Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Большая книга волшебных приключений для девочек (Сборник)

Большая книга волшебных приключений для девочек (Сборник)
Большая книга волшебных приключений для девочек (Сборник) Ирина Владимировна Щеглова Только для девчонок Все идет вверх дном, как только обычная школьница Аля знакомиться с маленькой феечкой. С этого момента ее жизнь превратилась в сплошные волшебные приключения с шоколадными потопами, говорящими деревьями, путешествиями по времени и многим другим! В сборник вошли повести «Экзамен для феи», «Фея на даче», «Чужаки на острове фей», «Фея в рюкзаке», «Подарки фей» Ирина Щеглова Большая книга волшебных приключений для девочек Экзамен для феи Незваная гостья Меня разбудило жужжание. Да, именно так – жужжание. «Наверное, шмель в форточку залетел», – подумала я и перевернулась на другой бок, лицом к стене. Одеяло на всякий случай натянула на голову, мало ли... Шмель не угомонился. Несколько раз он стукнулся об оконное стекло, потом, видимо, ему это надоело, и непрошеный гость отправился на разведку по комнате. «Посмотреть или не стоит?» Когда я наконец решила открыть глаза, жужжание опасно приблизилось, и что-то шлепнулось прямо на одеяло. «А ведь шмели кусаются!» – Я вспомнила, как моя подружка Галка, поймав шмеля, зажала его в кулаке и не выпускала до тех пор, пока тот ее не ужалил. Только тогда она разжала пальцы. На ладошке кровоточила ранка. «Ничего себе! – сказала Галка. – Больно!» Шмель заворочался. Стараясь не спугнуть его, я тихонько высунулась из-под одеяла и посмотрела... Почти под самым моим носом сидела крошечная девчонка, размером с воробья, – самый настоящий человек, только маленький. – Привет, – сказала девчонка и сделала ручкой. Потом она встала и быстро поправила пышное розовое платьице. – Извини, я, кажется, тебя разбудила. Голосок у нее был высокий и звонкий, как у птички. Ведь птички хоть и маленькие, но чирикают довольно громко. «Все понятно, это просто сон такой», – подумала я почти безразлично, но так как я не ощущала себя спящей, то на всякий случай протерла глаза. Но девчонка в розовом почему-то не исчезла. Я почувствовала себя глупо. Но надо же было что-то делать, поэтому я спросила: – Ты кто? – А! – девчонка хлопнула себя по лбу. – Совсем забыла! Меня зовут Фенечка. Я – фея! – Последнее слово она произнесла с гордостью, вскинув голову и тряхнув пышными ярко-рыжими волосами. – Очень приятно, – неуверенно ответила я и, спохватившись, представилась: – Аля. Фенечка подобралась еще ближе. – У меня есть волшебная палочка, – Фенечка помахала тоненькой былинкой. – Не веришь? – Почему же, верю, – машинально проговорила я. «Значит, это не сон? Ведь я сейчас действительно разговариваю с маленькой крылатой феей!» Мне надо было подняться, потому что, лежа на боку, разговаривать неудобно, все время приходится шею выворачивать. – Ты не могла бы ненадолго взлететь? – попросила я. – Конечно! – с энтузиазмом воскликнула гостья, подпрыгнула и как-то неуклюже зависла надо мной. При этом ее крылышки издавали просто чудовищное гудение. – Чуть в сторону, чтоб я могла встать. Фенечка качнулась и, переваливаясь с боку на бок, взлетела на спинку моего дивана. – Спасибо. Я резко села, откинув одеяло, и во все глаза уставилась на Фенечку. Ну надо же! Действительно, девочка. Маленькая рыжая девчонка в розовом платье и с крылышками, как у стрекозы. Невероятно! – Что ты так смотришь? – обиделась фея. – Как будто у меня платье грязное... Ты, между прочим, здоровенная, сонная и лохматая, а я даже виду не подаю! – Нет, я просто... так неожиданно... Мысли перепутались, и слова не находились. – Я просто не думала, что феи на самом деле существуют. – Вечно вы, люди, так! – Фенечка снова гордо вскинула голову. – Существуют, не существуют... Только о себе и думаете, а я, между прочим, сегодня позавтракать не успела. – Прости, пожалуйста. – Я соскочила с дивана и бросилась на кухню. Фенечка, конечно же, последовала за мной, точнее, она взлетела и, преодолев некоторое расстояние между нами, уселась ко мне на плечо. На кухне я обследовала холодильник. – Это что? – спросила Фенечка. – Продуктовый склад? – Вроде того. – Бр-р, холодно... – Фенечка забралась под воротник моей пижамы и выглянула оттуда. – Ну, что там? Поскорее закрывай дверь! Я растерялась: – Видишь ли, я не знаю, что едят феи, ты не могла бы подсказать мне? – Да все едят! – воскликнула гостья. Тогда я взяла из холодильника пачку сливочного масла, ветчину, банку меда, потом поставила на стол вазочку с вареньем, открыла хлебницу и достала вчерашний батон. – Еще суп есть, очень вкусный, – предложила я на всякий случай. – Нет уж, свой суп ешь сама, – буркнула Фенечка и приземлилась на кухонный стол. Она прошлась вдоль свертков, обследовала их содержимое, потрогала твердый бок батона, вздохнула: – Да-а, не разгуляешься... Я виновато пожала плечами. Но Фенечка уже забыла обо мне, она увлеклась медом, влезла на край банки и, наклонившись над тягучей золотистой массой, принялась за завтрак. Я включила чайник и уселась у стола, наблюдая за феей. – Тебе же неудобно, может, я лучше в блюдце мед положу? – спросила я. Феечка ничего не ответила. Она чуть ли не целиком влезла в банку, над краем мелькнули ножки в розовых туфельках. И тут я поняла, что моя гостья просто не в силах оторваться от меда, она прилипла к нему и, если бы я не успела, наверное, погрузилась бы в него и задохнулась. Когда я вытащила Фенечку, она являла собой жалкое зрелище: вся в меду, розовое платьице, ручки, личико, волосы, даже крылышки, – все слиплось и было покрыто янтарными каплями. Фенечка испуганно терла лицо, видимо, пыталась открыть глаза, но безуспешно. – Погоди, сейчас! – Я достала глубокую тарелку, быстро набрала в нее теплой воды и осторожно усадила туда фею. Она немного отмокла, потом всплеснула руками и, быстро скинув туфельки, поставила их на край тарелки. Ее платье вздулось пузырем, Фенечка с трудом стянула его с себя, пополоскала не очень уверенно и сказала мне с укором: – Как вы живете! Вид у нее был довольно жалкий, под платьицем оказалась коротенькая рубашечка и штанишки. Все это намокло, и теперь я поняла, что моя фея больше похожа на пупсика, чем на утонченную красавицу, как их обычно изображают в книжках и мультфильмах. – Нормально. – Я поспешно отвернулась, чтоб не смущать гостью. – Ужасно! – Почему? – Я теперь выгляжу ужасно и чувствую себя ужасно. – Фенечка разрыдалась. – О, мое чудное платье! Совсем новое! Я собиралась быть в нем сегодня на ежегодном балу, а теперь... – Не волнуйся, не расстраивайся, – я попыталась ее утешить, – платье – дело поправимое, мы приведем его в порядок, будет как новенькое! – Много ты понимаешь! – рыдала Фенечка. – Как я теперь попаду на этот самый бал? – Ну, я не знаю... – Не зна-а-ю, – передразнила она, – вот всегда так! – Да, но ты же как-то попала ко мне, значит, знаешь дорогу обратно, – предположила я. В ответ она всхлипнула. – Ничего, ничего, – бормотала я, – сейчас мы высушим платье и туфли, ты успокоишься, отдохнешь и все вспомнишь... Фенечку надо было чем-то вытереть, и я сбегала за носовыми платками, мама держит в шкафу целую стопку очень тонких платочков, она называет их батистовыми, я притащила всю стопку и завернула мокрую фею в один из платков. Потом устроила ей гнездышко из махрового полотенца и уложила туда. Фенечка повозилась какое-то время, избавляясь от мокрого белья. Ее платье из легчайшей ткани надо было высушить. Подумав немного, я аккуратно разложила его вместе с остальной одежкой на другом платочке на подоконнике. Чайник давно закипел, но мне было не до чая. Фенечка спохватилась, она потеряла волшебную палочку. Хорошо, что я еще не убирала со стола. Палочка – очень тонкая и блестящая, словно иголка, валялась забытая у банки с медом. Получив свое сокровище, Фенечка немного успокоилась. Она потребовала другой платочек, потому что первый намок, и, завернувшись в него, задремала. Я вздохнула. Нечего сказать: день начался! Бывает же такое: ни подумать, ни присесть. Между тем подумать было о чем. Например, о том, что же мне теперь делать с моей незваной гостьей. Ясное дело, показывать ее никому нельзя. Хорошо, что родители ушли на работу... Я представила себе лица мамы и отца, если бы вдруг Фенечка залетела к ним в комнату. Да-а... Рассеянно плеснула в чашку кипяток из чайника, добавила пакетик заварки, но пить не стала. Сидела и тихонько мешала ложкой остывающий чай. Я попыталась вспомнить все, что знала о маленьких крылатых человечках: первым делом на ум пришла сказка о Дюймовочке, потом припомнилась маленькая фея из «Питера Пэна», та, что рассыпала золотую пыль, ну, еще несколько мультиков, где волшебные феи помогали разным людям... Да, моих познаний было явно недостаточно. Надо бы порасспросить у самой Фенечки, когда проснется. Фенечка мирно посапывала в гнезде из полотенца. Я то и дело поглядывала на нее, чтобы убедиться, что она мне не привиделась. Но фея и не думала исчезать, спала себе, как будто так и надо. Как будто каждый день маленькие феи залетали в распахнутые форточки и требовали завтрак у разбуженных девчонок. Я посмотрела на сохнущее платьице. Лучи солнца давно высушили его, но теперь в нем нельзя было идти на бал. Крошечная розовая тряпочка съежилась и потеряла свой первоначальный цвет и блеск. Не знаю, как там обстояло дело с кружевами, их трудно было рассмотреть, но боюсь, что с ними дело обстояло еще хуже. Я завернула платье в платок и положила в карман пижамы. Рубашку, штанишки и туфельки подсунула к спящей фее в гнездо из полотенца. Стараясь не шуметь, начала убирать со стола. Но стоило мне открыть холодильник, как я сразу же услышала недовольный голосок: – Что ты громыхаешь, как сто тысяч орунов! – Извини, – я виновато пожала плечами. – А кто такие оруны? – Ничего не знаешь! – Фенечка всплеснула руками с деланым негодованием. – Ну откуда же мне знать о каких-то орунах? – Она снова застала меня врасплох, и я начала оправдываться, как будто действительно была виновата. – Оруны – это такие здоровенные жуки, поодиночке они очень милые и трудолюбивые, но, когда собираются в стаю, орут ужасно! – Фенечка сморщила носик и покачала головой. – У них крылья очень жесткие: когда они общаются, то шевелят ими, и получается громкий неприятный скрежет. Представь, если орунов собирается много, какой шум стоит! – Да, наверное, – согласилась я, пытаясь представить себе жука-оруна, правда, у меня не очень получилось, потому что Фенечка совершенно не давала мне сосредоточиться. – Какие же вы все-таки неуклюжие, – язвительно заметила феечка, выбираясь из полотенца. Она уже натянула штанишки и рубашку, а теперь застегивала туфельки. – А где мое платье?! – воскликнула она, уставившись на подоконник. – Я положила его в карман. – В карма-ан! – протянула Фенечка. – Ты с ума сошла! Оно же помнется! Немедленно достань его! Я подчинилась. Достала платок и развернула его, вид у меня был виноватый. – Это мое платье?! – ужаснулась Фенечка. – Ну, в общем, оно высохло, но... – Я спрашиваю: это – мое платье?! – Голосок ее зазвенел и сорвался, она разрыдалась. Я так расстроилась, глядя на нее, что готова была сама разреветься. Но вовремя спохватилась и взяла себя в руки. – Послушай, Фенечка, – робко начала я, – ну, не стоит так расстраиваться. В конце концов, у тебя же есть волшебная палочка, и, наверно, можно все исправить... Фенечка громко сопела носом, очевидно, она задумалась. – Много ты понимаешь, – проворчала она. – Положи сюда. – Она сделала величественный жест ручкой, указывая на подоконник. Я подчинилась. Фея сосредоточилась, направила палочку на злополучное платье и замерла, я тоже застыла, боясь пошевелиться. Фея пробормотала что-то и резко взмахнула палочкой. Послышался легкий хлопок, потом посыпались разноцветные искры, как будто фея решила устроить маленький фейерверк. Я вздрогнула. Платье вспыхнуло и в мгновение ока исчезло, платок же продолжал гореть. Спохватившись, я плеснула на него из чашки с остывшим чаем. В воздухе запахло горелым. Я посмотрела на Фенечку, та уставилась на меня. – Что это было? – спросила я. – Кажется, я перепутала заклинания, – сообщила фея. – Надо было сказать: «восстановление», а я сказала: «абсолютная чистка». – Откуда же тогда огонь? – удивилась я, рассматривая дыру в платке и черное пятно на подоконнике. – Нет ничего чище пламени, – наставительно пояснила Фенечка, – нам так в школе объясняли. Она перелетела на подоконник и тоже стала рассматривать пятно. – Ну, это мы сейчас исправим, – беспечно сказала она и направила палочку. – Стой! – Я поспешно закрыла ладонью горелое пятно. – Что еще? – удивилась фея. – Ты уверена, что больше ничего не сгорит? Она пожала плечами: – Я просто велю ему исчезнуть... – Вместе с подоконником? – язвительно спросила я. – Ты что, мне не доверяешь? – Она возмутилась и обиженно отвернулась. – Извини, но сначала я бы предложила тебе потренироваться на чем-нибудь ненужном, – предложила я. – Что значит «ненужное»? Я оглянулась в поисках чего-нибудь такого, что можно с легкостью выбросить и исчезновение этого не вызовет вопросов у моих родителей. Ну конечно! Я схватила спичечный коробок, чиркнула спичкой и положила ее на металлический поднос. Желтый огонек съел половину спички и погас. – Вот, пробуй свое заклинание. Фенечка неожиданно легко подчинилась, перелетела на край подноса и взмахнула палочкой. Искры не вспыхнули, вместо них над сгоревшей спичкой заклубился зеленый туман. Спичечный коробок, брошенный на столе, подпрыгнул, сам собой раскрылся, оставшиеся спички молниеносными стрелами понеслись к подносу. По всей кухне блуждали маленькие смерчи, дверца под раковиной яростно хлопнула, и оттуда выпорхнули несколько сгоревших спичек, видимо из мусорного ведра. Я взвизгнула и отступила к двери. Все спички в нашей квартире словно с ума сошли: они вылетали изо всех шкафов и ящиков и бросались на поднос, туда, в сгусток зеленого тумана. – Фенечка! Прекрати! – крикнула я. Но фея испугалась не меньше моего. Она стояла, закрывшись рукой от спичечного урагана. Я бросилась к ней. – Отмени все немедленно! – крикнула я, одновременно закрывая фею ладонями от взбесившихся спичек. Но спички, видимо, кончились, потому что все стихло, туман рассеялся, и мы увидели на подносе маленький зеленый побег. – Что это? – Я ошарашенно уставилась на шевелящийся росток. Фенечка была удивлена не меньше моего. Я потянулась к побегу, но фея остановила меня: – Не трогай! Видишь, он шевелится... – Ну и что? – почему-то шепотом спросила я. – Вдруг вопьется в руку, – предположила Фенечка. – Откуда он взялся? – Из спичек, наверное, – ответила фея. – Ты снова перепутала? – спросила я. – Я сказала: «восстановление». Росток тем временем отчаянно полз к краю подноса. – Ну конечно, – догадалась я, – ведь спички-то деревянные, вот они и восстановились. Но куда он ползет? – Ищет, где прорасти, – предположила Фенечка. – А если мы его посадим в горшок с землей? Росток добрался уже до края подноса. – Я не знаю, – фея растерянно посмотрела на меня. Я быстро опустила на росток крышку от сахарницы и сдвинула его на середину подноса. – Отнесу его на улицу, пусть там и прорастает, – решила я. Росток громко возился под крышкой. – Сейчас, только оденусь, не в пижаме же идти. Присматривай тут, – велела я Фенечке и бросилась в комнату. Натянула джинсы и первую попавшуюся футболку. Вернулась на кухню, где испуганная фея, спрятавшись за сахарницей, наблюдала, как подпрыгивает крышка на подносе. – Скоро вернусь. – Я прижала крышку рукой, подхватила поднос и пошла к двери, на ходу сунув ноги в шлепанцы. Фенечка догнала меня, когда я собиралась захлопнуть дверь в квартиру. – Я с тобой! – пискнула она. – Тебе нельзя! Могут увидеть. – Я спрячусь. – Куда ты спрячешься? Но Фенечка упрямо уселась ко мне на плечо. – Я закроюсь твоими волосами, – пообещала она. Я вздохнула, пришлось согласиться. Нам, в общем, повезло. Было около одиннадцати утра, прекрасное летнее июльское утро. Большая часть жильцов нашего подъезда на работе. Малышню, понятно, давно вывезли за город, на дачи и в лагеря. Мы рисковали повстречаться с какой-нибудь въедливой старушкой соседкой, но они, старушки, обычно собирались у подъезда к вечеру, когда спадала дневная жара. Лифт оказался свободным, мы беспрепятственно спустились на первый этаж. И хотя Фенечка нещадно дергала меня за волосы от страха перед грохотом лифта и падением его