Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Секретные тюрьмы ЦРУ

$ 33.99
Секретные тюрьмы ЦРУ
Тип:Книга
Цена:33.99 руб.
Издательство:Европа
Год издания:2007
Просмотры:  12
Скачать ознакомительный фрагмент
Секретные тюрьмы ЦРУ Валентина А. Быкова А. Степанов Бороться с терроризмом, силой захватывая подозрительных людей, без суда удерживая их в застенках, подвергая издевательствам, – такова стратегия ЦРУ в XXI веке. Обнаружение целой системы, включающей сеть тайных тюрем и нигде не регистрируемые пути передвижения между ними, было делом случая. Раскрутившись, маховик общественного скандала привел к раскрытию обширного трансконтинентального заговора, в который были вовлечены правительства целого ряда стран. А судьбы незаконных узников ЦРУ, поломанные контртеррористической системой, оказались не более завидными, чем судьбы жертв самых страшных террористов. Секретные тюрьмы ЦРУ. Сборник Коллектив авторов: Болтунова Елена, Буланцева Елена, Васильев Евсей, Городов Андрей, Дорофеев Илья, Журавлев Денис, Задурян Артур, Макарова Наталья, Мищенко Ольга, Наконечников Виталий, Рогачева Екатерина, Сидорова Марина, Тютюнджи Иван, Шапарин Антон Под редакцией Быковой В., Степанова А. Предисловие Секретные тюрьмы ЦРУ – это часть системы противодействия международному терроризму и одновременно политическая проблема Соединенных Штатов Америки. После 11 сентября 2001 года американцы приняли концепцию упреждающих ударов по терроризму. Прежде всего они нанесли удар по Афганистану, откуда, как считается, «Аль-Каида» вместе с талибами организовала нападение на Америку. Началась война, в рамках которой были захвачены в плен люди, размещенные позднее в секретных тюрьмах. Это были граждане разных стран. Часть арестованных не имели никаких документов и не хотели называть свое имя и гражданство. Одновременно американцы по всему миру начали отслеживать членов радикальных исламистских организаций, а также всех, кто им помогал. Это десятки тысяч людей. Кого-то из них подозревали в подготовке террористических актов и посчитали, что их необходимо арестовать. Если совершается криминальное преступление, то на арест подозреваемого требуется санкция прокурора, ордер. Вина обязательно должна быть доказана в суде. Если идет война, санкции прокурора на уничтожение противника не нужно. И раз это война, то ее объявление, с точки зрения американцев, создало правовую ситуацию, позволяющую захватывать противника где угодно. Захватывать и заключать в тюрьмы. Аресты проводились в сотрудничестве со спецслужбами многих стран. На волне борьбы с терроризмом спецслужбы охотно сотрудничали с американцами, соглашаясь практически на все. Но правовая база для борьбы с террором так и не была создана. В секретные тюрьмы ЦРУ попало немало реальных террористов, но многие оказались там по ошибке. Если американцы выясняли, что они ошиблись, то просто выбрасывали невинного человека на улицу. Факты просочились в СМИ, и разразился шумный скандал. Сторонники прав человека забили тревогу: по всему миру летают тайные американские самолеты, которые перевозят незаконно арестованных людей. Именно этой политической проблеме и посвящена данная книга. В книге также отображен политический раскол, который произошел в стане американцев и их союзников. Образовалось как бы две партии: одни за борьбу с терроризмом любыми методами, в том числе незаконными, другие считают, что нельзя бороться с терроризмом, не опираясь на закон. Лидером первой выступила исполнительная власть Соединенных Штатов Америки во главе с президентом. Ее поддержали и американские законодатели. Против нарушений прав человека в антитеррористической борьбе выступили законодатели стран Евросоюза, европейские и американские средства массовой информации, неправительственные правозащитные организации во всем мире. На стороне противников политики США выступили также структуры Евросоюза, Парламентской Ассамблеи Совета Европы, Европарламент. Этот раскол будет только углубляться и постепенно может развиться в реальное политическое противостояние внутри американской коалиции. Проблема секретных американских тюрем имеет огромное значение еще и потому, что она касается каждого человека. Любой может быть «по ошибке» арестован и посажен на неопределенный срок. Ясно, что надо бороться с терроризмом, но существующих инструментов недостаточно. Американцы научились на практике предотвращать теракты, но до сих пор не нашли юридических обоснований для своих действий. И это серьезный сбой в работе правового государства. Данная проблема выявила особенность войн XXI века: столкновение правовой и неправовой систем, и этот конфликт имеет глобальный характер. У того, кто готовит теракты и способен убивать мирных жителей, нет правового статуса, этот противник не объявляет официально войну, он просто взрывает. Террористы действуют в любой стране, им не важны границы и гражданская принадлежность. Секретные тюрьмы ЦРУ – это феномен войны нового типа, который выявил множество реальных объективных противоречий. Книга знакомит российского читателя с фактами и дискуссиями, которые идут по данной теме в западном сообществе. Сергей Марков, директор Института политических исследований ВВЕДЕНИЕ Государство национальной безопасности Защита нашего народа от его врагов есть первейшая и фундаментальнейшая обязанность Федерального Правительства...     Стратегия национальной безопасности США, 2002 год После терактов 11 сентября 2001 года правительство США значительно активизировало контртеррористическую деятельность на разных направлениях. Пока американская авиация бомбила позиции талибов в Афганистане, спецслужбы создавали по всему миру разветвленную сеть тайных тюрем. В короткий срок исламистским террористическим организациям была противопоставлена система поиска, задержания, пересылки, содержания под стражей и допроса лиц, подозреваемых в терроризме, управляемая и поддерживаемая Центральным разведывательным управлением США. В отличие от сети террористических организаций, разобщенных и связанных друг с другом в основном именем Аллаха, контртеррористическая система ЦРУ была не только секретной, но и абсолютно реальной – с четко продуманными и крепкими связями между всеми ее звеньями. Гибель более чем трех тысяч человек 11 сентября показала, что система американской разведки, призванная остановить враждебную атаку на дальних подступах к Америке, не справилась со своей задачей. Казалось бы, в результате столь крупного промаха контртеррористический инструментарий США должен быть подвергнут крупной ревизии. Однако реакция администрации Джорджа Буша носила охранительно-консервативный характер: вместо длительного и сложного поиска новых инструментов борьбы с террором был избран путь усиления существующих. Мощный импульс развития, полученный американскими спецслужбами после 11 сентября, выражал как стремление американских властей предотвратить новые теракты, так и желание