Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Города майя и ацтеков

$ 99.00
Города майя и ацтеков
Тип:Книга
Цена:99.00 руб.
Издательство:Вече
Просмотры:  26
Скачать ознакомительный фрагмент
Города майя и ацтеков Александр Михайлович Веретенников Памятники всемирного наследия Книга знакомит читателей с историей развития культуры, искусства и архитектурного строительства двух великих древних цивилизаций Америки – майя и ацтеков. Богатый фактический материал представлен на основе последних современных исследований в области изучения мировых цивилизаций. В книге достаточно широко освещены характерные черты, присущие облику древнейших городов, в которых проживали самые представительные племена индейцев. Книга хорошо иллюстрирована. Рассчитана на широкий круг читателей. Александр Веретенников Города майя и ацтеков Вступление Немногим более десяти лет назад – 12 октября 1992 года – на планете Земля была отмечена одна из знаменательнейших дат в истории человечества – 500-летие открытия Америки. Существует множество гипотез о том, когда в Западном полушарии, в Северной и Южной Америке, на многочисленных островах появился человек и когда люди пришли на Американский континент. Вот уже пятое столетие (начиная с XVI века) ученые мужи ведут споры по этому вопросу. В многочисленных исследованиях на эту тему среди первых жителей Америки называют выходцев с Канарских островов, финикийцев и карфагенян, древних греков и римлян, евреев, испанцев, египтян и вавилонян, китайцев и даже татар и скифов. Наука развивалась, и по мере новых открытий накапливались знания, происходил отбор гипотез. Сегодня уже нет никакого сомнения в том, что часть света, обозначенная на карте мира как Америка, была заселена выходцами с других материков. Однако с каких именно – окончательно не решено. Те м не менее ученым удалось выделить много общих, присущих всем индейцам черт, сближающих их с монголоидными народами Азии. Внешний вид исконных жителей Америки ко времени их первых встреч с европейцами был следующим: коренастая фигура, короткие ноги, средний размер ступней, довольно длинные, но с небольшими кистями руки, высокий и обычно широкий лоб, слабо развитые надбровные дуги. Лицо индейца имело крупный, сильно выступающий нос (нередко, особенно на севере, так называемый орлиный), довольно большой рот. Глаза чаще всего темно-карие. Волосы черные, прямые, густые. Во многих первых европейских документальных и литературных источниках указывалось на то, что индейцы краснокожие. На самом деле это не соответствует истине. Кожа у представителей всевозможных индейских племен скорее желто-коричневая. По мнению современных исследователей, название «краснокожие» им дали первые белые поселенцы. Возникло оно не случайно. У североамериканских индейцев когда-то был распространен обычай в торжественных случаях натирать себе лицо и тело красной охрой. Поэтому европейцы и прозвали их краснокожими. В настоящее время антропологи выделяют три основные группы индейцев – североамериканскую, южноамериканскую и центральноамериканскую, представители которых различаются между собой по росту, цвету кожи и другим признакам. Большинство исследователей считает, что заселение Американского континента шло из Азии через Берингов пролив. Ученые полагают, что преодолеть водное пространство древним людям помогли четыре великих оледенения. Согласно этой гипотезе, во время оледенений Берингов пролив замерзал и превращался в некий огромный мост. Азиатские племена, которые вели кочевой образ жизни, беспрепятственно перебирались по нему на соседний материк. Исходя из этого, определено и время появления человека на Американском континенте – это произошло 10–30 тысяч лет назад. Ко времени появления испанских каравелл под командованием Христофора Колумба у восточного побережья Нового Света (октябрь 1492 года) Северная и Южная Америка, включая острова Вест-Индии, была населена множеством племен и народностей. С легкой руки прославленного мореплавателя, предполагавшего, что он открыл новые земли Индии, их стали именовать индейцами. Эти племена находились на разных уровнях развития. По мнению большинства исследователей, до европейского завоевания самые развитые цивилизации Западного полушария сложились в Мезоамерике и в Андах. Термин «Мезоамерика» был введен в 40-х годах XX столетия германским ученым Паулем Киргофом. С тех пор в археологии так обозначают географический регион, включающий в себя Мексику и большую часть Центральной Америки (до полуострова Никойя в Коста-Рике). Именно эта территория ко времени открытия ее европейцами была заселена множеством индейских племен и являла собой пеструю картину культур, которые они представляли. По верному определению чешского американиста Милослава Стингла, «культуры эти находились на различных ступенях развития родового общества, и общие закономерности эволюции, свойственные первобытно-общинной формации, проявлялись здесь во множестве местных вариантов и форм». К наиболее ярким и развитым цивилизациям Древней Америки (доколумбового периода) ученые относят такие культуры, как ольмекская, теотихуакан-ская, майяская, тольтекская и ацтекская. Изучение искусства Древней Америки, ее истории сравнительно молодо. Оно насчитывает немногим более ста лет. Исследователи-американисты в настоящее время не располагают таким богатым материалом и достижениями, которые имеются на сегодняшний день в области изучения античного искусства. Большие затруднения они испытывают и в связи с тем, что для подкрепления своих выводов, полученных в результате археологических раскопок и открытий, не имеют такого количества памятников письменности, которые находятся, например, в распоряжении исследователей Древнего Востока. У древних американцев письменность появилась значительно позднее и никогда не достигала высокого развития. Дошедшие до нас памятники письменности народов Мезоамерики еще недостаточно изучены. Поэтому большинство сведений, касающихся политической истории, социального строя, мифологии, завоеваний, титулов и имен правителей, базируются лишь на индейских преданиях. Многие из них записаны уже после испанского завоевания и относятся к первой половине XVI века. Важно помнить и о том, что до этого времени древне-американские цивилизации развивались без какого-либо воздействия со стороны европейских или азиатских центров. До XVI века их развитие шло совершенно самостоятельно. Искусство Древней Америки, как и всякое другое искусство, обладает рядом особенностей и характерных, только ему присущих черт. Для того чтобы постигнуть это своеобразие, необходим диалектический подход, учет исторических условий, при которых развивались искусство и культура древнейших цивилизаций Ме-зоамерики. Наивысший расцвет культуры индейского племени майя ученые относят к VII–VIII векам. Империя ацтеков апогея своего развития достигла к началу XVI столетия. Очень часто в трудах ученых-археологов и исследователей древних культурных цивилизаций индейские народы майя (как более старшие по возрасту) называют по аналогии «греками», а ацтеков (как существовавших позже) – «римлянами» Нового Света. Культурные традиции индейцев майя имели огромное влияние на полуострове Юкатан, в Гватемале, Белизе, Гондурасе и Сальвадоре, а также на территории нескольких штатов современной Мексики. Географические границы распространения этой цивилизации составляли 325 000 км и охватывали ареал обитания нескольких десятков, а возможно, и сотен племен. В целом племена унаследовали единую культуру. Однако во многом она имела, естественно, и региональные особенности. Цивилизация майя выделялась прежде всего своими достижениями в строительстве и архитектуре. Представители этой народности создавали изысканные и совершенные произведения живописи и скульптуры, имели уникальных мастеров по обработке камня и изготовлению керамических изделий. Майя обладали глубокими познаниями в области астрономии и математики. Величайшим достижением является введение ими такого математического понятия, как «ноль». Они стали применять его на сотни лет раньше других высокоразвитых цивилизаций. Ацтеки появились на территории Центральной Мексики во второй половине XII века. Каких-либо исторических данных о них до этого времени не обнаружено. Существует лишь несколько легенд и преданий, из которых известно, что своей родиной они называли остров Ацтлан (Астлан). Известно одно из традиционных описаний предполагаемой жизни предков в Ац-тлане, составленное якобы для последнего из доиспанских правителей ацтекского государства знаменитого Монтесумы II Младшего на основе древних рукописей. Согласно этому источнику, прародина Ацтлан располагалась на острове (или представляла собой остров), где была большая гора с пещерами, служившими в качестве жилищ. От этого слова, обозначавшего местонахождение острова (Ацтлан), и произошло название племени – ацтеки (точнее, астеки). Однако наукой до сих пор не установлено точное географическое положение этого острова. На самых ранних этапах существования у ацтеков преобладал кочевой образ жизни, они занимались по преимуществу охотой. Это наложило отпечаток на их характер. По своей натуре они были весьма воинственными. В течение почти двух столетий ацтеки вели завоевательные войны и в начале XIV века, покорив многие другие племена, обитавшие