в бездну, я старалась не обращать на нее внимания. К тому же руки у меня были заняты подносом, приходилось крепко прижимать крышку. Кнопку лифта, например, я нажала локтем, а что делать... Точно так же я обошлась и с подъездной дверью. Фенечка настолько испугалась, что теперь сидела тихо, вцепившись в ворот моей футболки. Я быстро пересекла двор и детскую площадку. Слева между заборами детского сада и школы был неширокий проход. Ничего особенного: бетонная дорожка и полоска земли с разросшимися деревьями. Я огляделась: никого. Облегченно вздохнув, свернула с дорожки в кустарник и, продравшись сквозь густые ветви, оказалась на довольно свободном клочке земли. – Ну вылезай, – тихо сказала я, наклонила поднос и убрала крышку. Побег скатился с подноса, шлепнулся на землю, полежал немного, словно принюхивался. Фенечка покинула мое плечо и зависла в воздухе, наблюдая за развитием событий. Росток шевельнулся и вдруг начал стремительно ввинчиваться в почву. – Ничего себе! – выдохнула я. – Что же теперь будет! – охнула Фенечка. Росток уверенно укрепился, поерзал, будто устраивался удобнее, замер на секунду, а потом стал быстро удлиняться, выбрасывая в стороны все новые и новые отростки. У основания он стал коричневым, боковые отростки превратились в тонкие веточки, покрытые зелеными иглами. Почва мелко вибрировала у меня под ногами, крошка-сосна шевелила ветками почти на уровне моих коленей и продолжала расти! Мало того, одна из веток ощутимо хлестнула меня, я отскочила в сторону. Фенечка снова села ко мне на плечо и вцепилась в волосы. – Моя мама умеет ухаживать за растениями, – зачем-то сообщила она. – Да, но, к сожалению, ее здесь нет, – ответила я, опять отступая назад, потому что зловредная сосна уже раскачивала макушкой над моей головой, а из-под земли бугрились ее мощные корни. – Знаешь что, давай смотаемся отсюда, пока нас никто не заметил, – сказала я, зажала под мышкой поднос с крышкой, схватила Фенечку и, спрятав ее под футболку, бросилась прочь с места преступления. В подъезде я все-таки столкнулась с соседкой. Одинокая старушка с первого этажа возилась у своей двери с замком. Надо было поздороваться. Я поспешно пробормотала приветствие и, не дожидаясь лифта, рванула пешком наверх. Соседка только и успела крикнуть: – Александра, куда ты так бежишь? Уж не на пожар ли? Я успокоилась, только когда захлопнула дверь нашей квартиры, и постояла несколько минут, прижавшись к ней спиной. Из-под футболки с трудом выбралась слегка помятая Фенечка. – Ты меня чуть не убила, – пожаловалась она. – Я же не нарочно. Вместе мы вернулись на кухню. И здесь моим глазам предстал жуткий бардак: везде – на полу, на столе, в раковине – валялись ошметки спичечных коробков, и почему-то сильно воняло серой. Я поспешно принялась наводить порядок. Мне удалось ликвидировать остатки волшебства, я выбросила прожженный платок вместе с другим мусором и даже почти оттерла горелое пятно с подоконника. По крайней мере, оно не сразу бросалось в глаза. Фенечка сидела на краю сахарницы и грустно поедала крупинки сахара. Наконец я закончила уборку, убрала в шкаф оставшиеся платки, повесила полотенце и тщательно вытерла стол. – Интересно, что получится из этой сосны? – спросила я у Фенечки. – Волшебное дерево, – как-то неопределенно ответила она. Я не успела узнать, чем отличаются волшебные деревья от обычных, потому что зазвонил телефон, и я оставила Фенечку на кухне, а сама побежала отвечать. Конечно, звонила мама. Она спросила, нашла ли я список покупок и деньги. Пришлось соврать, что нашла и уже собираюсь идти в магазин. Мама еще что-то говорила про суп в холодильнике и фрукты, которые надо непременно купить и есть, я соглашалась механически. Фенечка опустилась ко мне на плечо и внимательно слушала. Я поспешно распрощалась с мамой и нажала отбой. – Что ты сейчас делала? – заинтересовалась фея. – Говорила по телефону с мамой. Фенечка приземлилась рядом с трубкой и внимательно ее осмотрела. – А где же твоя мама? – Она, э... на работе. – Послушай, вы же не волшебники, так? – Так, – согласилась я. – Как же ты тогда говорила со своей мамой? – Ну, люди вообще не умеют колдовать, поэтому они изобретают разные штуки, при помощи которых делают чудеса, хотя никаких чудес они не делают. – Я окончательно запуталась, но фея слушала очень сосредоточенно. – Короче, это – телефон, при помощи такой трубки я могу разговаривать с любым человеком, если у него тоже есть телефон. – Как ты это делаешь? – спросила Фенечка. – Какое заклинание произносишь? – Я ничего не произношу. Вот, видишь? Кнопки с цифрами, я набираю нужный номер и соединяюсь с человеком, который мне нужен. – Понятно, – неожиданно сказала фея, – у каждой трубки свой номер. – Да, – я даже удивилась. – Вот видишь, – гордясь собой, сказала Фенечка, – я не только красавица, но и умница, каких мало. – Да уж, – я невольно усмехнулась. Феечка заметила мою усмешку и обиделась: – Думаешь, я вру? И нечего смеяться. Конечно, я еще не все умею, но я научусь! Мне бабушка так говорит. А моя бабушка не кто-нибудь, она входит в Малый круг Совета! – Она политик? – переспросила я. – Какой еще политик? Она – одна из самых мудрых и сильных волшебниц! Вот! Фата Феенелия. Меня, между прочим, в ее честь назвали. Фенечка вздохнула и присела на телефонную трубку. – Значит, тебя зовут Фата Феенелия? – Вот глупая! Фата – это обращение к старшей волшебнице. Феенелия – мое полное имя. – А меня зовут Александра, – уточнила я. – Это я уже поняла. И не задавайся. А про телефон я и без тебя знала, мне бабушка рассказывала про вас, про людей, как вы живете. – А бабушка откуда знает? – Ха! Откуда! Мы же наблюдаем за вами. – Фенечка небрежно взмахнула рукой, на беду, как раз той, на запястье которой висела палочка. Воздух вокруг меня сгустился, теперь я видела Фенечку не четко, а словно из-за тусклого стекла. Она смотрела на меня с ужасом. Я протянула руку и поняла, что меня действительно окружает стекло. Только очень холодное. Я оказалась под ледяным колпаком. Несколько секунд мы молча смотрели друг на друга, разинув рты. Потом Фенечка спохватилась, взлетела и снова направила на меня палочку. – Нет! – крикнула я. Страх придал мне силы, я ударила кулаком прямо в прозрачную стенку. Мне повезло, лед оказался совсем тонким. От удара он хрустнул и рассыпался по ковру. Я осмотрелась. Осколки волшебного льда сразу же начали таять, оставляя повсюду лужи и мокрые пятна на ковре. – Я не хотела, – пищала Фенечка, – я не знаю, как это вышло. – Кто дал тебе в руки палочку? – крикнула я и начала собирать крупные куски льда. Я оттащила их в ванную и вернулась с ведром, собрала то, что осталось, потом решила ковер пропылесосить. Фея молча с виноватым видом летала за мной. Но стоило мне включить пылесос, ее тут же сдуло. Покончив с уборкой, я стала повсюду ее искать. Я даже проверила, не попала ли феечка в пылесос. К счастью, ее там не было. Я звала ее, бегала по квартире, выглядывала за окна... Наконец мне показалось, что я слышу ее голос. – Фенечка! – громко крикнула я. – Аля! Вытащи меня отсюда! – еле слышно пропищала она. – Да где же ты? – я оглянулась растерянно. – Зде-е-есь! Я задрала голову, что-то розовое мелькнуло среди книг на одной из верхних полок стеллажа. Оказалось, Фенечка, испугавшись пылесоса, спряталась подальше. Я притащила стул, чтоб дотянуться до феи. Она застряла за здоровенным словарем. И как ее только угораздило! Осторожно, чтобы не придавить Фенечку, я выдвинула несколько тяжелых томов и помогла ей выбраться. Фенечка дрожала и плакала, сидя у мена на ладони. – Какой ужасный мир! Неужели я никогда не вернусь домо-о-ой! – причитала она. – Бедная я, бедная! Я успокаивала ее как могла: – Пожалуйста, не плачь. Если ваши волшебники наблюдают за нами, как ты говоришь, наверняка тебя скоро найдут. Может, ты и сама вспомнишь нужное заклинание... – Как же я его вспомню, – всхлипывала феечка, – если я его не знаю. – Но ты же знаешь, как попала сюда? Она примолкла, потом, подумав немного, созналась: – Я хвасталась подругам, что все знаю о людях. Они не верили. Тогда я сказала, что могу хоть сейчас попасть в ваш мир, ну и взмахнула палочкой... Я почувствовала, что падаю, зажмурилась, а когда открыла глаза, такое началось! Все гудело и тряслось, я чуть не задохнулась! Полетела сама не знаю куда. Потом я увидела огромные деревья, немного успокоилась, села на ветку и стала смотреть на серую стену прямо передо мной. Вначале подумала, что это гора, но затем вспомнила, как бабушка рассказывала о ваших домах, и поняла, что это – стена дома. Пока я думала, какая-то птица бросилась на меня, я успела направить на нее палочку, она исчезла, но появился ужасный зверь! Меня чуть не сожрали! – Какой зверь? – Не знаю, рыжий, лохматый, с зелеными глазами! – Кошка, – догадалась я. – Так это была кошка! Бабушка говорила о них... но эта была такая страшная! Она шла по ветке прямо на меня, и глаза горели, а морда! Я так испугалась! Прыгнула вниз и полетела к стене. Затем в проем, то есть ближайшее ко мне окно. Оно оказалось открытым, так я и попала к тебе. – Фея закончила свой невеселый рассказ и замолчала. – Да, тяжело тебе пришлось. Но теперь ты в безопасности. Мы подумаем вместе и решим, как быть дальше. Я задумалась. С самого раннего детства меня учили, что надо делать, если потеряешься. Ну, во-первых, конечно, я вызубрила свою фамилию и свой адрес; потом, когда стала немного старше, запомнила номер телефона, а год назад родители купили мне мобильник, так что я всегда была на связи. Понятное дело, у фей все по-другому, но что-то из моих знаний можно применить. Я еще раз внимательно осмотрела Фенечку. Ничего нового я не обнаружила. Можно предположить, что волшебная палочка – это что-то вроде моего мобильника, но Фенечка еще не освоила все функции, так, что ли? Предположим, я бы оказалась где-нибудь в другом городе или за границей, что бы я сделала? Первым делом, конечно, попробовала бы дозвониться домой или кому-то из родителей. Так, хорошо. Что я знаю еще? А, да! Мама говорила, что надо подойти к милиционеру и сказать, что я потерялась... Хм, выходит, в данном случае я для Фенечки – тот самый милиционер? Что там спрашивает дяденька милиционер у потерявшейся девочки? Он спрашивает: «как тебя зовут?» и «где ты живешь?». Имя Фенечки мне известно. Остается спросить адрес. – Послушай, – громко сказала я, – ты знаешь свой адрес? – Что? – удивилась Фенечка. – Я спросила у тебя, знаешь ли ты свой адрес, – еще раз как можно медленнее проговорила я, – где ты живешь? – То есть как это – где? – растерялась Фенечка. – В Фейландии, конечно, стране фей... Она громко всхлипнула и уставилась на меня. – Прекрасно, – начало было положено, я обрадовалась. – Надеюсь, эта твоя страна находится не на другой планете? И тут фея снова меня потрясла. – Что значит – на другой планете? – спросила она. – А мы сейчас на какой? – Мы-то на Земле, – уверенно сообщила я. – А твоя страна где? Фенечка облегченно вздохнула. – О! Ты меня почти напугала, – призналась она, – я уж подумала, что мы не на Земле... Тогда было бы еще хуже. – Нет-нет, все нормально, можешь быть уверена. Теперь, когда мы разобрались с планетами, подскажи мне, пожалуйста, где эта твоя Фейландия? У меня есть карта мира, ты сможешь показать, хотя бы примерно? – У тебя есть карта Фейландии? – Удивлению Фенечки не было предела. – Нет у меня никакой карты Фейландии, есть карта мира, и если ты покажешь мне место расположения твоей страны, то... – Карта человеческого мира? – уточнила фея. – Конечно, какого же еще? Фенечка растерянно развела руками. – Я не знаю, где на вашей карте Фейландия, – призналась фея, – я не уверена, что она там есть. – Но так не бывает. Если есть страна, то она должна быть на карте. Ведь страна – это какая-то территория, там есть реки, может, даже моря или океан. Фенечка согласно кивнула. – Вот видишь! А теперь скажи мне, она большая, твоя страна? – Да, – немного подумав, ответила Фенечка. Но потом добавила: – Я не могу тебе все рассказать, это – секрет. Мы, феи, не имеем права говорить людям о своей земле. Люди не должны ничего знать о нас. – Но вы-то о нас все знаете, – заметила я. – Ты, например, очень хорошо говоришь по-русски. – Да я вообще на любом языке хорошо говорю, – заявила Фенечка, – все феи это умеют. – Все-все? – недоверчиво переспросила я. – Конечно. – И с животными можешь говорить? – Разумеется. И с животными, и с растениями, и с насекомыми, – начала перечислять Фенечка. – А как же коты? С котами ты, видимо, еще не научилась общаться, – я попыталась пошутить. Фенечка возмущенно вскинула голову: – Мы общаемся с теми, кто хочет общаться, а не с теми, кто собирается нами пообедать! – Понятно... Она испуганно взглянула на меня. – Ой, я снова проболталась! – запричитала она. – Что же будет? Хорошенькое дело! Я сразу же представила себе милиционера, который, склонившись к маленькой девочке, пытается узнать, кто она и где живет, на что заплаканная девчушка отвечает: не могу сказать, потому что мои родители строго-настрого запретили мне говорить кому-либо наш адрес... Да-а... – Ладно, ладно, – быстро сказала я. – Только не начинай опять хныкать. Во-первых, я ничего не знаю. Во-вторых, я просто пытаюсь помочь тебе вспомнить дорогу домой. Вот и все. Фенечка недоверчиво посмотрела на меня. Потом притопнула ножкой и заявила упрямо: – Ну и что! Все равно я проболталась. А это запрещено. – Вот глупая! – не выдержала я. – Да не собираюсь я ничего у тебя выпытывать. А злишься ты потому, что сама не знаешь, где твоя Фейландия. – Вовсе я не глупая! – Фенечка повысила голос. – Я прекрасно знаю, что Фейландия на острове, только он спрятан за гранью! – Что значит – за гранью? – А то, – пояснила Фенечка, – когда надо что-то спрятать, то лучше всего убрать его совсем. Скажем, перенести на секунду назад, в прошлое, или на секунду вперед, в будущее. Вот. А больше я тебе ничего не скажу. Она резко отвернулась от меня и снова начала хныкать. Я поняла, что сейчас ничего не смогу от нее добиться, поэтому просто сказала: – Не расстраивайся, пожалуйста. Найдешь ты эту свою грань. До вечера еще много времени. Вспомнив о времени, я бросила взгляд на часы. Уже два! До возвращения родителей мне надо сходить за покупками и придумать, что делать с маленькой гостьей. – Фенечка, мне нужно в магазин. Ты побудешь здесь одна? – Что такое магазин? – Фенечка поспешно повернулась ко мне и стряхнула слезы со щек. – Это такое место, где люди берут еду и всякие вещи, которые им нужны. – А откуда все это появляется в магазине? – заинтересовалась Фенечка. – Ну, работают разные фабрики и заводы, – пространно начала я. – Послушай, у меня сейчас нет времени, давай я тебе потом все объясню? Сейчас я должна уйти ненадолго. Я думала, что мне удастся оставить фею дома, но не тут-то было! – Мы пойдем вместе, – заявила Фенечка. – Я еще никогда не была в магазине. Вдруг там есть бальные платья? Не забывай, что ты испортила мое, так что я теперь совершенно без одежды. Я опешила. Ничего себе – обвинение! Значит, это я во всем виновата? Мне захотелось возразить, но, взглянув на Фенечку, я поняла, что ничего этим не добьюсь. Такой уж у нее характер. И потом, она же маленькая, потерялась, не знает, как вернуться домой, волнуется, бедняжка. К тому же ее лучшее платье сгорело. Ладно уж, пусть я буду виновата. Но как быть дальше? Во-первых, конечно, я боялась оставлять фею одну, вдруг она еще что-нибудь натворит, похуже ковра, спичечного дерева и маленького пожара. Но, с другой стороны: как взять ее с собой? Куда я ее спрячу? А если кто-нибудь увидит крохотную живую девочку? Во-вторых, вдруг папа или мама вернутся раньше, чем обычно. И тогда может случиться все, что угодно! Я представила себе, как перепуганная феечка носится по комнате, размахивая своей палочкой: мебель, покрытая листьями, пылающие обои, ледяные айсберги, летающие вещи, а посреди этого хаоса – папа или мама... Не-ет... – Мне нужна хоть какая-то одежда, – капризный голос феи вывел меня из задумчивости. – Не могу же я быть в этом! – она возмущенно указала на свои штанишки и маечку. Счастливая мысль пришла мне в голову. – Вот что, лети-ка за мной, – велела я и направилась в свою комнату. Коробка с кукольным домиком стояла там, где ей и положено, – в шкафу. Когда-то я так мечтала об этом домике для Барби! Понятное дело, сейчас я уж взрослая – шутка ли, скоро исполнится двенадцать лет! Естественно, в куклы я давно