Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Иран и исламские страны

Иран и исламские страны
Иран и исламские страны Сборник статей Данный сборник составлен на основе докладов, представленных на конференции «Иран и исламские страны», которая была проведена 19.11. 2007 г. Институтом востоковедения РАН. На ней присутствовало более 40 представителей научных кругов Москвы, Тегерана, Казани, Ельца, а также сотрудники Посольства ИРИ в РФ и Культурного представительства ИРИ в России, студенты и аспиранты московских вузов. Участники конференции авторы сборника попытались определить место Ирана в группе мусульманских стран, основные проблемы отношений Ирана с этими странами на современном этапе развития. Одной из тем, поднятых в статьях сборника, стала проблема участия Ирана в ОИК, работу в которой Иран использует для укрепления доверия с мусульманскими странами. В своей деятельности в ОИК Иран особое внимание уделяет теме исламского единства, определения роли мусульманской цивилизации в современном мире, поднимает вопросы активного возрождения исламской культуры до такого уровня, чтобы она соответствовала потребностям современного развития и других мировых цивилизаций. Исламские страны обладают достаточными людскими, экономическими и культурными ресурсами, чтобы идти в ногу с мировыми тенденциями развития. Статьи публикуются в авторской редакции. Иран и исламские страны Посвящается 30-летию исламской революции в Иране Российская академия наук Институт востоковедения Культурное представительство при Посольстве ИРИ в РФ Отв. редакторы Н.М.Мамедова, А.Эбрахими Торкаман Предисловие Данный сборник составлен на основе докладов, представленных на конференции «Иран и исламские страны», которая была проведена 19.11. 2007 г. Институтом востоковедения РАН. На ней присутствовало более 40 представителей научных кругов Москвы, Тегерана, Казани, Ельца, а также сотрудники Посольства ИРИ в РФ и Культурного представительства ИРИ в России, студенты и аспиранты московских вузов. Участники конференции авторы сборника попытались определить место Ирана в группе мусульманских стран, основные проблемы отношений Ирана с этими странами на современном этапе развития. Одной из тем, поднятых в статьях сборника, стала проблема участия Ирана в ОИК, работу в которой Иран использует для укрепления доверия с мусульманскими странами. В своей деятельности в ОИК Иран особое внимание уделяет теме исламского единства, определения роли мусульманской цивилизации в современном мире, поднимает вопросы активного возрождения исламской культуры до такого уровня, чтобы она соответствовала потребностям современного развития и других мировых цивилизаций. Исламские страны обладают достаточными людскими, экономическими и культурными ресурсами, чтобы идти в ногу с мировыми тенденциями развития. Если говорить об экономическом потенциале исламских стран, то они демонстрируют в 2000-х гг. достаточно высокую динамику экономического роста, позволяющего им не только не терять своего уд. веса в мировой экономике, но и наращивать его. Ирану, если исходить их макроэкономических показателей, удалось достичь еще больших сдвигов, воспользоваться ростом цен на нефть и нарастить основной капитал как базовую основу для дальнейшего роста. Конечно, многие проблемы требуют своего разрешения, в частности, реальный прирост необходимых Ирану производственных мощностей, реального повышения жизненного уровня основной массы населения, как безработица, инфляция, растущее расслоение общества. Особое внимание уделено положению исламских стран и Ирана на мировом нефтяном рынке. Их позиции в условиях постоянно растущего спроса мировой экономики на нефть достаточно крепкие, в т. ч. позиции Ирана. Иранская нефть по качеству – одна из лучших, легко добываемая, каналы сбыта отработаны. Более сложной является ситуация для Ирана на мировом рынке газа. В долгосрочной перспективе вовлечение Ирана в международные нефтяные и газовые проекты очевидно, особенно с ростом спроса на нефть и газ. Но, конечно, для сегодняшнего Ирана эта экономическая проблема тесно связана с состоянием его внешнеполитических отношений. Иран проводит среди мусульманских стран, в т. ч. Центральной Азии и в Афганистане, конструктивную политику, показывая тем самым, что его целью является сотрудничество и военно-политическая стабильность в регионе. С одной стороны, такая политика проистекает из принципа исламской солидарности, отраженного, в частности, в конституции ИРИ, согласно которой Иран в качестве основного объекта своего международного сотрудничества рассматривает мусульманские страны и осуществляет поддержку обездоленных слоев населения в этих странах. С другой, руководство ИРИ исходит из прагматических соображений о том, что удерживать позиции регионального лидера можно только, оказывая существенную помощь и поддержку своим региональным соседям и развивая с ними конструктивное сотрудничество. Благодаря поддержке центрально-азиатских республик и Афганистана позиции ИРИ в мусульманском мире, существенно укрепляются. Одним из подтверждений этому служит то, что ОИК в настоящее время оказалась существенно разбавлена неарабскими странами, во многом проявляющими солидарность с Ираном. Значительный акцент в сборнике сделан на влиянии Ирана на шиитское население исламского мира. Иран объективно заинтересован в том, чтобы шиитско-суннитские противоречия не привели к развалу Ирака по конфессиональному и национальному признаку, так как это неизбежно отразится на стабильности в Иране. Специфика отношений в регионе Персидского залива заключается в том, что общая исламская ориентация позволяет сглаживать возникающие противоречия или же переводить их в политическую плоскость. Статья Н.