Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Охота на охотника

Охота на охотника
Автор: Алекс Вуд Об авторе: Автобиография Жанр: Короткие любовные романы Тип: Книга Издательство: Издательский Дом «Панорама» Год издания: 2007 Цена: 33.99 руб. Просмотры: 10 Скачать ознакомительный фрагмент FB2 EPUB RTF TXT КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 33.99 руб. ЧТО КАЧАТЬ и КАК ЧИТАТЬ
Охота на охотника Алекс Вуд Светская красавица Эмили Маверик знакомится с исследователем Амазонки Дарреном Уолшем и, под влиянием внезапного каприза, предлагает ему сделку – она финансирует его новую экспедицию, а он за это берет ее с собой. Она уверена, что это будет увеселительной прогулкой. Он уверен, что никогда не испытает к избалованной дамочке ничего, кроме презрения. Но сельва приготовила для них множество сюрпризов… Алекс Вуд Охота на охотника 1 – …Ну вот. А потом муженек умер и оставил Эмили приличное состояние. – Очень удобно. – Не язви. Она очаровательная женщина, и многие в Нью-Йорке были бы счастливы получить приглашение на ее вечер. – Терпеть не могу этих великосветских дамочек! – Ты совсем одичал в своих джунглях. Даже страшно тебя к Эмили везти. – А ты не вези. Останови машину, я сойду где-нибудь. – Ну-ну, Даррен, обойдемся без крайностей. Если хочешь знать, сегодняшний прием Эмили посвящен исключительно тебе. Спешите видеть – впервые в салоне Эмили Маверик знаменитый исследователь и охотник Даррен Уолш! Тут говоривший от души рассмеялся, правда, бросив при этом настороженный взгляд на своего собеседника. Даррен Уолш, путешественник, ученый, бесстрашный охотник, действительно был гвоздем сезона этой нью-йоркской осенью. О нем писали газеты и говорили во всех салонах. С ним многие мечтали познакомиться, но нелюдимость Уолша делала это практически невозможным. Он ненавидел давать интервью, а так называемого светского общества избегал как огня. Элу Ларреби повезло – он был, пожалуй, единственным человеком в городе, который был близко знаком со знаменитостью. Более того, Даррен Уолш к нему хорошо относился. Только поэтому Ларреби удалось уговорить Даррена посетить салон миссис Маверик. На приемах прелестной вдовы собирались все сливки общества, и появление Даррена Уолша должно было произвести сенсацию. – Кошмар, – проворчал Даррен. – Ты везешь меня показывать, словно дрессированную обезьяну. – Хуже, – вздохнул Эл и очень тихо добавил: – Как недрессированную… Дом Эмили Маверик находился там, где и полагается быть дому молодой богатой вдовы – в фешенебельном районе Нью-Йорка. Белоснежный особняк был окружен небольшим садом и надежной двухметровой оградой; к главному входу вела широкая, посыпанная золотистым песком дорожка. Многочисленные знакомые Эмили в один голос говорили, что особняк полностью преобразился после смерти мистера Маверика. Скупой муж не давал талантам Эмили развернуться в полную силу, и мало кто бывал у них в гостях. Но после того как мистер Маверик отошел в мир иной и Эмили в положенный срок сняла траурное платье, двери ее дома распахнулись для лучших людей Нью-Йорка. Салон Эмили Маверик быстро приобрел известность. К ней приходили художники и политики, драматурги и поэты, скрипачи и биржевые маклеры. Не проходило и недели, чтобы о салоне миссис Маверик не упомянула та или иная нью-йоркская газета. К Эмили было принято прислушиваться. Эмили задавала тон. Эмили была известна в Нью-Йорке не меньше, чем ее именитые гости. Одним словом, лишь грубиян вроде Даррена Уолша, совершенно одичавший в амазонских джунглях, мог не испытывать трепета при мысли о том, что он приглашен на прием самой Эмили Маверик. К особняку миссис Маверик Эл и Даррен подкатили ровно на час позднее назначенного времени. – Ты – главное блюдо на этом приеме, – беспечно заявил Эл, когда Даррен обратил его внимание на их опоздание. – Тебе не годится приезжать раньше всех. Это легкомысленное замечание только разозлило Даррена, и он вошел в просторный холл дома в самом мрачном настроении. Действительность превзошла его худшие ожидания. Холл был украшен искусственными лианами и пальмами. У правой стены была устроена большая клетка, где несколько крупных попугаев хвастали друг перед другом своим ярким оперением. На шее величественного седовласого дворецкого, который открыл им дверь, и то красовался венок из искусственных цветов. Впрочем, нужно отдать справедливость хозяйке особняка – все имитации растительного мира были выполнены с большим вкусом. Эл одобрительно зачмокал губами, когда увидел, что ковер на лестнице напоминает цветом растительный покров в жарких тропических джунглях. – Эмили большая выдумщица, – шепнул он Даррену. – И вкус у нее отличный. Охотник хмурился. В отличие от Ларреби, у него затея хозяйки сразу вызвала отвращение. Для чего, интересно, приготовлены эти роскошные декорации? Чтобы он чувствовал себя «как дома»? – Даррен, хватит дуться, – пихнул его локтем в бок Эл. – Побудь хоть раз в пять лет цивилизованным человеком. Мужчины поднялись на второй этаж по широкой мраморной лестнице. Там, на небольшой площадке перед бальным залом, двери которого были распахнуты настежь, тоже стояли пальмы и аквариум с маленьким крокодильчиком. Даррен недовольно поморщился. – Гляди, она подготовила для тебя роскошный фон, – хихикнул Эл. Сквозь открытые двери можно было видеть, что в зале полно людей. Мужчины были в неизменных смокингах, зато женщины блистали нарядами всевозможных расцветок и переливающимися драгоценностями. В бальном зале не требовалось устраивать искусственные джунгли – пестрые наряды дам успешно справлялись с этим заданием. Казалось, в нью-йоркский особняк залетел рой ярких тропических бабочек. Даррен застыл на пороге, всерьез подумывая о побеге, однако Эл вовремя почувствовал это настроение и настойчиво потянул его за собой. Еще не хватало, чтобы обещанная знаменитость сбежала! Эмили Маверик потом в порошок его сотрет… – Эл, дорогой мой, наконец-то! – раздался звонкий женский голос. – Я уже заждалась. Эл повернул голову. Даррен последовал его примеру. Сквозь плотную толпу гостей к ним пробиралась молодая женщина в светлом платье, которое доходило ей до колен. Ее волосы были выкрашены в платиновый цвет и завиты в мелкие кудряшки в духе двадцатых годов. У Эмили Маверик было очаровательное овальное личико, большие голубые глаза, в которых то и дело мелькало наивное, капельку наигранное удивление, чуть вздернутый носик и маленький аккуратный рот, едва тронутый помадой. Фарфоровая кожа Эмили нежно белела в искусственном свете бального зала, и трудно было поверить в то, что это прелестное воздушное создание с тонюсенькой талией – вполне зрелая женщина и уже вдова. – О, Эмили, прекрасно выглядишь. – Эл галантно склонился над ручкой хозяйки дома. – Прости, нас задержали дела. Эмили позволила Элу поцеловать и правую, и левую руку. Однако глаза ее были прикованы к Даррену. Легендарный исследователь, о котором Нью-Йорк вот уже неделю говорит без умолку, с тоской смотрел на многолюдье вокруг и был явно не прочь дать деру. – А вы, должно быть, тот самый Даррен Уолш! – воскликнула Эмили, не дожидаясь, пока Эл представит ей своего приятеля. Даррен коротко кивнул. – Да, тот самый! – с воодушевлением подхватил Эл. – Даррен Уолш, гроза аллигаторов и ягуаров, ярый защитник южноамериканских индейцев и непревзойденный знаток флоры и фауны амазонского бассейна! Лицо Даррена страдальчески искривилось. Он так и знал, что Эл сделает из него опереточного героя. – Не могу поверить в то, что вы действительно посетили мой скромный салон, – сказала Эмили и протянула Даррену руку. – Я тоже, – буркнул он, но все же пожал хрупкие пальчики миссис Маверик. Эмили вопросительно покосилась на Эла, тот пожал плечами. Мол, мое дело