не играю. Ну разве что изредка, так, открою посмотреть... Фея привычно устроилась на моем плече. Пока я доставала коробку, она нетерпеливо расспрашивала, что там у меня. – Сейчас, сейчас... В недрах картонного ящика хранились некогда бесценные сокровища: сам кукольный дом, с обстановкой, гардеробом, посудой, и его жильцы – три куклы Барби и единственный Кен. – Доставай скорее! – волновалась Фенечка. Наконец дом был извлечен. – Ух ты! – воскликнула фея и кубарем скатилась с плеча, я еле успела подхватить ее. Недовольная, она взлетела с моей ладони и по-хозяйски принялась исследовать игрушечное жилище. Я же занялась разбором кукольного гардероба. Фенечка сначала не обращала на меня внимания, она что-то двигала в домике, роняла стулья, заглядывала во все углы. – Нравится? – спросила я. Фея выглянула наружу и высокомерно покачала головой. – Какое-то все странное, – ответила она. – Почему? – Ненастоящее. Она попала в точку. Ненастоящее – игрушечное, как искусственные яблоки с раскрашенными боками. Смотришь – красиво, а откусить нельзя. Когда я была маленькая, я никак не могла понять, для чего нужны такие ненастоящие фрукты, но мама объяснила – для украшения витрин. Муляжи, они не портятся, только пыль вовремя протирай, и все. – В таких домах не живут, – заявила Фенечка. – Конечно, ведь они для кукол. – Кто такие куклы? Я разложила перед ней трех Барби и Кена в придачу. Фея задумчиво побродила вокруг них, потрогала пластмассовые руки и ноги, коснулась лиц. – Странные, – произнесла она, – на скульптуры похожи... Ой, а это что? – теперь она во все глаза смотрела на ворох цветных одежек. – Это их наряды, – ответила я. Феечка немедленно зарылась в платьях, юбках и кофточках. У каждой из моих кукол было по бальному платью до пят: золотое, с полосатым верхом, белое, полупрозрачное, разрисованное розовыми бутонами, и еще одно, с серебристым лифом и бантиками на юбке. Было от чего прийти в восторг. Помимо бальных, перед Фенечкой лежали еще и коротенькие юбочки, джинсы, несколько кофточек и даже настоящее пальто. Я показала ей крохотные сумочки с застежками-бусинками, шапочки и береты, даже туфли. Правда, туфли ей не понравились. Еще бы, по сравнению с ее розовыми, сверкающими, необыкновенно изящными, они смотрелись просто грубыми калошами. Платья же феечка сразу бросилась примерять. Но вот беда – у длинноногих красавиц кукол талии, как назло, очень тоненькие. А моя гостья, как бы это лучше выразиться, была немного полновата. Феечку все это страшно разозлило, я даже испугалась, не начнет ли она поджигать ни в чем не повинные кукольные наряды. Мне все-таки удалось убедить ее в том, что ткань слишком тяжелая, да и сами модели устарели и все такое... – Я пошутила, – надменно фыркнула Фенечка, – не воображала же ты, что я стану надевать кукольные обноски! Фи! Она с деланым безразличием отвернулась от злополучных платьев и выжидающе посмотрела на меня. – Я могу попробовать сама сшить тебе платье, – предложила я. – А ты умеешь? – с сомнением спросила она. Тогда я с затаенной гордостью показала фее кукольное пальто собственного пошива, красный жакетик с одной пуговицей (больше не помещалось) и купальник. Тщательно осмотрев одежду, Фенечка снова поморщилась. – В чем дело? – робко спросила я. – Не нравится? – Топорная работа, – отрезала Фенечка. Я смутилась и стала оправдываться: – Конечно, не шедевры, но ты не забывай, это были мои самые первые попытки что-то сшить. Теперь-то у меня опыта гораздо больше... Фенечка недоверчиво взглянула на меня. Я воодушевилась и принялась рассказывать ей, какая у нас замечательная швейная машинка и как я умею с ней обращаться; короче говоря: стоит только подобрать ткань понежнее, взять самые тонкие шелковые нитки, и у меня все получится, Фенечка может быть совершенно уверена! Она выслушала меня и пожала плечами. – Если ты так уверена, можно попробовать, – милостиво разрешила Фенечка. Я выдохнула: – Вот и отлично! Пока мы возились с куклами и их одеждой, я совсем забыла о времени. Опомнившись, взглянула на часы. Уже три! Фенечка, по-видимому, решила, что я тотчас усядусь за пошив бального платья. Но мне-то надо было в магазин! Я засуетилась, выскочила в большую комнату, где по-прежнему на ковре темнели мокрые пятна от растаявшего льда. Фенечка повсюду летала за мной и возмущалась моим нечутким к ней отношением. – Я все еще не одета, – громко напоминала Фенечка, – ты обещала и не выполнила своего обещания! Все вы, люди, такие! – Фенечка! – застонала я. – Нам надо совсем ненадолго сбегать в магазин, я должна успеть до возвращения родителей! Как только мы все купим, мы сразу же примемся за твое платье! А пока я сделаю тебе сари. Знаешь, что такое сари? Фенечка неудачно шлепнулась прямо на журнальный столик, где лежали список и деньги. – Не знаю, – ответила она, поморщившись и потирая попку, на которую уселась при посадке. – Сейчас! Я метнулась в комнату родителей. У мамы была коробка с разными обрезками и лоскутками. Пока я в ней рылась, выискивая что-то более или менее подходящее, Фенечка сидела на моем плече. Но потом она взлетела и переместилась на комод. Один из ящиков был выдвинут, и оттуда свисал шифоновый шарф – видимо, он и привлек внимание феи. Это был любимый мамин шарфик, тончайший и нежный, с сердечками и буквами... – Кажется, что-то подходящее, – заявила Фенечка. Я перестала возиться с лоскутками и молча наблюдала, как Фенечка тянет тонкий шифон к себе. – Э-э-э, видишь ли, – начала я, – это мамин шарф... – Ты хочешь сказать, что не дашь мне его? – возмутилась Фенечка. – Ты можешь взять все, что принадлежит мне лично, но шарф – он чужой, понимаешь? Фенечке наконец удалось вытащить весь шарф, и теперь он лежал у ее ног, его край феечка прижимала к груди обеими руками. – Здесь очень много ткани, – сказала она, – если ты отрежешь для меня кусочек, никто не заметит. – Это нехорошо, – тихо, но упрямо сказала я. – В таком случае больше мне ничего не надо от тебя! – Фенечка демонстративно отвернулась. – Но послушай... – И слушать не желаю! – Фенечка! Ну неужели ты берешь у своей мамы ее вещи без спросу? – Моя мама для тебя все бы сделала! – парировала фея. – Возможно, моя мама тоже все для тебя сделает, но сначала надо хотя бы вас познакомить. И тут Фенечка испугалась. Она резко повернулась ко мне и энергично замотала головой. – Нет, нет, – твердила она, – ни в коем случае! Никаких взрослых людей! Мне и так влетит за то, что я натворила, но если я покажусь хоть одному взрослому человеку!.. Меня знаешь как накажут! Может быть, отберут палочку! И тогда я не смогу стать настоящей волшебницей! Ты понимаешь?! Она вздохнула и с сожалением взглянула на понравившийся шарф. После этих слов я была готова искромсать не только мамин шарф, но и все, что есть в доме. Но Фенечка, все еще вздыхая, покинула комод и опустилась рядом с коробкой, где грудой лежали разноцветные лоскутья вперемешку с пуговицами, бусинками, кусочками тесьмы и прочей мелочью. Я присела рядом и стала вытаскивать и раскладывать перед феей все, что было в коробке. – Подумать только! – восхищалась она. – Такое богатство и лежит без толку! На самом дне обнаружилась розовая полоска шелковой ткани, свернутая рулончиком. – Тоже нельзя? – обреченно спросила Фенечка. – Можно! – торжественно сообщила я. – Все, что есть в этой коробке, – твое! – Ой, правда?! – воскликнула феечка, всплеснув руками. И тут же зарылась в нечаянное богатство с головой. – Погоди, – я вытащила ее из лоскутков и постаралась образумить. – Если хочешь, можно сейчас взять этот шелк и сделать из него платье. Но все остальное – потом! Мне надо в магазин! К тому же нам нужно еще посмотреть на спичечное дерево. Мы же не знаем, что из него выросло. А вдруг оно станет угрожать людям? Я говорила и одновременно примеривала шелковую полоску к Фенечке, решая, сколько надо отрезать. В конце концов махнула рукой и замотала ее в ткань, изобразив что-то наподобие индийского сари. Во всяком случае, мне так показалось. Чтобы сари не размоталось, я слегка наживила его ниткой. Фенечке, наверное, было не очень удобно, но приходилось довольствоваться тем, что есть. Я затолкала в коробку все, что там было, и закрыла крышкой. Потом я сняла джинсы и надела на футболку сарафан с большим карманом на груди. В этот карман я посадила Фенечку и велела не высовываться. Спичечное дерево До ближайшего супермаркета ходу – минут десять. Я решила пройти по дорожке мимо школы, чтоб посмотреть на то, что сталось с нашим деревом. Фенечка сидела тихо. К месту утреннего преступления я приблизилась с самым невинным видом, вроде бы я здесь впервые. Еще издали заметила непривычное оживление, царившее на дорожке. Сердце екнуло. Но ничего не поделаешь, надо идти. Я прибавила шаг. Ну конечно! Сосна вымахала выше всех деревьев, ее корни взломали асфальт, а ветки грозили начисто перекрыть проход между заборами. Несколько старушек и детвора оживленно обсуждали невиданное чудо. Какой-то дядька снимал происходящее на камеру. Другой в это время возбужденно кричал что-то в трубку мобильника. Я оглянулась по сторонам. В наш двор въезжал фургон, на боку которого красовалась надпись «Телевидение». Фургон лихо повернул и направился в нашу сторону. В воздухе что-то просвистело, мужчина с мобильником вскрикнул и выругался. Я присмотрелась: у его ног валялась шишка. Та-ак, началось. Вторая шишка стукнула в лоб мужчину с камерой, он отскочил, и сразу же целый град шишек обрушился на старушек и детей. Фургон остановился, из него выскочил оператор, за ним женщина и еще двое, все они побежали к нам, в то время как глазеющие люди отступали под натиском взбесившегося дерева. Надо было срочно что-то делать. Я быстро юркнула в заросли, закрываясь руками от летящих шишек. За моей спиной слышались крики пострадавших и возгласы телевизионщиков. Здоровенный сосновый ствол продолжал увеличиваться на моих глазах. Я бесстрашно подошла вплотную и громко сказала: – Прекрати безобразие! Ствол вздрогнул и пошел волнами. Фенечка сразу же высунулась из кармана и громким шепотом сообщила: – Оно говорит: «А то что?» – Кто говорит? – переспросила я. – Дерево, кто ж еще! Ну конечно, Фенечка говорила, что может общаться с любым живым существом. Сосна загудела, как мне показалось, насмешливо. Но я не растерялась: – Скажи ему: «Обратно в спички превратим!» Переводить не пришлось. Сосна явно притихла, словно обдумывала мою угрозу. Под ногами шевельнулся корень и медленно обвил мою лодыжку. – Только попробуй! – пригрозила я. Корень отступил. Сосна, как это ни странно, замерла. За моей спиной раздался шорох. Я оглянулась. Оператор и женщина с телевидения. – Девочка, ты давно тут стоишь? – спросила женщина. – Не очень, – нехотя ответила я. – Это дерево странно себя ведет? – не унималась телевизионщица. – Обычное дерево, – ответила я, для убедительности похлопав сосну по шершавому стволу. Все это время оператор снимал нас на камеру, хотя мне совсем это не нравилось. – Так, значит, ты ничего необычного не заметила? – настойчиво спрашивала женщина. – Ничего... – Люди утверждают, что сосна взломала асфальт и кидалась шишками, – сказала телевизионщица. – Это старое дерево, у него корни большие, они подняли асфальт на дорожке, а шишки падают со всех сосен, как и яблоки с яблонь, – я равнодушно пожала плечами. Тетенька махнула рукой оператору, и тот перестал снимать. – Какая у тебя кукла красивая, – улыбаясь, сказала женщина, – прямо как живая! И только тогда я догадалась посмотреть на свой карман, конечно, из него торчала рыжая головка Фенечки. Я быстро прикрыла ее ладонью, проговорила: – Спасибо. – И сделала шаг в сторону. Но телевизионщица, продолжая улыбаться, протянула руку: – Можно посмотреть? Я испугалась. Фенечка, видимо, тоже, потому что она съежилась в кармане и сидела тихо-тихо. – Это самая обыкновенная кукла, – быстро проговорила я, отшатнувшись от приставучей тетеньки, – мне пора, извините... Не дожидаясь следующих вопросов, рванула сквозь кусты, выскочила на дорожку и понеслась бегом что есть мочи. – Девочка, куда же ты! Подожди! – неслось мне вслед. Но я и не думала оборачиваться. Остановилась и отдышалась, только когда забежала в сквер за соседним двором. – Ты зачем высунулась? – громким шепотом спросила у Фенечки. – Я хотела тебе помочь, – донеслось из кармана. – Каким же образом? – съязвила я. – Интересно, а как бы ты без меня говорила с деревом? Я на всякий случай показала ему волшебную палочку, – ответила Фенечка, – иначе оно ни за что бы не послушалось. – Фея снова высунулась из кармана. – Здесь не очень-то удобно, – заявила она, – сама попробуй! – Я тебе предлагала остаться дома. Какая-то молодая мамочка с коляской удивленно уставилась на меня. Еще бы: стоит девчонка и громким шепотом разговаривает сама с собой... – Уйдем отсюда, спрячься, – велела я Фенечке. Та со вздохом убрала голову. Я быстро пошла в сторону супермаркета. «Что теперь будет с нашей сосной? – думала я. – Что успел снять оператор? И почему телевизионная тетка приставала ко мне? Она что-то заметила?» Я представила себе, как вечером в новостях покажут дерево, размахивающее ветками и швыряющее шишки, а потом крупным планом меня и Фенечку в кармане моего сарафана... Ужас! Фенечка, словно услышав мои мысли, сказала: – Они приняли меня за куклу. – Что? – переспросила я. – Они приняли меня за куклу, за одну из этих дурацких ненастоящих скульптур, которые живут в ненастоящих домах и носят ненастоящую одежду. – Хорошо, если так, – ответила я, – а теперь, пожалуйста, помолчи, мы заходим в магазин. Фенечка повозилась в кармане, видимо устраивалась поудобнее, и затихла. Интересно, надолго ли ее хватит? Шопинг Я просмотрела глазами список. Так, надо очень быстро пробежать вдоль полок, потом на кассу и домой! Фенечка терпеливо молчала, пока я была в молочном и хлебном отделах, но стоило мне подойти к полкам со всякими конфетами, как ее лохматая голова тут же показалась из кармана. – Чем так вкусно пахнет? – деловито осведомилась фея. Девчушка лет пяти уставилась на нас и потянула мать за рукав. – Мама! Смотри, какая кукла! – громко крикнула она. – Мама, она разговаривает! Купи-и-и, мама! Женщина едва скользнула по мне взглядом, схватила дочь за руку и строго прикрикнула на нее. Фенечка сразу же юркнула в карман. Девчонка не успокаивалась, она капризничала и показывала на меня пальцем. Мать в сердцах дернула ее за руку и увела прочь из отдела. Я спряталась за колонну и чуть слышно прошептала: – Фенечка, ты с ума сошла! Она сразу же отозвалась. – Противная девчонка ушла? – так же шепотом спросила фея. – А где бальные платья? Я хочу посмотреть. Что так вкусно пахнет? И... Я не дала ей договорить: – Фенечка, пожалуйста! Посиди две минуты спокойно! Мы и так уже попались сегодня. Она округлила глаза: – Но платья! – Здесь нет платьев, это продуктовый магазин. – Хорошо, тогда возьми то, что вкусно пахнет! – Ты хуже ребенка! – заявила я. – На себя посмотри! – парировала Фенечка. Невдалеке остановился охранник и довольно пристально меня разглядывал. Я опустила голову и сделала вид, что выбираю конфеты. – Спрячься! – приказала фее. – На нас смотрят! Быстро сунула в корзину первый попавшийся пакет с конфетами и покатила в отдел с чаем и кофе. Я шла вперед, толкая перед собой тележку, и старалась не глазеть по сторонам и не останавливаться надолго. Когда с покупками было покончено, выбрала кассу, где не было очереди, и рванула к ней. – Сиди тихо! – еще раз предупредила Фенечку. – Куда уж тише, – донеслось из кармана. Я благополучно оплатила покупки, уложила все в пакеты и, выдохнув с облегчением, покинула супермаркет. Теперь оставалось решить, по какой дороге лучше возвращаться домой. Все-таки я решила пойти дворами, так спокойнее. Стоило мне отойти немного от супермаркета, как Фенечка снова высунулась и заявила, что не может сидеть в кармане все время, потому что там дышать нечем. И еще: чтоб я немедленно дала ей попробовать то, чем вкусно пахло. Пришлось залезть в пакет, вскрыть упаковку с конфетами «Мишка косолапый», развернуть одну и отломить кусочек для феи. – Слушай, – вспомнила я, – а у тебя аллергии на шоколад нет? – Чего? – не поняла Фенечка. – Ну, это когда сыпь всякая, зуд... в общем, аллергия из-за какой-нибудь еды... – Как это? – Фенечка потянулась к шоколаду. – Давай сюда! – Ты его пробовала когда-нибудь? – Что? – Шоколад пробовала? Фенечка не смогла дотянуться до лакомства и от досады хлопнула в ладоши. – Какая