в Центральной Мексике, создали могущественную империю. Примерно около 1325 года ее столицей стал основанный ими город Теночтитлан (современный Мехико). В настоящее время интерес к изучению древнейших индейских цивилизаций не угас. Памятники архитектуры, скульптура, украшения, предметы быта, обнаруженные в местах, где несколько тысячелетий тому назад проживали народы, обладавшие самобытной, уникальной культурой, таят в себе еще очень много неразгаданного. Познавая историю доколумбовой Америки, ведущие археологи и ученые современности пытаются найти объяснение многим важнейшим сторонам жизни древних человеческих общин. Глава 1. Архитектурные памятники и скульптура майя По мнению большинства исследователей, культура майя является одним из величайших достижений человечества в древности. Эта цивилизация просуществовала почти тысячу лет. Индейцы майя были первым развитым народом Америки, с которым столкнулись испанцы в ходе завоевания земель Западного полушария. К моменту прихода европейцев майя занимали обширную территорию. В ее пределах ученые обычно выделяют три культурно-географические области. Так, например, северная охватывала весь полуостров Юкатан, который представлял собой плоскую известняковую равнину с кустарниковой растительностью. Местами она пересекалась цепями невысоких каменистых холмов. Отсутствие рек, ручьев и озер, бедные почвы создавали трудности для занятия земледелием. Не совсем благоприятной для проживания была и южная область, которая включала в себя горные районы и Тихоокеанское побережье Южной Мексики и Гватемалы. Более выгодной по своим природным условиям являлась центральная область, охватывавшая северную часть Гватемалы и прилегающие с запада территории, где располагаются сейчас такие мексиканские штаты, как Чьяпас, Табаско и Кампече. Центральная область – это холмистая известняковая низменность. Большая ее часть покрыта влажными тропическими лесами, которые чередуются с травянистыми саваннами, болотистыми низинами и озерами. В таких трудных условиях и были построены индейцами майя сначала скромные хижины из дерева и глины, а впоследствии большие каменные города. Несмотря на то что орудия труда были крайне примитивными и изготавливались только из дерева, кости и камня, майя сумели достичь поразительного совершенства в архитектуре, скульптуре, живописи, в производстве керамики. Развитие древнейшей цивилизации майя продолжалось почти десять веков. В конце VIII века майя достигли высочайшей степени культурного развития. К этому времени индейцами были возведены изящные храмы, гигантские дороги-дамбы, многочисленные пирамиды и дворцы. В течение столетий росли и расширялись старые селения и города, возникали новые. Все это продолжалось почти до конца I тысячелетия н. э. В IX веке на процветающих землях и в белокаменных городах майя произошла какая-то катастрофа. В результате архитектурное строительство в городах полностью прекратилось. Искусные скульпторы не возводили больше громадные каменные стелы с ликами правителей и богов, а умелые резчики по камню не украшали их вычурными и изящными иероглифами. Крупнейшие майяские центры стали приходить в запустение. Жители покидали их. Всего за несколько десятилетий города древних майя были надежно укрыты от людских глаз, попав в цепкие объятия буйно разросшихся вечнозеленых джунглей. Опустевшие площади и брошенные здания покрылись лесной зеленью. Лианы и корни деревьев разрушали фундаменты и перекрытия массивных строений, а низкорастущий кустарник заполнил все свободные части пространства, где совсем недавно пролегали улицы и дороги-дамбы. Именно в этом и заключается одна из величайших загадок культуры-феномена, к которой причисляют древнейшую цивилизацию майя. Города классического периода, возведенные в I тысячелетии н. э., еще в доколумбовый период поглотили джунгли. И когда в конце XV века на земли Америки ступили люди Колумба, а в начале XVI столетия сюда прибыли первые экспедиции конкистадоров, о древней цивилизации майя забыли даже ближайшие потомки людей, некогда живших там. В истории майя действительно немало загадок. И самая первая из них – это тайна происхождения этого народа. Из множества гипотез наиболее существенной и обоснованной в современной науке по изучению древнейших цивилизаций считается доктрина известнейшего мексиканского археолога, большого знатока в области культуры майя Альберто Руса Луилье. Как и некоторые другие исследователи, он считает, что в период между II тысячелетием до н. э. и IV веком н. э. и произошло формирование майя как народности. Исследователь назвал этот период протоклассическим и дал ему следующую характеристику: «Значительные успехи в земледелии обеспечили существование центров с постоянным населением. Оседлая жизнь привела к изобретению и развитию керамики, а также к формированию искусства скульптуры, поражающей, несмотря на простоту, своей удивительной мощью. Появились платформы и первые пирамиды, на которых возвышались храмы из дерева с пальмовой крышей. Религиозные верования ограничивались поклонением отдельным богам, которые воплощали силы природы. В этот период культура майя ощутимо отличалась от прочих, зарождавшихся на Мексиканском нагорье („архаичная“ культура), на Атлантическом побережье (культура ольмеков) и на юге Мексики (сапотеки и миштеки)… Отдельно следует отметить строительство платформ и не столь многочисленных в те времена пирамид. Подобные памятники обнаруживаются практически по всей территории майя». По мнению ученых, придерживающихся точки зрения А. Руса, в конце II тысячелетия до н. э. майя из горных и предгорных районов приступили к широкой колонизации слабо заселенных лесных равнин Северной Гватемалы и Юкатана, которые относятся к северной и центральным областям региона. Обнаруженные в этой местности глиняные статуэтки изображают людей, имеющих характерные крючковидные носы и искусственно деформированную лобную часть черепа. Майя добивались придания подобной формы голове тем, что новорожденному младенцу прикреплялись на лоб и на затылок плоские дощечки. Деформированный таким образом череп являлся главным отличительным признаком людей, принадлежавших к племени. Данные черты были ярко выражены во внешности майя вплоть до завоевания их страны испанцами в XVI веке. Неоспоримым свидетельством того, что горные майя несколько опережали в своем развитии собратьев из лесной равнинной зоны, является тот факт, что обнаруженный археологами в горах Сальвадора в начале 90-х годов XX столетия крупный центр древних майя (его возведение относится к концу I тысячелетия до н. э.) был предшественником будущих многолюдных городов, которые возникли на территории региона майя уже в I тысячелетии н. э. Этот центр (Чальчуапу) имел ряд каменных храмов, которые стояли на вершинах ступенчатых пирамид и были окружены широкими мощеными площадями и множеством каменных скульптур. В центральной части горной Гватемалы, на самой окраине столицы этой латиноамериканской страны, и сегодня можно видеть отдельные земляные холмы пирамидальной формы. Это остатки некогда крупного поселения майя. Археологи назвали его Каминальуйю («холм мертвых»). Возникновение поселения датируют примерно II тысячелетием до н. э. Культура, предшествовавшая классическому периоду цивилизации майя (специалисты именуют ее протоклассической), I тысячелетию н. э., по мнению большинства исследователей, конечно же, намного скромнее и отличается множеством качественных показателей. Однако преемственность между ними определяется довольно четко. Это особенно заметно при сличении следующих характерных признаков: монументальная каменная архитектура со ступенчатым (ложным) сводом, обязательное наличие резных каменных стел со скульптурными изображениями и надписями, иероглифическая письменность, царские гробницы с заупокойными храмами под ними, планировка основных архитектурных комплексов вокруг прямоугольных дворов и площадей, которые сориентированы по сторонам света. Все эти черты, свойственные доклассическим памятникам архитектуры, несомненно, послужили основой для последующего развития и расцвета майяской культуры. Стела из Киригуа Первые сведения о цивилизации майя историки стали находить в архивах и библиотеках среди немногих дошедших до нас письменных свидетельств. Среди них и повествования самих индейцев, записанные на их родном языке, но буквами латинского алфавита вскоре после прихода на земли Западного полушария конкистадоров. Таковыми, например, являются эпос майя-киче «Пополь-Вух», книги юкатанских индейцев «Чилам-Балам». Фундаментальный труд, посвященный этносу индейцев, написал живший в XVI веке и не раз бывавший в Новом Свете испанский епископ Диего де Ланда. Подробный отчет о пребывании в городе Гватемале, адресованный испанскому королю Филиппу II, оставил королевский чиновник Диего Гарсиа де Паласио, который по делам службы побывал здесь в 1576 году. Во время своего путешествия он обнаружил на берегу реки Копан величественные руины какого-то древнего города. В отчете де Паласио писал: «Я со всем тщанием пытался выяснить у местных индейцев: нет ли в древних преданиях сведений о людях, живших когда-то в этом городе. Но у них не оказалось книг с описанием их древней истории… Правда, они сообщили мне, что в древние времена сюда пришел с Юкатана великий