было привести его сюда. А уж укрощайте его сами, голубушка. Даррен не заметил этого быстрого обмена взглядами. Он с тоской осознавал, что ему придется потерять несколько часов на глупую болтовню и ахи невежественных женщин. Почему все эти люди не могут оставить его в покое? За последнюю неделю ему пришлось чуть ли не каждый день отражать нашествия репортеров и отклонять назойливые приглашения. Ему не приходилось так тяжело, даже когда он случайно оказался в зоне конфликта между племенами кечуа и аймара. Да что там индейцы и дикие звери! Никто из них не сравнится в подлости и лукавстве с этими так называемыми цивилизованными людьми, которые от нечего делать забавляются своими салонами и бессмысленной светской жизнью! – Пойдемте, мистер Уолш, я представлю вам своих друзей, – пропела Эмили и вдруг подхватила Даррена под локоть. Первым порывом Уолша было вырваться из цепких ручек миссис Маверик, но он вовремя вспомнил о том, где он находится. Ничего, хмуро размышлял он, Эл мне за это заплатит. Как минимум двойным запасом продовольствия для следующей экспедиции. А восхищенная Эмили тем временем вела редкого гостя к своим приятелям и с гордостью представляла его, словно он был ее собственностью. – Даррен Уолш, путешественник… Да, тот самый… Знаменитый охотник… Год на Амазонке в одиночку… Постепенно вокруг Даррена и Эмили собрался плотный круг любопытных. Каждому не терпелось посмотреть на легендарного исследователя амазонских джунглей и перекинуться с ним парой словечек. Охотник разговорчивостью не отличался, своими подвигами не хвастался и ужасов не рассказывал. На вопросы отвечал кратко и без желания, красивых женщин игнорировал, что еще сильнее подстегивало любопытство публики. Сюрприз Эмили Маверик удался на славу. Оставив Даррена на растерзание особо разговорчивым дамочкам, Эмили отправилась разыскивать Эла Ларреби. Нужно было узнать как можно больше о неприветливом путешественнике, а Эл был единственным человеком в Нью-Йорке, который был в состоянии снабдить ее необходимой информацией. Эла она обнаружила возле столов с шампанским и знаменитыми на весь город тарталетками. Он поедал их в немыслимом количестве, совершенно не заботясь о своей расползающейся фигуре. – Всем отличные у тебя бутербродики, Эмили, – сказал он, отправляя в рот очередной. – Только очень маленькие. Эмили снисходительно улыбнулась. Эл Ларреби был незаменимым человеком, и ему прощалось очень многое. Эл знал все обо всех, всегда был в курсе того, что происходит в Нью-Йорке, мог выполнить любое поручение, даже самого щекотливого свойства. У него был обширный круг знакомств, и Эмили нередко прибегала к его помощи, когда ей требовалось раздобыть изюминку для своего очередного приема. Как, например, сегодня. Уже завтра в газетах появится сообщение о том, что исследователь Даррен Уолш посетил ее особняк… Это ли не счастье? – Послушайте, Эл… – вкрадчиво проговорила молодая женщина. – Я распоряжусь, чтобы мой повар приготовил блюдо тарталеток исключительно для вас… Эмили сделала паузу. Рука Эла, потянувшаяся к следующему бутерброду, повисла в воздухе. – И что я за это буду должен сделать? – пробормотал он с подозрением. – Расскажите мне о вашем друге, – нежно проворковала Эмили. Эл бросил на хозяйку салона лукавый взгляд. Эмили Маверик было двадцать восемь лет. Она очень хорошо знала, чего хочет от жизни, и неизменно добивалась успеха. Когда Эмили исполнилось двадцать лет, ей выпал редкий шанс, о котором мечтают многие хорошенькие девушки, по крайней мере, в Нью-Йорке. Она гостила у богатой родственницы и познакомилась там с Томасом Мавериком. Он был старше ее на сорок лет и богаче на десяток-другой миллионов. Впоследствии Эмили уверяла всех, что влюбилась в него с первого взгляда. Она начала осаду завидного жениха по всем правилам. Через три месяца Эмили стала миссис Маверик. Насколько радужной была ее семейная жизнь с шестидесятилетним стариком? Ни одна жалоба не слетела с нежных губ Эмили Маверик. Даже если она обнаружила, что цена, заплаченная за богатую жизнь, слишком велика, об этом не узнал никто из ее знакомых. После пяти лет семейной идиллии Томаса Маверика хватил удар, и Эмили осталась молодой обеспеченной вдовой. Все говорили, что она прекрасно устроилась. Стоило пять лет потерпеть вздорного толстого старикана, чтобы потом получить солидный куш в пятнадцать миллионов долларов и полную свободу. Недурная карьера для дочки заурядного клерка и домохозяйки. Теперь ее имя было известно всему Нью-Йорку, шить для нее платья почитали за честь ведущие модельеры, и как минимум раз в неделю кто-нибудь объяснялся ей в любви и делал предложение. Однако Эмили не торопилась выходить замуж. То ли воспоминания о первом браке с шестидесятилетним Мавериком были слишком свежи в ее памяти, то ли сердце ее пока молчало, то ли она сомневалась в бескорыстных чувствах своих обожателей. А может быть, и то, и другое, и третье. Три с лишним года вдовела Эмили Маверик, и за все это время она не удостоила своим вниманием ни одного поклонника. Имени ее официального любовника не знал никто. В глазах нью-йоркского высшего света миссис Маверик была почти что праведницей… – О Даррене? – уточнил Эл, как будто Эмили мог интересовать какой-либо другой его приятель. Эмили кивнула. – Но ведь вы же и так о нем все знаете! – простодушно воскликнул Эл. – О Даррене все газеты писали. – Меня не интересуют газеты, – махнула она рукой. – Там вечно понапишут всякой ерунды. Расскажите мне, что он из себя представляет… Что любит, чем увлекается… Что-то в голосе Эмили заставило Эла внимательнее к ней присмотреться. Нежные щечки миссис Маверик раскраснелись, а глаза блестели гораздо ярче обычного. Несомненно, великосветский успех ее салона кружил ей голову, однако многоопытный Эл почуял и нечто более глубокое. Он медленно перевел глаза на Даррена, окруженного стайкой щебечущих женщин. Неужели его немногословный друг с первого взгляда поразил самую недостижимую цель в этом салоне – сердце красавицы вдовы? Нет, этого не может быть. Эл отогнал от себя крамольную мысль. Эмили просто интересуется необычным человеком, она же известная собирательница редкостей. – Что я могу рассказать вам о Даррене, – вздохнул Эл. – Нелегко с ним. В джунглях он настолько отвыкает от человеческого общества, что потом его приходится чуть ли не заново обучать правилам поведения. – Но ведь он не в одиночку отправляется в свои экспедиции? – Как сказать… Однажды он прожил пять месяцев на севере Бразилии, и за все это время лишь один раз встретился с вождем племени араваков. – Бедняжка! – ахнула Эмили. – Смею вас заверить, Даррен нисколько не страдает от одиночества, – усмехнулся Эл. – Наоборот. Его ужасно раздражают современные города и толпы людей. Тот, кто познал истинную красоту природы, все время стремится вернуться к ней… Эмили рассеянно кивнула. Было видно, что ее мысли витают где-то далеко. – А как мистер Уолш относится к… м-м… женщинам? – наконец спросила она. – Смотря к каким. Думаю, что какая-нибудь быстроногая ясноглазая индианочка больше ему по душе, чем первая красавица Нью-Йорка. – Можно подумать, что у него есть выбор! – воскликнула задетая за живое Эмили. – Держу пари, что есть. Посмотрите, как к нему льнут ваши гостьи. Может, пиджак и не очень ловко сидит на нем, зато поглядели бы вы на него в кожаных штанах, с мачете за поясом! – Ларреби выразительно щелкнул языком. – Даррен, конечно, грубоват и никогда не побоится сказать правду, но разве это способно отпугнуть женщину? Эмили ничего не ответила. Она разглядывала знаменитого охотника, которого кто-то все же сумел разговорить. Даррена Уолша трудно было назвать красавцем. И уж тем более он сам никогда не прикладывал усилий, чтобы казаться