Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Ген человечности Илья Андреевич Подольский Илья Подольский Ген человечности Глава первая Фейерверк из красных, золотых, зеленых, оранжевых звезд обрушился на толпу мальчишек и девчонок в строгих черно-белых костюмах. Официальная часть мероприятия закончилась и в зале раздались веселые возгласы сразу на двадцати языках мира. – Том, Илья, смотрите как красиво! Ой, а где же вы? – Амана растерянно посмотрела туда, где только что находились ее друзья. Вечно они исчезают самым невероятным образом, словно уже научились перемещаться в подпространстве. – Мальчики, ну перестаньте же меня разыгрывать! – Амана изо всех сил зажмурилась, но когда она раскрыла глаза, чуда так и не произошло, ребята не появились. – Ну и ладно. Обижусь, честно слово, обижусь, – громко заявила она. – И разговаривать с вами не буду целых два дня, так и знайте! Огненный шарик упал на плечо девочки, переливаясь всеми цветами радуги. Амана осторожно дотронулась до него: огонь был холодным, как и обещали производители в рекламном проспекте, она сама читала об этом в компьютере доктора Йордана. Холодный фейерверк – это было новейшее достижение японской индустрии развлечений, «полная безопасность и максимум эстетического удовольствия» – так, кажется, было написано в рекламной статье. Больше не будет прожженых платьев и рубашек, и, конечно же, устроителям праздников теперь не угрожают пожары из-за неосторожного использования пиротехники. Девочке стала грустно. Кругом веселились и танцевали, грандиозный мьюзикдром, посвященный новоиспеченным бакалаврам 2024 года, был в самом разгаре, но Амана чувствовала себя потерянной и несчастной: никакой праздник не будет радостным, если рядом с тобой нет друзей. – Да здравствует международная школа уфологии! – крикнул кто-то из ребят. – Ура-а-а!!! – эхом откликнулась разноголосая толпа. – Почему ты такая грустная, Амана? – Ли Хэн Вай, маленькая поклонница из младших уровней, участливо заглянула в лицо девушки. – Если бы я получила диплом бакалавра уфологии, я бы прыгала до небес, честное слово. – Ничего страшного, Ли Хэн Вай. Просто мне жалко, что мои родители не смогли приехать на праздник, – пришлось соврать Амане. Не станешь же объяснять девчонке, которая смотрит на тебя такими восхищенными глазами, что иногда праздник приносит не только радость, но и печаль. Нет, конечно, все они мечтали о том, что рано или поздно освоят профессию и смогут работать самостоятельно. Это было самым главным для них, недаром ведь каждый выбрал эту специализацию и так упорно стремился попасть в МШУ. Но чем ближе становился день выпуска, тем чаще Амана думала о том, что таких веселых и счастливых дней у нее уже больше не будет. Друзья разъедутся по разным обсерваториям, кто-то с головой уйдет в науку, а кто-то займется практикой, и встречаться они будут только по выходным, а то и реже. От таких мыслей Амана чуть не разрыдалась. Слезы сами собой потекли по щекам, в горле застрял комок… – Happy birthday to you, happy birthday to you… – фальшиво, но очень весело запели у нее за спиной. – Happy birthday to Амана, happy birthday to you-u-u-u!!! Извини, мы не знаем как поздравлять с днем рождения по-японски. – Я думала, что вы вообще о нем забыли! – от неожиданности девушка совсем растерялась и рыдания снова подступили к горлу. – Ну вот, она уже в слезах! Стоило на пять минут отвернуться! – всплеснул руками Том. – Амана, нельзя быть такой чувствительной! – рассудительно произнес Илья. – Хорошо вам говорить. А сами бросили меня на произвол судьбы! – Мы искали черные розы, твои любимые, ты только посмотри, какие они красивые. Хотели сделать сюрприз… – Сюрприз! А я тут страдаю в одиночестве, – Амана позволила себе еще немного покапризничать. – И тебе не стыдно? – в один голос спросили мальчишки. – Стыдно, очень стыдно. Тем более, что розы действительно прелесть. Надеюсь, они не вянут? – Они теперь постоянно будут цвести в твоей комнате. Это настоящий розовый куст, как ты видишь. Растет в земле, постоянно дает все новые и новые бутоны. Мы знали, что делали, – заметил Том, – иначе ты бы ревела над каждым опавшим лепестком и подарок был бы не в радость. А так ты еще долго будешь вспоминать этот выпускной, который так удачно совпал с твоим днем рождения! – Спасибо, – Амана была растрогана. Отыскать куст настоящих голландских роз, целым и невридимым доставить его в школу уфологии – это был если не подвиг, то все же серьезный поступок. Наверное, друзья и вправду любят ее. – Ну наконец-то! Первая улыбка за сегодняшний вечер, – вздохнул Илья. – Неужели наша Царевна-Несмеяна перестала грустить? – А кто такая Саревна-Несмеяна? – Царевна, – поправил ее Илья. – Героиня русской народной сказки. Все время плакала и плакала, пока всем не надоела. Вот тогда-то ее посадили на самоходную печь и отправили за тридевять земель на исправительные работы. Том весело расхохотался. Уж он-то прекрасно знал сказку о Царевне-Несмеяне, но не спешил выводить Аману из заблуждения. – Да, да, так и было, – уверенно поддакивал он Илье. Девушка поняла, что ее разыгрывают. – Нет уж, вы от меня так просто не отделаетесь, – улыбнулась она. – Хитрые вы, пользуетесь тем, что я ничего не понимаю в русских сказках. Придется мне все же познакомиться с фольклором России. Ребята переглянулись. Амана всегда была чересчур серьезной и впечатлительной. Зато лучшего друга, пожалуй, не сыщешь на всем белом свете. – Ладно, не принимай все так близко к сердцу, – Илья обнял девушку за плечи. – А хочешь, я подарю тебе целый сборник сказок? Их еще моя бабушка читала. Настоящая книга в красивом переплете, с картинками! Такие нынче большая редкость. – Конечно, хочу. – Вот и хорошо. Пойдем веселиться! На празднике и впрямь было на что посмотреть. Ректор международной школы уфологии, господин Йордан Йовков постарался сделать все, чтобы выпускной бал остался в памяти учеников на долгие годы. Хотя сегодня Амана, Том, Илья и их товарищи поднялись только на первую ступень в деле усвоения уфологии, для них все же это был знаменательный день. Попасть в МШУ было не так-то просто. Восемь сложнейших экзаменов, психологические тесты и тренинги, собеседования с ведущими преподавателями школы и лично с доктором Йовковым – нелегкие испытания для мальчишек и девчонок, которым едва исполнилось по десять лет. Только самые упорные, трудолюбивые и талантливые ребята попадали сюда. Илья вспомнил, как впервые увидел доктора Йовкова. Он ужасно испугался огромного старика с невероятными бровями и лохматой седой шевелюрой. Это потом он понял, что господин Йордан – человек добрейшей души, а в момент первого знакомства Илья изрядно перетрусил. Да и не мудрено. Все вокруг только и делали, что говорили о заслугах ректора МШУ, о его ученых степенях и потрясающих научных открытиях. Илья вздохнул и оглянулся на Аману. Четыре года назад, когда они только познакомились, она была такой же серьезной и вдумчивой девчонкой. Из Японии ее каждый день привозил папа на личном миниаэробусе, а вечером заезжал за ней в школу, чтобы отвезти домой. А Том, как и сейчас, был сорванцом. Когда он начинал дурачиться, от смеха никто не мог удержаться, даже преподаватели. Зато высшую математику Том Райдер щелкал как орешки, в этом деле за ним никто не мог угнаться. Целых четыре года прошло! Кто бы мог подумать, что время летит так быстро! – Я тоже думала об этом сегодня, – снова погрустнела