правитель, который построил все эти здания, но затем, бросив все, вернулся в родные края». Город Копан был возведен в классический период древней цивилизации майя, примерно в середине VII века. По описаниям, которые оставили в XVI веке Г. Паласио, а позднее, в середине XIX столетия, Дж. Стефенсон, Копан был обнаружен на западе Гондураса, неподалеку от гватемальской границы, департаментов Сакапа и Чикимула. Та к называемый городской центр Копана занимает площадь 30 га. Местная архитектура отличалась тем, что в ней отсутствовали большие пирамиды и высоко вознесенные храмы с огромными «кровельными гребнями». Копан производит впечатление огромного акрополя, в состав которого входило несколько пирамид, платформ, террас, храмов и дворов. Они располагались на территории города группами. Одна из главных достопримечательностей – лестница, ведущая в акрополь. Она состоит из 63 скульптурных ступеней и имеет около 2500 иероглифов. Особенно выделяются храмы. Возведение трех из них исследователи относят к 756–771 годам. Один из храмов посвящался Венере. Лестница иероглифов в Копане Огромный интерес представляет центральная площадь. На ней воздвигнуты девять монолитов, которые служат основанием для алтарей, отличающихся изящной отделкой. По мнению ученых, в Копане находилась одна из наиболее крупных астрономических обсерваторий, которыми располагали древнейшие города майя. Американский археолог С. Морли предполагал, что численность населения Копана в период его наивысшего расцвета достигала 200 тысяч человек. Однако, по мнению других исследователей, ученый несколько завысил число жителей. Те м не менее Копан считался в древние времена наиболее выдающимся центром цивилизации майя. К северу от Копана, уже на гватемальской территории, находится город Киригуа. Он не столь впечатляющ по размерам, однако представляет большой интерес как памятник древнейшей цивилизации. На его территории археологам удалось обнаружить изумительные стелы, покрытые рельефными изображениями. Одна из них достигает десятиметровой высоты и по своим размерам превосходит все остальные монолиты, обнаруженные на территории Мезоамерики. В конце XVIII века в глубине джунглей Чьяпаса (Мексика) был найден еще один древний город майя – Паленке, покинутый жителями в конце I тысячелетия н. э. (X век). Его причудливые белокаменные руины, затерявшиеся в густой мексиканской сельве (сельва – название влажных тропических лесов в странах Южной и Центральной Америки), обнаружили индейцы и сообщили об этом местному священнику. От него о находке узнали чиновники испанской администрации. Примерно в это же время (1773) Паленке посетил капитан испанской армии Антонио дель Рио. Он одним из первых достаточно обстоятельно обследовал центральную часть гигантского города и дал описание его архитектурных памятников. Спустя полстолетия (1822) отчет испанского офицера был переведен на английский язык и издан в Великобритании. Составленный в весьма занимательной форме, этот документ, однако, не вызвал заметной реакции в научных кругах Европы. Лишь через 17 лет, попавшись на глаза американскому исследователю Джону Ллойду Стивенсу, повествование испанца вдохновило его на поиски забытых городов майя. Стела из Копана В 1839 году Стивенс снарядил экспедицию и отправился в глубь тропических лесов Гондураса. В составе экспедиции находился близкий приятель исследователя, постоянный спутник в его многочисленных странствиях, английский художник Ф. Казэрвуд. Преодолевая всевозможные трудности, Стивенс и участники экспедиции побывали не только в Паленке, но и посетили руины таких майяских городов, как Копан, Ушмаль, и целого ряда других, обнаруженных испанскими конкистадорами, миссионерами, королевскими чиновниками еще в середине XVI века. Возвратившись из путешествия, Джон Стивенс вскоре издал книгу, в которой в увлекательной и яркой форме изложил результаты своих наблюдений. Документальную достоверность изданию придавали блистательно исполненные рисунки художника Казэрвуда. Энергичного и талантливого исследователя Дж. Сти-венса с полным основанием считают первооткрывателем древностей майя, человеком, который сумел пробить брешь в стене забвения доколумбовой истории Мезоамерики. Его находки произвели огромный эффект на ученых Европы и США. Именно это обстоятельство привело к тому, что в конце XIX века на территории майя начались первые археологические раскопки. В распоряжение специалистов попал богатейший материал, который бесстрастно и объективно отражал картину прошлого. В начале XX столетия научные учреждения Мексики, США, а также отдельных стран Европы приступили к систематическому изучению наиболее важных памятников культуры майя. Центр Паленке с высоты птичьего полета Одним из самых блестящих городов древнейшей цивилизации майя классического периода многие исследователи считают архитектурный комплекс Паленке. Его история насчитывает почти десять веков. Он существовал с конца I тысячелетия до н. э. до конца I тысячелетия н. э. Название этого города, как и почти всех других древних городов майя, носит условный характер. В их выборе современные исследователи чаще всего руководствовались чисто случайными признаками. Паленке в переводе с испанского означает «изгородь», «ограда», «огороженное место». В конце 40-х годов XX столетия мексиканский археолог Аль-берто Рус Луилье возглавил крупную археологическую экспедицию Национального института антропологии и истории Мексики, занимавшуюся раскопками Паленке. В самом начале раскопок ученый обратил внимание на необычный пол одного из храмов этого древнего города. Он был выложен крупными каменными плитами. Когда в процессе раскопок одну из плит удалось приподнять, то был обнаружен тоннель и несколько ступеней каменной лестницы, ведущей вниз, в глубину гигантской пирамиды. Однако и тоннель, и все последующие ступени лестницы были завалены огромными глыбами камня, забиты щебнем и землей. Четыре года потребовалось участникам экспедиции для того, чтобы преодолеть возникшую на их пути преграду. Но вот наступило 15 июня 1952 года. Тоннель наконец-то был расчищен и в самом конце упирался в подобие какой-то камеры, вход в которую заслонял огромный треугольный камень. Его вес, как выяснилось позже, составил более тонны. Перед этой своеобразной дверью лежали скелеты пяти юношей и одной девушки. В ходе последующих исследований удалось установить, что их смерть имела насильственный характер. Альберто Рус пришел к выводу, что тела погибших были принесены в жертву по какому-то особенно важному случаю. Когда рабочим удалось сдвинуть с места эту огромную треугольную дверь, догадка ученого подтвердилась. Камень закрывал вход в гробницу. Она была весьма значительных размеров – 9 м в длину и 4 м в ширину. Посередине склепа стоял массивный каменный саркофаг. Сверху он был накрыт огромной плитой с резными изображениями и иероглифическими надписями. Внутри саркофага археологи обнаружили скелет высокого мужчины средних лет. На лицевой части черепа лежала прекрасно сохранившаяся изящная мозаичная маска, инкрустированная нефритом, обсидианом и перламутром. Храм надписей в Паленке Уникальная для мезоамериканской культуры пирамида выполняла функции мавзолея, в котором покоились, как выяснили ученые, останки одного из могущественных представителей древнего города. Сооружение, где был обнаружен саркофаг, известно в археологии под названием «храм Надписей». Полагаясь на собственную интуицию, отменное знание материала, который был накоплен к этому времени в изучении древнейшей цивилизации, Альберто Рус пришел к выводу, что гениальные майяские архитекторы решили скрыть от лишних глаз мавзолей, где покоился великий иерарх, погребенный вместе со своей многочисленной свитой, и поместили саркофаг в основании пирамиды. Вход в подземелье в храме Надписей в Паленке Надгробная плита из подземелья Рельеф на саркофаге, обнаруженном в подземном ходе храма Надписей в Паленке Рельеф в подземном ходе в храме Надписей в Паленке Маленькая фигурка из гробницы, найденная в подземелье храма Надписей Ученый-археолог оставил очень яркое повествование о том, как совершалось это открытие, позволившее разгадать одну из главных тайн тысячелетней давности. Исследователь писал: «В 1949 году под руинами одного из зданий дворца Паленке мы обнаружили великолепную каменную плиту, на которой просматривались 262 иероглифа и изображение сцены подношений. Персонажи и знаки выполнены очень глубоким рельефом. Паленскому искусству присущи удивительное чувство композиции, тонкость и строгость. Начальная дата предложена в фигурном варианте, то есть в виде фигур людей и животных, когда первые означают числа, а вторые – периоды. Таким образом майя подчеркивали теснейшую связь между человеком и временем». Проведенные исследования позволили установить, что гигантский склеп, обнаруженный внутри пирамиды и являющийся основанием храма Надписей, – одно из грандиозных достижений майя в области архитектуры и скульптуры. Так, например, размер покрывающей саркофаг плиты составляет 8 м . Сам он представляет собой монолитный блок, объем которого составляет 7 м . Этот блок, в свою очередь, установлен на шести каменных подпорках. По единодушному мнению коллег Руса, которые непосредственно принимали участие в этих раскопках, все детали саркофага, украшенные