красивым. У него были светлые, выжженные безжалостным тропическим солнцем волосы, небольшие голубые глаза, широкие скулы и крепкий подбородок. Загорелая дочерна кожа лица была намного светлее на скулах и подбородке, что наводило на мысль о недавно сбритой бороде. Даррен был высок и хорошо сложен. Однако, как справедливо подметил Эл Ларреби, смокинг явно не был для него привычной формой одежды. Даррену не хватало элегантной небрежности, ленивой уверенности в собственной неотразимости, что в изобилии имелось у всех завсегдатаев салона миссис Маверик. Здесь, где искусство красиво носить костюм заменяло диплом об образовании, Даррен Уолш казался диким зверем, на которого жестокий фокусник натянул крахмальную манишку и галстук. И все-таки на Даррене невольно останавливался взгляд. И Эмили Маверик, и ее лучшая подруга Дэниз Ферчайлд, и каждая из остальных тридцати пяти собравшихся у Эмили женщин охотно признавали, что в «этом путешественнике» есть что-то особенное. – То есть вы хотите сказать, что Даррен Уолш не только великий охотник, но и прославленный сердцеед? – задумчиво произнесла Эмили. – Ничего подобного, – рассмеялся Эл. – Я всего лишь сказал, что Даррен нравится женщинам. Вот только не припомню, чтобы ему кто-нибудь понравился… – Он настолько привередлив? – Ровные брови Эмили поднялись вверх. – Боюсь, что он их просто не замечает. Он привык к другому. Сами понимаете, что отношения между мужчинами и женщинами в индейских племенах… гм… несколько отличаются от тех, к которым привыкли мы. Поэтому, когда Даррен попадает в наше цивилизованное общество, все наши рассуждения о высоких чувствах кажутся ему смешными. А уж претензии женщин на избранность – тем более… Эл скосил глаза на Эмили. Его коротенькая речь была составлена прямо-таки с иезуитской хитростью. Он хотел шокировать Эмили, заинтриговать ее, вызвать у нее недовольство, интерес и желание попробовать на Даррене свои чары… Эл остался вполне доволен результатом. Щеки Эмили пылали как свежераспустившиеся пионы, а брови сдвинулись в одну прямую линию. – Он просто еще не встретил нужную женщину, – высокомерно заявила она. – Женщину, которая быстро научила бы его высоким чувствам! – Хотел бы я посмотреть на красавицу, которая сумеет приручить Даррена Уолша! – с сарказмом воскликнул Эл. – Знаете, Эмили, он ведь как дикий зверь. В неволе теоретически содержаться может, но приручить его невозможно. Загадочная улыбка была ему ответом. – Я говорю вполне серьезно, – равнодушно произнес Эл, исподтишка изучая лицо Эмили. – Через месяц он отправится в очередную экспедицию и позабудет Нью-Йорк как кошмарный сон. Да вы поглядите на него! Разве не видно, как его тяготит всеобщее внимание? Ларреби картинно махнул рукой в сторону Даррена. Даже издалека было заметно, что Уолш раздражен. Его неприветливое лицо могло отпугнуть кого угодно, а краткие ответы должны были показать, что у него нет ни малейшего желания продолжать беседу. Но гости Эмили Маверик не отступали. Они предпочитали игнорировать недовольство знаменитого путешественника, в надежде выпытать у него что-нибудь и обратить на себя его внимание. – Кажется, вашего приятеля пора спасать, – жизнерадостно заявила Эмили. Блеск ее глаз яснее ясного сказал Элу, что его вызов понят и принят. Удачи тебе, Даррен, хихикнул он про себя, глядя на Эмили, которая целенаправленно пробиралась к Даррену, пресекая попытки гостей остановить ее. Посмотрим, как тебе удастся справиться с Эмили Маверик. 2 – …И неужели вы совсем не боитесь этих жутких крокодилов? – восхищенно ахнула высокая рыжеволосая женщина. Она стояла ближе всех к Даррену и задавала самые глупые вопросы. Он неприязненно посмотрел на ее щедро накрашенный рот и сердито бросил: – Здесь дело не в страхе. Либо я его, либо он меня. Бояться некогда. Глаза рыжеволосой расширились. Вот это мужчина! Только рядом с таким и почувствуешь себя настоящей женщиной… Она сделала маленький шажок к Даррену. Он с трудом подавил желание отшатнуться от нее. – Вы так интересно рассказываете, мистер Уолш! – послышался звонкий голосок хозяйки дома. К удовольствию Даррена, рыжеволосая тут же вернулась на прежнюю позицию. – Но я вынуждена прервать вашу беседу. – Ах, Эмили, мистер Уолш еще столько всего нам не рассказал! – защебетали женщины вокруг. – Мистеру Уолшу надо немного отдохнуть, – строго сказала Эмили. – К тому же поговорить с ним хотят и другие. Эмили повелительно поманила Даррена, словно демонстрируя свое право на него, и вывела его из толпы женщин. Никто не посмел последовать за ними. – Спасибо, – с признательностью сказал Даррен. – Я уже думал, мне конец. – Вы не боитесь сражаться с крокодилами, так неужели пятиминутный разговор с нью-йоркскими красавицами способен вас напугать? – лукаво осведомилась Эмили, глядя на охотника снизу вверх сквозь стрельчатые ресницы. Вблизи Даррен Уолш выглядел привлекательнее и моложе, чем издали, и Эмили подумала, что ему вряд ли намного больше тридцати. – Эти красавицы хуже крокодилов, – искренне сказал Даррен. Эмили закусила губу, чтобы не рассмеяться. Ее приятельницам, уверенным в собственной неотразимости, вряд ли понравился бы такой отзыв. – Мне очень жаль, что мы производим на вас столь тягостное впечатление, – проговорила Эмили с наигранной грустью. Если она рассчитывала на то, что Даррен примется уверять ее в том, что она ни в коем случае не принадлежит к числу красавиц-крокодилов (этого, по крайней мере, требовала элементарная вежливость!), она просчиталась. – Я не в большом восторге от светских приемов, – отрезал Даррен. Тем временем Эмили искусно подвела его к столику с отличным французским шампанским. – Вы просто мало на них бываете. – Она лучезарно улыбнулась, не показывая, насколько обидны его слова. – К этому нужно привыкнуть… Эмили неопределенно повела рукой по залу, потом взяла бокал со столика и протянула Даррену. Может быть, алкоголь несколько смягчит его непримиримость… Передавая бокал, Эмили невзначай дотронулась до Даррена. Рука его была такой же темной, как и лицо, с длинными гибкими пальцами, и молодая женщина на секунду ощутила непривычное волнение. Это человек совсем другой породы. Не бессердечный делец, обожающий деньги больше всего на свете, и не бесшабашный прожигатель жизни, который не знает, как развеять скуку. Даррен Уолш, что называется, настоящий мужчина. Ему непонятна жизнь, полная полунамеков и бессмысленных разговоров, и обычное кокетство против него бессильно… А это мы еще посмотрим, сказала себе Эмили. Мужчина – он и в амазонских джунглях мужчина. Не может быть, чтобы к нему не нашелся ключик. Даррен взял шампанское и поблагодарил ее коротким кивком головы. – Привыкать к такому? – с легким презрением усмехнулся он. – Упаси Бог. Если бы кто-нибудь из завсегдатаев салона миссис Маверик посмел сказать что-нибудь в этом духе, Эмили возмутилась бы до глубины души и запретила бы наглецу как минимум месяц появляться у нее. Но в ответ на слова Даррена она лишь кротко потупилась. – Пожалуй, вы правы, мистер Уолш, – вздохнула она. – Но что остается делать нам, бедным женщинам? Мужчины узурпировали право на все приключения и без зазрения совести запирают нас дома, где мы в одиночестве скучаем и придумываем себе развлечения, вроде этого приема… Эмили подняла на охотника глаза, смиренное выражение которых могло бы обмануть и более опытного мужчину, чем Даррен Уолш. – Почему? – изумился он. – Неужели нельзя придумать себе более интересное занятие? Да взять хотя бы мои экспедиции. Пару раз со мной ездила Шейла Булстранг, она отличный биолог и по совместительству врач. Без нее мы бы просто пропали… Воображение Эмили сразу нарисовало изящную женщину с красивой, гордо посаженной головкой, в белоснежном халате и с микроскопом. Ревность