Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Лошади

$ 99.00
Лошади
Тип:Книга
Цена:99.00 руб.
Издательство:Вече
Год издания:2000
Просмотры:  52
Скачать ознакомительный фрагмент
Лошади Алексей Евгеньевич Герасимов Перед вами еще одна книга из серии «Полезные советы фермеру», адресованная тем, кто интересуется разведением лошадей. В ней рассматриваются вопросы, касающиеся их размножения и содержания, даются советы, на что лучше обратить внимание при покупке животного. Подробно рассматриваются основные заболевания и травмы лошадей, способы их лечения и оказания первой помощи. Приводятся сведения, касающиеся переработки молока, мяса и кожи этих животных. Алексей Герасимов Лошади: Разведение и уход Введение Люди приручили лошадей в глубокой древности и с тех пор не перестают использовать их в самых различных областях своей жизни. Экскурс в историю разведения лошадей – сама по себе очень интересная и объемная тема, достойная целой книги. Так, на протяжении многих веков лошадь, как известно, активно использовали в военных целях. В самом деле, едва приручив это животное, человек запряг его в боевые колесницы, которые быстро стали одним из ведущих родов войск в древности. В течение 1,5 тысяч лет совершенствовалась стратегия и тактика применения боевых колесниц, до тех пор пока они не покинули исторической арены, что было вызвано отнюдь не их военной неэффективностью, а экономическими и социальными причинами, заставившими изменить принципы комплектования армии. Первые упоминания о всадниках связаны с ассирийской армией. В Х веке до нашей эры ассирийцы, учтя недостаточную проходимость колесниц, решили использовать для преследования врага и для разведки кавалерию. Далее это изобретение стало распространяться по миру довольно быстро, благо особых затрат для внедрения оно не требовало. В Вавилонии в XI веке до нашей эры полностью снаряженная колесница стоила 100 сиклей серебра. Для того чтобы содержать ее, требовался большой участок земли (в колесницу могло быть впряжено от двух до шести и более лошадей) и персонал из нескольких человек, а также боевой экипаж, состоящий, как правило, из двух-трех человек. Колесничие принадлежали к высшей знати, и именно они решали в сражении судьбу битвы. Пехота могла и вовсе не вступать в бой – обычно после поражения колесниц пехотинцы разбегались. Обеспечивать существование этого социального слоя могла лишь монархия. Нужны были государственные мастерские, централизованная система снабжения и распределения. Неудивительно, что у греков колесница была не столько боевой машиной, сколько символом знатности, а число колесниц исчислялось в лучшем случае десятками. На рубеже нашей эры колесницы перестали быть популярными, а содержать их стало экономически нецелесообразно. Одна из последних идей возрождения колесниц как оружия принадлежала Вольтеру: 10 мая 1770 года великий гуманист предложил Екатерине II применить их против войск турецкого султана. Императрица оперативно собрала совещание военных экспертов, которые дали заключение о том, что колесницы были бы эффективными только против построенных войск, но не против турок, действие которых «в прошедшей кампании состояло в окружении наших войск, в рассеивании, и никогда не было какого-нибудь сплоченного эскадрона или батальона». Но с отмиранием колесниц использование лошадей на войне не прекратилось. Вплоть до Второй мировой войны мощь армий определялась не только численностью солдат, но и количеством конницы. До 1945 года большая часть германской артиллерии перевозилась на гужевой тяге, а в Советской армии оставались крупные кавалерийские подразделения. Но лошадей использовали не только на войне. Ни одно другое животное не заняло столь значительного места в развитии человеческой цивилизации, какое принадлежит лошади. Если бы 20 тысяч лет назад лошади вымерли не только в Северной Америке, но и в Евразии, заменить их и в хозяйственных работах, и на войне, в силу уникальных физических возможностей этого животного, было бы просто-напросто некем. Возможности лошади действительно уникальны. Эти животные представляют собой один из двух видов крупных копытных, обладающих способностью к долгому бегу. Ни лесные, ни саванные обитатели не имеют никакой ценности как рабочая сила, только степные животные обладают выносливостью, превосходящей человеческую. Все знают, что на протяжении столетий лошадь являлась основным транспортным средством сначала на территории Европы, России и Азии, а затем и на Американском континенте. В Евразии лошадей запрягали в кареты, телеги, конки, ездили на них верхом, преодолевая порой огромные расстояния. Коренные жители Америки, как известно, не видели этих животных, пока их не завезли на материк европейцы, но это не помешало и им буквально за пару поколений превратиться в лихих наездников. Огромна роль лошади в истории сельского хозяйства. До начала всеобщей механизации обработка земли велась именно с помощью этих животных. Их запрягали в плуги и вспахивали поля, в телеги, на которых вывозили с поля пшеницу, а затем с мельницы муку и т. д. В промышленном производстве, несмотря на появление на заводах и фабриках станков, лошади также продолжали играть важную роль. На них подвозили на производство сырье, подсобные материалы, воду и увозили готовую продукцию. Кроме того, лошадей, правда в меньшей степени, чем, например, коров, отправляли на переработку, получая кожу и мясо. Кожи затем использовались в различных отраслях промышленности, мясо – для производства колбас и других продуктов питания. Широко известно, что некоторые народности продолжают употреблять в пищу конину, которая издавна является их национальным блюдом. Из молока лошадей готовят кумыс – очень полезное и питательное кушанье. Необходимо упомянуть и еще одну область, где нашли свое применение лошади, – это спорт. В прошлом к спорту относилась и охота на лошадях, в которой с удовольствием принимали участие все, кто мог себе позволить приобрести и содержать породистого скакуна. В настоящее время всевозможные спортивные соревнования наездников привлекают внимание многочисленных зрителей и служат предметом всевозможных пари. Наибольший интерес вызывают в наши дни скачки и бега на ипподромах. Можно долго перечислять все сферы человеческой жизни, в которых в прошлом использовались лошади. И сегодня, несмотря на всеобщую механизацию и применение новых технологий, лошади не забыты. Более того, статистика свидетельствует, что в последние несколько десятилетий в России, на Украине и в некоторых других странах СНГ увеличилось число фермерских хозяйств, имеющих лошадей. Использование этих животных и по сей день остается актуальным. Глава 1. Происхождение лошадей и их биологические особенности История лошадей как вида начинается где-то около 50 миллионов лет назад. Именно к этому периоду относятся палеонтологические находки останков предка современных лошадей – эогиппуса, обитавшего на территории Северной Америки, и