Филина посвящена сравнительному анализу стабильности политических систем на основе проявления террористических тенденций в Иране и регионе. Автор считает, что увеличение или уменьшение террористической угрозы в мусульманских странах Ближнего и Среднего Востока влияет на стабильность всего мира, т. к. именно в данном регионе сосредоточен основной инкубатор террористических организаций, которые ведут свою подрывную деятельность не только в регионе, но и по всему земному шару. Также здесь находится большинство запасов нефти, это делает страны-импортеры нефти зависимыми от ее поставок, что в некотором роде определяет стабильность их политических систем. ИРИ, несмотря на увеличение количества терактов, испытала их на себе намного меньше, чем другие страны региона, что свидетельствует о значительном запасе стабильности иранской политической системы. В целом большинство авторов сборника отмечают динамичность и поступательность внешней политики ИРИ в отношении исламских стран, возросшую активность в работе как организаций, объединяющих исламские страны, так международных и региональных организациях. Безусловно, оказывая поддержку шиитским движениям, Иран главное внимание уделяет идее исламского единства, поиску точек соприкосновения со странами с различными течениями ислама. Противостояние с США, а главным образом с Израилем, в деле реализации идеи сплочения исламских стран, имеет для Ирана разнонаправленные последствия, так как конфронтация с США для многих из мусульманских стран является в настоящее время менее предпочтительной, чем безусловная поддержка Ирана. Тем не менее, Иран уверено демонстрирует в последние годы заметные успехи в наращивании своего экономического, военного, научного и культурного потенциала, что создает основу для усиления своего влияния в исламском мире. Отв. редакторы не всегда разделяют взгляды авторов, высказанные в публикуемых статьях. Однако считают, что выявление различных аспектов обсуждаемой проблемы представит интерес, как для научного сообщества, так и практических организаций России и Ирана. Статьи публикуются в авторской редакции. Издание работы осуществлено при финансовой поддержке Культурного представительства Исламской республики Иран при Посольстве ИРИ в РФ. Иран и Организация Исламская конференция Мухаммад Али Азаршаб[1 - Профессор Тегеранского университета] Организация «Исламская конференция» (ОИК) была создана вслед за проведением первой конференции глав Исламского мира в Рабате 25 сентября 1969 г., состоявшейся после поджога мечети «Ал-Акса» в Иерусалиме 21 августа 1969 г. Идея создания ОИК 1. ОИК была создана в конце 60-х гг. XX в., то есть во времена относительного пробуждения и подъёма мусульман для обретения утраченного чувства собственного достоинства и противостояния влиянию США и сионизма в регионе Ближнего Востока. Сионизм и его пособники, как правило, стремятся задавить пробуждение мусульман, и тем самым унизить их и не допустить укоренится чувству гордости в них. Именно с этой целью был организован поджог мечети «Ал-Акса» в 1969 г. 2. Правительства стран исламского мира оказались в то время в трудных условиях перед лицом своих народов, потому что поджег мечети «Ал-Акса» вызвал взрыв народного гнева, и общество ждало принятия необходимых мер правительствами. В целях нейтрализации народного гнева была созвана Конференция глав, а вслед за ней появилась ОИК. 3. Название организации показывает, что вначале она функционировала в качестве Секретариата конференции глав для реализации принятых на первой встрече решений, однако обстановка в Исламском мире обусловила, чтобы она преобразовалась во влиятельную международную организацию. 4. Следовательно, можно сделать вывод, что создание ОИК было не «акцией» самого исламского мира, а «реакцией» на особые условия своего времени. Развитие и расширение деятельности ОИК исходило от воли народа, таким образом, что эта организация давала возможность изложить свои требования, которые ранее отвергались. 5. Организация более двух лет функционировала без устава, пока на третьей встрече министров иностранных дел стран-членов ОИК в феврале 1972 г. не был принят Устав Организации, который акцентировал необходимость усиления и укрепления солидарности исламских стран в политической, экономической, культурной, научной и социальной областях. 6. Большое внимание на Организацию имело условия правящих в исламском мире политических режимов, которые преимущественно находились под давлением зарубежных стран и не могли самостоятельно принять решения. Как следствие ОИК не смогла сформировать чувство солидарности и наладить сотрудничество в политической области между исламскими странами. Однако взаимоотношения стран-членов преимущественно находились под иностранным давлением и внутренним эгоизмом и взаимных претензий некоторых лидеров. Из-за этого организация потерпела неудачу в сфере урегулирования войн и вооруженных конфликтов, возвращении своих прав и прекращении оккупации, в ряде случаев из-за противоречивости задач, поставленных зарубежными центрами влияния перед странами-членами ОИК, организация занимала противоречивые позиции. Например, на одной из встреч глав МИД стран-членов ОИК Саддаму Хусейну, навязавшему Ирану восьмилетнюю войну (1980–1988 гг.), присвоили титул «амир-ул-муминин», т. е. «повелитель правоверных», в то время как на другой встрече, после его нападения на Кувейт, его назвали проклятым Шайтаном. 