Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Дело об Осени

Дело об Осени
Дело об Осени Елизавета Шумская Семейка #2 Начальник Магического Сыска Джейко Тацу получает оперативную информацию о приезде в его город мастера-вора экстра-класса. Что тот собирается украсть - неизвестно, но уж больно подозрительно ведут себя многие весьма влиятельные персоны. Что же такое ценное появилось в городе? Причем настолько ценное, что, дабы завладеть этим, не гнушаются ни кражами, ни убийствами? Именно это и пытается узнать Джейко. Равно как и то, кто стоит за всеми этими преступлениями. Автор приносит свою глубочайшую благодарность Дориану Эйнерту, Чиффе Эттэйн Блэквуд, Скии Деншиоми, Дрэму Реми и Моранне де Линкс. Без вас этой книги просто бы не было. Глава 1 Осень накрыла Ойя, как однажды накрывает любовь – полностью и целиком. И, как любовь – человека, сделала город невероятно прекрасным. Все вокруг заполнилось множеством восхитительных оттенков желтого, рыжего, багряного, красного. Еще зеленела трава. И точеные стволы деревьев тянулись к ласковому, уже давно не обжигающему, как летом, солнцу, выделяясь из этого буйства красок строгим черным, но при этом каким-то удивительно теплым цветом. И в воздухе тоже уже царила осень. Нет, это был не запах дождей или грязи, не аромат прелой листвы. Это было то особое чувство, которое возникает на стыке времен года, когда ничего вроде не предвещает перемен, но что-то внутри уже шепчет о них. И ждет… Она вышла перед рестораном «Сад Веньера» из дорогой черно-лаковой с вензелями кареты. Увидев и узнав их, на улицах Ойя застывали мужчины в отчаянной надежде хоть одним глазком глянуть на владелицу этих инициалов. Сначала из открытой двери показалась изящная ладонь в атласной перчатке. Оперлась на руку лакея. И в этот момент многие ему позавидовали. Потом на тротуар ступила ножка в темной блестящей туфельке и черном чулочке. Маленькая ступня, стройная лодыжка. На мгновение они явили себя миру, чтобы тут же скрыться в оборках пышного красного платья. Черная шляпка короной красовалась на темных, поднятых в сложную прическу волосах. Рубиновое колье подчеркивало лебединый изгиб шеи и влекло взор к декольте. Нужно ли говорить, что ничего более интригующего в открывшейся взору картине просто не было и быть не могло? Вообще все в даме соответствовало заведению, которое она изволила посетить. «Сад Веньера» – великолепный дорогой ресторан-клуб с множеством отдельных кабинетов и манерной прислугой. Все здесь было пропитано шиком, чуть вульгарной роскошью и не слишком усердно завуалированным пороком. И даму тут знали. Стоило ей сделать пару шагов, как навстречу выскочил метрдотель, рассыпался в комплиментах и, стараясь особо не пялиться в вырез платья, проводил красавицу в один из отдельных кабинетов, предложив меню и мигом принеся самое лучшее вино из подвалов, редко открываемых даже для самых дорогих – читай, денежных – гостей. Легкая черная вуаль прикрывала одни из самых прекрасных глаз Ойя, и принадлежали они блестящей даме полусвета – Саа-ми Гирэ. Не прошло и десяти минут, как, неторопливо свернув на недлинную подъездную аллею, перед «Садом Веньера» остановилась еще одна карета. Явно наемная, но от этого не менее дорогая. И вновь метрдотелю пришлось усердно гнуть спину. Сбросив плащ и перчатки ему на руки, высокий элегантный в той редкой степени, какая присуща только истинным аристократам, мужчина поправил черные волосы и направился к сторону отдельных кабинетов. Легкие тени, ласкаясь, ложились на его бледное лицо, а огоньки свечей перекликались с искорками в опасных темных глазах. Дверь услужливо распахнулась перед посетителем, и навстречу ему начала подниматься с полукруглого диванчика одна из самых красивых женщин Ойя. – Джейко, дорогой! – протянула она к нему обе руки. – Наконец-то! Совсем меня забыл, негодник! – мурлыкала куртизанка. – Саа-ми, – заулыбался лэр[1 - Уважительное обращение к магам.] Тацу – начальник Магического Сыска этого славного города и представитель одной из девяти Правящих Семей Эсквики,[2 - Эсквика – государство, в котором происходят описываемые события.] целуя тонкие пальчики на одной, а потом другой ручке. – Что ты, моя красавица? Как я мог тебя забыть? Дела-дела… – Никак всех преступников не выловишь? – бархатисто смеясь, отвечала ему дама. На этом дверь захлопнулась, и метрдотель не услышал больше ни слова. Но еще долго мучился завистью и чувством собственной неполноценности. Чтобы заполучить благосклонность такой женщины, как дэлэ[3 - Уважительное обращение к женщине – не-магу.] Гирэ, надо было иметь не просто о-очень много денег. Надо было еще обладать властью, умом, талантом или красотой. Джейко Тацу обладал всем этим в полном объеме. И это очень раздражало. – Мм… лэр Тацу, вы, как всегда, великолепны. – Много-много времени спустя уже в своем особняке откинулась на подушку Саа-ми Гирэ, засмеялась, пытаясь прийти в себя и поправляя на влажной коже ожерелье – единственное, что осталось на ней из одежды. Джейко тоже улыбнулся, целуя покатое плечико, а потом изящные смуглые пальчики, бережно, как величайшую ценность, держа их в ладони. Потом потянулся за стоящими на прикроватной тумбочке бокалами. Один передал даме, из второго отпил. – А теперь, моя прекрасная Саа-ми, расскажи мне, чему я действительно обязан удовольствием видеть тебя. Саа-ми Гирэ была лучшей и самой дорогой куртизанкой Ойя. В круг ее постоянных посетителей входили только самые влиятельные и состоятельные люди города. Она была красива, умна, страстна и искусна. А еще она умела молчать. И каждый, кто оказывался в ее спальне, знал, что все, что в ней будет сказано, останется в этих стенах. Равно как и сам факт визита, если оный должно было скрывать. Кроме того, у дэлэ Гирэ всегда можно было получить дельный совет. Она разбиралась в светской и политической жизни не хуже виднейших политиков этой страны. Да и знала не в пример больше очень и очень многих. Хотя, конечно, прежде всего она славилась своим искусством дарить наслаждение. И при этом никто не догадывался, что Саа-ми Гирэ была одним из самых секретных и ценных информаторов лэра Джейко Тацу. Женщина очень хорошо умела разбираться в том, что важно, а что нет. И иногда посылала начальнику Магического Сыска надушенное письмецо с одной лишь фразой: «Я соскучилась, мой дорогой». А сведения, которые куртизанка предоставляла, всегда были верны и порой бесценны. Саа-ми Гирэ очень много платили за секс. Джейко платил еще больше. Но не за секс. Хотя… и за секс тоже. Женщина потянулась, пригубила вина, немного поводила коготками по обнаженной коже любовника, будто что-то рисуя и явно подбирая слова. Джейко не торопил. Ему тоже нужно было время восстановиться после тех акробатических трюков, которые они только что проделывали. – Знаешь Амано Сваермаха? – наконец спросила Саа-ми. Даже сейчас в деловом, по сути, разговоре голос у нее оставался мягким, тягучим, словно бархатным. Такой голос чаровал и завораживал. Оставлял в голове лишь порочные мысли… и восхищение. Она действительно была хороша. – Амано Сваермах, – прикрыл глаза лэр Тацу. – М-да, конечно. Это один из самых близких помощников Бооа Кэца. Одним из крупнейших производств Ойя было изготовление «пузырей» – техно-магических летательных аппаратов, и в самом деле очень похожих на пузыри на воде. В воздухе они двигались по строго определенному курсу, проложенному между АМС – аркадными магическими станциями. При внешней простоте «пузыри» были устройствами весьма сложными и капризными. Да и изготавливать их было непросто. Кроме того, все стадии производства летательного аппарата нельзя было разрывать, а изнашивались «пузыри» всего за несколько лет. Обслуживание станций требовало постоянного присутствия на них магов. Собственно, большую часть персонала АМС составляли именно волшебники. Контролировалась эта сеть государством. А вот производство необходимого оборудования для станций и самих «пузырей» уже долгие годы находилось в руках Семьи Кэц. Собственно, именно им и принадлежала идея создания такой дивной конструкции, а точнее, двум братьям Кэц. Один из них был гениальным техником и конструктором, второй – очень талантливым магом. Они и придумали, как соединить эти два умения и воплотить в жизнь извечную мечту человека о полете. Их изобретение позволило людям возноситься к небесам. Даже если они не маги. С тех пор производство «пузырей» и не уходило из цепких лап этой семьи. А вот на станции и поддержание воздушно-магических путей, по которым двигались летательные аппараты, ни денег, ни магии не хватило. Впрочем, того, что у них было, и так на хлеб с маслом хватало. Тут были и магические лаборатории, и исследовательско-конструкторские центры, и собственно производство, и полигоны для испытаний, и склады, и много чего еще. Называлось все это богатство «Юдзу», что в примерном переводе с одного из языков Эсквики означало «К звездам!». – М-да, Амано Сваермах. – Джейко сделал еще глоток. Мм… божественно… Как и все в доме Саа-ми, вино было очень дорогим и чувственным. – Способный, умный интриган. Женат. Двое детей. Старшая девочка болеет чем-то врожденным. Почти не выходит из дома. Сам Сваермах за свои сто пятьдесят восемь лет уже достиг всего, на что мог рассчитывать. Не-маг. – Про себя Тацу добавил еще кое-каких подробностей. – Тоже твой клиент? И что с ним? – Да, клиент. Был у меня недавно. Предлагал… ну не буду тебе говорить, что предлагал. Я отшутилась, что, мол, когда станешь главным на «Юдзу», вот тогда-то… Я-то знаю, что это невозможно. Он же к Семье Кэц никаким боком не принадлежит. А он как-то так по-особому засмеялся и ответил: «Значит, очень скоро». – И что? Думаешь, это он серьезно? – Думаю, да. – А по-моему, это просто пустое бахвальство еще одного самца. Сам порой люблю перед девушками покрасоваться. – Нет, Джейко, уж что-что, а отличать правду от пустого бахвальства я научилась о-очень давно. Иначе не лежала бы тут с тобой, а стояла бы где-нибудь на улицах нашего славного города в ожидании не слишком брезгливого клиента. Тацу не мог не согласиться с таким аргументом. Саа-ми прекрасно разбиралась в людях. Недаром связалась с ним, знала, что надежней нет ничего. Мужчина и так, и эдак повертел в голове сведения. Невозможно… Законным путем невозможно. – Спасибо, моя дорогая, буду думать. – На первый взгляд бред, да? – Женщина вновь прильнула к любовнику. – И на второй тоже, – шепнул он, целуя подставленные губы. – А ты не спросила, что он имеет в виду? – Ладони скользили по гладкой коже. – Спросила, но он отмахнулся, попросив «не забивать мою чудную головку вещами, которых я не пойму», – фыркнула Саа-ми, выгибаясь под ласками умелых рук. – Ненавижу мужланов, считающих всех женщин поголовно идиотками. – Саа-ми знала, перед кем можно откровенничать, перед кем нет. – Я думал, что уж ты-то имеешь возможность выбирать любовников по себе. – Джейко явно увлекся поцелуями удивительно красивой шеи куртизанки. – Вообще – да, но иногда приходится проводить политические акции. Тацу засмеялся, уже откровенно увлекая любовницу в водоворот страсти. В голове же шел просчет вариантов. В любом случае смена власти на «Юдзу» была ему невыгодна. Да и как осуществить это силами Амано Сваермаха, глава Магического Сыска не понимал. А это уже было интересным. К тому же Джейко очень хорошо знал, что нет ничего невозможного. А жизнь научила его и тому, что нельзя выпускать из виду ничего необычного. Иначе можно проворонить нечто важное. – Шеф, тут к вам Рани Кейш. – В дверь кабинета Джейко в Магическом Сыске просунулась голова его помощника Эрика Брокка. Тацу кивнул. Все равно его согласие принять посетителя и коллегу было, скорее, формальностью и данью необходимости соблюдать хоть какую-то видимость субординации. Рани Кейш был следователем Городского Сыска в отличие от Магического. Принадлежал он к расе ашшей,[4 - Ашши – довольно многочисленная раса. Ее представители всегда рыжеволосые и зеленоглазые. Оттенки варьируются очень сильно. Магией обладают практически только женщины, колдовской дар у мужчин встречается очень редко. И это всегда белая магия. Очень уважаемая в большинстве своем раса.] а значит, был счастливым обладателем рыжих волос и огромных зеленых, как молодая трава, глаз. – Привет, лэр Тацу! – ввалился в кабинет Рани, улыбаясь во все зубы и усаживаясь верхом на стул. Джейко с Кейшем не раз сотрудничали. Не раз рисковали жизнью. Не раз обменивались информацией. И не раз вместе отмечали успешное завершение совместных дел. Так что отношения у них были вполне приятельские. – Доброе утро, Рани, – улыбнулся Джейко. – Кофе? – Конечно. У тебя он всегда отличный. Тацу улыбнулся и попросил помощников сварить им кофе. Пока же поболтали ни о чем, обсудили последние кадровые перестановки в Городском Совете, рассказали по паре баек, благо обоим было что поведать. Чуть позже, уже попивая горячий крепкий напиток, Кейш произнес: – А вообще я по делу. – Кто бы сомневался. Рани закинул в рот печенюшку и ухмыльнулся. – Но не для того, чтобы навалить новых дел, как, судя по твоей мине, ты подумал, а чтобы подкинуть информацию для размышления. – Ну-ка, ну-ка, – заинтересовался Джейко. – Тацу! – хмыкнул его собеседник. Семья Тацу была известна своей страстью к сбору сведений. – Угу, Тацу. Так что не томи мою высокородную особу и вещай уже, что там такого интересного ты нарыл. – Вещаю-вещаю. – Рани собрался с мыслями и вот что поведал: – Вчера в Выездном переулке был ограблен склад. Джейко приподнял бровь, предлагая продолжать: если бы в деле использовалась магия или были бы взломаны охранные заклятия, то дело уже лежало бы у него на столе. А коли нет, то, значит, колдовство в этой краже не было задействовано. – Обычный такой склад. Много строительных материалов. Краски всякие. Бытовая химия. – Что-нибудь особо ценное? – Ну что-то было, не суть. Грабители взяли только то, что более-менее дорогое, и то, что можно легко унести. – Логично. – Да, логично. И именно в связи с этим меня удивила одна пропажа. На этом складе стоял здоровенный такой ящик с таилом.[5 - Таил – сыпучее, похожее на песок вещество, используемое в строительстве.] – Рани развел руки на расстояние чуть большее ширины его плеч, показывая размер украденной вещи. – Сечешь? – Секу, – странновато улыбаясь, покивал головой Тацу. Таил – это было единственное вещество, в котором можно было спрятать мощный магический артефакт так, чтобы стража на воротах или в патрулях не смогла почувствовать его ауру (для отслеживания подобного использовались специальные приспособления). – Но почему он просто не купил таил? – Ха! Это самое смешное. Я специально проверил. Сейчас в свободной продаже таила нет. – Почему? – искренне удивился Джейко. – Уж что-что, а таила всегда в продаже навалом. – А вот и нет. Кто нам поставляет таил? – Кто-то из Кайрана,[6 - Кайран – государство оборотней, по сути являющееся объединением Кланов под практически номинальным руководством Драконов.] – пожал плечами Тацу. – Не кто-то, а Клан Барсуков. А они в очередной раз поцапались с нашим дорогим правительством – привет твоей тетке! – и в результате мы имеем перебои с поставками таила. Джейко соединил кончики пальцев в любимом жесте, легко улыбнувшись на шутку приятеля и мигом вспомнив Льону Тацу, которая в данный момент представляла их Семью в Совете Старейшин – высшем правящем органе Эсквики. Тетушка, на самом деле являющаяся ему двоюродной бабушкой, на днях связалась с ним по зеркалу – не простому, конечно, а сложному магическому устройству – и попросила приехать на выходных.[7 - Неделя в Эсквике длится десять дней. Выходных у государственных и городских служащих, в которых числятся и сотрудники Магических Сысков, три. Два в конце недели – сдвоенные, один в середине недели – плавающий.] Тетя частенько давала Джейко различные поручения, посылала с дипломатическими миссиями, доверяла вести переговоры самой высокой степени сложности и явно видела в нем преемника. Впрочем, что-то подобное могло произойти еще очень и очень нескоро. – Разумеется, – продолжил Кейш, – наши торговцы тут же отреагировали и подняли цены, чем очень взбесили нашего мэра. – Потому что его сын как раз развернул полномасштабное строительство небольших домиков для среднего класса, – продолжил Джейко. Уж это он отлично знал. Идея мэра ему очень нравилась, а то, что на этом нагреет руки его сын, Тацу ничуть не беспокоило. Пусть это не совсем честно в отношении других строителей, но, в конце концов, в этом строительстве будет задействовано очень много рабочих, строителей, инженеров, торговля только выиграет от таких объемов, а люди получат новые недорогие дома. – Ну да, мэр пригрозил повышением налогов, проблемами с продлением лицензий, особой придирчивостью инспекторов, короче, сам понимаешь, не маленький. В результате сейчас весь таил идет прямиком на стройку мэрова сынка. – А конфликт с Барсуками конечно же разрешится, – задумчиво протянул начальник Магического Сыска. – Только когда именно – неизвестно. Насколько я знаю, наши предпочтут потянуть, так как по нам эти проблемы бьют куда меньше, чем по Барсукам, а значит, есть шанс вытянуть из них побольше. – Вот-вот. – Интересно, почему еще не появились перекупщики этого таила? Барсуки продали бы его кому-нибудь другому, а те – нам. Дороже бы вышло, но окупилось бы. – Так конфликт не так давно случился. Да и такой уж потребности в таиле нет. – И то верно. А вот скажи мне, Рани, а ведь таил в строительстве можно легко заменить? – Ага. Полно заменителей, хотя таил лучше всего. – И дешевле. Был. – Да и по свойствам все же… – Однако что-то мне сомнительно, что кто-то стал бы грабить склад только ради него. Ведь если уносили лишь самое ценное и нетяжелое, лучше было бы захватить что-то другое. Ведь даже с учетом его нынешнего дефицита таил не может стоить так уж высоко. – Вот и я так думаю. К тому же ящик с ним стоял в дальней части склада, и грабителям пришлось чуть ли не выкапывать его из вороха всякого прочего барахла. – А это время, – подхватил мысль Тацу. – И тащить его нелегко. Вряд ли кто-то пошел бы на такие сложности только ради строительства, как думаешь? – Так и думаю. – Хм, как интересно, – смакуя каждый звук, протянул начальник Магического Сыска. В глазах – в синем ободке их радужек – заплясали золотые искорки. День прошел на удивление быстро. После визита Рани посетители повалили один за другим. Сначала пришел Редис из «Охраняйте ваш дом с магами» – лавочки, специализирующейся на охранных заклинаниях. Две недели назад одно из таковых обезвредили, а здание, находящееся под его защитой, ограбили. Вынесли все подчистую. Тацу, к слову говоря, не понимал, как люди могут доверять охрану лишь магии, если сами в ней не разбираются. Особняк начальника Магического Сыска тоже стоял под таковой защитой, но там заклятия использовались первосортные, их такие специалисты ставили! Да и сам Джейко, будучи волшебником, мог проверить, так ли все действует или что-то барахлит, как и случилось в деле, из-за которого Редис и таскался в контору уже вторую неделю. Сотрудники Магического Сыска тогда выяснили, что ошибка, позволившая ворам так ловко взломать заклятие, была заложена изначально, а это грозило Редису огромными проблемами и потерей репутации. Впрочем, он не раз выкручивался и не из таких ситуаций. Вот и сейчас из-за него это дело тянулось и тянулось, выматывая всех и явно буксуя. Тацу, правда, не стал с Редисом сам разговаривать – сколько можно, право слово?! – и свалил на одного из старших оперативников – Марка. Умнейшего сыщика и очень серьезного человека.