Амана. – Ты уже освоила технику чтения мыслей? – удивился Илья. – Быстро. Мне за тобой не угнаться. – Вовсе нет. Просто ты сейчас так грустно вздохнул, что и без слов все понятно. Мне тоже невесело. – Ну, начинается! – Том терпеть не мог таких разговоров. – Зачем грустить, если впереди у нас столько всего интересного. В конце концов мы же не расстаемся. Мы даже не уходим из школы. Нам еще целых два года предстоит провести здесь. А потом мы можем работать вместе! Кто сказал, что нам обязательно придется расстаться? – Том, как всегда, прав, – откликнулся Илья. – Еще бы! И чтобы больше я не слышал никаких вздохов и ахов! Понятно? Иначе отправлю вас обоих за тридевять земель, – и, подхватив друзей под руки, Том увлек их в шумную толпу школьников. Холодный фейерверк – это был только один из многих сюрпризов, приготовленных для ребят в этот вечер. Они увидели самый настоящий КВН. Играла команда МШУ и команда Бауманского университета. Обе были очень сильны, так что схватка предстояла жаркая и, главное, веселая. Илья принялся было объяснять Амане и Тому, что такое КВН, но шутки и смех говорили сами за себя. Через пару минут от печального настроения Аманы не осталось и следа. Она то хваталась за живот от хохота, то вскакивала с места и вместе с болельщиками выкрикивала имя команды уфологов. Да и мальчишки не остались равнодушными. Они вопили и топали ногами, когда жюри ставило низкие баллы родным кэвээнщикам, или размахивали флагами в знак поддержки. Илья был болельщиком со стажем. Страсть к КВНу он унаследовал от родителей. Сколько он себя помнил, мама с папой не пропускали ни одной игры. Илья знал наперечет все команды высшей лиги и мог наизусть процитировать лучшие шутки за последние лет пять-шесть. И все-таки ребята из МШУ проиграли. Разрыв в счете был совсем небольшим, всего несколько десятых балла, но тем не менее победа осталась за соперниками. Из зала трое друзей вышли огорченными не на шутку. – Жалко, – вздохнула Амана. Первая встреча, на которой мне удалось побывать, и так неудачно закончилась для нашей команды. – Игра есть игра, – пожал плечами Том. – Стоит ли расстраиваться по пустякам? – Всегда ты так! – тут же возразила девочка. – А люди душу вкладывали. Это почти что театр, искусство, его нельзя мерить на баллы. – Почему бы нет? – Да потому что! Когда ты идешь на спектакль, мы же не выставляем актерам и режиссеру оценки? – Зато мы можем сказать, что спектакль получился удачным или не очень. Разве не так? – Опять сцепились, – констатировал Илья. Том и Амана и двух минут не могли провести вместе, чтобы о чем-нибудь не поспорить. – Пойдемте-ка лучше в кино. Вы хоть слышали, что у нас в школе оборудовали новый модуль-холл? Модули все еще оставались дорогостоящим удовольствием и далеко не каждый мог попасть в кинотеатры, оборудованные новейшей техникой. Амана однажды уже побывала на таком сеансе, в Токио модуль-холлы появились раньше, чем в России, зато мальчишки еще ни разу не были в моделированной реальности. – Конечно слышали, – мгновенно переключился Том. Споры с Аманой его мало задевали, а вот она после каждой стычки дулась по полчаса. – Говорят, что привезли новую версию «Марсианских хроник» по Брэдбэри. Нужно будет обязательно посмотреть. – Сеанс начнется через сорок минут, – сообщил Илья. – Так что нужно поторопиться, мест на всех может не хватить. – А я слышал, что после модуль-реальности так штормит, что второй раз туда идти не захочется. – Какая ерунда, Том! – возразила Амана. – Кто только мог такое придумать? Второй раз ты туда бегом побежишь! – Хоть расскажи, как это происходит, – попросил Илья. – Мне до сих пор не верится, что можно дотронуться рукой до актеров. Неужели все на самом деле так, как пишут в рекламных журналах? – Даже лучше! – рассмеялась девочка. – После того как я побывала в модуль-реальности, наш мир показался мне не такими интересным. Папа говорит, что такие фильмы вредны для детской психики. – Значит нужно обязательно сходить на сеанс, – заявил Илья. – Необходимо испытать свою психику на крепость. – Ты зря смеешься, – заметила Амана. – Ведь были же у нас в Японии случаи, когда дети не захотели возвращаться из фильма. Им даже прилось пройти курс лечения. – Слушай, а могу я, к примеру, помочь главному герою или подложить подлянку злодею? – перебил Том. – Когда я смотрю фильм, я просто за руки себя держу, чтобы не вмешаться в действие. – Тогда это будет игра, а не фильм. – Точно, – вздохнул Том. – А жаль. – Мы с вами только время теряем, – нетерпеливо сказал Илья. – Меньше бы разговаривали – давно бы уже заняли места в зрительном зале. – Тогда вперед, – решительно произнес Том. – Илья Самохлеб, Том Райдер, Амана Най, – голос доктора Йовкова казалось раздался прямо за их спинами, но ребята знали, что это всего лишь громкоговоритель, – пожалуйста, зайдите в мой кабинет. У меня к вам срочный разговор. – Что бы это могло быть? – Амана удивленно подняла брови. – Не случилось бы чего. – Может, я неправильно запустил последний исследовательский зонд? – хихикнул Том. – Помнится мне, расчеты я делал на скорую руку. – Ага, зонд протаранил чей-нибудь корабль и тебя выгонят из школы, – продолжил пессимист-Илья. – И нас вместе с ним? – Амана пожала плечами. – Вряд ли. Нечего гадать, узнаем на месте. И дружная троица бросилась к ближайшему лифту: кабинет доктора уфологии Йордана Йовкова находился на самом верхнем, десятом этаже здания МШУ. Глава вторая Когда они вошли в широкие двери, предупредительно распахнутые настежь, господин Йовков стоял у окна спиной к ним. – Добрый вечер, – первым поздоровался Илья, – вы вызывали нас? – Да, да, ребята, проходите, присаживайтесь. – Что-то случилось? – испуганно произнесла Амана. У ректора МШУ, их любимого учителя и друга было такое выражение лица, словно он испытал величайшее потрясение. – Случилось, девочка, случилось. Произошло событие, которого мы ждали уже многие годы, но вот радоваться мне или рвать на себе волосы – не знаю. – Йордан Михайлович, – Илья всегда называл господина Йовкова по имени-отчеству, как это было принято в России, – не тяните, расскажите все, пожалуйста. – Сейчас вы сами все поймете, – ректор включил огромный, во всю стену монитор видеофона. Приятная женщина в модном комбинезоне из металлической ткани зачитывала сводку новостей. Выражение лица дикторши было испуганным. – Сегодня в три часа дня со Студеного озера была наконец-то снята блокада, которая продолжалась несколько дней. Напомню зрителям, что в понедельник утром жители этого небольшого поселения в Архангельской области столкнулись с необъяснимым явлением. Возвращаясь домой, они неожиданно наткнулись на силовое поле огромной мощности. Преодолеть его не представлялось возможным, автомобили, поезда, аэробусы также не могли проникнуть за пределы этого поля. Невидимая преграда представляла собой купол диаметром почти пять километров. Неизвестно, кто и зачем возвел этот искусственный барьер. Жители Студеного озера, оставшиеся за пределами родного селения, были очень обеспокоены судьбой своих родных и близких. Радио– и телевизионные сигналы не проходили сквозь силовое поле и получить какую-либо информацию не представлялось возможным. Сегодня наконец-то специальным частям МЧС удалось проникнуть в город. И вот сейчас мы увидим репортаж о том, что происходит в Студеном озере. Дикторша повернулась к стене, на которой возникло изображение кричащих и взволнованных