свести счеты с террористами за уже случившуюся трагедию. Таким образом, крупнейший за всю историю ЦРУ провал обернулся для этой организации настоящим «золотым веком». Выбор стратегии реагирования был предопределен рядом факторов. Мощная инерция, которой всегда сопровождаются попытки перенастройки государственного механизма на новый вид угрозы, определила выбор уже существующих военнополитических инструментов для ответа на вызов терроризма. Важнейшую роль сыграло и то, что у власти США оказалась администрация неоконсервативного толка, что наложилось на традиционное видение американцами своего места в мировой политике и истории как оплота свободы и демократии. В сознании американских неоконсерваторов, с приходом в Белый дом Джоржда Буша получивших контроль как над исполнительной, так и над законодательной властью, существует известный синкретизм: национальная безопасность США рассматривается как интегральная часть всего американского внутри– и внешнеполитического курса. Этот подход является источником целого ряда крупных международных кризисов, которые не только нанесли ущерб репутации США в целом и администрации Буша в частности, но и повлекли за собой реальные последствия в международной политике. Система секретных тюрем ЦРУ, о которой пойдет речь ниже, появилась почти сразу после 11 сентября и быстро развивалась, вскоре превратившись в невидимую, но разветвленную «паучью сеть», предназначенную парировать террористический вызов. Система включала в себя разведывательные действия по выявлению лиц, причастных к террористической деятельности, механизмы внепроцедурного ареста этих лиц, их перемещения в третьи страны, удержания под стражей и допроса. Каждый из элементов тайной контртеррористической системы ЦРУ после ее обнаружения стараниями журналистов стал частью широкого общественного скандала, который достиг апогея с началом официального расследования, проведенного Европарламентом и специальным комитетом Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ). В январе 2007 года расследование специального Временного Комитета ПАСЕ окончилось выходом доклада «О предполагаемом использовании ЦРУ стран Европейского союза в целях транспортировки и незаконного задержания заключенных». Громкое общественное возмущение вызывала проблема содержания подозреваемых под стражей в секретных изоляторах или тюрьмах в третьих странах, где их допрашивали с помощью пыток. В то же время наиболее жесткую реакцию официальных кругов в Европе вызвал вопрос о транспортировке подозреваемых, как правило, самолетами. Этот вопрос имеет правовую природу и связан с проблемами суверенитета воздушного пространства. Гуманитарный аспект скандала связан с механизмом внепроцедурной выдачи и незаконного содержания под стражей. Не углубляясь в юридические тонкости, стоит отметить, что «выдача» представляет собой высылку человека из страны с согласия правительства той страны, в которой он пребывал, но в обход обычных юридических процедур, сопутствующих экстрадиции преступников. Если называть вещи своими именами, то внепроцедурная выдача – это просто похищение человека. В этом смысле внепроцедурная выдача сама по себе является актом терроризма! Истории десятков невинных людей, прошедших через контртеррористическую систему ЦРУ, дали многочисленным критикам Америки удачную возможность уязвить самолюбие единственной сверхдержавы мира. Но еще более важно, что они позволили вскрыть и исследовать причины последовавшего за разоблачением тайной системы ЦРУ политико-правового кризиса, его динамику и последствия. На примере конкретных контртеррористических практик американских спецслужб хорошо виден противоречивый, зачастую парадоксальный характер войны с террором в том виде, в котором ее понимают Джордж Буш и неоконсерваторы. УЗНИКИ ДЕМОКРАТИИ Теория и практика внепроцедурных выдач Если вам нужен серьезный допрос, пошлите заключенного в Иорданию, если нужны пытки, то в Сирию, если нужно, чтоб он исчез, то в Египет.     Боб Баер[1 - Боб Баер – бывший агент ЦРУ, до середины 1990-х занимался секретной работой в странах Ближнего Востока. Источник – статья Стивена Грея «Американский ГУЛАГ» (Stephen Grey, America's gulag) в журнале New Statesman, 17 мая 2004 года.] Феномен внепроцедурных выдач – один из первых, который был порожден новой программой США по борьбе с терроризмом, начатой после трагических событий 11 сентября 2001 года. Внепроцедурная выдача представляет собой похищение и высылку человека из страны пребывания и происходит, как правило, с согласия представителей власти страны пребывания. Внепроцедурные выдачи проводились в обстановке строгой секретности, и несколько лет о них не было известно широкой общественности. Тем не менее информация о ряде случаев внепроцедурных выдач проникла в прессу, что, собственно, и начало скандал, разоблачивший целую систему секретных тюрем. Опорными точками скандала вокруг тайных тюрем ЦРУ на территории третьих стран были личные истории немногих узников секретной программы, которые к концу 2003 – началу 2004 года успели выйти на свободу. Почти параллельно, но независимо друг от друга в Европе и США получают огласку истории Махера Арара, Ахмеда Агизы и Мохаммеда Аль-Зери. Махер Арар, канадец сирийского происхождения, был задержан в октябре 2002 года в одном из американских аэропортов и, несмотря на собственное активное сопротивление и отсутствие официальных обвинений, выдан в Сирию. Он вернулся в Канаду лишь спустя год, пережив множество изощренных пыток и издевательств: содержание в нечеловеческих условиях в крохотной одиночной камере, многочасовые допросы, запугивания и избиения. Дело Арара получило ограниченную огласку в США, ознаменовав первые симптомы нарождающегося скандала. В дальнейшем руководители стран, замешанных в похищении людей, склонны будут замалчивать или отрицать факты незаконных выдач. Арару повезло. В его возвращении из плена сыграла свою роль активность канадских дипломатов, которые навещали узника в тюрьмах и старались облегчить его положение. Кроме того, в Канаде была проведена официальная государственная экспертиза «действий канадских должностных лиц, занимающихся вопросами содержания и депортации». В отличие от США, где летом 2003 года запрос члена комитета Сената США по судебным делам Патрика Леги о законности выдачи Арара повлек за собой лишь формальный ответ (там утверждалось, что в случае каждой высылки от принимающей стороны требуют гарантий гуманного обращения с заключенным), канадская государственная машина на деле оказалась более гуманистичной. В 2006 году судья Деннис О'Коннор, возглавлявший специальную правительственную комиссию, расследовавшую инцидент с незаконным задержанием и выдачей Арара в Сирию, пришел к выводу, что местная полиция ошибочно сообщила американцам, что Арар является исламским экстремистом. Махер Арар предъявил судебный иск против Королевской полиции Канады, разведслужб и Министерства иностранных дел и требовал выплаты ему компенсации в размере 37 миллионов долларов. Правительственная комиссия рекомендовала федеральным властям выплатить компенсацию и заявить формальный протест властям США и Сирии за неподобающее обращение с подозреваемым. «Дело Арара» повлекло также отставку главы Королевской полиции Канады Джулиано Закарделли и официальные извинения, которые пострадавшему принес премьер-министр Канады Стивен Харпер. Правительство Канады обязалось выплатить пострадавшему 10 миллионов долларов в качестве компенсации за ущерб, нанесенный спецслужбами, чья информация стала основанием для решения властей США депортировать его в Сирию. Однако, несмотря на то, что власти Канады признали свою ошибку, Арар все еще остается для США невъездным. В Европе искрой будущего скандала стало дело Ахмеда Агизы и Мохаммеда Аль-Зери. Два египтянина просили в Швеции политического убежища, и, вполне возможно, получили бы его, если бы не 11 сентября. 