[8 - Люди (человек, человеческий, людские) – общее название представителей всех рас этого мира.] А умением читать морали с ним мало кто мог сравниться! Джейко даже испытал легкое чувство удовлетворения от такой мести за отнятое у него время. Так Редису и надо! Потом пришла одна экзальтированная дамочка – светская львица и жена одного из высоких чинов в администрации мэра. Дэлэ Марина Ларио. У нее якобы украли собачку, ее «дражайшего прелестного Жужу, единственный свет и радость в этой тяжелой жизни». Женщина была хороша собой, богато и роскошно одета, но не вызвала у Джейко ни единой положительной мысли из-за полного отсутствия мозгов в прелестной головке. Дэлэ Ларио устроила целое представление с заламыванием рук, прикладыванием надушенного батистового платочка к обильно накрашенным красивым глазам и паданием в обмороки. При всем этом она так отчаянно кокетничала с «самым интересным и понимающим мужчиной этого города» (по ее же словам), что над шефом потом еще долго ведь отдел потешался: дверь он специально не закрыл, не хватало еще и сплетен на свою голову и другие органы. Во время всего этого кошмара Джейко честно попытался выяснить, почему она пришла именно к нему, нет, он догадывался, но должна быть для приличия хотя бы формальная причина. И она нашлась. Такая, что Тацу непременно решил внести ее в список своих любимых хохм. Дамочка утверждала, что в пропаже ее любимой собачки виновато именно колдовство, объясняя эту уверенность следующим образом: – Я всегда очень слежу за Жужиком, он у меня такой непоседливый, такой непоседливый! А тут лишь на миг отвернулась – и нету! Нету! Вы представляете?! Нету моего Жужу, лэр Тацу! А как я без моего маленького мальчика?! Ах, ничто меня больше не радует! Лэр Тацу, вы должны, просто обязаны его найти! Это, несомненно, чья-то злая магия! Да-да. Я прямо вот сердцем, прям вот здесь, – женщина для убедительности оттянула и так слишком глубокое декольте, – чувствую, что это колдовство! Злое-злое колдовство! Ах, лэр Тацу, а не могли моего Жужика утащить некроманты для своих страшных обрядов?! Я не переживу этого! Вот прямо здесь лягу и умру! Это ужасно! Просто ужасно! Вот на секундочку отвернулась – и нет! Выпроводив сей дивный образчик высокого полета мысли, Джейко вместе со всем отделом долго еще рыдал от смеха, как заведенный повторяя: «Вот только отвернулась – и нету!» Дальше были еще посетители, но ничего, что могло бы перебить впечатление от просмотренного спектакля, не случилось. Ну и слава двуликим. Домой Джейко, как и обычно, шел пешком. До его особняка, расположенного в респектабельном квартале города (Тацу нарочно не купил жилье на самой дорогой улице, хотя мог себе такое позволить, а скорее ближе к краю сего поистине красивейшего и самого ухоженного района), было не более десяти-пятнадцати минут неспешного шага. Приятно было идти по чистым аккуратным улочкам. Смотреть, как один за другим загораются фонари. Раскланиваться со знакомыми. Тут недалеко был парк, набережная и главный проспект – места, где и совершали обычно вечерний променад жители Ойя. Оживлялись кафе. А для маленьких магазинчиков начиналось самое горячее время. Сумерки уже наползли на город, и в них улочки, дома и каштаны казались какими-то удивительно чудесными, милыми и невероятно привлекательными. А осень в воздухе дополняла эту красоту. Она на пару с синим предвечерним небом превращала вполне обычный мир в ожившую сказку. Дарила ощущение чего-то необычного, волшебного и обязательно приятного. Тацу обожал Ойя, любил всей силой своей страстной натуры. И пусть сейчас не цвели обожаемые им каштаны, он все равно восторженно рассматривал город в осенних одеяниях. – Лэр Тацу! – вдруг раздалось чуть в отдалении. Волшебник оторвался от разглядывания вывески с изображением исходящей паром чашки и принялся вертеть головой в поисках того, кто его окликнул. Долго гадать не пришлось: с противоположной стороны улицы ему махала его давняя знакомая лэрэ Роко Маери. Отличнейшая колдунья, специализирующаяся на погоде. Как слышал, а вернее, точно знал – Тацу он или нет?! – Джейко, лэрэ Маери в этом году явно имела все шансы, чтобы занять пост председателя местного Магического Совета, а значит, и стать главой всей гильдии. По крайней мере, прилагала к этому немало усилий. Такие вещи Тацу привык отслеживать. Для самого Джейко ее избрание на этот пост мало что меняло: в силу своей принадлежности к одной из девяти Правящих Семьей он не зависел ни от кого, кроме своей тетки как главы Семьи и Совета Старейшин как высшего государственного органа управления. Но для Ойя пост председателя Магического Совета значил много, очень много. Как и для Роко лично. Вообще лэрэ Маери Тацу нравилась. Уже немолодая, но в отличной форме, властная, но без самодурства женщина вызывала уважение. Что-то в ней, правда, несколько настораживало начальника Магического Сыска. Но, всякое перевидав за свою жизнь, огромная часть которой была проведена в политических и дипломатических интригах, он считал Роко наиболее достойной кандидатурой на роль председателя Магического Совета. Однако сие вовсе не значило, что он ей полностью доверял. – Лэрэ Маери! – Тацу, наклонившись, прикоснулся губами к ее затянутой в голубую перчатку руке. – Прекрасно выглядите! – Благодарю вас, лэр. Вы необыкновенно добры. Вот что Джейко уважал в женщинах, так это умение принимать комплименты. Просто терпеть не мог всяческие «ой, ну что вы?» или «право, это совершенно обычный вид». Кокетство в девушках Тацу очень любил, но оно должно было быть умным. Или хотя бы оригинальным. – Рад вас видеть, лэрэ. Гуляете? Как ваши дела? – Да, вышла подышать свежим воздухом. Очень, знаете ли, полезно. А дела – не жалуюсь. – Все ли спокойно? – Да, пожалуй, так. А вы как поживаете, лэр Тацу? – Превосходно. Осень нынче так хороша, что даже преступникам совестно нарушать ее совершенство. Женщина поправила светлые волосы, пытающиеся выбраться из-под элегантной шляпки. – Осень и правда диво как хороша. Люблю это время. В нем столько очарования и жизни. Да. Особенно это чувствуется в Ойя. Когда я преподавала в УМН,[9 - УМН – Университет Магических Наук, самое известное учебное заведение Эсквики в области магии.] то частенько пропускала эту благословенную пору. Студенты, начало учебного года, – махнула она рукой. – Да и столица, сами знаете, затягивает. Ее бешеный ритм практически не оставляет времени на такие вещи, как любование природой. Как считаете, лэр Тацу? – Полностью и целиком с вами согласен, лэрэ, – улыбнулся маг. Манера женщины говорить его умиляла. Что-то в ней было такое… из прошлых веков. Спокойное и исполненное достоинством. И дело было даже не в словах, а в том, как она их произносила. Не торопясь, словно взвешивая каждое слово, придавая каждому из них особую ценность, плавно и чуточку манерно, приглушая звонкие звуки мягким западным акцентом, который приобрела, проведя там много времени, будучи в первый раз замужем за военным. Те времена давно прошли, а акцент остался, придавая ее речи какую-то особую изысканность и оригинальность. – Ойя – город, который умеет жить по-настоящему, вкушая каждое мгновение, и учит нас тому же. – Да-да, не то что столица… Иногда мне кажется, что она крадет у нас время. – Голос немного погрустнел, чтобы в следующее мгновение вновь вернуться к прежнему нейтрально-вежливому тону: – Кстати о столице, лэр Тацу. Вы не знаете, что там решили наши министры с этим так нашумевшим законом об ограничениях для корпораций магов? Закон и вправду нашумел. Дело было на редкость смешным. Один из магов, работающих в одиночку, подал жалобу о неравных условиях по сравнению с объединениями волшебников и выдвинул ряд требований, в том числе и законодательно ограничить сферы их деятельности. Дескать, это монополия и захват власти. Разумеется, никто бы и не почесался что-то предпринимать по поводу его жалобы. Хотя бы потому, что она была просто абсурдна. Магия сильно разнилась. Чтобы полностью удовлетворить спрос, ее было слишком мало даже в самых крупных городах. Поэтому у волшебников не возникали какие-то серьезные трения из-за рынка услуг. Однако в это время как раз активно велись дебаты по поводу привилегий колдунов. И жалоба этого мага-одиночки попала в шестеренки политических интриг и раскрутилась. – Да что они могли решить по этому вопросу? – пожал плечами Джейко. – Пообсуждали-пообсуждали да и отложили. Сами же понимаете, что дело выеденного яйца не стоит. – Я-то понимаю. Но, знаете, боюсь я этих бестолковых идей. Как раз они и имеют тенденцию становиться законами. Тацу удивленно глянул на магичку. Что ее беспокоит на самом деле? – Уверяю вас, лэрэ, по этому поводу волноваться не стоит. – И все же – вы точно знаете? Вы не собираетесь в ближайшее время в Раншу? – Возможно, на этих выходных. – На этих? – Или на следующих, пока еще не решил. – Да, понимаю. Лэр Тацу, была бы вам очень благодарна, если бы вы все-таки уточнили по поводу этого закона. Просто чтобы мне было спокойнее. Сделаете мне приятное, лэр? – улыбнулась волшебница. От ее теплых серых глаз побежали в стороны тонкие, почти изящные морщинки. – Разумеется, лэрэ Маери. Чего не сделаешь ради прекрасной дамы? Что уж говорить о такой мелочи? – Ах, лэр Тацу, вы так любезны… Они еще немного поговорили о всяком-разном. Расстались, рассыпавшись во взаимных комплиментах и вполне довольные друг другом. Только Джейко слишком хорошо разбирался в людях, чтобы не понять, что Роко изволила хитрить в разговоре с ним. Идя своими любимыми узкими улочками до дома, маг снова и снова прокручивал в голове разговор с чародейкой. Более всего его смущал именно этот эпизод про закон об ограничениях для корпораций волшебников. Тацу совершенно точно знал, что тот не пройдет. Не могла не понимать этого и Маери, однако отчего-то завела про него разговор. «Или она знает больше, чем я, а это невозможно в принципе… Ну ладно, возможно, но очень сомнительно. Не той величины Роко Маери фигура, чтобы иметь больше информации, чем имею я. Если только случайно… Или она что-то хотела выяснить, что этого закона и не касается. Но вот что? – Джейко и так и этак повертел в голове эту мысль. – Хм… если бы это не была такая законопослушная дама, как Роко Маери, я бы подумал, что она хочет узнать, когда начальника Магического Сыска не будет в городе… или когда он будет в столице». Тацу сделал себе пометку поразмыслить еще над этим вопросом. Не верил он в невинность. Слишком уж разные бывают ситуации, порой жизнь даже самых порядочных и достойных вынуждает поступаться принципами и забывать о совести. Любимый дом встретил Джейко прохладой и ждущей тишиной. Дверь распахнулась, стоило только хозяину подойти к ней. Ни свечи, ни магические огоньки Тацу зажигать не стал. Ему было приятно находиться в полутьме комнат, нарушаемой лишь желтоватым светом фонарей с улиц. Расстегивая верхние пуговицы рубашки, маг уже начал подниматься по лестнице, чтобы пройти в свою спальню, как услышал распевающее во всю глотку… фигурально, конечно, выражаясь… зеркало. «У всех зеркала как зеркала, а мне какое-то недоразумение досталось», – уже как-то бессильно – за столько лет с чем только не смиришься – подумал начальник Магического Сыска и весьма влиятельная фигура в жизни Ойя и на международной политической арене. Разумеется, пело не простое зеркало – а тонкий и весьма дорогостоящий артефакт. Но выглядел он именно как обычное зеркало, так что никто и не называл их никак иначе. Использовались они для переговоров на расстоянии. – Ну что, хозяин, явился? – Стоило Джейко войти в кабинет, как вредное серебряное стекло выказало всю меру своего ехидства, а оного у него было немало. – Неужто нам счастье привалило? Сам лэр Тацу домой пожаловал, да еще вовремя! А не под утро, как вчера. И трезвый, целый и без бабы! Ты здоров ли, хозяин? Неужто наконец перетрахал весь Ойя или, не дайте двуликие боги, в городе запасы спиртного кончились? Маг скрипнул зубами. – Разобью, – пообещал он. – Замажу краской и спрячу в самый дальний чулан. – А вот и не разобьешь, не замажешь и не спрячешь! Меня Ани подарила, а значит, терпеть тебе меня до скончания времен, – продолжило кривляться зеркало. Ани была сестрой-близнецом Джейко, и ее он любил больше всех и всего на свете. Больше, чем себя. И по чести говоря, зеркало было право. Но признавать это чародей, разумеется, не собирался. – Ани поймет. А ну говори, что разоралось! – рявкнул Тацу. – Ой какие мы страшные! Прямо дрожу все. И я не орало. Я пело! – И почему? – А потому что твой красавчик тебя искал. – Какой именно? – А у тебя их что, много? А, ну да, забыло. Ты же у нас существо любвеобильное! Маг демонстративно взвесил на руке тяжелую мраморную статуэтку тигра. Белый камень пересекали черные прожилки… Статуэтка из Храма в Синих Горах… Подарок Инема.[10 - Инем Куарсао – глава Клана Белых Тигров.] – Какой же ты нервный! У белых магов, что ли, проконсультировался бы, а то ведь сгинешь во цвете лет, что мы будем делать? Ладно. Дориан Эйнерт тебя искал. Просил связаться с ним, как появишься. Я его предупредило, что ты обычно под утро только заявляешься, но он и слушать не пожелал. Тацу усмехнулся. Становилось понятно, почему зеркало сегодня настолько ехидное. Университетский приятель Джейко был единственным, кто мог парой слов или даже взглядом привести этот магический инструмент в состояние панического ужаса, а следовательно, и послушания. Разумеется, зеркало не терпело такого грубого отношения к своей нежной, ранимой натуре, вот и отрывалось теперь на хозяине. – Ну так чего ждешь? Соединяй. Зеркало что-то недовольное буркнуло, маг не стал вслушиваться. Тем более в это мгновение на глади серебряного стекла начало появляться изображение. Профессор Эйнерт и по совместительству лучший друг Тацу сидел, развалившись в кресле, как всегда затянутый во все черное, с собранными в хвост светлыми волосами и трубкой в зубах. – Ну здравствуй, милый! Я вижу, вопреки опасениям своего зеркала ты иногда и вовремя домой приходишь. – Ты по мне так соскучился? – Джейко уселся на стол и принялся рассматривать друга. Тот был абсолютно невозмутим, но Тацу давно уже научился разбираться в этой невозмутимости. Сегодня вроде бы ничего не говорило о том, что причиной вызова послужили некие неприятности. Наоборот, в синих глазах Дориана угадывалось какое-то странное удовлетворение. Никак гадость какую задумал. – Я? Нисколько. – Эйнарт, как обычно, криво усмехнулся. – А что же тогда хотел? – доставая из серебряного портсигара сигарету, спросил Тацу. – Да как тебе сказать?.. На рожу твою мерзкую посмотреть да еще сообщить, что Тэй наконец-то в родные пенаты вернулась. – О! Лисси! Наконец-то! Я уже думал, что на моем веку этого не случится. И где же она с весны пропадала? Лисси Эттэйн Блэквуд была отличным боевым магом и их подругой еще со студенческой поры. Когда-то они с Дорианом и еще компанией из трех человек отправились в почти безнадежное путешествие, чтобы вызволить Джейко из загребущих лап Белого Тигра. Нельзя сказать, что тогда все прошло безупречно, но вот с тех пор они так и дружили всей шестеркой. – Вот и спросишь. Она собирает всю нашу компанию, так что будь добр на этих выходных прибыть в столицу нашего славного государства. «На ловца и зверь», – подумал Тацу и улыбнулся. Тэй, как любой, в ком текла кровь оборотней-Лис – а девушка была полукровкой, – отлично разбиралась в магических артефактах. – Как скажешь, милый! – еле удержался Джейко, чтобы еще и язык не показать: стоило ему оказаться в обществе старых друзей, он тут же превращался в проказливого мальчишку. – Умница Тацу! – ответил Эйнерт старой шуткой. – Ну а как ты вообще? – Вот приедешь – и расскажу. А сейчас отключаюсь, мне еще кучу контрольных проверять. Сладких снов, милый! И оборвал связь. Джейко даже хихикнул: Дориан – это Дориан, что бы ни происходило. Утро в Магическом Сыске началось как обычно. Сотрудники бегали по конторе, каким-то удивительным образом умудряясь совмещать работу, личную жизнь и обсуждение того и другого. Текучки было много, а вот по-настоящему интересных дел не наблюдалось совсем. Джейко стоял у окна своего кабинета и смотрел на столь любимый им город, на его дневную суету и желтый строй каштанов вдоль улицы. – Что-то слишком тихо, а, Эрик, не находишь? – произнес маг задумчиво. Последнее время у него вошло в привычку рассуждать вслух, иногда облекая это в форму диалога с помощником. – Пожалуй. – Брокк расставлял по алфавиту и датам папки в шкафу шефа. Недавно некоторые из них понадобились, их вытащили, а потом в спешке поставили как попало. А Тацу не переносил беспорядка. Вот Эрик и спешил исправить ситуацию. Заодно и проверял, все ли документы на месте. – А может, просто больших дел нет, вот и кажется так. – Ммм… может быть… У меня просто чувство… будто готовится что-то, а что – не знаю. А больше всего на свете я не люблю чего-то не знать. – Это вы про преступления? Думаете, скоро что-то серьезное произойдет? – Не знаю, Эрик. Может, вовсе и не по нашей части. – А по чьей? – По… моей, – вздохнул Джейко. Он был не просто начальник Магического Сыска одного из городов, пусть и не маленького – все-таки центр крупной провинции. Он был Тацу, а это накладывало определенные