людей. Видно было, как плакала какая-то немолодая женщина. – Почему ничего не слышно? – шепотом спросила Амана. Она была очень бледной и от этого кожа казалась сероватой. И, словно ответив на ее вопрос, ведущая новостей расстерянно произнесла: – Прошу прощения за технические неполадки, связь все еще оставляет желать лучшего. Мне придется самой прокомментировать этот видеоряд. В студии появился мужчина и поставил на стол какой-то аппарат. – Это еще что? – Том с таким удивлением уставился на монитор, словно вместо новостей ему показали передачу «В мире животных». – Это факс, – объяснил доктор Йовков. – А-а, – понимающе протянул Том, хотя загадочное слово «факс» услышал впервые в жизни. А дикторша тем временем вытащила из старинного факсимильного аппарата длинный бумажный свиток и стала зачитывать текст. – Наш специальный корреспондент в Студеном озере сообщает: по мнению местных жителей, в их небольшом городке побывали представители инопланетной цивилизации. За три дня, которые длилась блокада, люди неоднократно наблюдали в небе неопознанные летающие объекты в виде светящихся шаров и конусов. Рассказывают, что среди населения царила паника. Многие старики пророчили наступление конца света. Панические настроения усиливались тем, что в городе действие силового поля было еще более пугающим, чем извне. Амана нетерпеливо откинула челку, которая мешала ей смотреть на экран. Напряжение в комнате было таким явным, что его, казалось, можно было пощупать руками. Ведущая закашлялась, видимо, она тоже не на шутку волновалась. – Простите, продолжаю. Итак, привычные энергоисточники не действовали в период блокады. Электроэнергия с ближайшей атомной станции не доходила до домов и учреждений. Однако, видеофоны, холодильные камеры, кондиционеры и другая техника получали электричество из другого, неизвестного, источника, причем беспроводным путем. Техника начинала работать сама по себе, не будучи включенной в розетку. Поначалу такие включения были беспорядочными, но затем жители научились управлять этим процессом. Есть также свидетельства многих людей, – диктор перевернула страницу и на ее лице отразилось недоумение, – о том, что за эти три дня из могил на местном кладбище выходили покойники и преспокойно разгуливали по улицам города. По неизвестным причинам рухнуло несколько зданий, жертв и пострадавших нет. – Секундочку, – извинилась ведущая, – мне говорят, что сейчас должно прийти еще одно сообщение из Студеного озера. Вот оно, – женщина снова наклонилась к факсу. – В городе были зафиксированы неоднократные исчезновения людей, правда, все они потом вернулись в свои дома целыми и невридимыми. Никто из них не может толком объяснить, где они находились и что делали. На данный момент не найден только только один житель Студеного озера, мальчик двенадцати лет по имени Андрей Лебедев. Его родители в полном отчаянии, – на экране снова промелькнуло лицо плачущей женщины, – объявлен поиск, но пока он не принес никаких результатов. Том и Илья переглянулись: теперь они прекрасно понимали чувства доктора Йовкова. Сколько лет мир ждал контакта с другими цивилизациями. Не только ждал, но и боялся. И вот самые неприятные прогнозы самых отъявленных скептиков подтверждаются: инопланетяне несут угрозу нашей планете. Ведущая сообщила, что будет держать зрителей в курсе событий, происходящих в Архангельской области, и перешла к другим новостям. Йордан Йовков отключил монитор и устало опустился на стул. – Ну, что скажете? Что вы думаете по поводу всего произошедшего? – обратился он к ребятам. Они молчали, все еще находясь под впечатлением от репортажа. Первой решилась высказаться Амана. – Но ведь явной агрессии не было, – осторожно произнесла девочка. – Насколько мы можем судить, никто не пострадал, не погиб… В кабинете воцарилось молчание. Скорее всего, сейчас все четверо размышляли об одном и том же. С тех пор как жители Земли установили контакт с первыми представителями инопланетян, споры о том, стоит или не стоит выставлять космическую защиту, совсем не утихли, напротив, дебаты на эту тему теперь стали особенно актуальны. Почти пять лет назад на восточном побережье Африки приземлился корабль с планеты Бука, расположенной в системе звезды D-66. Тот первый визит закончился крайне неудачно. Местные жители ранили нескольких инопланетян, а те в отместку разрушили и сожгли дома обидчиков. Дело едва не закончилось межгалактическим скандалом. Хвала и слава тогдашнему президенту ООН, мистеру Гуго Рагуго, за то, что он сумел предотвратить самое худшее: войну, а может быть, и глобальную, планетарного масштаба катастрофу. Несомненно, открытое противостояние не закончилось бы для жителей Земли ничем хорошим, уровень технического развития букян был намного выше. Однако, обитатели звездной системы D-66 оказались вовсе не такими агрессивными, как предполагами некоторые воинственно настроенные представители нашей цивилизации. После мирных переговоров, за которыми напряженно следила вся планета, мистеру Гуго Рагуго удалось наладить нормальные взаимоотношения с букянами. Оказалось, что первым кораблем, прибывшим с этой планеты, был случайный туристический лайнер. Поэтому-то и стал возможным тот неприятный инцидент на восточном побережьи Африки. Конечно, настоящие профессионалы космическх перелетов ни при каких обстоятельствах не стали бы устраивать побоище. Такой была история самого первого открытого контакта с жителями иных планет. В официальной ноте правительство букян приносило извинения за случившееся и заявляло о том, что их ученые планировали наблюдение за Землей еще в течение как минимум десяти лет и только потом они намеревались познакомиться с нами поближе. Однако в связи с последними событиями им приходится заявлять о своем присутствии раньше назначенного срока. Видимо, букяне были не слишком довольны тем, что им приходится контактировать с Землей. В речи одного из правителей Буки, если только это можно было назвать речью, явно сквозило разочарование. Инопланетные жители считали, что земная цивилизация еще не доросла до того уровня, когда можно налаживать межгалактические контакты. Наверное, поэтому букяне не слишком торопились с созданием своего посольства на Земле, как, впрочем, и не торопились пускать землян в звездную систему D-66. – Йордан Михайлович, вы зря так сильно переживаете, – рассудительно сказал Илья. – Амана права. Открытой агрессии не было; тот факт, что мальчик исчез, еще ни о чем не говорит. Может быть, пройдет несколько часов или несколько дней – и он вернется. – Я тоже так считаю, – поддержал друга Том. – Конечно, все уладится. А, кстати, что говорят букяне по этому поводу? Почему-то в новостях об этом ни разу не упомянули. – Мистер Рагуго послал запрос на Буку, – медленно, словно думая о другом, произнес доктор Йовков. – Они говорят, что не производили никаких действий в районе Студеного озера, да и в любом другом районе тоже. – Значит, это какая-то другая цивилизация? – удивилась Амана. – Я и сам не знаю, что думать по этому поводу, – пожал плечами ректор. – Но ведь букяне утверждали, что не контактируют ни с какими другими планетами, да и свои собственные патрули с земной орбиты они убрали. – Все это так, – вздохнул господин Йовков, – но ситуация, по правде говоря, складывается не лучшим образом. Мне очень неприятно сообщать об этом вам, однако сейчас может получиться так, что Земле придется вступать в открытое противостояние