разница! – она разозлилась. – Пробовала, не пробовала, еще а-рель-ги-я какая-то! Придумала тоже! Тебе жалко, что ли? – Мне не жалко, я просто беспокоюсь о твоем здоровье, – рассудительно начала я. Неожиданно фея расхохоталась. – О моем здоровье? Ты хочешь сказать, что ты боишься, как бы я не заболела? – веселилась она. – Да, а что здесь смешного? – Ты что? Разве не знаешь, что феи не болеют. Ни-ког-да! – раздельно произнесла она. – Давай сюда шоколад! Я вручила ей кусочек конфеты, Фенечка вцепилась в него обеими руками и с наслаждением лизнула. – Вот это да! – восхищенно воскликнула она. Я поняла, что вскоре и фея, и розовое сари, и карман сарафана будут покрыты шоколадными пятнами. Ну ладно, что ж, оставалось надеяться, что сари не постигнет участь сгоревшего бального платья. Я предусмотрительно подошла к нашему двору с другой стороны, так что смогла издалека посмотреть на то, что творилось со злополучной спичечной сосной. Телевизионщики уехали. Какие-то детишки собирали шишки, старушки разошлись, теперь они сидели на скамейке у подъезда. Сосна определенно притихла. Надолго ли ее хватит? Этого я не знала. Обреченно вздохнула и решила проверить еще раз... Сосна вела себя прилично. То есть стояла тихо, дерево деревом. Для верности я подошла вплотную к стволу. При этом, конечно, поглядывала под ноги, мало ли что ей вздумается. Сосна чуть шевельнула ветками и едва слышно прошелестела. – Она говорит, что больше не будет, – тут же доложила Фенечка. – Умница, – похвалила я. Ствол снова дрогнул. Дерево явно желало пообщаться. – Теперь оно спрашивает: ночью можно? – перевела Фенечка. – Что именно, шишками кидаться? – испугалась я. Сосна качнулась. – Ну, она хочет уйти, когда все люди уснут. – Как уйти? – не поняла я. Фенечка пожала плечами. Сосна тихонько загудела. – Она хочет в лес. – Но у нее же нет ног! Нижние ветки склонились к земле. Фенечка хихикнула: – А корни на что?! – Это она так говорит? – переспросила я. – Нет, это я все выдумываю! – Фенечку явно забавляла наша беседа с волшебным деревом. Сосна загудела громче. – Но-но! – пригрозила Фенечка. – Смотри у меня! Сосна сразу сникла. – Может, приказать ей, чтоб она замерла? – деловито осведомилась Фенечка. Мне стало жаль наше волшебное дерево. – По-моему, мы можем ей поверить. – Я чуть нажала пальцем на поднятую руку Фенечки с волшебной палочкой. – Как хочешь. – Она пожала плечами и опустила руку. – Вот что, – сказала я, обращаясь к сосне, – ты пока постой тут до вечера. Мы посоветуемся и решим, как лучше с тобой поступить. Но только без фокусов, – строго добавила я. Сосна энергично закивала макушкой. Надо же, поняла без всякого перевода. – Смотри у меня! – напоследок погрозила Фенечка. – Ладно, пойдем домой, – вздохнула я. И мы оставили сосну в покое. Я направилась к своему дому. Потихоньку проскользнула в подъезд. Перепачканная в шоколаде Фенечка недовольно заметила: – Опять в этот громыхающий ящик полезешь! Ты что, не можешь просто по ступенькам подняться?! – Вот еще, с пакетами на восьмой этаж! У меня, между прочим, крыльев нет, – ответила я, заходя в лифт и нажимая кнопку. Фенечка юркнула в карман. Шоколадное озеро и солнечные рыбки В общем, мы довольно быстро обернулись. Часы показывали начало шестого. У нас по меньшей мере оставалось еще часа два до прихода родителей. Фенечка выпорхнула на свободу и, судя по всему, чувствовала себя как дома. Правда, розовая лента немного мешала ее движениям и, честно говоря, больше напоминала не изящное индийское сари, а скорее кокон или пеленку, не слишком умело обернутую вокруг младенца, то есть не младенца, а маленькой феи, конечно. Но я ничего не сказала Фенечке, иначе пришлось бы в срочном порядке изобретать ей новый наряд, а мне было не до того. Разобрав пакеты и уложив продукты в холодильник, я решила переодеться и заняться немедленной ликвидацией последствий Фенечкиного волшебства. Первым делом я сняла сарафан. Большое шоколадное пятно на кармане сарафана увидела сразу. Сам карман показался мне подозрительно наполненным. Там определенно что-то было. Я с опаской ткнула пальцем в пятно. – Не трогай! – крикнула Фенечка над самым ухом. Она шлепнулась на сарафан. Я отдернула руку. – Что там у тебя? Фенечка розовой гусеницей полезла в карман и завозилась там. До меня донеслось невнятное бормотание. Я склонилась и прислушалась. Вскоре Фенечка не без труда выбралась обратно, прижимая к груди темный липкий комок. – Я так и знала! – недовольно заявила Фенечка. – Не успеешь отвернуться, как ты уже все испортила! – Я? Нет, это уже слишком! Возмущенная, я резко сунула руку в недра кармана и обнаружила там целые пласты растаявшего шоколада. – Это та несчастная конфетка? – спросила я, уставившись на испачканную ладонь. – «Несчастная конфетка»! – передразнила меня Фенечка. – Как же! Дождешься от тебя! Сунула кусочек, и ладно... – Так откуда же все это? Фенечка встала и гордо выставила вперед волшебную палочку: – А это на что? Надеюсь, ты не забыла, что я все-таки – фея! Тут до меня дошло! – Так ты, значит, наколдовала весь этот шоколад? – спросила я. Но надо было еще удостовериться, и я лизнула кончик пальца. Шоколад был горьковатым, но все-таки это был шоколад! – У тебя получилось! Мы стояли с ней перепачканные, она с ног до головы, я – частично, да еще сарафан... Но это было неважно. Я действительно обрадовалась, несмотря ни на что, ведь моя фея смогла что-то сделать правильно. То есть, может, не совсем правильно, я не знаю, но в результате она получила то, что хотела, – полный карман настоящего шоколада! Фенечка смотрела на меня с сомнением. Кажется, до нее все еще не дошло. – Ты серьезно? – спросила она. – Сама посуди, – я старалась говорить спокойно, – до сих пор тебе не удавалось совершить что-нибудь путное. Я хотела сказать, что у тебя выходило не то, что ты хотела. И вдруг ты захотела шоколада, и получился шоколад, понимаешь? Ничего не взорвалось, никто не утонул, никаких бегающих деревьев... Фенечка слушала, насупившись и машинально постукивая кончиком палочки по моему сарафану, она все еще стояла на нем, рядом с карманом. Я сначала не обратила внимания, но, когда спохватилась, было поздно: шоколад потек из кармана тонкой струйкой, потом она превратилась в широкий ручей, вскорости вокруг Фенечки образовалась изрядная темно-коричневая лужа, а шоколад все прибывал. – Мамочки! – взвизгнула Фенечка и протянула ко мне руки. Я, конечно, сразу схватила ее. Но шоколад уже залил сарафан и хлынул с дивана на пол. – Надо что-то сделать, – неуверенно сказала я. Фенечка посмотрела на меня испуганно. – Вели ему остановиться. Фенечка подняла палочку и направила ее на коричневый поток. Я с ужасом закрыла глаза. Несколько секунд стояла не шелохнувшись, потом рискнула и глянула. Поток иссяк. Теперь шоколад растекся грязной лужей по полу, не считая дивана и сарафана. С такими последствиями я все-таки могла справиться. Но время! Я застонала, бросив взгляд на часы. Я не успею вычистить все это безобразие. – Знаешь, Фенечка, – идея неожиданно пришла мне в голову, – а что, если весь шоколад завернуть в обертки, ну, наделать из него конфет, а? Как в магазине? Фенечка сосредоточенно задумалась над моими словами. – Только никаких чисток! – напомнила я. – Просто завернуть в фантики, и все! Погоди, я сейчас. Мгновенно сбегала на кухню, принесла конфету и показала фее: – Вот так. Она кивнула и снова направила палочку. Теперь я смотрела не отрываясь. Сначала ничего не происходило, и я подумала, что Фенечка из осторожности не произнесла заклинание. Но вот шоколад двинулся... Шоколадная крошка полетела с дивана, освобождая сарафан и покрывало. На полу вместо бесформенной лужи образовался правильный куб, он распался на множество долек, в мгновение ока каждая маленькая шоколадка обернулась фольгой и покрылась цветной бумажкой. У моих ног оказалась россыпь конфет в ярких обертках, килограмма два, наверное, может, больше. – Кла-а-асс! – только и смогла выдохнуть я. Фенечка, сидевшая на моем плече, тут же очутилась на полу, она медленно обошла вокруг конфетных россыпей, остановилась и, задрав голову, небрежно бросила: – Ну вот, а ты не верила, что я умею делать чудеса. Я уселась на пол: – Теперь я верю, что ты настоящая волшебница. Мы улыбнулись друг другу, как близкие подружки. – Какие красивые фантики, – сказала я, рассматривая картинки на конфетах. – Я таких никогда не видела. Еще бы! На обертках порхали красавицы в ярких платьях, резвились невиданные животные, какие-то чудесные дворцы и замки возносились тонкими башнями в бирюзовое небо... Фенечка тихонько вздохнула. – Это моя страна, – ответила она. – Здорово! – похвалила я. – Расскажи мне, какая она, если можно, конечно. Фенечка не заставила себя долго упрашивать, она взлетела на спинку дивана, уселась и принялась рассказывать. Она говорила, а я так увлеклась, что забыла о времени, о том, что скоро вернутся с работы родители... Прислонившись к дивану, положив голову на сложенные руки, я слушала и слушала. Фенечка рассказала о чудесной волшебной стране, где живут крылатые феи. Она тоже увлеклась своим рассказом, вскочила на ноги, нечаянно взмахнула волшебной палочкой и... Прямо передо мной, из воздуха, из ниоткуда возникли зеленые луга и сады, ажурные башни дворцов, выстроенных из чистейшего хрусталя, меняющие цвета; они были то нежно-розовые, то темно-лиловые. Я слышала прекрасную музыку, рожденную ветром, когда он трогает серебряные струны, натянутые между шпилями башен. Я видела, как феи строят свои дома. Сначала сажают специальное дерево, оно растет, и постепенно в стволе образуются такие пустоты – комнаты, из веток получаются лестницы, балконы, веранды. Все это легкое и очень красивое. А дворец выращивают из кристаллов хрусталя. Ведь кристаллы тоже растут, потому что питаются солнцем. Это было так странно – узнать о живых домах. Мы вместе с Фенечкой бродили по бесконечным изогнутым коридорам, залам и лестницам хрустального дворца, рассматривали постоянно меняющиеся картины на стенах и полу. Оказалось, кристалл сам создает живые картинки, так он показывает свое настроение. Потом мы перенеслись в удивительно красивое место, где среди зеленых гор прятались уютные долины с маленькими домиками, в них живут феи, умеющие говорить с растениями и повелевать погодой. А вот и дом Фенечки: ее мама стоит среди необыкновенных пышных цветов; папа управляется с помощниками, потому что у фей много разных помощников – шмелей и пчел, стрекоз и бабочек, жуков-орунов... Они действительно очень громко шумят своими жесткими крыльями, я услышала... и не сразу поняла, что это трещит дверной звонок. – Ой! Мамочки! Кто-то пришел! – Я вскочила с пола. Фенечкины чудеса мгновенно растворились в воздухе. – Кошмар! Обернулась к Фенечке, но ее уже не было на спинке дивана. Не раздумывая, побежала к двери. В большой комнате резко затормозила, потому что чуть не налетела на неожиданное препятствие. Кстати сказать, я заметила, что ковер был абсолютно сухим, как будто не было никакого волшебного льда, не было мокрых пятен... Но на ковре у моих ног стоял небольшой круглый аквариум, где резвились золотистые и серебряные рыбки. Скорее! Надо отнести к себе! Подхватив аквариум, бросилась обратно. Ногой распахнула дверь, окинула взглядом комнату: куда? Куда спрятать аквариум? Решение пришло мгновенно: я скользнула под стол. Задвинула аквариум поглубже, чтобы сразу не попался на глаза. А в дверь звонили и звонили. – Иду! – крикнула громко и побежала открывать. Вернулась мама. – Ты что такая запыхавшаяся? – спросила она, сбрасывая туфли. – Я мультик смотрела, не сразу услышала звонок. – Все-таки зря мы тебя в городе оставили, – посетовала мама, направляясь к себе в комнату, – ну ничего, в выходные отвезем тебя на дачу, а там уже и в отпуск... – Мам, я взяла твою коробку с лоскутками, – крикнула я ей вслед. – Хорошо, – отозвалась мама. Я поспешно юркнула к себе. – Фенечка, – негромко позвала я. Ответа не было. Испугавшись, я обшарила все углы, заглянула под диван. Нет... Посмотрела на книжной полке. Никакого результата. Распахнула дверцы шкафа. Никого. Потом догадалась осмотреть кукольный дом. Фенечка лежала на игрушечной кровати, с головой накрывшись одеялом. – Наконец-то! – обрадовалась я. – Что же ты не отзываешься? – Кто пришел? – с круглыми от ужаса глазами спросила Фенечка. – Мама. – Ужас! – пискнула она. – А что, если твоя мама сюда войдет? – Ну и что, ты же в домике, – напомнила я. – Кстати, я даже не заметила, когда ты успела в него перелететь. И как ты попала в него? Ведь дверца шкафа была закрыта и коробка тоже... – Я не летала, – призналась Фенечка, – просто переместилась, и все. – Вот видишь, оказывается, ты умеешь перемещаться в пространстве, – обрадовалась я, – значит, сможешь вспомнить, как вернуться домой. – Одно дело перемещаться так, а другое – так, – Фенечка взмахнула рукой. – Все равно здорово! – похвалила я. – Ты прямо мои мысли читаешь насчет кукольного дома. Чтоб не привлекать внимания – это самое лучшее место. И ты сможешь в нем прятаться, если сюда кто-то зайдет. Но Фенечке уже надоело лежать, она вскочила с кровати и перелетела из кукольного дома на стол. Я вспомнила об аквариуме. Фенечка сделала вид, будто страшно увлечена компьютером, она бродила вдоль экрана, касаясь ладошкой гладкой поверхности... – Интересно, что это такое? – с самым невинным видом спросила фея. – Монитор, – машинально ответила я. – А, я знаю! – она небрежно взмахнула рукой. – Вы в него смотрите, и он показывает вам ваш мир, правильно? – В общем, да, – согласилась я, поглядывая то на Фенечку, то на аквариум под столом. – Фенечка! – Да? – Это ты сделала аквариум с рыбками? – Признаюсь, вопрос прозвучал глупо. В нашей квартире была только одна фея. – Ты же страшно переживала из-за этого ковра, – Фенечка несколько манерно пожала плечами и снова обернулась к экрану монитора. – Это солнечные рыбки, – сказала она, – их нельзя ставить в тень. – Что же прикажешь с ними сделать? – Ну, не знаю, – она явно смеялась надо мной, – это такая шутка, игра, мы запускаем таких рыбок в ручьи или фонтаны. В общем, в воду. – Зачем? Наверное, недоумение на моем лице совершенно рассмешило Фенечку, потому что она громко и весело расхохоталась. А так как я продолжала тупо рассматривать аквариум, то фея, отсмеявшись, все-таки сжалилась и объяснила: – Такие рыбки получаются из солнечных бликов. Мы с друзьями часто играем в игру: запускаем в ручей стайки рыбок, и выигрывает тот, чьи рыбки самые красивые и проворные. Понимаешь? Я кивнула не очень уверенно. – Ты сделала их просто так? – Да! Просто так, для тебя, чтоб тебе понравилось! – досадливо объяснила она. – Разве ты никогда не делаешь никому маленьких подарков? Просто милых маленьких подарков, шутки ради, для хорошего настроения? – Делаю... – Так улыбнись, наконец! – не выдержала Фенечка. – Тебе не нравятся мои рыбки? – Нравятся... – Ой, какая же ты нудная! Я улыбнулась немного натянуто: – Значит, эти рыбки, они не настоящие? – Фу ты! Настоящие, не настоящие, какая разница! – вскипела Фенечка. – Я не знала, что ты шуток не понимаешь! – Хорошо, хорошо, – поспешно согласилась я, – ты просто мне объясни: их надо кормить, ухаживать за ними, менять им воду и все такое? – Нет, – буркнула Фенечка. Я залезла под стол и снова посмотрела в аквариум, там больше не было солнечных рыбок, только не очень чистая вода серо плескалась о стеклянные стенки. – Извини, я тебя обидела? – спросила я. – Я же сразу сказала, что их нельзя держать под столом! – язвительно заметила Фенечка. – Солнечные рыбки не живут в тени. – Да, конечно, – покорно согласилась я. – Знаешь, у тебя все лучше и лучше получается волшебство. – Какое там волшебство, – отмахнулась феечка, – так, мелочи, каждая маленькая девчонка все это умеет. Нет, до настоящего волшебства мне еще очень далеко. А теперь и подавно. Она снова вспомнила, что находится в мире людей и не знает дороги обратно. – Не видать мне следующей ступени как своих ушей, – проговорила Фенечка. – Уж бабушка позаботится о том, чтоб меня продержали в начинающих по второму кругу. И это – в лучшем случае. Она пригорюнилась, побродила по моему столу и уселась на компьютерную мышь. Мне захотелось как-то отвлечь ее от мрачных мыслей, и я бодрым голосом напомнила Фенечке о том, что обещала сшить ей самое красивое бальное платье. Она довольно вяло согласилась. Наверное, подумала, что если не сможет вовремя вернуться, то пропустит бал, а