рельефными изображениями, несут хронологическую информацию и определенную символику и выполнены с большим мастерством. В архитектурный комплекс Паленке, помимо этой главной находки, ставшей, по сути, сенсацией, входили еще три пирамиды с храмами Солнца, Креста и Лиственного Креста. Этот городской центр, его архитектура и скульптура отличались своеобразными чертами, которые были присущи майяскому классическому периоду. Коридор в восточной части Дворца в Паленке Солнечный храм в Паленке Наиболее распространенным строительным материалом был камень. Здания возводились в основном из известняка. Вырубленную из скал породу пережигали, получая таким образом известь. Майя смешивали ее с песком, добавляли воду и приготовляли из этих компонентов цементирующий раствор. В соединении с каменной пылью он давал разновидность еще одного великолепного строительного материала – штука (что-то вроде современной шпаклевки, приготовленной из смеси гипса и мела). Штуком покрывали стены и потолки. Используя необыкновенную пластичность этого материала, майя виртуозно изготавливали лепные украшения, которые наносили на стены и колонны зданий, их основания, фризы. Применяя острый резец, очевидно из обсидиана (стекла вулканического происхождения), на плиты, покрытые штуком, наносились легко прочерченными линиями контуры с образами божеств, иероглифические надписи. Известковые камни применялись также для изготовления различных украшений, посуды. Из известняка делали косяки, притолоки, стелы, алтари, статуи. Основными чертами городского центра в Паленке являлось наличие портика с тремя, а иногда пятью входами. Они были образованы посредством возведения широких колонн. Внутри центрального заднего помещения, которое представляло собой как бы отдельную архитектурную единицу, находилось святилище. Оно выполняло функцию по охране символа того культа, которому был посвящен храм. Маленькие помещения, которые находились по бокам от святилища, являлись кельями жрецов. Дворец-комплекс в Паленке Северный внутренний двор Дворца в Паленке В Паленке, как и во всех других обнаруженных при раскопках дворцах и храмах майя, по обе стороны от входов на стене или колонне можно встретить подобия каменных колец. Это или кусок камня, вставленный в небольшую выемку, или маленький каменный же цилиндр, встроенный вертикально в пространство между двумя камнями. Подобные приспособления служили для крепления веревок, на которые подвешивался занавес. Он выполнял функцию своеобразной двери и укрывал помещение от дождей и ветров, спасал от холодов. Древние зодчие майя в конструкции зданий использовали также выступающие навесы, на которых укрепляли специальные карнизы. Во время ливней вода стекала по ним, минуя стены или колонны, украшенные рельефами из штука, предохраняя их тем самым от размывания и быстрого разрушения. Большой интерес представляет эволюция, которую совершили в градостроительстве индейцы майя. Их первые постройки, возведенные с ритуальными целями или как жилища жрецов и вождей, были не чем иным, как простыми хижинами, имевшими разные размеры. Фундаментом для них в это время (IV–II века до н. э.) служили платформы различной высоты, облицованные камнем и штуком. В более поздний доклассический период (ближе к I тысячелетию н. э.) основания для зданий стали превращаться в ступенчатые пирамиды, которые создавались путем наложения одной платформы на другую. Однако даже в этот период храм, венчавший пирамиду, несмотря на то что ее основание украшали богатые алебастровые маски, все же представлял собой обыкновенную хижину с пальмовой кровлей. И только в классический период развития, начиная с первых веков нашей эры, на смену пальмовой крыше пришел каменный свод. Он получил название ложной арки или майяского свода. Это архитектурное новшество не изобретение майя. Свои жилища и здания подобным образом накрывали некоторые народы Старого Света, например микенцы, на несколько тысячелетий раньше, чем возникли первые ростки культуры древней индейской цивилизации. Различные виды сводов у майя Майяский свод имел особенность. Он возводился путем сближения стен, начиная с определенной высоты. Ряды камней при этом накладывались один на другой так, чтобы каждый последующий выступал над предыдущим. Когда отверстие вверху становилось совсем небольшим, его закрывали плитой. Новый свод был значительно прочнее. Ведь он строился из камня и не поддавался, в отличие от дерева, губительному и разрушительному воздействию влажного тропического климата. Этот тип перекрытий обеспечивал острый угол свода, большую его высоту и огромную массивность стен, на которые данный свод опирался. В то же время внутренний, полезный объем зданий был очень мал по сравнению с внешним. Из-за ложного свода архитектурные сооружения имели небольшую ширину помещений при достаточной длине. У майяского свода был еще один существенный недостаток. Он позволял перекрывать, в силу особенностей своей конструкции, только узкие пространства. Однако в отдельных случаях древние зодчие все же сумели возвести такие перекрытия в могильном склепе храма Надписей в Паленке и в поперечных коридорах, разделяющих центральное здание Дворца губернатора и боковые пристройки в Ушмале. Для увеличения внутренней площади майяские архитекторы перегородили помещение посередине продольной стеной. В центре она имела дверь. В подобной архитектурной постройке здание перекрывалось уже двумя ложными сводами, опиравшимися одним концом на серединную, а другим на внешнюю стену. В классический период майя ввели новшество в строительство оснований (фундаментов) своих храмов, ритуальных зданий и дворцов. От использования простых платформ они перешли к так называемым пирамидам. Однако в отличие от древних египтян майя никогда не стремились к достижению действительно пирамидального геометрического объема. Накладывая платформы одна на другую, они получали в результате усеченную форму. На ее четырехгранной вершине возводился небольшой, чаще всего двух– или трехкомнатный храм. Число уступов, или членений, на которое делилось тело пирамиды, могло быть самым разнообразным. От подножия пирамиды к двери святилища обычно вела длинная, крутая и широкая лестница. Если пирамида была очень больших размеров, то такие лестницы располагались по всем ее четырем сторонам. Конфигурация подобных пирамид обычно использовалась для возведения культовых построек на вершинах больших холмов. У народности майя любая возвышенность была обожествлением сил природы. По верованиям индейцев, именно на холме обитали дожди, ветры, реки. Они считали, что чем выше холм, тем ближе к небу. Поэтому храм должен был устремляться к небесам, туда, где обитают боги. Гробница и каменный саркофаг правителя в храме Надписей в Паленке Дворец губерантора в Ушмале Характерным архитектурным образцом майяского храма периода расцвета цивилизации (вторая половина VII века) археологи и исследователи считают известный храм Солнца в Паленке. Он воздвигнут на невысокой пирамиде, которая разделена на пять этажей-ступеней. Сам храм расположен на усеченной верхушке пирамиды. Это продолговатое, небольших размеров здание, которое имеет внутреннюю продольную стену. К правому и левому торцам примыкают два узких отрезка фасадной стены, а между ними поставлены еще два прямоугольных столба. Таким образом, фасад представляет собой нечто вроде портика. Его столбы украшены штуковыми рельефами. Фасадная стена прорезана тремя дверями, ведущими в помещение, где расположено маленькое святилище. На задней его стене помещен барельеф, изображающий маску бога солнца. Эта маска подвешена на двух скрещенных копьях. Возле них в позе поклонения изображены две человеческие фигуры. Именно эта скульптурная деталь святилища дала повод некоторым исследователям назвать это здание в Паленке храмом Солнца. Плоскую крышу храма венчает кровельный гребень. Он, как и во многих других культовых постройках майя, достигает значительной высоты. Гребень состоит из двух сходящихся в верхней части под острым углом стен, которые имеют многочисленные отверстия, напоминающие окна. Поверхность стен гребня покрыта богатым геометрическим орнаментом, в центре которого находится изображение мифического чудовища. По утверждению специалистов, гребень не имел никакой конструктивной функции и служил лишь для увеличения общей высоты здания. Храм Солнца, с точки зрения архитекторов, отличает уравновешенность всех его частей, благородство и простота очертаний. Это один из наиболее выразительных и впечатляющих памятников зодчества майя. Центральный акрополь Тикаля Основные черты майяской архитектуры, связанные с возведением культовых сооружений, можно проследить и на примере других городских центров, существовавших в VII–IX веках, – Тикаля, Пьедрас Неграс, Ушмаля, Йашчилана, Копана, Киригуа. Различия можно обнаружить только в деталях. Так, например, храмовые пирамиды Тикаля, крупнейшего города классического периода, были очень высокими, но имели сравнительно небольшое основание. По внешнему виду они напоминали башни. Самая высокая из них – пирамида храма IV имеет высоту 45 м, а вместе с храмом и декоративным гребнем возносится более чем на 70 м. (Для сравнения – это примерная высота современного двадцатиэтажного здания.) Майяские строители прекрасно чувствовали окружающий ландшафт. Они