его европейского родственника гиракотерия. Конечно, это было еще совершенно другое животное, ростом всего лишь 30—50 см, с довольно крупной головой, лицевая часть которой сильно вытянута. Тонкие передние ноги были удлинены и заканчивались четырьмя пальцами, а задние – тремя. Эогиппус жил в болотистых лесах, питаясь сочными листьями деревьев, и зубы у него были совсем иные, чем зубы у современных лошадей, – приспособленные не для перетирания травы, а для щипания и перетирания листьев молодых побегов. Но уже у этих первобытных лошадок кости средних пальцев ног были развиты сильнее, чем боковых. Эогиппиус. Спустя 20 миллионов лет им на смену пришли трехпалые и более крупные мезогиппусы, а примерно 10 миллионов лет назад появились трехпалые же миогиппусы, парагиппусы, меригиппусы и анхитерии. Анхитерии – боковая ветвь рода лошадей – были крупнее, размером с современного пони. Анхитерий, трехпалый родственник лошадей, в начале миоцена (около 24 миллионов лет назад) проник из Америки в Азию и Европу. Однако потомков, доживших до наших дней, он не оставил. Анхитерия, в свою очередь, 2–3 миллиона лет назад вытеснил с исторической сцены однопалый плиогиппус, уже больше похожий на современную лошадь. Плиогиппусы были достаточно крупными, достигая в холке примерно 120 см, и жили, в отличие от своих предшественников, эогиппусов, в сухих степях. Копыта на средних пальцах плиогиппусов становились все более крупными и широкими. Они хорошо удерживали животных на твердой почве, давали им возможность разрывать снег, чтобы извлечь из-под него корм, защищаться от хищников, боковые же пальцы, наоборот, в ходе эволюции постоянно уменьшались, укорачивались так, что уже не касались земли, хотя были еще хорошо заметны, и в конце концов сохранились лишь в виде маленьких, похожих на стерженьки косточек прямо под кожей. Такое изменение конечностей при эволюции лошади связано с тем, что потомки первобытных лошадок все чаще и чаще переселялись из болотистых и топких лесов на твердую почву сухих степей, заросших травой и кустарниками. В то время как для самых древних предков лошадей большее число пальцев на конечностях было оправданно, поскольку давало им большую безопасность при ходьбе по мягкой болотистой почве, жизнь в измененных условиях сделала более выгодным, чтобы боковые пальцы у них постепенно отмирали, а средние развивались, ведь в степи почва крепкая, твердая, пригодная не только для безопасной ходьбы, но и для стремительного галопа. Быстрое перемещение для плиогиппусов было жизненно важным, поскольку служило для них единственной защитой от нападения хищников. Однако скорость их бега увеличилась лишь тогда, когда они смогли, легче отрывать ноги от земли и бежать только на кончике среднего пальца, который со временем и переродился в хорошо знакомое нам копыто. Синхронно с изменением конечностей произошли и изменения челюстей лошади. Причиной этого стало то, что с изменением среды обитания у лошади изменился и рацион питания. Первоначально всеядные, со временем лошади превратились в исключительно травоядных животных, поскольку в степи им удавалось насытиться лишь жесткими степными травами. Их челюсти отличались длинными призматическими коренными зубами, которые имели плоские, со сложным изгибом трущиеся поверхности на высоком основании. В связи с этими изменениями конечностей и челюстей в процессе эволюции значительно удлинились лицевая часть черепа и шея. Также постоянно увеличивался и размер тела. Потомками плиогиппусов стали те, кого наука относит к семейству лошадиных (Equidae) отряда непарнокопытных, – зебры, лошади Пржевальского, ослы, дикие ослы, полуослы и собственно сами лошади. Все они отличаются длинными и тонкими конечностями с одним третьим пальцем, защищенным копытом. Лошади были одним из самых распространенных на земле видов, однако в Европе древние лошади вымерли в начале олигоцена, не оставив потомков: вероятно, они были истреблены многочисленными хищниками. В Америке же древние лошади продолжали развиваться. Впоследствии от них произошли современные лошади, которые через Берингов пролив проникли в Европу и Азию. В Америке предки лошадей вымерли еще в начале плейстоцена и появились там снова только с приходом колонизаторов из Европы. Семейство лошадиных насчитывает 4 подвида. К первому относятся все лошади, сколь бы разнообразно они ни выглядели, – от лошади Пржевальского до арабских скакунов. Второй подвид лошадиных – это ослы. Их существует несколько пород, но все они ведут свое генеалогическое древо от ослов африканских, и оптимальным климатом для них является климат горных субтропиков, потому в странах с прохладной погодой они приживаются плохо. По этой же причине ослы, в отличие от лошадей, не умеют плавать. Табунных инстинктов ослы лишены. Третьим подвидом лошадиных являются полуослы: куланы, онагры, кианги – животные исключительно дикие. В четвертый же подвид выделяют самых злобных, абсолютно не поддающихся приручению и дрессуре лошадей – зебр. Их существует великое множество разновидностей. Впрочем, три основные разновидности зебр из общей массы все-таки выделяют. Это, во-первых, зебры Греви, являющиеся самой крупной породой. Уши у них большие, широкие, хвост пушистый, длинный, на спине обязательно присутствует черный «ремень», а на крупе – белое пятно. Живут зебры Греви среди кустарников. Самые распространенные лошадеподобные зебры – это живущие на равнинах Кваги. Масти они изменчивой, от полосатого черного рисунка до одноцветной бурой окраски, с полосами лишь на голове, шее и плечах. Горные зебры являются самыми мелкими в своем подвиде. Они большеголовые, длинноухие и больше похожи на ослов, чем на лошадей. Конечно, первые лошади – собственно лошади, а не их родственники или предки – были еще не слишком похожи на тех гордых красавиц, которых мы привыкли видеть под седлом. Коротконогие, с небольшой головой, зауженным черепом, мощной шеей и торчащей, подобно щетке, гривой – вот как выглядели древние лошади, такими их изображали на стенах пещер наши первобытные предки. Древние лошадки паслись на просторах первобытных Европы и Азии громадными табунами, и табунами же загонялись дикими людьми в пропасти и глубокие овраги, где ломали ноги, шеи и прочие части тела. Чудом уцелевших животных добивали, и дружно поедали всем племенем. Несколько позже, в III тысячелетии до нашей эры, жителям Междуречья удалось приручить лошадей (хотя первым был приручен осел, за ним – верблюд, и только потом настал черед лошади), «ослов Востока», как называли их шумероаккадцы. Прирученная лошадь стала не смирной крестьянской кобылкой, не «тягачом» для телег и волокуш, не изящным скакуном, радующим глаз посетителей ипподрома, – нет, все это пришло позже: лошадь приспособили в качестве тягловой силы для боевых колесниц. Разводили лошадей и на мясо, правда отнюдь не везде. Конину ели народы, проживавшие к северу от Ирана; в самом же Междуречье, к югу и юго-западу от него это почиталось