с инопланетянами. – Нет, этого не может быть! – ахнула Амана. – К сожалению, девочка, к сожалению, – всплеснул руками ректор, – вот, почитайте, пожалуйста, – и он протянул ребятам пластинку телетрансла. На зеленоватой поверхности было зафиксировано англоязычное сообщение из Организации Объединенных Наций. «В связи с происшествием в городе Студеное озеро в повестку ближайшего заседания ООН будет включен вопрос о мерах защиты планеты Земля от межгалактических агрессоров. Вопрос состоит из трех пунктов, в том числе будет рассмотрена возможность ответного удара по космическим террористам…» – Дело в том, что сейчас в ООН очень нестабильная ситуация, – пояснил доктор Йовков. – Мистер Рагуго болен, а его преемник, мистер Хантер, всегда отличался крайней категоричностью в суждениях. Это ему принадлежит идея ответного удара по террористам, как он их называет. Мне кажется, это крайне незрелый молодой человек, но его мнение на данный момент имеет огромный вес. Как ни странно, у него много поклонников в высоких кругах и мистер Хантер пользуется их поддержкой. – Значит, вы думаете, что его проект будет одобрен? – спросила Амана. – Такая вероятность есть, – твердо сказал господин Йовков. – Я бы даже сказал, что эта вероятность равна где-то пятидести процентам. – Но это очень много, – заметил Том. – Да, мистер Хантер умеет находить себе влиятельных союзников. – И что потом? – Амана произнесла вслух вопрос, который давно вертелся на языке у всех троих. Впрочем, они знали, что будет потом. На всех занятиях доктор Йовков не уставал повторять: зло порождает зло, агрессия влечет за собой только агрессию, и никакие проблемы, тем более столь серьезные, нельзя решить силовыми методами. Им казалось, что эти слова стали частью их самих. Выпускники международной школы уфологов были такими же убежденными гуманистами как и их учитель. – Потом? Скорее всего, ничего хорошего, – с горечью сказал господин Йовков. – Мне даже и думать не хочется, что будет потом. Конечно, мы все будем бороться до конца, я надеюсь, что худшего не случится. Но было бы прекрасно, если бы мы смогли предотвратить противостояние в самом начале, пока люди вроде мистера Хантера еще не успели наделать глупостей. – Йордан Михайлович, скажите, чем мы можем помочь? – спросил Илья. – Да, рассчитывайте на нас, – с готовностью подхватил Том. – Конечно, помощь невелика, но мы сделаем все, что в наших силах. – Для этого я и пригласил вас, – ректор МШУ в первый раз за весь разговор смог улыбнуться, – как видите, к делу я перехожу далеко не сразу. Возможно, моя медлительность и мешает мне совершать нужные поступки вовремя. – Йордан Михайлович! О чем вы говорите? – Илья укоризненно посмотрел на учителя. – Не будем сейчас вдаваться в подробности, – господин Йовков поспешил перевести разговор на другую тему. – Я обращаюсь к вам с просьбой. С сегодняшнего дня у вас официально начинаются каникулы. У вас будет много свободного времени. Если бы вы смогли потратить несколько дней и съездить в Студеное озеро… – Конечно, могли бы, – в один голос воскликнули все трое. – Вы прекрасно знаете, что я возлагаю на вас большие надежды, вы самые перспективные из выпускников и я думаю, что ваше присутствие в Студеном озере поможет многое прояснить. Вот только как быть с вашими родителями? Ведь они, наверное, заждались своих чад? – Ничего, – махнул рукой Том, – эту проблему мы как-нибудь уладим. – А я со своей стороны обязательно буду ходатайствовать за вас перед мамами и папами, – пообещал ректор. – Думаю, что мы отправимся туда прямо сегодня, – сказал Илья, выбираясь из глубокого кресла. Зная его, друзья не сомневались: Илья Самохлеб уже наверняка посчитал, каким образом и в какой срок можно добраться в Архангельскую область. – Ну что ж, удачи вам, ребята! – вздохнул господин Йовков. – И берегите себя. Глава третья – Так и не попали мы на модуль-фильм, – Том свесился с верхней полки и попытался дотянуться рукой до яблока. – Осторожнее, гимнаст, – предупредил Илья, – кто потом будет лечить твои переломы? – Амана и полечит. Она уже набила руку на бездомных кошках и собаках, заодно и на мне потренируется. – Том, ты сегодня говоришь сплошные глупости, – Амана Най недовольно поморщилась. – Что делать, если умные вещи я говорить не умею? – хохотнул Том. – Остается болтать всякую ерунду. – Какое-то несерьезное у тебя сегодня настроение. – Вот еще не хватало! Серьезного вокруг и так хватает. Я только подумаю о Студеном озере, так меня сразу передергивает. А ты говоришь: будь серьезным! – Том, ну пожалуйста, – умоляюще произнесла Амана. – Я и так места себе не нахожу. Доктор Йовков поручил нам такое ответственное задание… – Амана, волноваться и вправду не стоит, – улыбнулся Илья. – Напротив, ты должна быть очень спокойной и уравновешенной. Иначе наделаешь ошибок. – Ладно, ладно, постараюсь, – и девочка демонстративно отвернулась к окошку. Разглядеть там что-либо было сложновато. Поезд мчался с такой бешеной скоростью, что пейзаж превратился в сплошное зелено-голубое размытое пятно. Достать миниаэробус им так и не удалось: весь школьный транспорт отправили с экскурсиями в Париж, а личный электромобиль Аманы как назло был сломан. Пришлось довольствоваться поездом. – И когда мы приедем в это самое Студеное озеро? – снова подал голос Том. – Сегодня к девяти часам вечера, ведь я же уже говорил, – откомментировал Илья. – А я все-таки надеялся, что это будет не так долго, – застонал парень. – Сколько можно валяться этой жесткой поверхности? У меня уже спина затекла. – Не ной, Том. Совести у тебя нет, – резко заметила Амана. – Ты же исследователь. Учись обходиться без конфорта. – А зачем тогда нам вся наша цивилизация, если мы будем обходиться без комфорта. Это несправедливо. – Как ты можешь так говорить? – Только, пожалуйста, давайте не будем ссориться, – Илья всегда выступал в качестве миротворца между импульсивной Аманой и Томом с его американским прагматизмом. Эта парочка никак не могла научиться общаться спокойно, без лишних эмоций. Если Илья оставлял их в одиночестве, то скандал вспыхивал примерно через три минуты после его ухода, по Амане и Тому можно было часы проверять. – Хорошо, я умолкаю, – Том отвернулся к стене сделал вид, что уснул. – Пойдем, постоим в коридоре, – предложил Илья девочке, чтобы немного развлечь ее. Плотно закрытое окно не пропускало ни капли жаркого летнего воздуха. Илья и Амана уселись на удобные откидные стульчики и потягивали прохладную кока-колу. Во всем вагоне кроме них ехало еще от силы человек восемь-девять, рейс Москва-Архангельск был не самым популярным. В 30-е годы XXI века уже давно не практиковали планирование железнодорожных маршрутов по строгому расписанию. Если человеку срочно нужно было доехать до какого-либо пункта, то он просто шел на вокзал и за умеренную плату арендовал поезд. Конечно, работники вокзала старались совместить интересы всех пассажиров, и если находились желающие ехать в одном направлении, то они нанимали поезд вскладчину. Рядом с ребятами, в соседнем купе расположился молодой журналист из «Московских новостей». Он, кстати, тоже направлялся в Студеное озеро с редакционным заданием, ему поручили написать репортаж о недавних событиях. Чуть дальше ехали дедушки и бабушки с кошелками. Обаятельная Амана, которая умудрилась понравиться какой-то бабульке, в самом начале пути получила в подарок пирог со щавелем, очень вкусный и ароматный. Но