умело располагали здания на природных террасах. Архитектурные композиции непринужденно и свободно вписывались в горный рельеф. Современных архитекторов поражает планировка майяских поселений. Древние градостроители добивались удивительной уравновешенности отдельных частей возведенных ансамблей, их гармоничного сочетания. Важную роль играл при этом цветовой контраст построек и окружающей природы. Зодчие майя покрывали стены зданий белым или алым штуком. На фоне голубого неба или яркой зеленой тропической растительности, окружавшей сооружения, это производило особый эффект. Пирамида Прорицателя и женский «монастырь» в Ушмале Храм в Тикале Вторым основным типом архитектурных сооружений майя являлось узкое, вытянутое в длину здание. Внутри оно, как правило, делилось на несколько помещений. По предположению исследователей, эти помещения (в археологической литературе они условно называются дворцами) служили жилищами для наиболее знатных членов общества и жрецов. Для их постройки использовались известь и камень. Дворцы в один или несколько этажей почти всегда возводились на террасе или платформе. Обычно здания группировались около какого-нибудь свободного пространства таким образом, что внутри комплекса оказывался большой, замкнутый со всех сторон двор (или площадь). Фундамент дворца размещался на стилобате (искусственно созданном возвышении), но высота его была значительно ниже, чем у храмовых сооружений. Ярчайший пример подобной постройки – дворцовый комплекс в Паленке. Он представляет собой целую группу зданий. Все они располагаются вокруг двух больших и двух малых дворов. Комплекс размещен на громадной (104 х 60 м) платформе, поднимающейся от поверхности земли примерно на 10 м. К подножию платформы ведет лестница, при помощи которой можно попасть на территорию больших дворов. Каждое здание имеет продолговатую форму. Середину его рассекает сплошная продольная стена, которая делит помещение на две параллельно расположенные узкие комнаты, перекрытые ложными сводами. В одном из малых дворов размещена четырехэтажная, в форме квадрата башня. По мнению исследователей, она, возможно, выполняла функцию обсерватории. У древних майя существовал еще и третий тип сооружений. В современной археологии их именуют стадионами или зданиями для игры в мяч. Подробное описание этой культовой игры дает в своей книге «Искусство Древней Америки» известный российский исследователь-майянист Р. В. Кинжалов: «Культовая игра в мяч имела широкое распространение среди индейских народов Центральной Америки. Сущность ее состояла в том, что представители соперничавших команд должны были прогнать массивный тяжелый мяч из сырого каучука через большое каменное кольцо, укрепленное вертикально в одной из стен стадиона. Игра усложнялась тем, что ладонями и ступнями ног к мячу прикасаться запрещалось – мяч мог быть послан ударом локтя, колена или туловища». Далее ученый дает характеристику сооружения: «Эти стадионы представляли собой обычно две массивные, идущие параллельно друг другу стены. Между ними и помещалась площадка для игры. Зрители располагались на верхушках стен (их ширина предусматривала такую возможность)… Подняться на стадион позволяла лестница, располагавшаяся с внешней стороны стен». Дворец в Паленке. Вид во время раскопок Поле для игры в мяч в Копане Временем наивысшего расцвета классической цивилизации майя современные ученые считают вторую половину I тысячелетия н. э., то есть VII–VIII века. Кроме таких крупнейших центров, а очень часто их называют в археологической литературе мини-государствами, как Копан, Паленке, мощное развитие получают города Киригуа, Тикаль, Бонампак, Пьедрас Неграс и многие другие. В IX веке в расселении народов Центральной Америки произошел целый ряд значительных изменений. Коснулись они и племен майя. По причине загадочной катастрофы, точного объяснения которой не существует и по сей день, древние города, расположенные на территории Гватемалы и Британского Гондураса, – Паленке, Пьедерас Неграс, Йашчилан, Копан, Киригуа, Тикаль – были оставлены людьми, новым местом расселения майя становится в этот период времени (конец IX – начало X века) полуостров Юкатан. Прибывшие на этот полуостров тольтеки встали во главе ряда новых государственных объединений майя. Наиболее значительными из них были государства с центрами в Чичен-Ице, Ушмале и Майяпане. Именно в искусстве этих центров, в особенности на памятниках Чичен-Ицы, и сказалось тольтекское влияние. Этот город был расположен на абсолютно ровной местности и представлял собой почти правильный прямоугольник длиной 3 км и шириной 1 км. Сердцем Чичен-Ицы был священный ступенчатый водоем (карстовый колодец – сенот). Именно он и дал название городу. В переводе оно означает «устье колодца Ица». Расцвет Чичен-Ицы связан с приходом на Юкатан мексикано-тольтекских переселенцев под предводительством их вождя Кецалькоатля (Кукуль-кана). По мнению А. Руса, время господства тольтеков на Юкатане было эпохой всеобщего рабства народа майя. Отличительной чертой архитектуры этого периода у зодчих майя является обширное применение колонн, которые очень часто оформлялись в виде туловищ пернатых змей. Это не было случайностью. Пернатая змея символизировала у тольтеков их верховного бога – Кецалькоатля. В пантеон богов майя он вошел под именем Кукулькана. Именно ему был посвящен главный храм Чичен-Ицы, известный под названием Эль-Кастильо (в переводе с исп. – «кремль»). Карстовый колодец в Чичен-Ице Храм Кастильо в Чичен-Ице Лестница храма Воинов в Чичен-Ице Это архитектурное сооружение представляет собой массивную высокую пирамиду, состоящую из девяти уступов. На каждой ее стороне расположена широкая лестница, состоящая из 91 ступени и окаймленная балюстрадами. Вершину пирамиды венчает храм. Он почти полностью повторяет планы древнейших майяских храмов (например, уже описанного нами храма Солнца в Паленке). Однако имеется и отличие. У пирамиды Кукулькана в середине дверного проема самого храма находятся две массивные колонны, изображающие туловища оперенных змей. За счет введения этих архитектурных элементов, весьма характерных для тольтеков, проем значительно расширяется и делится на три равные части. Внутри храма, в святилище Кастильо, находится еще одна пара таких же колонн. Крыша храма не имеет кровельного гребня. Храм-пирамида поражает зрителя своим монументальным величием и простотой форм. Являясь центром архитектурного ансамбля города, он виден отовсюду. В какой точке Чичен-Ицы ни находился бы путешественник, в поле его зрения неизменно попадает эта грандиозная постройка. Другое, не менее значительное строение в Чичен-Ице – храм Воинов. Это название он получил потому, что на наружных рельефах и внутренних росписях имеются многочисленные изображения воинов. Основанием для храма также служит пирамида, однако она значительно ниже, чем у Эль-Кастильо, и здесь построена только одна лестница. Внутри храма имеется четыре ряда колонн, поддерживающих своды. Помимо рельефов, снаружи стены сооружения украшены геометрическим орнаментом и горельефными масками Кукулькана. Отличительной особенностью храма Воинов является обширная колоннада, расположенная у подножия пирамиды со стороны лестницы. Четырехгранные массивные столбы, образующие колоннаду, также покрыты рельефами. Большой интерес представляет круглая башня Караколь (от исп. carakol – «улитка»). Свое название это строение получило из-за витой, подобно раковине улитки, лестницы. Это архитектурное сооружение располагается на двух находящихся одна над другой террасах. Его высота достигает 13 м. Небольшие, прямоугольной формы окна, прорезанные в толще стен, направлены на важные астрономические пункты в соответствии со сторонами света и, очевидно, помогали вести тщательное наблюдение за небом. По предположению исследователей, это здание выполняло функцию астрономической обсерватории. Храм Воинов в Чичен-Ице Главная лестница храма Воинов Деталь фасада храма Воинов В другом городе Юкатана – Ушмале – майяские зодчие возвели такие шедевры архитектурного искусства, как пирамида Волшебника, или, как ее еще называют, пирамида Прорицателя, Дворец правителя, женский «монастырь». Эти постройки богато декорированы. В отличие от более ранних сооружений декор, представленный главным образом геометрическим орнаментом и заимствованными из тольтекского искусства фигурами пернатых змей, заполняет всю поверхность стены. Архитекторы и скульпторы майя стали применять новую технику. Очень часто фасадные стены они покрывали своеобразной каменной мозаикой. Она представляла собой тщательно обработанные каменные пластины, на которые была нанесена тончайшая резьба. Археологи подсчитали, что на облицовку Дворца правителя пошло более 20 тысяч каменных пластин, которые были тщательно подогнаны друг к другу. Археологам и исследователям удалось установить, что жилища простых людей являлись резким контрастом по отношению к постройкам, которые возводились для знати (жрецов, правителей городов, гражданских вождей), ритуальных и культовых целей. Дома простых людей, как указывал в своем описании, составленном еще в XVI веке, испанский епископ Ланда, были «деревянные, крытые травой». Обычно такие дома располагались в удалении от других зданий. Они занимали неблагоприятные в топографическом