заворочалась в ее сердце. – Вот и в следующую экспедицию думаю взять с собой Шейлу, – продолжал Даррен с воодушевлением. – Да мало ли увлекательных и полезных занятий может найти для себя умная женщина! Сидеть дома и устраивать приемы проще простого. Куда сложнее найти деньгам более достойное применение. Эмили Маверик – неслыханное дело – безропотно выслушала эту отповедь. – Вы собираетесь в экспедицию?! – воскликнула она, когда Даррен закончил. – А когда и куда? – Выезжаем через месяц. Стартуем из Барселиуса… Это в Бразилии… А потом по левому притоку Рио-Негро и дальше… Даррен замялся, не зная, стоит ли беспокоить миссис Маверик географическими подробностями. – Ах, как же это все интересно… – Ясные глаза Эмили затуманились. – Интересно – не то слово. Амазонские джунгли еще до конца не исследованы, а район, куда мы направляемся, – самое настоящее белое пятно на карте. Даже я плохо представляю себе, что нас может там ожидать. – Вас? Вы планируете взять с собой много людей? – Как минимум троих, – признал Даррен. – Правда, состав группы до сих пор уточняется… Это был щекотливый вопрос. Собственных средств у Даррена Уолша почти не было, и его знаменитые экспедиции целиком и полностью зависели от милости коммерсантов, о которых он отзывался с таким пренебрежением. Известного исследователя с готовностью принимали в высшем обществе, о нем писали в газетах, восхищались его бесценными исследованиями… И все же порой ему было тяжело найти деньги для очередной экспедиции, особенно если речь шла о чем-то совершенно неизведанном, а потому опасном и невыгодном. Если бы Даррен ехал на Амазонку охотиться на аллигаторов или разыскивать утерянное золото инков или майя, то в желающих финансировать его недостатка не было бы. Под призрачную надежду обрести немыслимое богатство или славу его экспедицию снабдили бы всем необходимым. Но Даррен был в первую очередь ученым, что бы ни сочиняла о нем желтая пресса, и его интересорвали загадки Амазонии. Проблема была в том, что за разгадку можно было заплатить жизнью, а ни один бизнесмен не желал, чтобы потраченные им средства бесследно сгинули в тропических джунглях. Конечно, изредка находились смельчаки, которые вручали Даррену Уолшу солидные чеки, а потом с трепетом ожидали его возвращения. Но каждый раз у Даррена не было стопроцентной гарантии, что удастся найти щедрого человека, который оплатит все до последнего каноэ. На этот раз вездесущий Эл Ларреби вызвался помочь Даррену. Своими долларами Эл, разумеется, рисковать не собирался, однако он славился умением выбивать деньги из сильных мира сего. Даррен возлагал на него большие надежды. – Если бы вы знали, как я вам завидую! – с чувством воскликнула Эмили. – Порой ужасно хочется вырваться из этого душного города с его нелепыми условностями и жестокими законами. Вы совершенно правы – мы в Нью-Йорке ослепли и оглохли. Красота природы больше не волнует наши души, все заменил золотой телец… Когда Эмили хотела, она умела очень проникновенно говорить. При этом у собеседника не возникало ни капли сомнения в ее искренности. Даррен был тронут скорбным выражением ее хорошенького личика. Вот не повезло бедняжке, подумал он невольно. Сама заманила себя в ловушку и не знает, как из нее выбраться… – Придумайте что-нибудь, миссис Маверик, – произнес он, сочувствуя хорошенькой женщине. – Нельзя же так насиловать себя… Эмили кинула на него быстрый взгляд. Кажется, она достаточно подготовила его. Надо действовать. Сейчас или никогда. – А вы возьмите меня с собой, мистер Уолш, – сказала она и впилась глазами в его смуглое лицо, стараясь угадать ответ до того, как Даррен откроет рот. Бесстрашный охотник растерянно заморгал. – К-куда в-взять? – пробормотал он, слегка заикаясь. – В экспедицию, – напористо ответила Эмили. – Я уверена, мне там очень понравится. Даррен оторопело разглядывал ее. Эта легкомысленная дамочка не представляет себе, о чем говорит! Ее просьба – очередной каприз светской львицы, и он будет последним дураком, если вздумает выполнить ее! – Возьмите меня, мистер Уолш, – просительно произнесла Эмили, которая приняла его молчание за колебания. – Я буду очень послушной. Она умоляюще сложила руки и невинно захлопала ресницами. Такой Эмили Маверик невозможно было отказать, и она с детства пользовалась этим приемом, чтобы добиться своего. Однако Даррен об этом не знал. – Вы что, с ума сошли?! – взревел он так громко, что стоявшие неподалеку люди стали с интересом оборачиваться. – Да как вам это в голову пришло? – Вы же сказали, что состав экспедиции еще не утвержден, – надула губки Эмили. – В моей экспедиции каждое место на вес золота! – возмущался Даррен. – Я не могу тащить в Бразилию бесполезный балласт! Эмили побледнела. Видит бог, она достаточно натерпелась от этого дикаря и вела себя как лапочка. Но сейчас он перешел все границы! – На вашем месте я бы не разбрасывалась подобными заявлениями, мистер Уолш, – отчеканила она. – Как бы вам потом не пришлось пожалеть. Даррен смерил ее презрительным взглядом с головы до ног. Эта бесцветная пигалица, едва доходившая ему до плеча, осмеливается угрожать? Он мог бы одним ударом кулака прихлопнуть ее как муху. Но, конечно, это же так называемое цивилизованное общество! Здесь любая безмозглая курица, от которой пользы гораздо меньше, чем от болотного комара, мнит себя королевой и требует соответствующего обращения. А газетчики еще удивляются, почему он так мало времени проводит в родном Нью-Йорке! – Не мелите ерунды, – махнул рукой Даррен. – Я же не пытаюсь наняться к вам в повара, не умея готовить изысканную пищу. Так как же вы можете напрашиваться в мою экспедицию, если вы и мачете в руках не удержите? В словах Даррена была доля правды, и от этого Эмили разозлилась еще сильнее. – Зачем мне какой-то нож, если по слухам вы отлично им владеете? – презрительно усмехнулась Эмили. Кровь бросилась Даррену в лицо. Он еще больший дурак, чем она, раз пытается ей что-то доказать. – Если вам захотелось экзотики, миссис Маверик, – произнес он с ледяным спокойствием, – отправляйтесь в оранжерею. И удовольствие получите, и прическу не испортите. В моей экспедиции кудряшки завивать нечем. И с этими словами Даррен демонстративно повернулся к Эмили спиной. Пару мгновений она всерьез размышляла о том, не облить ли ей наглеца шампанским, но потом здравый смысл взял верх. Мистер Уолш сопротивляется? Отлично. Тем сладостней будет ее абсолютная победа! – Знаешь, что мне заявила эта ненормальная дамочка?! – воскликнул Даррен, когда они с Элом сели в машину, чтобы ехать домой. – Какая ненормальная дамочка? – откликнулся Эл, отмечая про себя, что с точки зрения Даррена на приеме Эмили Маверик все женщины подпадали под это определение. – Та самая, с белесыми кудряшками, – с ненавистью проговорил Даррен. – Манерная такая. Миссис Маверик. – Эмили? – искренне удивился Эл. Что же натворила бедняжка, чтобы вызвать у Даррена столь жгучую неприязнь? – Она попробовала напроситься со мной в экспедицию. – Что? – Эл даже руль выпустил. – Ты уверен? – Еще бы, – с горечью усмехнулся Даррен. – Пришлось ей нагрубить. По-иному не поняла. – Кто бы мог подумать, что она на такое способна, – покачал головой Эл. – Смелая девчонка… – Идиотка, – проворчал Даррен. – Десять минут расписывала мне, как она устала от своей бессмысленной жизни и как ей хочется соединиться с природой. Ага, с природой ей хочется соединиться, хмыкнул про себя Эл. Держи карман шире. – Ни единой извилины в голове, – продолжал Даррен, постепенно ожесточаясь. – Допустим, ей и правда все это надоело. Но неужели нельзя придумать себе более содержательное занятие? Пошла бы работать. Или благотворительностью занялась бы. Или на курсы какие-нибудь записалась