сейчас в длинном коридоре не было ни души – скорее всего, пассажиры дремали после ужина или беседовали с попутчиками: в поезде разговоры могут быть бесконечными. – Он любит только себя, – Амана снова завела речь о Томе. Она все никак не могла успокоиться, хотя уже минут пятнадцать они провели в полном молчании. Илья покачал головой. – Ты прекрасно знаешь, что это неправда. – Но почему, почему он постоянно выводит меня из равновесия? – Ты сама из него выскакиваешь на полном ходу. Просто Том ни минуты не может проводить без дела и каждая потерянная секунда жизни может вогнать его в депрессию. – Ладно, я сама виновата, знаю. Больше не буду. – Мы все нервничаем, – заметил Илья. – Это точно. – Добрый вечер, – немолодой уже мужчина остановился покурить рядом с ними. – Вы позволите? – спросил он, изогнувшись вопросительным знаком. «Какая старомодная речь,» – мелькнуло в голове у Ильи. Подобные манеры он видел только у героев фильмов, которые смотрели в молодости его дедушка и бабушка. – Пожалуйста, – вежливо ответила Амана. На несколько секунд воцарилась тишина, продолжать разговор при незнакомце было неудобно. Вообще-то, курить здесь было запрещено, но мужчина, казалось, даже не подозревал об этом. «Вот деревня! – с раздражением подумал парень, он терпеть не мог запаха курева. – Наверное, и в поезде-то никогда не ездил, если даже таких элементарных правил не знает». Но высказать свои претензии вслух Илья так и не решился: не станешь же делать замечание взрослому человеку. – Что-то вы невеселые какие-то, ребята, – мужчина выпустил через усы очередную струйку дыма и, не поворачивая головы, очень смешно скосил глаза в их сторону. Ответить на эту фразу было абсолютно нечего. Амана неопределенно кивнула головой и оба они, не сговариваясь, двинулись к своему купе. – Какой неприятный тип, – поделился Илья своим мнением, как только они оказались на родной территории. И в тот же момент голова неприятного типа просунулась в дверь. – Ребята, вы уж меня извините, но мне тут совершенно не с кем общаться. Может, составите компанию? Пока Илья мысленно формулировал решительный и безапелляционный отказ, Амана уже говорила: – Конечно, конечно, проходите, мы будем очень рады с вами побеседовать. Илья Самохлеб был готов убить подругу и, похоже, ему не слишком хорошо удалось скрыть свое огорчение от окружающих. – Вы действительно не против? – уточнил мужчина, глядя на них с такой надеждой, что отказать ему было трудно. – Нет, нет, он не против, что вы! – поторопилась утешить гостя Амана. – Проходите, присаживайтесь. Вот, пожалуйста, сюда, здесь вам будет удобнее, – девочка указала на самое лучшее место в купе, это было замечательное вертящееся кресло, всего пару минут назад Илья собирался занять его и почитать свежий электронный журнал. – Одну минутку, я заварю чай. – А у меня как раз есть замечательное печенье, – откликнулся незнакомец. – К чаю – это то, что нужно. «Вечно она со своим восточным гостеприимством», – уныло размышлял Илья, глядя на то, как на столе появляются чашки, печенье, конфеты, заветный пирог с щавелем, от которого осталась уже только половина. – «Мы бы и сами прекрасно попили чай без посторонних.» Вообще-то, организация чаепития была частью привычного железнодорожного сервиса, но пассажиры могли при желании и сами накрыть себе стол. Все необходимое для этого лежало в специальном шкафчике и было совершенно бесплатным. Том проснулся, слез с верхней полки и теперь сидел и бессмысленно таращился по сторонам, не понимая что происходит и откуда в их купе взялся еще один незнакомый пассажир. А тот между тем говорил без умолку. – Это просто здорово, что у меня такие попутчики. Знали бы вы, какая смертная тоска – ехать целых четыре часа в одиночестве. – А вы из Москвы? – поинтересовалась Амана. – А то как же! Оттуда. Ездил к сыну в гости. Представляете, первый раз в жизни побывал в столице. Раньше все как-то не получалось, все некогда было. А вот теперь наконец-то увидел. Красивый город. Ребята незаметно переглянулись. – Что же вы так мало ездили? – не выдержал Илья. – В наше-то время, когда в любую точку планеты можно за час-полтора долететь! Где же это вы живете? – Да есть один небольшой городишко, вы, может, и не слышали о нем. Студеное озеро называется. – Как? – мгновенно оживился Том, пребывавший до этого в какой-то полудреме. – Студеное озеро, – с охотой подтвердил мужчина. – А что это вы так оживились? А-а-а, наверное в новостях видели репортаж, угадал? – Точно, – кивнул Илья. – И что же у вас произошло, не расскажете? – Да я бы рад, только сам ничего не видел. Говорю же, в Москве был все это время. Теперь вот еду и сам переживаю: мало ли, что могло за эти дни случиться. – Так, так, – после этих слов Илья сразу же потерял интерес к незнакомцу. Вот если бы им пришлось познакомиться с настоящим очевидцем контакта с инопланетянами, тогда другое дело. – Надеюсь, все у вас будет в порядке, – ободряюще заметила Амана. Говорили, что ничего сташного там не произошло, а то, что мальчик пропал, так это, на мой взгляд, какое-нибудь недоразумение. Скоро он отыщется. – Ну, не скажите, милая девушка, не скажите. В нашем Студеном озере уже много веков такие вещи творятся, что мы уж ничему не удивляемся. – О чем это вы? – Амана застыла с чайником в руке, во все глаза уставившись на гостя. – Да место у нас колдовское, дьявольское. Так еще моя бабушка говорила. Нечистой силы много, – мужчина с удовольствием посмотрел на их слегка ошарашенные физиономии и медленно принялся разворачивать большую шоколадную конфету. – То есть… – Ну как? Что же вы, про домового никогда не слышали, или про вампиров с вурдалаками? Илья смотрел на друзей, ожидая дружного смеха и какой-нибудь фразы вроде «Ну, рассказывайте сказки…». Но Том и Амана почему-то очень серьезно уставились на этого шарлатана, ни малейшего намека на веселье не проглядывало в их взглядах. – Про вампиров-то мы, конечно, слышали, – Том весь подался вперед, словно решался какой-то очень важный вопрос в его жизни, – вот только во всех статьях и исследованиях на эту тему ни разу не упоминалось Студеное озеро. «В каких еще статьях и исследованиях, Том? – хотелось спросить Илье. – Ты же занимаешься серьезной наукой, а сам сидишь и, открыв рот, слушаешь всякие басни!» Но только Тому было глубоко наплевать на этот мысленный вопль. – Не знаю, молодой человек, – гость, по-прежнему остававшийся для них незнакомцем, только развел руками. – Где, о чем пишут – про это я вам ничего не могу сказать. Я только одно знаю: в нашем городке без нечистой силы уже давно не обходится. Я сам не много видел, однако люди такое рассказывают, что волосы на голове шевелятся. И покойники у нас из могил встают, и места есть всякие магические, а уж домовые-то в каждом доме живут, мы к этому настолько привыкли, что и не замечаем. – А домовые – это как? Я не знаю, что это слово означает на русском языке, – восторженно спросила Амана, видимо, энтузиазм Тома заразил и ее. – Как? – вмешался Илья. – Сейчас я тебе объясню. К примеру, забудешь ты, куда дела любимую заколку для волос. Ходишь, ищешь и никак не найдешь. Так вот вместо того, чтобы сесть, хорошенько подумать и повспоминать, ты почему-то сваливаешь свою забывчивость на домового, якобы он у тебя эту заколку утащил. – Ничего не поняла, – опешила девочка. – Кто и зачем у меня утащил заколку? – Не слушай его, Амана! Он у нас известный скептик, – Том только