отношении места. Возводились жилища прямо на уровне земли или на платформе очень малой высоты. Основанием для дома служили каменная кладка или же просто ряд грубых, необработанных булыжников. Пол в таком жилище делался из утрамбованной земли или покрывался известью. Дом, как правило, имел прямоугольную форму, иногда его торцы закруглялись. Земледельцы и рыбаки возводили стены из деревянных кольев, плотно прижимая их друг к другу и связывая лианами. Каркас кровли покоился на четырех глубоко врытых столбах. Горизонтально положенные балки и поперечины индейцы покрывали листьями пальмы или сухой травой. Крыша была двух типов: двускатная и четырехскатная. И в том и в другом случае она завершалась коньком. Вот как описывает внутреннее расположение жилища простого человека епископ Ланда: «…делают стену посредине и вдоль, которая разделяет весь дом, и в этой стене оставляют несколько дверей на ту половину, которую называют спиной дома, где у них кровати, а другую часть белят очень искусно известью… и эта половина – приемная и место для гостей, и у нее нет двери, а вся она открыта на длину дома…» Колонна в форме оперенной змеи Платформа для храма Венеры Платформа для храма Черепов Вход в храм Ягуара в Чичен-Ице Археологи установили, что большая часть домов была ориентирована фасадом на восток. Однако в ходе раскопок обнаружено, что окна домов могли смотреть и на север, и на юг, в очень редких случаях – на запад. В некоторых поселениях жилища простых людей образовывали вместе с прилегающими землями (возможно, огородами) подобие усадьбы. Она была окружена оградой из грубых камней, уложенных без раствора. Между домами прокладывались мощеные улицы и неровные дорожки. По обнаруженным в ходе раскопок предметам домашнего обихода видно, что кухней простым людям служила небольшая деревянная пристройка, примыкавшая непосредственно к дому или стоявшая в нескольких метрах от основного жилья. По свидетельствам, содержащимся в самых ранних источниках, народы майя хоронили мертвых «внутри их домов или за ними» и «обычно оставляли дом и забрасывали его после похорон». Архитектура – одно из самых красноречивых свидетельств зрелости любой культуры, народа или племени. Поэтому если говорить о жителях Мезоамерики и, в частности, о древнейшей цивилизации майя, то ее основные градостроительные принципы отличаются строгим соблюдением пропорций. Монументальность своих построек зодчие майя умели подчеркнуть обилием свободного пространства вокруг них, расположением подъездных дорог и площадей. В городах майя строили не только пирамиды и дворцы, но и астрономические обсерватории, площадки для ритуальной игры в мяч, колоннады, монументальные лестницы, грандиозные триумфальные арки. Многообразие архитектурных и градостроительных форм майяских зодчих значительно превосходит по своему уровню архитектуру других народов доколумбовой Америки – инков, ацтеков, тольтеков. Майя создали архитектуру, равной которой не было во всей индейской Америке. Площадка для игры в мяч в Чичен-Ице Астрономическая обсерватория в Чичен-Ице Храм Тысячи колонн в Чичен-Ице Майяско-тольтекский стиль построек По поводу характера майяских городов велось немало споров. Некоторые из американских археологов предполагали, что майяские города были лишь культовыми центрами, а из этого следует, что в них не могло проживать большое количество людей. Однако последние находки опровергают эту точку зрения. Известный французский ученый-майянист Поль Риве утверждает, что это были настоящие города, в которых проживали большие группы людей. Исследователь при этом делал оговорку: многочисленные «низшие» люди обитали не в городском центре, а в предместьях. В самом городе размещались дворцы, «монастыри», обсерватории, площадки для игры в мяч, своего рода залы для ритуальных танцев, широкие лестницы, великолепные дороги и, конечно же, храмы, возведенные на высоких пирамидах. На окраине городов, по мнению ученого, в маленьких домах, а точнее, даже в лачугах, окруженных садами или заборами, ютился простой люд. Число обитателей майяских городов было необычайно высоким. По предположению археолога Сильвануса Морли, майяские города второй категории (американские исследователи делят майяские города по количеству сохранившихся архитектурных памятников на четыре категории) насчитывали примерно по 50 тысяч жителей. К таким городам американисты относят 19 майяских центров, в том числе Вашактун, Кобу, Калакмуль, Накум, Паленке, Йашчилан, Эцну, Киригуа. Население майяских городов первой категории – таких, как Копан, Тикаль, Ушмаль и особенно крупного из них Чичен-Ицы, – по мнению современных ученых, равнялось примерно 200 тысячам человек. В первой половине минувшего тысячелетия города майя значительно превосходили по численности и плотности населения такие крупнейшие европейские центры, как Париж, Венеция, Лиссабон, Прага. Арка в Лабне Рельеф стены здания для игры в мяч в Тахине Женский «монастырь» в Чичен-Ице Высокого уровня достигло скульптурное искусство народности майя. Оно имело свои характерные черты, и его легко можно отличить от искусства других народов Мезоамерики. Однако в домайяскую эпоху исследователи не исключают влияния на искусство майя в области ваяния других индейских культур Древней Мексики, в частности прославленных создателей гигантских голов – ольмеков. Это племя проживало на восточном побережье Мексики. Обнаруженные во время раскопок предметы позволили ученым выдвинуть гипотезу о том, что в древние времена, возможно даже раньше, чем майя, здесь существовала какая-то весьма примечательная культура. Скульптурные памятники ольмеков, найденные в середине 50-х годов XX столетия при раскопках в мексиканских городах Трес-Сапотес, Ла-Вента, Серро-де-лас-Месас и Сан-Лоренсо (подлинные ольмекские названия этих крупных центров бывшего Ольмекона, к сожалению, не сохранились), представляют собой гигантские головы. По мнению специалистов, они отличаются реалистическими и в то же время индивидуальными чертами. Дворец правителя в Ушмале Фрагмент стены Дворца правителя в Митле Величественность пропорций, избранная мастером, лишь подтверждает высокий класс и уверенную технику исполнения. Ученых поразил тот факт, что ни в одном из этих ольмекских городов, а точнее, мест, где проводились культовые ритуалы, не было своего камня. Поэтому остатков храмов и дворцов в них не обнаружено. Большинство археологов пришло к мнению, что ольмеки доставляли базальт (твердая порода вулканического происхождения) для изготовления гигантских голов, больших саркофагов и алтарей, а также каменных стел из чрезвычайно отдаленных пунктов. Лишь спустя некоторое время исследователи выяснили, что строительный материал вырубался ольмеками в виде плит весом от 20 до 60 т из массы застывшего вулкана, который известен в наши дни под названием Сан-Мартин-Пахапан. Удаленность его от центров ольмекского культа, то есть от места проведения ритуалов, где были обнаружены предметы, составляет 125 км. Можно предположить, каких трудов стоило представителям древней цивилизации доставить эти блоки к местам поклонения своим божествам. Ведь ни одно из доколумбовых индейских племен не имело ни малейшего представления о повозках и уж тем более не знало тяглового скота. По версии ученых, многотонные блоки переправлялись на плотах: сначала по морю, а затем по реке Тонала. Большинство исследователей пришло к выводу о том, что эти изваяния имели культовое назначение. Свидетельством являются небольшие чашеобразные углубления на головах статуй, которые, по всей видимости, служили вместилищами для жертвенной крови. Панорама над площадкой для игры в мяч в Ушмале Одна из стен монастыря в Ушмале Деталь восточного фасада во дворе монастыря в Ушмале Дворец губернатора в Ушмале Самая большая из скульптур обнаружена в городе Ла-Вента. Она имеет высоту 2,5 м и весит более 30 т. Монумент изображает голову юноши с широким и как бы сплющенным посередине носом, большими толстыми губами и миндалевидными глазами, которые прикрыты тяжелыми веками. На голову юноши надет плотно прилегающий шлем с наушниками. Его верхнюю часть украшает рельефный узор. Археологи сразу отметили интересный факт: вокруг этого изваяния и подобных ему не было обнаружено при раскопках никаких других скульптурных фрагментов тела. По этому поводу существует твердое убеждение исследователей в том, что ольмекские ваятели первоначально задумывали создание скульптуры совершенно без туловища. Установлено, что материалом для памятника послужила огромная базальтовая глыба. Из нее и был изготовлен монумент. К числу интересных памятников ольмекской культуры относятся алтари. Они представляют собой украшенные рельефами монолиты, которые служили, очевидно, площадкой для жертвоприношений. Особый интерес вызывает у археологов монументальный алтарь, также обнаруженный в Ла-Венте. Скульптура изготовлена из серо-зеленого базальта. На передней стороне высечено горельефное изображение мужской фигуры (около 1 м в высоту), появляющейся из глубокой ниши. При более детальном изучении монумента можно обнаружить, что эта ниша не что иное, как раскрытая пасть ягуара. Атрибутика элементов одежды, головной убор, украшения позволяют сделать вывод о том, что это или верховный жрец, или правитель. На слегка вытянутых вперед руках персонажа покоится