18 декабря 2001 года оба мужчины при посредничестве ЦРУ были высланы в Египет, где также подвергались пыткам. Агизу осудили на 25 лет за связь с «Исламским джихадом» и «Аль-Каидой»; Зери освободили, но запретили покидать родную деревню. Механизм раскрутки скандала в данном случае несколько иной, чем в предыдущем. Заслуга раскапывания дела Агизы и Аль-Зери принадлежит трем журналистам из шведской телепрограммы «Холодные факты» (Kalla Fakta) – Фредерику Лорину, Свену Бергману и Иоакиму Дуфвермарку. Они провели серьезное журналистское расследование и выяснили, что самолет, на котором египтян переправили на родину, принадлежит подставной фирме, работающей на американские спецслужбы. Они опросили множество свидетелей, пытались разыскать Аль-Зери в Египте, провели множество других розыскных мероприятий. Результатом работы шведских журналистов стали два выпуска программы «Холодные факты» под общим названием «Нарушенное обещание», ставшие скандалом национального уровня. Видимо, имелось в виду обещание Египта не пытать Агизу и Аль-Зери. Репутация Швеции как страны, образцово соблюдающей права человека, была подорвана. Передача в руки ЦРУ лица, искавшего убежища, привела к признанию Комитетом ООН по правам человека нарушения Швецией глобального запрета пыток. Европейские правительства, в отличие от канадцев, склонны были проявлять большую осторожность в отношении судьбы узников. Более двух лет взывал к немецкому правосудию Мурат Курназ – гражданин Турции, родившийся, постоянно проживавший в Германии и претендовавший на немецкое гражданство. В декабре 2001 года Курназ был похищен в Пакистане, откуда затем переведен в тюрьму на территории Афганистана и оттуда – в Гуантанамо. В Гуантанамо Мурат Курназ провел более четырех лет. Кроме американцев там его допрашивали сотрудники германской разведки БНД и Федерального ведомства по защите конституции (БФФ). После того как немецкие эксперты пришли к выводу, что Курназ не причастен к террористической деятельности, а также структурам «Талибана» и «Аль-Каиды», узника все же выпустили из тюрьмы. Американцы привезли бывшего заключенного на авиабазу в Рамштайне и отправили «на все четыре стороны». Правительство Германии не приняло предложение Соединенных Штатов об освобождении Мурата Курназа из Гуантанамо, сделанное в 2002 году. Много раз с 2002 года адвокат Курназа слышал от правительства Германии о невозможности открытия переговоров с правительством Соединенных Штатов об освобождении своего подзащитного ввиду его турецкого гражданства. Покров таинственности и твердое отрицание внепроцедурных выдач со стороны правительств и других представителей власти связано с тем, что этот механизм нарушает многие базовые права человека: права на свободу и безопасность, свободу от пыток и жестокости, право на эффективное средство судебной защиты, наконец – право на жизнь. Страны, участвующие во внепроцедурных выдачах, забывают о ключевых обязанностях правового государства, прикрывая это целями достижения безопасности, борьбой с терроризмом. Внепроцедурные выдачи противоречат основным документам, призванным защищать базовые права граждан всех государств мира. Принцип неприкосновенности человеческого достоинства закреплен в международном законе о правах человека, в преамбуле к Всемирной декларации прав человека и в преамбуле к статье 10-й Международного соглашения о гражданских и политических правах. Кроме того, европейские страны, участвуя в механизме внепроцедурных выдач, нарушают нормы Европейского суда по правам, положения собственных конституций и других законов. Главная идея, лежащая в основе правового государства – защита прав человека, – исчезает за стенами тюремных камер, где содержатся во многих случаях невиновные люди. Более того, большинству из них даже не предъявили официального обвинения, а тот, кто все-таки узнал, в чем его предполагаемая вина, не смог добиться цивилизованного и справедливого суда. Задержание в рамках «внепроцедурной выдачи» – это хорошо продуманное похищение. Незаконные выдачи находили своих жертв на отдыхе, на паспортном контроле, в номерах отелей, в автобусах. На территории европейского континента и за его пределами. Как правило, если похищение происходило на территории европейской страны, то в вскоре задержанного без соблюдения юридических норм, тайно, перевозили в азиатские и африканские тюрьмы (Египет, Сирию, Афганистан, Марокко, Замбию), где значительно легче оказать силовое влияние на заключенного. Вот что вспоминает в интервью итальянскому телеканалу Sky TG 24 еще один из незаконно задержанных, Хасан Осама Мустафа Наср (имам Абу Омар), гражданин Египта, постоянно проживающий в Италии: «Я шел по улице Йеннер к миланской мечети, когда заметил припаркованный белый фургон и Fiat-127 красного цвета. Из легковой машины вышел блондин с голубыми глазами, очень похожий на американца, и, подойдя ко мне, сказал, что он из полиции. Он попросил показать документы. Говорил неизвестный по-итальянски». Абу Омара перевезли на базу ВВС США в Авиано, затем он был переправлен на базу ВВС США в немецком городе Рамштайн, откуда самолетом Гольфстрим 4 номер N85M, принадлежащем Richmor Aviation, был доставлен в Египет для допросов. Его передача египетской стороне была тайной. И только в Египте ему было предъявлено обвинение – связи с террористическими группировками. Задержание имама Абу Омара произошло в феврале 2003 года, то есть почти через полтора года после терактов 11 сентября. При этом никаких официальных обвинений задержанному не предъявлялось – кроме подозрений о связях с «Аль-Каидой» и о предположительном участии в военных действиях в Афганистане и Боснии на стороне моджахедов предъявить Абу Омару ничего не смогли. Тем не менее более года узник незаконно удерживался в египетской тюрьме. В 2004 году Абу Омар попал в фокус внимания журналистов, расследующих дела о внепроцедурных выдачах, и выпущен из тюрьмы. С него также были сняты все