Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Первое ракетное соединение нашей страны

Первое ракетное соединение нашей страны
Первое ракетное соединение нашей страны Сергей Леонидович Зубович Юрий Семенович Масалов Александр Иванович Долинин Геннадий Михайлович Поленков Юрий Алексеевич Грачев Служу России! В новом сборнике дана документальная хроника жизни и деятельности Бригады Особого Назначения Резерва Верховного Главного Командования (БОН РВГК) и её преемниц – 22 Бригады Особого Назначения РВГК, 72 инженерной бригады РВГК, 24 ракетной дивизии, которая сопровождается воспоминаниями ветеранов. История – это не легенда, которая представляет собой некий вымысел, повествование, не подтверждённое историческими документами. История должна опираться только на подтверждённые факты и документы. Поэтому в этой книге, хотя и очень скупо, мы постарались изложить хронику событий, связанных с первым ракетным соединением нашей страны на основе, прежде всего, её исторического формуляра и других документов, подтверждающих их существо. Сейчас уже нет никого из тех, кто в 1946 году собирал в единое целое разбросанные по территории поверженной Германии составные элементы ракет ФАУ-2, наземного оборудования и документации к ней, для решения задачи изучения ракеты, технологии подготовки и пуска. А затем параллельно переводил незнакомую документацию, которая досталась нам после американцев, с немецкого языка на русский, и учился по ней. Пусть эта хроника донесёт читателям, прежде всего, новому поколению ракетчиков, рассказ о времени и людях, которые стояли у истоков ракетно-космической эры в нашей стране. Основу этой книги составили воспоминания ветеранов, которые значительно расширяют скупую хронику жизни соединения, наполняют её особым колоритом личных переживаний. Часть воспоминаний опубликована в 1996 году в сборнике «Первое ракетное соединение Вооружённых Сил страны» теми ветеранами соединения которых, к великому сожалению, уже среди нас нет. Особое место занимают страницы воспоминаний бывших фронтовиков о формировании в Германии Бригады Особого Назначения РВГК, о первых пусках управляемых баллистических ракет на полигоне Капустин Яр, которыми была открыта эра создания и освоения ракетно-ядерного оружия и ракетно-космическая эра. Уделено внимание выполнению специального задания 72 инженерной бригадой РВГК за рубежом Родины и особенно вопросам бдительного несения боевого дежурства, которое в течение тридцати лет несла 24 гвардейская ракетная Гомельская ордена Ленина, Краснознамённая, орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого дивизия на территории Калининградской области. Интересны воспоминания офицеров, служивших в последние годы существования дивизии. Авторская группа под руководством генерал-майора Г. М. Поленкова, ветеранов дивизии Ю. С. Масалова, А. И. Долинина, С. Л. Зубовича, Ю. А. Грачёва, приглашает Вас, уважаемый читатель, на страницы сборника. Почитайте, посмотрите фотографии, вспомните военную службу, наше ракетное товарищество. Удачи Вам, друзья! Г. М. Поленков, Ю. С. Масалов, А. И. Долинин, С. Л. Зубович, Ю. А. Грачев Первое ракетное соединение нашей страны Предисловие В новом сборнике дана документальная хроника жизни и деятельности Бригады Особого Назначения Резерва Верховного Главного Командования (БОН РВГК) и её преемниц – 22 Бригады Особого Назначения РВГК, 72 инженерной бригады РВГК, 24 ракетной дивизии, которая сопровождается воспоминаниями ветеранов. История – это не легенда, которая представляет собой некий вымысел, повествование, не подтверждённое историческими документами. История должна опираться только на подтверждённые факты и документы. Поэтому в этой книге, хотя и очень скупо, мы постарались изложить хронику событий, связанных с первым ракетным соединением нашей страны на основе, прежде всего, её исторического формуляра и других документов, подтверждающих их существо. Сейчас уже нет никого из тех, кто в 1946 году собирал в единое целое разбросанные по территории поверженной Германии составные элементы ракет ФАУ-2, наземного оборудования и документации к ней, для решения задачи изучения ракеты, технологии подготовки и пуска. А затем параллельно переводил незнакомую документацию, которая досталась нам после американцев, с немецкого языка на русский, и учился по ней. Пусть эта хроника донесёт читателям, прежде всего, новому поколению ракетчиков, рассказ о времени и людях, которые стояли у истоков ракетно-космической эры в нашей стране. Основу этой книги составили воспоминания ветеранов, которые значительно расширяют скупую хронику жизни соединения, наполняют её особым колоритом личных переживаний. Часть воспоминаний опубликована в 1996 году в сборнике «Первое ракетное соединение Вооружённых Сил страны» теми ветеранами соединения, которых, к великому сожалению, уже среди нас нет. Особое место занимают страницы воспоминаний бывших фронтовиков о формировании в Германии Бригады Особого Назначения РВГК, о первых пусках управляемых баллистических ракет на полигоне Капустин Яр, которыми была открыта эра создания и освоения ракетно-ядерного оружия и ракетно-космическая эра. Уделено внимание выполнению специального задания 72 инженерной бригадой РВГК за рубежом Родины и особенно вопросам бдительного несения боевого дежурства, которое в течение тридцати лет несла 24 гвардейская ракетная Гомельская ордена Ленина, Краснознамённая, орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого дивизия на территории Калининградской области. Интересны воспоминания офицеров, служивших в последние годы существования дивизии. РВСН более полувека Свыше 10 миллионов соотечественников получили в них закалку Вы держите в руках уникальную книгу – это сборник воспоминаний стратегических ракетчиков «Первое ракетное соединение нашей страны». Основу его составило издание, увидевшее свет ещё в 1996 году, – «Первое ракетное соединение Вооружённых Сил страны». Прошло около двух десятков лет после первой публикации – и вот на ветеранском совете под руководством Геннадия Михайловича Поленкова, командовавшего в 80-е годы прошлого века ракетной дивизией, родилась идея подготовить новую книгу с исправлениями допущенных ранее неточностей, добавлениями из новых источников и новыми воспоминаниями ветеранов. Тираж первого издания был невелик, он быстро разошёлся среди ракетчиков. К тому же в канун 70-летия соединения (июль 2016 года) такое издание, посчитали, будет как нельзя кстати. Первые ракетчики, нет сомнения ни у кого, достойны нашей памяти. Особенно это касается первопроходцев, начинавших ракетную эпопею сразу же после войны на территории поверженной Германии, имена некоторых из них приведены в нашей хронике. А также непосредственных за ними последователей, подхвативших эту эстафету. Так, имя генерала армии Юрия Алексеевича Яшина, воспоминаниями которого открывается сборник, теперь высечено на памятниках и мемориальных досках, медалью Ю. А. Яшина награждают ракетчиков. Люди зачитываются воспоминаниями генерал-полковника Г. Н. Малиновского – одного из первых главных инженеров бригады, а позднее дивизии. Каждое имя, упомянутое в сборнике, заслуживает уважения и доброй памяти. Ценно и то, что это издание существенно дополнено воспоминаниями продолжателей их дела. Без преувеличения можно сказать, что большинство ракетчиков в той или иной степени считают 24 ракетную дивизию родной. Из 30 с лишним лет, отданных РВСН, были годы моей, к примеру, службы в одном из полков, который изначально входил в боевой состав первого ракетного соединения (это 324 ракетный полк, г. Укмерге в Литве).     Александр ДОЛИНИН,     полковник, ветеран Ракетных войск стратегического назначения     и Центральной военной газеты «Красная звезда» «Книга издана при финансовой поддержке ветерана Ракетной дивизии, генерал-майора Геннадия Николаевича Батанова» Поленков Геннадий Михайлович командир дивизии 1980–1986 гг., председатель Совета ветеранов 24-й ракетной дивизии Посвящается первому ракетному соединению нашей страны В Гвардейской Гомельской ракетной, Достойной памяти отцов, Дивизии для нас приметной Служила также беззаветно Плеяда внуков и сынов. На Знамени её бугрились Пять орденов военных лет, И честью данной мы гордились, Что ей частицей приходились, Свой в жизни оставляя след. Война с коричневой чумою Нам стоила великих жертв Хлебнули горя мы с лихвою, Схватившись Насмерть с сатаною, Которому подобных нет. В сорок втором году тревожном Страна от шока отошла. В условиях тяжёлых, сложных, Казалось, было невозможных, Резерв Победы создала. В Измайлово сформировался Гвардейский реактивный полк. В историю войны вписался И нашей памяти достался Его знамённый красный шёлк. Сентябрьским днём сорок второго Полк брошен был под Сталинград. Не мыслил он пути иного, Не ждал решения другого, Чтоб честь Отчизны защищать. И проявив в боях отвагу, Всегда нацелен на успех, Не совершив назад ни шагу, Последним залпом по рейхстагу Закончил он свой ратный бег. От Сталинграда до Берлина С боями трудный путь прошёл Гвардейской статью исполина. Звездою красного рубина В Берлин победно ты вошёл. За мужество своё и доблесть Пять орденов легли на шёлк, На шёлк знамённый – его совесть, Страниц военных его повесть. Гвардейский миномётный полк. Его традиции и Знамя, Путь боевой военных лет Вновь всколыхнулись словно пламя В бригаде новой тем на память, Кто создавал его портрет. Бригада, первая бригада, В сорок шестой ты год вошла Началом первого отряда, Соединений того ряда, Что паритет нам создала. За статусом твоим сокрыты Дела прошедших трудных лет, Тех лет – рождения элиты, По праву нами не забытой, Как покорителей ракет. Капустин Яр. Степное море. Тиши неслышный перезвон. И в эту тишь, его просторы, Подальше от людского взора Вошёл ракетный полигон. Ракеты космос доставали, Творили люди волшебство, В идею верили, дерзали – Ракетный комплекс создавали, Познав успеха торжество. Творили, думали и жили В местах пустынных и глухих. Но не роптали и не ныли, Хотя об этом говорили… Теперь мы говорим о них. Кто первым запускал ракеты И встал на старте боевом В готовности всегда к ответу Тем, кто хотел взорвать планету, Нас сжечь в пожаре мировом. Кто на дежурство боевое Тогда впервые заступил, Связав свою судьбу с судьбою Ракетных войск и таковою Всегда безмерно дорожил. В гвардейской Гомельской ракетной, Достойной памяти отцов, Дивизии для нас приметной Служила также беззаветно Плеяда внуков и сынов. Приумножая её славу, Традиции фронтовиков, Они гордились своим правом Оберегать свою державу От посягательства врагов. Легли истории страницы На полки многих стеллажей, И надо, чтоб на тех страницах Отражены были все лица Тех замечательных людей. Гвардейская особого назначения, Гомельская, ордена Ленина, Краснознамённая, орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого бригада (22 БОН, 72 ИБР) РВГК Первичный материал по бригаде был подготовлен Ю. М. Масаловым. В процессе подготовки к переизданию он был скорректирован и дополнен. 