тогда и платье ни к чему, даже самое прекрасное... Конечно, я не исключала такую возможность. День незаметно превратился в вечер, у нас еще было какое-то время в запасе, но его становилось все меньше. – Кстати, ты любишь мультики? – весело спросила я. – Я не знаю, что такое мультики. – Ну, такое кино, нарисованное. Все как настоящее, но на самом деле – картинки; в общем, как твои солнечные рыбки. Хочешь посмотреть? – Давай... Я нашла диск и быстренько запустила диснеевский мультик про Дюймовочку. Феечка очень внимательно наблюдала за моими манипуляциями. На меня посыпалась целая куча вопросов: а это что? Что это такое? Как это у тебя получилось? Я, как могла, объясняла ей. Фенечке понравился блестящий диск, она восхищенно всплеснула руками, когда диск въехал в дисковод. Слегка вздрогнула, когда компьютер, получив диск, тихонечко загудел. Еще она никак не могла понять связи между мышью и курсором на экране монитора. И даже сама попыталась подвигать мышь. «Колдовство», – в конце концов сделала вывод фея и, взлетев, опустилась на кнопки клавиатуры. Ей было смешно оттого, что пластиковые кнопки опускаются под ее ногами, стоит только наступить, а потом снова поднимаются. Но я не позволила ей разгуливать по ним, сказав, что если она станет расхаживать по кнопкам, то никакого мультика не увидит. Фенечка с сожалением дала снять себя с клавиатуры и пересадить на диван. – Тебе лучше сесть подальше, – посоветовала я, поискала глазами, на что бы такое усадить зрительницу, и пристроила маленькую подушечку на спинку дивана. Усадила на нее Фенечку, потом развернула к ней монитор. – Вот, так тебе будет удобно. А я пока займусь платьем. Фенечка не ответила, она во все глаза смотрела на то, что происходило на экране. Еще бы, ведь для нее обыкновенный домашний монитор то же, что для нас настоящий кинотеатр. В этот момент мама заглянула ко мне в комнату. – Аля, что ты делаешь? – спросила она. Я так испугалась за Фенечку, что крикнула возмущенно: – Ну мама! – О, да ты никак своих кукол вспомнила, – улыбнулась она. Я вскочила, подбежала к ней и аккуратно вывела из комнаты. Оказывается, мама хотела, чтобы я помогла ей с ужином. Пришлось вернуться в комнату и остановить мультик. Фенечка снова спряталась в кукольном доме. Я шепнула ей, что скоро вернусь. Потом безропотно направилась на кухню, почистила картошку, помыла купленную мамой клубнику и нарезала для салата помидоры с огурцами. Попутно выспросила, какими нитками лучше всего шить кукольное платье, чтоб стежки не казались слишком грубыми. Мама пообещала дать мне шелковые нитки, самые тонкие, и разрешила воспользоваться швейной машинкой. Пока мама колдовала у плиты, я, стащив несколько ягод клубники, сбегала в комнату и предложила угощение Фенечке. – Вот, клубника, очень вкусно, – сказала я несчастной затворнице. Она выбралась из-под одеяла и недовольно спросила: – А мультик уже кончился? Когда я уходила на кухню, то остановила мультик, чтобы мама не задавала лишних вопросов. – Ой, извини. Тебе так и не удалось досмотреть? Хочешь, я еще раз включу? – Как же я буду смотреть, отсюда мне не видно, – сказала феечка. – Ничего, дом можно поставить повыше, а монитор развернуть так, чтоб тебе все было видно. И не волнуйся, даже если кто-нибудь зайдет, тебя все равно не увидят. – Давай, – вздохнула Фенечка, – а то я так и не поняла, что там случилось дальше с этой девочкой. В итоге я поставила кукольный дом на диван, развернула монитор и включила «Дюймовочку». Пока я все это проделывала, моя фея снова воспользовалась палочкой. Превратила слишком большую для нее ягоду во множество маленьких. Она, оказывается, уже вполне освоилась в кукольном доме, потому что, когда я заглянула к ней, Фенечка восседала на стуле и поедала крохотные ягоды клубники, горой лежащие на кукольном фаянсовом блюде. – Здорово у тебя получилось, – похвалила я Фенечку. – Так гораздо удобнее, – сказала она, – отойди, пожалуйста, а то мне ничего не видно. Я тихонько засмеялась и вышла из комнаты. Оставив Фенечку за просмотром приключений Дюймовочки, я пошла добывать шелковые нитки и все, что нужно для шитья. Мама показала мне, где что лежит, так что в комнату я вернулась, нагруженная коробкой с лоскутками, ножницами, нитками и сантиметром. Но я сразу сообразила: для того чтобы снять мерки с феи, сантиметр не подойдет. А ниткой – в самый раз. Фенечка покорно дала себя измерить. Она, не отрывая взгляда от монитора, встала во весь рост, подняла руки, когда я велела. Я постаралась особенно не докучать ей. Записав мерки, я уселась на полу и, включив фантазию, принялась выдумывать самые невероятные модели платьев. Я изрисовала несколько листов в альбоме и уже разложила вокруг себя самые тонкие и яркие лоскутки тканей, которые только смогла найти в маминой коробке. Бальное платье и тайник Пришел папа, мы все вместе поужинали. Я страшно нервничала и, видимо, неумело пыталась скрыть свое состояние. Папа заметил, что я веду себя странно. А мама даже пощупала голову, нет ли температуры. Если бы они знали! С трудом выдержав ужин и родительскую заботу о моем самочувствии, я все-таки улучила момент и смылась. В комнате все было по-прежнему. Мультик еще не кончился, Фенечка сидела на кукольном стуле, болтала ногами и доедала клубнику. Две оставшиеся большие ягоды все еще лежали на полу домика. Фея избавилась от своего розового сари. Теперь кусок шелковой ленты валялся на диване, видимо, она сбросила его туда. – Какая хорошая история, – сказала Фенечка. – Мне тоже нравится этот мультик. Я аккуратно уложила в коробку ненужные лоскутки, собрала карандаши и приготовилась кроить платье. Фенечка выпорхнула из домика и опустилась на пол рядом со мной. – А я умею делать тайники, – призналась Фенечка. – Я тоже умею. – Нет, ты не умеешь. Я умею делать такие тайники, которые невозможно найти. Туда можно спрятать любой секрет. Сейчас покажу. – Фенечка вернулась в кукольный дом и, подумав секунду, крикнула: – Смотри! Хоп – и нет ничего. – Она коснулась палочкой большой клубничины, и та мгновенно исчезла. Фея рассмеялась. – Исчезла, – я поморгала глазами, – и где же сейчас эта ягода? – Да здесь же! – радостно крикнула Фенечка. – Только секунду назад. – Не понимаю... – Что тут непонятного, я сделала самый простой тайник и спрятала там ягоду. Так же точно наши Старшие Волшебники спрятали остров, где не было людей и обитали феи. Остров Фейландия – моя страна. Все это было странно и непонятно. Но кое-что я все-таки сообразила. – То есть твоя страна как бы в параллельном мире, да? Ты говорила – «за гранью», это значит совсем рядом, но не здесь, а там, – для убедительности я махнула рукой в сторону окна. Фенечка немного растерялась, даже нос сморщила. – Я не знаю, что такое «па-ра-ле-ле-ный», – медленно произнесла она, – я тебе лучше по-своему объясню. Вот ты сегодня посадила меня в карман, то есть спрятала, но здесь, то есть теперь. А если ты спрячешь меня в этом же кармане, но, например, на секунду вперед, то это будет карман потом. Понятно? Я неуверенно кивнула. – Ну что тут непонятного! – возмутилась Фенечка. – Смотри: я могу зайти в кукольный дом так, прямо сейчас. – Она выпорхнула из домика и снова влетела в него. – Видишь? – Вижу. – Хорошо. Но я могу зайти сюда и секунду назад. – Фенечка снова проделала все то же самое, но только теперь ее почему-то в домике не оказалось. – Фенечка, – робко позвала я. Она появилась из ниоткуда. И продолжила как ни в чем не бывало: – Видела? Я была в своем тайнике. Я никуда не уходила отсюда, я была здесь, только секунду назад. Очень удобно. Ты живешь в своей комнате, а в кармане прячешь что-то секретное или сама там сидишь, когда хочешь остаться одна. У меня загорелись глаза. Вот это да! Будь у меня такой «карман», я бы... Фенечка, словно прочитав мои мысли, отмахнулась: – Забудь, – посоветовала она, – даже если я сделаю тебе тайник из твоего шкафа, ты все равно ничего не сможешь туда положить или взять. Ты же не фея. – Жаль, – вздохнула я. Видимо, разговор на эту тему больше не интересовал Фенечку. Она неопределенно пожала плечами и занялась рассматриванием эскизов к платьям, нарисованным в альбоме. Даже взлетела, чтоб увидеть рисунки сверху, так сказать, целиком. – Красиво, – одобрила она, – особенно вот это, розовое с желтым... – Спасибо, – мне, конечно, польстила ее похвала, – я подумала, желтый цвет должен тебе идти, под цвет волос и все такое... – Волосы у меня рыжие, – проворчала Фенечка. – Да, но рыжее с рыжим будет сливаться, а желтый цвет – в самый раз. – Ладно, не будем спорить, – отмахнулась Фенечка, – я доверяюсь твоему вкусу, хотя... – она с сомнением посмотрела на меня. – Я справлюсь, – пришлось поспешно ее заверить. Фенечка вернулась к мультфильму. А я взяла простой карандаш и аккуратно вычертила выкройку по Фенечкиным меркам. При этом никто не мешал мне думать и размышлять. И вот что я надумала: Фенечка, конечно, знает больше, чем говорит. Я не в обиде, понятно же, что все это тайна, и не только Фенечкина, поэтому все так запутанно... Хотя если бы страна фей перестала быть тайной, то что бы произошло? Я представила себе толпы желающих попасть на цветущий остров, всякие там агентства по продаже туров и путевок, дурацкие рекламные плакаты: «Наколдуй себе удачу» и «Личная фея на дом!». Целые научные институты, изучающие фей, а еще политики, шпионы и всякие богатые дураки... Нет! От меня уж точно никто не узнает, где находится волшебный остров и как туда попасть. Но как убедить Фенечку, чтобы она не боялась и доверилась мне? Мои размышления прервал папа. Он заглянул ко мне, интересуясь, чем это занимается дочь, к тому же так увлеченно. Я, конечно, показала ему свои рисунки, выкройки, поделилась соображениями насчет цвета, и папа, пробормотав что-то неопределенное, скрылся. Всегда надо говорить правду. Я лишний раз убедилась в этом. Начни я сейчас выдумывать что-то и прятаться, не миновать серьезного разговора и всяких там увещеваний. А так: что делаешь? Платье шью... И никаких вопросов! Повозившись с выкройкой, я приступила к самому главному: вырезанию заготовок из ткани, то есть из лоскутков, конечно. Платье было очень сложным: верх – из розового шелка, на спинке разрез для крылышек; нижняя юбка, более плотная, пышная, потом еще одна из бело-розового шифона, да еще отделка из очень тонкого желтого материала. Хотелось бы еще тесьмой обшить, но я боялась, что это слишком утяжелит платье, да и смогу ли я сделать все достаточно аккуратно. Правда, мама обещала помочь мне, так что я была уверена: мои мучения увенчаются успехом. Когда с вырезанием заготовок было покончено, я слегка наживила их и предложила Фенечке заняться примеркой. Мультфильм закончился, и Фенечка, сгорая от любопытства, порхнула ко мне на колени. Примерка, особенно первая, дело очень ответственное. Тут нельзя ошибиться. Я все это разъяснила нетерпеливой фее, помогая надеть нижнюю юбку и кофточку, пока еще не сшитые вместе. Фенечка ни за что не хотела расстаться со своей волшебной палочкой, и мне приходилось следить, чтобы она не слишком ею размахивала. Я уже знала, что последствия волшебства бывают крайне непредсказуемыми. Во время примерки феечка морщилась, вырывалась из моих рук, неслась к большому зеркалу, крутилась перед ним так и эдак, выказывала всяческое недовольство, ей казалось, что платье криво на ней сидит, что оно слишком тяжелое, ей неудобно, да еще эти здоровенные швы! Я уверяла ее, что так всегда бывает на первой примерке, и не надо так расстраиваться, мол, примерки для того и существуют, чтобы увидеть все недочеты и вовремя их исправить. Но Фенечка не унималась. В довершение ко всему она сравнила мою иголку и волшебную палочку, оказалось, они почти одинаковые. – Ну вот! – возмутилась фея. – Все равно как если бы я вставила толстую бечевку в свою палочку и пыталась что-то сшить. Ты посмотри, какие дырки делает твоя иголка в ткани! Нечего сказать! Хорошенькое дело – дырявое платье! Я смутилась: – Прости, пожалуйста. Я возьму самую тонкую иголку, я постараюсь... – Постарается она, – насупилась фея. И словно бы исподтишка провела кончиком волшебной палочки по боковому шву юбки. Шва как не бывало. Я даже опомниться не успела, как Фенечка коснулась и другого шва. Теперь вместо юбки передо мной лежал идеальный розовый колокольчик, а Фенечка, окрыленная успехом, уже приладила к нему кофточку, и снова что-то произошло, потому что колокольчик удлинился и приобрел основание. – Ну вот, – удовлетворенно произнесла Фенечка, – так гораздо лучше. Оглядев свое произведение, фея снова занялась примеркой. Она зависла перед зеркалом, изредка касаясь палочкой платья. Таким образом, вскоре то, что совсем недавно было просто жалкими лоскутками, неожиданно приобрело реальную форму диковинного цветка. Мне даже показалось, что Фенечка немного изменила цвет платья, оно стало перламутровым, блестящим, словно кто-то расшил ткань крошечными блестками. Честно говоря, я страшно испугалась за Фенечку. Но я так и осталась сидеть неподвижно, боясь что-то сделать не так. Вот когда человек делает что-то ответственное или очень опасное, а ему под руку скажут неожиданно, все равно что, он отвлечется, ошибется и – все! На уроках так часто бывает: пишешь контрольную, только сосредоточилась, а тебе шепчут с соседней парты. Обернулась – в тетради ошибка, или черкнешь нечаянно, или напишешь не туда. В общем, все, наверное, с этим сталкивались. А тут еще хуже – тут волшебство! Одно дело, когда палочка направлена в сторону. Но Фенечка подгоняла платье прямо на себе! Представить страшно, что могло с ней произойти! Каждый раз, когда волшебная палочка прикасалась к платью, осыпая фею мелкими, как пыль, искорками, я с ужасом жмурилась, но так и не двинулась с места. Сама же Фенечка была настолько увлечена процессом, что уже не замечала ничего вокруг себя. И только когда ей показалось, что платье сидит превосходно, она наконец снизошла до того, чтобы посмотреть на меня и победно улыбнуться. – Как ты меня находишь? – спросила она и попыталась сделать в воздухе замысловатый пируэт. Честно говоря, получилось у нее не очень. Но я выразила абсолютное восхищение ее мастерством. – Знаешь, – Фенечка опустилась на пол рядом со мной, – мне раньше никак не удавалось это волшебство с соединением, – призналась она, – я столько билась, чтоб получалось так, как сейчас. И вот получилось! – Я так рада за тебя! – Мой ответ прозвучал совершенно искренне. Да таким он и был. – Я тоже рада, прямо гора с плеч свалилась. Видела бы сейчас меня бабушка! О, она бы гордилась мной. Воспоминание о бабушке снова ввергло Фенечку в расстройство. – Да, видела бы она меня сейчас, погнала бы под домашний арест, никакого бала и никакого испытания! – Скажи, а ты уже проходила такое испытание? – спросила я. Фенечка вздохнула: – Я пока только на начальной ступени. Нам ведь не говорят, когда будет испытание, чтоб заранее не подготовились, понимаешь? Я покрутила головой: как это «не подготовились», что же это за экзамен, к которому нельзя готовиться? Фенечка, видя мое недоумение, объяснила: – Все должно быть по-настоящему, понимаешь? А то я узнаю, в чем смысл задания, заранее подготовлюсь, выучу пяток заклинаний, и готово. Но для настоящей феи недостаточно нескольких заклинаний, сама видишь, что можно натворить при помощи волшебной палочки, если не уметь с ней обращаться, – Фенечка слегка покраснела. – Да уж, – согласилась я. Фенечка подобралась ко мне поближе и доверительно сообщила: – Я ведь хотела у бабушки выспросить, когда у меня испытание будет. – Она смутилась и тут же попыталась оправдаться. – Ничего такого, просто время... но она не сказала. – Строгая у тебя бабушка, – посочувствовала я. – Она очень мудрая и справедливая, – вздохнула фея. – Я в том смысле, что поблажек у тебя не будет. – Какие там поблажки! – воскликнула Фенечка. – Я думаю, что у меня, наоборот, будет самое сложное задание. – Так, значит, вы не все наколдовываете? – удивилась я. – Из ничего что-то не сделаешь, – наставительно заметила Фенечка. – Мы выращиваем цветы и деревья, строим дома и дворцы, у нас много помощников: пчелы доставляют мед, шелкопряды прядут шелк, стрекозы – строители, жуки – тяжеловозы... Их надо кормить и ухаживать за ними. А еще надо следить за погодой, шить одежду и готовить еду. Да много всего надо знать и уметь. Поэтому, чтобы стать настоящей волшебницей, такой, как моя мама или бабушка, мне нужно очень хорошо учиться. Вот! Чтобы