обвинения. Однако позже бывший заключенный вновь был задержан, на этот раз египетскими властями в соответствии с чрезвычайным законодательством этой страны. Обвинение снова не было предъявлено. Лишь в феврале 2007 года Абу Омар окончательно получил свободу. Дело Абу Омара интересно не только механизмом задержания и пытками. Благодаря настойчивости бывшего заключенного оно стало первым случаем, когда на агентов американской разведки завели уголовное дело за пределами США. Немало способствовало этому то, что агенты ЦРУ, похитившие Абу Омара, оставили невероятные следы, которые в немалой степени облегчили выполнение задачи, стоящей перед итальянскими следователями. Это мобильные телефоны, которые использовались без всяких мер предосторожности, звонки домой и в штаб-квартиру ЦРУ в Лэнгли, оплата счетов в отелях, важные данные в компьютере. Жертвами «внепроцедурной выдачи» становились, как правило, граждане Европы арабского или африканского происхождения. Как оказалось, американские спецслужбы не слишком разбираются в сложных арабских фамилиях, а также организациях, в которых могли состоять подозреваемые. Ярким примером является дело немецкого гражданина Халеда Эль-Масри, некогда принадлежавшего к распавшейся радикальной антисирийской группировке в Ливане. Название группы «Аль-Тавид» созвучно наименованию группы «Аль-Тавид аль-Джихад», связанной с «Аль-Каидой» («Аль-Тавид» означает «господь всемогущий»). Еще больше подвело Эль-Масри то, что написание его имени лишь немногим отличалось от написания имени известного террориста. Эль-Масри исчез на пограничном посту при пересечении границы с Македонией, куда направлялся на отдых из Германии, где проживал с 1985 года. Впоследствии македонские власти отрицали свою причастность к задержанию узника и даже подделали выездной штамп в его паспорте. В то время, когда официально сириец уже покинул Македонию, на самом деле он насильно удерживался в одном из отелей македонской столицы г. Скопье, где регулярно подвергался допросам и пыткам. Через месяц Эль-Масри был тайно перевезен в тюрьму «Соляная Нора» на территории Афганистана, где с ним также обращались весьма жестоко. В то время руководство тюрьмы уже открыто говорило узнику, что тот попал в заключение по ошибке, но его продолжали удерживать в плену. Только после полуторамесячной голодовки, закончившейся принудительным кормлением заключенного, его освободили. При освобождении, так же, как и при задержании, не были соблюдены какие бы то ни было правовые формальности: бывшего узника просто высадили из машины в пустынном месте, оказавшемся приграничным районом Албании. Примером связи американских и европейских спецслужб является дело Абделя-Халима Хафаджи – немецкого издателя, похищенного из Сараево (Босния) в возрасте 69 лет. 24 сентября 2001 года вооруженные незнакомцы ворвались в номер отеля, где находился Хафаджи, избили его, серьезно повредив голову, а затем на автомобиле и на вертолете перевезли в неизвестном направлении. Вероятнее всего, Хафаджи попал на американскую военную базу Игл (Eagle) в Тузле на территории Боснии. В боснийской тюрьме, а позднее – в египетской, куда узника перевезли из Боснии, Хафаджи подвергался избиениям и пыткам. Постоянные допросы были призваны раскрыть связь несчастного книгоиздателя с бен Ладеном и терактами 11 сентября 2001 года. Не найдя явных доказательств причастности Хафажди к террористическим организациям, его отпустили, так и не предъявив официальных обвинений. Согласно ставшим известными секретным документам, Хафаджи был похищен по ошибке – его приняли за другого человека. Еще одному пострадавшему от контртеррористической системы ЦРУ, Абу Эль-Кассиму Брителю, тоже не было предъявлено официальных обвинений за два года, проведенных им под следствием в Пакистане. Уроженец Марокко был похищен из Италии. Основанием для задержания послужили подозрения итальянской полиции в том, что Бритель является «спящим агентом» «Аль-Каиды», то есть человеком, живущим под маской обычного гражданина, однако готовым в случае экстренной необходимости совершать активные действия. В отношении Брителя, как и в случае с Абу Омаром, итальянская полиция не имела точных данных, были лишь догадки, не подкрепленные уликами. В деле Брителя важен факт, что во внепроцедурной выдаче замешаны не только американские спецслужбы, но и помогавшие им в задержании европейские коллеги. Допросом и похищением Брителя в марте 2002 года занимались пакистанские и американские спецслужбы. После задержания в марте 2002 года Брителю не было объяснено, за что он был задержан, ему также не предъявили обвинения. Переживший без решения суда несколько лет пыток в пакистанских и марокканских тюрьмах, он все же был официально осужден и осенью 2003 года получил свой приговор – 15 лет за участие в террористической организации «Салафия Джихадия», причастной к терактам в Касабланке в мае 2003 года. До сих пор Бритель находится в заключении в Марокко и пытается доказать свою невиновность. Абу Эль-Кассим Бритель вспоминает факты пыток в Пакистане: «С момента моего исчезновения я подвергался настолько ужасным пыткам, что отметины покрывали мою кожу больше года…» и в Марокко: «Я провел месяцы в изолированной камере, там было настолько влажно, что я до сих пор страдаю от сильных болей в костях. Mнe кажется, это на всю жизнь. У меня есть и другие травмы: повреждения глаз, ушей, многочисленные шрамы, в том числе и на лице». В Англии журналист-расследователь Стивен Грей опубликовал книгу о тайной системе международных выдач террористов «Самолет-призрак», где рассказал, в частности, о деле британского резидента Беньяма Мохаммеда Аль-Хабаши, выходца из Эфиопии, похищенного в апреле 2002 года. По некоторым данным, Аль-Хабаши до сих пор находится в заключении в лагере строгого режима в Гуантанамо, куда он попал из Афганистана, а туда – из Марокко. В этих странах Аль-Хабаши подвергался изощренным издевательствам со стороны военных, направленным на то, чтобы вынудить его сознаться в членстве в «Аль-Каиде». По рассказам Аль-Хабаши, представители американской разведки, похитившие его в Афганистане, специально отправили узника в марокканскую тюрьму, где на допросах к заключенным могли применяться пытки. Действительно, во время пребывания в Марокко тело Аль-Хабаши резали скальпелем и обрабатывали ядовитыми химическими веществами, препятствующими заживлению ран, также его пристрастили к наркотикам. По мнению правозащитников, включившихся в дело Аль-Хабаши, британцы не только знали о пытках и издевательствах над заключенным, но и сотрудничали в этом с марокканцами. Между тем Джек Стро и другие министры британского кабинета утверждают, что правительство Великобритании не приемлет пытки и британские спецслужбы не имеют никакого отношения к пыткам узников. Разработанный ЦРУ механизм внепроцедурной выдачи, охвативший многие страны Европы, немногим отличается от террористической