7. Вне области политики, т. е. в социальной, культурной и научной сфере ОИК смогла реализовать ряд проектов, в осуществлении которых была заинтересована мусульманская община. Например, Лига исламской юриспруденции смогла согласовать позиции ученых исламского мира по вопросам мустахадаса и противостояния чуждым идейным течениям. Исламская организация по образованию, науке и культуре (ISESCO), действующая при ОИК, достигла определенного успеха в выработке стратегий и проведении конференций, издании книг и печатной продукции. Но большая часть деятельности ОИК сталкивается с отсутствием единства среди правительств исламского мира, по этой причине не былы, как следует, осуществлены проекты по сближению исламских мазхабов (богословско-правовых школ) и культурному возрождению исламского мира. А теперь, после предисловия, обратимся к позиции Ирана относительно ОИК. Иран является одним из учредителей ОИК. Стимулом иранского правительства того времени, как было отмечено выше, послужило нейтрализация народного гнева, вызванного поджогом мечети «Ал-Акса». Однако народ Ирана не воспринял ОИК, так как люди относились к шахскому режиму Ирана и другим режимам исламских стран с недоверием и презрением. Однако с победой Исламской революции и установлением исламского республиканского строя в Иране ситуация изменилась. Разумеется, вначале существовало мнение игнорировать сотрудничество с ОИК, но вскоре в исламском Иране утвердились во мнении о необходимости использования любого удобного случая для укрепления доверия между исламскими странами. По этой причине Исламская Республика назначила постоянного представителя при ОИК в городе Джидде, а также постепенно усилила сотрудничество с ISESCO, результатом которого стало назначение гражданина Ирана заместителем генерального секретаря ОИК. Перед тем как изложить детали иранской точки зрения относительно ОИК, я изложу основы этой точки зрения: 1. Исламская революция, в ее важнейших аспектах, была восстанием против отделения Ирана от исламской цивилизации и от важнейшей проблематики исламского мира, особенно от арабского мира и его проблем, во главе которых стоит палестинская проблема. Эта воля иранского народа подчеркнута в многочисленных статьях Конституции ИРИ, в которых акцентируется важность исламской солидарности и сотрудничества между мусульманскими странами, а также отмечается особая роль арабского языка. 2. Исламская Республика Иран уделяет особое внимание теме исламского единства, что ярко выражается в выступлениях Верховного духовного лидера Ирана и официальных лиц ИРИ. Поэтому Иран старается реализовать эту цель всеми средствами в рамках всевозможных исламских органов. 3. В ИРИ считают, что все беды, страдания и проблемы Исламского мира являются результатом несплоченности мусульманских народов. Ведь если бы они были немножко сплоченнее, всех этих бед у них не было бы. Империалистические державы, используя разногласия между мусульманами, вносят раскол между исламскими странами. Разрушительные войны в этом регионе, одна из которых в течение восьми лет была навязана Исламской Республике, являются следствием этого раскола. 4. В выступлениях официальных лиц ИРИ мы обнаруживаем подход в сторону определения роли мусульман в структуре исламской цивилизации на уровне потребностей своего времени, для того чтобы мусульмане нашли свое место среди других мировых цивилизаций. Эта цель не может быть достигнута без активного возрождения исламской культуры, потому что это динамичная культура содействует неуклонному следованию человека своему божественному предназначению. 5. Исламский Иран убежден, что продолжение прогресса Исламской цивилизации невозможно без обладания чувством собственного достоинства. Потому что это самое достоинство является важнейшим элементом возрождения культуры. Необходимо использовать все научные, культурные и информационные возможности для укрепления чувства собственного достоинства мусульман. Необходимо противостоять интервенции западной культуры, целью которой является создание чувства неполноценности и ущербности, уничтожение исламской идентичности, духа творчества, созидательности и совершенства у мусульман. 