Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Венеция Елена Николаевна Красильникова Памятники всемирного наследия Один из самых уникальных и неповторимых городов мира, Венеция испокон веков притягивала к себе любопытствующие взоры. Блистательный город-сказка на воде, город гениальных архитекторов, живописцев и скульпторов, город великих композиторов и писателей, главный город театра дель арте и мать знаменитейших карнавалов и фестивалей, Венеция сыграла величайшую роль в судьбах как всего человечества, так и многих народов мира. Обо всем этом и многом другом рассказано в книге, которую вы держите сейчас в руках. Елена Николаевна Красильникова Венеция Введение Венеция – самый удивительный и единственный город в мире, построенный на воде. Взору путешественника Венеция предстает словно прекрасное видение, появляющееся на границе моря и суши. Город, построенный на сваях, будто парит над лагуной в прозрачном воздухе или проступает сквозь сетку дождя, как на старинной гравюре. Венеция приглашает туристов со всех концов света насладиться очарованием ее каналов, прохладным бризом с моря, ознакомиться с ее шедеврами, созданными великими художниками и архитекторами. Вид Венеции с морских просторов В эпоху Великого переселения народов, спасаясь от варваров, будущие венецианцы перебрались с материка на лагуны. Выжить там было сложно, но они не только выжили, но и построили один из красивейших городов мира. На протяжении многих веков Венеция была прибежищем для идей и их представителей, являясь своеобразным пересечением между Востоком и Западом. Мыслители и купцы оставили после себя мир художественной реальности, наполненный красочным многообразием форм – элегантные дворцы вдоль Большого канала, дома, теснящиеся друг к другу вдоль городских улиц и аллей, многочисленные картины, хранящиеся в музеях. Венецию называют гостиной Европы. Здесь рай для туристов, они повсюду – развлекаются катанием на гондолах, бродят по всемирно известным площадям, сидят в кафе. Любители искусства посещают музеи, восхищаются шедеврами эпохи Возрождения: картинами великих художников Тициана, Джорджоне, Тинторетто. Живописца Венеции можно узнать по легкому золотистому колориту. В Венеции игра зелено-голубой воды, отсветы на здании, пурпур, золото, лазурь украшений создают идеальные условия для радостной, безоблачной живописи. Нынешняя Венеция прекрасна, но ее будущее неопределенно – острова и дно лагуны постепенно опускаются. Так, в некоторые периоды город погружается в воду со скоростью 3–4 см в десятилетие. Кроме затопления, Венеции угрожают приливы и загрязнение окружающей среды. Если условия существования города не будут изменены, часть всемирно известных произведений искусства может погибнуть. Венеция – это средоточие на небольшом пространстве колоссального количества произведений искусства: живописи, архитектуры, скульптуры. Это единственный сохранившийся «заповедник» венецианской культуры. Жители Венеции, хранители этого «заповедника», главным образом живут доходами от приезжающих со всего мира туристов. В Венеции очень чутко воспринимается история прошлых столетий. Здесь время как будто остановилось. На каждом шагу встречаются каменные свидетели XII–XIV веков: Дворец дожей, дворец Ка Оро Вендрамин, Калерджи, Пезаро; церкви – Санта-Мария Глориза деи Фрари, Санта-Мария деи Мираколи, Санта-Джованни, Старые и Новые прокурации, мост Вздохов. Там множество музеев, где воображение поражают собранные картины: Музей-галерея академии, Галерея Дж. Франкетти, Археологический музей, Музей стекла. Многовековая культура Венеции, ее жизнерадостные красочные искусства, романтические страницы истории, богатства, великолепная и разнообразная архитектура, в которой сочеталось влияние Византии, Восточной и Северной Европы, – все это делало Венецию надежным убежищем для художников, мечтателей и поэтов. Здесь бывали Гендель и Глюк, Гёте и Байрон, Жорж Санд и Мюссе, Суриков и Врубель, Блок и Хемингуэй. Этому сказочному городу посвятили восторженные строки и Гёте, и Жорж Санд, и многие русские поэты и художники, побывавшие в нем. Венеции скорбной узорные зданья Горят перламутром в отливе тумана. На всем бесконечная грусть увяданья Осенних и медных полотн Тициана.     М. Волошин «Венеция предстает взору путешественника как волшебное видение», – писала Жорж Санд. А еще Венецию сравнивают со шкатулкой, наполненной драгоценностями. Приоткроем и мы эту шкатулку и полюбуемся сокровищами, хранящимися в ней. И крыльями веков осенены, Вздымаются громады из волны, Как бы волшебной вызваны десницей. Улыбкой славы мертвой озарен Здесь ряд веков; тогда с морской царицей, На сотне островов воздвигши трон, — Крылатый лев царил в тени твоих колонн.     Байрон Город-музей в Италии Италия – государство Южной Европы в центральной части Средиземноморья. Оно занимает Апеннинский полуостров, острова Сицилию, Сардинию и несколько мелких островов. Территория Италии – 301 тысяча км . И большей частью это исторически сложившиеся области. 98 % населения составляют итальянцы. Официальный язык – итальянский, религия – католическая. Столица Италии – Рим. Крупные города – Милан, Неаполь, Генуя, Флоренция и Венеция. Многие города Италии в прошлом были городами-республиками. Прежде всего это Флоренция, Венеция и Генуя. Уже в XI–XII веках на сравнительно небольшой территории Италии насчитывалось 278 городов. Еще в эпоху раннего Средневековья Италия становится страной городов. Многие города сохранились в ней от римских времен. В отличие от других стран средневековой Европы значение итальянских городов возрастало быстрее, чем в любом другом конце Европейского континента. Города Италии – северные и южные, большие и малые, шумные торговые и промышленные центры, заснувшие города-музеи – имеют каждый свой характер и свой неповторимый облик. В Италии, более чем в какой-либо другой европейской стране, ощущаются исторические традиции архитектурного развития каждого города, сохранившиеся с феодальной эпохи, а иногда – и с более ранних времен. На этой древней земле существовала великая Римская держава, здесь вершились судьбы многих народов. Италия стала местом, где были заложены основы демократического права, архитектурной и живописной традиции, где христианство впервые с момента своего существования было объявлено официальной государственной религией. Именно в Италии находится резиденция главы католической церкви Папы Римского – Ватикан. И это отнюдь не случайное совпадение. Италия по-прежнему остается страной загадок и тайн, она привлекает к себе не только толпы туристов, но и ученых. Особенно таинственными хранителями загадок истории и культуры являются города Италии. Венеция среди них стоит особняком, поскольку этот город, как мифический Козерог, наполовину находится на суше, наполовину в воде. Географическое положение Венеции Панорама центрального и восточного районов Венеции Венеция вместе с другими крупнейшими городами Северной Италии – Миланом и Турином – находится на Паданской равнине. Эта равнина образована на месте обширной тектонической впадины, между горными системами Альп и Апеннин. Первоначально здесь был залив Адриатического моря, но постепенно его заполнили песчаные наносы. Поверхность всей долины почти плоская, и после крутых подъемов и спусков дорог, соединяющих Рим с Генуей и Геную с Турином, на ровной автостраде Турин – Милан – Венеция чувствуешь себя непривычно. Защищенная горами от северных ветров Паданская равнина считается житницей Италии. Но, чтобы превратиться в житницу, понадобились века упорного труда. Люди здесь до сих пор борются с наводнениями, засухой и болотами. Если взглянуть на Паданскую равнину с самолета, то она покажется сплошь покрытой паутиной каналов, дамб, железнодорожных и трамвайных путей, автострад. Любой из городов Италии несет на себе печать истории. Города этой страны – сама история, запечатленная в камне. Почти каждый город Италии связан с крупными историческими памятниками, с именами великих зодчих и живописцев прошлого. Рим