обязательства. И прежде всего видеть и знать те скрытые процессы, что происходят в каждом обществе: борьба за власть, подковерные интриги, изменения общественного мнения и назревающие перемены. Джейко был истинным представителем своей Семьи и именно все вышеописанное любил более всего. И сейчас пребывал в одном из своих любимейших состояний – состоянии предвкушения. Ах, скоро-скоро что-то случится. Ах, скоро-скоро что-то начнется. – Вообще-то уже началось… – Что началось, шеф? – Эрик даже оторвался от бумаг. – Скоро узнаем. – Что узнаем? – вдруг раздался еще один голос в дверях. И принадлежал он Агну – одному из старших оперативников. – Вы, что ли, уже в курсе? – В курсе чего? Сыщик ввалился всей своей немалой тушей в кабинет и уронил ее на стул, разумеется усевшись на него верхом. Положил здоровенные руки на спинку, отчего всяческие брелки, булавки, кулончики, амулеты и прочая звенящая дрянь, что он таскал на своей видавшей виды джинсовой куртке, отозвалась на все металлические лады. – Тут вот какое дело, шеф. – Агн любимым жестом потер макушку. – Мне один воренок шепнул… – оперативник сделал эффектную паузу, дождавшись, когда все внимание будет сосредоточено на нем, в том числе и тех двух личностей, что, почуяв интересное, мигом нарисовались в проеме двери, – что в Ойя едет очень известная в воровском мире фигура. – Да? – Джейко разве что не облизнулся в предвкушении. – И кто? – Никто не знает, как ее или его настоящее имя. Даже пол не знают. А известен под кличкой Акицунэ. – Оу, какое имя! – восхитился Тацу. – Это же что-то значит, не так ли? – Что-то да значит, – пожал плечами Агн. – Куда важнее, что этот тип считается гранд-мастером в своем деле – так хорош. Ни одной неудачи. Если уж на что-то этот Акицунэ нацелился, то вещь не сохранить. Никоим образом. – Надо же, – хмыкнул маг. – И что же этому Акицунэ понадобилось в нашем скромном городке? – Этого мой паренек не знает, – развел лапищами сыщик. – Не по рангу ему такое знать. Он и это-то чисто случайно услышал. – Понятно. А что вообще известно про этого вора? – В Ойя он никогда не работал. По крайней мере, у нас сведений об этом нет. Говорят, он вообще предпочитает дважды в одном городе не светиться. Работает по всему континенту. Специализируется на ювелирке, произведениях искусства и магических артефактах. – Ага. – Джейко уселся за свой стол, оперся на него локтями и, подавшись чуть вперед, соединил кончики пальцев. – Я могу собрать сведения про него, шеф. – В кабинет беззвучно скользнула Вини. Поправила круглые очки на курносом носике и продолжила: – Можно запросить у коллег из других городов дела, где фигурирует его имя. А также по газетным вырезкам посмотреть. – Давай, – кивнул ее начальник. – А я попрошу в нашем Архиве поискать. Главной ценностью Семьи Тацу была информация. Собирали ее абсолютно все представители этого рода. Тщательно, методично и не упуская мелочей. Она поступала в некий единый бумажно-магический Архив, где обрабатывалась, систематизировалась и хранилась вечность. Найти в нем можно было все, что угодно. Главное, чтобы оно когда-нибудь попадалось на глаза пронырам Тацу. – Лакни! – позвал Джейко. – Я тут! – Блондинка слишком быстро материализовалась в кабинете, тоже явно ушки на макушке. Лакни была одним из лучших специалистов по слухам и сплетням. Все то, о чем говорили в городе, она узнавала почти сразу. – Мне, я так понимаю, послушать, что говорят об этом Акицунэ… и про новых людей, что недавно появились в городе или скоро в нем появятся. – А также о предмете, что мог бы этого красавца заинтересовать. Ведь наверняка это тоже что-то новое. Хотя тут возможны варианты. Вряд ли он будет воровать что-то недорогое. А значит, это «что-то» может быть только у богатых людей или у магов. – Что зачастую одно и то же, – вставил Эрик. – Частенько, но не всегда. Вспомните работников Редиса, – усмехнулся Тацу. – Но у работников Редиса вряд ли окажется что-то настолько ценное, ради чего столь высокооплачиваемый вор не поленится приехать, – возразил Рекки, самый молодой из оперативников, тоже каким-то образом просочившийся в кабинет. Более опытные сыщики усмехнулись. – Не всегда так, Рекки, – пояснил их улыбки Джейко. – Порой даже самые слабые и низкооплачиваемые маги натыкаются на весьма и весьма занятные вещи. Иногда это бывает результат их разработок. Иногда элементарная случайность. Порой результат подлости или странного стечения обстоятельств. Не угадаешь. В принципе у любого человека может оказаться что-то ценное. Но мы не можем охватить все, поэтому берем только две наиболее вероятные категории. – К тому же «слушать» я буду всех. – Чувственные ярко-красные губы Лакни тоже изогнулись в улыбке. – Просто новичков по моим каналам возможно отследить только среди элиты и магов. – Ну еще и средний класс, не прибедняйся, – поправил ее начальник. – Скромность не твоя стихия. Блондинка пожала плечами: – Ну да, но с меньшей долей вероятности, да и не сразу. Хотя… – девушка довольно улыбнулась: она была специалистом и гордилась этим, – быстрее, чем новички войдут в свой новый дом. Все рассмеялись. – Ладно, – все еще ухмыляясь, прервал этот балаган Тацу, – есть еще что-то по этому Акицунэ, Агн? Сыщик снова потер макушку: – Есть сведения, что он маг. Или владеет какими-то артефактами особыми. Потому что довольно легко обходит все магические ловушки… – Так, подожди, я не понял. Что значит – или маг, или артефакт? Аура, следы в магическом фоне должны быть разные. – Шеф, я точно сейчас не знаю. Не занимался еще этим. Говорю, что мне информаторы сообщили и что вообще известно об этом красавчике. А более детально смогу что-то сказать уже после того, как начну копать. – Понятно-понятно, прости, это во мне просто маг взыграл. Для нас такие вещи элементарны, и мы забываем, что не у всех так. Так что там еще? Агн кивнул, принимая пояснение, и продолжил: – Вроде работает один, хотя связи в воровском мире есть. – Как же им не быть? – буркнул Джейко. – Ему же надо как-то заказы принимать, снаряжение доставать, документы, карты местности и планы домов, магических ловушек, да мало ли чего еще… Есть какая-нибудь возможность тряхнуть кого-нибудь из их малины на предмет информации? – Не знаю, – задумался сыщик. – Надо с Марком, – самый старший и опытный из отдела сыщик. Сегодня у него был выходной, – посоветоваться, но вообще маловероятно. Работает Акицунэ на самом высоком уровне, а значит, и общаться будет лишь с самыми крутыми в их гадюшнике. До них трудно дотянуться. – Да и не всегда следует, – соглашаясь, кивнул Тацу. – Разберешься сам, не маленький. Что-нибудь еще? – Да нет вроде… все. Пока. – Угу… – Джейко откинулся на спинку своего кресла и немного подумал. – Интересно, определенно интересно. Ну что же, дамы и господа, похоже, эта осень не будет такой уж спокойной, как вначале… – Ждали-ждали и дождались, – буркнул кто-то. – Зато скучать не придется, – хмыкнул в ответ начальник. – Все знают, что им делать. Работайте. Рекки, ты на подхвате у Агна. Перенимай опыт. Раздав указания, Джейко отправился пообедать. Делал он обычно это в одном из самых милых заведений города. Кроме вкусной кухни, великолепного выбора напитков и уютной обстановки было у этого ресторанчика еще одно немаловажное преимущество – он располагался очень близко от здания, в котором и обосновался Магический Сыск. Посетителя тут давно знали и обычно держали для него столик, хотя он и не всегда приходил. Частенько компанию Джейко составлял Антонио Ли, один из самых молодых членов Городского Совета. С Тацу они когда-то вместе входили в состав дипломатической миссии в Кайран. Джейко тогда еще не знал, что ему придется работать в Ойя. Переговоры в тот раз вполне удались. А вот поездочка вышла примечательная. Дорогу занесло снегом, и чья-то светлая голова предложила ехать горными тропами. Все согласились. Очевидно, потому, что все участники дипмиссии были абсолютно городскими жителями и знать не знали, что собой представляют эти горные тропы. Да еще и под снегом, пусть его и на высоте – а забрались они высоко – было не так уж и много из-за сдувающего все к эркам[11 - Эрки – в мифологии одной из рас Эсквики мелкие демоны. Весьма вредные и пакостные существа. Обычно их поминают, когда что-то упорно не получается или раздражает.] ветра. Пока сдувающего. Да еще проводник попался никудышный. К концу второй недели блуждания по горам вся миссия дружно решила, что от них попросту решили таким вот образом избавиться. Однако именно в этот день они и увидели настоящую дорогу! Беда была в том, что находилась она в паре лиг[12 - Лига – традиционная для Эсквики единица измерения расстояния. Равна примерно полутора километрам.] внизу, а перед ними был обрыв – абсолютно вертикальный. Маги, правда, предложили спуститься с помощью колдовства, но было откровенно жалко лошадей, которые проделали с людьми такой путь и были совсем не виноваты в глупости своих хозяев. В результате на поиск обходных путей и сам спуск ушло еще около двух дней. Зато какая была радость, когда они наконец выбрались! И что символично – за время этого пути вся их компания неплохо сдружилась. И возможно, именно это помогло им не впасть в отчаяние и не погибнуть. Позже Джейко с Антонио встретились вновь, уже когда Тацу прибыл в Ойя в роли начальника Сыска. Ли был довольно прогрессивным молодым человеком, немного наивным и очень приятным в общении. Частенько им с Тацу приходилось объединять усилия, чтобы повлиять на решения тех или иных вопросов. Не раз они на пару рассматривали девушек на приемах. А порой и просто устраивали себе праздники души и тела с обильными возлияниями. – Ну как ты? – улыбнулся начальник Магического Сыска, насаживая на вилку кусочек отличной тушеной индюшатины в грибном соусе. – Что нового? – Да я нормально, думал, что приболею, но нет, обошлось. – Антонию отдал предпочтение крольчатине. – А нового? Что может быть у нас нового, чего ты не знаешь? Все более-менее интересные заседания тут же оказываются в газетах. А так… – Молодой человек даже чуть махнул рукой с зажатым в ней ножом. – Рутина одна. Бумаги. Бумаги. Бумаги. Мне иногда кажется, что жизнь моя целиком состоит из бумаг: каких-то справок, отчетов, жалоб, записей, договоров, писем и прочего до бесконечности. – И не говори, – поддержал Джейко, отпивая красного вина из пузатого бокала. – Я вроде почти всю бумажную работу свалил на Эрика, а все равно перепадает. Не только то, что могу сделать только я, но всяческие сверхсекретные – было б что скрывать, чес-слово, иногда как дети – документы. Письма опять же. Некоторым приходится лично писать, а то все обидчивые такие. А порой проще самому сделать, чем помощнику объяснять, как надо. – У меня с помощниками вообще беда жуткая. Взяли новую девочку. Умненькая вроде. Но что-то не пошло у нас с ней. То ли запугал я ее слишком, то ли просто подхода друг к другу не нашли. Уволил. Дали новую. А она такая дура оказалась! Только задом вертеть. По-моему, она искренне считала, что секретарша и любовница – это синонимы. Еще одну взял. В годах даму. Не могу я ей приказывать. А сама она такого опыта в нашем деле не имеет, чтобы понимать, что от нее требуется. Не знаю, что делать. – Верни первую. – Так я же от нее сам отказался. – Извинись. Предложи попробовать еще раз. – Да не. Лучше еще кого-нибудь возьму. – Ну как знаешь. Тут такое дело, что тебе видней должно быть. У тебя или требования слишком высокие, может, противоречивые, или действительно надо по-другому с людьми работать. Хотя… – Джейко оторвал кусочек от мягкой маленькой булочки, немного покрутил его в пальцах и наконец кинул в рот, прожевал и запил, только потом оформил мысль в слова, – часто бывает так, что человек, которого ты нанял, всем хорош, но просто не для этой работы. Вот та девочка, первая. Сам сказал – умненькая. А ты ее в секретари. На простую канцелярскую работу, так? – Так. – Во-о-от. А умным девочкам, как правило, тяжело на таких местах. Им что поинтересней надо. – Так она сама пришла, никто ее за уши не тянул. – На то могло быть множество причин: неуверенность в собственных силах, отсутствие других мест, острая нужна в деньгах, просто не разобралась в себе, в кадровой службе у вас тупицы сидят. – И что бы ты сделал? – Я? Я бы присмотрелся к ней. Да и к прочим тоже. И если бы действительно увидел, что она не для этой работы, попытался бы понять – для какой – и перевел уже туда. Умненькие девочки, знаешь ли, на дороге не валяются. А что кадрами попусту разбрасываться? – Как у тебя все легко получается, – буркнул слегка уязвленный Антонио. – Нету у меня времени к каждой сотруднице приглядываться да разбираться, куда ее… – Во-первых, не к каждой, а к той, что работала с тобой в непосредственном контакте. А во-вторых… во-вторых, дорогой приятель, в этом-то твоя и беда. Пока ты к людям так относишься, нормально работать у тебя не получится. Не говоря уже о том, чтобы создать команду. В ней все должны как стеклышки в мозаике находиться – каждый на своем месте. Иначе никакого вразумительного рисунка не получится. Ты, конечно, для своего возраста добился очень многого. Но ты же не вечно будешь на этой должности штаны протирать. Рано или поздно тебе придется идти вверх. Медленно или быстро, это уж как получится. Ты же хочешь этого, я знаю. – Хочу. Конечно, хочу. Только это-то тут при чем? – А при том, что рядом с тобой должны быть те, кто тебя поддержит. Не только морально, хотя и это нужно. Рядом должны быть профессионалы, специалисты своего дела. И если человек попался… не специалист, так я понимаю? Если эта девочка не смогла с тобой работать, то, скорее всего, не специалист. Но ты видишь, что потенциал есть, так приподними свой зад, открой глаза пошире, поговори лишний раз с человеком, разберись, может, на другую должность ее просто перевести или вообще в другой отдел, пусть уйдет она от тебя, да, но она тебе по гроб жизни будет благодарна, что помог. Неужто одна налаженная жизнь таких твоих усилий не стоит? И тебе бы практика вышла неплохая. – Ну все, Джейко, застыдил по полной. – Да не стыдить я тебя хотел. Мне твой стыд до эрка. А чтобы ты понял. Чтобы думать начал. И по сторонам оглядываться. На одних светлых идеях и собственном энтузиазме далеко не уедешь. – Это вас так в Семье учат? Я слышал, у вас, Тацу, там мощная школа подготовки. Политика, экономика, этикет, боевые искусства и прочее. В том числе и как с людьми обращаться. – И в Семье тоже, – не стал отпираться начальник Магического Сыска. – Может, это и в крови заложено – заботиться о людях… – И вперед идти, – подначил Ли. – А как же, – ухмыльнулся Джейко, – и вперед идти тоже. Ну а больше всего – опыт. Слишком уж много я видел хороших специалистов, кто по дурости начальника даже наполовину не работает так эффективно, как мог бы. А также тех, кто руководителем является, а сам все на себя берет. Тоже та еще глупость. И сам загибается, и народ, что в подчинении, вхолостую вертится. А все почему? Потому, что не умеет организовать работу коллектива. Вот эрк, целая лекция получилась. – Стареешь, – усмехнулся Антонио. – На поучения тянет. – И не говори. Самому страшно, – хохотнул Тацу, и на этом тема была благополучно похоронена. Мужчины выпили еще вина. Благо это был только второй бокал – обед все-таки. – Слушай, а что там с этим вашим… как его… Лектором Нелем? – спросил Джейко, имея в виду одного из представителей Городского Совета Управы. – Что-то в прессе только про него и говорят. Что он там шумит-то? Я так и не понял, что он хочет. То за одно дело хватается, то за другое. Наверх, что ли, лезет? – Да похоже, – кивнул Ли. – Я вообще против него ничего не имею. Но если честно… неприятный мужик. Считает, что все ему обязаны. Если бы еще дело делал, то можно простить, а он только других обвиняет во всех грехах. То не так, это не так. – Конечно, критиковать-то легче всего. – Ага. И дешевую славу этим заработать тоже. У нас народ это любит. – Думаешь, именно это ему надо? – Или это, или просто дурной. И ведет себя уже как хозяин. Будто уже во главе стоит, всем распоряжается. – Да? И с чего это такая уверенность? – Не знаю, Джейко, вот честно – не знаю. И хотелось бы думать, что дурак он, а ведь не так это. Я пару раз с ним сталкивался, скандальный, конечно, мужик, но на дурака при нормальном общении не похож. Возможно, где-то волосатая лапа есть, вот и ходит гоголем. – Если была бы волосатая лапа, я бы знал. – Да? – Я же Тацу. – Обаятельная улыбка. – А, ну да, ну да, – засмеялся Антонио. – Как же я так забыл? – Старость, мой друг, старость, – притворно вздохнул Джейко, возвращая шпильку, и мужчины рассмеялись. – Слушай, Тони, не в службу, а в дружбу, присмотрись к этому Нелю. Поговори с ним. Понимаю, что противно, но все же что он собой представляет, чего добивается, ну ты понял. Все, что может быть полезным. – Попробую, но не обещаю. – Ну уж как получится, – понимающе кивнул начальник Магического Сыска и отвлекся на небольшую сценку у стойки бара в другом конце зала. Там толстый, чуточку напыщенный, но при этом по виду очень добрый мужчина – главный распорядитель этого ресторана – указывал в их сторону какому-то юному созданию в форме цветов Ойя. Паренек благодарно кивнул и торопливо направился к их столику. – Лэр Тацу! – поклонился юноша, с каким-то детским восторгом рассматривая мага. Впрочем, он и был еще ребенком – явно чуть ли не первое поручение, которое ему доверили. Личико наивное, румяное, глаза сияют. Антонио даже украдкой усмехнулся – с таким восхищенным любопытством это чудо воззрилось на Джейко. Тацу под столом пнул друга, отчего тот только еще больше заухмылялся. – Да? – Спокойная обаятельная улыбка представителя одной из правящих Семей. Долго перед зеркалом в юности тренировал. – Вам послание от мэра! Маг едва удержался, чтобы не поморщиться от звонкости взволнованного голоса. Ли явно это заметил и сейчас чуть ли давился смехом. – И где оно? – тем не менее спокойно спросил Тацу. – А… вот, – спохватился мигом вспыхнувший паренек и протянул Джейко маленький конверт дорогой тяжелой бумаги. Начальник Магического Сыска, не торопясь, разломал печать, пробежался по тексту взглядом, кивнул мальчишке, дал мелкую монетку и отпустил. – Теперь он будет хранить эту монетку как величайшее сокровище, – хохотнул Антонио. – Тебе бы все ржать. Это ты тут надо мной издеваешься, а для многих я действительно далекая и недостижимая фигура. – Ах, лэр