6. Экстремизм и терроризм, проявляющиеся в различных регионах Исламского мира, являются результатом влияния спецслужб определенных стран, или следствием невежества и безграмотности, либо реакцией на оскорбление религиозных чувств мусульман. Если Исламский мир сможет нейтрализовать влияние подрывной деятельности и поднять интеллектуальный и научно-технический уровень мусульман и защитит их честь и достоинство, то в этом случае уведет мусульман от терроризма и экстремизма. Вклад иранцев в мировую культуру и цивилизацию Абузар Эбрахими Торкаман История свидетельствует, что иранская цивилизация после принятия ислама и в доисламский период всегда опиралась на науку, знания и технологии. Эта уникальная цивилизация распространила свое влияние не только на соседние страны, но и на уголки мира. Эта цивилизация исторически ассоциируется с Персией, т. к история Ирана в его современных границах-это, прежде всего, история и цивилизация Персии. Следовательно, иранская цивилизация не ограничивается территорией современного Ирана, носит созидательный и последовательный характер со времен античности, с учетом всех существовавших взлетов и падении. Уникальность иранской цивилизации заключается в ее связи с иранской идентичностью, эта связь существовала всегда, продолжает существовать до сих пор. Именно эта связь является причиной того, что наследие предков всегда оставалось реальностью. Уникальное географическое положение Ирана, психологические и социально-общественные особенности его народа оказали влияние на многие национальные культуры и идеи, например, такие как гносеологические и философские идеи Индии и древней Греции, которые в свою очередь, оказали влияние на культуру Ирана. Но самое сильное влияние оказали на Иран ислам и его культура. Иран, будучи восточной страной, тем не менее, всегда имел постоянные и довольно широкие связи с цивилизованными частями мира, такими как Европа и Египет. Исламскую культуру и цивилизацию обычно ассоциируют с арабским миром, так как языком ранней исламской культуры являлся арабский язык, но иранцы уже с первых веков ислама играли огромную роль в деле процветания и развития исламской культуры. Иранская культура и цивилизация, находясь в постоянном развитии, способствовало их самоидентификации и целостности понятия. Если мы посмотрим с научной точки зрения на процесс формирования иранской культуры, то его отличием от других является преобладание господствующей научной традиции. Аль-Фараби и Хорезми признаны как иранские ученые не по месту их рождения, а из-за присущих им и иранской культуре особенностей гносеологических идей. Так же Мохаммад ибн Закария Рази считают персидским ученым не только потому, что он родился в Иране. Рази писал многие свои труды на арабском языке, как и другие мыслители того времени. Рази, будучи одним из иранских ученых, принадлежит к динамично развивающейся традиции формирования иранского самосознания. Такие ученые и мыслители как Салман Фарси, Мохаммад ибн Закария Рази, Ибн Бобувайх, Шейх Садук, Абурейхан Бируни, Фараби, Хорезми, Ибн Москувие, Абусеид Абульхейр, Ходжа Абдулла Ансари, Авиценна, Мохаммад ибн Джарир Табари, Абухамид аль-Газали, Шахаб ад-Дин Сохраварди, Ходжа Насир Туей, Имам Фахр ар- Рази, Садрае Ширази, Хайям, Хафиз, Саади, Руми и Фирдоуси, – оказали огромное влияние на жизнь и интеллект всего человечества. Салман Фарси, являясь ярким представителем иранской научной мысли, не смог терпеть деспотизм и несправедливость мидийских правителей, искажение зороастризма свешеннослужителями, которые использовали религию против простого народа и в пользу высших слоев общества. Поэтому он разделяет идеи маздакизма, но после убийство Маздака, он вынужден покинуть свою родину и провести долгие годы в скитаниях. Он отправляется в сторону Междуречья, Сирии и Палестины, оттуда в сторону Мекки, где знакомится с пророком Мохаммадом. Пророк Мохаммад, когда говорил о личностных качествах Салмане Фарси, отмечал его набожность, благочестивость, стремление к поиску истины, его знания и интеллект, и именно к нему были отнесены слова Пророка, что если ключ к знаниям будет спрятан на звездах, то персы достигнут его. Мохаммад ибн Закария Рази, известный иранский химик, врач и исследователь, жил в третьем веке по хиджре, его книга «Алхави- великий свод» является энциклопедией халаби. Абурейхан Бируни является величайшем иранским астрономом и математиком. Он выучил греческий и ассирийский языки с целью изучения старинных книг, а находясь в Индии изучил санскрит. Его труды такие как: «альбакия- памятник минувших поколений», «мал-уль-хенд» и «Канун масуди» широко известны научному миру. Хорезми являлся еще одним из величайших иранских ученых в области математики, основоположником основ алгебры. Европейцы назвали его именем алгоритм. Со временем способы решения разнообразных задач стали называть алгоритмами. Авиценна с именем которого в Иране и в мире наука о медицине достигает своего апогея, можно по праву назвать величайшим восточным философом и медиком. Его труды- «книга исцеления» и «канон врачебной науки» являются двумя сверкающими жемчужинами в мировой цивилизации. Шахабуддин Сохреварди был величайшим представителем исламской культуры, который излагал философские и мистические истины на языке символов и образов. Он обладал высокой эрудицией во всех областях философии. Его научное и мировоззренческое наследие сохранились в виде книг и трактатов, которые до нынешнего времени используются исследователями философии. Саади Абумохаммад Мослех ибн Абдулла, известный как Саади Ширази (родился по некоторым данным в 585 или 606, а умер в 681 или 691 году по хиджре), является величайшим иранским поэтом, которого называют мастером словесности. «Бустан», или Саадинаме, является первым произведением поэта, он создал его, когда странствовал, и по возвращении в Шираз представил его своим друзьям. «Бустан» написан в эпической форме и в нем рассматриваются нравственные, воспитательные, общественные и политические аспекты жизни. Это произведения делится на десять частей, каждая