добиться перехода на следующую ступень, феи должны уметь применять полученные знания. Каждая фея отправляется выполнять задания, полученные от Совета. Теперь ты понимаешь? Я прошла начальную ступень, вот-вот должна была получить задание, а вместо этого очутилась в человеческом мире! У меня был последний шанс перед балом. – Почему последний? – насторожилась я. – Да потому, что на балу всех фей переводят на следующую ступень. Раз я не прошла испытания, то меня и не переведут! Я внимательно выслушала Фенечку, вспомнила о своих предположениях и как могла осторожно спросила: – Послушай, Фенечка, помнится, ты говорила о том, что ваш остров надежно спрятан в кармане, или как там ты его называла? Так вот, я думаю, что ты вполне можешь вернуться домой, ведь ты знаешь, когда или где спрятан твой остров... В общем, все феи должны это знать как дважды два. Я имею в виду, вам в вашей школе должны непременно рассказывать об этом. И еще, я думаю, тебе достаточно взмахнуть волшебной палочкой и пожелать, чтоб она отправила тебя домой. Так будет вернее всего. – Сама догадалась, – ехидно спросила Фенечка, – или кто-то подсказал? – Я просто подумала... – Она подумала! – выкрикнула фея. – Надо же! Какая же ты умница! Догадалась: мол, чего эта глупая девчонка сказки рассказывает, будто она не может вернуться на свой замечательный остров? А на самом деле так все просто: взмахнула палочкой, и пожалуйста, стоишь на лужайке перед домом как ни в чем не бывало! – Фенечка возмущенно фыркнула и отвернулась от меня. Тут уж я не выдержала: – Послушай, я не навязывалась! Просто пытаюсь хоть как-то помочь тебе. И ничего в этом нет смешного или обидного. Сначала я думала, что ты ничего не умеешь, но потом убедилась: все у тебя прекрасно получается – и перемещения, и рыбки, и платье ты сама сшила, и про тайник мне рассказала. Конечно, ты еще не все знаешь, но ведь и я тоже не все знаю и умею, потому что мы не взрослые, как твоя мама или бабушка, или мои родители. Ты просто немного растерялась, когда попала в наш мир, вот и все. Я старалась говорить спокойно и убедительно, потому что видела, Фенечка внимательно меня слушает. Я продолжала с воодушевлением: – Наверное, в первое мгновение тебе стало очень страшно. Еще бы! Все такое большое, а ты такая крошка! Да еще этот кот, который на тебя напал... Было от чего испугаться! Я бы тоже испугалась. Да я бы вообще с перепугу забыла, как меня зовут, не то что адрес или телефон. – Ты что, думаешь, я трусиха, да? – обиделась Фенечка. – Наоборот, я думаю, ты очень храбрая и смелая. К тому же у тебя действительно получилось! Ведь ты задумала попасть в мир людей и попала! – Это была случайность! Я бы никогда не смогла сделать во второй раз то же самое. – Знаешь, в первый раз всегда так, кажется, что это не ты, а просто случай, повезло и все такое... – Да уж, повезло, нечего сказать! – Фенечка надулась. И вдруг спросила: – Тебе хочется поскорее от меня избавиться? Я опешила: – С чего ты взяла? – Да ладно! Не притворяйся! Я тебе надоела, это же понятно. От меня одни неприятности: пожары, говорящие деревья, ледяные колпаки и шоколадные потопы... Фенечка вздохнула. Она села на пол и пригорюнилась. – Не говори ерунды! Я осторожно взяла ее двумя пальцами и усадила к себе на ладонь. – Ты даже представить себе не можешь, как я рада, что ты прилетела именно ко мне! Ведь я никогда, никогда не видела настоящих фей! И никто не видел. Я-то думала, что вы бываете только в сказках. А ты настоящая! И не хочу я от тебя отделаться. Если бы ты пожелала, я бы с удовольствием оставила тебя у себя. Мы бы чудесно проводили время! Ни у кого из моих знакомых нет такой замечательной подруги, как ты. Я тихонько пригладила растрепанные Фенечкины волосы. – На выходные мы поедем на дачу, а потом, когда у родителей будет отпуск, я отвезу тебя к морю. Там чудесно! На даче, правда, сейчас живет наш кот Трюфель, но, я уверена, со временем вы с ним подружитесь. Он не кровожадный, к тому же ты так великолепно умеешь управляться со своей волшебной палочкой. Пару раз превратишь его во что-нибудь, он сразу присмиреет. Осенью я бы отнесла тебя в школу, и ты смогла бы сама увидеть, как мы учимся, как сдаем экзамены, какие у меня друзья и подруги, учителя... Это было бы так забавно. Я хихикнула, представив себе, как принесу в школу фею. Наши мальчишки все время приносят каких-то мышей, котят, морских свинок... Только они всем показывают их, а Фенечку ни за что нельзя показывать. Мы с ней будем такие таинственные! В общем, я размечталась. – Вот только зимы у нас холодные и долгие. Ты, наверное, плохо переносишь холод? – спохватилась я. – Но дома у нас тепло, а для прогулок мы сошьем тебе всякие шубки, пальто и шапки. Мы будем гулять в безветренную погоду, когда солнышко. Я покажу тебе, каким бывает снег. Зима – это здорово! Ты когда-нибудь видела снег? – Нет, – откликнулась Фенечка. Я хотела продолжить и дальше, но... Я вдруг представила себе своих родителей и бабушку с дедом, и вообще всех друзей и знакомых, подружку Галку, представила себе, а что было бы, если бы я исчезла, потерялась или убежала из дома. Я буквально увидела, как мама звонит в милицию, как они с отцом сидят вечером у телефона и ждут вестей, как плачет бабушка и не находит себе места дед, как мои подруги собираются и говорят обо мне... А я в этот момент неизвестно где и не даю о себе знать, ну, потому что не могу или попросту струсила, потому что боюсь наказания... Я решительно покачала головой: – Нет, Фенечка, все это, конечно, очень здорово и просто замечательно, но ты должна отправиться домой. – Я знала, что ты так скажешь, – Фенечка грустно улыбнулась в ответ. – Ты права. Я должна попробовать. Дома, наверное, все уже обыскались меня. – Еще бы! Я, честно говоря, удивляюсь, что тебя до сих пор не нашли. – Да, это довольно странно, – согласилась Фенечка, – можно предположить, что мое отсутствие никто из старших еще не заметил. Суматоха, все готовятся к балу... Подруги могли принять мое исчезновение за мою очередную шутку. Небось решили, что я вот-вот появлюсь, а потом и думать обо мне забыли. Вот если я на балу не появлюсь, тогда – да, тогда поднимется паника. – Значит, ты должна вернуться до начала бала. Платье у тебя есть. Если станут спрашивать, где была, просто скажешь, что шила новое платье, потому что прежнее тебе не очень нравилось. Фенечка невесело засмеялась. – Феи не умеют врать, – сказала она, – мне все равно придется рассказать о том, где я была, и о тебе, и обо всем, что здесь случилось. – Хочешь, я расскажу всем твоим, что ты вела себя молодцом, как самая настоящая фея, – предложила я. – Может быть, это как-то тебе поможет? – Ты будешь меня защищать? – теперь Фенечка действительно развеселилась. – А почему бы и нет? – я пожала плечами. – Вот это будет весело! – крикнула Фенечка. – Человеческая девочка выступает перед Советом в защиту провинившейся феи. Такого еще не было. – И ничего смешного, – отрезала я. К моему удивлению, Фенечка не стала возражать. Она только еще больше насупилась, сосредоточилась, решая для себя какую-то очень важную задачу. – Я должна все сделать сама, – наконец произнесла она. Встала во весь рост, выпрямилась и взлетела с моей ладони. Я проследила за ней взглядом, еще не понимая, что она задумала. Фенечка опустилась на стол. – Аля, – как-то очень торжественно произнесла она, – я очень благодарна тебе за все, что ты для меня сделала. Сейчас я исчезну, и, возможно, мы никогда больше не увидимся... Голосок ее сорвался, она всхлипнула и продолжила уже скороговоркой: – Ладно, ладно, я не умею говорить красивые речи, наверное, я очень глупо выгляжу на этом столе. По правде говоря, мне очень страшно, ты права, я жуткая трусиха, но все равно я должна решиться, а там – будь что будет... И... – Она замерла, сделала глубокий вдох, а на выдохе выдала: – Я тебя никогда не забуду! – Фенечка! – Я протянула к ней руки, и она поспешно сорвалась с места и прыгнула прямо ко мне в ладони. – Я буду скучать, очень, очень! – Я тоже. – У меня защипало в носу, еще немного, и тоже расплачусь. – Ты, главное, доберись нормально. И, знаешь, если что-то пойдет не так, то возвращайся. Вместе мы что-нибудь придумаем. Фенечка вцепилась в мой палец и никак не хотела отпускать. Фата Феенелия – Как трогательно! – раздался совсем рядом насмешливый голос. Феечка взвизгнула и чуть не выпала из моих рук. Сказать, что я растерялась, значит ничего не сказать. Но сегодняшний день научил меня быть собранной. Поэтому я внимательно осмотрелась. На подоконнике между цветочными горшками стояла и смотрела прямо на меня... – Здравствуй, Александра, – строго сказала фея. – Здравствуйте... – Бабушка, я здесь, – пискнула Фенечка откуда-то из-за моего плеча. Вот это была настоящая фея! Всем феям фея! Правда, у меня язык бы не повернулся назвать ее бабушкой. Но раз Фенечка так говорит, наверное, у них там какие-то особенные бабушки или условия жизни другие. В общем, фата Феенелия, насколько я помню, так ее назвала Фенечка, была совершенно прекрасной маленькой женщиной. Повыше Фенечки, утонченная, изящная, как фарфоровая статуэтка, которую я видела у одних наших знакомых. Ее платье темного серебра ниспадало мягкими складками, крылья, сложенные за спиной, напоминали плащ, а ее возраст выдавали разве что волосы, они тоже были серебряными, в отличие от рыжих Фенечкиных кудрей. Фенечка робко приблизилась к бабушке, опустилась на подоконник и подошла, низко опустив голову. «Ой, что сейчас будет!» – подумала я и приготовилась защищать свою новую подругу. Но ничего не произошло. Бабушка усмехнулась и провела рукой по волосам внучки. Фенечка бросилась прямо к ней на шею и повисла, всхлипывая и причитая. – Ну-ну, – усмехнулась бабушка, – я тоже рада тебя видеть. Фенечка наконец отпустила бабушку. – Ты на меня не сердишься? – спросила она. Фея несколько секунд строго смотрела на внучку, потом покачала головой: – Пожалуй, нет. – Честное слово, я уже собиралась домой, вот и Аля может подтвердить. Я молча кивнула. Фата Феенелия как-то беспечно махнула рукой. – Я знаю. Кстати, чудесное платье, – заметила она, – тебе идет. – Правда? – обрадовалась Фенечка и сразу же похвасталась: – Это я сама сделала, – но, бросив на меня взгляд, исправилась. – Ну, не совсем, мне Аля помогла. Бабушка снова усмехнулась. – Ну, что ж, Фенечка, можно тебя поздравить, – неожиданно сообщила она. – С чем? – удивилась Фенечка. – С успешно пройденным испытанием. Тут мы обе – и я, и Фенечка – открыли рты и уставились на Феенелию. Я хлопнула себя по лбу. Звук получился громким, обе феи удивленно посмотрели на меня. – Ну конечно! – воскликнула я. – Фенечка, ты вспомни, сама же говорила мне, что у тебя должно быть испытание, но ты не знаешь ни когда оно будет, ни в чем оно заключается. Так? – Да, но... – протянула Фенечка, – я же сама все это устроила, хвасталась, потом... – Она задумалась, видимо, вспоминая подробности. Бабушка терпеливо ждала. – Я знаю! – догадалась Фенечка. – Все было подстроено заранее! – В общем, так, – согласилась бабушка. Потом хитро подмигнула и сказала: – Здорово, да? Они действительно были очень похожи – бабушка и внучка. Я только сейчас это поняла, глядя на обеих. Если бы у бабушки были рыжие волосы, ну, тогда вообще – копия! – Признавайся, твоя идея? – От слез и страха у Фенечки не осталось и следа, теперь она тормошила свою бабушку, а та весело смеялась. – Признаюсь! Ты всегда так увлекалась человеческим миром и всем, что связано с людьми. Так что, когда мы решали, какое тебе назначить испытание, я сразу предложила отправить тебя к людям. – Я справилась, я справилась, – пела Фенечка, при этом она пританцовывала, то и дело подпрыгивая и зависая в воздухе. – Теперь я совсем-совсем взрослая, да? Она схватила бабушку за руки, и они закружились вместе. – Аля! – Дверь моей комнаты распахнулась, и я увидела маму. Надо же, совсем забыла о родителях! – Аля, что у тебя происходит? – Мама заметила обрезки ткани на полу, нитки, ножницы. – Ну, как платье, получилось? – Я еще не закончила, мам. Я стояла так, чтобы закрыть собой подоконник, надеясь, что мама не заметит моих гостей. К тому же в комнате стало уже довольно сумрачно, надвигался вечер, солнце почти спряталось, и, хотя на улице было еще светло, во многих окнах зажглось электричество. – Тебе не темно? – удивилась мама. Конечно, я сразу же заверила ее, что собиралась включить свет, вот прямо сейчас, просто она как раз в этот момент и заглянула. Мама обвела комнату взглядом, слегка нахмурилась, потом вспомнила о нашем разговоре и спросила, нужна ли мне сегодня швейная машинка. Но машинка мне уже была не нужна. А что мне сейчас действительно было нужно, так это чтобы мама поскорее вышла и закрыла за собой дверь. – Нет, мам, сегодня не нужна. Мама в который раз пожалела о том, что я не на природе, повздыхала о подружке Галке, которую на все лето отправили в деревню, и посоветовала что-нибудь почитать перед сном. Я пообещала. Заметаем следы Оказывается, феи, когда вошла мама, просто отступили за край шторы и тихо беседовали там. Когда мама вышла из комнаты, Фенечка с бабушкой как ни в чем не бывало появились и продолжили разговор. – Бабушка, мы все исправили, волноваться не о чем, – самодовольно заявила Фенечка. – Да ну? – Фата Феенелия позволила себе усомниться. – А это? – Она указала волшебной палочкой на забытый аквариум под столом. – Ой, – феечка слегка покраснела. Тем временем вода в аквариуме забурлила, как будто вскипая, и действительно она вскипела, тут же превратилась в пар и плотным облаком зависла под потолком. Я задрала голову, облако качнулось и стремительно вылетело в распахнутое окно. Я посмотрела на аквариум. Он как-то съежился, поплыл, и вскоре вместо стеклянного шара на полу осталась только горстка песка, но и ее предусмотрительная бабушка вымела одним взмахом палочки. – Что еще? – спросила фата Феенелия. – Спичечное дерево, – напомнила я, – но оно просило не превращать его обратно в спички. Обещало не безобразничать. – Я ему не верю! – заявила Фенечка. – Что ж, проверим, – просто сказала бабушка. – Ты с нами? – обратилась она ко мне. – Мне очень хочется, но я не знаю, вдруг родители зайдут, а меня нет... – Я думаю, это займет пару минут, так что давай, летим! – Я полечу? – Вот это да! – восхитилась Фенечка. – Аля, ну решайся же! Я кивнула и зажмурилась от сладкого ужаса, потому что бабушка Фенечки уже направила на меня свою палочку. На мгновение мне показалось, что пол подо мной провалился и я лечу в бездну, правда, это ощущение было почти мгновенным, доли секунды, не больше. Я снова стояла на твердой поверхности, все еще не решаясь открыть глаза. Кто-то коснулся моей руки. Само собой, я посмотрела – рядом стояла пухленькая рыжая девчонка в таком платье, что у меня даже дух захватило. У нее были синие смеющиеся глаза, вздернутый носик, яркие губы, в общем, совсем обычная девчонка, только она как бы светилась изнутри. – Ну как тебе? – Фенечка лукаво улыбнулась, заглядывая мне в лицо. И тогда я поняла, что мир вокруг меня совершенно изменился. Я стояла в огромном помещении, больше которого ничего в своей жизни не видела, какие-то жуткие конструкции поднимались со всех сторон чуть ли не горным пейзажем. Точно, это было похоже на горы, и там, наверху одной из них, я увидела яркий дом, такой неестественно розовый, веселенький. – Ух ты! – вырвалось у меня. – Узнаешь? – спросила Фенечка. – Да ведь это моя комната? – предположила я. – Только очень большая. – Или ты стала поменьше. – Фата Феенелия во всей своей красе опустилась прямо передо мной, блеснув серебряными крыльями. Теперь она казалась еще прекраснее, сияющая, легкая, ее чудесные волосы были уложены в высокую замысловатую прическу, платье было почти прозрачным, а какие у нее были туфельки! Что там хрустальные башмачки! Да бедной Золушке и во сне не приснятся такие туфельки! Они одновременно казались хрустальными, но в то же время они облегали ногу феи, как вторая кожа. Из чего же они сделаны? – Ты готова к путешествию? – спросила фея. – Как это получилось? – Я все еще не пришла в себя, крутила головой, оглядывалась, поражаясь грандиозности того, что видела: вот это что? Неужели мой стол? А эта гора, на которой стоит дом? Мой диван и домик для Барби? – Я подумала, тебе будет интересно, – сказала Феенелия. – Конечно, мне интересно, но все это так неожиданно! – Дорогая, у нас не так много времени, как хотелось бы. – Феенелия покачала