия-состояния, незнаменательные – отношения. Он выделяет местоимения в самостоятельную, но незнаменательную часть речи [Шахматов, 2007]. Потебня А.А. учил, что все слова делятся на два лексико-семантических типа: а) слова «качественные», отражающие действительность в ее конкретных признаках, и б) слова «указательные», означающие явления и восприятия указанием на их отношение к говорящему лицу. Указательные слова составляют особый грамматический класс местоимений. Он отстаивает самостоятельность местоимений как особой отвлеченной, но не формальной части речи. Местоимения, по его мнению, слова знаменательные, но отличающиеся от существительных, прилагательных, глаголов… способом обозначения «явлений» и «восприятий» через указание. Поэтому Потебня А.А. характеризует местоименные корни как «относительные», в отличие от «безотносительных» корней глаголов, существительных, прилагательных… [Потебня, 2010]. Таким образом, в русском языкознании местоимению отводится самостоятельное место среди других частей речи на основе их семантики. Наиболее принятой точкой зрения в отечественном языкознании является такая, согласно которой местоимение является отдельной частью речи, которая указывает на предмет и выражает значения указания на морфологические категории рода, числа и падежа. Обращается внимание на то, что местоимение расширило свои рамки, в разряд местоимений включаются и представители других частей речи, о чем речь пойдет ниже (Русская грамматика, 1980). Рассмотрим местоимения в германистике. Наиболее принятой здесь точкой зрения на местоимение является такая, согласно которой оно представляет собой отдельную часть речи, выделяемую, как и в русском языкознании, на основе специфики его семантики, т.е. общей дейктической функции. Признавая за местоимением статус отдельной части речи, Бехагель О. называет его две основные функции: дейктическую и анафорическую. Под дейктической он понимает способность местоимений указывать на предмет (Gr??e), данный вне речи (au?erhalb der Rede). Под анафорической функцией понимается способность местоимений указывать на предмет, данный в речи [Behaghel, 1923]. Юнг В. выделяет местоимение в самостоятельную часть речи на основе особенностей его синтаксической значимости (syntaktischer Wert) (Jung, 1980). Эрбен Й. классифицирует части речи по принципу основных функций, выполняемых ими в рамках предложения. В отдельную часть речи им выделяется и местоимение (gr??enbez?gliche Formw?rter mit situationsbestimmtem Funktionswert – класс «формально-именных слов с зависимой от ситуации функциональной значимостью») [Erben, 1980]. Называя местоимения «Umri?w?rter», Бринкманн Г. пишет: ««Sie geben als «Umri?w?rter» keinen konkreten Inhalt wieder, sondern erhalten nur Hinweise auf Inhalte, die sie aufnehmen k?nnen; sie treten naturgem?? im Satz auf, weil die Rede aus einer Folge von S?tzen besteht, aber sie enthalten ihre jeweilige Bestimmtheit erst im Zusammenhang der Rede» [Brinkmann, 1971, с. 743]. В российской германистике местоимение признается отдельной частью речи Москальской О.И. [Moskalskaja, 2004], Шендельс Е.И. [Schendels, 1988], Зиндер Л.Р., Строевой Т.В. [Зиндер, Строева, 1975], Гулыгой Е.В., Натанзон М.Д. [Гулыга, Натанзон, 2008] и другими исследователями. Москальская О.И. указывает, что у местоимений очень общее значение, которое конкретизируется указанием на лицо, предмет, качество… [Moskalskaja, 2004, с. 209]. Указывая на особое значение местоимений в языке, автор отмечает, что группа местоимений в языке немногочисленна, но по частоте употребления они не уступают функциональным классам слов. Местоимение признается отдельной частью речи и авторами коллективного труда «Grundz?ge einer deutschen Grammatik». Они называют три группы местоимений: а) дейктические личные местоимения (deiktische Personalpronomen: ich, du, wir, ihr, Sie) и соответствующие притяжательные местоимения; б) местоимения-заместители (Stellvertreter- Pronomen); в) характеризующие местоимения (kennzeichnende Pronomen) [Grundz?ge einer deutschen Grammatik, 1981]. В качестве самостоятельной части речи местоимение признается и другими исследователями, при этом во главу угла ставятся их функции, а также их роль в языке. 