за варварство, а лошадь там была предметом роскоши. Вот, например, что писал базилевс Кипра фараону Аменхотепу: «Я пребываю в благополучии, мои жены, мои дети, мои вельможи, мои кони, мои колесницы, мои страны поистине находятся в полнейшем благополучии. Да будет полнейшее благополучие тебе, женам твоим, детям твоим, коням твоим, колесницам твоим и странам твоим». Заметьте, лошади по важности находятся где-то посередине между здоровьем августейших особ и благосостоянием страны. В целом в мире, особенно у иранцев, массагетов и персов, даже существовал культ коня – пережиток тотемных верований. Тут, правда не в столь седую старину, а во времена разудалой испанской конкисты в Латинской Америке, произошел курьезный случай, быстро ставший известным историческим анекдотом. Захворал в походе у Эрнана Кортеса его любимый конь, да так, что пришлось пересесть на другого. Своего же злющего вороного жеребца он вынужден был оставить на попечение индейцев в одном из отдаленных городков, пообещав на обратном пути его проведать, чего не сделал (правда, в своих воспоминаниях об этом упомянул и долго сокрушался, что верного друга, наверное, уже нет в живых). Индейцы, обожествлявшие коней наравне с белыми людьми, в уходе за ними ничего не смыслили; они стали вороному молиться и приносить жертвы, то есть рацион у бедного животного был вполне человеческий. Не выдержав всенародной любви и обожания, конь околел, до смерти напугав индейцев, представивших, что с ними за такую «заботу» о верном боевом товарище сделает Кортес. В результате, когда миссионеры из ордена Игнатия Лойолы спустя несколько десятилетий добрались до этого затерянного в джунглях городка, в стойле стоял вороной конь, точь-в-точь как живой, но из камня. Индейцы решили рассказать Кортесу сказочку о том, что его верный жеребец окаменел от горя из-за разлуки… Иезуиты не знали, смеяться им или плакать. С одной стороны, жертвы вороному продолжали приносить, что означало поклонение идолу, и прямой долг святой инквизиции это дело на корню пресечь, а с другой стороны – памятник коню прославленного соотечественника… Упомянув о приручении лошадей и ослов, нельзя не вспомнить и о самом древнем селекционном эксперименте, который человечество безуспешно пытается проводить уже в течение многих тысяч лет, – о попытке эти два подвида семейства лошадиных скрестить между собой. Зачем спрашивается? А затем, что лошади хоть и сильнее ослов, в выносливости им сильно уступают. Получить же животное, позаимствовавшее силу от одного из родителей, а выносливость от второго, было заветной мечтой коневодов практически с самого момента приручения лошади. Вот и скрещивали бедных животных между собой, игнорируя противоестественность связи и законы природы. Кое-что, конечно, получалось. Крепкие, неприхотливые животные, появившиеся в результате таких опытов, называются мулами, если мать лошадь, и лошаками, когда мать ослица. Казалось бы, все замечательно, новая порода выведена! Ан нет. Ни мулам, ни лошакам потомства оставить так и не удалось. С кем их только не скрещивали – с куланом, ослом, даже с зеброй, потомства они не дали. Очень редко, но все же бывало так, что рождались среди мулов особи, относящиеся к слабому полу, – мулицы. Они-то потомство давать могли вполне. Но если мулицу скрещивали с конем, рождалась лошадь, а если с ослом – тогда мул. Нового вида так и не возникло. А вот лошадей человек практически создал. Все содержащиеся на конезаводах лошади являются продуктом многовековой селекции, отбора. К их биологическим особенностям можно отнести сравнительно маленький пищеварительный аппарат: желудок однокамерный, с небольшой вместимостью; объемистый толстый кишечник. У лошадей очень высокочувствительные и подвижные губы и великолепное обоняние, что позволяет им не проглатывать испорченный корм и посторонние примеси к нему. Лошади способны улавливать запахи, не доступные человеку. Отлично развитые резцовые и особенно коренные зубы, большие слюнные железы и сильные жевательные мускулы помогают лошади измельчать и хорошо подготавливать к усвоению твердые зерновые корма. А вот способность отрыгивать пищу у лошадей отсутствует напрочь, отчего кормить их вволю нельзя, особенно зерновыми кормами. Это связано с особенностью впадения пищевода в желудок – наполненный желудок пережимает отверстие пищевода. По этой же причине лошадям ни в коем случае нельзя скармливать некачественные корма, а кормление должно производиться часто, но небольшими порциями. У лошадей великолепно развиты сердечно-сосудистая и дыхательная системы. Объем циркулируемой крови в организме составляет 7–11% от общей живой массы и зависит от возраста, типа и породы животного. Полный круг кровообращения совершается за 25—32 секунды. Нормальная частота пульса – 36—44 удара в минуту. Очень развитой является у лошадей и нервная система. Это в немалой степени способствует тому, что условные рефлексы на внешние раздражители вырабатываются у них достаточно легко и сохраняются затем на долгие годы. На этом базируется использование этих животных. У лошадей отличная память, и они могут вспомнить дорогу, по которой проходили несколько лет назад. В большинстве своем лошади добронравны и при правильном воспитании полностью доверяют человеку. Дышат лошади только через ноздри, и поступление воздуха регулируется подвижными крыловидными хрящами. Число дыхательных движений, то есть вдохов и выдохов в состоянии покоя, в рамках 8–16 в минуту, а у быстроаллюрных лошадей на рыси и галопе доходит до 120. У лошади великолепный, практически идеальный слух, она воспринимает звуки, не слышимые человеком. Лошадь не только улавливает частоту звука, но и различает отдельные команды, мелодии, дифференцирует их, узнает. Хорошо развиты у лошадей и тактильные ощущения, даже лучше, чем у человека. Это еще больше улучшает дифференцированность управления лошадью. У лошадей почти круговое зрение – 300°, что, безусловно, очень удобно, однако острота его довольно заметно уступает человеческому. Лошади относительно близоруки, поэтому они зачастую бывают пугливыми. У этих животных зрение цветовое, но менее контрастное, чем у человека, к тому же лошади в основной своей массе плохо видят в темноте. В целом можно сказать, что зрение – самый слабо развитый из органов чувств у лошади. Лошадь – животное, обладающее очень интенсивным обменом веществ: частота дыхания при нагрузках может возрастать в 10—12 раз, пульс – в 3–4 раза, что приводит к высвобождению огромного количества энергии. Ко всему прочему, лошадь – это фактически единственный вид животных, способных совершать анаэробное дыхание, то есть окислять распад веществ без доступа кислорода. Это, конечно, позволяет ей выдерживать весьма большую по величине и временной протяженности нагрузку, но лошадь зачастую не в состоянии регулировать и тормозить процесс образования энергии, происходящий в ее организме, поэтому она работает вплоть до полного истощения сил и