досадливо отмахнулся и снова приступил к расспросам. А гость, казалось, только и ждал, чтобы на него снова обратили внимание. – Места колдовские? Ой, в нашем Студеном озере столько легенд с этим связано! – мужчина поуютнее устроился в единственном кресле, видимо, приготовившись начать долгий рассказ. – Взять, к примеру, хотя бы Гнилое болото. В давние времена у нас там столько народу погибло – не перечесть. Моя бабушка рассказывала, что ночью там происходит что-то страшное. Всего один раз в три года на Гнилом болоте собирается шабаш ведьм – так, во всяком случае, говорят старожилы. А может быть и не шабаш, а что-нибудь похуже. – Что же может быть хуже? – язвительно осведомился Илья. Непрошенный гость окончательно испортил ему настроение. – Откуда же мне знать, я-то там не был, – резонно ответил мужчина. – Вы продолжайте, продолжайте, – Том бросил на друга такой уничтожающий взгляд, что Илья предпочел помолчать, – мы вас слушаем с большим интересом. – Так вот, – я там не был, но предания гласят: в Гнилом болоте живут очень странные существа, у нас в Студеном озере их называют гнилые человечки. Илья бы с удовольствием посмеялся, если только друзья не слушали бы этого странного человека с открытым ртом. Но и Том, и Амана буквально впитывали в себя каждое слово гостя. – Говорят, что раньше в этом месте было старинное кладбище. А потом совершенно неожиданно оно стало проваливаться, а из-под земли потихоньку просочилась вода и мало-помалу затопила все могилы. Видимо, те, кто был похоронен на этом кладбище, теперь и пугают людей. Гнилые человечки светятся изнутри, огоньки мерцают у них на пальцах рук и ног, на плечах, а также на голове. А вот глаз у этих странных существ вообще нет. Когда начинается шабаш, гнилые человечки медленно выходят из-под воды, двигаясь по кругу против часовой стрелки. От их движения вода сама собой начинает закручиваться в буруны… – Во что? – одновременно ахнули Том и Амана, не знакомые со всем разнообразием могучего русского языка. Оба они сидели с горящими глазами и, наверное, во всех красочных подробностях представляли шабаш ведьм. – В круговороты, – объяснил мужчина, – и всякий, кто попадет в этот страшный хоровод, тоже становится гнилым человечком и ходит по кругу вместе с остальными мертвецами. А запах там стоит ужасный, если живой человек попадает на Гнилое болото, то от кашля ему не удержаться. А значит жуткие призраки обязательно услышат его и уже больше никогда не выпустят из своих владений. – Так он и останется там навсегда? – с ужасом спросила Амана. – Так и останется, – улыбнулся мужчина и отхлебнул сразу полчашки чаю. – Скорее всего, это все только лишь страшные сказки и ничего больше, – задумчиво заметил Том, – однако, я бы не отказался совершить экскурсию на Гнилое болото. – Это еще зачем? – хмуро спросил Илья. – Наверняка там есть какие-то отклонения от нормы, либо магнитный фон завышенный, либо радиоактивность больше нормы, а может быть, еще какая-нибудь природная аномалия. – Никогда не замечал за тобой склонности расследовать дурацкие мистификации, – сказал Илья, стараясь не замечать знаков, которые делала ему Амана: Самохлеб и не собирался вести себя вежливо по отношению к незнакомцу. – Все это, конечно, спорно, – ответил Том, – но, как говорят в вашей стране, дыма без огня не бывает. Значит, было что-то такое, что заставило жителей Студеного озера сочинить такую легенду. – Ерунда, – возразил Илья, – болото – оно и есть болото. Место неприятное, страшное, вот и приукрасили немного действительность. Заодно и нервы себе пощекотали. – Ну что ж, – мужчина поставил на столик пустую чашку и поднялся, – вот мы и подъезжаем, пойду собираться. Ребята взглянули в окно. Поезд, видимо, замедлил ход и стал различим прекрасный закат, на фоне которого вырисовывались очертания далекого городка. – Было приятно с вами пообщаться, молодые люди. Очень приятно. Возможно, еще повидаемся, – попрощался гость. – Меня, кстати, зовут Владимир Иванович, – мужчина церемонно прижал руку к сердцу. – До встречи, – и тут же вышел из купе. – Неудобно-то как получилось, – ойкнула Амана, – вы тут устроили дискуссию, а сами даже не представились. Человек, наверное, обиделся. – Ничего, – успокоил ее Том. – Я думаю, в Студеном озере мы еще и вправду увидимся. Глава четвертая Для начала предстояло устроиться в местной гостинице. Поскольку юные уфологи прибыли неофициально, встречать их было некому. Как только они вышли с вокзала, тоскливое одиночество почему-то сразу накатило на всех троих. Когда ребята в первый раз ступили на улицы Студеного озера, было уже почти совсем темно. Городок показался им не слишком приветливым. Рядом с вокзалом высотных домов практически не было, повсюду видны были маленькие коттеджи, обнесенные заборами. На некоторых даже остались еще печные трубы. Такие домики рисовали в учебных файлах по истории, когда иллюстрировали события полуторавековой давности. – М-да, – угрюмо протянул Том, – прошлый век. И как здесь только люди живут? – Так и живут, – огрызнулся Илья. – Прекрасно обходятся обычным электричеством, и модные видеофоны есть не у всех. И ничего, не умирают. – Сразу ты обижаешься, – пожал плечами Том. – И у нас в США после экономического кризиса 25-го года тоже не самое лучшее положение. Я, например, сам видел одного фермера, у которого дома стоит старенький-престаренький телевизор, наверное, его в каком-нибудь двухтысячном году выпустили. – Вот именно, – буркнул Илья. – Мальчишки, я очень устала и так хочу отдохнуть, – вмешалась Амана, – а вы взялись спорить. Денек был сумасшедший: выпускной, эта история с инопланетным вмешательством, дорога… Неужели у вас еще остались силы, чтобы цапаться друг с другом? – Ты права, надо искать гостиницу, – Илья с сочувствием посмотрел на девочку: она и впрямь выглядела измотанной. – Вы подождите здесь, а я попробую спросить у кого-нибудь дорогу. Оставив Тома и Аману посреди пустынной улицы, он решил постучаться в ближайший дом, в котором горел свет. И, хотя Илья долго и настойчиво надавливал на кнопку древнего электрического звонка, а потом и вовсе принялся тарабанить в ворота, почему-то обитатели дома так и не проявили никаких признаков жизни. – Черт-те что, – выругался Самохлеб, – неужели так трудно оторваться от видеофона? – Ты к кому, мальчик? – глухой мужской голос раздался за спиной Ильи так неожиданно, что паренек невольно вздрогнул. В памяти почему-то всплыло слово «вурдалак» и представился некто с красными голодными глазами и трехдневной щетиной на подбородке. Но позади оказался всего лишь невысокий приятный мужчина, абсолютно лысый и никак не напоминающий ни вампира, ни вурдалака. Человек без всякого выражения смотрел на Илью и при этом непрерывно хлопал себя по карманам, видимо, в поисках ключей. – Я хотел бы найти дорогу к гостинице, – немного нервно произнес Самохлеб, страх еще не отпустил его. – Прямо, налево и еще раз налево, там увидишь, – лаконично ответил человек, продолжая колотить себя по бокам. Наконец, он нащупал то, что искал и извлек из кармана длинную металлическую пластину, служившую ему ключом. Илья все стоял рядом и как завороженный следил за манипуляциями мужчины. – Ты чего ждешь? – довольно грубо осведомился незнакомец. – Сам не знаю, – честно признался парень. – А разве у вас дома никого нет? – Жена есть. – Почему же она мне не открыла? – Она у меня ужас как боится всяких привидений, поэтому-то и