мертвое тело ребенка. Исследователи и археологи считают, что на этом алтаре запечатлена какая-то торжественная религиозная церемония. Вероятнее всего, она связана с культом подземных богов. Служение этому культу требовало, чтобы в жертву приносились дети. Трон двуглавого ягуара Еще один из замечательных образцов ольмекской круглой скульптуры хранится в настоящее время в одной из частных коллекций памятников искусства в городе Мехико. Это небольшая базальтовая статуя изображает сидящего с поджатыми ногами и слегка наклоненным вперед туловищем человека. В кругу специалистов принято считать, что в скульптуре запечатлен игрок в мяч. В этом произведении ольмекскому ваятелю удалось правдиво и жизненно передать пропорции тела, его динамику, сосредоточенность и внимание на лице. Исследователи по праву относят этот памятник к одному из наивысших достижений всей древнеамериканской скульптуры. Ольмекские скульпторы известны также как оригинальные мастера мелкой пластики. Во время раскопок было обнаружено несколько небольших по размеру статуэток, изготовленных из различных минеральных пород камня: нефрита, серпентина, жадеита. Характерной чертой этих изделий является непропорциональная крупная голова с большим ртом и толстыми нижней и верхней губами, напоминающими пасть хищного зверя. По мнению исследователей, это фигурки какого-то ольмекского божества, связанного с культом ягуара. Одна из таких статуэток, изображающих ягуароподобное существо, хранится в Государственном Эрмитаже. Исследователи считают, что ягуар был основной темой ольмекских изваяний и, безусловно, являлся главным персонажем весьма развитого культа. Вероятнее всего, представители этой древнейшей цивилизации отождествляли себя с этим коварным и сильным зверем. Описанные памятники ольмекской скульптуры дают представление о том, что в этом виде искусства предшественники майя были более примитивны в трактовке тем. В целом же ольмекские мастера ваяния не уступали по уровню майяским скульпторам, а в некоторых случаях (например, в изображениях лиц, исполненных с большой реалистичностью) даже превзошли их. Фигура в нише Своеобразие скульптуры майя в первую очередь заключалось в том, что мастера владели множественностью стилей, каждый из которых подчеркивал особенность того или иного района, где жили представители этой древнеамериканской народности. Изучение пластического искусства, которым владели народы майя, позволяет лучше понять их жизнь. В результате исследований древнейшей цивилизации ученые установили, что майя знали и применяли очень многие скульптурные приемы. Обнаруженные в ходе раскопок памятники свидетельствуют о том, что майя были превосходными резчиками, применяли барельеф и горельеф, великолепно справлялись с круглыми и моделированными объемами. В крупных скульптурах майя использовали в качестве основного материала известняк, иногда дерево. До наших времен дошло очень незначительное число образцов деревянной скульптуры. Однако следы этого первоначального этапа четко прослеживаются в отдельных памятниках каменной скульптуры даже в самый зрелый период ее развития. При изготовлении мелких предметов широко применялись природные минералы: глина, серпентин (одна из разновидностей асбеста), обсидиан (стекло вулканического происхождения), кремень, различные виды полудрагоценных камней – нефрит, горный хрусталь, аметист, опал, а также материалы органического происхождения – раковины, кости животных и рыб. Фигура игрока в мяч Орудиями труда служили резцы, долота и сверла, изготовленные из твердых пород камня. С их помощью древние индейцы резали, ваяли и сверлили свои изделия. Начиная с X века майя стали применять резцы из меди. Когда возникала необходимость в полировке изделий, то в ход шли каменная пыль, песок и вода. Очень часто мастера раскрашивали свои поделки в различные цвета. Скульптура применялась при украшении зданий. Рельефы, барельефы и горельефы наносились на панели, плиты, притолоки, косяки, колонны и лестницы. Изготовленное мастером изделие могло быть элементом, который функционально входил в ту или иную постройку – алтарь, святилище, трон. Произведения ваятелей служили украшениями и являлись неотъемлемой частью таких архитектурных комплексов, как площади, платформы и храмы. Представители древнейшей цивилизации еще в изначальном своем обращении к искусству скульптуры твердо усвоили для себя важнейший принцип – выполненное их руками произведение призвано способствовать упрочению существующего строя. Они должны изображать жизнь божеств, сотворивших эту систему и следивших за тем, чтобы все в мире происходило по их велению, а также создавать подобия властителей, которые считались представителями этих божеств на земле. Боги – абстрактные существа – изображались символически. Они представали в скульптуре в виде человека, животного, растения. Пантеон богов майя имеет свою специфику. Он сложен и многообразен. Поэтому без рассмотрения значений, которые несли в себе майяские божества, трудно понять и почувствовать своеобразие архитектурного, скульптурного и изобразительного искусства этого народа. Общеизвестен факт, что религия отражает не только явления природы, но имеет еще и социальные корни. Ввиду того что в основе цивилизации майя лежало классовое общество, и в религии явно прослеживается социальная подоплека. Религия майя имеет как бы две разновидности – одна для простого народа, другая – для правящего класса. Крестьянин майя верил в многочисленных богов. Они олицетворяли основные моменты и события его земного существования. Земля представлялась ему божеством с лицом, которое в первую очередь ассоциировалось со смертью. Майяский простолюдин верил, что в земном лоне находится подземный мир, в котором покоятся не только тела умерших, но также и светила – солнце после заката, а луна и звезды после рассвета. Богом земли является, вероятно, тот, кто изображен в виде маски в нижней части стелы 40 из Пьедрас Неграс. Эта маска принимает зерна маиса, которые бросает жрец. Она же служит пьедесталом для фигур из штука в колоннах фасада храма Надписей, а также для крестовидного изображения на панелях храма Креста и храма Лиственного Креста. Ритуальный топор с изображением божества Символом солнца у майя служило изображение четырех-лепесткового цветка, которое божество могло иметь на лбу. Бога солнца изображали с лицом старца с большими овальными или квадратными глазами. Зрачки глаз иногда размещены во внутренних верхних или нижних углах глаз. Зубы представлены только верхними резцами. Они выступают изо рта. Спираль на носу и нечто похожее на крючок в уголке рта дополняют характерные черты солнечного бога. Важное место в пантеоне богов майя занимает Ишчель. Она представляет луну. Известно о существовании святилища этой богини на острове Косумель. Майя полагали, что это божество в значительной степени влияет на рост растений и здоровье людей. Поэтому Ишчель считалась покровительницей медицины. Идол, ее изображающий, помещался под циновку роженицы, чтобы облегчить ее страдания при родах. Кроме того, Ишчель покровительствовала еще и ткачеству. У майя издавна обожествлялся маис (кукуруза). Это растение составляло основу их питания. В кодексах ему соответствует изображение красивого молодого человека, голова которого заканчивается початком или окружена листьями маиса. Очень часто это божество изображали в виде человеческой фигуры, завершающей какую-либо земледельческую работу. Главная улица деревни на полуострове Юкатан Другим обожествляемым растением было какао. Известно, что древние индейцы использовали его бобы в качестве монет. Бог какао Эк Чуах изображался расписанным черной краской, с красным ртом и длинным носом, с поклажей на спине и посохом в руке, что символизировало его покровительство торговле. Из дошедших до нас документов можно предположить, что культ бога какао почитался, по всей видимости, лишь хозяевами плантаций этого растения и богатыми торговцами. В различных упоминаниях, содержащихся в колониальных источниках, подтверждается важность культа бога Ицамны. Провозглашая творцом мира бога Хунаб Ку, жрецы внушали, что бог-зиждетель имел сына Ицамну. В жреческом понимании Ицамна, господин небес, являлся верховным богом майяского пантеона. Он олицетворял небеса в их безграничности и вечности, небо дневное и ночное. Это божество распоряжалось сменой дня и ночи. От Ицамны зависело все, что было связано с небом: солнечный свет, лунные влияния, дождь и, как производное всех этих природных сил, урожаи. Как небесный бог и творец он изображался беззубым старцем, а как божество, дарующее жизнь растительности, – с иероглифом в виде листьев, растущих из его лба. В Дрезденском и Мадридском кодексах Ицамна изображен в виде двуглавой змеи, так же как и на монументах Паленке (панель из храма Креста, могильная плита в храме Надписей). На классических монументах Копана, Йашчилана и Наранхо встречается геометрическая стилизация этих же двуглавых змей, известная как ритуальная полоса, по которой отличают важных персон. По верованиям, бытующим среди индейцев, Ицамна дал людям письменность и книги. Больше всего майяский крестьянин боялся засухи, которая была гибельна для урожая, а ему самому предрекала смерть от голода. Для земледельца дождь был жизненно важен, особенно в северных