30 июня 1942 года в посёлке Измайлово под Москвой был сформирован 92 гвардейский миномётный полк, вооружённый пусковыми установками БМ-13 «катюша». Командовал полком гвардии майор Царёв Павел Петрович. 29 августа полк перебросили под Сталинград в состав 62 гвардейской армии, где он произвёл первый залп по врагу. С боями полк прошёл от Сталинграда до Берлина и принимал участие в штурме рейхстага. 15 марта 1943 года награждён орденом Красного знамени. За проявленные мужество и героизм при освобождении г. Гомеля 26 ноября 1943 года ему присвоено Приказом Верховного Главнокомандующего почётное наименование «Гомельский». Полк принимал участие во многих операциях по разгрому фашистов. Учитывая исключительные заслуги полка в боях по разгрому Бобруйской группировки и овладении городом Бобруйском, Приказом Верховного Главнокомандующего 30 июня 1944 года личному составу полка была объявлена благодарность, а полк награждён орденом Ленина. В дальнейшем за боевые заслуги в 1945 году полк был награждён орденами: Суворова третьей – 19 февраля, Богдана Хмельницкого второй степени – 24 апреля. Кутузова третьей степени – 21 июня 1945 года. Боевое Знамя 92 гвардейского миномётного полка хранилось на Красной площади, в Историческом музее до его ремонта в середине 1990 годов среди 9 боевых знамён лучших полков Великой Отечественной войны, а сейчас – в Центральном музее Вооружённых Сил Российской Федерации. Этот прославленный полк, в соответствии с директивой Начальника Группы советских оккупационных войск (ГСОВ) в Германии № орг. 1/006/75, стал основой формирования первого в нашей стране ракетного соединения – бригады особого назначения (БОН) Резерва Верховного Главнокомандования (РВГК). Формирование бригады начато на основе пункта 16 Постановления Совета Министров СССР № 1017/419 сс «Вопросы реактивного вооружения» в соответствии с предписанием Командующего артиллерией ГСОВ № ОК 3105-19/6 от 31 мая 1946 года с 1 июня 1946 года на территории Группы советских войск в Германии в дер. Берка федеральной земли Тюрингия в 6 км восточнее г. Зондерсхаузена, Пункт 16 Постановления № 1017/419 сс гласил «…сформировать специальную артиллерийскую часть для освоения, подготовки и пуска ракет типа ФАУ-2». Здесь надо заметить, что выходу этого знаменитого Постановления, положившему начало ракетно-космической эры в нашей стране, предшествовала большая организаторская работа военных и гражданских специалистов под руководством, в то время, генерал-майора Гайдукова Льва Михайловича. Именно он объединил усилия различных оборонных структур страны для решения новых задач освоения ракетной техники и технологий ещё в Германии в 1945 году по окончании войны. Будучи заведующим отделом ЦК ВКП(б) и членом Военного Совета ГМЧ, он, в соответствии с указанием И. В. Сталина и на основании решения Государственного комитета обороны (ГКО) № 9475 сс, возглавил Межведомственную комиссию из представителей наркоматов СССР и ГАУ по изучению и обобщению боевого опыта применения ракетной техники. Итоги работы этой комиссии были изложены в докладной записке И. В. Сталину от 17.0 4.1946 года «Об организации научно-исследовательских и опытных работ в области реактивного вооружения», которая и явилась основой вышеуказанного Постановления. Формирование бригады директивой Генерального штаба Вооружённых сил СССР № орг. 3/2042ов было поручено гвардии генерал-майору артиллерии Тверецкому Александру Фёдоровичу, прошедшему всю войну с формированиями «катюш», командовавшему на исходе войны гвардейскими миномётными частями 4-го Украинского фронта, выпускнику инженерно – командного факультета Военной артиллерийской инженерной академии имени Ф. Э. Дзержинского и её адъюнктуры. Этому замечательному Человеку с большой буквы, первому ракетному генералу, генералу – первопроходцу в освоении ракетной техники, посвящена книга «Первый ракетный комбриг» (авторы Г. М. Поленков и Б. В. Юрьев). Она вышла небольшим тиражом в 500 экземпляров и разошлась среди ветеранов первого ракетного соединения. По общему мнению тех, кто читал этот исторический очерк, необходимо её переиздание большим тиражом для широкого круга читателей. Действительно, это была, пожалуй, самая достойная кандидатура на роль создателя первого ракетного соединения. Своим приказом № 01 от 31.5.1946 А. Ф. Тверецкий «Вступил в должность командира бригады особого назначения и приступил к формированию бригады по штату 8/384». Бригада формировалась в такой период, когда в Советской Армии практически не было офицеров, имеющих хотя бы какое-то отношение к сложной ракетной технике. Укомплектование бригады офицерским составом производилось, в основном, из офицеров Сухопутных войск Группы советских войск в Германии. Рядовой и сержантский состав прибыл из 8-й гвардейской армии, 3-й ударной армии и 4-го артиллерийского корпуса прорыва резерва Верховного Командования. Активным и незаменимым помощником Александру Фёдоровичу Тверецкому в формировании первого ракетного соединения, ставший его первым заместителем, был командир 92 гвардейского миномётного полка гвардии подполковник Пётр Григорьевич Черненко. Активное участие в формировании бригады принимали и будущие конструкторы ракетной техники, в т. ч. С. П. Королёв. Впоследствии А. Ф. Тверецкий вспоминал: «Все сложности формирования БОН заключались в том, что бригада в своей основе должна была состоять, как я понимал, из офицеров с высшим или средним техническим образованием. Такому формированию способствовало проходившее после войны расформирование многих авиационных частей, частей связи». Бригада подчинялась непосредственно командующему артиллерий Советской Армии. Формирование бригады осуществлялось быстрыми темпами и к 15 августа 1946 года было, в основном, закончено. Ей присвоили наименование «Бригада особого назначения резерва Верховного Главного Командования» (БОН РВГК). Организационно бригада включала управление, взвод связи, дивизион подготовки ракетных выстрелов, дивизион стартовой службы, дивизион управления и наблюдения за полётом ракеты, дивизион технического обслуживания и батальон охраны. В последующие годы, по мере освоения нового оружия, названия подразделений бригады и их оргштатная структура, а в целом и бригады, менялись неоднократно. С окончанием формирования 15 августа, да и в процессе формирования бригады, офицеры приступили к изучению немецкой баллистической ракеты А-4 (ФАУ-2) и её наземного проверочно-пускового оборудования, одновременно по ходу осуществляя перевод документации на ракету с немецкого на русский язык. Учебной базой стали заводы, испытательная станция, созданный на базе «группы Нордхаузен» (или как её военные называли – «группы Тверецкого»), «Институт Нордхаузен» в августе 1946 года – его лаборатории и срочно созданные специальные классы бригады. К 30 ноября 1946 года офицерский состав бригады, в основном, освоил свои обязанности по занимаемым должностям. Одновременно обучался рядовой и сержантский состав бригады. В декабре 1946 года бригада приняла специальный поезд № 1 с технической документацией и личный состав бригады приступил к изучению его материальной части, специального оборудования и правил его эксплуатации. Приказом № 0184 от 07.12.1946 командир БОН ввёл в действие «Временное положение о службе эксплуатации и охраны спецпоезда», разработанного офицерами бригады. Этим же приказом введен нештатный расчёт группы охраны и обслуживания спецпоезда в количестве 157 человек под руководством инженер-майора Крайзмана. В принципе, это был прообраз нашего БЖРК «Молодец», со всеми составляющими элементами для подготовки и пуска ракеты ФАУ-2 и обеспечивающими системами, но довести его до боевого применения немцы не успели. 1947 год начался напряжённой учёбой всего личного состава бригады. Командиру была поставлена задача: подготовить личный состав бригады к пуску баллистической ракеты А-4 (ФАУ-2) с территории Советского Союза осенью 1947 года. Офицеры подготовили необходимую документацию для проведения комплексных занятий на созданном бригадой стартовой и технической позициях в деревне Берка и наземном оборудовании, собранном личным составом 92-го ГМП и бригады из найденных агрегатов в районе подземного завода «Миттельверк», производившего ракету А-4, после того как американцы выгребли и увезли оттуда всё, что смогли. Расчёты отделений тренировались на комплексных занятиях, отрабатывая технологический процесс подготовки ракеты к пуску и взаимодействие оргштатных структур бригады на технической и стартовых позициях. Предвидя сложности бытового характера после передислокации на территорию своей страны, только начинавшей восстанавливаться после жестокой войны, генерал-майор А. Ф. Тверецкий в январе 1947 года создаёт команду по демонтажу 20 бараков концлагеря «Дора», обслуживавшего завод «Миттельверк», которые впоследствии сыграли огромную роль при размещении бригады на вновь строящемся полигоне в зимних условиях. Команду возглавил заместитель командира дивизиона обслуживания майор Кадзаев. К июню личный состав был подготовлен к выполнению задачи по подготовке и пуску ракеты ФАУ-2. Продолжалась отработка необходимой технической документации для подготовки к пуску и проведения пуска ракеты и, на её основе, тренировки. Из личного состава бригады сформировали стартовую команду, параллельно – вторую стартовую команду из представителей научно-исследовательских институтов и промышленности, а впоследствии и из немецких специалистов-ракетчиков. 