гибели. Умственные способности лошади весьма средние, однако многие люди считают этих животных очень умными из-за их прекрасно развитой памяти. На самом же деле они превосходят в проявлении рассудочной деятельности разве что овцу. Впрочем, этот фактор для человека благоприятен, поскольку управляться с таким животным гораздо легче. Большая потребность лошадей в воде и соли объясняется тем, что при выполнении интенсивной работы они сильно потеют для предотвращения перегрева. В этой связи возникает опасность ревматического воспаления копыт при поении разгоряченной лошади: в кровь всасывается сразу много воды, что увеличивает объем циркулирующей крови, утомленное работой сердце не справляется с повышенной нагрузкой, а вследствие этого возникают застои лимфы. В лимфе же содержится большое количество токсинов – продуктов распада молочной кислоты, поэтому и возникают отеки. У кобыл наблюдается ярко выраженная сезонность охоты: как правило, она приходится на весенне-летний период. Продолжительность полового цикла в среднем составляет от 20 до 23 суток, из них охота продолжается 5–7 суток с колебаниями от одних до 12 суток и более, состояние покоя длится 15—16 суток. При наступлении охоты кобылы могут терять аппетит, становятся беспокойными, часто мочатся. В среднем продолжительность жеребости у кобыл составляет 11 месяцев с колебаниями от 320 до 360 суток, был случай вынашивания плода в течение 412 суток. Жеребчики вынашиваются на 1–2 суток дольше кобылок. Молочность кобыл повышается до 6–7 дней лактации, а иногда и до 10—12. При рождении вес жеребенка составляет 10—12% от живой массы матери. Более скороспелыми являются лошади скаковых и тяжеловозных пород. В возрасте от года до двух лет у лошадей наступает половая зрелость, то есть кобылки могут быть оплодотворены, а у жеребчиков вырабатываются зрелые сперматозоиды. В 3–3,5 года, когда организм достаточно окрепнет, у кобыл наступает физиологическая зрелость – животные способны к воспроизведению себе подобных без ущерба для развития организма. Жеребцы физиологически созревают в 3–5 лет, полного развития лошади достигают в возрасте 5–7 лет, в зависимости от породы, пола и т. д. Лошади – позднеспелые животные. Воспроизводительная способность у лошадей сохраняется почти до конца жизни. Это в равной степени относится и к рабочим качествам. Лошади имеют довольно большую продолжительность жизни, составляющую в среднем 20 лет, но при хороших условиях содержания они могут жить до 25—28 лет. Рекордная продолжительность жизни лошади – 62 года. Длительность жизни позволяет улучшить эффективность селекции. Глава 2. История российского коневодства Можно только предполагать, когда именно люди начали одомашнивать лошадь. Традиции коневодства скрывают свои корни в необъятной глубине веков. Большинство ученых предполагают, что одомашнивание лошади началось в Евразии, по некоторым данным, 6 тысячелетий назад. В то время на просторах этого огромного континента бегали небольшие, с широкими лбами степные лошадки, которые чем-то напоминали современных тарпанов. Эти дикие лошадки еще встречались даже в XIX столетии, пока не были истреблены окончательно. Из других представителей семейства лошадей в древности существовали лошади крупные, обитавшие главным образом в лесах. Они были похожи на современных: во-первых, узкой и длинной лицевой частью головы, а во-вторых, стройными и тонкими ногами. Вероятно, именно они и были одомашнены первыми и долгое время сохраняли поразительное сходство со своими дикими предками. Однако человек желал совершенствовать своего первого друга и помощника в хозяйстве, и преуспели в этом прежде всего народы Древнего Востока, в жизни которых лошади играли важнейшую роль. Сохранились сведения, что в VII—VI веках до нашей эры в Персидском царстве были выведены лучшие в то время во всем мире несейские лошади. Не менее удачливы были коневоды, жившие недалеко от Каспийского моря, в южных районах Узбекистана и Таджикистана. Уже в конце I тысячелетия до нашей эры осталась в далеком прошлом слава несейских лошадей, а пальму первенства завоевали скакуны Парфянского царства, существовавшего на месте современных северных районов Узбекистана и Таджикистана (тогда – Персии и Бактрии). Славились своими качествами лошади, которых разводили на севере Ирана и Афганистана. Как же выглядели парфянские скакуны? Для того времени они считались довольно высокими – почти 150 см в холке. Рыжие и золотистые, стройные и грациозные, они были самой желанной добычей в военном походе и самым драгоценным подарком для любого государя. Коневодство процветало и в районах Закавказья, на древней территории нагорья, где теперь расположена Армения. Известно, что там лошади использовались для верховой езды еще в III тысячелетии до нашей эры. Если же посмотреть на районы Восточной Европы, то там коневоды были не столь расторопны. Во всяком случае, лошади здесь особой статью не отличались. Это были мелкие животные, высота которых никогда не превышала 140 см, но чаще была 120 см. И использовали их главным образом отнюдь не для езды верхом, а просто пускали на мясо. О коневодстве в Древней Руси можно судить по данным летописцев. Здесь существовало множество самых разнообразных пород этих благородных животных, многих из которых привозили как с Запада, так и с Востока. Летописцы сообщают, что лошади были милостные, сумные и поводные. Что же означали эти слова? Милостными считались животные, обладавшие лучшими качествами своей породы. Только на милостных лошадях ездили князья, их присылали в качестве дорогого подарка за верную службу своим подданным, и только высшие чины дружины князей имели право обладать такой лошадью. Если у князя имелся табун, то милостные жеребцы иногда использовались им в качестве улучшателей породы, а значит, коневодство как профессия начало зарождаться на Руси до монголотатарского нашествия. У сумных лошадей наименование тоже было говорящим само за себя. Этих животных использовали для перевозки грузов – сум, вьюков. Однако, когда войско князя шло в поход, рядовые дружинники выступали именно на сумных лошадях. Что же касается поводных лошадей, или, иными словами, товарных, то они отличались крайней неповоротливостью, а потому годились лишь на то, чтобы их использовали исключительно в обозах. В одной из летописей, датированной XII веком, рассказывается о так называемых фарях – лошадях, привезенных с Востока и, скорее всего, ведущих происхождение от парфянских лошадей. Эти скакуны были исключительно красивы, легки и статны, с благородной посадкой головы. Исследователи предполагают, что от этих «фарей» ведет свою родословную украинская лошадь. В XIII веке на Руси окончательно сложились определенные традиции профессионального коневодства. Богатые люди, каковыми являлись князья и бояре, а также монастыри имели весьма значительные по размерам табуны и роскошные конюшни. Поголовье лошадей пополнялось в то время непрерывно, особенно в период