Тацу! Блестящий политик и дипломат! Любимый племянник великолепной Льоны Тацу! Светский лев и красавец каких поискать! – продолжил ерничать Ли, однако быстро заметил, что друг не настроен поддерживать шутку, так что перешел на другую тему: – А что там мэр пишет? Или это секрет? – Да какой секрет? Приглашение на бал в седьмой день следующей недели. – Подожди, у него же на шестой был назначен? У меня у самого приглашение есть. Два бала подряд, что ли? – Нет, перенесли на день. Извиняются и просят быть. – Джейко помахал письмом. – Интересно, а мне сообщат? – тут же озадачился Антонио. – Непременно, – улыбнулся Джейко. – Ага, только к тебе курьер прибежал, а мне обычной почтой пришлют. – Ну так я же Тацу. – Джейко придал лицу выражение, которое обычно рисуют на парадных портретах. – Прости, все время забываю, – хлопнул себя по лбу ладонью Ли. – Ну что, лэр Тацу, по кофе и на работу? Глава 2 Выходные приближались с неумолимостью срока уплаты налогов. Вот и восьмой вечер недели, конец рабочего дня. Джейко даже не стал собирать вещи, только самые мелочи, кое-что из документов. Остановиться он планировал в доме сестры, а там все необходимое для него – от зубной щетки до выходных костюмов – было. Вечерний «пузырь» прибыл, как всегда, секунда в секунду. Несколько томительных минут ожидания взлета. И вот практически полностью прозрачная – кроме пола и кресел – конструкция поднимается в воздух. Странное ощущение. Легко можно представить, что стекла нет, а летишь ты среди синего звездного неба, а то и вовсе – оказался где-то в безвременье, и нет ни прошлого, ни настоящего, а только этот темный бархат с вкраплениями золотого. И жутковато от этого, и радостно. Джейко усмехнулся, пригубливая кофе: уж сколько раз летал, а все равно – первые мгновения восторг как у мальчишки. Не более трех часов – и вот уже на шее у него висит обожаемая сестренка, болтает ногами и кричит на всю улицу, как она соскучилась. А еще спустя какое-то время близнецы, наевшись до отвала и выпив по паре бокальчиков вина, сидели в обнимку на диване и рассказывали друг другу скопившиеся за дни разлуки новости. Между ними никогда не было никаких секретов, никакой недосказанности или непонимания. Они были не просто брат и сестра. Это были две половинки одного целого, по какой-то прихоти двуликих богов разделенного на похожие и одновременно разные части. По крайней мере, аура двойняшек была абсолютно идентичной на момент рождения и первые полтора десятилетия их жизни. Именно от этого и были все проблемы. Правда, жизнь вносит свои коррективы, только не всегда от них становится легче. – Ну так что, поможешь мне найти информацию про этого Акицунэ? – для проформы спросил Джейко. Он нисколько не сомневался в том, что сестра не откажет ему ни в какой просьбе, но всегда спрашивал. – А что мне за это будет? – традиционно протянула Ани, прищурив хитрые глазки и улыбаясь пухлыми губками. – А что ты хочешь? – как и обычно, поинтересовался маг. Как правило, платой за помощь был совместный поход по магазинам. Джейко, в отличие от большинства мужчин, вполне спокойно относился к подобному времяпрепровождению, даже мог что-то дельное посоветовать и, разумеется, заплатить. Правда, Тацу так и не понял, почему Ани так любит, когда вещи ей покупает брат: ведь дело же было не в деньгах. Сестра никогда жадной не была, а состояние ее было точно таким же, как и у начальника Магического Сыска: если ему удавалось как-то увеличить свое, то он тут же половину новых прибылей переводил на счет сестры. То же касалось акций, долей в предприятиях. Она делала то же самое. Однако Ани никогда не упускала случая вытащить любимого братца в поход по магазинам, хлопая во время этого занятия щедро накрашенными ресницами, щебеча для фона какие-то глупости и обязательно вися у него на руке и строя из себя хорошенькую длинноногую дурочку. Сыщик так и не смог разгадать, что в этом всем так забавляло Ани, что она раз за разом проделывала этот номер. Правда, что уж греха таить, и самому Тацу порой нравились такие походы. Было в этом что-то… Да и… отказать сестре у Джейко никогда не получалось. И не хотелось, если честно. Однако, против ожидания, Ани выдала: – Потренируйся со мной. – Что?! – совершенно искренне удивился маг. На его лице тут же отразилось волнение: а все ли в порядке с его обожаемой сестричкой. Та тоже выглядела словно бы смущенной. – Потренируйся. Прошу тебя. – Потренируюсь, конечно, – пожал плечами Джейко, но не спросить не смог: – Что это на тебя нашло? Обычно от меня ты хочешь совсем другого. – Как двусмысленно это звучит, – хихикнула сестра. – В моих устах все двусмысленно звучит, – улыбнулся ее братец. – Да-да, я помню, как говорили, когда ты был помоложе и шлялся в основном по замужним дамам. «Перед Тацу открыты все двери. Перед Джейко Тацу и все окна». Они рассмеялись старой шутке. – Мне же надо было нагуляться, – словно в оправдание произнес он. – Да кто ж спорит. Только почему по замужним? – С ними проще. Точно знаешь, чего они от тебя хотят. Да и опасности, что придется жениться, нет. – Можно подумать, ты так этого боишься, – подколола сестра. – Рано или поздно все равно ведь женишься. Они оба знали, что когда-нибудь вступят в брак – это не только воспитание, но и долг. Беда была в том, что им не так уж нужен был кто-то рядом. – Женюсь. Но лучше поздно. – И то верно. Ведь пока ты полностью принадлежишь мне, а потом делиться придется! – хохотнула Ани, а посмеявшись, спросила уже нормальным голосом: – Ну так что, потренируешься? – Конечно. Я же уже сказал. Чистая магия или смешанный бой? – Ни то ни другое, – покачала головой девушка. – Холодное оружие. – Что?! – чуть ли не подскочил ее брат, отчего сидящая рядом Ани едва не свалилась с дивана. – Эй! Поосторожнее! – Ани! Ты, по-моему, переработала! – возмутился тем временем Джейко. – Ну, братишка! Ну, пожалуйста! Ты же знаешь, что мне сейчас с железом тренироваться не с кем. Кузен Стивен-то того… уехал. А хочется! – Двуликие боги! Ани, по-моему, ты чем-то обо что-то ударилась. Что это на тебя нашло? Ты куда лучше ногами машешь или магией орудуешь. Да и насколько я помню, ты никогда боем на холодном оружии не увлекалась. Так с чего это вдруг? – Не знаю… – пожала она плечами. – Хочется чего-то нового. В магии и рукопашке мы с тобой как только не извращались. Друг друга же как облупленных знаем. Поэтому неинтересно. А вот на железе… Да и модно это сейчас. – Да? – удивился Джейко. – Странно как-то. С чего бы? – Ничего странного. Очередное веяние. Пошел слух, что от этого худеют намного лучше, вот дамочки и стали увлекаться. – Но тебе-то зачем? – Джейко еще раз с удовольствием оглядел фигуру сестры. Про такие говорят, что все при всем и на своих местах. – Ты же и так краше некуда. – Да? – игриво переспросила Ани, нисколько в этом не сомневаясь. – Конечно. – Умница Тацу, – похвалила девушка брата за правильный ответ. – Ладно, хватит вредничать. Пошли уже. – Что, прямо сейчас?! – ужаснулся он. – Конечно, чего тянуть-то? Как раз ужин растрясем, а то наелись, как поросята. – А может, все-таки не стоит? Давай я тебе лучше Дориана пришлю. Он куда круче со всяческими железками. Сама знаешь, я холодным оружием практически не владею. – На кой мне Дориан? Он меня в узел скрутит раньше, чем я меч из ножен вытащу. Смысл в таких тренировках? – А какой смысл в тренировках с неумехой? – Не такой уж ты и неумеха. Да и… надо же с чего-то начинать, вспоминать навыки. Не хочется в дамском клубе совсем уж опозориться. Как и всех Тацу, близнецов учили всем типам боя. Однако потом определяли то, в чем они были наиболее сильны, и делали упор уже на это. Для Джейко это была магия. У Ани хорошо получался так называемый смешанный бой. А вот к обычному оружию у обоих не было никаких способностей. Маленький дворик позади особняка Ани был идеально приспособлен для тренировок. Практически полное отсутствие деревьев. Они красовались лишь по периметру как окаймление. Утоптанная, но нескользкая земля. Небольшая площадка – почти ринг – не скроешься, и отступать некуда. Близнецы, оба одетые в узкие черные брюки и заправленные в них белые свободные рубашки с развязанным воротом, застыли друг против друга с поднятыми в начальной стойке узкими, легкими, чуть кривыми мечами. Поклон. Салют оружием. Круглая луна где-то в вышине. Неяркие звезды. И золото кленовых корон – узорчатых гордых листьев. Если Джейко был влюблен в каштаны и акации Ойя, то Ани обожала клены Ранши. Улыбка и предвкушение. Мужчина и женщина, знающие друг друга лучше, чем самих себя, начинают двигаться по кругу. Похожие темные глаза с золотыми искорками в синем ободке. И даже хитринка в них, азарт – одинаковы. И сходятся они в центре круга, сорвавшись в бой одновременно. Звонкий тонкий металл поет свою песнь, соприкасаясь легко и коротко. Ряд мгновенных отточенных движений. И противники расходятся, вновь начиная свой танец по кругу. Приставные шаги. Повести мечом в другую сторону. Сделать обманный выпад. И вновь сойтись в центре круга. Все выше скорость. Только на этот раз это уже не проверка. Это бой на поражение. Клинки сверкают в ярком, почти белом свете луны. Противники показывают все, на что способны: оба выучили много нового с последней схватки. По негласному соглашению ни магию, ни элементы рукопашного боя они не допускают. Короткие взмахи. Азартные вскрики. Блеск глаз. И множество ошибок. Которыми никто из них не смог воспользоваться. Слишком плавные движения – словно дань красоте в ущерб результативности. Не рассчитанные до конца удары. Техника откровенно слабовата. – Нет, – вздохнул Джейко, опуская меч и застывая практически посреди схватки. Ани тоже остановилась. – Это бесполезно. Мы с тобой не бойцы. Мы с тобой танцоры. Девушка вытерла пот со лба и откинула с лица длинную челку, которая, разумеется, выбилась из-под повязки. – Не пойму – почему так? – вздохнула. – Ведь с помощью магии или врукопашную мы нормально сражаемся. – Даже нахмурилась. – Магия и кулаки для нас оружие, а вот эти красавцы… – Джейко ласкающее провел рукою по клинку, – нет. – Но почему?! – Спроси двуликих богов. Маг, пожав плечами, дошел до края площадки и поднял с небольшого столика ножны. Клинок с тонкой изящной гравировкой скользнул в них. Позади раздался печальный вздох сестры. Двуликие боги не отвечали на глупые вопросы. На следующий день, облачившись в один из своих лучших костюмов, Джейко отправился на встречу с друзьями, которая должна была проходить в доме Лисси. Извозчик довез Тацу до добротных ворот с открытой калиткой. Волшебник прошел маленький, чуточку запущенный садик и оказался перед деревянной дверью, украшенной металлическими стилизованными лисами. Рядом висел изящный дверной молоточек. Стоило Джейко протянуть руку, как одна из лисьих мордочек засияла зелеными очами и произнесла: – Не стоит, лэр Тацу. Я вас еще с прошлых раз помню. К тому же вы есть в списке гостей. Прошу вас, проходите. И дверь распахнулась. Джейко только головой покачал. Интересно, когда он добьется такого понимания от собственных волшебных предметов? И добьется ли вообще? Особенно хотелось бы зеркало приструнить. Первым, кого увидел Тацу, оказавшись в доме, был Дрэм Реми. Нет, он не вышел встречать друга, как можно было предположить. Он просто лежал посредине прихожей и мечтательно пялился в потолок. Джейко тоже посмотрел вверх. Потолок украшали лепнина и люстра, ничем особым не отличающиеся, из чего маг сделал вывод, что среброволосый укурок снова улетел в загадочные и далекие миры, населенные, по его словам, бабослониками и стрекосвинками. Некоторое время полюбовавшись на даэ,[13 - Даэ – раса, славящаяся своими великолепными теневыми бойцами.] Джейко просто перешагнул через эту остроухую сволочь и начал снимать плащ и перчатки. Именно за этим занятием его и застали вывалившиеся из гостиной Дориан и Тэй. Лисси тут же повисла у новоприбывшего друга на шее. Поцеловала в щечку. – Ну вот компания и начала собираться. Надо только дождаться Скию и Моранну. Джейко, я так рада тебя видеть. – Правда, рада? – не преминул поиронизировать Тацу. Девушка бросила на него укоризненный взгляд. Он частенько шутил подобным образом, вспоминая ту давнюю сцену у озера пятнадцать лет назад, когда, собственно, и началась история дружбы их великолепной шестерки. – Конечно, я тебе рада. Хоть ты, как всегда, вредный, противный и языкастый. – Я?! – попытался сделать невинные глаза Джейко, однако смех все испортил. Тем более что напротив стоял Дориан, по лицу которого расплывалась такая гнусная ухмылка, что Джейко невольно задался не таким уж новым вопросом: как тому удается говорить гадости направо и налево, а Лисси все равно обвиняет во всем его, Тацу, разлюбезную особу. – Ты-ты! – Тэй поцеловала Джейко в другую щеку – принялась стирать с них помаду. Потом оглянулась на Эйнерта, перевела взгляд вновь на только что пришедшего приятеля и произнесла, отступая: – Ну ладно, хватит уже с тебя. Иди пообнимайся с «братцем». На самом деле Дориан и Лисси не были родственниками, разве что по духу. Просто в какой-то момент их отношения зашли в логический тупик: и не возлюбленные, и уже не просто друзья. Тогда-то Дориан и предложил им стать назваными братом и сестрой. Как высказался тогда по этому поводу Джейко: «Выкрутился-таки». На что Эйнерт со свойственным ему ехидством ответствовал: «С вами, Тацу, поведешься – и не такому научишься». Решение, к слову сказать, всем понравилось: эта сладкая парочка – Дориан и Тэй – даже внешне были чем-то похожи: высокие, худощавые и светловолосые. Джейко честно намеревался последовать столь ценному и, что уж греха скрывать, приятному указанию, как раздался оглушительный стук дверного молотка. По идее, тот должен был активировать мелодию вроде пения птиц, если хозяева находились в дальних комнатах, или обычный стук, если они были в прихожей. Однако молоточком столь активно били по двери, что все мигом смешалось. Щебет пернатых превратился почти в вой, причем во всех комнатах сразу. К нему прибавился грохот от стука дерева об дерево и доносившаяся то ли перебранка, то ли вопли в сторону извозчика, оставшегося за воротами. – Моранна! – тут же предположил Дориан. – И Ския. Они всегда вместе появляются, – то ли поддержал, то ли возразил Тацу. Названные девушки по большей части терпеть друг друга не могли. То ли в силу принадлежности к противоположным ветвям магии – белой и черной. То ли из-за соперничества на почве нежного отношения к одному искроглазому этиусу.[14 - Этиусы – одна из рас, населяющих этот мир. Основной особенностью оных является почти поголовный магический дар, а именно – магия четырех стихий.] То ли просто – вот так сложилось, не сошлись характерами. И при этом Ския Деншиоми и Моранна де Линкс постоянно сталкивались. Везде. Даже в гости приходили одновременно. – Спорим? – Спорим. А на что? Лисси покачала головой и под непрекращающиеся вопли птиц и стук дверного молотка отправилась открывать. Дрэм продолжал все так же нежно и внимательно разглядывать потолок. Стоило Тэй щелкнуть замком, дверь тут же распахнулась на всю ширь, да так, что аж ударилась о стену. Только оборотнические корни и помогли Лисси не быть снесенной ею. А в прихожую практически ввалились две девушки. Одна – рыжая, другая – жгучая брюнетка. К тому же у второй красавицы еще имелись очаровательные кошачьи ушки и пушистый хвост. Если Ския принадлежала к расе ашшев, то Моранна была некой.[15 - Неки – раса, у которой различные части тела – обычно руки-ноги, уши – могут быть звериными, в большинстве случаев кошачьими. Иногда также имеется хвост. Единственная магия, которой владеют неки (не все, разумеется), – это некромантия, называемая также магией Смерти.] Как только девушки восстановили равновесие, так сразу бросились обнимать Тэй, вопя на весь дом, как они соскучились и где она пропадала, не вышла ли замуж, как хорошо выглядит и снова и снова как им без нее было плохо. – Вот что странно, меня дверь сразу узнала и тут же пропустила, – меланхолично произнес Джейко, наблюдая за этим бедламом. – А что, Скию и Моранну нет? – Это она просто мстила, – столь же отрешенно откликнулся Дориан. – За подобное с собой обращение. Приятельницы-соперницы то ли услышали парней, то ли решили, что объятий было достаточно, чтобы выразить Лисси всю силу их преданности, потому что так же одновременно и синхронно оторвались от уже порядочно помятой Тэй и бросились… ну разумеется, на Джейко. То, что при этом им пришлось пропрыгать каблучками по Дрэму, их нисколько не смутило. Уже в следующую секунду черненькая и рыженькая волшебницы висли на Тацу, целуя его в щеки и губы и вещая на весь дом, какой он паршивец, что так долго не появлялся. Дориан, которому не грозило подобное обращение, хохотал в сторонке, глядя на мучения друга. Впрочем, мучения не были столь ужасными. Как в том анекдоте: «Вы страдаете эротическими фантазиями?» – «Нет, я ими наслаждаюсь». Тут в действие пришло самое непредсказуемое из явлений этого мира – Дрэм. Он наконец прекратил созерцать потолок и уставился на Джейко. – Нет, ну это просто ужас какой-то! Опять мне этот Тацу везде мерещится! Затем Реми перевел не принадлежащий этому грешному миру взгляд на Эйнерта и выдал: – Я знаю – это ты во всем виноват. Дориан только плечами пожал: – Подымайся уже. Развалился тут! – А где это «тут»? – У Лисси. – А что здесь делает Лисси? – совершенно искренне удивилась легенда всея УМН и дивно полыхнула красным из-под век. – Это не она тут делает, а мы у нее в гостях. – У Эйнерта был очень богатый опыт общения с даэ. – А что мы у нее в гостях делаем? – Отмечаем ее приезд. – А она что, уезжала? Джейко с девушками застонали. Насколько они знали – такого рода беседа могла длиться бесконечно. – Идемте уже в гостиную, – волевым решением прекратила этот бардак Тэй. Разговор за столом начался со вполне ожидаемого вопроса. – На самом деле никуда я не пропала, – начала отвечать на него Лисси. – Я же Дориану все популярно объяснила. – Из твоего «популярного» объяснения, – не замедлил прореагировать Эйнерт, – я понял только то, что тебя куда-то посылают. – Меня послали не «куда-то», – обиделась за место своего недавнего пребывания Тэй. – Меня послали с посольством в Авмари-илу. – Куда? – заинтересовался Дрэм. Откусил от огурца и с удивлением воззрился на него. – В Авмари-илу – это один из пустынных шайхаров. Ну, знаешь, одно из кланово-родовых полунезависимых государств