26 июля 1947 года Постановлением Совета Министров СССР № 2643/818сс определяются сроки пусков ракет с полигона Советского Союза – сентябрь-октябрь 1947 года и состав Государственной комиссии по проведению пусков ракет под руководством начальника Главного артиллерийского управления (ГАУ) маршала артиллерии Николая Дмитриевича Яковлева. Решением Государственной комиссии, по согласованию с А. Ф. Тверецким, техническим руководителем пусков назначается Сергей Павлович Королёв. В состав Госкомиссии вошёл и командир БОН. В июле-сентябре специальный поезд № 1 двумя эшелонами под руководством заместителя командира БОН по технической части полковника Л. В. Смаглия был передислоцирован в Москву, где провели его профилактический осмотр, эталонирование, ремонт спецоборудования и подготовку к испытательным пускам ракет. 1-й эшелон этого поезда в составе 40 вагонов (цистерн, теплушек, классных вагонов, платформ и др.) и 77 человек возглавил инженер-подполковник Бариленко, второй – в составе 34 вагонов и 94 человек – майор Р. Б. Ванников. Ранее, учитывая, что этот поезд предназначался для промышленности, А. Ф. Тверецкий настоял перед руководством ГСОВ на изготовлении такого же поезда для военных в счёт репараций. И он был изготовлен на заводах Германии в короткие сроки, что потом, на полигоне, сыграло неоценимую роль. В последующем ответственность за эксплуатацию подвижного состава обоих поездов была возложена на специалиста в этой области, выпускника 1941 года Харьковского института инженеров железнодорожного транспорта, прошедшего войну с 1942 по 1945 годы, Б. М. Соболя. В период с 3 по 28 августа 1947 года бригада шестью эшелонами и двумя специальными поездами (спецпоезд № 1 из Москвы – в сентябре) передислоцировалась из Германии в село Капустин Яр Астраханской области, где строился ракетный полигон для испытательных пусков баллистических ракет. Командир БОН прибыл на полигон с последним эшелоном. Бригада разместилась, в соответствии с приказом командира БОН, в палаточном лагере. Офицеры, кто как мог, устраивались в селе Капустин Яр, в том числе и командир бригады с семьёй. Начался новый этап в жизни и деятельности бригады с колоссальными трудностями первопроходцев: полигон только начинал строиться, а параллельно должны проводиться освоение, испытания и пуски ракет. И бригада, под руководством её командира А. Ф. Тверецкого, решала все задачи успешно. Юридически гвардии генерал-майор Тверецкий А. Ф. был назначен командиром БОН приказом командующего артиллерией Красной Армии № 01145 9 сентября 1947 года. Приказом № 0106 от 14 октября командир БОН «… на значил из состава бригады личный состав для обеспечения пуска ракеты». Выписку из этого приказа – состав стартовой команды он представил на согласование С. П. Королёву и на утверждение начальнику полигона генерал-майору В. И. Вознюку. В ясный день 18 октября 1947 года стартовой командой БОН РВГК (начальник стартовой команды гвардии инженер-майор Трегуб Я. И.) совместно с промышленностью и НИИ впервые в Советском Союзе осуществлён первый пуск баллистической ракеты А-4 (ФАУ-2). В честь запуска первой ракеты на 3-й площадке полигона сооружен обелиск, на котором запечатлена эта дата и фамилии участников знаменательного события (к сожалению, в усечённом варианте). В октябре-ноябре 1947 года стартовая команда провела 11 испытательных пусков ракет ФАУ-2, собранных в Германии и на заводах Подмосковья. Государственная комиссия и техническое руководство пусков дали высокую оценку работе стартовой команды бригады. 22 ноября бригада из палаточного лагеря переместилась своевременно перед наступившими холодами в собранные, привезённые из Германии, бараки (как всё-таки далеко смотрел командир БОН ещё в Германии!). В январе 1948 года бригада особого назначения РВГК в соответствии с директивой ГШ ВС № орг./3/466369 от 22.12.47 года выделилась из состава артиллерии резерва ВГК и была включена в состав Государственного центрального полигона Министерства Вооружённых Сил (ГЦП МВС) как испытательно-боевая часть. В зимний период обучения этого года боевая подготовка личного состава бригады была направлена на закрепление и обобщение знаний и опыта, полученного при проведении государственных испытаний ракеты А-4 (ФАУ-2). В июне 1948 года директивой Начальника Генерального штаба Вооружённых Сил СССР бригаде было присвоено наименование «Гвардейская Особого назначения Гомельская ордена Ленина, Краснознамённая, орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого бригада РВГК» по преемственности получив гвардейское и почётное наименование, а также награды 92 ГМП. С 21 августа 1948 года первая батарея стартового дивизиона и техническая батарея бригады были прикомандированы в первое управление ГЦП МВС для проведения испытаний объекта «Волга» (ракеты Р-1, по номенклатуре ГАУ-8А11). В октябре 1948 года из личного состава стартового дивизиона был сформирован боевой расчёт по испытаниям первой отечественной ракеты Р-1 (копия А-4), изготовленной нашей промышленностью на базе отечественных материалов, а 10 октября этим расчётом был произведён первый пуск этой ракеты, имеющей максимальную дальность полёта 270 км и боевое оснащение с обычным взрывчатым веществом. В октябре-ноябре было проведено 13 пусков этой ракеты. За отличное выполнение специальных работ по проведению пуска ракет Р-1 1281 человек личного состава бригады были поощрены Военным Министром Союза ССР. С 12 февраля по 5 марта 1949 года группа офицеров бригады под руководством А. Ф. Тверецкого разработала «Наставление по боевой службе расчёта ракеты Р-1», а к апрелю – «Пособие по специальной тактике». В феврале бригада была проверена комиссией командующего артиллерией Вооружённых Сил, которая дала высокую оценку боевой выучке и слаженности боевых расчётов. В августе в бригаде впервые организовали занятия по подготовке вновь прибывшего молодого пополнения (710 человек). Большая и кропотливая работа всего личного состава позволила к концу учебного года добиться хорошей подготовки нового пополнения. Молодые солдаты твёрдо усвоили свои обязанности по специальности и могли слаженно действовать в составе отделений батарей стартового и технического дивизионов. В сентябре-октябре личный состав стартового и технического дивизионов участвовал во втором этапе испытаний ракеты Р-1, изготовленных на базе отечественных технологий. Технический дивизион подготовил к пуску 21 ракету, стартовый дивизион произвёл пуски 11 ракет, остальные пуски были произведены первым управлением ГЦП. С осени 1949 года на бригаду возложена ответственная задача по подготовке кадров ракетчиков. С октября начали работу бригадные курсы по обучению офицерского состава. Это была первая школа подготовки в нашей стране офицеров, как специалистов – ракетчиков. 7 ноября 1949 года в день 32 годовщины Великой октябрьской социалистической революции начальник ГЦП МВС гвардии генерал-лейтенант Вознюк Василий Иванович торжественно вручил бригаде Боевое Знамя со всеми регалиями по преемственности от 92 ГМП. С 16 декабря 1949 года в командование бригадой вступил гвардии полковник Гумиров Василий Михайлович. Гвардии генерал-майор артиллерии Тверецкий А. Ф. назначается начальником первого испытательного управления полигона, которое в своём большинстве было укомплектовано офицерами его бригады. В зимний период обучения 1949–1950 годы основным направлением деятельности бригады была подготовка трёх огневых (после перехода бригады на трёх-дивизионную структуру стартовый дивизион переименован в огневой) и технического дивизионов к самостоятельному проведению учебно-боевых пусков ракет, тем более, что в нее влилось новое пополнение офицеров, солдат и сержантов. Для развития учебно-материальной базы бригаде было выделено промышленностью четыре ракеты различных образцов, элементы которых были использованы для оборудования классов. Практическое обучение проходило на базе ракеты Р-1 и ее наземного оборудования. В январе комиссия заместителя военного министра и командующего артиллерией Советской Армии провела проверку бригады по вопросам укомплектования личным составом, состояния воинской дисциплины, караульной службы, внутреннего порядка и расквартирования бригады. С 15 мая 1950 года в командование бригадой вступил Герой Советского Союза гвардии полковник (впоследствии генерал-майор) Иванов Василий Николаевич, сыгравший впоследствии большую роль в обустройстве бригады на новом месте дислокации и подготовке её как первого боевого ракетного соединения Вооружённых сил страны. В летний период обучения была проведена большая работа по топо-геодезической подготовке района пусковых площадок ГЦП. По окончании этих работ личный состав технического и огневых дивизионов был выведен на пусковые площадки для подготовки к осенним пускам ракет А-4 и Р-1. Одновременно личный состав бригады принимал участие в полигонных испытаниях новых систем установок и снарядов реактивной артиллерии. Но теперь основой подготовки бригады становится подготовка её как боевого соединения Советской армии, не снимая полностью испытательных задач. С 9 по 12 августа 1950 года командующим артиллерией Советской Армии генерал-полковником Неделиным Митрофаном Ивановичем было проведено тактическое учение с бригадой на территории ГЦП на тему: «Действие бригады особого назначения РВГК при наступательной операции фронта». В ходе учения проверена слаженность подразделений бригады, готовность к приёму ракет, проведению испытаний и пусков ракет и другие вопросы. Бригада показала на учениях хорошую слаженность на всех этапах подготовки к пуску и проведению пусков ракет. В августе и сентябре важным событием для бригады явился первый выпуск курсов переподготовки офицеров и первых сержантов школы подготовки сержантского состава. 