деятельности, пренебрегающей правами человека ради высших целей безопасности, борьбы с террором. Для тех, кто прошел через внепроцедурные выдачи и незаконные задержания, испытания не заканчиваются установлением местонахождения узника, его освобождением и возвращением домой. Жертвы не перестают испытывать приступы страха, паники, вспышек памяти о мучениях, пережитых ими. Они не способны вести нормальную жизнь, строить нормальные взаимоотношения с другими людьми, испытывают постоянный страх смерти. Семьи разрушаются. Окружающие подозрительно относятся к тем, кого в свое время (пусть и ошибочно) нарекли «подозреваемым» во время войны с террором. Восстановить нормальные связи с обществом практически невозможно. КАК ТАЙНОЕ СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ Четвертая власть в действии Независимо от того, ведется ли деятельность на виду у публики или в секретном порядке, должны применяться одинаковые принципы     Стивен Хадли[2 - Стивен Хадли – советник по национальной безопасности США. Источник – статья в «Таймс» от 3 ноября 2005 года.] Международный мегаскандал, подготовленный разрозненными публикациями о делах Махера Арара, Ахмеда Агизы и Мохаммеда Аль-Зери и некторых других несчастных узников, вырвавшихся из секретных тюрем ЦРУ, не заставил себя долго ждать. В июне 2004 года журналистка Washington Post Дана Прист раскрыла существование секретного меморандума Министерства юстиции США, допускавшего пытки подозреваемых за пределами США. Эта журналистка в свое время уже сыграла ключевую роль в огромном скандале эры Буша – деле о пытках в «Абу-Грейб». 25 июля 2005 года в Washington Post выходит ее новая статья, теперь уже о деле Агизы – Аль-Зери. Следующие два с половиной года тема секретных тюрем ЦРУ, узников и пыток не сходит с газетных полос. Более важно, что вопросы о незаконных задержаниях и пытках все более настойчиво обращаются к национальным правительствам. Первые попытки прессы получить комментарии относительно внепроцедурных выдач от самих властей США относятся к марту 2005 года. Так, 7 марта состоялась пресс-конференция Скота МакЛеллана, пресс-секретаря Белого дома, на которой впервые чиновнику такого ранга был задан прямой вопрос: почему президент США одобрил и расширил практику выдачи подозреваемых в третьи страны для допроса? Ответ МакЛеллана включал в себя все основные элементы официальной позиции правительства США по вопросу выдач по состоянию на текущий момент. Соединенные Штаты, как следовало из слов пресс-секретаря, находятся в состоянии войны нового типа, ведущейся против врага XXI века – терроризма. Развединформация является важнейшим оружием Америки в этой борьбе; сбор разведданных позволяет правительству выполнить свою главную обязанность – защитить свой народ от новых атак террористов, с которыми нужно обращаться в соответствии с законами войны. Однако это не значит, что США допускают пытку. Америка – страна законов, уважающая права человека и нормы международного права. Соединенные Штаты не пытают людей и не выдают их в страны, где их могут пытать. Более того, в некоторых случаях правительство требует от этих стран специальных гарантий гуманного обращения с подозреваемыми. Может показаться, что МакЛеллан дал вполне информативный ответ на заданный ему вопрос. На деле же опытный пресс-секретарь умело ушел от ответа, тонко подменив суть вопроса – о смысле самой практики выдачи – рассуждениями о важности борьбы с террором и уверениями в том, что США отвергают пытку. Однако журналисты, присутствовавшие на брифинге, тоже оказались не лыком шиты. Вопросы стали жестче. «Одной из стран, куда мы высылаем людей, является Узбекистан. Что такого в плане допроса могут позволить себе узбеки, что недоступно здесь, в США?» Ответить на такой вопрос, не сев в политическую лужу, было невозможно. И МакЛеллан пошел единственно возможным путем – отказался от подробного ответа, сославшись на секретность дела. Вопрос об Узбекистане возник не случайно. Отношения между США и Узбекистаном во время, к которому относится пресс-конференция, были более тесными, чем в настоящее время (впрочем, испортились они весьма скоро – уже к лету 2005 года). По данным, обнародованным впоследствии Observer, кроме Узбекистана для содержания обвиняемых в терроризме использовались также тюрьмы «Аль-Тамара» в Марокко, «Мулхак аль-Мазра» и штаб-квартира местной службы госбезопасности в Египте, а также изоляторы в Азербайджане, Катаре, Саудовской Аравии, Таиланде и других странах. Правозащитники утверждают, что в «Аль-Тамаре» и в «Мулхак аль-Мазре» к заключенным применяются пытки. Тем временем пресс-конференция продолжалась. В чем смысл выдач? Почему президент одобрил и расширил эту практику? Какие услуги по допросу подозреваемых оказывает Америке Узбекистан? Почему вообще такая практика имеет место? – все эти вопросы повторялись в Белом доме снова и снова. Пресс-секретарь МакЛеллан не мог ответить ничего, кроме сказанного им в ответе на первый вопрос. Если США отвергают пытку и следят за тем, чтобы подозреваемых не пытали в третьих странах, зачем тогда вообще кого-то высылать? Не хочет ли господин пресс-секретарь сказать, что спецслужбы третьих стран обладают какой-то более эффективной методикой допроса – которая тем не менее не является пыткой, – чем та, которой обладают США? «Нет, не хочу...» – ответил МакЛеллан. Вопросов больше не было. Стало ясно, что историю с внепроцедурными выдачами замять не удастся, что скандал набирает обороты. Через неделю после пресс-конференции МакЛеллана на вопросы о выдачах нарвался не кто-нибудь, а сам Джордж Буш. Те же самые журналисты задали Бушу те же самые вопросы. Прогресса не было; Буш отвечал связкой «нам нужно защищать народ – мы никого не пытаем». Был задан и вопрос об Узбекистане: – Как главнокомандующий можете ли вы объяснить, что такого может сделать Узбекистан в плане допроса подозреваемых, чего не могут себе позволить Соединенные Штаты? – Когда мы высылаем человека в его страну происхождения, мы требуем гарантий, что его не будут пытать. Подобный же «разговор глухого с немым» повторялся каждый раз, когда важный чиновник встречался с прессой. В мае 2005 года глава Министерства внутренней безопасности США сравнил роль разведки в войне с террором с ролью радара во Второй мировой войне – без нее, мол, невозможно упредить удар. В июне советник по национальной безопасности Стивен Хэдли ничего не смог ответить на вопрос о похищении в Милане имама Абу Омара, кроме обычных отговорок о секретности дела. Казалось, ничто не способно заставить американские власти отвечать на вопросы. Вскоре выяснилось, что средство все-таки есть. Администрация Буша хранила молчание, но скандал развивался без ее помощи. Моторами были независимая американская пресса и правозащитные организации. 