далеко на юге? Однако Дрэм уже вновь улетел куда-то в неведомые миры. Друзья полюбовались на его мечтательную остроухую физиономию и продолжили разговор, благо все знали, что собой представляют эти шайхары. В общем-то ничего интересного. – А что там тебе понадобилось? – В голосе Дориана прозвучало некоторое недовольство. Тацу давно заметил, что Эйнерт терпеть не мог, когда друзья находились вне зоны его доступа, да еще и ввязывались во всякие сомнительные авантюры. А ввязывались они в них с завидной регулярностью. Поэтому неудивительно, что у преподавателя УМНа так редко было хорошее настроение. – Что там понадобилось нашему посольству, это ты у Джейко спрашивай. Он у нас Тацу, вот пусть он с этой дипломатической чепухой и разбирается. Джейко пожал плечами – мол, меня какие-то там пустынные шайхары никогда не интересовали. А Тэй продолжила: – А я к посольству была приставлена как боевой маг. Сами представляете, сколько в их пустынях да и по дороге к ним всякой дряни водится. Без боевого мага никак. – Очень даже представляем, – скрипнул зубами Эйнерт. Он как раз более всех и не одобрял «сестренкин» выбор профессии. И все понимали почему: мать Дориана тоже была боевым магом и погибла, когда тому было семь, в результате чего он оказался на улице, а что уж дальше творилось с мальчишкой, даже думать страшно. Однако Лисси твердо – как и подобает истинному боевому магу – стояла на своем. В чем-то ее можно было понять. Способности у нее к этому делу были просто великолепные. – Так вот, – привычно не обращая никакого внимания на тон «братца», продолжила Тэй, – сначала мы боги знают сколько времени добирались туда, потом обратно. А зеркало начало барахлить, еще когда я здесь была. Ну а в дороге, разумеется, того… – Что ты с ними делаешь, что они у тебя постоянно «того»? – фыркнула Моранна, облизывая ложечку, на которой только что был вкуснейший салат из чернослива, орехов и апельсинов. Лисси только пожала плечами: это был еще один из так многих окружавших ее парадоксов. Ни у кого другого из шестерки зеркала даже не барахлили, вообще самой страшной проблемой из случавшихся с ними был отвратительный характер сих волшебных предметов. Правда, Джейко подозревал, что это только у него такая беда, а остальные его просто жалеют, вот и придумывают, что и они не всегда могут с зеркалами справиться. У Тэй же была другая проблема: ее зеркала приходили в негодность с завидной регулярностью. Только на его памяти она их уже штук пять сменила. – Короче, там, в Авмари-илу, мы пробыли какое-то время. Пока послы всякие там вопросы утрясали, речи умные вели, я без дела шлялась по этой их Авмари-ди. Это их столица так называется. И познакомилась там с одним очень интересным существом. Он по расе цу. Цу, наверное, были самой загадочной из малых рас этого мира. Взять хотя бы их внешность. Разобрать, кто перед тобой – мужчина или женщина, – не представлялось никакой возможности. Были даже некоторые умники, которые утверждали, что цу вообще не разделяются по полам. Мало кто в это верил, но при взгляде на них эта теория частенько вспоминалась. Среднего роста, субтильного телосложения, цу обладали прямыми волосами двух цветов. Справа от пробора, шедшего всегда ровно по центру, волосы были изумрудные, слева – фиолетовые. Глаза – наоборот. Правый глаз был фиолетовый, левый – зеленый того же невероятно глубокого, что и шевелюра, оттенка. Была у цу и еще однако особенность: представители этой расы занимались только артефактами: или их изготовлением, или поиском, или продажей. Никакая другая раса не умела так бережно с магическими амулетами и подобными им ценностями обращаться, так их чувствовать и так чутко понимать их суть и предназначение. В каждом более-менее приличном городе был магазин волшебных предметов цу. Всегда только один, и ни одного цу, кроме хозяина, в нем никто никогда не видел. – Ух ты! – восхитилась Моранна. – Неужели прям познакомилась? Цу очень редко шли на контакт с другими расами, если дело не касалось артефактов. – Особо не восторгайся, – хмыкнула Тэй. – Он просто слышал о моей специализации. Лисси была не только боевым магом. Ее специализацией было применение боевой магии в местах, где могут находиться ценные предметы, хрупкие вещи, бумаги. То есть, грубо говоря, она отлично знала, как спалить к эркам всех врагов и не уничтожить при этом ничего важного. Отлично Тэй работала и в тех случаях, когда рядом могло быть большое скопление опасной магии, которую только тронь – и всем конец. Лисси как-то умудрялась своим колдовством обходить и то, что надо сохранить, и то, что лучше не тревожить. Поэтому Блэквуд частенько приглашали на всяческого рода археологические раскопки и в походы по поиску сокровищ. Официально же она числилась при дипломатическом ведомстве, где долгие годы трудилась во славу и процветание Эсквики ее мать. Вся компания мигом стерла с лица удивленное выражение и умно покивала, а Тэй продолжила: – Долго он ходить вокруг да около не стал, пригласил поучаствовать в одной экспедиции. Сами понимаете в какой. Все понимали. – Обещал хорошо заплатить, – продолжала тем временем вещать Лисси. – Причем даже далеко ехать бы не пришлось. В этих же пустынях этот их клад и находился. Дориан, и нечего кривиться. Цу всегда осторожны и честны в работе. – Ага, только они умеют так составлять договора, что все равно ты оказываешься виноват, – не замедлил отозваться Эйнерт. – Да ну тебя. Попробовали бы они мне что плохое сделать! – фыркнула Тэй. Джейко всегда поражался тому, как в подруге уживается сильнейший боевой маг самой опасной стихии и весьма нежная, ранимая, очень романтичная натура. Впрочем, никто из его родственников и друзей серостью не страдал, так что Тацу давно научился просто принимать людей такими, какие они есть. Не пытаясь навесить ярлыки, подвести под какие-то понятные или привычные стереотипы. Видя, что «братец» собирается развить дискуссию, Лисси поспешила продолжить рассказ: – Но как вы понимаете, на тот момент я была уже при работе, о чем и сообщила этому цу. Он очень расстроился, сказал даже, что если освобожусь до такого-то числа, то они еще будут в Авмари-ди. Тогда я как-то не придала значения его словам. Слишком уж было мало шансов, что освобожусь так скоро. Но все повернулось не так, как планировалось. С посольством я добралась до границы Эсквики. А там мы пересеклись еще с одним дипломатическим кортежем, что возвращался из какого-то другого шайхара. У них с охраной даже перебор был, и моя помощь в принципе была уже не нужна. Я переговорила с начальником, и он отпустил меня без проблем. Ну я и метнулась обратно в Авмари-ди. Уж очень интересно было поработать бок о бок с цу! Джейко про себя хмыкнул: «Еще бы не хотелось!» Тэй, как всякая Лиса, пусть в ней не вся кровь принадлежала этому Клану, была помешана на артефактах, а тут такой случай поработать с существами, лучше которых во всяческих древних и не очень магических штучках не разбирается никто. Удивительно, как Лисси сразу не послала посольство к эркам! – Однако к сроку не успела. Их караван уже два дня как вышел из Авмари-ди. Я поначалу расстроилась. А потом думаю: попробую-ка я их догнать. Я знала, где их следующая стоянка. Не успею и туда, ну что ж – на нет и суда нет. Но попробовать надо. Купила лошадку поживее, ну и бросилась их догонять. – По пустыне?! – не сдержался Джейко, с опаской глядя на Дориана. Судя по лицу лучшего друга, тот выбирал самое крепкое из своего богатого арсенала ругательств, чтобы наиболее четко выразить то, что он думает о любимой «сестричке». – Ага. Вы же не думаете, что пустыня – это только пески? – подняла Лисси брови над зелеными глазами. – Пустынные шайхары – это больше условное название, а на самом деле там и города, и оазисы, и дороги, даже плодородные земли есть. – Тэй, не заговаривай мне зубы. Я не Дрэм, и я знаю, где находится Авмари-илу. И там пустыни! Песок! И попробуй мне только скажи, что это не так! – Ну-у… – протянула девушка. – Не везде! Первый день я ехала по дороге, ну а потом пришлось, конечно… в сторону уйти. – Я ее сейчас убью, – повернулся к Джейко Эйнерт. – Она еще и ночевала в пустыне одна! – Дориан! Прекрати! Я не маленькая беспомощная девочка! Я боевой маг! Один из лучших! – Лисси уже почти кричала. Никто из друзей так качественно не выводил ее из себя, как дорогой «братец». – Как можно быть боевым магом, будучи при этом такой… – А давай мы ее потом отругаем, – оборвал Эйнерта Тацу, не позволяя сорваться последним словам. Он не сомневался, что после них ему пришлось бы изображать из себя миротворца и соответственно получать нагоняи от обеих сторон. – Ведь вроде жива вернулась, значит, не все так уж плохо. Моранна, а ну глянь на нашу Лисси своим оком некроманта – живая али нет? – попытался он разрядить атмосферу. Вроде бы удалось: уже вскочившие «брат» и «сестра» с недовольными лицами опустились на свои места. Черноволосая нека, которой все происходившее, по-видимому, доставляло истинное удовольствие, хитро прищурилась и с самым серьезным видом начала разглядывать подругу. – Да вроде живая. Можно, конечно, милый Джейко, провести дополнительные исследования, – наконец веселым голосом поведала она результаты столь пристального осмотра. – У меня и ингредиенты с собой нужные есть. Хочешь? – Дориан, как думаешь, надо? – продолжил шутку Тацу. – Или послушаем, что дальше было? – Надо бы, – буркнул Эйнерт, но дальше бузить не стал. И Лисси, хоть еще и дуясь, продолжила: – В общем, на второй день я нагнала караван. И они, – боевой маг ехидно посмотрела на «брата», – мне очень обрадовались. Мы договорились о цене. И я продолжила путь уже как нанятый боевой маг. Не буду рассказывать, что там в пути было, а то некоторые слабонервные уж больно эмоционально реагируют… – Нет уж рассказывай, – тут же отозвался «некоторый слабонервный и уж больно эмоционально реагирующий». – Интересно, каких ты там еще дел натворила. – К твоему сожалению, ничего не натворила, – в том же духе продолжила девушка. – А сделала все как должно. Даже не в чем себя упрекнуть… «А если и есть в чем, то я вам теперь не скажу», – про себя продолжил за подругу Джейко и спросил: – Так нашли вы этот клад? Что искали-то? Интересно ведь. – Нашли, конечно. – Лисси кинула еще один настороженный взгляд на Дориана и продолжила: – После того как я пообщалась с цу, он… – Так он или она? – поинтересовалась Ския, отправляя в рот дольку апельсина. Артефакты ее мало интересовали, а вот всяческие малоизученные и еще не попавшие на ее стол в госпитале расы очень даже. – Вы будете смеяться, но я так и не поняла, – пожала плечами Тэй. – Эрк этих цу разберет. Но в том, что касается всяческих магических штучек, им равных нет. – Голос вновь стал восторженным. – Он, конечно, мне многого не сказал. Вообще не особо разговорчивые типы… – Если не собираются тебе чего-нибудь продать, – буркнула Моранна, и ее поддержали согласными смешками. – Ну да… но так свои секреты они не разбалтывают направо и налево. Но и то, что он сказал, и то, что я просто увидела, находясь рядом, уже внушает уважение. Я очень, ну очень много для себя почерпнула. Загадочная раса! Как бы хотелось про них больше узнать! Джейко, можешь устроить? Тацу покрутил между указательным и большим пальцем веточку какой-то зелени наподобие петрушки. – Накидай список вопросов, что именно тебя интересует, и я отправлю их в Архив. Наградой ему была благодарная улыбка. Тэй знала, что ответы на ее вопросы будут самыми полными из возможных. – Так что этот твой цу искал? – поинтересовалась Моранна. Интерес во многом был и профессиональный: частенько в древних кладах находились вещички именно по ее специализации. Было несколько эпох, когда некромантией занимались куда как больше, то же касалось и некоторых малоизученных племен. Сейчас к магии Смерти все-таки относились с некоторой предвзятостью. – Тебе вряд ли будет интересно. Кроме вполне обычных сокровищ – не так много, кстати, – там оказалось несколько нефритовых фигурок, которые олицетворяли разные блага. Например, там была фигурка бога удачи, терпения, очищения. Какой-то древний культ, я о таком и не слышала даже. И суть не особо ухватила. Там что-то было про то, что… такие вещи, как удача, любовь, богатство, власть, – слепы. Это по сути своей слепые стихии, и их можно подманить, как птиц хлебом. И вроде как эти фигурки… артефакты являются своего рода маячком, на который соответствующая стихия, сила, эрк, не знаю, как обозвать… подманивается. Как-то так. Только там все сложнее. Ммм… нет, не могу передать. Там как-то все еще очень умно выводилось на богов. Вроде как силой управляет равнодушный, жадный и слепой погонщик. И куда зовет его колокольчик – волшебный предмет, артефакт, – туда он и поворачивает. Только нельзя заполучить все на блюдечке, любая стихия сокрушительна, и надо ее с умом использовать. Да, вот так. Поэтому, как мне сказали, этот культ и погиб. Мудрости попросту не хватило, и получилось как в пословице – за что боролись, на то и напоролись. Но это по легендам, а, сами понимаете, легендам лишь бы мораль какую-нибудь вывести. А если говорить об экспедиции, то мой наниматель остался ею не очень доволен. Потому что он искал артефакт этого же культа, но не те, что мы нашли. Сказал… почти дословно помню… «Амулеты для того, что эти фигурки представляют, можно найти в любой магической лавке, причем дешевле, эффективней и безопасней. А то, что я искал, нигде более нет». Короче, я так поняла, что он перерыл все про этот культ и нашел упоминания про этот клад. Надеялся там найти какую-то определенную – уникальную – вещь, а ее там не оказалось. Вот. – Интересно, что бы это могло быть? – тут же загорелась нека. «Хм… а цу – это идея, между прочим, – думал в это время Джейко. – Может, и пальцем в небо. Но попробовать надо. Да, определенно». И пока все гадали о назначении загадочного артефакта, в голове начальника Магического Сыска начала выстраиваться очередная комбинация. Тем временем остальная компания так и не смогла договориться, что же это было за сокровище. Ския считала, что артефакт должен отвечать за здоровье, Моранна, разумеется, наоборот, думала, что он позволяет аккумулировать энергию смерти. Дрэм предположил, что он ускоряет рост травки. А Дориан, наверное из вредности, заявил, что этот артефакт чует детей на расстоянии в пол-лиги и, оря дурным голосом, предупреждает и подсказывает, в какую сторону спасаться. А Лисси же переживала, что друзья не понимают истинной сути такой чудесной вещи, как артефакты, и пыталась каждому из них объяснить, в чем он конкретно неправ. Даже явно прикалывающемуся Эйнерту. А ответ Джейко о том, что артефакты его вообще мало интересуют, оскорбил девушку до глубины души и стал еще одним пунктов в длинном списке его недостатков. – Если только их не украли, – пожал плечами Тацу. – Или ради них не убивают. Сказал и сам застыл. «Опаньки! А похоже, схема-то и правда складывается». И расплылся в улыбке. – Джейко, ты безнадежен! Я поражаюсь, как… – Лисси, лапочка, – довольно бесцеремонно оборвал он девушку, – возможно, ты права, и мне придется в самом ближайшем будущем восполнить этот прискорбный пробел в моем образовании. Краем глаза Тацу увидел, как невозмутимая мина на лице лучшего друга меняется на откровенно подозрительную. И невольно вспомнился кинжал, прижатый к горлу, в самом начале их знакомства и тихий, проникновенный шепот: «Если тронешь Тэй…» И усмехнулся. Про себя. Отношения изменились, а воспоминания остались. Сейчас Эйнерт и за него порвет глотку любому. Однако он слишком хорошо знает дорогого друга. И моменты, когда Тацу что-то задумывает, распознает на раз. – Вот! – торжествующе воскликнула Лисси. – Я знала, что даже ты с твоей любовью замечать только то, что тебе выгодно, не можешь не понять всю важность и глобальное значение различных артефактов в истории мира и нашей страны в частности. К примеру, известный условно-живой кристалл времен Первой Печати, что мы имеем возможность видеть в музее на улице… Тэй понесло. Если за вечер она не прочитала ни одной культурологической лекции, праздник можно было считать неудавшимся. К ее чести, надо отметить, что ее истории никогда не были банальными или общеизвестными. В них всегда была какая-то изюминка – неизвестный факт про знакомые вещи, какая-то красивая легенда или интересный вывод. Джейко привычно изобразил интерес, хотя его мысли сегодня были далеко. Дориан сделал то же, украдкой показывая другу кулак. Старая как мир ситуация. Скоро, похоже, состоится очередной серьезный разговор с Дорианом. Опять придется выслушать лекцию на тему, какой он, Тацу, придурок, что ходить по канату над пропастью можно только с таким прискорбным отсутствием мозгов, как у него, и о том, чтобы он не смел никого втягивать в свои авантюры. И под конец, разумеется, угроза, что, когда Джейко, без сомнения, вновь ввяжется в какую-нибудь темную историю, чтобы и не думал к Дориану обращаться, потому как это ему уже надоело и т. д. и т. п. Джейко давно уже поймал себя на том, что, несмотря на весь тот ужас, который обрушивался на него, когда милый Дориан изволил вправлять ему мозги, ему нравятся эти лекции дорогого друга. Ругает – значит, заботится. К тому же действительно серьезно повлиять на Тацу не удавалось еще никому. Не умел он отказываться от своего «хождения по канату над пропастью». Максимум, что он мог сделать после таких внушений, – это еще раз проверить план на предмет возможных неучтенных опасностей. И Джейко подозревал, что все это понимали. Как однажды выразилась Ани: «Я должна это сказать, а ты должен это выслушать». Тот факт, что это ничего не меняет, никого не заботил. Есть некоторые законы в этом мире, которые при всей их кажущейся бесполезности обойти не удается. Двуликие боги говорили о том, что именно в таких вещах и проявляется незыблемость мира. Один из таковых звучит примерно так: как ни были бы мы сильны, умны и в безопасности, родные и друзья всегда будут волноваться за нас. Разве такая постоянность не внушает оптимизм? Потом остальные поделились тем, что с ними случилось за время разлуки. Не так уж часто им удавалось собираться всей компанией. Дориан с Дрэмом поведали, что нового придумали их ученички. Особенно, конечно, отличились близнецы Тацу – родные племянники Джейко. Их последним хитом стал говорящий скелет, по ночам стучащийся в двери комнат в женском общежитии УМН. Причем прошелся он именно