войн с половцами и печенегами, когда лошади присваивались в качестве военной добычи. Лошадь на Руси ценилась невероятно высоко. Так, в XI столетии князь Ярослав Мудрый издал сборник законов, в котором предписывалось виновному в убийстве чужой лошади уплатить в казну 12 гривен и еще 1 гривну пострадавшему; для сравнения: тот, кто убил свободного крестьянина, обязывался выплатить штраф гораздо меньшего размера – лишь 3 гривны. Что же касается боевых качеств русской конницы в период до нашествия монголотатар, то она являлась относительно малочисленной и к тому же не слишком мобильной, и в связи с этими отрицательными обстоятельствами некоторые историки усматривают причины многочисленных поражений русских в столкновениях с татарами, главнейшим из которых была битва на реке Калке в 1223 году. За долгие годы татарского ига коннозаводству на Руси был нанесен непоправимый вред. Прекратилось практически полностью поступление грациозных и стремительных «фарей». Князья и бояре почему-то предпочитали лошадей грубых и медлительных, которые передвигались крайне медленно. Даже после того, как времена страшного ига прошли, русские бояре держали в своих конюшнях именно таких лошадей – тяжелых, грузных. Первым оценить преимущества быстрых и легких татарских лошадей сумел русский князь Дмитрий Донской. Его конница была совершенно иной, нежели у прочих высоких сановников. Князь Дмитрий Иванович скупал у татарских купцов степных лошадей, которых те специально для него привозили из районов Заволжья. 8 сентября 1380 года состоялась знаменитая Куликовская битва, в которой насмерть сошлись десятки тысяч конных воинов – русских и татарских. Войско князя Дмитрия наполовину состояло из людей Московского княжества, наполовину из наемников-литовцев и новгородских воинов. Приволжская вольница тоже не осталась в стороне, встав под русские знамена. О вольнице стоит сказать несколько слов особо. Это были беглые люди, которые сами себя называли словом «кайсаки». Возможно, слово имело татарское происхождение, но воины всем сердцем желали постоять за Русскую землю. Некоторые историки считают, что именно от слова «кайсаки» произошло привычное для нас «казаки», а, как известно, казак без лошади – не казак. На Куликовом поле произошло первое страшное поражение татар, после которого стало ясно: по татарскому игу нанесен смертельный удар, а вместе с этим русские люди поняли истинную ценность быстрых скаковых лошадей; к тому же теперь было ясно, откуда пополнять русские конюшни такими ценными животными. В XIV столетии на Руси особенной известностью пользовались две породы скакунов – русская улучшенная и татарская. Русские породы создавались с использованием западных лошадей, которыми торговали новгородские купцы. Это были клепперы из Ливонии и жмудки из Литвы. Описание клепперов встречается во многих немецких хрониках того времени. Эти лошади хоть и были невысокими, зато отличались невероятной выносливостью, обладали правильным экстерьером, идеально подходящим для всадников в тяжелых латах. Что же касается жмудков, то это были местные лошади, в которых смешалась кровь как западных, так и восточных лошадей. На основе этой породы были выведены некоторые скакуны Белоруссии, а в Германии благодаря им появилась тракененская порода. Во времена правления Ивана III, то есть с 1440 по 1505 год, на Руси вновь появились «фари», только теперь их именовали по-другому. Этих статных благородных восточных красавцев звали красивым словом «аргамаки», причем так называли все восточные породы, вне зависимости от того, персидскими они были или какими-либо иными. Особенно поднялась цена на лошадей из Персии, когда русский государь сочетался браком с племянницей последнего императора Византии Софьей Палеолог. Тракененская порода. Вскоре произошло значительное событие в истории коневодства на Руси: был создан первый конный завод. Он располагался в селе Хорошеве, под Москвой, куда в большом количестве поступали заводские аргамаки, а также западные лошади – для аналогичных целей. И все же знатные русские люди по-прежнему предпочитали тяжелых и неповоротливых лошадей, вероятно по традиции, и подобное положение оставалось вплоть до вступления на престол Петра I, который, как известно, «Россию поднял на дыбы» и решительно разрушил все древние пережитки, и страсть к тяжелым лошадям в том числе. К началу XVIII столетия на Руси конные заводы занимались преимущественно выведением верховых пород лошадей, предназначенных для двора великого князя, а далее – царского двора. О военных возможностях лошадей в те времена задумывались мало. В 1511 году царь Фёдор Иоаннович издал указ об учреждении Конюшенного приказа и конюшенной казны, а также назначил на должность конюшего – невероятно почетную – Бориса Годунова, брата своей супруги. Таким образом, в ведении будущего правителя оказались все придворные конюшни, а также государственные заводы по разведению лошадей. Когда же началось Смутное время, должность конюшего было решено упразднить, хотя Конюшенный приказ в начале XVII столетия продолжал существовать, и главным здесь теперь являлся ясельничий, которому было по штату положено множество помощников (не менее 500 человек): помимо дьяка и казначея, столбовые приказчики и конюхи, причем последние могли быть стремянные, задворные, стряпчие, стадные. Донская порода. В то время конные заводы именовались «кобыличьи конюшни», и на Руси насчитывалось таковых около 16. Разводилось всего две породы, одна из которых называлась «русская», а вторая – «аргамачья». В одном из писем своему сыну Алексею Пётр I писал, что при царе Алексее Михайловиче, то есть в период с 1629 по 1676 год, при дворе в конюшнях содержалось не менее 50 000 лошадей, 40 000 из которых предназначались для воинов и царской свиты, 3 000 являлись запасными, царь и его семья ограничивались двумя сотнями лошадей для своих нужд, а оставшиеся 100 скакунов принадлежали боярам. В то же время лошади разводились не только благодаря государственным указам. Стремительными темпами развивалось коневодство на Дону. Казаки вывели донскую породу лошадей, отличительными чертами которой являлись неприхотливость и выносливость. Таким образом, они представляли собой своего рода ремонтный резерв русского войска, и именно донские лошади принимали основное участие во всех военных баталиях, которые приходилось вести России во времена Петра I, в XVIII столетии. Поскольку воевали тогда часто, то и регулярная кавалерия нуждалась в постоянном пополнении, несмотря на то что в ее составе было уже 60 000 лошадей. Однако эти выносливые и терпеливые животные требовались не только в военное, но и в мирное время. Они использовались и на строительстве новой российской столицы – Санкт-Петербурга. К этому времени в государственной казне обнаружились значительные бреши, и это неудивительно, а потому Петру пришлось часть конных заводов вообще расформировать. Кроме того, своих подданных тоже требовалось поощрять, и