бы. Мало ли полезных дел можно найти в Нью-Йорке! Эл запрокинул голову и от души расхохотался. Поистине Даррен Уолш наивен как младенец. – Что смешного я сказал? – оскорбился Даррен. – Неужели ты думаешь, что Эмили Маверик собралась с тобой в джунгли потому, что ей наскучила ее нью-йоркская жизнь?! – воскликнул Эл, все еще сотрясаясь от пароксизмов безудержного веселья. – Она просто решила немного на тебя поохотиться, мой дорогой Даррен. Я сразу понял, что ты ей приглянулся, правда, не думал, что настолько серьезно… Надо же, она ради тебя приготовилась в джунгли ехать… Никогда бы не подумал, что наша недотрога на такое способна. Ты должен гордиться! – Тогда тем более – никакой Эмили Маверик в моей экспедиции, – насупился Даррен. – Мне еще влюбленных женщин не хватало! – Погоди, – посмеивался Эл. – Эмили отличается редкостным упорством, а ты ее как следует раздразнил. Думаю, тебе нелегко придется. Даррен энергично выругался. – Можешь ей передать, что скорее Амазонка потечет вспять, чем я возьму ее с собой! – Я бы на твоем месте не торопился с заявлениями, – усмехнулся Ларреби. – Эмили Маверик из тех женщин, что могут и реку вспять повернуть. – Время покажет, – недовольно буркнул Даррен. И время действительно показало. 3 Эл Ларреби откинулся на спинку своего старого кресла и вальяжно водрузил ноги на стол. В правой руке Эл держал лист бумаги, исписанный неровным прыгающим почерком, левой время от времени брал со стола дымящуюся кружку с кофе. Телефонную трубку он прижимал ухом к плечу и скорбным голосом зачитывал свой список. Унылый тон Эла совершенно не вязался с довольным выражением его лица и хитрой усмешкой, которая то и дело появлялась на его плотоядных губах. – …Джо Беринг на попятный пошел… Ни в какую, говорит, слишком риск велик… Да, и здесь тоже ничего не выходит… Не стоило тебе так рано говорить, куда именно ты направляешься… Трубка недовольно забулькала. Эл воздел глаза к небу. – Ничего я тебе не обещал, – обиженно заявил он, когда его невидимый собеседник успокоился. – Я ж не виноват, что ты своим поведением сам всех отпугнул… Как когда? На приеме у Эмили Маверик. С тобой теперь просто боятся связываться… Ну-ну, Даррен, о женщинах так не говорят. Тем более о таких, как Эмили. Она, между прочим, совсем не держит на тебя зла. И готова оплатить все необходимые расходы… Конечно, раз ты против… Естественно, я ничего ей не сказал… Буду думать дальше. Эл повесил трубку и выпрямился в кресле. Внезапная антипатия денежных тузов Нью-Йорка к Даррену Уолшу объяснялась очень просто. Эмили Маверик пустила в ход все свои связи и умение нравиться, чтобы процесс финансирования новой экспедиции Даррена натыкался на одно препятствие за другим. Никто не желал вкладывать деньги в столь опасное предприятие. Кто-то боялся потерпеть убытки, кто-то желал угодить очаровательной миссис Маверик. Почему бы не оказать услугу маленькой прелестной вдовушке, учитывая то, что Даррен Уолш многим пришелся не по вкусу? Даррен не просил и не обещал, не рассказывал о вечной славе или бесценных сокровищах индейцев. Гордец-охотник не трогал сердца сильных мира сего. А вот чудесная миссис Маверик умела найти подход к каждому. Эл Ларреби был отлично осведомлен об интригах Эмили. Она без обиняков предложила ему финансировать экспедицию Даррена. При одном условии – если она отправится вместе с ним. – Помилуйте, Эмили, – сказал ей тогда Эл. – Зачем вам это нужно? Там насекомые и отвратительные змеи. И все вечерние платья вам придется оставить дома. Даррен будет смотреть на вас как на обузу и… Ничего путного у вас не выйдет, хотел он добавить, но вовремя осекся. Выражение лица Эмили Маверик не предвещало ничего хорошего. Не суйтесь не в свое дело, мистер Ларреби, ясно говорили ее голубые глаза. И Эл не совался. Он передал Даррену предложение миссис Маверик. Как и следовало ожидать, тот наотрез отказался. Но опытный Эл знал, что это лишь вопрос времени. Игра велась по правилам Эмили Маверик. В нью-йоркских джунглях Даррен Уолш был обречен на поражение. Через десять дней стало ясно, что собранных средств хватит лишь на недельный запас продовольствия для экспедиции из семи человек. Даррен рвал и метал, но Эл видел, что у него нет другого выхода, как согласиться на предложение Эмили. Что он и сделал через пять дней. – Скажи этой набитой дуре, что я возьму ее с собой, – прорычал Уолш в трубку. – Она оплатит мне все расходы, а я из нее всю душу вытрясу! Она будет у меня каждую секунду жалеть о том, что напросилась со мной! Эл не сомневался, что так оно и будет, и в более мягких выражениях попытался предостеречь миссис Маверик. Он навестил ее на следующий день после того, как принципиальное согласие Даррена было получено. В особняке Эмили его приняли как дорогого друга. Хозяйка лично встречала его на пороге. В нежном льняном сарафанчике (Эл разбирался в женских туалетах не хуже бродвейской модницы и знал, сколько стоит видимая простота сарафанчика Эмили) она выглядела юной девушкой. Никто бы и предположить не мог, что у этого эфемерного создания такая хватка. – О, Эл, я так вам благодарна! – Эмили мотыльком порхала вокруг Ларреби. – Если бы не вы, мистер Уолш ни за что не согласился бы взять меня с собой. Ну, положим, вы просто не оставили ему выбора, усмехнулся про себя Ларреби, однако вслух сказал совсем другое. – Моя дорогая Эмили, разве вам можно отказать? Вот и Даррен постепенно понял это. Не судите его слишком строго. У вас будет много времени, чтобы лучше узнать его. Эмили широко улыбнулась. – Не думаю, что у меня в экспедиции будет время на мистера Уолша. Я еду покорять Амазонку, а не изучать его характер. – Восхищаюсь вами, Эмили! – Эл с чувством пожал хрупкую ручку миссис Маверик. – Нужно иметь небывалое мужество, чтобы отправиться в неизведанное. – Пустяки, – повела Эмили округлым плечиком. – Что там может быть странного? Увлекательное путешествие, экзотическая прогулка, не больше… Сказано это было с такой непоколебимой уверенностью, что у Эла не хватило духу возразить. – Боюсь, что вас ожидает немало сюрпризов в Амазонии, – проговорил он задумчиво. – И Даррена тоже. Эмили музыкально рассмеялась. – Давайте лучше обсудим финансовые вопросы, – предложила она, и две головы, белокурая и лысеющая, склонились над кипой бумаг. Бесстрашная миссис Маверик отправляется в опасное путешествие! Хозяйка самого известного в Нью-Йорке светского салона не испугалась бросить вызов амазонским джунглям! Нью-йоркская красавица среди бразильских индейцев! Только в «Нью-Йорк Миррор» подробный ежедневный отчет о приключениях светской львицы в тропиках. Эмили Маверик – наш специальный корреспондент в Амазонии. Даррен с силой отшвырнул от себя пачку свежих газет. Все первые полосы пестрели фотографиями Эмили Маверик. На страницах «Нью-Йорк Миррор» коварная вдова была изображена в кокетливом комбинезоне цвета хаки. Она прижимала руку ко лбу и напряженно всматривалась вдаль. На груди у нее висел бинокль. На заднем фоне росли пальмы, настолько ядовито-зеленого цвета, что вызвали бы даже у самого неискушенного читателя сомнения в своей подлинности. – И это только начало! – воскликнул Даррен в пустоту и, встав с дивана, подошел к окну. Маленькая квартирка в престижном районе Манхэттена досталась ему по наследству от родителей. Даррен жил тут в свои короткие визиты в город, и всякий раз после двух-трех недель пребывания в Нью-Йорке он начинал задыхаться в этих стенах. Джунгли манили его, неразгаданные тайны и новые открытия не давали спокойно спать по ночам. За несколько дней до отправления в очередную экспедицию Даррена всегда немного лихорадило от волнения. Еще чуть-чуть потерпеть, и бетонные города останутся позади, а влажные амазонские джунгли распахнут ему