26 октября 1950 года личный состав бригады принимал участие в испытаниях отечественной ракеты Р-2 (по номенклатуре ГАУ-8Ж38). Эта ракета имела уже отделяющуюся головную часть и дальность полёта 590 км. 8 декабря 1950 года, в связи с началом формирования новой БОН, бригаде присваивается наименование «22 особого назначения Гомельская ордена Ленина, Краснознамённая, орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого бригада РВГК». В этом же месяце из состава бригады переданы 4-я батарея 2-го огневого дивизиона и 24 офицера из других подразделений на укомплектование очередной, 23-й бригады особого назначения РВГК. С 1951 года начинают присваиваться условные наименования управлениям БОН и дивизионам. 22 БОН получает условное наименование «Войсковая часть 57246». В зимний период обучения 1951 года успешно решались задачи по слаживанию подразделений бригады и подготовке их к пускам ракет. Приказом Военного министра СССР от 25 февраля 1951 года бригаде устанавливается годовой праздник 15 июля. В феврале из бригады в организационно – штатную структуру ГЦП были переданы курсы по переподготовке офицеров. Летний период обучения 1951 года был направлен на успешное решение личным составом 1-го и 3-го огневых и технического дивизионов задач выполнения боевых стрельб. С этой целью с 13 по 16 апреля и с 8 по 10 мая 1951 года проведены командно-штабные учения на тему: «Действие бригады по выполнению задачи на поражение заданного объекта». В мае-июне 1-й и 3-й огневые и технический дивизионы проверялись на готовность к проведению боевых стрельб. По результатам двукратной проверки государственная комиссия дала хорошую оценку подготовленности подразделений. В период с 19 по 26 июня 1951 года бригада произвела девять учебно-боевых пусков ракет. За успешное окончание специальных работ всему личному составу 1-го и 3-го огневых и технического дивизионов начальником ГЦП была объявлена благодарность. В распоряжение командования бригады было выделено 18000 рублей для поощрения личного состава. С 14 по 27 июня 1951 года бригада была проверена командующим артиллерией Советской армии генерал-полковником М. И. Неделиным в ходе выполнения пусков ракет. Командованием бригады и личным составом специальное задание выполнено с оценкой «хорошо». С 16 по 21 июля личным составом 2-й батареи проведено шесть показных комплексных занятий для оказания помощи в подготовке личного состава 23-й бригады РВГК. 23 мая 1951 года приказом Военного Министра Союза ССР вводится в действие Наставление артиллерии Советской Армии «Боевое применение бригады особого назначения резерва Верховного Главного Командования, вооружённой ракетами дальнего действия», которое было отработано группой офицеров бригады и испытательного управления под руководством генерал-майора артиллерии А. Ф. Тверецкого. В октябре комиссией ГЦП бригада была проверена по итогам учебного года. Специальная подготовка личного состава бригады оценена на «отлично», общая оценка – «хорошо». Учебный год в бригаде в 1952 году начался с подготовки солдат нового пополнения к работе на ракете Р-1. К марту была достигнута вполне удовлетворительная слаженность отделений. В соответствии с указаниями Главного артиллерийского управления с 10 марта бригада начала подготовку отделений к работе с более совершенной ракетой Р-2. Уже в июле все батареи провели комплексные занятия с запуском двигателей ракеты Р-2 на предварительную ступень. В августе и сентябре государственная комиссия провела проверку огневых и технической батарей на готовность их к учебно-боевым пускам ракеты Р-2. С целью сокращения сроков подготовки офицерского состава в бригаде впервые применён метод сборов. Одновременно была проведена большая работа по подготовке офицеров – ракетчиков запаса в школе подготовки сержантов бригады. И в августе впервые было выпущено 16 офицеров запаса. С 27 августа по 18 сентября 1952 года стартовые расчёты бригады провели восемь учебно-боевых пусков ракеты Р-2 с оценкой «хорошо». Осенью 1952 года наступает новый, войсковой этап, в деятельности бригады. В период с 10 по 23 октября бригада с полигона Капустин Яр шестью эшелонами передислоцируется в село Медведь Новгородской области. По объёму и сложности задач, решаемых бригадой, 1953 год был особым годом. На новом месте дислокации личным составом велись большие работы по строительству жилья, бытовых помещений, боевых комплексов. Но боевая учёба не прекращалась. Бригада из испытательно – боевой становится боевым соединением Советской Армии. В зимнем периоде обучения основное внимание уделялось совершенствованию технических знаний личного состава по ракетам и оборудованию Р-1 и Р-2. В марте 1953 года начинают формироваться бригады с новой оргштатной структурой и новым наименованием – инженерные бригады и 22 БОН переформировывается на эту структуру и получает новое наименование «72 инженерная Гомельская ордена Ленина, Краснознамённая, орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого бригада РВГК». Большим событием в истории страны явилось успешное испытание 15 марта 1953 года на ГЦП одноступенчатой баллистической ракеты Р-5 (по номенклатуре ГАУ – 8К51). Одновременно успешно шли работы по освоению ракеты стратегического назначения Р-5М, предназначенной для доставки к цели головной части как с обычным, так и с ядерным зарядом на дальность до 1200 км. Успешно шли работы на полигоне по созданию новой оперативно-тактической ракеты Р-11 на высококипящих компонентах ракетного топлива, первый пуск которой состоялся 18 апреля 1953 года. В летний период обучения главной задачей личного состава бригады стало дальнейшее совершенствование практической подготовки батарей по проведению учебно-боевых пусков ракет Р-1 и Р-2. В конце июня 1953 года бригада переехала в лагерь, оборудованный на Липовой горе (под г. Луга), где проводились занятия по специальной и тактической подготовке в полевых условиях. В 1953 году дважды, в июле и сентябре, бригада подвергалась проверке комиссией под руководством заместителя командующего артиллерией Советской Армии генерал-лейтенанта Никольского М. А. и получила оценку «удовлетворительно». Зимний период обучения в 1954 году был направлен на дальнейшее совершенствование боевой готовности, навыков по подготовке и проведению учебно-боевых пусков ракет Р-1 и Р-2 и на освоение методов ведения боевых действий в условиях применения атомного оружия и других средств современной борьбы. С подразделениями бригады продолжаются различные войсковые учения с целью выработки рекомендаций в боевом применении и эксплуатации в различных условиях обстановки. В период января – февраля 1954 года со 2-м дивизионом 72-й бригады проведены испытания по эксплуатации Р-1 и Р-2 в условиях крайне низких температур (ниже -40°С), с этой целью 6 января дивизион убыл эшелоном со ст. Уторгош по железной дороге на Восток, а 21 января прибыл на ст. Нерчинск Забайкальского края, где за 10 часов была проведена разгрузка эшелона при температуре -52°С. В период с 26 января по 7 февраля 1954 года было проведено пять циклов подготовки и имитации пуска ракеты Р-1. С 12 по 16 февраля совершался марш по грунтовым дорогам на расстояние 1000 км, после чего 16–17 февраля проведён 6-й контрольный цикл подготовки и имитации пуска Р-1 (при температуре -43°С). По результатам этих испытаний были определены временные характеристики развёртывания дивизиона в тяжёлых условиях, выданы рекомендации по решению проблем, возникающих при эксплуатации ракет в условиях низких температур. В феврале 1954 года 6-я стартовая батарея и техническая батарея 3-го дивизиона провели показательное занятие для командующих артиллерией военных округов с ракетой Р-1. В целях повышения специальной подготовки офицерскогосостава в зимний период обучения были проведены сборы с вновь прибывшими офицерами, с офицерами радиотехнических станций РКТ и СОН-4 и с офицерами-ракетчиками и геодезистами. В зимний период обучения на тактических занятиях стартовые и технические батареи отрабатывали задачи слаживания отделений при подготовке ракет к пуску в условиях угрозы применения противником атомного оружия. По завершению этих занятий в апреле 1954 года командиром бригады проведена командно-штабная игра по теме: «Работа штаба бригады и дивизионов при развёртывании частей в боевой порядок и при подготовке ракет к пуску в условиях угрозы применения противником атомного оружия». По завершению зимнего периода обучения, 15 мая 1954 года бригада в полном составе совершила марш в лагерь, расположенный на Липовой горе, где подразделения бригады проводили тактические учения и комплексные занятия на материальной части ракет Р-1 и Р-2 в течение четырёх месяцев в летних условиях. К концу августа при оценке слаженности батарей путём проведения комплексных занятий на ракетах Р-1 и Р-2 с запуском двигателей на предварительную ступень было установлено, что стартовые и технические батареи вполне подготовлены к проведению пусков ракет как в дневных, так и в ночных условиях. В сентябре 1954 года бригада проверялась комиссией командующего артиллерией. Общая оценка слаженности батарей бригады – «хорошо». 