из которых представляет один из этих аспектов: справедливость, благодеяние, любовь, покорность, удовлетворенность, воспитание, восхваление (бога), покаяние и моление. «Гулистан» еще один из величайших произведений Саади, который был создан год спустя после «Бустана» и состоит из семи частей. Он рассказывает о «поведении падишахов», «о нравах дервишей», «о преимуществе удовлетворенности», «о пользе молчания», «о любви и молодости», «о слабости и старости», «о воздействии образования», «о правилах беседы (общения)». Саади в этих двух книгах «Бустан» и «Гулистан» раскрывает разнообразные стороны действительности, моральный кодекс самого автора, воспевает душевную красоту человека. Притчи, рассказы, афоризмы Саади и сегодня являются актуальными не только для иранцев, но и для всего человечества. Хаджи Шамсаддин Мохаммад ибн Мохаммад Хафиз Ширази родился в 1320 году в Ширазе. Он является известным иранским поэтом и величайшим поэтом мира. Поэтическое наследие Хафиза состоит из более пятиста газелей, 5 крупных касыд, 29 кита, 41 рубаи и 3 небольших месневи. Его труды более четыреста раз были изданы в разных формах и разных языках- на языке оригинала, т. е. персидском, а так же на других языках мира. Количество рукописных и переплетных изданий произведений (диване) Хафиза в библиотеках Ирана, Афганистана, Индии, Пакистана, Турции, и даже западных стран превосходит количество других стихотворных сборников на персидском языке. Хафиз с арабского переводится как человек, знающий Коран наизусть. Хафиз в своей поэзии тесно связывает человека с духовностью. И вызывает сожаление то, что невозможно адекватно язык стихов Хафиза перевести на другие языки, ибо они утрачивает свою красоту. Если можно было бы полностью передать содержание и красоту его стихов, человечество поняло бы всю ценность морально нравственного учения Хафиза. Джалал ад-дин Мухаммад Руми (1207–1273), известный как Моулана («наш господин»), – знаменитый персидский суфий и поэт. Моулана в красивой форме отражал сложные философские и суфийские мысли, и поэтому сегодня на западе его произведения «Маснави-йе маанави», является самой продаваемой книгой на западе. Поэзия Руми не ограничивается его временем, и сегодня его творчество пользуется колоссальной популярности во всем мире. Моулана, который до сорока лет не писал стихов, создал свой диван после того, как судьба свела его со странствующим «свободным» мистиком Шамс ад-дином Мухаммадом Табризи. Руми излогал свои философские и морально-нравственные идеи с помощью амсал алхекам и с использованием знания психологии и языка простого народа. Хаким Абулькасим Мансур Хасан Фирдоуси Туси, известный как Фирдоуси, родился в 940 году в г. Тусе провинции Хорасан и там же умер и похоронен. Он величайший персидский поэт и автор «Шахнаме» (книга царей) – самой большой и известной эпической поэмы на персидском языке и в мировой литературе. Фирдоуси около пятнадцати лет работал над «Шахнаме». Известный чешский ученный относительно «Шахнаме» говорит, что нет ни одного народа в мире, который имел бы такую великую эпическую поэму, отражающую все стороны исторической традиции со времен античности и вплоть до седьмого века.[2 - Ян Рипка. История литературы. Перевод Иса Шахаби. Тегеран. Издательство «нашре китаб». С. 256.] «Шахнаме» представляет собою один из шедевров мировой цивилизации, которая написана на языке народа своей эпохи. В ней отражается и высоко оценивается национальное самосознание иранцев. Значимость «Шахнаме» заключается не только в ее поэтичности и историчности эпических сказаний. Каждый бейт и слово отражают потаенные надежды и мечты древнего народа, который на протяжении всей истории восхвалял благодеяние и истину, и боролся против зла и деспотизма. Поэма состоит из шестидесяти тысяч бейтов (двустиший). «Шахнаме» распадается на три части: в первая посвящена мифологии древнего Ирана, вторая – богатырская и третья – историческая. Хаким Гияс-аддин Абуль-Фатх-Умар ибн Ибрахим Хайям Нишапури- это всемирно известный Омар Хайям- классик персидской поэзии, ученый, математик, астроном, поэт и философ. Родился в 1048 году в Нишапуре. Научное наследие Хайяма не уступает его поэтическому наследию, но он известен миру своей поэзией, прежде всего рубайями. Рубаи Омара Хайяма переведены на разные языки мира. Фицджеральд перевел на английский язык его рубаи, и это приумножило популярность Хайяма на Западе. Хайям много раз был переведен на русский язык. Одним из его достижением является работа над книгой «комментарий к трудным постулатам книги Эвклида». Во время визиря ходжи Низам-оль-Мулька (в период правления династии Сельджукидов) по его инициативе в 1079 году был введен в действие новый календарь Ирана. Хайям был величайшим знатоком математики, литературы, религии а так же истории. Авторы некоторых антологических произведений считают, что Омар Хайям был учеником Авиценны, другие полагают, что он был учеником Имама Мовафага Нишапури. Все выше упомянутые личности являются выдающимися иранскими учеными, которые внесли огромный вклад в развитие исламской цивилизации, а также в развитие общемировой культуры. Экономический потенциал исламских стран и место Ирана в экономическом развитии мусульманских стран Мамедова Н.