объятия… Эта, двенадцатая по счету экспедиция должна была стать особенной. И она обязательно ею стала бы, если бы не одна полоумная дамочка. Она превратила дело его жизни в нелепый фарс, в светское шоу. Она раздает глупые интервью не менее глупым журналистам, будучи на сто процентов уверена в том, что боа-констриктор – это вид мехового манто! Даррен представил себе, как это самое «манто» обовьет тоненькую шейку миссис Маверик, и мрачно усмехнулся. О нет, он вовсе не желает ей зла! Но кто-то же будет должен открыть ей глаза на то, что они отправляются не на увеселительную прогулку. Боа-констриктор отлично подходит для этой роли. Впрочем, еще неизвестно, кто выйдет победителем из этой схватки. Даррен припомнил подробности своей последней встречи с миссис Маверик, и его передернуло. Все денежные вопросы они (слава всем туземным божкам!) уладили посредством Эла Ларреби. Даррен не мог не признать, что Эмили выполнила все свои обещания. Она была щедра и не требовала отчетов о потраченных суммах. При иных обстоятельствах подобное великодушие смягчило бы сердце Даррена. Но он постоянно напоминал себе, что она приобретает снаряжение не для него, а для себя, и от этого его настроение портилось с каждым днем. Однако когда все приготовления были завершены, Даррену пришлось приступить к выполнению своей части сделки. Миссис Маверик пожелала встретиться с ним, чтобы обсудить волнующие детали предстоящего путешествия, и Даррен Уолш беспрекословно отправился в ресторан при пятизвездочном отеле «Уорлд Астория». На всякий случай он прихватил с собой Эла Ларреби. Старина Эл сумеет успокоить его, если общество Эмили Маверик станет совсем уж невыносимым… Когда Даррен вылез из машины у парадного входа отеля, ему на секунду показалось, что перед входом выстроилась огромная очередь туристов. Но не успел он повернуться к Элу, чтобы спросить, что все это могло значить, как «туристы» принялись щелкать фотокамерами и совать Даррену под нос микрофоны. – Мистер Уолш, как вы оцениваете свои шансы на успех? – Как вы относитесь к тому, что в вашей экспедиции будет участвовать женщина? – Сколько пришлось заплатить миссис Маверик, чтобы вы согласились взять ее с собой? Они наступали на Уолша и Ларреби, словно стая голодных гиен, и на секунду бравый охотник серьезно подумал о том, чтобы запрыгнуть обратно в машину и уехать подальше от «Уорлд Астории». Но тут к опешившему Даррену пробралась невысокая, круглолицая, коротко стриженая журналистка. Чуть не ткнув ему в лицо диктофоном, она воскликнула: – Скажите, мистер Уолш, вас не задевает то, что ваши хваленые исследования оплачиваются женщиной? Это стало последней каплей. – Уйдите с дороги! – рявкнул Уолш и рванул вперед. Репортеры попробовали его задержать, но где им было остановить разгневанного исследователя Амазонки! – Не сомневаюсь, это все дело рук твоей Эмили Маверик, – прошипел Даррен, как только они с Элом оказались в относительной безопасности в холле «Уорлд Астории». Туда вездесущую прессу не пускали надежные молчаливые охранники, и Даррен мог дать волю своему гневу. – Причем тут Эмили? – слабо возразил Эл. – Газетчики сами все разнюхали… Но Даррен остался при своем мнении. – Ничего, вот когда окажемся в Бразилии… – с угрозой проговорил он. Элу стало не по себе от его тона, но от комментариев он воздержался. В конце концов, Эмили сама раздразнила Даррена Уолша. Так что пусть пеняет на себя, если что-нибудь пойдет не по ее плану. Они вошли в ресторан «Уорлд Астории». Эмили безмятежно пила чай за столиком у окна и делала вид, что не имеет отношения к заварушке у входа в отель. А ведь всего-то потребовалось позвонить в одну-единственную газету, чтобы организовать Даррену Уолшу достойную встречу. Она первой заметила Даррена и Эла. Сразу было видно, что Уолш не в духе. Эмили быстро прикинула про себя, сколько блестящих ньюйоркцев сошли бы с ума от радости, вздумай она назначить им встречу, и это приободрило ее. К Даррену Уолшу тоже ключик найдется. Лишь дайте срок. Эмили замахала рукой, чтобы привлечь внимание мужчин. Сейчас Даррен увидит ее, увидит, как она хороша, и мрачное выражение моментально исчезнет из его глаз… Не тут-то было. Он нахмурился еще сильнее, и его угрюмый вид резко контрастировал с сияющей физиономией Ларреби. – Эмили, дорогая, простите, нас задержали обстоятельства! – воскликнул галантный Эл. – Вернее, толпа репортеров у входа, – поправил его Даррен. – И, кажется, сказать за это спасибо мы должны вам. Эмили оскорбленно поджала губы. – Не понимаю, что вас не устраивает, – процедила она. – Благодаря мне в городе не говорят ни о чем, кроме вашей экспедиции! – И это только создает дополнительные трудности, – проворчал Даррен. – У меня и без журналистов хлопот хватает. – Даррен, Эмили, прошу вас, не ссорьтесь, – вмешался Эл. – У вас еще будет возможность выяснить отношения. Миссис Маверик слегка покраснела. Что-то этот толстяк стал слишком много себе позволять. – Да, давайте перейдем ближе к делу, – кивнул Даррен. – Через неделю вы должны быть в Манаусе… – Где? – перебила его Эмили. – Это город в Бразилии, – торопливо прошептал Ларреби. – Экспедиция стартует из Манауса. Даррен кивком подтвердил его правоту. – Манаус? – растерянно повторила Эмили. – Разве мы не полетим все вместе из Нью-Йорка? – Вместе? У нас не детская экскурсия, миссис Маверик. – Даррен с видимым усилием заставлял себя говорить спокойно, однако его серые глаза метали молнии. – К тому же не все члены нашей экспедиции находятся сейчас в Нью-Йорке. Они прилетят в Бразилию из разных уголков земли. – Ах, как интересно! – восхитилась Эмили и придвинулась к Даррену. Ее нежное личико излучало живейшее любопытство. – Расскажите мне, пожалуйста, обо всех членах экспедиции. Я страшно заинтригована. Даррен с нескрываемым ужасом взглянул на настойчивую красавицу. Эмили ласково улыбалась, и мысль о том, что ему придется лицезреть ее каждый день на протяжении четырех месяцев, вызвала у бесстрашного охотника нечто вроде паники. Как он сможет найти общий язык с этим безмозглым созданием? – Э-э… зачем вам это? – пробормотал Даррен. – Но ведь мне предстоит путешествовать с ними целых четыре месяца! – с упреком воскликнула миссис Маверик. – Я должна быть готова ко всему. – В самом деле, Даррен, – поддержал ее Эл. – Эмили имеет право знать, с какой бандой головорезов она связалась. Эмили испуганно ойкнула, а мужчины обменялись понимающими улыбками. – Хорошо, – кивнул Даррен. – Всего нас пятеро. То есть шестеро, включая вас. Пит Кэмп, мой давний приятель, – археолог. Джош Эпплтон, помощник Кэмпа, специалист по… – А Шейла Белстроув? – не утерпела Эмили, вспомнив, как на ее приеме Даррен восхищался женщиной-биологом. – Булстранг, – поправил ее Даррен. – Куда же без Шейлы. Она биолог и по совместительству врач. Еще Аурак, мой верный проводник из племени кечуа. Он участвовал в четырех моих экспедициях и однажды спас мне жизнь. Эмили рассеянно кивала. Даже упоминание о спасенной жизни Даррена Уолша не вывело ее из состояния задумчивости. Куда же без Шейлы. Ей страшно не понравилось это замечание. Если мужчине вроде Даррена Уолша и суждено влюбиться, то его избранницей как раз должна стать какая-нибудь Шейла Белстроув. Тьфу, Булстранг. Умная, смелая, надежная. Наверняка симпатичная, иначе он не отзывался бы о ней с такой теплотой. Даррен ее уважает и высоко ценит, это яснее ясного. У Эмили заныло сердце от неприятного предчувствия. Одно дело – быть некоронованной королевой среди четырех мужчин. И совсем другое – делить трон с Шейлой Булстранг! – Здесь список вещей, которые вы обязательно должны взять с собой, – продолжал Даррен. Он положил перед Эмили исписанный лист. – Постарайтесь ничего не забыть. – Разумеется, – притворно зевнула