3 октября бригада в полном составе передислоцировалась на «зимние квартиры». Директивой Генерального штаба Советской Армии и директивой заместителя министра обороны, главного маршала артиллерии Неделина М. И. бригада с 1 июля 1955 года перешла на изменённые организационно-штатные структуры, по которым отделения БРК (боковой радиокоррекции) вошли в состав стартовых батарей, а огневые дивизионы получили новые наименования и нумерацию: 1-й дивизион – 635-й отдельный инженерный дивизион (оид); 2-й дивизион – 638 оид; 3-й дивизион – 650 оид. Основными задачами боевой подготовки в 1955 году являлись дальнейшее совершенствование боевой готовности, ликвидация сезонности в учёбе, дальнейшее совершенствование и освоение всего комплекса работ по подготовке к пуску ракет Р-1 и Р-2 в условиях применения новых средств массового поражения. Особое внимание уделялось подготовке батарей к работе в ночных условиях и освоению наставления по действиям войск в условиях применения атомного оружия. Каждой стартовой батареей 635 оид в зимний период обучения было проведено два пуска ракеты Р-2 с ГЦП, один из них в ночное время. В зимний период обучения под руководством заместителя министра обороны, главного маршала артиллерии Неделина М. И. комиссией Штаба реактивных частей была проверена слаженность 650 оид. На учении дивизион в сложных метеорологических условиях совершил длительный марш и занял боевой порядок в указанном районе. Комиссия отметила положительное стремление личного состава к изучению путей сокращения времени на подготовку ракет к пуску. Лучшее время, которое было показано боевыми расчётами части на комплексных занятиях по подготовке ракеты к пуску, составило 3 часа 15 минут. В летний период обучения в условиях высоких температур 1-й батареей 638 оид было проведено два пуска ракеты Р-2У и один пуск ракеты Р-2, 2-й батареей – два пуска ракеты Р-2. В 1956 году продолжалась упорная работа всего личного состава бригады по освоению техники и совершенствованию навыков работы в сжатые сроки и в сложных метеорологических условиях. 21 июня 1956 года по окончании успешных испытаний ракета Р-5М была принята на вооружение. Она обеспечивала доставку к цели боевого заряда на дальность 1200 км с минимальным боковым отклонением от точки прицеливания за счёт применения боковой радиокоррекции. 650 оид был перевооружён на ракету Р-5М и в октябре был направлен на ГЦП, гдепо 30 марта 1957 года всеми батареями отрабатывал задачи по подготовке и проведению пусков ракеты с реальным одним пуском на батарею. С 1 марта 1957 года 650 оид переведён на новый штат, что привело к резкому возрастанию численности дивизиона (635 военнослужащих и 2 служащих). В апреле при части сформирована 23 полевая специальная сборочная бригада (пссб). В 1957 году основной задачей для 635 и 638 оид была подготовка к пуску ракет Р-1 и Р-2, а для 650 оид – ракеты Р-5М в дневное и ночное время в сложных условиях современного боя. Подготовка велась с совершением ночных маршей с развёртыванием в боевой порядок с полным инженерным, геодезическим и метеорологическим обеспечением в условиях лесистой и пересечённой местности. В связи с этим шла напряжённая подготовка офицеров в системе командирских занятий, технических тренировок, на полевых занятиях с подразделениями, на штабных, командно-штабных и тактических учениях, а также путём самостоятельной подготовки и сборов. С 29 августа по 7 сентября 1957 года штаб бригады участвовал во фронтовом командно-штабном учении Ленинградского военного округа. Это было первое учение с участием соединения, вооружённого стратегическим ракетно-ядерным оружием. В летний период напряжённой учёбы было проведено два учения: пятисуточное тактическое учение бригады на тему: «Действие инженерной бригады РВГК в наступательной операции фронта» и односуточное тактическое учение на тему: «Перевозка инженерной бригады РВГК по железной дороге». В период с 15 июня по 30 июля 635 оид на ГЦП проводил пуски ракет Р-1 и Р-2. Каждая стартовая батарея провела по одному пуску этих ракет. В период с 28 августа по 16 октября 1957 года 638 оид проводил на ГЦП пуски ракет Р-2. Каждая стартовая батарея провела по два пуска ракеты в максимальном темпе с СП-2. Личный состав батарей в 1957 году получил хорошие практические навыки и теоретические знания в работе на материальной части и добился значительных результатов по сокращению времени на подготовку к пуску ракет. Так, 2 батарея 638 оид подготовила и произвела пуск ракеты на ГЦП за 3 часа 10 минут. При проверке боевой готовности инспекторской комиссией установлено, что все дивизионы и бригада в целом боеготовы, состояние боевой и политической подготовки хорошее. В течение 1958 года 72 инженерная бригада несколько раз реорганизовалась в соответствии с новыми штатами. В январе в состав 72 бригады вошла 22 полевая специальная сборочная бригада; 635 и 638 оид переведены на новые штаты, а в июле при части сформирована 41 полевая специальная сборочная бригада. В зимний период обучения 638 оид приступил к изучению ракеты Р-5М и комплекта оборудования к ней. В летний период обучения эту же задачу решал 635 оид. К концу года все дивизионы бригады были готовы к проведению пусков ракеты Р-5М. Весной и осенью 1958 года 635, 638, 650 оид провели восемь учебно-боевых пусков ракеты Р-5М, в том числе 638 оид – 4 пуска ракет в целях создания системы ПРО с СП-5 «Челкар». В июне 1958 года 650 оид провёл опытное учение, в ходе которого совершил марш по грунтовой дороге на расстояние 1000 км с развёртыванием в боевой порядок и подготовкой ракеты Р-5М к пуску. Учение показало хорошую маневренность и возможность проводить пуски ракет из неподготовленных районов и позиций. В июле 1958 года командиром бригады назначен полковник Холопов Александр Иванович. С 15 октября 23 полевая специальная сборочная бригада (пссб) переименована в 349 подвижную ремонтную техническую базу (пртб), 22 пссб – в 320 пртб, 41пссб – в432 пртб. На проверке боевой и политической подготовки, проводимой Штабом реактивных частей в июне 1958 года, личный состав бригады показал хорошие результаты. В июле 1958 года 650 оид и 345 пртб бригады были переведены в г. Гвардейск Калининградской области для постоянной дислокации, имея целями американскую 40-ю полевую группу на территории ФРГ с ракетами средней дальности «Редстоун», нацеленных на нашу страну. В составе бригады остались 635 и 638 оид, 349 и 432 пртб, которые были переведены на увеличенные оргштатные структуры (в оид 701 военнослужащий и 4 служащих). Офицеры бригады понимали, что бригаду готовили к выполнению каких-то новых задач. Вооруженные ракетами Р-5М советские ракетные полки в Крыму, на Юго-Западной Украине и под Калининградом, держали под прицелом позиции американских ракетчиков не только в ФРГ, но и в Турции, и Италии, однако достать со своей территории ракетные базы в Центральной и Западной Англии БРСД «Юпитер» с помощью комплексов Р-5М не могли – не хватало дальности. И тогда советский Генштаб воспользовался секретным межправительственным соглашением, по которому советские инженерные бригады РВГК могли быть размещены на территории Германии (бывшей Германской Демократической Республики – ГДР). Военно-политическим руководством страны было принято решение реализовать это соглашение. Начальник Генерального штаба Маршал Советского Союза Василий Данилович Соколовский направил совершенно секретную директиву на скрытную передислокацию управления и двух ракетных дивизионов гвардейской 72-й инженерной бригады РВГК из села Медведь Новгородской области в район населенных пунктов Фюрстенберг (управление бригады и 638 отдельный инженерный дивизион РВГК, командир подполковник Уваров Пётр Петрович) и Фогельзанг (635 отдельный инженерный дивизион РВГК, командир подполковник Евсеев Филипп Фёдорович) на северо-востоке бывшей Германской Демократической Республики, где со времени войны стояли гарнизонами полки и дивизии 2-й гвардейской танковой армии – только там и можно было спрятать позиции стратегических ракетчиков от любопытного постороннего взгляда. Эти населённые пункты были более чем на 600 км западнее самой западной нашей ракетной части (650 отдельный инженерный дивизион РВГК, командир подполковник Спрысков Борис Михайлович) в Гвардейске Калининградской области. «Командиры, политработники, офицеры штабов и особых отделов – все работали на то, чтобы сохранить в тайне всё, что касается наших частей и выполняемой задачи. Были продуманы и безукоризненно выполнялись мероприятия легенды прикрытия, тщательно маскировалась специальная техника, бдительно несли службу караулы, суточный наряд, патрули. Тогда на железной дороге бригада с целью обеспечения скрытности трижды производила «перевалку» грузов. Но ни в Польше, ни в Германии никто даже не заподозрил истинного содержания наших вагонов и платформ», – вспоминал Георгий Николаевич Малиновский, будучи в то время главным инженером бригады. В ГДР вся бригада была передислоцирована со штатной техникой и вооружением в период с 24.12.1958 г. по 16.02.1959 г. и скрытно размещена рядом со штабом 2-й гвардейской танковой армии и в расположении дислоцированной юго-восточнее 25-й гвардейской танковой дивизии на заранее подготовленных боевых позициях и городках для личного состава и семей офицеров. Этот выезд на год за пределы страны стал серьёзной проверкой моральных и физических качеств, профессиональной выучки личного состава бригады. В отличие от операции «Анадырь» на Кубе, разведка США и Англии так и не обнаружила в составе ГСВГ соединения стратегических ракет. В НАТО даже после убытия бригады из ГДР не подозревали об этом секрете 2-й гвардейской танковой армии и нацеленных на туманный Альбион ракет вплоть до 1990-х годов прошлого века. С 1 июня 1959 года в соответствии с директивой Министра обороны СССР № орг./3/71511 от 04.4.59 г. инженерные дивизионы переименовываются в инженерные полки (ип) со штатной численностью 1220 военнослужащих и 4 служащих: 635 оид РВГК становится 25 инженерным полком РВГК, 638 оид РВГК – 638 инженерным полком РВГК, а 650оид РВГК-97 инженерным полком РВГК. В этом же месяце с бригадой ознакомился Главнокомандующий Группой советских войск в Германии Маршал Советского Союза М. В. Захаров. Учитывая принятие на вооружение 4 марта 1959 года новой стратегической ракеты Р-12 с дальностью 2000 км целесобразность в нахождении 72 инженерной бригады в ГДР отпала и перед бригадой поставлена задача по возвращении её в Советский Союз, которая была выполнена в период с 17 августа по 20 сентября 1959 года. При этом, инженерные полки бригады выводятся из её