на подарки особо отличившимся знатным господам пошли 10 заводов со всеми близлежащими землями и проживавшими там крестьянами. Один только граф Б. П. Шереметев получил 2 конных завода, которые благополучно просуществовали до середины XIX столетия. В 1705 году Пётр I издал указ о ликвидации Конюшенного приказа, и теперь все его дела были переданы в ведение Приказа Большого дворца. К этому времени нехватка лошадей ощущалась все более и более болезненно, а потому в 1707 году состоялось открытие нового конезавода в селе Бобровском. Царь отдал распоряжение, чтобы туда были направлены 63 лошади русской улучшенной породы. Позже, после поездок по Голландии, на конезаводе в Бобровском появились и голландские жеребцы – специально для вывода. Новым указом Пётра I от 16 января 1712 года открылись конные заводы в таких российских губерниях, как Азовская, Казанская, Киевская, куда вскоре поступили жеребцы, вывезенные из Пруссии и Силезии. Когда же Пётр I скончался, то на некоторое время создание конных заводов в России приостановилось, однако не прекратилось совсем. Например, только к началу 1740 года на заводах, принадлежавших царской семье, содержалось 1685 великолепных племенных лошадей, из которых немецких было 712, неаполитанских – 478, кубанских – 229, английских – 70, персидских – 46, испанских – 44, фрисландских – 38, турецких – 21, датских – 17, черкесских – 11, арабских – 10, берберийских – 5 и ломбардийских – 3. В 1733 году вышел очередной указ государя, по которому коннозаводство обретало самостоятельность, а заодно получил утверждение новый Конюшенный устав с конюшенной канцелярией. В этом же году было определено содержание конюшен: им выделили 100 000 рублей. Через два года после этого на специальном заседании кабинета министров было одобрено решение основать еще 18 конных заводов. К 1739 году к уже имеющимся в России заводам прибавилось еще 10. Расцвет частного коннозаводства в России пришелся на середину XVIII столетия. Так, в это время, по статистике, их было не менее 250, но уже к 1814 году появилось 1339 заводов подобного типа. В 1834 году произошло событие, немало порадовавшее любителей хороших лошадей: состоялось официальное учреждение Московского общества охотников рысистого бега. Члены общества на собственные средства построили первый в России ипподром на Ходынском поле, который существует и по сей день и носит название Центрального московского ипподрома. Сначала здесь проводились испытания исключительно орловских рысаков. Через три года по примеру москвичей подобные общества начали создаваться по всей России, в частности в Тамбове, Воронеже. К концу XIX столетия конные бега могли посещать жители 24 городов России. С 1850 года испытания беговых лошадей начали проводиться рядом с Санкт-Петербургом, в Царском Селе. Надо сказать, что любители бегов разводили своих лошадей не специально для того, чтобы посмотреть, каковы они будут на ипподроме. Рысаки требовались в первую очередь для экипажей высокопоставленных господ, в связи с чем испытания на ипподромах проводились не иначе как в типично русской дуговой упряжи. Вскоре начало развиваться и такое направление коневодства, как спортивное, чему в немалой степени способствовали тотализаторы, первый из которых открылся в 1876 году на ипподроме в Царском Селе. В следующем году примеру Санкт-Петербурга последовала и Москва. В 1790 году граф А. Г. Орлов распорядился создать скаковой круг на манер английского на московском Донском поле. Этот круг имел длину ровно 2 версты. В летний период здесь проходили скачки на призы, иногда не менее трех раз в месяц. После того как в 1800 году Павел I издал указ, запрещающий графу Орлову жить в Москве, вельможа предпочел уехать в Дрезден, а бега в Москве в отсутствие мецената прекратились совершенно. До середины XIX столетия усилия конных заводов были направлены в основном на то, чтобы обеспечить в достаточной степени лошадьми царский двор, и, кроме того, армия требовала постоянного пополнения. И это было естественно, поскольку в начале XIX века, в 1812 году, Россия пережила крайне тяжелую войну с Наполеоном, из которой вышла победительницей, но ущерб конному хозяйству страны был нанесен весьма ощутимый. По статистике, в 1814 году в России существовали 1339 конных заводов, главным образом частных, где содержались не менее 281 580 маточных кобыл и 22 140 жеребцов. Прошло 5 лет, и был издан государственный указ о создании Комитета об управлении военно-конскими заведениями. В его ведении находились следующие военные конные заводы: Скопинский, Стрелецкий, Новоалександровский, Деркульский, Лимаревский, а кроме них, как минимум, 10 заводов, принадлежащих конным заводам военных поселений. В 1826 году к этим заводам прибавились еще две сводные случные конюшни. В 1833 году произошло переименование Комитета об управлении военно-конскими заведениями, который теперь стал называться Комитетом о коннозаводстве российском. Во главе его были поставлены такие авторитетные специалисты в области коневодства, как президент Лебедянского общества Н. А. Лунин и Н. В. Граевский, известный в свое время редактор первых российских трудов, посвященных разведению лошадей. Тем не менее, вероятно, сказывался недостаток опыта в этой области, к тому же Россия всегда отличалась склонностью к излишней казенности работы и бюрократизму, а потому подобный стиль не мог принести желаемых результатов. Таким образом, уже в середине XIX столетия Россия встала перед необходимостью новой реформы в коннозаводстве. Вскоре проект такой реформы действительно был подготовлен. Ею занимался секретный комитет по крестьянскому вопросу. И вот 7 января 1843 года вышел долгожданный императорский указ со следующей сентенцией: «Императорские военно-конские заводы со всеми их способами предназначить для улучшения коннозаводства в государстве». Результатом указа стало учреждение в апреле того же года Управления государственного коннозаводства, которое должно было осуществлять руководство конными заводами, принадлежавшими государству, и случными конюшнями. Это же Управление обязывалось соблюдать надзор за правильным проведением бегов и скачек на ипподромах, а самое главное – проверять, верно ли на них назначаются призы. В Управлении государственного коннозаводства состояли исключительно лица дворянского происхождения: первый главный управляющий В. В. Левашов, затем барон Е. Ф. Мейендорф, генерал-адъютант Р. Е. Гринвальд и, наконец, владелец самого крупного рысистого конного завода не только в Тамбовской губернии, но и в России – граф И. И. Воронцов-Дашков. Ипподромное дело в России заметно оживилось. Так, в 1880 году в стране существовало 24 ипподрома, в 1895 году – 41, в 1905 году – 59. И если в 1880 году было зарегистрировано 280 рысаков, то в 1905 году – не менее 2900. В 1880 году сумма призов составила 110 000 рублей, а в 1905 году – 2 775 000 рублей. Скачки и бега стали излюбленным развлечением дворян. Сначала в них принимали непосредственное участие владельцы лошадей, заинтересованные в выигрыше своего питомца. Далее, приблизительно с 1820 года, конные игры стали проводиться и для офицеров, которые не имели собственных заводов. Скачки особенно часто устраивались в Красном Селе. Это было очень удобно, поскольку туда русские войска посылали в летние лагеря. Всем известен Красносельский стипль-чейз 1872 года на 4 версты, который обессмертил своим замечательным романом «Анна Каренина» Лев Толстой. 