и Венеция, Милан и Флоренция сохраняют в той или иной степени свои средневековые черты. Здесь тщательно оберегаются наиболее ценные исторические ансамбли, а в некоторых городах – и старые архитектурные центры. Так, например, почти неприкосновенным остался исторический архитектурный облик Венеции – сказочного города на воде, обладающего удивительной способностью сливаться с каждой эпохой начиная с XII века и кончая сегодняшним днем. Образование города на воде и его история Краткая хроника истории Венеции Согласно преданию, Венеция возникла в 421 году, однако многие современники подвергают эту дату сомнению и считают, что едва ли можно точно указать время образования города. Племя венетов обитало на островах, на которых теперь располагается город, еще за 1000 лет до новой эры. 452 годом датируются первые исторические сведения о поселении на месте нынешней Венеции. Его возникновение связано с вторжением в Северную Италию полчищ гуннов под предводительством Аттилы, когда жители материка вынуждены были искать спасения на островах Адриатики. VI–X века – начало правления дожей. Путем искусных дипломатических маневров им удалось сохранить относительную независимость, не попадая под власть ни Византии, ни империи Карла Великого. В 809 году центром поселений в Лагуне становится Риальтина – архипелаг из 118 островов по обеим сторонам Большого канала. А в X веке впервые упоминается название Венеция. В 1000 году дож Пьетро Орсело II закрепляет владычество Венеции над Адриатикой. Это знаменательное событие ежегодно отмечается празднованием Festa della Sense («венчания с морем»). В 1172 году венецианская аристократия и богатые купеческие семьи создают Большой совет в стремлении ограничить власть дожа. К концу XIII века венецианская знать сделала решительный и бесповоротный шаг к установлению своей коллективной власти в ущерб единовластию дожа. В 1298 году состоялось так называемое закрытие Большого совета, то есть отныне быть его членами и принимать участие в выборах дожа могли только те венецианцы, предки которых по отцовской линии уже заседали в этом совете. В разное время в состав совета входило от 35 до 2000 членов. В 1203–1204 годах взятие Константинополя крестоносцами при поддержке Венеции помогает заложить основы могущественной венецианской торговой империи. После раздела Византии Венеции достается большинство островов в Эгейском море, а также острова Корфу и Крит. В 1297 году возникла Венецианская республика, которая по своей сути была властью аристократической олигархии. Активная борьба в это время происходила между Венецией и Генуей за торговые пути в Средиземном море. 1423–1457 годы – время правления дожа Франческо Фоскари, при котором происходила наибольшая территориальная экспансия Венецианского государства. Его владения простирались от Альп до реки По и до Бергамо на западе. Под власть Венеции попал даже Кипр. Венецианский флот насчитывал 3000 судов, а торговлю с другими странами обеспечивали 300 крупных кораблей. В то время Венецию называли «хозяйкой всего золота христианского мира». В 1453–1476 годах в результате взятия Константинополя турками к ним перешла часть венецианских владений. Опасаясь турецкой экспансии, венецианцы сами напали на турок, но потерпели поражение и потеряли часть своих территорий. С 1499 года начинается упадок Венеции как крупной европейской торговой державы. Эпоха Великих географических открытий ознаменовалась усилением позиций других европейских государств, которые постепенно начинают вытеснять Венецию с ее традиционных торговых путей. В 1500 году Васко да Гама открывает путь в Индию. Торговой монополии венецианцев угрожают купцы с Востока. В 1508 году Папа Римский, германский, испанский и французский монархи объединяются, с тем чтобы подорвать Венецианскую империю. В 70-х годах XVI века Венеция снова вступает в войну с турками и теряет Кипр. В XVII веке могуществу Венецианской республики наносятся существенные удары. Габсбурги начали интенсивное развитие торговой гавани в Триесте. В войне с Австрией Венеция поддержала французов, однако в это самое время началась страшная эпидемия чумы, в результате которой за полтора года умерло около 50 000 жителей города. В 1796 году вторжение войск Наполеона Бонапарта в пределы Венецианской республики ознаменовало ее закат. В 1797 году Большой совет объявляет об упразднении Венецианской республики. Солдаты наполеоновской армии хозяйничают в городе, многие ценности перевозятся во Францию. Однако осенью этого же года Франция уступает город и всю провинцию Австрии. Венеция навсегда теряет свою независимость, а ее Арсенал, некогда крупнейший в мире центр судостроения, приходит в упадок и используется лишь для ремонта кораблей. После поражения Австрии под Аустерлицем 2 декабря 1815 года французы вновь завладевают Венецией, и правителем города становится Эжен де Богарне, вице-король Италии, пасынок Наполеона. С 1846 года Венеция перестала быть островом. Закончилось строительство железнодорожной магистрали Милан – Венеция, и «Королеву Адриатики» соединили с материком четырехкилометровым мостом. В 1848 году вместе с остальной Италией венецианцы восстают против австрийцев. В 1866 году Венеция добровольно присоединяется к Итальянскому королевству во главе с Витторио Эммануэлем II. В 1926 году Местре – пригород Венеции – получает независимый статус. В годы Второй мировой войны Венеция и Местре стали для Муссолини крупнейшими военно-промышленными центрами, однако это не повлекло за собой бомбардировок союзнической авиацией. В 1966 году событием в истории Венеции стало катастрофическое наводнение, когда уровень воды поднялся на 2 м. Это стихийное бедствие привлекло внимание и вызвало обеспокоенность всего мира. После него итальянское правительство и ЮНЕСКО выделили немалые средства на ремонтные работы и защитные мероприятия для предотвращения наводнений в городе. Венеция, как любое другое государство или город, имеет свою историю. Она пережила торжество и славу победительницы и горечь побежденной, знала богатство и угасание. Исторический центр Венеции расположен среди Венецианской лагуны Адриатического моря, на 118 низких песчаных островах, соединенных бесчисленными мостами и мостиками и тесно застроенных старинными домами. Такое необычное расположение города объясняется его происхождением. До своего основания область будущей Венеции включала в себя несколько римских городов: Аквилею, основанную в 181 году до н. э., Опитергий (совр. Одерцо), Тарвизий (совр. Тревизо), Альтин (совр. Альтино), Патавий (совр. Падуя) и др. В 452 году, когда угасающая Западная Римская империя уже утратила свою военную мощь, Аквилею и другие районы Венецианской области захватили и разграбили гунны, предводительствуемые грозным Аттилой. Часть местного населения в ужасе бежала на острова лагуны вокруг Риальто (означает «высокий берег»), чтобы спастись от завоевателей. Здесь с незапамятных времен находились скромные хижины рыбаков, добытчиков соли и охотников на водоплавающих птиц. В период раннего Средневековья островное население пополнялось беженцами из Пармы, Мантуи, Феррары, Флоренции, Болоньи, Равенны, Пизы и многих других городов не только Италии, но и Восточной Адриатики. В 568 году, когда Италия подверглась опустошительному нашествию лангобардов, патриарх Павлин со всеми святынями и церковными сокровищами бежал из Аквилеи и обосновался со своей патриархией на маленьком островке Грандо, тогда же переместились на острова и епископства других городов. Строителям для того, чтобы построить город, пришлось отвести в сторону течения нескольких рек – Пьяве, Силы, Бренты. Безбрежное море, необъятное небо да небольшие плоские острова – вот тот минимум природных щедрот, которыми одарила судьба Венецию. И так как населения было очень много, а земли мало, то предметом роскоши сделалось каждое деревце, которому дали вырасти там, где можно было что-то построить. Существует легенда о торжественном основании города. 