состава и получают новые места дислокации. Так 638 инженерный полк (командир полка Сальницкий Иван Трофимович) до мая 1961 года базируется в г. Волковыск Гродненской области, а с мая этого же года в г. Слоним в составе формируемой 49 ракетной дивизии в г. Лида (все города в Белоруссии). На их базе формируются новые соединения на основе опыта, приобретённого офицерским составом этих полков, что, в свою очередь, способствовало оперативному вводу вновь формируемых ракетных соединений в боевой состав ВС СССР. В ноябре этого же года была определена новая структура бригады и установлены новые места дислокации её частей: управление 72 ибр – пос. Знаменск Гвардейского района Калининградской области; 97 ип РВГК – г. Гвардейск (вновь вошёл в состав бригады); 349 пртб – г. Гвардейск (вновь вошла в состав бригады); 323 ип РВГК – пос. Чернышевское Нестеровского района Калининградской области; 847 пртб – пос. Чернышевское Нестеровского района Калининградской области; 330 ип РВГК – пос. Знаменск Гвардейского района Калининградской области; 912 пртб – пос. Знаменск гвардейского района Калининградской области. Событием исторической важности для первого ракетного соединения и ВС страны стала дата 1 октября 1959 года – 97 ип РВГК заступил на боевое дежурство (командир полка подполковник Спрысков Борис Михайлович). Важным событием в жизни бригады явилось освоение личным составом 323 ип РВГК новой ракеты Р-12. В течение осени 1959 года личный состав проходил переподготовку на ГЦП. Успешно были сданы зачёты по теоретической и практической подготовке на допуск к пуску новой ракеты Р-12. В декабре 1959 года 5-я и 6-я стартовые батареи 323 ип РВГК произвели по одному пуску ракеты Р-12 с оценкой «хорошо». В период с 23 по 25 февраля 1960 года 97 ип РВГК и 349 пртб посетил Председатель Верховного Совета СССР Брежнев Л. И. С ним прибыли Д. Ф. Устинов – секретарь ЦК КПСС, министр обороны Маршал Советского Союза Малиновский Р. Я., главнокомандующий РВСН главный маршал артиллерии Неделин М. И., главные конструкторы Бармин В. П., Янгель М. К. и другие. Полк стоял на боевом дежурстве на основных позициях. К этому времени основные сооружения боевых комплексов были построены. Брежнев Л. И. и сопровождающие его лица прибыли в 1-й дивизион (у пос. Солдатово). По прибытии на БСП дивизиона заслушали командира бригады полковника Холопова А. И. и командира полка подполковника Спрыскова Б. М. Вначале по схеме подполковник Спрысков Б. М. доложил расположение объектов полка. После чего московским гостям показали работу стартовой батареи по подготовке пуска ракеты Р-5М под руководством врио командира дивизиона, в недалёком прошлом самого опытного командира батареи, капитана Никольского Г. Н. На технической позиции продемонстрировали технологический процесс проверки ракеты Р-5М в горизонтальном состоянии, осмотрели хранилище с боезапасом ракет, а также хранилище с головными частями. В мае 1960 года в состав бригады вошли: 25 ип РВГК и 432 пртб – место дислокации г. Советск Калининградской области; 324 ип РВГК и 886 пртб – место дислокации г. Укмерге Литовской ССР. За период существования бригады её стартовые батареи произвели 75 пусков ракет, начиная от ракет А-4 до Р-12. В таком составе подошла 72 инженерная бригада к периоду формирования дивизий в созданных 17 декабря 1959 года Ракетных войсках стратегического назначения. Ракеты Р-1, Р-2, Р-5 и Р-5М – конструкции ОКБ Сергея Павловича Королёва, ракета Р-12 – Михаила Кузьмича Янгеля. Руководящий состав бригады Командиры бригады: Генерал-майор Тверецкий А. Ф. (до марта 1949 года); Генерал-майор Гумиров В. М. (до 3 апреля 1950 года); Герой Советского Союза генерал майор Иванов В. Н. (до 21 июля 1958 года); Полковник Холопов А. И. (до июня 1960 года); Заместители командира бригады: Подполковник Черненко П. Г (с 6 июля 1946 года по 18 ноября 1948 года); Полковник Линенко В. В. (до 1 июля 1949 года); Подполковник Ганюшкин А. Ф. (до 25 декабря 1950 года); Полковник Небоженко Т. Н. (до 10 марта 1952 года); Полковник Левашов А. Ф. (до 13 июня 1952 года); Герой Советского Союза полковник Коломейцев А. Ф. (до 25 мая 1954 года); Полковник Холопов А. И. (до 21 июля 1958 года); Полковник Уваров П. П. (с 6 сентября 1958 года); Начальники штаба бригады: Полковник Михайлов П. В. (до 18 ноября 1948 года); Полковник Ганюшкин А. Ф. (до 1 июля 1949 года); Полковник Линенко В. В. (до 14 октября 1950 года); Полковник Тюрин Д. А. (до декабря 1959 года); Полковник Безук Г. И. (с декабря 1959 года). Заместители командира бригады-главные инженеры: Полковник Смаглий Л. В. (до 21 марта 1952 года); Полковник Ханин Б. Г. (до 28 июня 1955 года); Полковник Андрюков В. И.(до 10 июля 1957 года); Подполковник Малиновский Г. Н. (с 10 июля 1957 года). Заместители командира бригады по политической части – начальники политотделов: Полковник Зубов М. Г.(до 31 октября 1946 года); Полковник Леонтьев Л. В. (до 14 марта 1951 года); Полковник Малков Д. И. (до 31 ноября 1954 года); Полковник Лесков В. Л. (до 12 мая 1956 года); Полковник Озеров С. А. (до декабря 1959 года); Подполковник Чевельча Н. С.(с декабря 1959 года). Заместители командира бригады по тылу: полковник Зуев Михаил Васильевич (до 16 мая 1947 года); полковник Тарнавский Вениамин Владимирович (до 6 августа 1949 года); полковник Локоть Николай Васильевич (до 29 августа 1952 года); полковник Науменко Павел Федосеевич (до 22 декабря 1961 года. Командирами отдельных инженерных дивизионов, инженерных полков РВГК и подвижных ремонтно-технических баз были полковник Андрюков В. И., полковник Коваленко И. П., подполковник Евсеев Ф. Ф., полковник Устинов Г. И., подполковник Уваров П. П., подполковник Красавин, полковник Пушкарёв А. М., полковник Спрысков Б. М., полковник Бондарев Ф. В., полковник Сасько П. И., полковник Галочкин В. С., подполковник Нестеров С. И., Дмитриев А. А. Авторский коллектив приносит извинения за неполный перечень имён командиров частей и подразделений, входящих в состав бригады, недостаточность освещённости событий, связанных с различными направлениями деятельности бригады, из-за скудости официальных документов. 24 гвардейская ракетная Гомельская ордена Ленина, Краснознамённая, орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого дивизия В соответствии с директивой Министра обороны СССР № орг./9/59003-ов от 25.5.60 г. в июне 1960 года 72 инженерная бригада РВГК переформировывается в 24 ракетную дивизию (рд). Этой же директивой все инженерные полки переведены на штаты ракетных полков (рп), при этом 25, 323, 324 и 330 рп численностью 1456 военнослужащих и 7 служащих, 97 рп численностью 1761 военнослужащий и 7 служащих, а подвижные ртб – на штаты ртб. Местом постоянной дислокации управления 24 ракетной дивизии до октября 1960 года был посёлок Знаменск, а с октября 1960 года – город Гвардейск Калининградской области. При формировании в состав дивизии вошли: – 25 инженерный полк РВГК – место постоянной дислокации г. Советск Калининградской области. Полк был сформирован на базе 635 отдельного инженерного дивизиона РВГК с 1 июня 1959 года по 1 октября 1959 года, начав формирование на территории ГДР и закончив на месте постоянной дислокации. Формировал полк его первый командир полковник Евсеев Филипп Фёдорович; – 432 подвижная ремонтно-техническая база – место постоянной дислокации город Советск Калининградской области. Сформирована была ртб в июле 1958 года в селе Медведь Шимского района Новгородской области и с августа 1959 года была введена в состав 72 инженерной бригады РВГК. Формировал часть инженер-подполковник Нестеров Семён Иванович; – 97 инженерный полк РВГК – место постоянной дислокации г. Гвардейск Калининградской области. Полк сформирован на базе 650 отдельного инженерного дивизиона РВГК 24 апреля 1959 года. Формировал полк и был его первым командиром подполковник Спрысков Борис Михайлович; – 349 подвижная ремонтно-техническая база – место постоянной дислокации г. Гвардейск Калининградской области. Сформирована была пртб на месте к 15 октября 1958 года, её первым начальником стал инженер-подполковник Сасько Прокофий Иванович; – 323 инженерный полк РВГК – место постоянной дислокации г. Гусев Калининградской области (до мая 1961 года – пос. Чернышевское Нестеровского района той же области). Полк формировался на базе 270 стрелковой Демидовской Краснознамённой дивизии в посёлке Тоцкое Оренбургской области. Формирование было закончено к 10 октября 1959 года. По преемственности получил наименование Демидовского Краснознамённого. Формировал полк полковник Венидиктов Иван Никифорович; – 847 подвижная ремонтно-техническая база – место постоянной дислокации город Гусев Калининградской области, до 9 мая 1961 года – пос. Чернышевское Нестеровского района той же области). Часть была сформирована в посёлке Тоцкое Оренбургской области к 1 октября 1959 года. Формировал пртб полковник Воробьёв Иван Петрович; – 330 инженерный полк РВГК – место постоянной дислокации пос. Знаменск Калининградской области. Полк начал формироваться в посёлке Раздольное Приморского края 1 сентября 1959 года на базе 38 артиллерийской дивизии РВГК и закончил его на месте постоянной дислокации. Формировал полк его первый командир полковник Артёмов Григорий Афанасьевич; – 912 подвижная ремонтно-техническая база – место постоянной дислокации пос. Знаменск Калининградской области. Часть сформирована в период с 21 по 30 октября 1959 года в посёлке Раздольное Приморского края и к 16 ноября этого же года прибыла к месту постоянной дислокации. Формировал пртб её первый начальник полковник Митин Павел Денисович; – 324 инженерный полк РВГК – место постоянной дислокации г. Укмерге Литовской ССР. Полк был сформирован на базе 44 и 130 мотострелковых дивизий в городе Уральске Приволжского военного округа к 1 сентября 1959 года. Формировал его первый командир полковник Бондаренко Иван Назарович; – 866 подвижная ремонтно-техническая база – место постоянной дислокации г. Укмерге Литовской ССР. Часть была сформирован к 1 сентября 1959 года в посёлке Тоцкое Оренбургской области. Формировал пртб её первый начальник полковник Деремян Амаяк Капрелович. С 1 июня 1960 года 25, 323, 324 и 330 инженерные полки РВГК переводятся на штаты ракетных полков, а все подвижные ртб переводятся на новую организационно-штатную структуру – ремонтно-технические базы. С июля по декабрь 1960 года сформировались и вошли в состав дивизии: 308 ракетный полк – место постоянной дислокации г. Неман Калининградской области. Полк формировался на месте уже по штату ракетного полка на базе 11 гвардейской пушечной артиллерийской Кенигсбергской Краснознамённой, ордена Кутузова бригады и по преемственности получил её наименование. Формировал полк и был его первым командиром полковник Шафаренко Константин Иванович; 1504 подвижная ремонтно-техническая база – место постоянной дислокации г. Неман Калининградской области. Сформирована на месте в июне 1960 года первым начальником пртб подполковником Звигляничем Николаем Яковлевичем; 957 отдельный батальон связи – место постоянной дислокации г. Гвардейск Калининградской области. Формировался на месте подполковником Калиной Петром Ивановичем. 