не открыла. А ты иди, иди отсюда подобру-поздорову, – мужчина беззлобно цыкнул на мальчишку и добавил: – Нечего тут по темноте одному шататься. «Сумасшедшие они все какие-то в этом Студеном озере, честное слово, – мысленно возмущался Илья, возвращаясь к ребятам. – Словно сговорились все привидениями нас пугать». Однако, рассказывать Амане и Тому о своей странной встрече он не стал, друзья и так выглядели уставшими. – Дорогу нам подсказали, теперь ее еще нужно найти, – бодро объявил он. – За мной, уфологи! После первого поворота налево они наткнулись на журналиста Витю Якушкина, который ехал с ними в одном вагоне. Тот тоже был не в лучшем виде: щеки впали и побледнели, а глаза округлились, словно Витя увидел что-то удивительное и необычное. – Как же я рад, что встретил вас, ребята, – заявил Якушкин, как только узнал дружную троицу. – Может быть, хоть вы мне расскажите, где в этом чертовом городе гостиница? Иначе я усну прямо где-нибудь под ближайшим забором. – Нет, это невыносимо, – Амана опустилась на какой-то очень кстати подвернувшийся пенек и уронила голову на руки. – Действительно, каменный век. Люди дикие, милиции на улицах нет, ни указателей тебе, ни телефонов, хоть помирай – помощи не дождешься. – Ну, милая моя, – рассмеялся Витя, – тут тебе не Манхэттен, а российская глубинка. Я не удивлюсь, если в ближайшем лесу лешие обнаружатся, а в самом Студеном озере – парочка симпатичных русалок. – И ты туда же, – Илья аж заскрежетал зубами от досады, – сегодня я только и разговоров, что о леших, домовых и привидениях. – Так, – вмешался Том, – дамы и господа, нам нужно добраться до гостиницы и лечь спать – это главное. А все остальные проблемы будем решать утром. Оно вечера мудренее – так, кажется, говорят в России? Гостиницу они в конце концов отыскали. Правда, Амана едва не сломала себе ногу, угодив в довольно глубокую яму, расположенную прямо посередине главной улицы, а Том чуть не стал жертвой нападения огромной овчарки, нежданно-негаданно появившейся перед ними на манер собаки Баскервилей. Райдера и его друзей спасло только то, что когда-то в детстве он обучался на курсах самообороны и мог определенным образом воздействовать на психику животных. Овчарка, встретившись со взглядом Тома, замерла на месте, а затем совершенно жалким образом ретировалась. Так они и шли по полутемным улицам захолустного городка, где из-за неверного света тусклых ламп каждую минуту можно было наткнуться на неожиданное препятствие. Через четверть часа ребята решили, что цель их долгого пути уже близка: дома по обеим сторонам улицы стали более современными, на обочинах появились яркие магниевые фонари, судя по всему, они наконец-то достигли центральной части города. Однако, как оказалось, на этом их вечерние приключения еще не закончились. В какой-то момент Витя, возглавлявший шествие, застыл как вкопанный. Амана тут же наткнулась на его спину и недовольно вскрикнула. – Ты можешь двигаться побыстрее? – не выдержала девочка. – Я уже еле на ногах стою. Витя только промычал в ответ что-то нечленораздельное. – Что? – Наверное, мне почудилось, – Якушкин недоверчиво помотал головой, словно отгоняя от себя назойливого комара. – Почудилось? – переспросил Илья. – Что-то очень странное… А вы ничего не видели? – Витя, нам всем не мешало бы отдохнуть, так что давай-ка сначала устроимся в гостинице, а потом разберемся с твоими галлюцинациями, – раздраженно брякнул Самохлеб. – Илья, как ты можешь так разговаривать? – Амана в ужасе всплеснула руками. В своей компании они, конечно, привыкли не церемониться, но Витя как никак был человеком новым. – Я не обижаюсь, – заверил Якушкин. – Я, кажется, и впрямь перегрелся сегодня. Значит, вы ничего не видели? – Что именно? – Да так, пустяки, померещилось, – Витя вздохнул, поправил дорожную сумку и довольно бодро шагнул вперед. И в тот же миг Амана тихонько охнула и стала крениться в сторону как Пизанская башня. Илья и Том едва успели подхватить ее. – Боже мой, да это никак обморок, – удивленно произнес Том. Он даже не успел испугаться за подругу, потому что спустя еще секунду вся компания увидела нечто странное. Метрах в пятидесяти от них, шатаясь и постанывая, то ли стояло, то ли висело в воздухе самое настоящее привидение. Конечно, сравнивать ребятам было не с чем – раньше с привидениями и прочей нечистой силой они не встречались. Но все признаки чертовщины были налицо: некоторая прозрачность (сквозь белесую фигуру проглядывали очертания домов и улицы), человекоподобные очертания, запах серы, устрашающий вид и так далее. Фигура показалась им огромной, хотя, когда немного позже они попытались определить ее размеры, получалось, что привидение было ростом и габаритами не больше героя прошлого века Шварценеггера. Все-таки психологическая подготовка, которую уфологи получили в школе, не прошла даром. Кроме Аманы, никто больше в обморок не упал. Напротив, действия мальчишек были очень разумны и слажены. Пока Том разогревался для предполагаемого боя и вспоминал основные приемы джиу-джитсу, Илья отыскивал в памяти подходящие к случаю заклинания, вычитанные в свое время в старинных сказках. Витя Якушкин занимался Аманой: делал ей искусственное дыхание и хлопал по щекам. Но привидение надуло всех. Немного пошатавшись из стороны в сторону, оно медленно растаяло в воздухе, оставив компанию в полном недоумении. Витя Якушкин пришел в себя первым. Он все же был постарше, а журналистская работа научила его сохранять спокойствие в любых ситуациях. – Надеюсь, вы, как и я, тоже больше ничего не видите? – поинтересовался Якушкин, не глядя на ребят. – А кстати, что именно вы наблюдали? Мальчишки замялись. Признаваться вслух, что будучи в здравом уме и твердой памяти, всерьез собирались воевать с привидением, было почему-то стыдно. – Как Амана? – вместо ответа спросил Илья. – Что-то долго она не приходит в себя. – Еще немного – и она очнется, – заверил Витя. – Пульс уже вполне нормальный. А пару минут назад был как ниточка – слабый-слабый. По молчаливому договору они не стали обсуждать происшествие. Не только стыд мешал им поговорить: у каждого было ощущение, что здесь, на темной улице не стоит поминать нечистую силу. Не дай Бог, снова появится. Даже Амана, придя в себя, не произнесла ни слова по поводу причины своего обморока. Она только пожаловалась на слабость и начала страстно уверять друзей, что раньше с ней никогда ничего подобного не случалось. Не теряя времени даром, уфологи и журналист двинулись к гостинице. Где-то же она должна существовать? Витя поддерживал девочку. Амана была очень слабой, и хотя она вроде бы шла сама, получалось, что Якушкин практически нес ее на себе. – Первый раз в жизни я потеряла сознание, – всю дорогу Амана непрерывно болтала, она говорила очень быстро, словно стараясь заполнить тишину вокруг себя и помешать ребятам заговорить с нею о чем-то другом. – Так странно. Наверное, день был очень тяжелым, а может быть здесь воздух необычный. – Здесь, мне кажется, все очень необычно, – мрачно заметил Витя. – А может, это возрастное, – еще быстрее затараторитла девочка, – если моя мама об этом узнает, будет что-то страшное. Меня положат в больницу на обследование, начнут ругаться, что я выбрала себя такую беспокойную профессию… То ли от того, что ребята старались как можно меньше смотреть по сторонам, то ли потому что чудеса Студеного озера были на сегодня исчерпаны, но до гостиницы они