25 марта 413 года в полдень переселенцы заложили первое здание на берегу Риальто с целью основать в этом месте неприступный оплот. Антонио Сабеллико, воспевающий это событие, заставляет священника, освящавшего город, воскликнуть, обращаясь к небу: «Когда мы отважились на великое, пошли нам благословение. Мы ныне преклонили колена перед бедным алтарем, но если моления наши не были тщетны, то на этом месте Тебе, Боже, воздвигнется сто храмов из мрамора и золота». Пройдет еще много столетий, прежде чем зыбкую почву островов люди укрепят неисчислимым количеством свай из далматинского леса и построят многочисленные дома и дворцы, церкви из камня, вывезенного с побережья Адриатики, чтобы сказочно прекрасный город прославил своим именем древнее племя венетов. Светлейшая, жемчужина Адриатики, Южная Пальмира – как только не называли Венецию, каких только имен не придумывали, чтобы выразить восхищение перед творческим гением итальянского народа. Древнейшая история города на островах окутана тайной, ибо долго люди жили там тихо, бедно и неприметно. Их окружали вода и небо, а земли было так мало, что вся их жизнь оказалась связанной с морем. Оно кормило их рыбой и прочими дарами, а также открыло им путь в другие страны; они научились плавать по морю, строить корабли (тогда еще на их плоских островах росли леса, от которых теперь не осталось ничего) и занялись посреднической торговлей между Европой и Востоком. Ранняя история города на лагуне не дошла до нашего времени, разве что в исторических памятниках и древних церквях можно обнаружить ее следы. Известно, что в XII веке в Италии центром византийских владений (экзархата) была Равенна (древний город, основанный еще этрусками, когда Западная Римская империя пришла к своему закату). Острова лагуны находились в подчинении у экзархата. В конце XII века византийцы объединили их в герцогство. Местопребыванием герцога (на венецианском он называется дож) стал остров Гераклея (он именуется также Читтанова – «новый город»). Сначала дожей назначали власти из Равенны, затем их стали выбирать сами островитяне. Здесь, на острове Гераклея, находились политические и военные центры. Религиозные – на Гран-до, торговые – на Торчелло. Впоследствии политический центр ради безопасности был перенесен в Маламокко, более защищенный остров в лагуне. В начале IX века правительственная резиденция была перенесена на группу островов Ривоальто, или Риальто, где начал развиваться город, получивший впоследствии название Венеция. Первым дожем, обосновавшимся на Риальто, был Агнелл Партециак (811–827 годы). Тогда же здесь было образовано епископство Оливоло. С этого времени начинается тысячелетняя история Венецианской республики под эгидой святого Марка, провозглашенного в ту пору ее небесным покровителем. Путь Венеции к будущему богатству и могуществу был нелегок. Но уже в середине IX века венецианцы смогли доказать, что способны превратить свой город в цветущий край, извлекая выгоду буквально из ничего. Так, в 869 году дож Венеции Юстиниан Партечипацио оставил в числе прочего своего имущества 1200 фунтов серебра – сумму по тем временам немалую. Венеция на своих шести десятках островов и островков была особым миром, прибежищем, но неудобным: ни пресной воды, ни продовольственных ресурсов, и соль, слишком много соли! О венецианце тогда говорили: «Не пашет, не сеет, не собирает виноград». Даже несколько веков спустя дож Джованни Соранцо описывал свой городок так: «Построенный в море, совсем лишенный виноградников и возделанных полей». С самого начала Венеция была вынуждена ради выживания все требовать в обмен: пшеницу или просо, рожь или скот, сыры или овощи, вино или масло, лес или камень и даже питьевую воду. Венеция развивала свою активность в промышленности, торговле, услугах, то есть там, где рентабельность труда была выше, нежели в сельских видах деятельности. Это означало, что ей пришлось оставить другим менее прибыльные занятия, но с первых шагов все города без настоящей территории, в том числе и Венеция, осуждены были жить таким образом. У них не было другого выбора. Удача Венеции, быть может, заключалась в том, что ей не было нужды, как, например, Генуе и Пизе, прибегать к насилию и пиратству, чтобы добыть себе место под солнцем. В течение нескольких столетий Венеция была тесно связана с Византией в политическом и экономическом отношениях. Венеция, по мере развития связей между Востоком и Западом, успешно использовала преимущества своего уникального экономико-географического положения и превратилась постепенно в могущественную морскую республику. В IX–X веках Венеция находилась в составе Византии и сумела извлечь выгоды из этого, оставаясь практически самостоятельной. В X веке она получила полную независимость. Находясь под владычеством Греческой империи, Венеция проникала на огромный и плохо защищаемый византийский рынок, оказывала империи многочисленные услуги и даже помогала ее обороне. В обмен она получила великие привилегии, так, например, с 1082 года она была освобождена от любых платежей. Географическое положение и исторические условия развития Венеции повлияли на формирование своеобразного облика города. Венеция застроена очень густо, улицы ее узкие, площади ее маленькие, многочисленные каналы не имеют набережных, а фасады домов кажутся выросшими из воды. Еще долгое время главная площадь Святого Марка была стеснена виноградниками, постройками, разрезана надвое каналом. Улицы были немощеные, мосты – деревянные, как и дома. Входы в здания расположены прямо у воды, и войти по ступеням можно, причалив к ним прямо на гондоле. В центре города нет зелени, сады есть только на окраинах, соседних островах. В X веке Венеция становится крупным городом, ведущим посредническую торговлю, и впервые принимает меры к урегулированию работорговли, одного из важнейших источников дохода. В городе возникла своя знать – преимущественно богатые владельцы торговых судов, солеварен и различных мастерских. Море обеспечивало экономическую однородность венецианского патрициата, а это, в свою очередь, – внутриполитическую стабильность города. В отличие от других государств Италии в Венеции никогда не было серьезных раздоров между имущими, которые пагубно отражались бы на положении города. Венеция оказалась свободной и от междоусобиц, которые терзали остальную Италию. Организованные здесь цехи не приобрели политического значения, как во Флоренции, а оставались чисто производственными объединениями. 142 венецианских цеха находились под строгим контролем знати. Венецианцы занимались также сельским хозяйством в тех ограниченных пределах, которые предоставила скупая фортуна. Например, известно, что остров Кьюджа на рубеже IX–X веков обязан был поставлять ко двору дожа 60 кур и два судна, нагруженных сеном. В XI–XII веках Венеции достаются огромные прибыли от похода крестоносцев, которым она предоставляет флот. Особое место в истории Венеции занимает Четвертый крестовый поход (1202–1204 годы). Он был начат по призыву Папы Иннокентия III. Первоначально его участники намеревались отплыть на Восток для освобождения Гроба Господня от власти мусульман, а затем двинуться в Египет, овладеть им, а уж затем пойти на Иерусалим. Однако поход закончился захватом Константинополя и разгромом Византийской империи. Решающую роль в изменении направления похода сыграла Венеция, к которой, не имея собственного флота, обратились крестоносцы. Купеческая верхушка, стоявшая во главе Венецианской республики, решила воспользоваться этим для утверждения собственных позиций в Византии. Венецианский дож Энрико Дандоло, к тому времени девяностолетний старец, почти утративший зрение по причине давнего ранения в голову, но в политике видевший все насквозь не хуже зрячего, потребовал за услуги огромную по тем временам сумму – 85 тысяч марок серебром за перевозку в Египет 4500 рыцарей с конями, 9000 щитоносцев и 20 000 пехотинцев. Крестоносцы неожиданно быстро согласились на эти условия. Тогда прозорливый дож свез всех на один остров, а корабли отвел в сторону и потребовал