районах полуострова Юкатан, где сезон дождей непродолжителен и выпадает мало осадков. Именно поэтому изображение бога Чаака наиболее часто встречается в кодексах и на монументах этой части полуострова. В своем изображении он имел такие характерные черты, как длинный висящий нос, глаз, обведенный спиралью, зрачок в форме запятой и завиток под носом. Рот божества был либо беззубым, либо с одним верхним резцом, а очень часто с одним крюком, выходящим из видимого уголка рта вперед. При этом лицо, как правило, изображено в профиль. Ваятель запечатлевал бога Чаака стоящим в потоках дождя или плавающим в небольшом челноке. Другой вариант – божество держит сосуд с водой или каменный топор и факел в руках. В зданиях на севере области майя имеется маска бога Чаака с большим носом, похожим на знак вопроса (путешественники-европейцы в XIX столетии принимали его за хобот слона), с угрожающими клыками, со зрачком, обрамленным квадратным глазом, и с красивыми ушными подвесками. В своих верованиях майя склонялись к тому, что бог дождя Чаак существовал в четырех ипостасях. Каждый из Чааков владел одной из четырех сторон света и собственным цветом небес. Поэтому по жизни крестьянина сопровождали Чаак Шиб Чаак (красный Чаак востока), Сак Шиб Чаак (белый Чаак севера), Эн Шиб Чаак (черный Чаак запада) и Кан Шиб Чаак (желтый Чаак юга). Типичный гаитянский пейзаж С богом дождя были связаны зооморфные существа – лягушка и черепаха. Майя считали, что кваканье лягушки и слезы на глазах черепахи предвещают дождь. Верили они и в то, что дождь можно вызвать магическими средствами. При сжигании сырого каучука или специального порошка валил густой черный дым, который напоминал темные дождевые тучи и тем самым якобы способствовал выпадению осадков. В горных районах Чьяпаса и Гватемалы считали, что бог дождя и его слуги, молния и гром, живут в горных пещерах. Религиозный культ майя, по мнению исследователей-американистов, отличался невероятной разветвленностью, а майяские ритуалы были необычайно пышными. Их исполнение поручалось жрецам, которые в совершенстве владели сложными элементами культовых обрядов. Жрецы принадлежали к верхушке майяского общества. Как считают многие ученые, отправлением религиозных обрядов в каждом из городов-государств руководил первосвященник. Немецкий майянист Диссельгоф называет его князем змей. Последнему, помимо проведения ритуальных церемоний, вменялось в обязанность наблюдение за воспитанием детей высшей знати и «чтение лекций» подчиненным жрецам. Кроме религиозных знаний, он преподавал жрецам основы иероглифического письма, астрономию и астрологию. На завершающем этапе развития майяской цивилизации основным обрядом религиозного культа, так же как и в Мексике, являлись человеческие жертвоприношения. Поскольку исполнение этого ритуала во многом аналогично ацтекскому, то во избежание явного повтора рассказ о нем пойдет в следующей главе. Добавим только, что о ритуале жертвоприношений многократно повествуют первые хронисты, а реальными свидетельствами его выполнения служат настенные росписи в зданиях и женские скелеты, найденные в сеноте (карстовом колодце) последнего оплота майяской цивилизации города-государства Чичен-Ицы. Стела из Тикаля Часть дверной балки из Тикаля При создании скульптурных памятников, масок, архитектурных элементов и деталей очень часто майя обращались к геометрическим знакам, иероглифам. Иногда эти элементы причудливо сочетались между собой. Одной из наиболее частых форм изображения была маска, которая представляла своеобразный симбиоз человека и животного. Изготавливались такие маски из камня и штука и были необходимой атрибутикой в орнаментации храмов. Как правило, маски размещались в тех местах, где были наиболее заметны, – на гребнях, фризах, углах фасадов, на фронтонах входных арок. В случае если скульптор изображал на монументе один персонаж, то в произведении явно чувствовалась идеализация черт его лица. Необходимым атрибутом подобной скульптуры была пышная одежда, множество украшений. Если же в изображаемой сцене присутствовало несколько лиц, то правитель всегда располагался выше других. С этой целью ваятель очень часто изображал господина восседавшим на ком-либо из подданных или пленников. Стилевое многообразие скульптурного искусства майя объяснялось спецификой географических, исторических и политических факторов. Важную роль играло территориальное разделение на автономные государства. В этих стилях, в зависимости от региональных традиций, преобладало статичное или динамичное, символическое или реалистическое, божественное или человеческое начало. Стела в Пьедрас Неграс На древнейших памятниках майя (стела 29 в Тикале, так называемая Лейденская табличка и стела 9 в Вашактуне), датирующихся концом III – первой половиной IV века н. э., человеческая фигура изображается еще очень неумело. Части тела непропорциональны, лишены какой-либо динамики. Голова обычно повернута в профиль, точно так же как руки и ноги, а торс изображен в фас. Подобное построение фигур применялось при изготовлении скульптур в Древнем Египте. Около середины IV века в этих же городах (Тикале и Вашактуне) стали появляться рельефы с фигурами, лица которых уже были даны в фас. Более совершенными становятся пропорции изображаемых частей тела, реалистичнее передается его динамика. Следующий этап, который занимает более столетия (620–730), для скульптуры майя стал периодом дальнейшего развития. Значительно усложняется композиция изображения, намечается тяготение к круглой скульптуре. Третий период, хронологические рамки которого исследователи обозначают со второй половины VIII века по IX век, является вершиной в развитии скульптуры майя. В это время окончательно формируются различные художественные направления в скульптуре городов Пьедрас Неграс, Йашчилана, Паленке, Копана и Киригуа. На стенах дворцов, стелах появляются многофигурные композиции. Рельефы на них свободно комбинируются с горельефами. Особенно наглядно эти черты проявляются в творчестве скульпторов Пьедрас Неграс и Паленке. Идеальным образцом многофигурной композиции может служить стела 12 из Пьедрас Неграс, воздвигнутая в 795 году. В верхней части ее изображен сидящий на троне правитель. Левая рука его положена на колено, в правой он держит копье. Вся фигура наклонена вперед. Эта поза убедительно подтверждает, что правитель внимательно рассматривает происходящее внизу действие. Фрагменты стелы в Пьедрас Неграс Скульптор прекрасно передал движение тела, умело используя для этого султан головного убора, который заполняет остающееся за головой правителя пространство. Ниже, по краям стелы, помещены фигуры двух представителей знати. Они показаны в профиль, лицами друг к другу. Между ними изображен третий персонаж композиции, возможно писец. Его лицо обращено вверх, а ноги поджаты. Он внимательно слушает своего господина. В самом низу стелы помещены изображения восьми скорченных пленников. Их руки загнуты за спину и перевязаны веревками. Другая толстая веревка опоясывает их туловища. Головы пленников подняты. На их лицах – выражение ужаса, который вызван ожиданием решения своей участи. Археологи предполагают, что эта стела была воздвигнута в честь победы горожан Пьедрас Неграс над войсками другого города. Вся композиция рельефа строго уравновешена и гармонична. С большим мастерством скульптор сумел расположить на имевшемся в его распоряжении пространстве все фигуры. Он виртуозно решил задачу по изображению перспективы зала, в котором правитель принимает пленных. Мастер расчленил рельеф на несколько фрагментов. Это дало возможность динамично передать торжество победителя и состояние покорно ждущих своей участи побежденных. Одним из лучших памятников древнеамериканской скульптуры, обнаруженных на стене одного из зданий современными археологами в том же Пьедрас Неграс, считается так называемый большой барельеф 3. Удалось установить, что он был выполнен скульпторами города примерно в 761 году. Для этого памятника характерно сочетание плоского рельефа с горельефом. Некоторые детали элементов барельефа сходны со скульптурой. Это наглядно подчеркивает используемый ваятелем прием, когда руки и ноги персонажей полностью отделены от фона. Рельеф из Пьедрас Неграс Композиция изображает сидящего на троне правителя. Спинку трона, который поражает роскошью и величественностью форм, украшает маска божества. Поза правителя демонстрирует могущество данной ему власти. Левой рукой он опирается на край трона. В поднятой правой – церемониальный жезл. С правой и левой стороны от трона помещены фигуры придворных. Внизу, у подножия трона, изображены фигуры семи сидящих на поджатых ногах людей. По всей видимости, это члены совета, существовавшего при правителе. Судя по направлению склоненной головы правителя, он обращается к ним с речью. По мнению ученых, скульптор, очевидно, старался запечатлеть на барельефе рабочий момент собрания, на которое властелин или вождь пригласил избранных и самых именитых сограждан для обсуждения насущных вопросов. Всю композицию, которая помещена в нише стены, по краю обрамляет надпись, высеченная в виде прямоугольной рамки. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/aleksandr-veretennikov/goroda-mayya-i-actekov/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.