по спальням младших курсов – старшие и не такое видели, могли и вовсе сжечь или по косточкам разобрать да в уголке сложить, а наутро и не вспомнить. Младшие же пока не обладали подобной моральной устойчивостью. Так что дежурным преподавателям пришлось немало побегать, реагируя на визги и вопли, попеременно откачивая особо впечатлительных особ и ловя неуловимого проказника. Где близнецы прятали скелет днем, так и осталось тайной. Но ночью он неизменно появлялся, и история повторялась. Так длилось до тех пор, пока не пришло дежурство Дориана. Тот мигом понял, кто во всем виноват, и братцам досталось только так. Особенно за то, что на Эйнерте с полчаса висла какая-то особо экзальтированная девица в истерике, заливая любимую жилетку профессора слезами. Преподаватель и так не переносил подобного, а уж от сознания того, что таковым счастьем обязан Тацу, и вовсе озверел. Наказание, несомненно, было бы ужасным, если бы не два «но». Первое – близнецы обещали – и выполнили (Тацу они или нет?) – прекратить появления скелета. А вторая… хлопая невинными и умильными темными с синими ободками и искорками в них глазами, братцы предложили любимому преподавателю подослать скелет к его дорогим коллегам. И если мальчишки имели в виду учителей, то Дориан, подумав и поухмылявшись, назвал сорванцам совсем другой адрес. А что, хорошая же проверка для молодых кадров из Крадущих Жизни![16 - Крадущие Жизни – Клан наемных убийц, в котором Дориан когда-то состоял.] Услышав про вторую причину столь редкого милосердия профессора, вся компания дружно хохотала, в красках представляя скелет с горящими глазами, каждую ночь вежливо стучащий в двери и окна к юным ассасинам. Моранна тут же заинтересовалась, нет ли в озорниках некромантской силы, однако, когда Дориан поподробнее рассказал о новой шутихе близнецов, Джейко, не колеблясь, опознал в ней проделки их фамильной тацовской магии. Хотя бы потому, что это был не настоящий скелет, а искусно выполненное пособие для уроков анатомии. А поскольку тот, что был предназначен для уроков, честно стоял у преподавателя сей дисциплины в спальне с начала происшествий (он был ему дорог, а ну как коллеги в азарте охоты что-нибудь с ним сделают?), то появлялась еще одна загадка – где близнецы взяли еще один ненастоящий скелет и как пронесли его в УМН? Эйнерту и Реми оставалось только зло зыркать на удобно устроившегося в кресле и довольно ухмыляющегося друга. Около него на одном подлокотнике расположилась черноволосая нека, на другом – умостилась Ския. Профессора же злились не на то, что около них девушки не вились в данный момент, а на то, что предугадать, как в следующий раз проявится фантазия младших Тацу в союзе с их совершенно непонятной с точки знания волшебства четырех стихий магией, было невозможно. Вот и упражнялись в злословии на старшем Тацу, впрочем, без явных успехов и в этой области. Следующей рассказчицей стала Моранна. Удобно опершись о плечо Джейко и закинув ногу на ногу, нека поправила длинное черное платье, уложила хвост поудобнее и начала: – У вас-то еще что, а мне порой кажется, что я скоро разучусь колдовать по специальности. Обратилась ко мне недавно одна супружеская пара. Немолодые, но явно еще не в маразме. Они только построили дом за городом, причем в месте на редкость благоприятном для обычной человеческой жизни. – По виду Моранны было ясно, что она сие безобразие никак не одобряет. – Там сроду ни кладбищ, ни каких-либо храмов древних, капищ или чего-то подобного не было. А вот эта парочка приходит ко мне и слезно молит приехать и «изгнать нежить проклятую, житья от нее никакого», – явно процитировала некромант клиентов высоким плаксивым голосом. – Ну что делать, – клиенты же. Поехала туда, а это, я вам скажу, путь неблизкий. Ладно бы еще верхом. А на карете? По дороге, по которой до этого только стройматериалы возили! Кочка на кочке! Район-то новый, пока еще нормальный булыжник положат! А мне сколько баночек, скляночек и прочего бьющегося с собой пришлось тащить! Тысячу раз пожалела, что поехала. Ведь еду и знаю, что ничего там по своей части не найду. Никаких кладбищ – раз. Никаких заброшенных строений – два. Дом совсем новый, вряд ли бы там что-то страшное успело произойти за это время – это три. Лес далеко отвели от поселка – четыре. Конечно, всегда шанс есть, что что-то может найтись, но по опыту это такой ма-а-аленький шанс, – протянула, посверкивая кошачьими глазами, нека. – Но еду! На кочках с бесценными реактивами трясусь! Друзья украдкой прятали ухмылки – так забавно выглядела разгневанная даже сейчас кошечка. Вот уж досталось небось от своенравной магички хозяевам! – Доехала. Выбираюсь из кареты. Ну все как я и думала – дом большой, совершенно чистый в плане магии Смерти. Просторы вокруг – ни следа нежити. Для очистки совести прошлась и по дому, и по округе. Даже более глубокую проверку с помощью зелий и ритуалов провела. Нет ничего, и все тут. Так и сказала хозяевам. Мужчина нормально. А дамочка чуть ли не в крик, мол, а воет тогда что по ночам?! Я стою на своем: не знаю, мол, что у вас воет, но не нежить. А женщина в ответ мне, мол, я долго с животными работала, они так не воют, а муж ее – бывший военный, причем из полевых, вой ветра и в поле, и в верхушках деревьях, и в трубе опознать сумеет – тоже поддакивает. А я что могу сделать – по моей части нет ничего. Но уперлись – останьтесь на ночь, и все тут. Пришлось остаться. К тому же темнеть уже начало. Мне-то все равно, только лучше, а вот лошадям… Короче, заночевала я у них. А в доме так хорошо, свежеструганым деревом пахнет. Все такое новое. Подушки даже только недавно набили пухом. На таких спать – блаженство просто. А только ночью просыпаюсь я от воя просто ужасающего! Я как есть – в одной ночной рубашке – выскакиваю в коридор, там уже хозяева. Вот, мол, слышите! Еще бы не слышать! И так проникновенно, аж за душу берет. И как-то так знакомо воет. Точно, думаю, так же воет искусственно рожденный вервол. А это нежить. Причем классическая. Дрянь такая, сами знаете, и голосочек у него – куда там вашим, Дориан, Дрэм, детишкам. И как я могла его не почуять? Неужто так далеко убегал? Но все равно что-нибудь я должна была бы почуять. Да и это ж такая кровожадная тварь, что кого-нибудь давно уже должна была из людей сожрать. Ладно, еще тех, кто в доме, может, просто не смог достать. Хотя сомнительно – верволы же здоровые, как телята. Да неужто никого неосторожного во всем поселке не нашлось хотя бы в первый раз? Или просто мы не знаем? Короче, полно странностей. Но я тут же начала колдовать. Амулеты на себя понавешала. Зелий всяких понабралась. Оружия – полный комплект. Колдую-колдую и чувствую – ну нет тут никакого вервола. Тут он умолкает. Я все обошла. На улицу даже сунулась, хоть знаю, как это опасно, если есть подозрение, что эта тварь там. Ведь я, конечно, почувствую ее приближение, но при их скорости это мне мало поможет. Но меня такая злоба взяла – как же так я его не чувствую! И даже на улице никаких следов – ни обычных, ни магических. Дом-двор обошла – нету. Только вернулась, только с хозяевами поговорила – опять воет. Опять повторение истории. Нет его, и все тут. Но воет же! Я даже начала сомневаться в своей квалификации. А перед клиентами-то как неудобно было! Короче, ночь кое-как прошла. Наутро я все в округе облазила. И опять ничего нового. Вот уже ночь снова. Вечер в гостиной коротаем. Я ловушек везде понаставила, дом как в осаде! Говорю хозяевам: так и так, защита везде стоит, будем ловить. А мужчина соглашается и замечает, что тоже всегда дом ставит на магическую охрану. Мол, в самой хорошей фирме в столице заказал. Я заинтересовалась, попросила показать. Ну он и показал. Я долго рассматривала, и тут как щелкнет что-то в голове, и спрашиваю – она же не только защищает, но и сообщает о попытках проникновения. Клиент гордо кивает – да. Говорит, самую сильную взяли, чтобы от всего и со всеми наворотами. А я так хитренько спрашиваю: а каким сигналом она сообщает? Тот мотает головой – не знает, не подумал как-то в фирме проверить. Маги из нее сказали, что «он не сможет ее не услышать», он и успокоился. Я нажимаю на соответствующую кнопку. И, разумеется, раздается вой вервола. Потом выключаю – и вой прекращается. Нет, вы представляете! Эти два параноика, ни эрка ни понимая в магии, заказали себе самую крутую защитную систему – от всего! А придурки из фирмы пошли у них на поводу, да еще и не объяснили ничего толком. В результате у них стены сотрясались от воя нежити, когда птицы на крыше веранды шелковицу клевали – не срубили, на свою голову. Вся компания уже тихо всхлипывала от смеха. – Вот видишь, Дориан, не всегда паранойя на пользу, – вытирая невольно выступившие на глазах слезы, проговорил Джейко. – Это просто неумная паранойя, – заявил их главный параноик. – Но действительно смешно. Мне больше всего нравится решение звукового сигнала! Это же надо было додуматься! – Ага, голосочек у вервола действительно не слабый, – хмыкнула Лисси. – Садисты, – ухмыльнулся Тацу. – Натуральные. Вот уж точно невозможно не услышать. Я думал, Редис из «Охраняйте ваш дом с магами» – это подобная контора в Ойя – это ужас, а оказывается, Редису еще расти и расти до подобного извращенского совершенства. Они – пара эта – хоть перенастроили систему? Моранна пожала округлыми плечами: – Да вроде – да. Теперь она на птиц не реагирует. А звук, по-моему, менять не стали. Сказали, что «теперь они не боятся». Компания закатилась по новой. Когда пришла его очередь, Джейко хотел рассказать про Жужика и дэлэ Марину Ларио, но по здравом размышлении понял, что просто не сможет воспроизвести весь этот спектакль с прикладыванием пальчиков к роскошному декольте, а батистового платочка к накрашенным глазам, а без него теряется вся сакраментальность фразы: «Вот только отвернулась – и нету!» Поэтому его история была другая. – У нас в Ойя начальником Городской Стражи служит достопочтенный дэл Магрика. Достойнейший человек, прекрасно знает свое дело, – начал он издалека. – Но странности у него есть, это безусловно. Например, одной из них является не меняющийся уже десятилетия маршрут патрулей Городской Стражи. Его знает каждый мальчишка, не говоря уже о публике преступной. Конечно, у дэла Магрики по этому поводу свои разумения, но анекдотов в Ойя об этом ходит немерено. А недавно прибавилась еще одна байка. Правда, она в широкий круг выйдет, думаю, нескоро. Это, так сказать, преамбула. Так вот если что-то случается, то, как правило, проще добежать до ближайшего патруля, чем до специальных постовых. Как и в Ранше, в Ойя тоже есть такие будочки, где сидит стражник и в случае чего бьет в особый колокол. Услышав сигнал, ближайшие патрули или просто стражники, которые оказались поблизости, подтягиваются к этому месту. К чему это я?.. А, да. И вот однажды на такой пост ночь за ночью начали поступать всякие жалобы на шум, непонятные звуки и прочее. Есть у нас такой небольшой квартальчик, там сейчас только заброшенные дома. Их к следующему лету снесут полностью, по крайней мере должны, но пока тянут. Оно и понятно: никому земля там не нужна, уж больно неудобно расположена, да и слава у тех мест весьма неприятная. В народе этот район прозывают Брошенным Кварталом. И вот от соседей, что через речку от этих пустующих домов, начали поступать жалобы. Кому орды бандитов виделись, а большинство на привидений и злых духов грешило. Друзья заулыбались. По долгу службы, так сказать, они все изучали да и сталкивались с призраками и им подобными существами и знали, что народные представления о них весьма сильно отличаются от реально существующего положения дел. – Магический Сыск, сами знаете, такими жалобами не занимается. А гильдия магов направила туда кого-то для проверки. Те не обнаружили ни следа волшебства или каких-либо потусторонних сил и на этом успокоились. Однако жалобы хоть и меньше, но продолжали поступать. Тоже понятно, так как такие места всегда вызывают опасения, а там еще и река. Короче, подозрительно и страшно – аж жуть. – Джейко улыбнулся, явно последней фразой кого-то цитируя. – Так что стражники из ночных патрулей – конечно же! не днем же бандитам свои темные делишки обстряпывать, а призракам шастать и спать добрым людям не давать – немало времени проводили в проверках этого квартала. Но никто серьезного значения этим жалобам не придавал. И вот однажды пришла ко мне некая дэлэ. Зовут Офелия Длэнек. Уже очень старая, но мне хорошо известная. Когда-то давно, когда еще отцы моих сотрудников только начинали службу, она работала в Магическом Сыске. У меня в отделе вообще много потомственных сыщиков, не все именно при Магическом Сыске были, но тем не менее. Так вот, про эту дэлэ… В свое время была отличнейшим следователем и до сих пор осталась умнейшей женщиной. И преступников всех мастей, и их хитростей повидала куда там мне! Мы ее на наш профессиональный праздник всегда поздравляем. Она еще многих отцов, дядьев моих ребят учила, так что с самым величайшим почтением мы все к ней относимся. К ее чести, она никогда не лезет с нравоучениями, а ум яснее, чем у многих наших ровесников. И каково же было мое удивление, когда она приходит в нашу контору и тоже начинает говорить про странности в этих несчастных домах под снос. Я даже поразился сначала. К стыду своему, подумал даже, что вот и до дэлэ Длэнек добрался маразм. А она, закуривая трубку с длинным мундштуком, говорит: «Я, лэр Тацу, многое повидала. И бандитов всех мастей, и привидений, и чудищ, и тех монстров, что в человеческом обличье. И на многие дела у меня нюх. По поводу призраков не поручусь. Да и сомнительно, что маги их не смогли засечь. Да и преступники себя по-другому обычно проявляют. Но что-то там определенно происходит. Я сама и странные звуки слышала, и огоньки голубые, о которых все твердят, видела. А я, смею верить, еще не совсем свихнулась. Я бы на твоем месте, лэр Тацу, все-таки проверила. Как говорится, лучше профилактика, чем лечение». Ну что ж, тогда подумал я, дел особых нет, почему бы и не проверить. Обычно я в таких операциях лично не участвую, но на этот раз любопытство разобрало. Да и порой полезно поработать простым оперативником. И чтобы с ребятами в другой обстановке и ситуации пообщаться, посмотреть на их работу, показать свою, и чтобы самому не зазнаваться. И вот представьте себе. Ночь. Брошенный Квартал – пустые одно– и двухэтажные дома. Тишина, лишь почти неслышные шаги нашей небольшой группы. Агн, Алиса, я, и Эрик, разумеется, увязался. – Джейко не раз рассказывал про свою работу, и друзья знали его сотрудников. Некоторые, как, например, Дориан, даже работали с ними бок о бок. – А в такой обстановке, сами знаете, вечно начинает что-то жуткое мерещиться. То скрип странный, то птица вспорхнула, напугала, то тень какая-то или словно кто-то из разбитого окна смотрит. Триллер прямо. Уж насколько я спокойно отношусь к таким вещам, и то пробрало. Да и ребят тоже. Идем, вооружены до зубов, все наготове, мы с Алисой магией щупаем. И долго уже. Это когда днем да без дела кажется, что район маленький, а ночью, да еще и проверяя каждый дом хотя бы колдовством, – совсем другое впечатление. И вот наконец что-то реальное! Шум какой-то на соседней улице. Мы – туда. Но тихонько так, чтобы и не спугнуть, и самим не попасться. Слышим, на той стороне уже в колокол бьют. Значит, и там заметили. Тихонько тенями двигаем на другую улицу. Слышим, еще шумит что-то. Притаились, выжидаем. Вроде стихло. Идем дальше. И вдруг глядь! И правда, в доме напротив небольшие голубые точки, огоньки движутся. Мы с Алисой аж рты открыли: неужели мы могли призраков или духов не почуять. Однако чуется не магическая активность, а присутствие нескольких вполне живых существ. Пробираемся мы в дом. Через черный ход, к слову говоря. Тихо-тихо, мучаясь от любопытства и страха одновременно. Всегда же неизвестное страшит более всего. А в доме шума все больше. И огоньки эти мелькают, но пока не очень близко. Подкрадываемся, заглядываем в комнату – и что мы видим? А видим мы следующее – с дюжину стражников сидят, выпивают да в карты режутся! Еще бы не быть шуму – столько мужиков гуляют! Оружие тут же валяется, настроение у всех преотличное. И обсуждают, как хорошо, что они додумались до такого отличного повода немного похалявить на работе. Нет, вы представляете! Эти красавчики специально кого-то высылали пошуметь в этих домах. Бдительные соседи вызывали стражу. И несколько патрулей с чистой совестью на полночи шли сюда «проводить осмотр»! Компания от души посмеялась над выдумкой предприимчивых стражников. – А голубые огоньки – это что было? – поинтересовалась Ския. Джейко кинул на нее ласковый взгляд и улыбнулся: – С голубыми огоньками вообще смешно получилось. Просто пару месяцев назад Городская Стража закупила новые свечи для фонарей. В том числе они попали в фонари ночных патрулей. Уж не знаю, что там понамешали в воск, да только свет от этих свечей такого бледно-голубого оттенка получался. Представляете, какое подспорье для «легенды»?! Маги живо представили себе картинку и оценили. – И что ты сделал? – усмехнулся Дориан. – Да что я мог сделать с этими шутниками? – махнул рукой Тацу. – Посмеялся больше. А тогда… тогда вышел из укрытия, встал в проеме двери и произнес так, чтобы услышали: «Так-так, дэлы стражники. А дэл Магрика в курсе, как вы рабочее время проводите?» Тут же началось светопреставление. Я в душе просто покатывался. Все тут же повскакивали, оружие начали искать, половина столов и стульев попадала, мышь в женской бане, честное слово. Вытянулись передо мной в струнку строем. Сначала какую-то ерунду мололи, но потом и вовсе просить стали, чтобы начальнику не выдавал. Да я, собственно, и не собирался их дэлу Магрике сдавать, но уж больно смешно вышло. Потребовал прекратить безобразие и в наказание отправил к дэлэ Длэнек садик перекапывать, а то она обмолвилась, что у нее на него сил нет совсем. Вот и прислал ей помощничков… принудительно-добровольных. Мы в отделе еще долго веселились. Я просил особо не болтать об этом, коль уж обещали, но рано или поздно и эта история разойдется по городу, но, думаю, что если не сразу, да и я не доложу о них, дэл Магрика не будет зверствовать… Да и… в чем-то они даже были правы. Есть кварталы в городе, патрулирование которых, мягко говоря, пустая трата времени. Тацу улыбнулся, давая этим понять, что история