платы вперед. Но уже очень скоро выяснилось, что крестоносцы не в состоянии внести всю сумму. У крестового воинства не оказалось денег в нужном количестве (не хватило 34 000). Тогда Дандоло, желая помешать походу на Египет, с которым венецианцы вели регулярную торговлю, предложил крестоносцам в качестве компенсации за недоплаченные деньги помочь Венеции завоевать далматинский город Задар – крупный торговый центр на восточном побережье Адриатического моря, конкурировавший с венецианскими купцами. В 1202 году Задар был захвачен ордами крестоносцев, воодушевленных дальновидным дожем, который, несмотря на свой возраст, отличался большой физической силой и сам возглавил флот. За захват Задара Папа Иннокентий III, вдохновитель Крестового похода, отлучил от церкви венецианцев и крестоносцев, постыдно забывших о высоких целях. Но гнев «наместника Бога на земле» не оказал должного воздействия на Энрике Дандоло, человека здравомыслящего и смелого. И последний, войдя в сговор с предводителем крестоносцев – итальянским маркизом Бонифацием Монферратским – направил войска и флот к Константинополю. Предлогом для нападения на столицу Восточной Римской империи послужило обращение к папе и германскому королю царевича Алексея Ангела, сына свергнутого с престола своим братом, ослепленного и заключенного под стражу еще в 1195 году византийского императора Исаака II Ангела. Бонифация Монферратского втайне поддерживали французский король Филипп II Август и некоторые магнаты Франции и Германской империи, рассчитывавшие извлечь выгоды из войны в Византии. Папа Иннокентий III, получив обещание от царевича Алексея, что в случае успеха предприятия греческая церковь будет подчинена «апостольскому престолу», фактически оказал содействие вождям крестоносцев в осуществлении их планов, хотя официально запретил им причинять ущерб христианским землям. Но крестоносцы не вняли просьбам царевича Алексея, тем более что наиболее влиятельные силы Европы того времени толкали их к захвату Византии. Немалые выгоды планировал получить от похода на Восток и венецианский дож Энрике Дандоло. Осадив Константинополь летом 1203 года, крестоносцы добились восстановления на престоле императора Исаака II. Но, когда он не смог уплатить им целиком всю сумму, обещанную за помощь, крестоносцы в апреле 1204 года штурмом взяли город и подвергли его жестокому разгрому. Огню предавались целые кварталы, беспощадно был разграблен храм Святой Софии. После падения Константинополя последовал захват половины Византийской империи. Венецианцы получили свои выгоды после того, как Восточному Риму был нанесен значительный урон. Венецианцы в ряде мест, некогда принадлежавших ослабевшей империи, основали колонии, протянувшиеся от Ионического до Черного морей. Эти территории получили название Латинской Романии (так как в Западной Европе Византию нередко называли Романией). В состав Латинской Романии входили Латинская империя со столицей в Константинополе и государство франков на Балканах, а также владения Венецианской республики, которые она получила от задолжавших ей крестоносцев. Ловкая и алчная Венеция захватила целый квартал в Константинополе, значительную часть прежних византийских владений на побережье Южной и Восточной Греции с Критом и несколькими островами впридачу. Венецианский дож стал именоваться «властителем четверти и полчетверти Римской (то есть Византийской) империи». Энрике Дандоло скончался в 1205 году и был похоронен в церкви Святой Софии в Константинополе. Под властью Венеции оказались большие области Адриатики и Средиземноморья, торговые пути с Персией и Индией, Сирией и Египтом; установились связи с Новгородом. Венецию даже сравнивали с этим городом на Руси по количеству торговых операций, засилью купеческого люда. Венеция стала поистине торговой империей. В XIII веке один священник так отозвался об энергичных островитянах: «Венецианцы – люди жадные, упорные и суеверные; они хотели бы захватить весь мир, если бы только могли». Многие центры торговли в те годы становились и центрами ремесел и искусств. Тому примеры – Бухара, Самарканд и оба Новгорода. Но вряд ли где удалось создать такую концентрацию искусств, как в Венеции, когда каждый дом – зрелище, каждая улочка – этюд, каждый канал – настроение. В 1155 году Фридрихом I – немецким императором, названным итальянцами Барбароссой (Рыжебородый), был предпринят первый поход в Италию для получения императорской короны в Риме и подчинения свободных итальянских коммун феодальной власти императора. С этого момента начался двадцатилетний период борьбы итальянских городов – коммун – за свою независимость от феодального поработителя. В землях Вероны и Венеции немецкие феодалы нарушили продвижение товаров к рынкам, что нанесло тяжелый удар по торговле и промышленности этих городов. Особенно большие убытки понесла Венеция не только по линии связи с Востоком, но со всей Северной Италией, так как горные переходы и торговые пути оказались в руках немецких феодальных властей. Свободолюбивая республика Святого Марка, которая жила торговлей, не могла мириться с этим. И Венеция организовала военную лигу, в которую вошли Верона, Падуя, Винченца. Благодаря совместным усилиям удалось разбить армию Барбароссы. В XIII веке обострилось давнее соперничество Венеции с Генуей, а также крупным славянским городом-республикой Дубровником. Вытесняя Геную с Северного Причерноморья, Венеция вела оживленную торговлю с портами Крымского побережья, а через Тану (ныне Азов) – со всем югом России. В 1278 году Генуя разгромила венецианский флот у острова Корчула. В августе 1379 года она овладела Кьюджей, маленькой рыбацкой гаванью, которая господствовала над одним из выходов из Венецианской лагуны в Адриатику. Казалось, гордый город Святого Марка гибнет, но невероятным усилием он изменил ситуацию на противоположную. В июне 1380 года Веттор Пизани взял обратно Кьюджу и разгромил генуэзский флот. Таким образом, в XIV веке Венеция сокрушила свою давнюю соперницу в восточной торговле – Геную – и стала сильнейшей морской и колониальной державой с самым большим в Европе флотом, огромными, веками накопленными богатствами, уникальной государственной организацией, которая была основана на концентрации власти в руках торгово-купеческой олигархии. В это время известный французский политический деятель Филипп де Коммин назвал Венецию «самым победительным городом», который он когда-либо видел. Одним из преимуществ Венеции в ее противостоянии с Генуей было то, что она действовала более благоразумно, меньше рисковала, а географическое положение ей, совершенно очевидно, благоприятствовало. Выйдя из лагуны, можно попасть в Адриатику, и для венецианца это означало все еще оставаться у себя дома. Для генуэзца же покинуть свой город значило выйти в Тирренское море, принадлежавшее всем и каждому. И пока Восток считался главным источником богатств, преимущество было за Венецией с ее удобными морскими путями. В конце XIV века первенство Венеции уже не вызывало сомнения. В 1383 году она заняла остров Корфу, ключ на путях мореплавания в Адриатику и из нее. Без труда, хотя и с большими затратами, она овладела городами своих материковых земель (так называемые террафермы): Падуей, Вероной, Брешией, Бергамо. Венеция сумела гораздо раньше других городов создать империю, скромную по размерам, но имевшую поразительное стратегическое значение из-за ее расположения вдоль путей на Левант. В 1388 году Венеция вступила в союз с Миланом против Падуи, а после ее падения в следующем году с согласия Милана получила власть над северо-итальянским городом Тревизо. Добившись своего, Венеция проявила обеспокоенность усилением Милана, круто изменила политику и стала помогать бывшему властителю Падуи возвратить ее. В результате новой войны не только Падуя, но и Феррара оказались в сфере венецианского влияния. Живописные толпы купцов, дипломатов, путешественников, наводнявшие площадь Сан-Марко и набережные Венеции, красота и роскошь ее каналов и дворцов, так ярко