М. В последние годы постоянно говорится о возросшей политической роли ислама. Это проявляется в активизации деятельности политических партий исламского толка и усилении роли исламских принципов в государственном строительстве разных стран, что наиболее полно и отчетливо воплотилось в Исламской республике Иран. Безусловно, что политический потенциал исламских стран, их способность влиять на мировые или региональные процессы в значительной мере зависят от уровня их социально-экономического развития. В этой связи достаточно интересной и полезной может оказаться предпринятая в данной статье попытка определить экономический потенциал исламских стран, их место в мире и, конечно, место Ирана в группе исламских стран. При этом рамки статьи ограничены только анализом того положения, которое сложилось на начало 2007 г., а заявленная тема будет рассмотрена через такие параметры как макроэкономические показатели и ситуация в нефтегазовой сфере. К исламским странам мною были отнесены те государства, в которых более 50 % населения исповедуют ислам (см. таблицу № 1). Поэтому, статистические данные относятся к этим странам, а не к исламскому миру в целом, и не к странам-членам ОИК. Это не значит, что потенциал исламского мира меньше, он может быть и больше, т. к. в ряде стран, отнесенных к исламским, достаточно высокий процент немусульманского населения и соответственно доли ВВП, созданного им. Основными статистическими источниками стали Отчет Всемирного банка за 2007 г., данные национальной статистики по отдельным странам, издания Центрального банка ИРИ за 2007 г. и 2008 г. Проведенные подсчеты показали, что доля исламских стран в населении мира составила к началу 2007 г.– 20,3 %, Ирана-1,1 %, доля Ирана в группе исламских стран весьма невелика- 2,6 %. Можно ли ожидать, что доля исламских стран в населении мира увеличится? Среднемировой годовой прирост населения в 2000–2006 гг. составил 1,2 %, в большинстве исламских стран он был выше- от 1,4 до 2,0 %. В самой крупной по населению- Индонезии- 1,3 %. Эта тенденция делает вероятность повышения доли мусульманских стран высокой, но только в том случае, если не будет изменена демографическая политика в Китае, где прирост составил 0,6 %, т. е. почти как в группе стран с высоким уровнем дохода (0,7 %, а в Европе и Центральной Азии-0%). Но если демографические ограничители в Китае будут смягчены, то видимо, увеличения доли мусульманских стран не произойдет, а будет изменяться только структура населения христианских и мусульманских стран в сторону увеличения доли мусульманских. Место в мировом ВВП. В 2006 г. доля исламских стран в мировом ВВП составила 5,6 %, т. е. была в 3,5 раза меньше, чем в населении мира. Однако в пересчете по паритетам покупательной способности (ППС) национальных валют, что более реально отражает истинное положение национальных экономик, она гораздо выше, а именно- 8,3 %. Но даже и в этом случае, их доля в мировой экономике оказывается неизмеримо меньшей по сравнению с долей в населении – почти в 2,5 раза. Иран в мировом ВВП занимает всего 0,5 %, по ППС- 0,9 %,(в 2005 г.– 1 %). Разница с уд. весом в населении при сопоставлении с ВВП по официальному курсу довольно велика- в 2,2 раза, но этот разрыв гораздо ниже, чем у мусульманских стран в целом. При подсчете же ВВП Ирана по ППС доли в мировом ВВП и мировом населении практически одинаковы. Особенно заметен более высокий уровень экономического потенциала Ирана в сопоставлении со всей группой исламских стран. Доля Ирана в ВВП исламских стран составила 8,2 %(в долларовом эквиваленте), а по ППС-10,7 %., т. е. больше, чем в 3 и 4 раза выше его доли в населении исламских стран, которая составляет 2,6 %. Таким образом, в настоящее время экономика Ирана вносит значительный вклад в экономический потенциал исламских стран не столько за счет демографического потенциала, а за счет создаваемого этим населением дохода. Разрыв в уровнях демографического и экономического положения обостряет проблему занятости. С одной стороны, рост населения обеспечивает исламским странам прирост трудовых ресурсов, но с другой, решение проблемы занятости этой рабочей силы невозможно только за счет ее миграции, и требует ускорения роста ВВП. Иран не является исключением. Согласно переписи населения 2006 г. трудоспособное население Ирана (от 10 лет и старше) составило 59,5 млн. чел. из общей численности в 70,5 млн. Активное население, т. е. занятые и безработные, оценивалось в 23,5 млн., или 39,4 % трудоспособного населения, занятость в 20,7 млн. Официальный уровень безработицы (2006)-12,8 %, в 2007 г. прогнозируется до-15 %, т. е. почти 3 млн. человек. В структуре трудоспособного населения второе место после активного населения-30 % занимают домохозяйки. Не исключена вероятность того, что часть их занимается ведением хозяйства по причине того, что они не нашли спроса на рынке труда, а это представляет собой разновидность скрытой безработицы. Особенно напряженной представляется ситуация в Тегеране с его населением в 13,4 млн. (в так называемом «большом Тегеране»), и это без учета нелегальных мигрантов, численность которых оценивается в 5–6 млн. чел. Динамика ВВП Ирана, хотя и отличалась значительными колебаниями, в целом была положительной, и среднегодовой темп прироста за 1992-02 гг. составил 3,6 %, а в 2000-06 гг.