головой. – Давайте-ка, девочки, закончим здесь с делами. А вопросы потом, так же как и ответы. Идет? – Идет, – сказали мы с Фенечкой. – Отлично! Фата Феенелия подхватила меня под руку, и мы вместе с ней поднялись над полом и устремились туда, к окну. Что я увидела? Сначала сильный теплый поток обхватил меня со всех сторон, и я поняла, что это всего лишь теплый летний воздух. Мы вылетели наружу и поднялись выше крыш домов, наверное, чтобы нас не заметили люди. – Ой, смотрите, кто это там, у подъезда? – крикнула Фенечка, показывая вниз. Как ни жутко мне было, но я все-таки глянула: – Да ведь это тетенька с телевидения! Что она здесь делает? – Шпионит, – усмехнулась фата Феенелия. – Как же быть? – я испугалась. – Она видела Фенечку, и еще нас оператор снимал на камеру. Фата Феенелия беспечно махнула палочкой, совсем как Фенечка: – А, я стерла запись! И мы взмыли еще выше. – Это там, – Фенечка летела рядом и показывала бабушке место, где мы высадили спичечное дерево. Она, наша сосна, все еще была на месте, хотя у меня было предчувствие, что она не дождалась ночи и попросту сбежала от нас. – О, какое великолепное дерево. – Фата Феенелия бесстрашно опустилась на одну из веток сосны. Та вздрогнула. – Что, боишься? – спросила Феенелия. Сосна заскрежетала. – Она просилась в лес, – робко заступилась я. – А если я предложу кое-что получше? Сосна тревожно скрипнула и взмахнула ветками. – Она сомневается. Недоверчивая очень, – объяснила я. Феенелия засмеялась: – А ты неплохо переводишь. – Просто догадываюсь, – я смутилась, – а что вы хотите предложить ей? – Я хочу отправить ее в страну фей, на остров Фейландию, – просто ответила волшебница. – Ой, это, наверное, сложно, она же такая большая, – забеспокоилась я. – Как-нибудь справлюсь. К тому же это предложение ей нравится, – ответила Феенелия. Сосна затрепетала, всем своим видом выражая удовольствие. – И что она там будет делать? – на всякий случай уточнила я. – Да то же, что и здесь. Только у нас ей будет посвободнее, да и пообщаться тоже есть с кем. Не так скучно, земля получше, воздух почище. Курорт, одним словом. Сосна изо всех сил кивала макушкой. Феенелия расхохоталась. – Прекрасно! В Фейландию! – Она коснулась палочкой сосновой ветки и сразу же схватила меня за руку. Сосна исчезла, как будто ее и не было никогда. – Где она сейчас? – спросила я. – Не волнуйся, ей нашлось местечко в каком-нибудь сосновом бору, где такие же болтливые деревья, как она. Им будет о чем поговорить. – У вас есть сосновые леса? – удивилась я. – А почему бы и нет? Мы подлетели к Фенечке, которая все это время порхала над широкой унылой проплешиной (словно какой-то великан пролил бочку смолы на уродливые валуны, а потом еще и потоптался на всем этом). Так вот Фенечка беспечно порхала над тем, что раньше я называла бетонной дорожкой, и устраняла повреждения, нанесенные корнями спичечного дерева. – Нормально? – весело спросила она у бабушки. Феенелия огляделась, что-то еще подправила легкими движениями волшебной палочки, кивнула удовлетворенно самой себе. – А теперь Александре надо домой, – сказала она. – Да и нам с тобой пора, Фенечка. Миг, и мы очутились в моей комнате. Там царили тишина и полумрак. Я прислушалась, в соседней комнате о чем-то говорил телевизор. Родители, наверное, смотрят фильм или новости. Мне стало смешно. Они там, за дверью, в своем мире больших людей, а я здесь со своими волшебными друзьями стою на коврике для мыши. Интересно, что стали бы делать мои родители, если бы сейчас увидели меня? А та тетенька с телевидения? Она все еще караулит у подъезда? Нет, лучше не думать об этом. – Ну что, Александра, еще не устала от приключений? – спросила фата Феенелия. – Честно говоря, не знаю, – призналась я. – Бабушка, миленькая, а давай пригласим Алю на бал! – вдруг сказала Фенечка. Феенелия ничего не ответила, только посмотрела на меня задумчиво, как бы изучая. – Что скажешь? – наконец произнесла она. Что я должна была сказать? Да я и надеяться не смела! Попасть в страну, где живут феи! В страну, где никогда не было ни одного человека! А может, были? Я же не знаю... Фенечка крепко держала меня за руку и смотрела прямо в глаза. – Вы хотите меня пригласить? С собой? – наверное, прозвучало глупо, но кто на моем месте поступил бы умнее? – Я думала, что сегодня долгие разговоры уже закончились после того, как мы все вместе уломали это ваше спичечное дерево, – пошутила Феенелия. – Бабушка всегда принимает решения очень быстро, да, ба? – подтвердила Фенечка. Меня же тем временем бросало то в жар, то в холод: бал... родители... феи... я маленькая... а вдруг я так и останусь крошечной девочкой, только без крыльев? Что со мной будет? – Кто-то сегодня обвинял меня в трусости, – невинно напомнила Фенечка. – Это совсем другое дело! – возмутилась я. – Конечно, я хочу увидеть вашу страну, я хочу на бал, хоть я и ничем не заслужила этого приглашения. Не каждый день такие приглашения поступают. – Не томи, Александра! – возмутилась бабушка. – Просто скажи: да или нет? – Будь что будет! Да! – Ну, вот и договорились. А теперь я верну тебе обычный человеческий рост, и ты пожелаешь родителям спокойной ночи. Потом вернешься в комнату и ляжешь спать. Я приду за тобой. Я заметила ее ободряющую улыбку, но это все, что я успела увидеть, прежде чем стены и потолок комнаты стремительно упали на меня, так что я охнула и снова закрыла глаза. Когда я их открыла, то оказалась все так же стоящей на столе, только теперь я была прежней. Феи исчезли. Бал Отдышавшись, я спустилась на пол, машинально включила свет, задернула шторы, медленно собрала разбросанные вещи. Кукольный дом убрала в коробку и спрятала в шкаф. Мне было немного не по себе. Временами даже казалось, что я только что очнулась от странного сна, такими нереальными представлялись мне все события минувшего дня. Потом я вспомнила слова Феенелии и вышла к родителям. Отец смотрел новости, мама читала журнал. Я сказала, что ложусь спать. И мы пожелали друг другу спокойной ночи. Я совсем было уже собралась уйти к себе, но не выдержала и тихонько спросила у мамы, существуют ли феи. Она на минутку оторвалась от журнала и ответила что-то такое о том, что я пересмотрела мультиков и мне надо на природу. И еще про дачу и выходные. И я пошла спать. Точнее, уснуть я бы все равно не смогла. Я честно постелила постель, выключила свет, надела пижаму и улеглась. Так и лежала в темноте. Потом услышала, как мама с папой тоже пошли спать. И все стихло. Стало совсем темно... Наверное, я все-таки задремала в какой-то момент. Проснулась, услышав, как кто-то зовет меня. Открыла глаза. Комната была полна струящегося света. Фенечка сидела у самого лица и смеялась, пытаясь разбудить меня. – Ты такая соня! – сказала она. – Который час? – Скоро полночь, – услышала я голос Феенелии, повернула голову. Красавица бабушка стояла на столе в окружении нескольких крылатых женщин. Все они блистали нарядами, один краше другого, и все с любопытством разглядывали меня. – Вставай же! – торопила меня Фенечка. – Все проспишь! – Так это правда? – спросила я. Феи взлетели и все вместе опустились ко мне на одеяло. – Александра! Совет страны Фейландии официально приглашает тебя принять участие в ежегодном балу, устраиваемом в честь окончания испытаний. Сегодня множество юных фей переходят на следующую ступень, в их числе и небезызвестная тебе Феенелия-младшая. Фенечка смешно поклонилась. Я попыталась подняться, чтобы как-то вежливо поблагодарить. Феи, заметив мое смущение, взлетели и вернулись на стол. Я быстренько выпрыгнула из-под одеяла, поблагодарила за оказанную мне честь, попыталась вспомнить все торжественные слова, которые когда-либо слышала. Наверное, не очень получилось. Но феи благосклонно кивали. Потом я вспомнила, что не одета, и кинулась к шкафу. Фата Феенелия остановила меня. – Я думаю, что вот это платье подойдет тебе, – и она протянула крохотный сверток. – Итак, все формальности соблюдены. Ты готова? Я только руками развела. Сейчас снова будет миг падения, а потом... я привычно зажмурилась. – Аля, уже можно смотреть, – услышала я Фенечкин голос. С непривычки кружилась голова, комната опять стала огромной. Но Фенечка не дала мне опомниться. – Давай переодевайся. – Она торопила меня, видимо, времени у нас совсем не оставалось. Поэтому Фенечка отобрала у меня сверток, поспешно развязала тесемки, и оттуда вывалился ворох золотистой ткани и еще чудесные туфельки с лентами, которые оборачиваются вокруг щиколоток. Я подняла с пола платье. Вот это да! Если бы меня кто-нибудь сейчас увидел! Но Фенечка прервала мои размышления, помогла стянуть пижаму и надела на меня сверкающее платье. Феечка критически глянула на меня и, не успела я опомниться, быстренько провела волшебной палочкой по платью, потом по моим волосам, коснулась туфелек, и они сами прыгнули мне на ноги, обвились ленточками, которые сами завязались красивыми бантами. – Готова! – констатировала Фенечка и развернула меня лицом к зеркалу. Я не узнала девочки, смотревшей на меня. Если бы не рыжая Фенечка. Она-то летала рядом, смеялась и показывала своему отражению язык. Хотелось спросить: «Эй, кто это там, рядом с тобой?» Хотя я понимала, что там, скорее всего, я. – Слушай, а из тебя получится прекрасная фея! – похвалила Фенечка. – Не уверена... Про себя я решила: пора привыкать к волшебству! Иначе еще немного чудес – и я сойду с ума. Взрослые феи подлетели и окружили нас. Фата Феенелия снова подняла палочку. Комната растаяла. Мир изменился... – Вот это да! – невольно вырвалось у меня. Мы стояли на крохотной площадке самой высокой башни лилового замка. Выше нас было только ночное небо. А прямо у наших ног начинался узкий трамплин, он падал вниз длинной лентой. Я заметила, что такие головокружительные спуски были у всех башен. По ним то и дело проносились феи, то паровозиком, а то и поодиночке. – Пошли! – Фенечка толкнула меня на ленту трамплина. – О-о-о-ой! – только и успела крикнуть я, как мы понеслись вниз по невероятно скользкой прозрачной поверхности горки. Сама бы я на такое ни за что не отважилась. Но Фенечка крепко держала меня сзади обеими руками. Я и опомниться не успела, как мы уже спрыгнули на лужайку. В воздухе кружились бесчисленные разноцветные фонарики, и чудесная музыка лилась непонятно откуда. Точнее, казалось, что невидимый оркестр играет прямо здесь, рядом с нами, но никого не было видно. Ну конечно, это же серебряные струны! Они тут повсюду, только я их не вижу. Нет, ну надо же! В кои-то веки попала к феям, и с собой ни фотоаппарата, ни камеры, ни телефона на худой конец. А вот интересно, можно ли отсюда позвонить? «Алло, мам, я тут на балу у фей, ну, у тех, которых, знаешь, не бывает...» Я посмотрела под ноги, они утонули в нереально мягкой, прямо-таки шелковой траве. У нас на даче даже в мае не бывает такой травы, я уж не говорю о городских газонах. – Это – моя школа, – похвасталась Фенечка. Я узнавала и не узнавала. Кажется, Фенечка уже показывала мне свою школу, когда творила иллюзии. – Пойдем, – торопила меня Фенечка. – Ой, я никак в себя не приду! – Ничего, ты скоро освоишься. У нас тут все очень милые, – успокоила меня фея. – А где же твоя бабушка? И остальные? – У них дел по горло. Не думаешь же ты, что старшие феи будут ходить за тобой по пятам, чтоб только поглазеть на девочку из мира людей? Не волнуйся. Они-то уж насмотрелись! – Я ничего такого не думала... Нам стали попадаться группы нарядных мальчиков и девочек. Некоторые из них посматривали на нас с любопытством, но они сразу же отворачивались, наверное, старались не смущать меня. – Ух ты! Красотища! – то и дело шептала я. Но Фенечка не обращала внимания на мой восторг. Еще бы, она-то все это видит каждый день. Ну почему она меня не слушает! Мы бежали вприпрыжку, иногда взлетая. Мы кружились, как два причудливых цветка, среди мельтешащих огоньков и серебряных струн; точнее, Фенечка, может, и была похожа на цветок, а я болталась за ней неуклюжим хвостом. Теперь я поняла, что бал будет не во дворце, а рядом, на большой поляне, окруженной цветником и аккуратными деревцами. Крылатые девчонки и мальчишки в разноцветных платьях и камзолах с помощью своих волшебных палочек устроили настоящий звездопад из цветных искр. Фенечка весело помахала всем ручкой, и мы чуть не угодили в большой фонтан посреди поляны. В последний момент Фенечка лихо обогнула его, и я наконец почувствовала под ногами твердую почву. Точнее, мягкую траву. Тут было такое столпотворение, все так и мельтешили у меня перед глазами. Феи, грациозные, яркие и пестрые, как бабочки... Все сновали и суетились. Вот под общие аплодисменты на поляну приплыл многоярусный торт. – Подумаешь! – фыркнула Фенечка. – А по-моему, очень красиво, – заступилась я за торт. – Чем тебе не нравится? – Ты что! Это же результат испытания, понимаешь? Видишь, все эти феечки рядом, такие довольные, в беленьких платьицах? – Вижу. – Вот этот торт – их... как это по-вашему? А! Контрольная работа! – Что ж, у них хорошо получилось. – Обычный торт! – отрезала Фенечка. Я вспомнила, что сегодня каждая начинающая фея представляет свое искусство. Фенечка ведь тоже успешно прошла испытание... – А ты? Что представишь ты? Вместо ответа Фенечка завопила: – О! Какой красивый салют! Салют действительно был очень красивый, но... Стоп! Я внимательно присмотрелась ко всем этим разряженным в пух и прах мальчишкам и девчонкам. Все они крутились рядом со своими произведениями. Только у Фенечки ничего не было, ну, если не считать меня... Она угадала мои мысли: – Не смотри на меня так. Ты – гостья, просто гостья! К тому же тебя бабушка пригласила, помнишь? Даже не она одна, а все старшие феи. Я немного успокоилась, но все-таки уточнила: – Фенечка, ты мне так и не ответила. Что ты представляешь? Фенечка, чуть смутившись, ответила: – Тебя... – Я так и думала! – Ничего ты не думала, – затараторила Фенечка. – Если бы думала, то вспомнила бы, как я тебе рассказывала, что мы все после этой школы будем учиться в других местах. Каждый и каждая в соответствии со своим предназначением. Вот эти, в белых платьях, будут готовить еду, а те, что стоят возле цветов – видишь? – они станут выращивать разные растения, как моя мама. Тот мальчик, видишь, высокий такой, уже сейчас известен как совершенно потрясающий архитектор, он будет строить наши дворцы и замки, мосты, фермы... в общем, строить будет, понятно? Кто-то учится управлять погодой, как мой папа... – Хорошо, а ты? Какая у тебя специальность? Фенечка вздохнула и скромно опустила глазки: – Дело в том, что я готовлюсь стать наблюдателем... – Наблюдателем? – Ну да. Наблюдателем, а при необходимости контактером. Кажется, я начала понимать. – И за кем же ты будешь наблюдать? – За вами, за людьми, конечно, за кем же еще... – Она посмотрела на мое сердитое лицо и всполошилась: – Ты только не злись и не обижайся. Видишь ли, нам, контактерам, надо иметь друга среди людей... Вот я и подумала, что из тебя получится совершенно замечательный друг... Она с обезоруживающей наивностью посмотрела мне в глаза. Я не выдержала и рассмеялась: – Знаешь, Фенечка, я не понимаю, почему ты решила стать этим самым наблюдателем, на мой взгляд, контактер из тебя никакой. Но со мной ты просто угадала! Конечно, я с удовольствием помогу тебе, а то опять куда-нибудь вляпаешься. Фенечка облегченно вздохнула: – Фу-ух, значит, ты не отказываешься быть моей подругой? А я, честно говоря, уже начала бояться. И она хихикнула и толкнула меня локтем в бок: – Знаешь, как мы с тобой будем зажигать! – Ты где этих словечек нахваталась? – удивилась я. – Обижаешь! Я же наблюдатель! – она прижала палец к губам. – Только, чур, бабушке ни слова! – Ладно уж... Я ждала каких-то торжественных речей, но никто не торопился их произносить. Мальчишки и девчонки вовсю веселились и танцевали, кружась в воздухе, парами и целыми хороводами. Там были такие высоченные качели-лодочки. Феи раскачивались на них, а потом взлетали, и другие феи занимали их места, они прыгали прямо в летящие лодки. Никто из людей не смог бы повторить такой фокус, ну разве что акробаты в цирке. Фенечка и тут была в первых рядах. Пару раз она слегка промахнулась, ее спасли крылья. Как ни уговаривала она меня, я не поддалась. – Нет уж, когда крылья вырастут! – хотя, признаюсь, мне очень хотелось покачаться на этих качелях. Фенечка немного успокоилась и повела меня к столу, на котором горкой были выставлены тарелки и прочая посуда. Оказалось, что вся она сделана из слюды, вот уж никогда бы не подумала... Потом мы лакомились тортом, пили холодный пенящийся напиток с медовым вкусом, ели какие-то неизвестные мне фрукты или ягоды, не знаю, их выращивают только в стране фей. – Фенечка, а ведь мы с тобой тоже могли бы угостить твоих друзей, – сказала я. – У меня в комнате осталась целая гора шоколадных конфет. – Ой, правда! – спохватилась фея. – Как же мы сразу о них не вспомнили! – Неудивительно, нам было определенно не до них. – Предлагаю быстренько смотаться туда и обратно, – у проказливой Фенечки заблестели глаза. – А можно? – с сомнением спросила я. Фенечка взяла меня под руку и шепнула прямо в ухо: – Никто же не узнает. – Это как сказать... – Ты что, боишься? – наседала Фенечка. – С чего ты взяла? Мы бы еще препирались, но Фенечка заметила бабушку, она направлялась прямо к нам, поэтому пришлось на время оставить наши споры. – Опять что-то замышляете? – спросила фата Феенелия. Фенечка забеспокоилась. Ведь феи не врут. Она умоляюще посмотрела на меня. – У вас чудесно! – сказала я. – Мне бы тоже хотелось сделать для всех какой-нибудь подарок. Фенечка замерла. Фата Феенелия посмотрела на меня с интересом, потом перевела взгляд на Фенечку. – Бабушка, мы только хотели на минуточку попасть к Але домой, чтоб взять там кое-что... – Видите ли, мы совсем забыли, у меня в комнате остались чудесные шоколадные конфеты, – начала объяснять я. – О, шоколад, – мечтательно произнесла бабушка. – Вы пробовали? – Приходилось, – неопределенно ответила она. – Так ты говоришь, конфеты? – Ну да, их на самом деле Фенечка сделала, то есть она сначала сделала слишком много шоколада, а потом пришлось завернуть его в фантики. Получилось очень вкусно и красиво. Я подумала, как бы всем здесь понравились эти конфеты! – Да, волшебные вещи в вашем мире лучше не оставлять, – сказала бабушка, – тем более если это шоколад. – Она подмигнула мне и взмахнула палочкой: – Получите! Перед нашими глазами оказалась гора здоровенных конфет, каждая из которых была размером с компьютер... ну примерно, я же их не измеряла. И сразу же нас окружили со всех сторон, послышались восклицания, кто-то захлопал в ладоши. Фенечку наперебой расспрашивали, что это такое. Пока еще никто не пробовал конфеты, любовались картинками на обертках. Я то и дело слышала возгласы: «Смотрите, это же наша школа!» или «Эта фея в голубом просто вылитая моя сестра!»