запечатленных на картинах венецианских и итальянских художников Каналетто и Гварди, отражали расцвет и могущество Венецианской республики, расположенной в том месте, где скрестились тогда пути Запада и Востока. Тесные связи с Византией наложили отпечаток и на облик города. Церкви и дворцы строили по византийскому образцу, византийские мастера познакомили венецианцев с искусством мозаики и художественной обработкой благородных металлов и драгоценных камней. «Был я в Торчелло, радостно шевельнулось на сердце – родная, как есть, Византия» – писал Врубель. Блеск и пышность константинопольского двора привлекают венецианскую знать. Патриции посылают своих сыновей учиться в Византию. Венецианцы были в контакте и с арабским миром. Влияние арабо-мавританского искусства проявилось в использовании полихромного мрамора, ажурного каменного орнамента в отделке окон. Участие в Крестовых походах сблизило Венецию с Северной Европой. В XIII–XIV веках в Венецию проникает западное влияние. Венецианцы знакомятся с готикой и с успехом осваивают этот стиль. XIV–XV века – период интенсивного строительства. Город меняет лицо и приобретает облик, который сохраняется и поныне. Улицы с грунтовым покрытием вымощены каменными плитами, деревянные мосты и набережные каналов заменены мостами и тротуарами из камня. Были выполнены и другие операции градостроительного характера: рытье колодцев, очистка городских каналов стали проводиться регулярно. Правительство Венеции прекрасно осознавало необходимость украшать город, «не скупясь ни на какие траты, как подобает красоте его». А ведь строить в городе Святого Марка – на тысячах дубовых стволов, забиваемых в песок или ил лагуны в качестве свай, из камня, привозимого из Истрии, – это требовало действительно колоссальных затрат. Первая половина XV века – период наивысшего расцвета Венецианской республики. В ее руках находятся многие земли в Средиземноморье, ряде областей Северной Италии. Морской флот республики господствует в Адриатике, и со стапелей сходят все новые и новые суда. Сеньор де Вилламон полагал в 1590 году, что во всей Италии «не сыщется места, где жилось бы свободнее… ибо, во-первых, Синьория неохотно осуждает человека на смерть, во-вторых, оружие там отнюдь не запрещено, в-третьих, там вовсе нет преследования за веру и, наконец, там каждый живет как ему заблагорассудится, в условиях свободы совести…» Стремительно растут приобретения Венеции в первой половине XV века как в Италии, так и за ее пределами. Колонны с крылатым львом появляются на площадях североитальянских городов Виченцы, Белдуно, Фельтре, Ровиго, Вероны, Удине, Брешии, Бергамо, Кремы и других; венецианский лев шествует по всему побережью Далмации, Албании и проникает в Аргос, Афины, Патры, Мистру, Фессалоники и другие города (а также и острова) Греции. Венеции удается достигнуть успехов даже в отношениях с турками и получить право торговли в их владениях. В XV веке у процветающей Венеции появляется грозный соперник на Востоке – турки. Первоначально Венеция недооценивала турецкую угрозу: турки для нее были народом сухопутным, мало опасным на море. Однако очень рано в морях Леванта появились турецкие (или считающиеся турецкими) пираты, а завоевания османов на суше мало-помалу окружали море, заранее обеспечивая себе над ним господство. Взятие Константинополя в 1453 году, прозвучавшее как удар грома, неожиданно поставило турок в самый центр морских путей, в город, созданный, чтобы повелевать морем. Очень скоро Константинополь, переименованный турками в Стамбул, становится крупнейшим городом мира, морским торговым центром, в чем Венеция смогла очень скоро убедиться. Могла ли Венеция воспрепятствовать завоеванию Константинополя? Она подумала об этом, но было уже поздно. Несмотря на то что в решении сената от 18 февраля 1453 года говорилось о том, что «из благоговения перед Богом, ради чести добрых христиан, наших владений и для удобства и пользы наших купцов и граждан следует прийти на помощь Константинополю, этому городу, о котором можно сказать, что он считается как бы частью государства нашего и не должен попасть в руки неверных», Венеция решает договориться с турецким султаном. 15 января 1454 года дож, напутствуя венецианского посла в Турции Бартоломео Марчелло, говорит: «Желание наше иметь добрый мир и дружбу с государем императора турок». Венецианцы рассчитывали на добрый мир как условие для успешного ведения дел. Они верили в то, что ради взаимной выгоды турецкий император согласится сотрудничать с ними. Опасаться было чего. В 1475 году турки взяли город Кафу в Крыму, что стало знаком почти полного закрытия Черного моря для генуэзской и венецианской торговли. В 1516 и 1517 годах оккупация Сирии и Египта дала туркам возможность закрыть двери традиционной торговли с Левантом. Однако это произошло далеко не сразу, туркам был выгоден транзит через их территорию, из которого они извлекали немалую пользу. Венеции и Турции пришлось существовать вместе. Но это совместное сосуществование прерывалось ужасными бурями. Первая большая венециано-турецкая война (1463–1479 годы) показала, что медведю в образе Турции противостоит оса. Но оса эта была неутомимой. Венеция, вооруженная передовой по тем временам европейской техникой, имела и еще одно преимущество: опираясь на свое богатство, она могла набирать войска по всей Европе (вплоть до Шотландии во время кандийской войны 1645–1669 годов), сопротивлялась и держалась вызывающе по отношению к противнику. Но Венеция истощала свои силы, даже если другая сторона с трудом переводила дыхание. Венеция шла на все возможные способы ослабления Турции. В Стамбуле ее агенты умышленно внедряли коррупцию, и, когда свирепствовала война, венецианцы находили способы сохранить часть своих торговых операций через Рагузу и Анкону. А кроме того, она умело использовала против османов империю Карла V, Испанию Филиппа II, «Священную Римскую империю германской нации», Россию Петра Великого и Екатерины II, Австрию Евгения Савойского и даже Францию Людовика XIV. А также для нападения на османские позиции с тыла – далекий сефевидский Иран, колыбель шиитства, враждебный суннитам-туркам. То было сопротивление, достойное восхищения, так как Венеция боролась против турок до 1718 года, даты заключения Пожаревацкого мира, который отметил конец ее усилий. Эта битва медведя и осы продолжалась больше двух с половиной веков. Ради победы еще на раннем этапе войны с турками Венеция вступает в переговоры с великим князем Московским Иваном III, надеясь обрести в нем союзника против серьезного врага. Венецианский посол А. Контарини в 1476 году посетил Москву, где его хорошо приняли. Россия была заинтересована в расширении связей с Венецией, и там побывал посол от Ивана III Семен Толбузин. Завязавшиеся дипломатические отношения способствовали тому, что из Венеции в Россию прибыли мастера строительного и пушечного дела. При Иване Грозном венецианские купцы пользовались правом торговли не только в Москве, но и во многих других городах (Пскове, Новгороде, Смоленске, Казани, Астрахани). В XVII веке политическая ситуация сложилась настолько не в пользу Венеции, что она отправила своих послов в Россию за помощью. В 1655 году они прибыли в Москву во главе с Альберто Вимина да Ченеда и обратились к царю Алексею Михайловичу с просьбой, чтобы он приказал донским казакам напасть на Турцию, с которой Венеция вела нелегкую войну. Кроме того, ее купцы желали получить право вольной торговли в Архангельске. Россия не стала затевать войну с Турцией ради спасения далекой Венеции, однако охотно предоставила ее купцам право торговли и решила сама снарядить посольство, чтобы попытаться занять денег у «жемчужины Адриатики», славившейся своим богатством. В мае 1656 года было отдано распоряжение отправить стольника и переславского наместника Ивана Чемоданова вместе с дьяком Алексеем Постниковым в «государеву службу в немцы в Виницей-скую землю ко Францышкусу князю Молину в посланниках». Послы покинули Москву в июле и прибыли в