2 В противоположность данной точке зрения в лингвистической литературе наблюдается и иной подход к месту местоимений среди частей речи: местоимение не образует отдельной части речи, а растворяется среди других частей речи (прилагательных, существительных). Так, в русистике данная точка зрения представлена Аксаковым К.С.. Он относит местоимения к существительным и прилагательным на основе выражения ими предметности и качественности. [Аксаков, 1886]. О том, что местоимение не образует самостоятельной части речи, писал Щерба Л.В.. Он не считал местоимение отдельной частью речи, а выделял их на правах семантических групп внутри существительных и прилагательных. Характеризуя существительное как часть речи, он касается и группы местоименных слов, причем слово «местоимение» он заключает в кавычки, показывая мнимость их семантики: ««…целый ряд так называемых «местоимений» приходится считать существительными: я, мы, ты, вы, он, она, оно, они, себя, кто? что? некто, нечто, кто-то, что-то, никто, ничто… Все перечисленные слова составляют, конечно, по содержанию обозначаемых ими понятий особую группу местоименных существительных, так как содержание это крайне бедно и состоит в каждом случае из одного очень неопределенного признака»» [Щерба, 1957, с. 83]. Внутри прилагательных он также выделяет «местоимения» в качестве особой группы, объединение происходит на основе общности их синтаксического функционирования в качестве членов предложения. Таким образом, он относит одну часть местоимений к существительным, другую часть к прилагательным. В германистике подобную точку зрения представляют Зюттерлин Л., Пауль Г. Пауль Г. писал, что с точки зрения синтаксического функционирования в качестве членов предложения местоимения не образуют самостоятельной части речи. Он относит местоимения к именам вообще. [Пауль, 1980]. Непризнание за местоимением статуса отдельной части речи связано также с тем, что некоторые исследователи включают их в группу так называемых «артиклевых слов» (Artikelw?rter). Данный подход к местоимению разделяют Фатер Г. [Vater, 1979], Гримм Г. [Grimm, 1970], Хельбиг Г., Буша Й. [Helbig, Buscha, 2001]. Гримм Г. приводит список слов, способных выступать в функции артикля (Artikelw?rter): der, ein, 0-Form, dieser, jener, mein, welcher, irgendein, irgendwelcher, mancher, einige, mehrere, jeder, alle, kein. Отнесение некоторых местоимений к артиклю авторы объясняют тем, что артикль невозможно убрать в определенных конструкциях, не нарушив конструкцию в грамматическом отношении. Следующей характеристикой артиклевых слов является то, что они не могут передвигаться отдельно, а только в составе синтагмы в целом. Артикль не является членом предложения, это маркер существительного. Группа артиклевых слов выделяется также и авторами коллективного труда «Grundz?ge einer deutschen Grammatik», однако это не означает отказа от местоимения как части речи. Они отмечают, что артиклевые слова (местоимения) характеризуются тем, что они влияют на флексию последующего прилагательного: следующее за ними прилагательное изменяется по слабому склонению. К подобного рода словам они относят: diese, alle, jede, welche и другие. Они ведут себя так же, как и определенный артикль. Как видно, критерии выделения артиклевых слов разные: у Фатера Г., Гримма Г. – невозможность перестановки артикля без существительного, невозможность употребления другого слова перед артиклем, а у авторов «Grundz?ge einer deutschen Grammatik» – влияние артикля на следующее за ним прилагательное. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/e-b-strenaduk/problema-mestoimennosti-v-tekste-na-materiale-sovremennogo-nemeckogo-yazyka/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 320.00 руб.