2 ноября 2005 года стало важной вехой в истории о секретных тюрьмах ЦРУ. Застрельщиком нового витка скандала выступила все та же Washington Post. В статье, опубликованной этой газетой, рассказывалось о том, что после 11 сентября ЦРУ США стали не просто задерживать людей, подозревающихся в пособничестве терроризму, но и держать их в секретных тюрьмах «без суда и следствия», добиваясь признательных показаний. В силу того, что подобные действия запрещены правовыми нормами США, тюрьмы находились на территории Таиланда, Афганистана и как минимум одной страны Восточной Европы, которая не называлась. Естественно, на статью последовали многочисленные реакции. Белый дом также не смог сохранять молчание. Уже 3 ноября Стивен Хадли, советник по национальной безопасности президента Буша, сообщил следующее: «Тот факт, что они (тюрьмы) являются секретными – если допустить, что эти тюрьмы действительно существуют, – некоторым людям кажется своего рода тестом на то, какую деятельность вы ведете втайне от других». Хадли также добавил: «Президент ясно дал понять, что Соединенные Штаты не будут применять пытки, Соединенные Штаты будут вести свою деятельность в соответствии с нормами права и международными обязательствами. В то время как мы должны принимать необходимые меры для защиты нашей страны от террористических атак. Президент ясно дал понять, что мы должны делать это таким образом, который согласуется с нашими ценностями»[3 - The Times, 3 ноября 2005 года.]. Одним из важнейших последствий статьи в американской Washington Post стало письмо, посланное британским министром иностранных дел и по совместительству тогдашним председателем Комитета министров Совета Европы Джеком Стро Госсекретарю США Кондолизе Райс[4 - http://www.blairwatch.co.uk/node/635.]. В коротком письме Стро просил у Райс объяснений относительно использования воздушного пространства стран Евросоюза для транспортировки подозреваемых в терроризме. В тот момент Кондолиза Райс готовилась к визиту в Европу, который состоялся 5-9 декабря 2005 года. Желая упредить критику, Райс опубликовала накануне отлета в Европу свой ответ Джеку Стро[5 - http://www.state.gov/secretary/rm/2005/57602.htm.]. Помимо традиционных пассажей о войне с террором тезисы Райс содержали некоторые новые положения. Спецслужбы всего мира, по мнению Райс, призваны вести борьбу с террористами, находящимися вне территорий, на которых действует закон. Часто это люди без гражданства. Они – «незаконные комбаттанты», в отношении которых можно применить законы войны; их политические права не могут быть нарушены, так как они никогда не были наделены такими правами – в силу своего нахождения в тех уголках мира, где законы не соблюдались. Важнейший тезис Райс в этом заявлении состоит в том, что юридический статус террориста не может быть определен в рамках международного уголовного и военного законодательства, разработанного для противодействия угрозам предыдущего века. Это было еще одним напоминанием о том, что практика выдач использовалась давно и многими странами, в тех случаях, когда механизмы легальной экстрадиции были неприменимы. Такие выдачи не противоречат международным законам. Наиболее знаменитые случаи – выдача Суданом Франции Карлоса Шакала, выдача из неназванной страны в США Рамзи Юзефа – террориста, атаковавшего Всемирный торговый центр в 1993 году. Кроме того, госсекретарь еще раз подчеркнула, что США не используют пытки, не переправляют подозреваемых в страны для допросов под пыткой и не используют чужое воздушное пространство для подобных транспортировок. Далее, международные законы позволяют удерживать комбаттантов, пока продолжается насилие, заявила Райс. И далее: США не собираются удерживать кого-либо дольше, чем это необходимо для предотвращения терактов и сбора доказательств против этих лиц для передачи в суд. Формально госсекретарь не грешила против истины, продолжая: США уважают суверенитет своих партнеров по антитеррористической борьбе. Любые нарушения правил обращения с заключенными, подобные случаю в «Абу-Грейб», будут расследоваться, а виновные будут наказаны. США отвечают за то, что методы допроса, применяемые их спецслужбами, не будут нарушать Конвенцию против пыток, запрещающую жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения и наказания. Это утверждение, как свидетельствовали вырвавшиеся на свободу узники, было далеко от истины… Райс признала, что США сотрудничают с некоторыми правительствами в области обмена разведданными. По ее словам, США делились информацией, которая помогла спасти жизни европейцев; пусть те правительства, с которыми велась работа, сами решают, какую информацию предавать огласке. Завершая, Райс написала: «Перед новыми атаками мы все должны осознать тот тяжелый выбор, что стоит перед демократическими правительствами. Мы лучше встретим беду, если будем работать вместе». Кондолиза Райс, как опытный политик, представила факты в свете, наиболее выгодном для США. Через несколько недель в прессе появились сообщения о том, что как раз накануне визита Райс в Европу военная разведка США перенесла две свои секретные тюрьмы, до этого находившиеся предположительно в странах Восточной Европы, на север Африки. Также на базу в пустыне на севере Африки были перемещены все 11 заключенных этих тюрем. Реакция Джорджа Буша на обвинения в несанкционированной и нелегальной деятельности ЦРУ на территории Европы также не заставила себя ждать. Президент опроверг данные о том, что Соединенные Штаты прибегают к пыткам в отношении террористов, но выступил в защиту применения «агрессивных» методов. «Мы никого не пытаем, – настаивал Буш. – Каждое усилие, каждая инициатива лежит в рамках закона. Мыведем суровую войну с террористами, мы привлекаем их к ответственности, получаем от них информацию, чтобы нейтрализовать их планы и заговоры»[6 - Corriere della Sera, 9 ноября 2005 года.]. В это же время появилась информация о том, что ЦРУ обратилось в Министерство юстиции США с просьбой начать уголовное расследование с целью определить источник статьи в Washington Post. То, что ЦРУ обратилось с такой просьбой, означало, что теперь Министерство юстиции обязано провести предварительное рассмотрение дела с целью определить, есть ли основания для проведения уголовного расследования, чтобы выяснить, повинен ли какой-либо правительственный чиновник в незаконном предоставлении информации газете[7 - The New York Times, 9 ноября 2005 года.]. Статья в Washington Post вывела скандал вокруг секретных тюрем ЦРУ на качественно новый уровень. В нем появилось новое, европейское, измерение. Из внутриамериканского он стал подлинно международным; из сферы прав человека перешел в политико-дипломатическую область. Вовлеченность в программу выдач такого региона, как Европа, многократно увеличила силу скандала и стала тем фактором, который медленно, но верно начал развязывать языки. Многие страны, расположенные на территории Восточной Европы (Венгрия, Словакия, Болгария), поспешили заявить, что на их территории нет секретных тюрем[8 - The Times, 3 ноября 2005 года.]