она и небрежно смахнула лист в сумочку. – Что ж, тогда желаю удачи, – сказал Даррен и внезапно встал. – Мне пора. Дел по горло. Запомните – двадцать третьего встречаемся в Манаусе. Отель «Терро Зорро». Сидящей Эмили Даррен показался огромным. Он словно навис над ней, давая последние указания, и Эмили почувствовала себя маленькой беспомощной девочкой. Даррен кивнул на прощание и направился к выходу. Джинсы и клетчатая рубашка сидели на нем гораздо лучше, чем смокинг, и многие женские головы поворачивались, чтобы как следует разглядеть его. Сердечко Эмили ревниво екнуло. Она уже привыкла считать этого дикаря своей собственностью. И пусть она пока не вызывает у него ничего, кроме откровенной неприязни. У нее впереди целых четыре месяца, чтобы заставить его склониться перед ней. А что будет потом? Какая разница… Там будет видно. – И все же мне кажется, Эмили, что вы не на того мужчину поставили, – раздался у нее над ухом насмешливый голос Эла Ларреби. Эмили вздрогнула. – Что вы имеете в виду? – Этого зверя вам не приручить. – Эл кивнул в сторону двери, только что закрывшейся за Дарреном. Эмили предпочла прикинуться непонимающей. – Не знаю, о чем вы говорите, – холодно произнесла она. – Зря на страдания себя обрекаете, – невозмутимо продолжал Эл. – Вот вам мой прогноз – через пару дней в амазонских джунглях ваша нежная кожа покроется волдырями от укусов насекомых и солнечных ожогов, ваши тонкие ручки распухнут от тяжелой физической работы, а ножки откажутся вам подчиняться. И вы вынудите Даррена дать вам провожатого до ближайшего бразильского города, откуда сбежите домой. – Не сбегу! – строптиво воскликнула Эмили. – А что касается ваших предполагаемых ужасов, то я отлично к ним подготовилась. С кремами, маслами и массажем моей горничной Меган мне ничего не страшно! У Эла Ларреби отвисла челюсть. – В-вашей горничной? Вы что, собираетесь взять с собой прислугу? Эмили посмотрела на него как на ненормального. – Естественно. Как, вы полагаете, я буду обходиться в Амазонии без горничной? В этот момент Эл Ларреби искренне пожалел о том, что привел Даррена в светский салон миссис Маверик. 4 До Манауса, столицы штата Амазонас, Эмили Маверик добралась с максимальным комфортом. Горничная Меган, которая согласилась сопровождать хозяйку в амазонскую сельву только после значительного повышения жалования, заботилась обо всем необходимом. Эмили оставалось лишь отдавать распоряжения и лениво пролистывать туристические каталоги. Заочно Манаус очень понравился начинающей путешественнице. Красивый, культурный город в самом сердце джунглей. При мысли об опасных таинственных лесах, окружающих сверкающий мегаполис, по спине Эмили пробегал приятный холодок. В маленьком блокноте, который лежал в ее сумочке, она серебряным карандашиком помечала достопримечательности Манауса, которые ей захотелось посетить. Международный аэропорт встретил Эмили Маверик кондиционированной прохладой и десятком журналистов, которые жаждали взять интервью у богатой американской путешественницы. Эмили позировала фотографам и устало отвечала на вопросы, пока Меган получала их багаж. В такси по дороге в отель Эмили нехотя поглядывала по сторонам. Долгий полет порядком ее утомил, и даже непривычная экзотика была не в силах расшевелить ее. У меня еще будет время осмотреть город, решила Эмили и сладко зевнула. А сейчас – скорее в гостиницу, принять душ и растянуться на свежих простынях в номере… Отель «Терро Зорро», в котором Даррен Уолш назначил встречу, располагался на окраине Манауса. Эмили недовольно скривилась, когда это выяснилось, однако вопреки ее опасениям гостиница оказалась вполне приличной. Для миссис Маверик был забронирован номер де-люкс из трех комнат, обставленных в старинном испанском колониальном стиле. Беломраморная ванная комната привела Эмили в восторг, и она несколько смирилась с тем, что никто не позаботился о втором номере для ее горничной. Пожалуй, будет даже удобнее, если Меган будет все время находиться под рукой… Эмили распорядилась, чтобы кондиционеры включили на полную мощность, а окна завесили плотными шторами, так как непривычная духота уже давала о себе знать. Встреча с Дарреном и другими членами экспедиции была назначена на следующее утро, и Эмили решила, что ей в первую очередь нужно хорошенько отдохнуть. Она должна отлично выглядеть, не хуже, чем в Нью-Йорке, когда завтра в восемь утра (ужасная рань, да еще не забудьте о разнице во времени!), когда завтра спустится в холл «Терро Зорро». Призрак пока еще незнакомой Шейлы Булстранг навязчиво преследовал Эмили. Она проспала почти весь день и проснулась к вечеру. Эмили полежала десять минут в постели, раздумывая, чем бы себя занять. Можно, конечно, спросить у администратора, кто из членов экспедиции уже прибыл, и пойти познакомиться. Вдруг сам Даррен уже в «Терро Зорро», и она сможет с ним поболтать? Воодушевленная этой мыслью, Эмили поднялась с кровати, но тут же опустилась обратно. Нет, она не будет торопиться. Зачем лишать себя триумфального появления? Завтра она как королева спустится по деревянной лестнице в холл (Эмили уже успела рассмотреть холл гостиницы и поняла, что он как нельзя лучше подходит для ее целей). Она немного опоздает, как и подобает истинной женщине. Минут десять-пятнадцать, чтобы Даррен не разозлился на нее, а все остальные успели собраться. Там будет на кого производить впечатление! Всего четверо мужчин, конечно. Не густо, когда ты привыкла общаться с десятками. Причем один из них индеец, которого в расчет брать не стоит. Но зато другой – сам Даррен Уолш! Эмили все-таки поднялась с постели, накинула легкий пеньюар и вышла в соседнюю комнату, где Меган уже успела повесить привезенные наряды в большой пузатый гардероб на изогнутых ножках. Эмили перебирала платья, прикидывая, какое из них больше всего понравится Даррену. Он без ума от своих джунглей, значит, она должна остановиться на зеленом… А может быть, на желтом? Или этот пятнистый костюм, напоминающий шкуру гепарда, будет приятнее всего для глаз охотника? Эмили вытащила несколько нарядов и разложила их на стульях и диване. Одним из ее неоспоримых достоинств был безупречный вкус и умение идеально подбирать одежду в соответствии с событием. И сейчас Эмили безошибочно почувствовала, что лучше всего на ней будет смотреться это сочно-зеленое платье с рукавами-фонариками и широким плотным поясом, который так красиво подчеркивает ее стройную талию. К платью – босоножки тоном темнее, на небольшом устойчивом каблучке, с золотистым застежками. На сумочке – такая же золотистая застежка, так что все будет идеально сочетаться. С собой можно захватить невесомый газовый шарфик и непременно широкополую соломенную шляпку. В таком виде ей не будет страшно никакое солнце. А в гепардовом костюмчике (ах, какой эффектный, вздохнула Эмили, с сожалением дотрагиваясь до мягкой ткани) она еще успеет блеснуть перед Дарреном, когда цивилизованный Манаус останется позади, и дикая природа Амазонии обеспечит ей чудесный фон! Надо было все-таки заключить с Ларреби пари, подумала Эмили, вдруг вспомнив безобразные намеки приятеля Даррена. Как он посмел сомневаться в ее чарах! Утром Эмили, несмотря на ранний час, проснулась отдохнувшей и уверенной в своих силах. Меган приготовила для нее освежающую маску, и Эмили двадцать минут наслаждалась волшебным действием косметического состава. Здесь, в Бразилии, ей нужно быть особенно осторожной со своей нежной кожей. Ровно в восемь пятнадцать Эмили вышла из номера. Сердце особенно быстро билось в груди. Она старалась убедить себя, что все в порядке и что Даррен Уолш ничем не отличается от тех мужчин, которые рано или поздно склонялись к ее ногам. И все же она волновалась, словно школьница