... Фенечка чуть свысока поглядывала на своих друзей и подруг, выслушивала восторженные возгласы и казалась весьма довольной. – По-моему, пора уже попробовать, – напомнила я. – Угощай! – Лучше ты, – шепнула Фенечка, – ты же больше знаешь про шоколад. – Ребята! – громко крикнула я. – Эти здоровенные конфеты сделаны из шоколада. Мы с Фенечкой его очень любим и хотели бы вас угостить. Так что не стесняйтесь, налетайте! – Ну как? – спросила я у Фенечки. – Особенно хорошо было это – «налетайте», – пошутила она. Скоро на поляне не осталось ни одного мальчишки или девчонки, не перепачканных шоколадом. Народ разыгрался не на шутку. Нашлись умельцы, которые сделали для оберток красивые рамки, и получились такие немного смешные картины. Их развесили прямо в воздухе на разной высоте; подсвеченные фонариками, они слегка покачивались и поблескивали фольгой. Фенечке наперебой предлагали срочно заняться кулинарией или переквалифицироваться в художники. – Они еще не знают про платье, а то стали бы звать в модельеры, – хихикала Фенечка. – Да, и про дерево ты им не говорила, – напомнила я. – Давай забудем, – поморщилась феечка. – Хотя надо бы как-нибудь проведать нашу спичечную сосну. Это была совершенно необыкновенная ночь. Волшебная в полном смысле этого слова. Я перезнакомилась с разными и очень интересными ребятами. И все они, конечно же, были волшебниками. Мне было так интересно, совсем не чувствовалась усталость, и спать не хотелось. Наверное, поэтому я удивилась, увидев светлеющее небо. Да и сам замок из лилового стал голубым, а потом матово-жемчужным с розовыми сполохами. Фенечка снова затащила меня на самую высокую башню, там был такой крохотный балкон, мы едва уместились. Но какая же красота была кругом! Рассвет был таким нежным и прозрачным. Чувствовалось, что вот-вот взойдет солнце. И в то же время я прекрасно различала зеленые холмы и невысокие горы. Невдалеке блестели шпили еще одного замка. Тут их, наверное, много. Ощутимо пахло морем. Ведь Фейландия на самом деле остров. Маленький, затерянный в океане островок, спрятанный феями в кармане времени. Здесь не бывает бурь и ветров, море всегда спокойное, нет изнуряющей жары или затяжных дождей. То есть всего того, что так тяжело пережить маленьким феям. Внизу затихал бал. Погасли ночные фонарики, и музыка стала еле слышной. Уставшие маленькие волшебники и волшебницы потихоньку разбредались по своим комнатам. – Мне, наверно, пора, – с грустью сказала я. – А может, погостишь еще? – спросила Фенечка. – Не могу, – я покачала головой, – в следующий раз, если можно, конечно. – Мы теперь с тобой будем видеться, – Фенечка крепко сжала мою ладонь, – я постараюсь. Неожиданно сама фата Феенелия оказалась в воздухе прямо перед нами. – Доброе утро! Александра, как тебе понравился бал? – Очень понравился. Ничего подобного я никогда не видела. – Я рада. – Бабушка, бабушка! – зачастила Фенечка. – Давай еще пригласим Алю! Пожалуйста! – Посмотрим, – хитро улыбнулась Феенелия, – а теперь вам пора прощаться. Фенечка обняла меня и звонко чмокнула в щеку. Я даже опомниться не успела, как фата Феенелия подхватила меня под руку, и мы понеслись с балкона навстречу восходящему солнцу. – Аля! До свидания! – крикнула Фенечка. Она старалась не отстать от нас, но до бабушки ей было далеко. – Фенечка-а-а! – Я поняла, что совершенно не умею прощаться. Мы летели так быстро, что воздух свистел у меня в ушах, и я невольно закрыла глаза. Эпилог – Доброе утро, – сказала мама. – Мам, какой я видела сон! Мне хотелось потянуться сладко-сладко и зажмуриться, потому что солнце уже пробилось сквозь шторы и слепило глаза. – Я рада за тебя. – А который час? – Скоро девять. Там на кухне записка. Я убежала, пока-пока. Она послала мне воздушный поцелуй, я ответила тем же. Сколько же я проспала? Стоп, надо вспомнить. Ну, кажется, было около одиннадцати, да... А потом этот сон. Я тихонько засмеялась, вспомнив маленькую девочку в розовом платье... Не может быть! Я вскочила и огляделась. Все как обычно. Пижама небрежно брошена на стуле, но в этом ведь нет ничего удивительного, я вообще надеваю пижаму, только когда мама напомнит или уж если очень холодно. Так-так... было или не было? Вот стол, компьютер, шкаф... А где кукольный дом? Я бросилась к шкафу, открыла. Коробка с кукольным домом по-прежнему стояла внизу. На всякий случай вытащила ее, достала дом, осмотрела его со всех сторон. Нет, ничего... Что же это, выходит, только сон? Спокойно! Что там еще было во сне? Ну конечно, платье! Я бросилась на поиски альбома. А он спокойненько лежал на столе вместе с карандашами. Вот они – эскизы бальных нарядов. Ведь это я их рисовала, больше-то некому! Но когда? Вчера или во сне? Интересно, во сне вообще рисуют? Села на диван и обхватила голову руками: «Думай!» Но ничего не придумывалось. Я вздохнула и побрела на кухню. Поставила чайник на плиту, подошла к окну, отодвинула занавеску... И увидела маленькое, почти незаметное пятнышко на подоконнике. Я потерла его пальцем, потом наклонилась, чтобы рассмотреть поближе. Вдруг показалось? Но пятнышко не исчезло. – А есть ли у нас дома спички? – спросила я сама себя. Проверила все шкафчики и ящики стола. Нет! И как это родители не заметили? * * * Выходит, мне не приснилось? Ну, то есть все было на самом деле: Фенечка, ее бабушка, спичечное дерево, солнечные рыбки, шоколадный потоп, горевшее платье и... бал! Бал, где я была такой же маленькой, как феечка Фенечка? Страна Фейландия, спрятанная в кармане времени? Это все – было?! Фея на даче Сборы – Аля, захвати мусор, пожалуйста! – Аля! Ты положила на всякий случай ветровку? – Аля! Мама резко распахнула дверь моей комнаты и строго посмотрела на меня: – Аля, ты вообще меня слышишь? – Слышу, мам... Она оглядела разбросанные по полу вещи, полупустой рюкзак и меня. Наверно, все это ей не очень понравилось. – О чем ты мечтаешь?! Папа в машине уже ждет, а ты даже не одета! – Я иду. – А вещи? Ты хотя бы решила, что возьмешь с собой? – Ну... – Аля, я не могу все бросить и складывать твой рюкзак. Займись этим сама, будь добра! – Да, мам. Она уже скрылась за дверью, и до меня донеслось: – И не забудь выбросить мусор! – Не забуду! – буркнула я в ответ и стала запихивать в рюкзак свою одежду. И чего они так суетятся. Разбудили ни свет ни заря: «Собирайся, собирайся!» Я с ненавистью трамбовала ни в чем не повинную ветровку, пытаясь застегнуть «молнию» на рюкзаке. День будет жарким. Солнце с утра заполнило комнату и мешало спать, да еще родители! И далась им эта дача! Сами-то, небось, в город уедут, а меня оставят. И что там делать? Скучная речка, скучный дом, противный соседский мальчишка... Бабушка вечно говорит о правильном питании, дед читает газету на веранде. Сонное царство, даже мухи и те летают, словно во сне. Мухи... Одна точно жужжит, причем совсем рядом. Я отмахнулась. «Ой!» – пискнула муха. Мне показалось, или... Жужжание стало громче, как будто по комнате кружил игрушечный вертолет. Да, но так громко жужжать могут только крылья одной маленькой феечки, с которой мы познакомились в начале лета. Я вспомнила, как проснулась утром от такого же звука, мне тогда представился большой шмель, нечаянно попавший в комнату через распахнутую форточку. А это оказался вовсе не шмель, а маленькая фея в розовом платье... Неужели она вернулась?! Я осторожно покрутила головой. – Привет, – раздалось у меня под самым ухом. Я зажмурилась от радости, потому что почувствовала, как Фенечка уселась ко мне на плечо. – Фенечка, ты у бабушки отпросилась? – клянусь, это вырвалось само собой. Потому что надо знать эту маленькую фею с несносным характером. Прошлый раз она сбежала со своего острова прямо перед балом. Хорошо еще, что ее бабушка фата Феенелия заранее все знала, а то мы тут наделали бы дел! На кухне пожар чуть не устроили, потом это спичечное дерево, которое едва не убежало в лес, да еще шоколадный потоп! Феечка с шумом маленького вентилятора приземлилась на мой рюкзак. – Я говорю, привет! Тебя не учили здороваться? – ехидно заметила Фенечка. – Ты мне не рада, что ли? – Я? Тебе? Не рада? – почти крикнула я. – Ты даже не представляешь себе, до чего я тебе рада! Только... Я уже хотела было рассказать ей о сегодняшней поездке на дачу, о рассерженной маме и о том, что Фенечка появилась не совсем вовремя, но... Тут я посмотрела на нее и лишь теперь заметила, что Фенечка как-то странно выглядит. – Что это на тебе надето? – Я не выдержала и тихонько хихикнула. – И ничего смешного, – насупилась гостья. – Я, между прочим, решила одеваться, как ты. Вот шорты. – Она продемонстрировала ярко-красные штанишки со множеством карманчиков. – Это – футболка. – Фенечка крутилась так и сяк, оттягивала края своей одежды, показывая мне. – Я даже косы заплела! Футболкой феечка назвала розовую кофточку в оборках, рюшах и с портретом самой Фенечки. – Фенечка! – Я была так счастлива! От избытка чувств, схватила феечку и осторожно поцеловала в макушку. – Да ты что! – Фенечка вырвалась и, отлетев на безопасное расстояние, начала сосредоточенно отряхиваться. – Всю обслюнявила! Что за манеры! К тебе нельзя появиться ни в чем новом! – Ну, прости, пожалуйста. – Я молитвенно сложила руки. Да я даже на колени перед ней стала бы, только бы она не исчезла! Потому что мне очень плохо без нее. Хотя я и так сидела на полу, можно считать, что на колени я уже встала. От безвыходности я чуть не расплакалась. – Фенечка, если бы ты знала! – А, соскучилась! – самодовольно произнесла Фенечка. – Еще бы, я такая классная! Конечно, как я могла забыть: великолепная Фенечка была в своем репертуаре. Я вздохнула и спросила: – И где ты нахваталась таких словечек? – Забыла? Я же наблюдатель! – приосанилась Фенечка. – По-моему, ты не за тем наблюдаешь. Будь я на месте твоей бабушки, я бы... – Аля! – послышался мамин голос. Фенечка ойкнула и спряталась за рюкзаком. – Иду, иду-у-у! – крикнула я в ответ. Фенечка спросила громким шепотом: – Куда ты идешь? – А... – Я обреченно махнула рукой. – Родители на дачу везут. – Вы что, переселяетесь? – Фенечка сделала круглые глаза. – Нет, не переселяемся, просто есть такое место, там природа и все такое... Я быстро натянула на себя футболку и шорты. – Ну... – Фенечка посмотрела на меня выжидательно. Я пожала плечами и вздохнула: – Ничего не поделаешь, папа уже ждет внизу в машине. Мама все утро злится и подгоняет меня. Я ничего не могу изменить. – Значит, мы едем на дачу! – радостно воскликнула Фенечка, тут же подпрыгнула и закружилась в воздухе. – Я еще ни разу не ездила на машине, – призналась она. – Расскажи, как это? На что похоже? – На большого жука-оруна, – усмехнулась я, но тут же спохватилась: – Нет, Фенечка, я не могу! Тебя обязательно заметят, это может быть для тебя опасно... И ты мне так и не ответила: отпросилась ли ты на этот раз у бабушки? – Аля! В конце концов! Дверь чуть не слетела с петель. Я вскочила и, схватив рюкзак, уставилась на маму. Фенечка юркнула за мою спину. – Собралась? По-моему, мама даже удивилась. – Да... – Хорошо, – успокоилась мама, она хотела было выйти, но вдруг остановилась и прислушалась: – Аля, что это гудит? Я тоже сделала вид, что прислушалась, хотя прекрасно знала, что это Фенечкины крылышки. – Ничего, мам, тебе показалось, я ничего не слышу. – Странно, – задумчиво произнесла мама. – Ты компьютер выключила? – Я его не включала. – Наверное, с улицы, – решила мама. – Ну, все, иди вниз. Я сейчас. Да, мусор захвати! – Секунду, одну секунду! Я забыла кое-что. – Аля! – Мама определенно сердилась. – Да вот же она! – Я схватила свою сумочку и помахала у мамы перед носом. Мама хмыкнула. Я шагнула к двери, она посторонилась. – Что ты там прячешь? – неожиданно поинтересовалась она. – Где? – В сумочке. – Ничего... – Вечные секреты, – мама покачала головой. Я проскользнула мимо нее, задом отступила на кухню и там, быстро расстегнув сумочку, шепнула Фенечке: – Полезай! Она шмыгнула в сумку без вопросов. Хорошо, что там, кроме мобильника, ничего не было. Иначе феечке было бы очень неудобно. Ну, все! Я закрыла сумочку, повесила на плечо. В одной руке – пакет с мусором, в другой – рюкзак, который я тащила за лямку. – Мам, я пошла. Выбросив мешок в мусоропровод, я выпустила Фенечку и приказала отправляться домой. – И не подумаю! – заявила Фенечка. – Хочу на машине! На дачу! – Фенечка! – Еще одно слово, и мы поссоримся! – отрезала она. Я вздохнула и распахнула сумочку. Фенечка вошла в нее как королева в тронный зал. Если бы не косички и не эти красные штанишки... В лифте я ей сказала: – Ехать часа два, не меньше. Она не реагировала. – В машине воняет бензином и укачивает. – Что? Я тебя не слышу! – ответила Фенечка, показывая на уши. Увидев меня, папа вышел из машины и открыл багажник. – Что так долго? – спросил он. – А мама где? – Уже идет. Пока папа укладывал рюкзак, я забралась на заднее сиденье и шепнула Фенечке, чтоб она вела себя тихо-тихо. – У тебя есть конфета? – спросила она, высунув голову из сумочки, и добавила мечтательно: – Шоколадная... В этот момент папа уселся на водительское место и повернулся ко мне. Фенечка спряталась. – Ну, что? В куклы играем? – и он подмигнул. – Почему в куклы? – я покраснела. Он рассмеялся: – А с кем ты только что разговаривала? – Ни с кем... – Значит, мне показалось, – миролюбиво согласился он. Я вжалась в сиденье, прижимая к себе сумочку. Фенечка возилась и ругалась вполголоса. Наконец появилась мама. Она села на переднее сиденье и сразу же озабоченно начала перечислять, что мы должны купить по дороге. Все-таки мы поехали. Папа был занят дорогой. Мама все время что-то ему говорила. В общем, им было не до меня, так что я могла вздохнуть свободнее. Чем Фенечка немедленно и воспользовалась. Ее рыжая головка с двумя смешными косичками появилась из сумочки, феечка уставилась в окно. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/irina-scheglova/bolshaya-kniga-volshebnyh-priklucheniy-dlya-devochek-sbornik/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.