закончена. – Джейко, – усмехаясь, но очень по-доброму, произнес Дориан, – ты – трепло. Одна из любимых реплик Эйнерта вызвала у компании улыбки и смех. Тацу просто не умел коротко выражать свои мысли. Сам Дориан в этом был ему полной противоположностью. Впрочем, так было очень во многом. Вечер шел своим чередом, истории не кончались, и расходиться совсем не хотелось. Глава 3 Выходные, как водится, пронеслись быстро. Их остаток Джейко провел с тетушкой и сестрой. Забежал к родителям. Сделал еще кое-какие необходимые дела и вечерним «пузырем» отправился в Ойя, заручившись согласием Лисси погостить у него и помочь в одном щекотливом деле. Но для этого ему надо было сначала убедиться в том, что догадка верна. Все-таки слишком аморфны были его рассуждения. Почти никаких фактов. Хм… а когда было иначе? Поэтому после работы Джейко переоделся в костюм пороскошнее – не броско, ни в коем случае, нет, это была та сдержанная роскошь, которая отличает тех, кого с детства одеваться учили истинные мастера своего дела. Таковой облик был необходим: сегодня Тацу представляло сыграть знакомую с самого отрочества роль. До места назначения маг шел пешком, впитывая в себя вечерний, жадный до развлечений город, его запах и нераздражающую суету нарядных в осеннем убранстве улочек. Ну что ж, вот и бульвар Зонтиков. Никто не знает, откуда взялось это название, но этому месту оно очень шло. Многочисленные цветочные клумбы перемежались с традиционными для Ойя каштанами и акациями. В небольших переносных прилавках продавали мороженое и сладости. Стояли тумбы с театральными афишами. Тут частенько выступали уличные музыканты и циркачи. Но более всего бульвар славился своими магазинчиками. Чего тут только не было. Ткани, ленты, перчатки, пуговицы и шляпки. Букеты, коллекционное оружие и антикварная мебель. Картины, рамки для них и вообще все для художников, скульпторов и музыкантов. Обувь, ремни, сбруя и седла. Специи, ароматические масла и украшения. Да-да, очень много ювелирных. Магическая лавка с товарами для чародеев и просто волшебными вещичками. И, разумеется, магазинчик артефактов цу. Именно сюда и направлялся Джейко Тацу. Тут никогда не бывало много народу, цу не терпели праздности. Да и цены впечатляли. То, что цу продавали, всегда было редким и исключительно ценным. Маг поднял руку и толкнул дверь. Не было никаких колокольчиков или так называемой музыки ветра – звона нескольких подобранных по тональности металлических трубочек. Дверь с великолепной стеклянной мозаикой в виде цветов ириса бесшумно распахнулась и так же аккуратно захлопнулась за спиной мужчины. Джейко огляделся. Взор не нашел ни привычных витрин, ни неизменных стеклянных шаров, ни приспособлений для проверки заряда магических амулетов, ни карт с расчетом нейков[17 - Нейки – единица измерения магической энергии.] и типов магий для оберегов, как это обычно бывало в «лавочках чудес». Пропадающее в тенях и полупрозрачных занавесях помещение казалось абсолютно пустым. Лишь редкие огоньки свечей и эти странные тюлевые ткани, спускающиеся с потолка. Хозяин появился, словно соткавшись из этой призрачной пустоты и таящихся вокруг теней. Как и все цу, он был невысок и узок в плечах. Те же двухцветные, спадающие чуть ниже плеч волосы и разные глаза, щедро подведенные черной краской, так что «стрелочки» по нижнему и верхнему векам достигали середины висков. Роба, больше похожая на платье, с воротником-стойкой, узкими рукавами, резко расширяющимися начиная от локтя, приталенная, была пошита явно из дорогой заморской ткани бледно-золотистого цвета с тонко вышитыми на ней диковинными чудищами. Двигался он изящно, невольно вызывая у Джейко ассоциации с водой, ее изгибами в игре ручьев. И так же было не разобрать, какого пола существо перед тобой. Цу беззвучно приблизился. Поднял на посетителя свои нереальные глаза, словно одного взгляда было достаточно, чтобы составить о нем, Джейко Тацу, мнение. И поклонился. Так же изящно и так же безмолвно. И только после еще одного престранного взгляда произнес: – Приветствую лэра Тацу в магазине артефактов цу. Маг про себя усмехнулся: его глаза с искорками выдавали его в большинстве случаев. Впрочем, обычно было это на руку. Ойя – не такой уж большой город, чтобы тут кто-то не знал, кто у них начальник Магического Сыска. Но и он знал своего собеседника. Хозяина этого заведения звали Ле Кун. По губам Джейко скользнула легкая, предельно вежливая улыбка. Почтительный наклон головы, как раз такой, какой требуют правила этикета, въевшиеся, наверное, в саму кровь. – Вечер добрый, лэ цуэ. – Последние два слова – это единственное признаваемое этой расой обращение к себе. Оно означало что-то вроде «почтеннейший господин», но смысл его был на самом деле много шире, но, чтобы его понять, надо было или быть цу, или хотя бы знать их язык. Тоже уникальный и на редкость сложный. Ходила даже шутка, что цу потому так мало, что они большей частью вымерли в гранитных рудниках родной речи. – Да пошлют двуликие боги благополучия этому дому и здоровья его хозяину, – произнес Тацу традиционное приветствие пришедшего с миром. Ле Кун отвесил еще один поклон и ответил тем же странным не женским, но и не мужским голосом: – Я буду просить о здравии для моего гостя и своих богов. – Благодарю. – Темные глаза словно улыбнулись. – Здоровье никому не помешает, хоть и так на него не жалуюсь. На удачу и успех тоже, – начал он игру. Хозяин магазина тоже явно перебирал в голове причины, которые могли привести в его заведение такого посетителя. Представители этой расы всегда славились тем, что могли подобрать для клиента именно то, что ему было необходимо. Действительно необходимо. Если у человека были проблемы с любовными отношениями, то ему предлагали артефакт, делающий его привлекательнее для противоположного – или того же, по желанию – пола. Если кому-то постоянно не везло, ему продавали амулет на удачу. Если клиенту грозила опасность, оберег, предложенный цу, защищал. Так что могло быть нужно такому, как Тацу? Всему городу было известно про любовные похождения лэра. О его успехах на профессиональном поприще гремела пресса. Да и в количестве денег сомневаться не приходилось. – Меня всегда радует, когда у моих гостей дела идут так хорошо, – решил прощупать почву хозяин. Сделал паузу, но Джейко лишь улыбнулся, не уцепившись за фразу чем-нибудь вроде «Да не так уж и хорошо. Вот например…». Поэтому цу продолжил: – Могу ли я предложить достопочтимому лэру чаю? – С удовольствием выпью чашечку. – В таком случае прошу. – Владелец магазинчика сделал приглашающий жест и повел посетителя куда-то в глубь здания. Пройдя немного по коридору, словно наполненному понизу темным туманом, они оказались в небольшой комнатке с причудливой, даже немного вычурной мебелью. Тут тоже, как и везде, с потолка свисали легкие, прозрачные, разные по цветам занавеси. Комната была наполнена светом из круглого, почти во весь потолок окна. Тацу со всем почтением усадили на один из маленьких диванчиков. На столике, что по уровню был немногим выше сидения софы, стоял кальян и сладости. Цу ненадолго исчез и скоро вернулся с ароматно пахнущим небольшим, словно приплюснутым, чайничком. Джейко с удовольствием вдохнул запах. Редкий вид глины, из которой был выполнен чайник, был ему знаком. При нагревании она начинала источать своеобразный, но, безусловно, приятный аромат. К нему примешивались запахи каких-то трав и самого чая. Янтарная жидкость полилась в крошечные чашечки с изображением какого-то символа из письменности цу. Джейко почти с блаженством вдохнул. Пахло восхитительно. И с благодарностью принял чашку. Маленький – едва ощутимый – глоток. И несколько слов благодарности и восхищения напитком, за которыми последовала малосодержательная беседа о погоде и городских новостях. Так что оба имели возможность убедиться, что и собеседник владеет искусством вести подобные ничего не значащие разговоры. Наконец Ле Кун едва заметно улыбнулся, закинул ногу на ногу, отчего его узкая роба натянулась на бедрах, подпер голову тонкой рукой с раскрашенными в два цвета – зеленый и фиолетовый, какие они могли быть еще? – ухоженными ногтями и спросил: – Так все же что могло привести лэра Тацу в мой магазин? Джейко тоже отставил чашечку и очень внимательно посмотрел на собеседника. Из его темных глаз постепенно пропадали вежливость, интеллигентность, манерность и даже легкая маска доброты, что он вначале себе позволил. Сейчас в них остался только холодный разум и сила много повидавшего политика и дельца, хищника, порвавшего ни одну глотку. – А как лэ цуэ думает, что могло бы меня заинтересовать? Это не вопрос. Это абсолютная убежденность в том, что он знает, о чем говорит. И цу тоже знает предмет разговора. Это указание на то, что игры должно уже закончить. Почти приказ. Долгий взгляд глаза в глаза. Несмотря на весь этот яркий вычурный облик, цу вовсе не были легкомысленны или глупы. О нет, эта так искусно подчеркиваемая внешность была на самом деле лишь удачной маской, призванной отпугнуть недостаточно сильных, запутать недостаточно умных и защитить от слишком агрессивных. И вот эта маска снята – прямой взгляд, словно до глубин души. Даже собаку съевшему на таких вещах Тацу трудно его выдержать. Но трудно не значит невозможно. А уж ради дела Джейко что угодно сделает, в лепешку расшибется. Как ни тяжело не отводить глаз, как ни сложно блефовать под этим взором. Наконец цу медленно кивнул, словно был не до конца уверен в правильности своего решения. – Кажется, я знаю, что можно предложить лэру. – Снова пауза, молчание. – Но лэр же понимает, что на такую вещь найдется много желающих. Тацу кивнул: он очень на это рассчитывал. – Несомненно. – И как ни дороги мне все мои гости, но лучшее получает лучший. – Легкая искушающая улыбка касается тонких губ. – Приглашаю лэра к себе в девятый день этой недели. Аукцион начнется в девять вечера. Место вам сообщат ближе к выходным. Маг еще раз довольно наклонил голову. – Я буду, – произнес он, уже поднимаясь. – Для меня будет честью еще раз увидеть лэра у себя в гостях. Вновь путь по полному теней коридору, короткое прощание, и только спустя пару кварталов Джейко позволил себе облегченно выдохнуть. «Да-а, давно не было так тяжело. Даже непонятно отчего. Но умению создавать атмосферу и давить на людей у этих цу только поучиться». Тацу провел рукой по волосам, отчего те легли не так правильно, как до этого, мигом придав начальнику Магического Сыска немного мальчишеский вид. Этому же способствовала развеселая ухмылка. «Ну что ж, Игра начинается. И безусловно интересная». Признаться, Джейко едва не подпрыгивал от предвкушения. Ослепительно улыбнулся тройке очаровательных девушек, что выходили из галантерейного магазина, и подумал о том, что теперь на выходные надо непременно пригласить Лисси. Она же обещала помочь. В Магическом Сыске было негласное правило: в первый день недели разбирались с делами, появившимися за выходные, а вот все отчеты, доклады и планы обсуждали уже во второй. Может, причина этого была в суеверности начальника да и большинства сотрудников, а может, просто так было удобнее. Разумеется, такой порядок сохранялся, если не было особо важных расследований вроде того, что они вели этой весной – когда в городе появился полубезумный убийца, жестокий, невероятно быстрый и оставляющий в телах своих жертв одинаковые кинжалы. Но пока, слава двуликим богам, ничего такого не случилось, поэтому жизнь в отделе текла своим чередом, доставляя всем ее участникам истинное наслаждение. – Ну что, господа сыщики, – Джейко ввалился в контору в преотличном настроении и сразу взял быка за рога, – попрошу всех, работающих по делу Акицунэ, ко мне в кабинет. Пока сотрудники подтягивались и рассаживались, снял и повесил в шкаф плащ, на полочку положил перчатки и шляпу. – Всех приветствую, – с улыбкой обернулся он. Получилось запоздало и не для всех, но у них были не те отношения, чтобы они могли не понять или оскорбиться на подобное. – Порадуете меня чем-нибудь? – Позвольте мне, – подала голос Вини. – Я запросила все дела, где фигурировало это имя, из Магических Сысков нашей страны. Увы или, скорее, к счастью, в Эсквике он отметился только два раза. Одно дело уже пришло, а второе еще в пути – через всю страну везти, однако мне в устной форме рассказали, что оно собой представляет, понимаю, что этого мало, но лучше, чем ничего. Также я просмотрела подшивки газет за последние два цикла лет. Благо все дела, в которых в качестве подозреваемого проходил Акицунэ, были достаточно громкие, и найти о них упоминания не составляло труда. Джейко только покачал головой. Работа с обычными архивами явно была не его коньком. Их семейный Архив был снабжен многочисленными магическими прибамбасами, и поиск в нем оказывался существенно легче. Как Вини удавалось за короткие сроки производить такую работу, он не понимал, но его такой профессионализм неизменно восхищал. Особенно если учесть, что эти данные не хранились в одном месте и не лежали скомпонованные по темам на полочке. – Я принесла материалы вам, шеф, – продолжала тем временем Вини, – у меня есть копии. И я как раз готовлю полноценную характеристику на этого Акицунэ. Сами понимаете, пока сведения еще не полностью собраны, да и информация довольно противоречивая. Особенно та, что взята из прессы. Как считаете, Шеф, есть смысл запрашивать дела на него у соседних государств? Вопрос не был праздным. В редких случаях они так поступали. Однако с этим было очень много мороки, а порой и политических игр. К тому же дела никогда не поступали в полном объеме, хоть и то, что все же приходило, содержало важные сведения. Маг поморщился. – Пока обождем, – ответил он после недолгого молчания. – Посмотрим, что нам пришлют из тацовского Архива. Все равно с заказом дел из других стран можно не спешить. Пока они придут, Акицунэ не только успеет все, что надо, украсть, но и убежать на другой конец континента. Все вздохнули. Это была еще одна проблема с информацией, полученной подобным образом. Международное сотрудничество в области расследований явно оставляло желать лучшего. – Расскажи пока о своих впечатлениях, – попросил Джейко, зная, что характеристику ему представят самую полную, но когда еще это будет? Шатенка поправила на курносом носике круглые очки и, немного подумав, медленно произнесла: – В целом все подтверждает то, что нам уже рассказывал Агн. Балуется дорогими вещичками – ювелирка, произведения искусства, магические артефакты. Знаете, у меня… у меня даже сложилось впечатление, что ему нравится эта шумиха вокруг таких громких краж. Даже смешно: половина вещей, которые он похищал, – это какая-нибудь бесценная штуковина, которую с большой помпой на пару дней привезли в город. И даже почерк преступления будто нарочно безупречный. Мол, посмотрите на меня, моя работа – совершенство, ни сучка ни задоринки. – Хм, интересная теория. Но вполне логичная. Для преобладающего числа высококлассных специалистов, в чем бы их работа ни состояла, характерна некоторая профессиональная гордость. А если это существо воспринимает то, что делает, как некий вызов обществу, сыскам, охране, самому себе, то это должно особо проявляться. Все-таки романтика воровского мира – идея довольно популярная. А если Акицунэ тоже болеет ею, то это нам только на руку. Порой любовь к выпендрежу даже самых опытных подводит, уж я-то знаю. Последнее было шуткой, которую смехом и улыбками поддержали все присутствующие: за самим начальником Магического Сыска водилась подобная слабость. Мало кто, правда, знал, что она была тоже своего рода игрой на образ. И хотя въелась в кровь еще в детстве, но не была первоосновой. Сначала дело, а если есть возможность, можно и покрасоваться. И в этом были все Тацу. – Агн? – перевел Джейко взгляд на помощника. – Начал я работать по этому Акицунэ, – кивнул он. – Поднял всех возможных информаторов. Как вы понимаете, в их мире любопытство проявлять особо нельзя, но кое-что удалось узнать. Во-первых, доподлинно известно, что он уже прибыл в город. Разумеется, где расположился, никто не знает, но приехал – это точно. Во-вторых, кое-кто шепнул мне, что недавно одному из магов, которые работают на воровской мир, дали срочный и очень специфический заказ. Вот список, гляньте, шеф. Вам будет интересно. Почерк у Агна был размашистый и неровный, многие буквы настолько похожи, что только по смыслу и можно было догадаться. Однако Тацу давно уже научился влет разбирать каракули подчиненных. И сейчас чуть ли не с жадностью вглядывался в текст. – Так-так-так. Помимо некоторых обычных для хорошего вора инструментов несколько весьма интересных заказов. Смотрите, он заказал долить энергии в ряд амулетов, причем несложных, обычно это может сделать любой маг. А с другой стороны, покупает несколько предметов, которые могут быть использованы по назначению только колдуном. Хм, странно. – Может, он какой-нибудь неклассический маг? – предположила Вини. – Редкий тип магии, которая не позволяет работать с амулетами? – Тогда зачем ему вторая группа предметов? Они-то рассчитаны на мага, владеющего вполне обычными способами управления энергией. – Да-а, задачка, – почесал макушку Агн. – Я тоже обратил на это внимание, поэтому сразу решил, что это вам будет интересно. – Может, их все же двое? – предположила Лакни, сидевшая, как всегда, закинув ногу на ногу, отчего узкая юбка весьма выгодно открывала ее лодыжки и колени. – Один – маг – еще не приехал, вот напарник и заказал наполнить амулеты энергией, но при этом не-маг вполне мог знать, что требуется напарнику, и заказать для него недостающие вещи. – Логично, – обдумав идею, вынужден был согласиться Тацу. Остальные умно покивали. Однако после этого Вини и Агн тут же возразили. – Но, шеф, ни в одном из дел, статей никогда не высказывалась теория, что Акицунэ на самом деле двое, – первой успела девушка. – Да-да, шеф, – поддакнул ей джинсовый гигант. – Я, конечно, допускаю, что все возможно, но очень сомнительно, чтобы такой факт можно было столько лет утаивать от воровского мира, если учесть, что Акицунэ в нем постоянно вращается. Ну раз, ну два, но потом все равно бы просочилась информация. А сведения такого рода очень быстро расходятся в этой среде, если знать, кого спрашивать. Я что мог за такой срок, то узнал о нем. И если были такие подозрения, я бы их тоже услышал. – Ммм… – Джейко соединил