-5,7 %. При этом темпы роста ВВП, взятого без нефти, опережали темпы роста общего ВВП. Из-за осложнений отношений Ирана с мировым сообществом, которые связаны с реализацией Ираном его ядерной программы, уменьшением притока иностранного капитала в страну, Мировой банк прогнозирует снижение темпов прироста ВВП Ирана в 20052009 г. до 5,4 %, в 2006–2010 гг. – до 4,7 %. При этом необходимо отметить, что мировыми статистическими центрами в 2006 г. прогнозировалось снижение ВВП по результатам 2006 г. до 193 млрд. долл. Однако действие этих указанных выше факторов, безусловно, действующих на снижение экономического роста, было в значительной степени перекрыто другими, действующими на повышение. Главным фактором стало повышение цен на нефть на мировом рынке. В результате прирост ВВП (в постоянных ценах) составил за 2006 г. 5,8 %. Это- безусловно позитивный результат. К числу негативных последствий нужно отнести то, что не удалось остановить рост инфляции. Правда, за 2006 г. удалось снизить официальный уровень инфляции до 13,6 % вместо 15,9 % в 2005 г., однако для населения более значимым стал факт того, что индекс потребительских цен достиг 15,8 %, т. е. оказался выше общего индекса цен, и данные за первое полугодие 2007 г. говорит о начавшемся витке инфляции, вызванном ростом цен на топливо. При этом все расчеты по Четвертому плану, а следовательно, и бюджетные показатели, исходили из среднегодового уровня в 9,9 %. Так как Четвертый план предусматривал полную отмену дотаций на топливо к марту 2009 г., можно прогнозировать и дальнейший рост инфляции. Иран имеет в значительной мере оптимальную структуру ВВП. В целом в странах со средним уровнем дохода она в 2006 г. определялась следующим соотношением: сельское хозяйство -9%, промышленность-36 %, услуги-55 %. В целом в мире соответственно – 3 %, 28 %, 69 %, в странах с наиболее высоким уровнем- 2 %, 26 %, 72 %). В Иране доля сельского хозяйства составила 10 %, промышленности, включая нефтяную и энергетику, – 45 %, доля услуг -45 %. Конечно, доля промышленности более чем вдвое в 2006 г. формировалась за счет нефтяной отрасли (27 %). За счет экспорта нефти обеспечивается более 80 % всех валютных поступлений и почти половина всех бюджетных доходов. Нефтяные поступления продолжают оставаться главным фактором, влияющим на колебания трендов ВВП, поэтому, несмотря на положительную динамику ВВП, степень ее нестабильности остается весьма высокой и зависимой от мировых цен на энергоносители. Экономический потенциал любой страны и любого региона зависит от уровня социально-экономического развития, который чаще всего измеряется расчетом ВНД(валового национального дохода) на душу населения. В 2006 г. этот показатель составил по миру в целом-7439долл., по ППС-10218 долл. К группе стран с низким и средним доходом отнесены страны с размером ВНД на душу населения в 2000долл. или 5664долл. по ППС. По нашему расчету средний доход в исламских странах составил в 2006 г.-2060долл., по ППС-4153долл. Таким образом, в целом исламские страны попадают в группу с низким и средним доходом. ВНД Ирана в 2006 г. в расчете на душу населения составил Зтыс. долл, а по ППС- 8490долл., т. е. он вполне обоснованно может быть отнесен к более высокой группе- к странам со средним уровнем дохода. В последние годы часто оперируют таким показателем как индекс человеческого развития, который вбирает в себя индексы ожидаемой продолжительности жизни, уровня образования и ВВП. Хотя этот показатель относится к системе показателей, используемых неолиберальной концепцией, его в какой-то мере можно отнести и к показателям, которые могут быть использованы также и в концепции устойчивого развития- с точки зрения такого ее аспекта как устойчивость внутренней системы. ИЧР Ирана, главным образом, в результате мер, принимаемых правительством по улучшению образования и здравоохранения, превышает 0,7 (как и в группе постсоветских стран), в то время как в ряде мусульманских африканских стран он не превышает 0,3. Для макроэкономической характеристики стран чрезвычайно важным является такой показатель как норма валовых капиталовложений, дающая представление о том, насколько эффективно расходуется создаваемый в стране валовой продукт. Норма капиталовложений в 2006 г. в целом по всем странам мира составила 21 %, по группе стран с низким и средним доходом- 26 %. Нужно сказать, что в последние пять лет особенностью использования ВВП стало то, что наиболее высокие темпы роста капиталовложений показывали страны с низким уровнем дохода, страны Южной Азии и мусульманские страны Среднего Востока и Северной Африки. Норма валовых накоплений в этой группе стран за 1995–2005 гг. поднялась с 12,4 % до 34,9 % в 2005 г., при этом вклад частного сектора в общенациональные инвестиции увеличился с 53,9 % до 74,8 %. Иран оказался в русле этой тенденции. Среднегодовой прирост валовых капвложений (в постоянных ценах) составил в 2000–2005 гг. 9,5 %, т. е. почти вдвое опережал темпы прироста ВВП. Рост инвестиционного коэффициента в последние годы обеспечивался за счет роста вложений в оборудование, что ускорило процесс модернизации и ввод в строй готовых предприятий. Положительным, безусловно, являлось то, что 85 % вложений в оборудование обеспечивал частный сектор. Это в значительной степени компенсировало падение ВВП в предыдущие годы и стало вторым по значимости фактором в 2005-7 гг, обеспечив рост ВВП. Но уже в 2005 г. темпы прироста валовых капиталовложений снизились на 4,4 % по сравнению с 2004 г.