. Но, в силу слишком больших возможных последствий этого скандала, Европейский союз пообещал проверить факты наличия секретных тюрем ЦРУ в Европе. Это и было сделано в дальнейшем, когда начал свою работу Временный комитет по нелегальному использованию ЦРУ европейских стран для секретных перевозок и незаконного содержания под стражей (TDIP) под руководством депутата Европарламента Клаудио Фавы. Кроме того, британская газета The Guardian добилась от Федерального авиационного управления США, занимающегося проблемами гражданской авиации, просмотра регистраций совершенных рейсов самолетами, используемыми американским шпионским ведомством. В результате стало известно, что 26 самолетов, принадлежащих ЦРУ, совершили свыше 300 рейсов в Европу. Таким образом, речь теперь шла о намного более активном потоке, чем было известно раньше. Истерия вокруг «самолетов-тюрем» ЦРУ, пользующихся воздушным пространством Европы, определила основную тему скандала на несколько месяцев вперед. Новые страны оказались вовлеченными в скандал: Великобритания, Германия, Чешская Республика и Франция. Самолеты ЦРУ 96 раз приземлялись в Германии, 80 раз – в Великобритании, 15 раз – в Праге, два раза – во Франции и лишь один раз – в Польше, на авиабазе Шыманы, которую пресса тут же нарекла предполагаемым местом нахождения одной из секретных тюрем, где допрашивали и пытали подозреваемых в терроризме[9 - La Repubblica, 2 декабря 2005 года.]. В Германии скандал получил в большей степени внутриполитический окрас. Согласно информации, опубликованной в немецкой газете Sueddeutsche Zeitung, канцлер Шредер, будучи одним из мировых лидеров, сказавших «нет» войне в Ираке, а также его министр внутренних дел Отто Шили и все красно-зеленое правительство знали о похищениях в Европе агентами ЦРУ лиц, подозреваемых в терроризме. Более того, молчать они согласились по просьбе американского внешнеполитического ведомства. Для подтверждения этих обвинений использовали дело немецкого гражданина Халеда Эль-Масри, незаконно задержанного в ходе поездки в Македонию. Его доставили на самолете ЦРУ в секретные тюрьмы в Афганистане, где накачивали наркотиками, пытали и жестоко избивали. Через пять месяцев ЦРУ осознало, что Масри стал жертвой жестокой ошибки, и его, также без соблюдения каких-либо формальностей, выпустили на свободу. Именно к этому моменту относится деталь, компрометирующая правительство Шредера. Бывший в то время американским послом в Берлине Дэниел Коутс провел секретные переговоры с Шили. Он совершил грубейшую ошибку – и просил немецкие власти обойти молчанием этот случай. Дипломат получил от министра соответствующие заверения, без всякого сомнения, с полного одобрения Шредера. Но это еще не все: по запросу адвокатов Масри, федеральная немецкая секретная служба БНД провела расследование по этому делу. Было установлено, что с американской стороны действительно была допущена ошибка. Но служба была вынуждена проинформировать адвокатов, что на политическом уровне было принято решение не предавать это дело гласности[10 - La Repubblica, 6 декабря 2005 года.]. Еще одна британская газета, Sunday Telegraph, опубликовала разоблачительную статью в связи с возможной причастностью европейских правительств к внезаконным выдачам и секретным рейсам ЦРУ. По данным газеты, 22 января 2003 года в Афинах Европейский союз и Соединенные Штаты подписали соглашение, согласно которому США могли использовать некоторые промежуточные посадки для транспортировки заключенных. Пункты соглашения были включены в документ, получивший название New Transatlantic Agenda («Новая трансатлантическая повестка дня»): в секретной части документа есть откровенная ссылка на «активизацию использования европейских транзитных портов для транспортировки иностранных преступников». Этот договор, по-видимому, служит подтверждением того, что в большинстве случаев европейцы были в курсе операций, проводимых ЦРУ, и давали молчаливое согласие своему американскому союзнику (в частности, в отношении специальных шпионских полетов). Не молчал и Белый дом. 6 декабря в Вашингтоне состоялась очередная пресс-конференция МакЛеллана[11 - http://www.whitehouse.gov/news/releases/2005/12/20051206-3.html.]. Вновь вопрос о выдачах был поставлен журналистами ребром: раз выдачи не имеют смысла с точки зрения допроса подозреваемых (так как пытки все равно не применяются), то почему бы не вернуть всех обратно в США для проведения следствия и суда в обычном, законном порядке? В его ответах была одна новая деталь: «...Мы принимаем решение по каждому узнику отдельно, консультируясь со страной, в которую он должен быть выслан». В тот же день, в самолете на пути в Европу, Кондолиза Райс тоже отвечала на вопросы журналистов. На вопрос «Почему США выдают людей в Египет и Иорданию – страны, применяющие пытки?» госсекретарь выдала интересную ремарку: «Как демократическая страна, вы стоите перед трудным выбором: если вы не можете наказать кого-то, кто является известным террористом, либо подозревается в терроризме, что вы будете делать? Освободите его, выпустите его в общество – чтобы он продолжал убивать невинных людей? Разумеется, нет. Иногда нужно отправлять людей обратно в страны их происхождения, где им могли бы быть предъявлены обвинения. Но мы требуем гарантий, что их не будут пытать». В ответе Райс проступили контуры некоей новой юридической категории – еще не преступник, но уже не честный человек, вроде бы террорист, но судить его обычным судом почему-то нельзя. И освобождать нельзя – а вдруг все-таки террорист? Журналисты сразу попытались поймать Райс на этой оговорке: «А как же состязательный процесс?» «Некоторых узников мы содержим согласно законам войны, так как они были захвачены на поле боя, являясь комбаттантами», – ответила госсекретарь. Действительно, в Ираке и Афганистане американцы захватили много подозреваемых в терроризме. Но какое это имеет отношение к тюрьмам ЦРУ в Европе? О каком поле боя и о каких комбаттантах может идти речь в случае с Махером Араром, Халедом Эль-Масри, Абу Омаром и другими? Наоборот, из спокойных стран Европы подозреваемых вывозили в Афганистан, Ирак и другие места, подпадающие под понятие «зона боевых действий». Сама Райс так объясняла это противоречие: «[терроризм] – не обычное уголовное преступление, когда вы ждете, пока что-то произойдет, а потом арестовываете преступников и судите их. Когда совершается акт террора, гибнет множество людей – 3000 человек в Нью-Йорке, сотни в Лондоне...» Был задан и вопрос о нарушении самолетами ЦРУ суверенитета стран Евросоюза – всегда ли США информировали правительства соответствующих стран о таких полетах? Райс ушла от ответа, повторив еще раз, что США не использовали воздушное пространство других стран для транспортировки подозреваемых в другие страны для допроса с применением пыток. Из этого можно было понять, что во всех других случаях, без последующего применения пыток, нарушение воздушного пространства могло иметь место. Вопрос о степени информированности европейских правительств обострился еще больше. Американская позиция все еще оставалась крайне уязвимой. До начала расследования причастности европейских правительств к полетам ЦРУ осталось совсем немного времени. ИТОГИ БОРЬБЫ С ТЕРРОРИЗМОМ Секретные перевозки и незаконное содержание под стражей Даже террорист должен пользоваться такими же правами, как любой заключенный. Например, наркоторговец или серийный убийца. Во многих странах – Италии, Германии, Испании – было много терактов, были тысячи убитых, тем не менее в этих странах не отказывали террористам в правах человека .