1889 год был ознаменован тем, что в России впервые состоялись состязания по преодолению препятствий – «конкур-иппик». Для подобных соревнований специально сделали ряд препятствий и расставили на относительно небольшом и ровном участке. И кто бы тогда мог подумать, что этот вид спорта завоюет в России столько поклонников? «Конкур-иппик» сделался настолько популярным, что факты говорят сами за себя: на соревнованиях, проходивших на родине «конкур-иппика», в Лондоне, русские спортсмены – все без исключения – прыгали новым стилем. Они забирали Кубок короля Эдуарда VII – главный командный приз: – три года подряд: в 1911, 1912, 1913. Тем временем Управление государственного коннозаводства сообщало следующие статистические сведения: на государственных и частных заводах в стране содержалось к тому времени более 6000 племенных лошадей. Таким образом, в начале XX столетия в России коннозаводство было великолепно поставлено, однако далее последовали тяжелые годы Первой мировой войны, а потом революция 1917 года и всеобщая коллективизация, после чего урон, нанесенный этой отрасли, сравнился бы, пожалуй, лишь с годами татарского нашествия. Только в годы войны на фронте пали почти 5 миллионов лошадей, а потом настал черед большевиков, оказавшихся еще менее гуманными, нежели империалисты, по вине которых началась Первая мировая война. До 1925 года усилиями новой власти было сведено практически на нет уникальное поголовье лошадей орлово-ростопчинской породы, или русской верховой. Летом 1918 года вышел декрет о племенном животноводстве за подписью Ленина. Вот строки из него: «Все племенные животные нетрудовых хозяйств без всякого выкупа объявляются общенародным достоянием Российской Советской Федеративной Социалистической Республики». И как результат, национализации подверглись все российские конные заводы, остававшиеся в частном владении, все племенные рысаки, содержащиеся при ипподромах. Декрет Ленина о племенном животноводстве требовал немедленной реализации, а потому Наркомзем РСФСР во второй половине 1918 года позаботился о создании Чрезвычайной комиссии, в обязанности которой входило сохранение племенного животноводства. Председателем комиссии был назначен П. А. Буланже. В эти тяжелые для России времена существовала острая нехватка настоящих специалистов по коневодству, не было кормов, условия содержания племенных животных, мягко говоря, оставляли желать лучшего, и все же часть племенных лошадей удалось сохранить усилиями поистине героическими. Эти уцелевшие лошади сыграли решающую роль в дальнейшем успешном развитии советского коннозаводства. В 1922 году в имении Алексино был создан конный завод, в дальнейшем получивший название Смоленского, где собрали 60 лучших в России чистокровных рысаков. Часть из них через три года передали в Чесменский конный завод, в том числе рыжего Даго (Дон Жуан-Гамин) и Сирокко. Обе эти верховые лошади, сохраненные в Смоленском конном заводе, стали московскими дербистами, а от Сирокко произошла знаменитая Субсидия, тоже дербистка, взявшая Большой приз для кобыл. Первыми конными заводами Советской России стали бывшие помещичьи, а затем национализированные предприятия: Новотоминский, Лавровский заводы (Тамбовская область), Старожиловский (Рязанская область), Злынский (Орловская область), Шаховской, Прилепский (Тульская область), Хреновской (Воронежская область), Починковский (Горьковская область), причем все они занимались в основном разведением рысаков. По окончании Гражданской войны были восстановлены конные заводы Северного Кавказа и Украины – Терский, Стрелецкий, Лимаревский, Новоалександровский, Деркульский. В 1920 году Совнарком при Наркомземе РСФСР распорядился сформировать Главное управление коневодства и коннозаводства, или ГУКОН. Уже в следующем году в ведении ГУКОНа находились 30 конных заводов и не менее 28 заводских конюшен, собственность народного государства. Прошло еще 2 года, и в России уже существовало 111 конных заводов, заново восстановленных и содержащих 7922 племенных рысака, 3111 маток. Со временем стала налаживаться работа ипподромов. Казалось бы, эта отрасль промышленности начала постепенно восстанавливаться, но тут в огромном количестве на дорогах страны появились автомобили и трактора, а вслед за этим прозвучала мысль о том, что лошадь больше в хозяйстве не потребуется. В результате начался забой не только полноценных, но даже племенных рысаков. Всего за 6 лет рьяные поклонники технического прогресса сократили вдвое поголовье лошадей, и если в 1928 году на конных заводах содержалось 32,1 миллиона, то в 1933 году – всего 15,4 миллиона голов. Даже во время войны лошади не пострадали в такой степени, как в эти годы. Если же сравнивать с Россией дореволюционного периода, то поголовье лошадей сократилось более чем в 10 раз. Племенное коневодство снова стало постепенно возрождаться только с 1930 года благодаря крупным коневодческим фермам, каковой являлась, например, артель имени С. М. Будённого, расположенная в Пролетарском районе, около Маныча. Здесь, в коллективном секторе деревни, занимались разведением донских и англо-донских лошадей. Важность развития коневодства для страны понимало в полной мере также и правительство, и в том же году на специальном совещании такая мера, как развитие коневодства для обеспечения лошадьми армии, была признана неотложной. Это было действительно дальновидное решение, поскольку роль лошадей на фронтах Великой Отечественной войны 1941—1945 годов была практически неоценимой. С 1935 года в жизнь планомерно проводился план выращивания хорошего молодняка, о чем говорят статистические данные: 1934 год – 946,2 тысячи жеребят, 1935 год – 1691 тысяча, 1936 год – 2056 тысяч. Это было рекордное количество молодняка в истории России, тем более что именно эти жеребята, подросшие к 1941 году, решали порой судьбу серьезнейших военных операций. Во время Великой Отечественной войны коннозаводству страны был нанесен страшный ущерб. Только на фронтах погибло более 8 миллионов лошадей. К несчастью, многие конные заводы, особенно на Украине, оказавшись в зоне временной оккупации, не успели вывезти животных, и все они достались врагам. Особенно пострадали Харьковская, Запорожская, Ворошиловградская области, где после войны сохранилось всего 5% лошадей в соотношении с довоенным уровнем, а знаменитый украинский завод «Восход» лишился всего поголовья племенных лошадей сразу. Когда же были сделаны подсчеты в целом по стране, то обнаружилось, что