4 августа 1960 года был назначен первый командир 24 ракетной дивизии – командир 72 инженерной бригады РВГК полковник Холопов Александр Иванович. В августе и сентябре назначаются заместители командира дивизии: заместитель командира полковник Шаргородский Василий Фёдорович, заместитель командира дивизии по политической части – начальник политического отдела подполковник Чевельча Николай Степанович, начальник штаба дивизии полковник Безук Георгий Иванович, заместитель командира дивизии по ракетному и артиллерийскому вооружению инженер-полковник Малиновский Георгий Николаевич, заместитель командира дивизии по тылу полковник Науменко Павел Фёдорович. С августа 1960 года дивизия передана из подчинения Штаба реактивных частей в состав 50 ракетной армии. В 1960 году во исполнение поставленных задач и с учётом поступающей на вооружение новой техники части дивизии совершенствовали свою профессиональную подготовку по ракетам Р-2 и Р-5М и начали осваивать основную штатную ракету Р-12 и наземное оборудование к ней. Техника по новому штатному ракетному комплексу начала поступать с апреля. Сдав зачёты на допуск к несению боевого дежурства комиссии главного штаба РВСН, летом 25 ракетный полк и 432 ремонтно-техническая база были выведены в основной позиционный район для несения боевого дежурства на комплексе с ракетой Р-12. Они были полностью готовы к несению боевого дежурства всеми боевыми расчётами. В сложных условиях личный состав этих частей приступил к выполнению задачи особой государственной важности. Вместе с выполнением задачи по несению боевого дежурства, совершенствованию профессиональной подготовки личному составу пришлось много трудиться по освоению нового ракетного комплекса, боевых стартовых позиций, участвовать в строительстве сооружений и объектов социально-культурного и бытового назначения. Не было пока казарм для личного состава, общежитий для офицеров, столовых и других жизненно важных объектов и сооружений как на боевой позиции, так и в пристартовом городке. Люди размещались и питались в палатках и сооружениях № 2 (хранилищах ракет). К 1 сентября 1960 года в 25 и 323 ракетных полках было подготовлено по восемь стартовых батарей, по две технические батареи, по две батареи транспортировки и заправки, а 432 и 847 ремонтно-технических базах – по две сборочные бригады по штатному ракетному комплексу ракеты Р-12; в 330 и 324 полках – по четыре боевых расчёта и соответствующих им отделений технических батарей и батарей транспортировки и заправки; в 912 и 866 ремонтно-технических базах к работе со специальным вооружением было подготовлено по одной сборочной бригаде. В августе командиром дивизии издаётся приказ, на основании которого организуется боевое дежурство на командных пунктах дивизии, полков и дивизионов ответственными дежурными из числа руководящего состава. С этого периода приступает к несению боевого дежурства и 957 отдельный батальон связи, совершенствуя подготовку радиотелеграфистов для приёма сигналов в отдельных радиосетях и радионаправлениях. С 1 октября 1960 года 330 ракетный полк и 912 ремонтно-техническая база, 323 ракетный полк и 847 ремонтно-техническая база, 324 ракетный полк и 866 ремонтно-техническая база приступили к несению боевого дежурства составом одного боевого расчёта, 308 ракетный полк совершенствовал свою структуру, формировал боевые расчёты и готовился к получению техники. С целью совершенствования профессиональной подготовки специалистов младшего звена приказом командира дивизии от 25 сентября 1960 года формируется нештатная школа младших специалистов. Формируется нештатная школа соединения на базе учебной батареи по подготовке специалистов ракетной техники заместителем начальника сборочной бригады 912 ртб майором Ангелюком Владимиром Демьяновичем (впоследствии первый начальник штатной школы младших специалистов) за счёт численности частей дивизии. В период с 16 по 18 июля 1960 года с дивизией ознакомились министр обороны СССР Маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский, первый главнокомандующий РВСН главный маршал артиллерии М. И. Неделин, которые дали высокую оценку организации подготовки частей дивизии, а также морально-психологическому настрою и боевой выучке личного состава. Значительная работа по подготовке кадров ракетчиков была проделана в 1960, организационном для дивизии, году. Триста восемь офицеров впервые прошли подготовку на трёхмесячных курсах при вузах и учебных центрах, а также на предприятиях промышленности. Напряжённая боевая учёба позволила добиться высоких показателей и результатов, высокого боевого мастерства всех боевых расчётов. С Государственного центрального полигона Капустин Яр боевыми расчётами 25, 97, 330 ракетных полков совместно с расчётами соответствующих ремонтно-технических баз было проведено семь учебно-боевых пусков ракет. Из них четыре пуска оценены «отлично», а три – «хорошо». Результаты боевой учёбы говорят сами за себя, так как подход к боевым расчётам в их оценке теоретической подготовки, знаний и умений технически грамотно готовить ракету к пуску был очень жёстким на полигоне, если не сказать более точно – жестоким. В октябре дивизию посетил и ознакомился с её жизнью и деятельностью новый главнокомандующий Ракетными войсками стратегического назначения Маршал Советского Союза Кирилл Семёнович Москаленко. В 1961 учебный год дивизия вошла с полной уверенностью, что поставленные задачи по освоению штатного вооружения и техники, способности профессионально их эксплуатировать и готовить ракеты к пуску подавляющим составом боевых расчётов будут решены. Продолжали интенсивно поступать штатное вооружение и техника. 25, 97, 323, 324, 330 ракетные полки были готовы к выполнению задач с основных позиционных районов всеми боевыми расчётами совместно с 432, 349. 847, 866 и 912 ремонтно-техническими блоками. В мае 1961 года управление дивизии и все ремонтно-технические базы переводятся на новую оргштатную структуру. Начав формирование с мая и закончив его к сентябрю, в дивизию вошли в полном составе 579 подвижная авторемонтная мастерская (парм), дивизионный лазарет и отдельный комендантский взвод. К июлю этого года в 308 ракетный полк начали поступать боевые, учебно-боевые ракеты и наземное оборудование. В связи с этим, командир дивизии приказом от 15 июля 1961 года устанавливает командиру 308 полка и начальнику 1504 ртб сроки подготовки боевых расчётов для сдачи зачётов комиссии Главного штаба Ракетных войск на допуск к несению боевого дежурства. Во исполнение этого приказа эта задача успешно была решена в установленные сроки: к 1 августа 1961 года зачёт сдали шесть боевых расчётов и к 1 декабря – все. К исходу 1961 года полк и ртб были готовы к несению боевого дежурства (первый боевой расчёт заступил на боевое дежурство с 27 сентября). Таким образом, к исходу 1961 года дивизия заступила на боевое дежурство на штатном вооружении и технике всеми боевыми расчётами, при этом заступление на боевое дежурство осуществлялось по мере поступления вооружения и техники в полки и ртб. Так, 330 полк приступил к несению боевого дежурства с 2 января 1961 года двумя боевыми расчётами, а с 1 декабря – четырьмя, 323 полк с апреля – двумя боевыми расчётами и с декабря – четырьмя. Боевое слаживание стартовых, технических батарей, батарей транспортировки и заправки совершенствовалось на тактико-специальных учениях и занятиях, на комплексных занятиях, проводимых командиром дивизии, командирами полков, дивизионов, ртб и других частей, отрабатывались также задачи с совершением маршей. В 1961 году в ходе проводимых тактико-специальных учений и занятий личный состав частей и подразделений приобрёл значительные навыки в сборе по тревоге, в занятии боевых постов и стартовых позиций, развёртывании техники в боевой порядок, в подготовке ракет к пуску в соответствии с боевыми нормативами, в совершении ночных маршей. В период с 14 октября по 8 ноября 1961 года 330 ракетный полк совместно с 912 ремонтно-технической базой и 323 ракетный полк совместно с 847 ремонтно-технической базой были в учебном порядке переведены в повышенную боевую готовность и несли боевое дежурство в этой готовности четырьмя боевыми расчётами, отрабатывая все мероприятия на боевом стартовом комплексе. Основным содержанием командирской подготовки офицеров являлось повышение личной подготовки, глубокое изучение и освоение ракетной техники и способов её боевого применения, совершенствование умений и навыков в организации выполнения боевых задач, управления частями и подразделениями в различных условиях обстановки, а также совершенствование методического мастерства в обучении и воспитании подчинённых. Нельзя не отметить, что в этот период большое внимание уделялось поддержанию высокого морального состояния личного состава с учётом трудностей