Венецию в начале января следующего года, где их встретил Альберто Вимина да Ченеда и сообщил, что «прежнего князя Францышкуса волею Божией не стало, а после-де его нынешний князь уже третий». Русские послы просидели в Венеции до 1 марта, но так и не смогли получить желанных денег, ибо официальные лица после долгих раздумий дали такой ответ: «Уже тринадцатый год, как мы воюем с турками; разум наш и охота не ослабевают, но казне убыток большой, и потому с прискорбием должны отказать царскому величеству; надеемся, что, узнавши бедность нашу, он не прогневается на нас». Иван Чемоданов искренне изумился, когда венецианцы сказали ему, что их дож «дел не делает и не ведает ничего». В разговоре с Альберто Вимина Чемоданов заявил: «Коли уж князь ваш не делает ничего, а государство свое правите вы, вам бы следовало в листе к царскому величеству имена свои описать вместе с князем, а то имен ваших в листу не написано». Так и вернулись послы в Москву ни с чем. Однако попытки установить тесные торговые отношения с Венецией все равно продолжались. XV век – вершина экономического и политического благосостояния Венеции, число жителей которой достигло почти ста тысяч. Из текста завещания, составленного в 1423 году дожем Томмазо Мочениго, известно, что в деловые операции республикой вложено десять миллионов дукатов, которые приносят прибыль в размере четырех миллионов. Государство имеет 3345 кораблей, на судоверфях работают 6000 кораблестроителей и еще 16 000 человек заняты в производстве шелковых, шерстяных и хлопчатобумажных тканей. Западная часть венецианской гавани Венеция была огромным городом. В XVI–XVII веках численность ее населения достигла огромной по тем временам цифры – 140–160 тысяч человек. Но, за исключением нескольких тысяч привилегированных дворян (nobili), полноправных граждан города (cittadini), служителей церкви, а также бедняков или бродяг, это огромное население зарабатывало на жизнь трудом своих рук. Уже в то время в Венеции существовало два мира труда. С одной стороны, неквалифицированные рабочие, которых не охватывала и не защищала никакая организация (в нее входили возчики, грузчики, матросы, гребцы на галерах). С другой стороны, в Венеции были цехи, объединявшие ремесленников разных специальностей. В первом из миров пребывали грузчики на Большом канале – на Винной, Железной, Угольной набережных, тысячи гондольеров, прислуга важных особ или те бедняки, которых перед Дворцом дожей – на настоящем рынке труда – вербовали в судовые команды. Всякий записавшийся получал премию. Если в указанный день он не являлся, его разыскивали, арестовывали, приговаривали к штрафу в размере двойной суммы премии и под стражей препровождали на борт корабля, где в дальнейшем его жалованье шло на выплату его долга. Другая значительная группа неорганизованных тружеников – это рабочие и работницы, что выполняли черную работу для цехов шелкового и шерстяного производства. Зато удивительно, что aquaroli («водовозы»), которые непосредственно на своей лодке доставляли пресную воду из Бренты, и шкиперы шаланд, странствующие лудильщики и даже молочники, ходившие от дома к дому, были надлежащим образом организованы в ремесленные цеха. В 1586 году, когда город насчитывал примерно 150 тысяч жителей, рабочая сила составляла немногим больше 34 тысяч человек. И тем не менее Венеции не хватало достаточного числа рабочих рук. Особенно острой была потребность в моряках, ведь город не только стоял на воде, но и входил в число великих морских держав. Венеция искала рабочую силу в Далмации и на греческих островах, зачастую снаряжались галеры на Кандию (Крит), а позднее и на Кипр. При этом надо заметить, что государство очень придирчиво относилось к существованию разного рода ремесленных цехов. От его сурового надзора не ускользали ни кожевенные ремесла Джудекки, ни стекловарни острова Мурано, ни цех шелкоткачей, который возник еще до того, как в 1314 году в него вошли рабочие из Лукки, ни суконное производство. Цеховые уставы очень настойчиво навязывали жесткие нормы качества, фиксировавшие размеры кусков ткани, выбор сырья, число нитей основы и утка, материалы, используемые для крашения. Все ремесла, новые и старые, с XIII века организовывались в Венеции в корпорации и братства. В городе на воде весь промышленно-купеческий мир удерживался в повиновении деньгами и государственной властью. Власть располагала четырьмя органами надзора и арбитража: Старым судом, Пятью торговыми мудрецами, Городскими главными инспекторами и Коллегией ремесел. Благодаря этому надзору Венеция отличалась от многих других городов Италии удивительным социальным спокойствием. Бунтов, стихийных выступлений или забастовок почти не было. Даже громадный Арсенал – государственная мануфактура, насчитывавшая самое малое 3 тысячи рабочих, которых каждое утро созывал на работу колокол собора Святого Марка, – строго контролировался. Едва лишь появлялось подозрение о возможности возникновения там волнения, как вешали одного-двух зачинщиков, и вновь воцарялся порядок. Заработки в Венеции были относительно высоки, и снизить их было не так уж просто. Каждый год Венеция чеканила 1 200 000 золотых дукатов, а различной серебряной монеты – на общую сумму 800 000 дукатов. Монетный двор и портовые склады Венеции Но, чтобы сохранить все эти богатства, необходим был прочный мир, о чем предупреждал в своем завещании дож Мочениго. Перед самой смертью старый дож предпринял отчаянные усилия, чтобы преградить путь стороннику военных решений Франческо Фоскари, который станет его преемником в 1423 году и будет распоряжаться судьбами Венеции до своего смещения в 1457 году. «Если вы изберете Фоскари, вы вскоре окажетесь в состоянии войны, – говорил Мочениго, – тот, у кого будет 10 тысяч дукатов, окажется всего с одной тысячью, тот, у кого будет 10 домов, останется лишь с одним». Напротив, если сохранится мир, «ежели последуете моему совету, то увидите, что будете господами золота христиан». Однако венецианцы не вняли советам старого дожа. Город втянулся в затяжной конфликт. В XVI столетии для Италии настали тяжелые времена. Она вступила в новую эпоху – драматический и бурный мир Чинквеченто. Ставшая еще на рубеже XIII–XIV веков родиной раннекапиталистических отношений и новой светской культуры, страна вступает в новый период социальных потрясений. Италия, к этому времени утратившая свое былое могущество, становится яблоком раздора между двумя крупными монархами Европы – французским королем и Габсбургами, которые владели одновременно германским и испанским престолами. Полчища врагов обрушились на Италию, разоряя некогда цветущие города; стала вновь поднимать голову уцелевшая феодальная знать. Усиление феодальной реакции и угроза потери независимости вызвали в Италии решительный отпор и подъем патриотических чувств, а также мощную волну антифеодальных настроений. Два первых десятилетия XVI века – это история героической борьбы больших и малых городов против иноземных захватчиков, годы, когда лучшие умы мечтали о единой и великой Италии. В эту сложную для всей страны эпоху новые веяния захватывают и Венецию. В героический период республика Святого Марка вступает в 1508 году, когда в ее владения врываются войска императора Максимилиана, а в 1509 году против Венеции выступает мощный союз европейских и итальянских государств – так называемая Камбрейская лига, военные силы которой в следующем году одержали победу над противницей. Венеция, утратив часть своих владений, все-таки уцелела, хотя вражеское войско находилось всего в пяти километрах от нее. Борьба Италии за независимость, в которую яркие страницы вписала и Венеция, принесла ее народу немало испытаний – войска оккупантов несколько раз захватывали все материковые владения республики и доходили до самой лагуны. Но также ими было совершено и немало героических деяний – знаменитая победа при Кадоре (1509 год), одиннадцатимесячная оборона Падуи, в результате которой в начале двадцатых годов победила Венецианская республика. Надо