поголовье лошадей сократилось в два раза, и его нисколько не могло компенсировать поступление рысаков из Германии. И вновь принимались неотложные меры, чтобы восстановить коннозаводство в России. Весной 1945 года вышло Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О государственном плане развития животноводства в колхозах и совхозах на 1945 г.», по которому колхозы имели право организовывать конефермы, если в хозяйстве имелось хотя бы 10 лошадей. Русская рысистая. Через 2 года перед колхозами была поставлена четкая задача: в 1948 году поголовье лошадей должно достичь 11,9 миллиона, а в 1949 году – 12,9 миллиона. Пленум ЦК ВКП(б) поручил возглавить эту тяжелую работу С. М. Будённому, и он успешно справился с ней за время своего пребывания на посту заместителя МСХ СССР. Владимирский тяжеловоз. В советское время первой новой русской породой стал русский рысак. Выведенной породе в 1948 году было присвоено название «русская рысистая». Вслед за ней на исконно русских, владимиро-суздальских землях, был выведен владимирский тяжеловоз. В 1948 году С. М. Будённый проконтролировал выведение двух новых пород, одна из которых была названа в его честь – буденновская, а вторая – терская. Первая порода создавалась на заводах Первой Конной армии имени С. М. Будённого, расположенных на донских просторах, а вторая – в Ставропольском крае, на Терском конезаводе. Латвийская упряжная В начале 1950-х годов появились еще 5 новых российских пород, из которых до настоящего времени наиболее ценными признаются торийская порода, созданная благодаря самоотверженному труду эстонских селекционеров, и латвийская упряжная, которая славится своими спортивными качествами. Глава 3. Масти и породы лошадей Первое, на что среднестатистический человек обращает внимание, увидев лошадь, – это ее окрас, именуемый мастью. Масти лошадей довольно разнообразны. Это и мышастая масть, и соловая, и буланая, и чубарая, и игреневая, и рыжая, и гнедо-пегая, и караковая, и саврасая, и бурая, и светло-соловая, и серая в яблоках, и гнедая, и светлогнедая, и вороная, и каурая. У лошадей мышастой масти волосы на туловище имеют мышиный или пепельный цвет, на голове и нижних частях ног они темнее. Челка, грива и хвост, а также ремень и пятна на ногах и лопатках, как правило, темного окраса. Лошади соловой масти имеют желтовато-песочный окрас кроющих волос на голове, туловище и ногах. Челка, грива и хвост у соловых либо такого же, либо более светлого цвета. У лошадей буланой масти желтовато-золотистая или песочная различных оттенков (от почти белой до близкой к светло-гнедой) окраска волос на голове и корпусе. Ноги и грива ниже скакательных и запястных суставов черные, по хребту иногда проходит черный ремень. У чубарых лошадей пятна или полосы рыжего, коричневого, черного цветов разбросаны по основному белому фону или, наоборот, белые пятна или полосы – по рыжему, гнедому или вороному фону. Выделяют тигровую (полосчатую) и крапчатую (мелкопятнистую) формы чубарой масти. Разновидностью чубарой является форелевая масть – на основной серой масти разбросаны потемнения неправильной формы и различной интенсивности. У лошадей игреневой масти окраска туловища варьируется от коричневой (близкой к гнедой) до шоколадной. Грива и хвост имеют белый или дымчатый цвет. Название «рыжая масть» говорит само за себя: лошади этой масти равномерно окрашены в рыжий цвет. Лошади гнедо-пегой масти имеют частично рыжевато-коричневато-гнедой, а частично белый окрас с черными пятнами в районе коленных суставов, черный хвост и черно-белую гриву. Караковая масть характеризуется черным окрасом волос туловища, головы и ног, с коричневыми посветлениями (подпалинами) на морде вокруг глаз и ноздрей, на животе, в паховой области и на ягодицах. Челка, грива и хвост у лошадей караковой масти черного цвета. У лошадей саврасой масти блеклая неравномерная коричневая, желтоватая или рыжая окраска волос туловища с посветлениями на конце морды, вокруг глаз и на животе. На спине – ремень, на лопатках – темные пятна, ноги темные с зеброидностью. В гриве и хвосте бурые и светлые пряди. Лошади бурой масти имеют окраску туловища от грязно-рыжей до каштановой. Хвост и грива кажутся темнее корпуса из-за примеси черных волос. Бурая масть может быть и светлых оттенков. Светло-соловая масть, называемая также изабелловой, характеризуется одноцветной желтовато-молочной окраской корпуса, гривы и хвоста. Радужная оболочка глаз у лошадей этой масти, как правило, лишена пигмента. Серые в яблоках лошади имеют серый цвет гривы, хвоста и тела. По корпусу у них идут пятна более светлого, чем окружающий фон, цвета. Рисунок яблок соответствует сети кожных кровеносных сосудов. У гнедой масти коричневый, различных оттенков, окрас волос корпуса и головы при черных хвосте, гриве и ногах, ниже запястного и скакательного суставов. Гнедая масть делится на темную, светлую и золотистую. Гнедая масть с белой шерстью на конце морды, в паху и на животе называется подласой. Лошади вороной масти имеют равномерный черный окрас всего волосяного покрова. Каурая масть фактически является разновидностью саврасой. Очень редко встречаются лошади белой масти с розовой кожей. Несмотря на расхожую фразу «И я впереди на белом коне», лошади именно этой масти являются наименее сильными и выносливыми. Существует более 200 пород лошадей, выведенных для самых разнообразных целей. Они различаются между собой по типу, экстерьеру, размерам тела, работоспособности. Породы лошадей объединяются в несколько основных групп. Большая группа современных пород лошадей, специализированных по рабочим качествам и обладающих высокой работоспособностью, была выведена при ослабленном влиянии естественных климатических условий. К этой группе относятся: 1) тяжелоупряжные породы. В России это владимирская, русская, советская, литовская; в зарубежных странах – арденская, брабансонская, першеронская, клейдесдальская, суффолкская, шайрская и другие; 2) легкоупряжные (рысистые) породы. В России к ним относятся орловская и русская рысистые; за рубежом – норфолкская и голландская рысистые, американская стандартбредная; 3) упряжные породы. В России из этих пород встречаются торийская, кузнецкая и латвийская; в зарубежных странах – венгерский нониус, финская, ольденбургская, кладрубская; 4) верхово-упряжные породы. Это в первую очередь венгерские (нордстар, фуриозо, гидран), великопольская, немецкая, бранденбургская, голштинская, ганноверская и некоторые другие; 5) верховые. Это английская чистокровная верховая, немецкая, тракененская, разводимые во многих странах; в России из представителей этих пород встречаются буденновская и терская. В иностранных державах, наряду с чистокровной верховой, разводят польскую верховую, андалузскую (испанскую) верховую, американскую верховую и многих других. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/aleksey-gerasimov/loshadi/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.