перед первым экзаменом, когда шла по узкому коридору к лестнице, что вела на первый этаж. Вся компания была в сборе. Облокотившись на стойку администратора, стоял Даррен Уолш в темно-зеленых брюках и такой же футболке. Эмили сразу отметила, что он выглядит намного увереннее в себе и счастливее, чем в Нью-Йорке. Да и смотрелся он в интерьере бразильского отеля гораздо привлекательнее. Было видно, что здесь Даррен чувствует себя как дома. Рядом с Дарреном, спиной к Эмили стоял невысокий молодой человек в коротких шортах. Эмили мельком взглянула на его коротко стриженый темный затылок и тут же отвернулась. Мужчин она успеет разглядеть позднее. Сейчас главное – найти Шейлу Булстранг и понять, что она из себя представляет. Однако в холле отеля «Терро Зорро» женщины не оказалось. Внезапному сюрпризу Эмили обрадовалась. Без Шейлы путешествие по Амазонке будет незабываемым! Райская тропическая зелень вокруг, живописные приветливые индейцы приглашают посетить красивые хижины, широкая река, по которой так удобно плыть, птахи щебечут в зарослях, иногда редкий ягуар мелькнет пятнистой шкурой… А аллигаторы появляются лишь затем, чтобы Даррен Уолш мог продемонстрировать ей свою ловкость и смелость, убивая этих отвратительных рептилий. От волнения у Эмили перехватило дыхание. Буквально через пару секунд Даррен увидит ее, и самое увлекательное приключение в ее жизни наконец начнется! Она не спеша спускалась по лестнице, такая прелестная и аккуратненькая, словно пару минут назад вышла из своего нью-йоркского особняка, направляясь к подруге в гости. Даррен заметил Эмили, когда она уже была на середине лестницы. От его твердой решимости игнорировать ее не осталось и следа. Как можно игнорировать женщину, которая разрядилась в пух и прах, собираясь в амазонские джунгли? Да еще позволяет себе опаздывать на важные встречи… Перед отправкой у него каждая секунда на счету, а ему приходится дожидаться эту полоумную дамочку! – Миссис Маверик! – загремел голос Даррена на весь холл. – Мы торчим тут уже пятнадцать минут. Могли бы и поторопиться! Головы всех участников экспедиции повернулись к Эмили, но она смотрела исключительно на Даррена. Увы, никакого восторга в его глазах она не заметила. – Я очень устала после дороги и никак не могла встать, – капризно сказала она. – Вы могли бы назначить встречу и попозднее. Лицо Даррена исказилось. Но тут он вовремя вспомнил о том, что его экспедиция полностью финансируется этой несносной Эмили Маверик, и едкие ругательства замерли у него на губах. Ничего, он все припомнит ей, когда они углубятся в джунгли подальше от так называемого цивилизованного мира с его идиотскими правилами поведения. – Неважно, – отрывисто бросил он. – Познакомьтесь, господа. Это Эмили Маверик, шестой член нашей экспедиции. На гладкий лоб Эмили набежало хмурое облачко. Она иначе воображала себе этот момент. Вначале Даррен должен был бы представить ей всех членов экспедиции. Ее называть было вовсе необязательно. Они все уже должны быть в курсе, кто она такая! – Очень приятно, – сухо произнес молодой человек, который стоял рядом с Дарреном. – Я Шейла Булстранг, биолог и врач. Эмили широко распахнула глаза цвета небесной лазури. Шейла Булстранг с короткой стрижкой и в мешковатом одеянии удивительно походила на мужчину. Темные стриженые ежиком волосы, колючие карие глаза, крупный нос и плотно сжатые губы. На вид Шейле было лет тридцать. Эмили с облегчением перевела дух. Конечно, уродиной Шейлу Булстранг не назовешь, но и привлекательной тоже. – Питер Кэмп, археолог, – представился следующий мужчина. Он был так же высок, как и Даррен, и невероятно худ. Эмили рассеянно кивнула ему. Джош Эпплтон, его помощник, оказался розовощеким юношей лет двадцати. Он с нескрываемым восторгом уставился на Эмили и протянул ей руку. Польщенная Эмили ласково улыбнулась ему. Может быть, этот мальчик научит кое-кого, как нужно обращаться с женщинами. Особенно с красивыми. – А где индеец? – поинтересовалась она у Даррена, когда со знакомствами было покончено. – Аурак появится завтра, – нехотя ответил Даррен. – И я был бы вам очень признателен, если бы вы не называли его индейцем. Краска бросилась Эмили в лицо. Она же не имела в виду ничего дурного! – Хорошо, – процедила она. – Я буду звать вашего ин… проводника так, как скажете. – А теперь к делу, – кивнул Даррен. Все расселись на диванах вокруг небольшого круглого столика в холле. Эмили, которая планировала якобы случайно сесть рядом с Дарреном, пришлось удовольствоваться местом между Кэмпом и Эпплтоном. Даррен вообще не сел. Эмили сложила руки на коленях и приготовилась слушать. Она была уверена, что сейчас Даррен посвятит всех в цели их великой экспедиции, разложит на столе карту, наметит маршрут. Бессчетное количество раз будут их глаза встречаться над картой, и постепенно искренний интерес Эмили заставит его позабыть о былой враждебности… – Завтра выступаем в пять, – начал Даррен. – Аурак нашел для нас четырех носильщиков, которые помогут переправить багаж до реки. Потом будем обходиться сами. – Я слышал, что у яномани неспокойно, – непонятно бросил Кэмп. – Разберемся, – поморщился Даррен. – Мы с ними почти не встретимся. С Рио-Негро свернем на Демени… – То есть мы поплывем не по Амазонке? – разочарованно воскликнула Эмили. Кто-то отчетливо прыснул. Кажется, Шейла. – Если бы вы, миссис Маверик, взяли на себя труд хотя бы поверхностно ознакомиться с картой местности, вы бы поняли, что Рио-Негро в семи километрах от Манауса сливается с рекой Солимоеш и образует собственно Амазонку, – насмешливо произнес Даррен. Эмили прикусила язык и дала себе слово не открывать рот до конца его выступления. Которое, однако, очень быстро закончилось. – Нет нужды предупреждать вас об опасностях и мерах предосторожности, – продолжил Даррен. – Почему же? – раздался холодный голос Шейлы. – Думаю, миссис Маверик не повредит небольшая лекция. Эмили была оскорблена до глубины души. Этот синий чулок считает ее беспомощным младенцем! Лучше бы со своими волосами научилась обращаться достойно, а потом уже лезла бы с советами! – Не стоит тратить на меня время, – величаво произнесла Эмили. – Я во всем разберусь сама. – Вот именно, – неожиданно поддержал ее Даррен. – Тем более что инструктаж миссис Маверик в любом случае пустая трата времени. Тут уж хихикнула не одна Шейла. Эмили могла поклясться, что усмешки появились на лицах всех участников экспедиции. – Любой инструктаж в первую очередь зависит от инструктора, – ядовито произнесла Эмили, – так что я полностью согласна с вами, мистер Уолш. Он будет пустой тратой времени. Смех немедленно оборвался. Лицо Даррена вытянулась. То-то, мстительно сказала про себя Эмили. Даррен продолжал обсуждать последние вопросы, а Эмили с унынием размышляла о том, что триумфальной прогулки по Манаусу не получится. Ну что, скажите на милость, она успеет за один день? Даже если Меган соберет багаж и все приготовит, в пять она все равно должна быть в гостинице… Для осмотра города и покупки сувениров у нее будет всего лишь несколько часов. А в туристическом каталоге писали, что в Манаусе продаются превосходные коврики ручной работы и не дорогие драгоценные камни… – Итак, у кого есть ко мне вопросы? – проговорил Даррен, отвлекая Эмили от размышлений. – А не могли бы мы отправиться на пару дней позднее? – спросила она. – Простите? – нахмурился Даррен. Он явно не понял, о чем речь. – Манаус такой славный городок, – пояснила Эмили. – Я бы очень хотела хотя бы мельком осмотреть его. Да и купить кое-что тоже. Говорят, здесь изумительные драгоценные камни… И дешево… Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/aleks-vud/ohota-na-ohotnika/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.