кончики пальцев. – А еще какие-то объяснения этому списку покупок быть могут? – Часть он покупал не для себя и не для этого дела, – пожала плечами Вини. – А не мог он узнать, что мы можем заполучить этот список? – осторожно поинтересовался молчащий до сих пор Эрик. Все сразу пригорюнились. – Неужели настолько умен, что продумал даже эту возможность и решил нас запутать? – неизвестно кого спросил Агн. – Вини, а что говорится о магическом фоне на местах преступления и следах в них? – задал вопрос Тацу. – Я знала, что именно это вы первое и спросите, и сразу обращала на это внимание, – улыбнулась девушка. – Это самое странное. Все следы в магическом фоне затерты. То есть в каждом из случаев магия на месте преступления вычищена от всего. Конечно, совсем полностью это сделать нереально, всегда что-то остается, но того, что остается после работы Акицунэ, явно недостаточно, чтобы определить, колдовал ли маг, или это работал артефакт, и как изменился фон от присутствующих людей. Короче, глухо, вот такие дела. Особенностью современной охраны ценных предметов было то, что наряду с обычными мерами предосторожности использовалась магия. Разумеется, на любой замок находился свой взломщик. Но колдун делал это одним способом, а амулеты – другим. Кроме того, частенько в магическом фоне – общем количестве нейков, которые всегда в той или иной пропорции разлиты в пространстве, – оставался определенный след. Магия каждого волшебника очень индивидуальна. И если чародей не позаботился – что не всегда легко – уничтожить его, то его вполне возможно вычислить по так называемой магической подписи, которую кудесник обязан предоставлять по требованию и образцы которой хранились в личных делах. Подделать оную было невозможно. Однако большинство магов, а уж тем более те, что работали в такой опасной сфере, виртуозно умели стирать индивидуальные особенности колдовства. Другое дело, что они делали это немного иначе, чем было возможно с помощью артефактов, которыми управляли не-маги. Обычно по этому можно было понять, кто работал – маг или не-маг. Но в случае с Акицунэ стерто было абсолютно все. Даже изменения, которые невольно вносили в магический фон эмоции, чувства людей, их аура. Последние, к слову говоря, не так уж различны, как колдовская сила, но тем не менее могут являться косвенным доказательством присутствия кого-либо в данном месте в данное время. Это можно было сделать тоже двумя способами, но и в том, и в другом случае требовалось немалое умение. – А он не мог пользоваться услугами наемных магов? – спросил кто-то. – Да ну, – мотнул головой Агн. – Это тоже было бы давно и широко известно. Такого точно не утаишь. – Да-а, невесело, – резюмировал Тацу. – Ни пола, ни возраста, ни маг или не-маг, ни расы, ни внешности. Ничего мы не знаем. – Мы также не знаем, что он собирается украсть, – добавила Вини. – В этом плане у меня есть некоторые идеи. – Джейко рассказал подчиненным о визите в магазин цу. – Но это только одна из версий. Лакни, хорошо бы узнать, есть ли что-то необыкновенно ценное, что могло привлечь вора такого класса. – Ценного у нас в городе, сами знаете, много. Из нового… да, до меня дошли слухи, что в эти выходные будет какой-то аукцион. Но настолько туманно, что я даже не знала, как об этом говорить. Но, по-видимому, это было именно то, о чем вы, шеф, только что рассказали. – Нет идей о предназначении этого «нового»? – Мне почему-то показалось, что это что-то, что может помочь в осуществлении желаний… или повышении статуса. – Повышении статуса? – удивился Джейко. – Да. Что-то, что позволит человеку творить то, что он хочет. – Может, тогда для Силы? – поинтересовалась Вини. – Нет, разговор явно был не о магах. Беседа шла о том, что может помочь человеку взлететь вверх… по социальной лестнице… И что заставит всех его… уважать или бояться… как-то так. Точнее сказать не могу. – Какое-то оружие? – предположил Агн. – Не знаю, возможно. Не совсем понятно было. – Ладно, попытайся узнать поточнее, очень интересно, – задумчиво произнес Тацу. – Что-нибудь еще? – Мэру привезли новую картину. Прямо к балу. Говорят, что достаточно дорогую. – В его любимом эпическом стиле? – улыбнулся шеф. Мэр грешил любовью ко всему грандиозному, овеянному славой военных побед и великих государственных свершений. – Конечно, – поддержала его ухмылкой Лакни. – К магам в гильдию опять же что-то привезли. Что – я точно не скажу. Какой-то артефакт. – Да, про это я знаю. Ценная игрушка. Аккумулирует энергию и может ее хранить невероятно долго. Хотят поставить в зале совещаний Совета. Но она размером с небольшой бочонок. – Джейко показал что-то условно по ширине его плеч. – Такую вряд ли можно легко и незаметно вынести. Или все же можно? – тут же призадумался он. – Как раз хотела про это сказать, – кивнула девушка. – Также в дом Амано Сваермах, одного из самых близких помощников Бооа Кэца, владельца «Юдзу», привезли что-то, подозрительно напоминающее «лепестковое ложе». Так называли некое приспособление для особо бережного хранения магических предметов. Сыщики многозначительно переглянулись. – Пустое? – уточнил Эрик. – Вроде пока да. По словам тех, кто мне это рассказал, еще не светящееся. «Лепестковое ложе» в рабочем состоянии – то есть когда внутри находился магический предмет – испускало легкий синеватый свет. «А вот это уже интересно, – подумал Джейко, соединяя кончики пальцев. – Картинка начинает складываться?» Их эксперт по слухам и сплетням назвала еще несколько вещей, которые могли заинтересовать вора, а Тацу подумал, что все их усилия могут оказаться напрасны, ведь это может быть что-то, как ценность ими – да и вообще всеми – даже не рассматриваемая. Впрочем, схожие опасения существовали всегда, но это вовсе не значит, что не стоит ничего делать. – А что с новыми людьми? – Вообще ужас, – качнула Лакни светлыми волосами и переложила ноги, чтобы та нога, что была под другой, оказалась теперь сверху. Причем девушка умела это делать так, что за сим процессом, к явному и неявному раздражению других женщин, наблюдали все оказавшиеся рядом мужчины. Джейко же отметил, что на коленке, что теперь более видна, осталось красноватое пятно, что его вовсе не портит, а также подумал о том, что счастье, что тут нет Рекки, тот бы вообще завис на неопределенное количество времени. Женщина тем временем улыбнулась полными подчеркнутыми ярко-красной помадой губами. Она знала, какое впечатление производит ее броская, чуточку вызывающая красота. – У мэра же бал в седьмой день этой недели. Вы не забыли о нем, шеф? И с кем пойдете? – Может, с дэлэ Мариной Ларио? – подначил Агн. – Она явно на вас глаз положила. – Лучше уж с Жужиком, – пробурчал маг, невольно морщась и этим вызывая искренний смех своих подчиненных. «А вот действительно, с кем мне пойти?» Впрочем, идея с постоянной спутницей Джейко не нравилась. На балы он ходил работать и за кем-нибудь поволочиться. В такую программу вписывалась только одна женщина – его сестра. Она прекрасно понимала, как себя вести при переговорах или для того, чтобы выяснить информацию, прощупать человека, и никогда не мешала ему флиртовать. Но вряд ли Ани удастся вытащить на этот бал. У нее и так дел по горло. – Кстати, шеф, – раздался сбоку голосок Вини, – из того, что мне стало известно про этого Акицунэ, можно отметить интересную тенденцию. Примерно четверть совершенных им краж приходились как раз на время балов или каких-нибудь других массовых мероприятий. Народ танцует, веселится, а какую-нибудь бесценную побрякушку в это время шустро похищают. – О как. Надо быть повнимательнее на балу. – Да уж будьте, пожалуйста, а то знаете, там же дэлэ Марина Ларио будет! – подначил теперь уже Эрик. – И Жужик! – чуть ли не хором добавили остальные. – Паразиты, – беззлобно ругнулся Джейко, сам уже смеясь. «Вот только отвернулась – и нету!» – Ну вас знаете куда? Распустил я вас… – махнул рукой. – Вот будет позорище, если что-то умыкнут, когда я буду тут же отплясывать. – Так, может, нам тоже стоит поприсутствовать? – неуверенно предложил кто-то. – Насколько я знаю, Лакни и так там будет. А остальным смысла не имеет, – покачал головой начальник. – Вини – аналитик. А вы, парни, будете на балу как ходячая вывеска «Мы ждем преступления». Это попросту будет неэффективно. К тому же гложут меня некоторые сомнения, что Акицунэ интересна именно эта новая картина. Если, конечно, нашему мэру в кои-то веки не удалось добыть что-то по-настоящему ценное. У него в принципе много дорогих картин, статуй, гобеленов… Правда, дорогое не всегда означает уникальное. Почему именно эта? В любом случае брать вас туда будет неразумно. Хотя я подумаю. – Да, шеф, я вот что еще хотела сказать, – поправила Вини очки. – Часть краж были совершены в домах, где прошло какое-то светское мероприятие, на следующий день или через один. – А на балу мог приглядываться, – задумчиво пробормотал Джейко. – Что-то идея взять кого-то в помощь на бал мне все больше и больше нравится. Нельзя сказать, что сотрудники Магического Сыска выразили особый энтузиазм. Всяческие мероприятия такого рода у мэра редко проходили весело. Приходилось работать с нагрузкой от непривычной и неудобной одежды, да и публика добродушием не лучилась. Даже халявной выпивки не попробовать более пары бокальчиков – работа же. Интересно только первые пару раз, а потом прелесть дорогих нарядов и глубоких декольте как-то быстро стиралась, заслоняемая куда большим количеством негативных моментов. К тому же Тацу был прав: они слишком выделялись, а это существенно затрудняло работу. А сам глава Магического Сыска про себя вздыхал о великолепных шпионах дядюшки Крыса, отвечающего в их семье за безопасность. «Лучшее – враг хорошего, так говорят? – думал Джейко. – Ребят можно было бы выдрессировать и для этой работы, но после того, как видел, как работают на приемах сами Тацу… эх… одно расстройство будет». Тацу действительно это умели – вести разговоры так, что информация просто сама текла к ним в руки, смотреть, замечая все, что нужно, плести интриги высшего уровня. Но Тацу – это были птицы куда более высокого полета, чтобы какая-то кража могла их заинтересовать. «Не-ра-ци-о-наль-но… Ладно, будем обходиться тем, что есть. Да и у нас, Тацу, несколько иная специфика. Мы куда больше любим политику… хм, скажем так, наш жанр – не авантюрный роман, а детектив». – Надо будет мне внимательнее присмотреться к тому, что будет твориться на балу, – будто размышляя вслух, пробормотал маг. «А я умею иначе?» – Ладно, что там с новыми людьми-то? И Лакни честно начала ему рассказывать об ожидаемых или уже приехавших новичках. Все, кто был выше среднего социального уровня, должны были присутствовать на балу у мэра, и девушка обещала показать их Джейко. Об остальных – семье лавочников, художнике и еще какой-то неопределенной личности – Тацу попросил аккуратно все выяснить других сотрудников. Может, и вполне приличные люди, но сведения никогда лишними не бывают. Ойя был не такой уж большой город. Не маленький, но если человек в нем прожил пару лет, то про него, как правило, уже многое известно. Особенно тем, кому это интересно по долгу службы, ну и, разумеется, тем, кому это не нужно в профессиональной деятельности, но до всего есть дело. В такой ситуации новые люди, как правило, на виду. Правда, это правило не всегда касалось низов общества. Там миграция была слишком многочисленной, хоть и она отслеживалась, пусть и не так полно. Обсудив еще кое-какие нюансы и получив ожидаемое указание копать дальше, сыщики разошлись, оставив Джейко продумывать план дальнейших действий. – И узнайте наконец, что значит это имя – Акицунэ? – завершил совещание шеф. Глава 4 Ах, балы-балы… приемы и великосветские рауты… Что может быть привычнее и интереснее для того, кто был на них фактически воспитан? Для того, кто тут как рыба в воде? Для того, кто может понять каждый нюанс вечера, любое его настроение и по тому, как ведет себя человек, может сказать больше, чем даже знает он сам? Однако порой и это праздник. Даже если это работа. Джейко пригубил шампанского из хрустального широкого и невысокого бокала и улыбнулся проходящей мимо даме. Глаза его шарили по залу, отмечая присутствие нужных ему людей, заодно и просматривая, кто вообще пришел. Это похоже на сложную шахматную партию. Разве что фигур больше. Зато их также можно разделить по группам. Джейко кивнул в ответ на наклон головы дэла Магрики, стоящего со своим первым помощником ближе к выходу в сад. Это ладьи, удобные военные фигуры, которые прямо ходят и которые всегда легко проследить. – Ах, лэр Тацу! Какая радость вас тут видеть! – смеется рядом миловидная девушка в довольно откровенном платье. Младшая дочь мэра. Еще слишком молоденькая, чтобы быть опасной. Но задатки есть, есть. Бесценная фигура, если хочешь надавить на мэра, но такой род действия слишком груб и явно не для Джейко. В его играх ее тоже не используешь. «Почти что король… Только не в этой игре». Поэтому он ограничился целованием ручек и парой комплиментов. Сбегать из компании таких девиц Тацу научился давным-давно. «О, а вот и ферзи. Свой и… интересно, а Роко Маери мне свой или чужой?» Улыбается Лакни, приподнимая бокал в приветствии. Сегодня блондиночка удивительно хороша. Ее броская красота затянута в дорогой наряд, умело балансирующий на грани сексуального шика и приличий. Красное платье без рукавов открывало взгляду все повыше груди. Жатый шелк облегал фигуру. Красные перчатки до середины предплечий, алые губы и каблуки нереальной высоты дополняли ансамбль. Она смотрелась шикарно, сексуально и при этом на уровне. Никто не смог бы спутать ее с дамой полусвета. «Умница, моя девочка. Ты становишься по-настоящему опасна». На самом деле Тацу понимал, что Лакни еще долго не будет опасной. Не хватало в ней крупных собственных интересов. А вот Роко Маери – это другое дело. Это крупный игрок. Сильный. Действительно – ферзь. К таким фигурам маг относил и еще некоторых женщин, их принято называть великосветскими львицами – тех, кто умеет вести самостоятельную игру, тех, с чьим мнением стоит пусть и не считаться, но которое всегда надо учитывать… в партиях на этой шахматной доске. «Да-да, определенно ферзь». И его роль еще непонятна. Джейко, чуть прищурившись, наблюдал за женщиной и просчитывал, какие выгоды может получить из того, что она станет председателем Магического Совета, и стоит ли ей помогать. Тут его взгляд привлекла другая фигура. Кстати, фигура-то была как раз и ничего. Высокая, стройная, почти идеальная. Дорогое платье, броские украшения и прекрасные глаза, которые так дивно подчеркивал подносимый к ним надушенный платочек, когда их обладательница рассказывала слезную историю про потерявшегося Жужика. «А вот и кавалерия. Вернее, кони», – ухмыльнулся про себя Тацу и чуть сдвинулся, чтобы между ним и дэлэ Мариной Ларио оказалась колонна. Не было у него никакого желания еще раз с ней встречаться. По крайней мере, пока она НЕ висла на руке своего мужа – одного из высоких чинов в администрации мэра. Конь – фигура непонятная. Вроде и ходит по-идиотски, и стоит неудобно, от главных событий вдалеке. Однако вот от таких и жди каких-нибудь подлянок. Стоит твой король в месте отменном, никто его там достать не может вроде, ан нет, приятель, обязательно же какой-нибудь дурной конь на его пути и окажется. А то, что Джейко успел узнать и понять в дэлэ Ларио, говорило о том, что женщина была из тех, кто действует. Не всегда умно, зато вряд ли ее поступки можно спрогнозировать с достаточной достоверностью. Этого Тацу не любил. Глупость, как известно, самый непредсказуемый фактор. А среди дураков очень мало ленивых. – А ты все на девушек заглядываешься? – Веселый голос раздался совсем рядом. Джейко начал улыбаться, еще не оглянувшись. Вот и Антонио подтянулся. – Не только, – усмехнулся маг, демонстративно разглядывая друга. Тот выглядел просто отлично. Как всегда подтянутый, лучащийся молодостью и энергией, в отлично скроенном парадном костюме, он выглядел успешным и подчеркнуто светским. При этом в его лице было что-то мягкое, что указывало на то, что юноша еще не очерствел окончательно и готов радоваться и удивляться всему новому. Это очень подкупало. – Отлично выглядишь. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/elizaveta-shumskaya/delo-ob-oseni/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Уважительное обращение к магам. 2 Эсквика – государство, в котором происходят описываемые события. 3 Уважительное обращение к женщине – не-магу. 4 Ашши – довольно многочисленная раса. Ее представители всегда рыжеволосые и зеленоглазые. Оттенки варьируются очень сильно. Магией обладают практически только женщины, колдовской дар у мужчин встречается очень редко. И это всегда белая магия. Очень уважаемая в большинстве своем раса. 5 Таил – сыпучее, похожее на песок вещество, используемое в строительстве. 6 Кайран – государство оборотней, по сути являющееся объединением Кланов под практически номинальным руководством Драконов. 7 Неделя в Эсквике длится десять дней. Выходных у государственных и городских служащих, в которых числятся и сотрудники Магических Сысков, три. Два в конце недели – сдвоенные, один в середине недели – плавающий. 8 Люди (человек, человеческий, людские) – общее название представителей всех рас этого мира. 9 УМН – Университет Магических Наук, самое известное учебное заведение Эсквики в области магии. 10 Инем Куарсао – глава Клана Белых Тигров. 11 Эрки – в мифологии одной из рас Эсквики мелкие демоны. Весьма вредные и пакостные существа. Обычно их поминают, когда что-то упорно не получается или раздражает. 12 Лига – традиционная для Эсквики единица измерения расстояния. Равна примерно полутора километрам. 13 Даэ – раса, славящаяся своими великолепными теневыми бойцами. 14 Этиусы – одна из рас, населяющих этот мир. Основной особенностью оных является почти поголовный магический дар, а именно – магия четырех стихий. 15 Неки – раса, у которой различные части тела – обычно руки-ноги, уши – могут быть звериными, в большинстве случаев кошачьими. Иногда также имеется хвост. Единственная магия, которой владеют неки (не все, разумеется), – это некромантия, называемая также магией Смерти. 16 Крадущие Жизни – Клан наемных убийц, в котором Дориан когда-то состоял. 17 Нейки – единица измерения магической энергии.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 99.90 руб.