сказать, что Венеция всегда полагалась на благочестие и благоразумие своих подданных. Так, во время войны Камбрейской лиги она освободила людей от присяги в верности и предоставила каждому возможность сравнивать условия вражеской оккупации с мягким правлением республики. Так как венецианцам не пришлось предавать Святого Марка и им не грозило за это никакого наказания, они вернулись под привычное господство своей республики. Таким образом Венеция не без ущерба, но с достоинством вышла из этой войны. Город спасла не только вода, но и дипломатическое искусство его правительства, которое сумело вбить клин в отношения между членами лиги. Папа Римский, удовлетворенный некоторым ослаблением Венеции, теперь вступил с ней в союз против Франции. Новая лига – Святейшая, созданная папой в 1511 году, изгнала французов из Италии. Усиление папской власти пришлось не по душе Венеции, которая, снова изменив политику, в 1513 году пошла на сговор с Францией. Иноземцы овладели Миланом, а ловкая островная республика вернула себе те североитальянские города, которые ей принадлежали до перехода под власть Камбрейской лиги. В результате мирного договора 1517 года вся Северо-Восточная Италия попала под влияние венецианцев. И вот уже в конце XVI века Венеция полностью контролирует торговые пути Адриатического моря и называет его «своим заливом». Синьория взяла в свои руки всю торговлю: маслом Апулии, корабельным лесом Монте Гаргано, камнем Истрии, солью, в которой нуждались люди по обоим берегам. Она собрала также странствующих купцов, сотни лодок и парусников – все это затем приспособила к собственным нуждам и включила в свою экономику. После завоевания террафермы (города материковых земель – Падуя, Верона, Бергамо и другие) укрепляются связи Венеции с континентальной Италией и в первую очередь – с наиболее развитой и передовой в те годы Флоренцией. Возрождение в Венеции Возрождение возникло как культурный процесс, в основе которого лежал индивидуализм. Культура республики Святого Марка была яркой, своеобразной, во многом не похожей на культуру флорентийско-римского Возрождения. Венеция жила интенсивной и деятельной жизнью, но вступила в эпоху Возрождения позже, чем ведущие центры итальянской культуры XIV века. Лишь в середине XV века венецианцев начинает притягивать новое реалистическое искусство, учения гуманистов. С опозданием в столетие в Венеции начинает развиваться культура Возрождения. В этот богатейший город мраморных дворцов и гондол, сама жизнь которого казалась вечным праздником, Возрождение пришло стихийно, без переворота в культуре, без теоретического обоснования нового мировоззрения. Сначала Ренессанс проявляется в архитектуре и скульптуре, позже – в живописи. Однако в конце XV века культура Возрождения полностью утвердилась в зодчестве и пластике. Тогда же начинает складываться венецианская школа живописи, которая уже в следующем столетии даст миру величайших мастеров, чьи произведения будут образцом для многих поколений художников. Уже средневековое искусство Венеции проникнуто декоративной красочностью и светскостью, архитектура дворцов и церквей – изощренным орнаментом, причудливой живописностью и праздничностью облика. Когда в XV веке венецианские художники начали решительно обращаться к теме окружающего мира, их в меньшей степени, чем флорентийцев, заботило овладение теоретическими основами искусства. Но мастерам этого города, жизнь которого была кипучей и праздничной, действительно открывается красочное великолепие, пронизанное наивной и ясной радостью бытия. Их картины пленяют декоративной узорчатостью или светлой гармонией, сияют красками. Но новая светская культура с самого начала получила иной, чем во Флоренции, этой колыбели Возрождения, облик. Венецианцы жили в ином мире. Чуть ли не с первых лет существования города они чувствовали себя свободными людьми, практически никогда не знали власти феодалов и с давних пор были заняты другими интересами – расширяли торговые связи, завоевывали колонии, занимались устройством факторий, борьбой с соперницами – Пизой и Генуей. Гуманизм, быстро достигший расцвета в демократической Флоренции, медленно завоевывал аристократическую «жемчужину Адриатики». Венецианцы, как люди практичные, быстро осознали значение книгопечатания. В 1490 году Альдо Мануччи (Альд Мануций) основал типографию, которая стала издавать не только древних римских, но и греческих авторов. Венеция, благодаря своим коммерческим расчетам и их практическому применению (а Венецию справедливо считают родиной статистики), рано достигла совершенства в одной из сторон государственного устройства, но в той области культуры, которая охватила тогда Италию, она отставала. Так, в XIV веке, согласно знаменитой книге Франческо Сан-совино, в Венеции в основном встречаются теологические, юридические и медицинские сочинения наряду с историческими хрониками. Вклад же Венеции в итальянскую поэзию остается весьма незначительным, пока в XVI веке она не была вознаграждена за упущенное время. Именно в эти годы республика Святого Марка переживает период затишья, кажущегося обманчивого спокойствия. В эти годы рождается поэтическая мечта о мире безоблачного счастья и задумчивой тишины, далекой от шумной и тревожной жизни городов, о наслаждении красотой природы, дарующей человеку душевное успокоение. В Венеции начинают зачитываться написанной еще в конце XV века поэмой Саннадзаро «Аркадия», воспевающей безмятежную жизнь пастухов на лоне природы, увлекаются поэзией Вергилия и Горация. Воспевание природы становится излюбленной темой молодого венецианского писателя-гуманиста Пьетро Бембо и др. Тема тихого счастливого бытия в природе заполняет венецианское искусство, оттесняя на задний план традиционную религиозную тематику. Во второй половине XVI века, когда Италия вступила в период феодальной реакции и церковь стала особенно активно преследовать свободомыслие, культура Ренессанса наиболее долгое время продержалась именно в Венеции по той причине, что римская церковь никогда не располагала здесь большой властью. Искусство Возрождения господствовало в Венеции до начала XVII века, в то время как в Италии и остальной Европе начали появляться уже другие тенденции. В истории Венеции было много контрастов: провозглашение мирной политики и алчные завоевательные войны, ограбление покоренных стран и забота о собственном могуществе, гордость за своих великих граждан и беспощадная расправа с теми, кто посягал на ее устои. И вот во второй половине XVI века положение Венеции разительно меняется. По словам венецианского купца Дж. Принули, сообщение о благополучном возвращении Васко да Гамы из плавания вокруг Африки было воспринято в Венеции как известие о близящейся катастрофе, так как для европейцев открылись новые пути по Атлантическому океану вокруг Африки и в Америку. Несмотря на большой престиж и отдельные успехи внешней политики, продолжающееся строительство блестящих сооружений, достижения искусства венецианского Высокого Возрождения, наступает закат Венецианской державы. Она сохраняет независимость до 1797 года, и просуществовавшая тысячу лет республика становится разменной монетой в дипломатической игре между Францией и Австрией. В XVII веке Венеция еще как бы накапливала силы для очередного расцвета искусства в следующем столетии, когда появилась новая плеяда художников: Джованни Баттиста Тьеполо – мастер декоративной живописи, пейзажист Антони Канале и Франческо Гварди, воспевавшие красоту родного города. В это время само слово «Венеция» ассоциировалось с красочным, радостным искусством, бьющей ключом театральной жизнью, зрелищами, песнями гондольеров, беззаботным существованием. Колоссальные полотна и фрески Джованни Баттисты Тьеполо (1696–1770) наполнены таким ощущением воздуха и света, какого не знала до него живопись Италии. Виртуозные композиции, разнообразные ритмы движения и жестов, тонкий колорит, праздничная и величественная декоративность составляют его неотъемлемые качества. Лука Карлеварис (1663–1731) стал писать городские пейзажи Венеции и явился основателем нового жанра живописи – ведуты, который достиг расцвета в творчестве его ученика, знаменитого Антонио Канале по прозванию Каналетто (1697–1768). В своих полотнах Каналетто любовно и аккуратно, вплоть до мельчайших деталей, запечатлевал виды своей родной Венеции, ее церкви и дворцы, каналы и площади, торжественные процессии и тихие будни; он старательно выписывал фигурки нарядных кавалеров и дам в шелках и кружевах, простых людей в поношенном платье, ребятишек и даже бродячих собак; ощущение городской жизни во всей ее совокупности пронизывает все его творения. Эта любовь к венецианской повседневности еще более тонко раскрылась в творчестве Франческо Гварди (1712–1793), который внес лирическую струю в несколько сухую ведуту Каналетто. Гварди сумел почувствовать и воплотить в живописи печальное очарование старых венецианских двориков с их облупившимися стенами, изящными фонарями из тонкого стекла и остатками изысканной архитектуры прошлого. Продолжаются венецианские традиции: здесь работают композиторы Вивальди, Гендель, Глюк, Моцарт. В это же время расцветает традиционная комедия дель арте – комедия масок. С именем Карло Гольдоне в театр вошли современная жизнь, люди, характеры. XVIII век называют в Венеции веком беспрерывного праздника. «Венеция – пишет Монье, – накопила за собой слишком много истории и отменила слишком много дат… Она слишком долго мечтала о грандиозном предназначении и слишком многое хотела осуществить… После трудной недели настало воскресенье, и начался праздник. Ее население – это праздничная и праздная толпа. Жизнь покинула огромные давящие дворцы, она стала всеобщей и весело разлилась ярмаркой по всему городу… В Венеции 7 театров, 200 постоянно открытых кафе, множество казино, в которых зажигают свечи только в два часа ночи… Это народонаселение феерий, восточного базара, где все обычаи встречаются, где уживаются все наречия и где какой-нибудь Кампаниле, англичанин Бекфорд готов был считать себя в Вавилоне. Венеция в XVIII веке была второй столицей Европы. В то время она делила с Парижем поровну всех знаменитостей сцены, искусства и любви, всех знатных путешественников и всех авантюристов, всех тонких ценителей жизни и ее изобразителей, но у Венеции было то преимущество, что в ней не было резонеров, лицемерных моралистов, деловых людей и скучных насмешников». XVIII век был веком музыки, и ни один из городов Европы и даже Италии не мог сравниться тогда с Венецией по музыкальности. Одним из самых замечательных композиторов того времени был венецианский патриций Марчелло. Венеция превратила четыре женских монастыря в превосходно поставленные музыкальные школы, и слово «консерватория», обозначающее собственно приют, сделалось с тех пор нарицательным именем для всякой музыкальной академии. Во главе этих консерваторий стояли лучшие музыканты эпохи: Доменико Скарлатти, Гассе, Порпора, Иомелли, Галуцци. Лагунный город видел в XVIII веке последнюю вспышку итальянской комедии масок – древнего итальянского искусства, во второй половине XVI века ставшего излюбленным итальянским зрелищем. В свое время итальянская комедия была немыслима без венецианцев по происхождению – Панталоне и Коломбины, без двух шутов – Арлекина и Бригеллы, родившихся в венецианских провинциях Бергамо и Брешии. В Венеции комедия масок особенно расцвела и раньше стала клониться к закату. Здесь родился в 1707 году Карло Гольдони, с именем которого связана уже новая эпоха в истории итальянского театра. Комедия масок уступила место реалистической комедии. Затем на сцене появились пьесы по фантастическим комедиям графа Карло Гоцци. Население Венеции – это поэты и приживальщики, парикмахеры и ростовщики, певцы, веселые женщины, танцовщицы, актрисы, сводники и банкометы – все, кто живет удовольствиями или создает их. Благословенный час театров и концертов – это момент их праздника. И все, окружающее их в это время, – это убранство праздника. Жизнь покинула огромные давящие дворцы, она стала общей и уличной и весело разлилась ярмаркой по всему городу… Ночей нет или, по крайней мере, есть только бессонные ночи. Днем перед кафе (на площади Святого Марка) пятьсот посетителей сидят за столиками, и говор их смешивается со звоном ложечек, которыми мешают шербет. Под аркадами прокураций мелькают плащи из серого, голубого, красного, черного шелка, виднеются зеленые камзолы, обшитые золотом и отделанные мехом; пурпурные рясы, халаты с разводами, золотые ризы, муфты из леопарда, веера из бумаги, тюрбаны, султаны и маленькие женские треуголки, вызывающе сдвинутые на ухо. Это народонаселение феерии, восточного базара, морского порта, где все обычаи встречаются, где сталкиваются и уживаются рядом все наречия. Венеция продолжает свое веселье, несмотря на то что дни аристократической республики были сочтены. 12 мая 1797 года в последний раз собрался Большой совет и последний, сто двадцатый дож Людовико Манин сообщил присутствующим о невозможности оказывать дальше сопротивление французским войскам, вторгшимся в Италию. Во время господства Наполеона закрылись некоторые церкви, многие произведения искусства были вывезены во Францию. В конце XVII века Венеция продолжала вести активную политику и внимательно следила за ходом войны между Россией и Турцией. Флорентийский купец Франческо Гваскони, торговавший в Москве, был платным агентом Венеции и регулярно отправлял туда донесения о состоянии дел в государстве Российском. Жемчужина Адриатики искренне радовалась победам русского оружия. 20 июня 1695 года дож Сильвестре Валиеро направил грамоту в Москву, где благодарил «за учиненную диверсию российскими войсками противу турок и татар, от коих республика Венецианская великое претерпевает утеснение». В 1697 году «Священная Римская империя» (Австрия), Россия и Венеция заключили союз сроком на три года в борьбе против турок: это был первый в истории договор России с одним из итальянских государств. Петр I возглавил «великое посольство» в Вену, Венецию и Рим. Празднество в венецианской гавани Начавшийся стрелецкий бунт вынудил царя срочно вернуться из Вены. В дальнейшем ему не предоставилась возможность посетить Италию, однако по его повелению русские ездили в Венецию, а венецианцы – в Россию. Петр I неоднократно отправлял своих людей в Италию с целью приобретения произведений искусства, а также камня для строительства Петергофа; венецианские мраморные статуи украшают Летний сад. В начале XVIII века Венеция утратила все свои греческие владения и перешла к политике нейтралитета. По причине истощившихся средств крупного строительства без особой необходимости более не предпринимали. В конце XVIII века, оказавшись под властью Австрии, Венеция постепенно стала угасать. Для нее, как и для всей Италии, наступили тяжелые времена. В этот период Италия была одной из отсталых феодальных стран Западной Европы, хотя здесь уже начал развиваться капиталистический уклад. Самым сильным государством на севере Италии было Сардинское королевство, в состав которого входили Пьемонт, Савойя и остров Сардиния. Ломбардия с Миланом принадлежала Австрии. В зависимости от австрийских Габсбургов находилось герцогство Тосканское. Старые торговые аристократические республики – Венеция и Генуя – переживали период глубокого упадка. Наиболее раздробленной в политическом отношении была центральная часть страны. Там находились герцогство Тосканское, Парма, Модена, маленькая аристократическая республика Лукка и несколько других крохотных княжеств. Эти небольшие государства в той или иной мере зависели от иностранных держав, бесцеремонно вмешивавшихся в итальянские дела. Оплотом феодальной реакции была Папская область с городом Римом. На юге крайней отсталостью отличалось Королевство Обеих Сицилий со столицей в Неаполе, где царствовала династия испанских Бурбонов. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/elena-krasilnikova/veneciya/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 99.00 руб.