переживаемого периода всеми командирами и партийно-политическими структурами. Основой их деятельности была индивидуальная работа с личным составом батареи, роты. В январе и феврале в дивизии впервые прошли партийная и комсомольская конференции, на которых рассматривались вопросы боевой готовности, воспитания и дисциплины. Директивой Генерального штаба Вооружённых Сил СССР от 17 октября 1961 года по преемственности (как соединения, созданного в 1946 году на базе 92 пятиорденоносного миномётного полка) дивизии присваивается наименование «24 гвардейская ракетная Гомельская ордена Ленина, Краснознамённая, орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого дивизия». Боевое Знамя с соответствующей надписью и ордена 92 гвардейского миномётного полка были вручены позднее, 14 августа 1962 года, командующим 50 ракетной армии генерал-полковником Добышем Фёдором Ивановичем. В течение года боевыми расчётами дивизии проведено восемь учебно-боевых пусков ракет с Государственного центрального полигона, из них шесть пусков ракетой Р-5М (боевые расчёты 97 и 324 полков и 349 и 866 ртб) и два пуска ракетой Р-12 (боевые расчёты 323,330 полков и 847 и 912 ртб) с оценкой «хорошо», что подтвердило их боеготовность и способность к самостоятельному выполнению боевых задач по подготовке и проведению пусков ракет. С декабря 1961 года 324 ракетный полк и 866 ремонтно-техническая база полностью выводятся из боевого состава 24 ракетной дивизии и передаются в распоряжение командира 58 ракетной дивизии (п. Кармелава Литовской ССР). По итогам 1961 учебного года дивизия объявлена лучшим соединением 50 ракетной армии и ракетных войск. Лучшими в соединении отмечены 25 и 97 ракетные полки (командиры полковник Евсеев Ф. Ф. и Спрысков Б. М.) и 349 ртб (начальник полковник Тамарлаков В. К.). В течение 1961–1962 годов личный состав дивизии постоянно участвовал в строительстве основных позиционных районов. Были проведены значительные работы по изготовлению сборных бетонных укрытий для личного состава на боевых стартовых позициях, по подготовке и установке комплектов сборных стартовых площадок в дневных и ночных условиях. Много внимания уделяется проведению и совершенствованию маскировочных работ с использованием полихлорвиниловой плёнки и других материалов с учётом открывшихся возможностей космических средств фоторазведки вероятного противника. По строительству боевых стартовых комплексов дивизия занимает первое место в армии. В течение двух лет проделана огромная работа по геодезической привязке элементов боевого порядка, созданию учебно-материальной базы в дивизионах, полках и ртб, батальоне связи. В 1962 году большое внимание уделялось доподготовке водителей всех категорий, особенно вождению различных типов машин в составе колонн в дневное и ночное время. Впервые в этом году доподготовка водителей закончилась трёхсуточным 500-километровым маршем. В нештатной школе младших специалистов совершенствуется учебно-воспитательный процесс: составляются планы и программы, улучшается методическое мастерство офицерского состава. Углублению этого процесса способствует введение в состав дивизии с декабря 1962 года штатной школы подготовки сержантов на 500 курсантов. В этот год усиливается внимание к организации боевого дежурства и боевого управления. С июня решением командира дивизии на командном пункте соединения организуются направления на полки, назначаются начальники направлений, вводятся помощники оперативных дежурных. С сентября в батальоне связи вводятся нештатные дежурные по связи, а в октябре организуется круглосуточное дежурство на нештатном запасном командном пункте дивизии, совмещённом с командным пунктом 323 ракетного полка, со сменой через 10 дней. Боевому дежурству придаётся особая значимость как основы поддержания боевой готовности дивизии. Немаловажную роль сыграло то обстоятельство, что в период Карибского кризиса с 11 сентября по 21 ноября 1962 года личный состав дивизии всеми боевыми расчётами нёс боевое дежурство в повышенной боевой готовности, были проведены все мероприятия этой готовности, приобретён опыт несения боевого дежурства в повышенной боевой готовности и окончательно слажены боевые расчёты. В течение 1962 года боевыми расчётами дивизии с Государственного центрального полигона проведено три учебно-боевых пуска ракеты Р-12 с оценкой «хорошо». По итогам года объявлены отличными 25 ракетный полк (командир полковник Евсеев Ф. Ф.), 349 (начальник полковник Тамарлаков В. К.) и 432 (начальник инженер-подполковник Дмитриев А. А.) ремонтно-технические базы, 957 отдельный батальон связи (командир подполковник Калина П. И.). С укомплектованием частей и подразделений штатным вооружением и техникой актуальным становится вопрос их эксплуатации. С целью улучшения регламентированного обслуживания вооружения и техники, проведения грамотной рекламационной работы и технического надзора с августа 1963 года в ракетных дивизионах вводится инженерно-ракетная служба. Как показал дальнейший опыт, она сыграла огромную роль в поддержании ракетного вооружения и техники в готовности к боевому применению, подготовке специалистов-ракетчиков и в безопасной эксплуатации всей техники дивизионов. В 1963 году части дивизии освоили подготовку к пуску по сокращённым графикам из различных степеней боевой готовности, а боевые расчёты освоили подготовку к пуску сокращённым составом (без увольняемых в запас солдат и сержантов). Продолжалась практическая проверка боевых расчётов к выполнению боевых задач путём проведения учебно-боевых пусков с полигона. Было выполнено пять учебно-боевых пусков ракеты Р-12 и два – ракеты Р-5М с оценкой «отлично». К сожалению, при огромной работе, которая была проведена всем личным составом в 1963 году, дивизия не смогла подтвердить звание передового из-за упущений в работе по укреплению воинской дисциплины. В последующие годы основные усилия руководящего состава сосредотачиваются на совершенствовании боевого дежурства с целью поддержания неснижаемого уровня боевой готовности. В результате напряжённого труда более 50 процентов боевых расчётов дивизии подготовлены с оценкой «отлично». Подтверждением высокой выучки боевых расчётов явились шесть отличных оценок за учебно-боевые пуски с полигона. Лучшими, как и прежде, стали 25 ракетный полк (командир полковник Швырёв А. Ф.) и 349 ремонтно-техническая база (начальник полковник Добрынин А. Н.). За успешное освоение новой сложной техники Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1964 года награждены орденом Красной звезды начальник 349 ремонтно-технической базы полковник Добрынин А. Н. и командир 2-го ракетного дивизиона 25 ракетного полка подполковник Пилипчук А. М. В период с 16 по 25 сентября 1964 года дивизия проверялась Главной инспекцией Министерства обороны СССР совместно с Главным политуправлением СА и ВМФ. Учитывая ухудшившееся состояние воинской дисциплины, боевая готовность дивизии была оценена «удовлетворительно», были вскрыты и указаны недостатки и упущения в работе по укреплению воинской дисциплины и в воспитательном процессе. В течение 1964 года, используя накопленный опыт работы с учебными компонентами ракетных топлив, с каждым боевым расчётом было проведено по два комплексных занятия с заправкой учебно-тренировочной ракеты Р-12Д боевыми компонентами. Это положило начало плановым систематическим комплексным занятиям с заправкой учебно-тренировочной ракеты в каждом периоде обучения. Каждый боевой расчёт сдавал зачёт на допуск к проведению этих опасных работ, а инструкторские группы формировались из числа наиболее подготовленных офицеров дивизиона и полка, как правило, от инженерно-ракетных служб. С целью использования возможностей ракетного комплекса в полном объёме в период с 22 по 24 октября 1964 года командующий 50 ракетной армии провёл с дивизией опытное учение по теме: «Действия ракетной дивизии с запасного позиционного района». В процессе учения дивизионы и сборочные бригады совершили марш в запасный позиционный район на расстояния 50–80 километров и выполнили учебные задачи с необорудованных позиций в ночное время. Дивизия успешно справилась с этой сложной задачей. Опытное учение показало возможность выполнения боевых задач в полевых условиях и необходимость совершенствования маршевой и полевой выучки, систематических тренировок стартовых отделений по установке сборно-разборных стартовых площадок СП-6, оперативному проведению геодезических привязок и прицеливанию в любых условиях погоды, днём и ночью. Опыт учения подтвердил необходимость систематической подготовки частей и подразделений в проведении большого объёма фортификационных и маскировочных работ при занятии полевых позиций в запасных позиционных районах. Становится очевидным, что учебные позиционные районы должны стать полигонами для проведения подобного вида работ, а с другой стороны, иметь образцовые фортификационные сооружения, на которых можно было бы обучать личный состав проведению этих работ, приобретать умения и навыки. Это опытное учение положило начало этапу обучения дивизионов и сборочных бригад, а впоследствии – подвижных формирований полков выполнению боевых задач из учебных запасных позиционных районов. В 1965 году принимается в эксплуатацию командный пункт дивизии, в состав узлов связи соединения вводятся передающие и приёмные радиоцентры, а во всех пунктах управления от дивизионов до управления дивизии включительно организуется боевое дежурство дежурными командирами и начальниками, что повышает оперативность управления дежурными сменами и в целом организацию боевого дежурства. С этой же целью, а также для анализа прохождения информации через пункты управления и квалифицированного решения вопросов боевого управления сначала в полках с сентября 1965 года, а затем в дивизионах в 1967 году, вводятся штатные командные пункты. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pervoe-raketnoe-soedinenie-nashey-strany/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 99.90 руб.