добрались без происшествий. В холле заспанная тетенька-администраторша долго ругала их за позднее появление, потом путала имена и фамилии при регистрации, потом долго искала сдачу и ключи от номеров. Словом, все было очень обыденно. Никаких тайн и мистики. Но когда они поднимались на свой этаж (лифт в гостинице, разумется не работал), Амана вдруг заартачилась и заявила, что одна в комнате она ночевать ни за что не будет. Хоть режьте ее. Собственно, мальчишкам тоже не улыбалось остаться на ночь в гордом одиночестве каждому в своем номере, хотя об этом они, конечно же, не стали говорить вслух. Так и было решено: все они устроились в номере Якушкина, перетащив кровати из своих комнат, и минут через пять спали мертвым сном. Глава пятая Так быстро Витя еще никогда не бегал. Сердце колотилось где-то в горле и все старалось вырваться на волю то ли через темечко, то ли через ухо. Но обращать внимание на это было некогда. Топот вампира раздавался все ближе и ближе, из-за спины уже попахивало гнильцой и болотом. Якушкин так и не понял, почему его нога потеряла устойчивость, но падение получилось шикарным: метра два в свободном полете и жесткое приземление на все четыре конечности. …Открыв глаза и сообразив, что это был только сон, Витя чертыхнулся. Погони и ужасы ему перестали сниться еще в подростковом возрасте, пожалуй, последний раз нечто подобное имело место быть лет в четырнадцать. Да и то, фигурировали в тех снах полицейские и взбесившиеся роботы из фантастических видеофильмов, но никак не мерзкая нечисть. Сейчас же Витя уже разменял третий десяток и готовился к своему двадцать первому дню рождения. И, честное слово, кроме симпатичных девушек, во сне его больше никто не беспокоил. – С чего бы это? – негромко спросил себя Витя, глядя в белый потолок и с отвращением вспоминая зеленую моржу вурдалака. События вчерашнего вечера начисто вылетели из его головы. Парень огляделся. Номер, который ему достался, был очень неплох. Если бы не уфологи, сладко посапывающие в разных углах комнаты, можно было бы даже сказать, что здесь просторно и уютно. В окно заглядывала роскошная елка, одну из своих пушистых лап она умудрилась запустить прямо к изголовью Витиной кровати и запах хвои приятно щекотал ноздри. Якушкин прикинул, что номер его находится на четвертом этаже, а значит елка должна быть немаленькая. «Что поделаешь, северный край, дикая природа, глухомань,» – мысленно вздохнул Якушкин. И было Вите так блаженно и сладко, и настроение замечательное, и погода чудесная. Чего же еще желать человеку? Только казалось, что какая-то мыслишка все время предательски ускользает из поля зрения. Нужно было о чем-то подумать, да вот только о чем? И вдруг среди этой приятной истомы Витю словно холодной волной окатило: привидение с темной улочки Студозера представилось парню во всем своем великолепии. И сразу стал объясним и дурацкий сон про вампира, и ребята-подростки, ночующие в его номере. Очень тихо, стараясь никого не потревожить, Якушкин оделся, наскоро умылся, сунул в карман консервированные бутерброды и на цыпочках выскользнул за дверь. Витя был прежде всего журналист, а значит любопытство и настойчивость являлись его главными качествами. Факт чего-то необычного был налицо. Журналисту в этом случае нужно собирать материалы и разбираться в ситуации. Юные уфологи были в этом деле только помехой. Да и с высоты двадцати лет трое подростков, конечно же, не кажутся достойными соратниками в журналистском ремесле. Поэтому, когда Амана, Том и Илья проснулись, Вити Якушкина уже и след простыл. Уфологам оставалось только гадать, где же теперь находится славный сотрудник газеты «Московские новости». * * * Водоем, который дал такое странное название маленькому городишке, показался ребятам очень красивым. Особенно бурно восторгались дикой северной красотой Том и Амана. Илье-то было не привыкать. В свое время он побывал вместе с родителями и в Карелии, и на Камчатке – мама и папа Самохлеба отличались любовью к путешествиям. А вот Том, родившийся в Калифорнии, воспринимал Архангельский край, как нечто супер-экзотическое. Вода в озере была чистой и прозрачной, видно было как проплывают рыбы на глубине в несколько метров. Берега были обрывистыми и почти лишенными деревьев, зато мох и травы покрывали землю в изобилии. Больше всего ребят поразили огромные серые валуны, которые высились то здесь, то там, и казались свидетелями каких-то неизмеримо древних и величественнывх событий. Несколько минут они молчали, наслаждаясь открывшимся видом. Солнце рассыпалось блестящими осколками по поверхности воды. Было ветрено и прохладно. Несмотря на то, что на дворе стоял июнь, ребятам пришлось накинуть легкие ветровки, а мерзлячка Амана и вовсе закуталась в осенний комбинезон. – Неужели здесь всегда так холодно? – поежилась девушка. – На то оно и Студеное, это озеро, – резонно ответил Илья. – Небось купаться не захочется. – Бр-р-р, я аж мурашками покрылась от одной мысли, что можно залезть в воду. – Зато посмотрите, какой оно правильной формы, – Том, как всегда, мыслил рационально. – Словно кто-то ножом вырезал для него котлован. Это Илья тоже заметил. Студеное озеро было небольшим и его почти полностью можно было охватить взглядом. Оно напоминало узкий и длинный четырехугольник с закругленными краями. – Может быть, не такой уж и правильной, но необычной, – тихо произнес Самохлеб. – Почему же неправильной? – Том сразу вспыхнул как спичка, он терпеть не мог критики в свой адрес, даже в тех случаях, когда на критику еще и намека не было. – Посмотри, какие ровные берега, все симметрично, выверено как по линейке. – Нет, Том, – вмешалась Амана, – посмотри, вон вдали заливчик, а с той стороны наоборот – земля наступает на воду. – Спорим, что водоем искусственый? – не унимался Том. – На что угодно, хоть на мой мини-телескоп. – Да не нужен мне твой телескоп, – усмехнулся Илья. – Да ты его и не получишь, потому что озеро это искусственного происхождения, ведь видно же невооруженным глазом. А может, это воронка от метеорита. – Хорошенький метеорит, – возмутилась Амана, – в виде большого цилиндра? На месте падения метеорита должна быть воронка, а не траншея. – Ну все, баста, спор отменяется, – авторитетным тоном заявил Илья. И, как ни странно, друзья послушали его. Наверное, и им было понятно, что в такое чудное утро уместнее всего помолчать. Поход на Студеное озеро был самым первым мероприятием, которое уфологи осуществили сразу после завтрака. Удивительно, но о неприятном происшествии прошлого вечера ребята предпочли вовсе не говорить. Негласный заговор молчания продолжался и сейчас, на озере: слишком уж невероятным казались события вчерашнего дня. Вообще же, друзей ждала нелегкая работа. Нужно было приступать к расспросам местных жителей, выспрашивать очевидцев, собирать доказательства пребывания инопланетян в городке. Пропавший Андрей Лебедев, якобы захваченный в плен пришельцами, никому из уфологов не давал покоя. Даже вчера, когда все они были уставшими и вымотанными, мысль об исчезнувшем мальчишке преследовала и Аману, и Тома, и Илью. Необходимо было как можно быстрее отыскать Лебедева, ведь от этого зависело очень многое: не только жизнь и здоровье парня, но, может быть, и сама история земной цивилизации. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/ilya-podolskiy/gen-chelovechnosti/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 49.90 руб.