(прирост в 2004 г. составлял 7,1 %). Темп прироста капиталовложений в 2006 г снизился до 5,8 %. – из-за снижения деловой активности частного сектора в результате санкций, наложенных на Иран США и Советом Безопасности ООН, норма капиталовложений также снизилась – до 33 %. Но этот показатель продолжает оставаться одним из самых высоких не только среди исламских стран, но и в мире, поэтому вероятность сохранения экономической стабильности на ближайшие годы сохранится вне зависимости от колебания мировых цен на нефть. В связи с проблемой капиталовложений довольно тесно связан уровень использования иностранных капиталовложений. Привлечение иностранных инвестиций, ставшее одним из основных механизмов реализации практики неолиберализма, Иран также пытается использовать. И нужно сказать, что в начале 2000-х гг. рейтинги Ирана с точки зрения безопасности и привлекательности для иностранных капвложений, неуклонно шли вверх. По данным платежного баланса при правительстве Хатами приток капитала неуклонно повышался (2003 г.-2533 млн. долл., 2004 г. -4476 млн. долл., 2005 г.– +7388 млн. долл. Однако ухудшение отношений Ирана с США и другими странами после смены правительства в 2005 г. привели к оттоку капитала(-411 млн. долл. за 2005 г., – 5,6 за 2006 г). В результате накопленные прямые иностранные инвестиции уменьшились до 30 млн. долл. Т. е. доля Ирана в использовании иностранных инвестиций не только в мире, но и по группе исламских стран – ничтожна мала. Одним из главных препятствий притока иностранного капитала в Иран, стимулирующим рост внешнеторгового оборота, является не столько отсутствие более льготного для иностранного капитала законодательства, чем ныне действующее, сколько позиция США в отношении Ирана и снижение общей предпринимательской активности в стране, особенно в производственной сфере. Объем накопленных прямых иностранных инвестиций в 2003/4 г. составил всего 2,4 млрд. долл, в 2006 г.– 1,5 млрд. долл., в т. ч. на условиях «бай-бэк»-1,3 млрд. долл. Относительно привлекательный режим для капиталовложений и внешней торговли действует в свободных экономических зонах, где допускается 100 % участие иностранного капитала, освобождение на 15 лет налогов, создание частных банков, страховых компаний, отделений иностранных банков. Несмотря на заключение в 2007 г. ряда соглашений с иностранными компаниями, сальдо чистого притока иностранного капитала с большой долей вероятности будет за 2007 г. отрицательным. Хотя общий объем накопленных инвестиций может и снизиться, тем не менее, по иранским данным, в т. ч. по сообщению директора отдела внешних инвестиций министерства экономики и финансов, объем зарубежных инвестиций в конце 2007 г. составил 11 млрд. долл, которые пошли на реализацию 70 проектов(в области связи, металлургии, нефтехимии и др.). Главными инвесторами в настоящее время являются Турция, ОАЭ, Китай, Индия, Германия, Франция, Италия. На 2008 г. планируются инвестиции в строительство двух нефтехимических объектов и одного металлургического комбината. Однако реализация этих проектов под вопросом, не говоря уже о проектах по освоению нефтегазовых месторождений, которые могли бы дать быстрый экономический эффект для национальной экономики, а также для соседей по региону. Запланированный к 2014 г. рост добычи нефти до 5,3 млн. бар/д потребует новых инвестиций в 150–160 млрд. долл., а выполнение двадцатилетней программы развития нефтяной отрасли – 499 млрд. долл. В целом же на группу стран с низким и средним доходом в 2006 г. пришлось 28,8 % новых мировых иностранных инвестиций, а на долю исламских стран – всего 5,3 %. Это ниже, чем доля исламских стран в мировом ВВП. Давать этому факту однозначную как положительную, так и отрицательную оценку мы не можем. Хотя, как показал опыт мирового развития, в современный период использование иностранных инвестиций приносит больше плюсов в процессе экономического развития. Безусловным минусом широкого использования иностранных инвестиций может стать рост внешнего долга. Наиболее корректно можно попытаться определить удельный вес исламских стран в сумме внешнего долга по группе стран низшего и среднего уровня доходов, т. к. именно на эту группу стран приходится наибольший объем внешних заимствований. Доля исламских стран в этой сумме долга составила 25,1 %, а доля внешнего долга всех исламских стран к их совместному ВВП -25,3 %. Таким образом, каждая четвертая часть ВВП – это внешний долг. Особенно сложное положение в Ливане, Мавритании, Казахстане(100 %), достаточно напряженная ситуация – в Турции, Иордании, Судане, Индонезии. На Иран приходится всего 3,1 % долга исламских стран, а доля внешнего долга Ирана к ВВП составляет 13 %, что не считается обременительным для экономики. Рост внешнего долга произошел за 2004 г. – с 13,6 млрд. долл. до 21,3 млрд. долл. из-за роста краткосрочных коммерческих заимствований. Но к концу 2006 г. он сократился до 14,8 млрд. долл., или до 7,6 % от ВВП. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/raznoe/iran-i-islamskie-strany/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Профессор Тегеранского университета 2 Ян Рипка. История литературы. Перевод Иса Шахаби. Тегеран. Издательство «нашре китаб». С. 256.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 149.00 руб.