В этом отличие правового государства.     Дик Марти[12 - Дик Марти – член Парламентской Ассамблеи Совета Европы, руководитель Следственной группы Парламентской Ассамблеи Совета Европы, автор доклада Комитета ПАСЕ по правовым вопросам и правам человека. Источник: интервью, опубликованное в журнале «Коммерсант. Власть» № 26 от 3 июля 2006 года.] «Временный комитет по нелегальному использованию ЦРУ европейских стран для секретных перевозок и незаконного содержания под стражей» (TDIP) Европарламента во главе с итальянцем Клаудио Фава начал расследование 18 января 2006 года. Деятельность комитета продолжалась почти двенадцать месяцев, а результатом его работы стал доклад на 77 страницах «О предполагаемом использовании ЦРУ стран Европейского союза в целях транспортировки и незаконного задержания заключенных». Для подготовки доклада члены комитета использовали свидетельские показания более чем 130 человек, в числе которых были ответственные работники госструктур в странах ЕС сотрудники спецслужб, журналисты и правозащитники. Расследование показало причастность к деятельности секретных тюрем ЦРУ на территории Европы целого ряда государств Европейского союза: Австрии, Великобритании, Германии, Греции, Ирландии, Испании, Италии, Польши, Португалии, Швеции, а также стран, не входящих в ЕС – Боснии и Герцеговины, Македонии и Турции. «Многие европейские правительства сотрудничали пассивно или активно с ЦРУ», – заявил Клаудио Фава агентству «Франс-пресс» 28 ноября 2006 года после опубликования проекта доклада «О предполагаемом использовании ЦРУ стран Европейского союза в целях транспортировки и незаконного задержания заключенных». Как и в проекте, в заключительном варианте доклада Европарламента была ясно отмечена «маловероятность факта того, что определенные правительства Европы не знали о деятельности программы внепроцедурной выдачи преступников на их территории». Тайное сотрудничество, очевидно, выходило далеко за рамки объема европейских обязательств по оказанию помощи США в борьбе с терроризмом, принятых в рамках НАТО (статьи Североатлантического договора, принятого 4 октября 2001 года): предоставление союзниками «необходимых сил и средств для прямой поддержки операций против терроризма»; разрешение «пролета для военных самолетов США и союзных стран, занятых борьбой против терроризма»; «беспрепятственный доступ в порты и аэропорты НАТО для дозаправки». Еще во время работы Временного комитета увидел свет 67-страничный доклад на ту же тему Дика Марти, председателя Комитета по правовым вопросам и правам человека ПАСЕ. Этот доклад был опубликован 12 июня 2006 года и показывал сложившиеся практики нарушений Вашингтоном и американскими спецслужбами прав человека, суверенитета отдельных стран и международных законов. Согласно результатам доклада многие государства ЕС вовсе «не были жертвами американских махинаций», поскольку они в этом участвовали абсолютно добровольно. Доклад Дика Марти, в котором сенатор в жестких формулировках обвинял четырнадцать европейских государств в пособничестве незаконным воздушным перевозкам, а также в предоставлении территорий для секретных тюрем, вызвал резкую негативную реакцию. В том числе он обвинил семь государств в том, что они прямо причастны к нарушениям прав человека. С критикой и опровержениями выступили представители МИД Великобритании, Польши, Румынии, самих США. Марти сам создал почву для критики, заявив, что не располагает вескими доказательствами в поддержку своих выводов. На слушаниях в ПАСЕ доклада Марти также не удалось впечатлить аудиторию итогами своего расследования. В то же время он стал весомым поводом для интенсификации расследований как в органах Европарламента, так и в других организациях. Кроме того, Дик Марти продолжил расследование с целью открыть новые факты и подкрепить свои выводы более весомыми доказательствами. В увидевшем свет 1 августа того же 2006 года докладе правозащитной организации «Международная амнистия», озаглавленном «Соучастники преступлений: роль Европы в американской программе по переброске пленников», отмечается: «Европа часто представляет себя маяком в области прав человека, однако неприятная правда состоит в том, что без помощи Европы многие люди не были бы подвержены пыткам и страданиям в камерах по всему миру». «Международная амнистия» называет активными соучастниками американской тайной программы по переброске подозреваемых в террористической деятельности лиц несколько европейских стран. Четыре из них входят в ЕС – Великобритания, Германия, Италия и Швеция. Кроме них в докладе организации упоминаются также и Босния и Герцеговина, и Македония, и Турция. Наибольшее количество фактов все же удалось собрать межправительственной организации – упомянутому выше Временному комитету Европарламента под руководством Клаудио Фавы. Этот результат был достигнут, несмотря на активное сопротивление расследованию. Европейские правительства, с которыми работала комиссия Фавы, под разными предлогами или наотрез отказались сотрудничать с расследованием, или же отрицали и не слишком убедительно опровергали очевидные факты. Объяснение несложно найти в том, что согласно международному праву государства, способствующие выдаче людей в страны, где права выдаваемых могут быть грубо нарушены, являются соучастниками подобных нарушений, а лица, замешанные в похищениях, пытках и исчезновениях, должны нести уголовную ответственность. Реакция стран – членов Евросоюза на расследование Фавы и его коллег была однотипной. Латвия, Литва, Мальта, Словакия, Словения, Турция, Финляндия, Эстония, Болгария, Хорватия и Чешская Республика не посчитали нужным как-либо реагировать на приглашение к сотрудничеству с Временным комитетом. Правительство Кипра, скорее всего из вежливости, в ответ просто отправило уведомление о получении приглашения. Временный комитет обвинил в несотрудничестве и ряд высших функционеров Евросоюза. В частности, верховный представитель ЕС по внешней политике и безопасности Хавьер Солана, один раз встретившись с комитетом, отклонил повторное приглашение, так как нашел, что некоторые пояснения являлись «несправедливыми и смешными». Обвинения настигли и главу Европейского управления полиции (Европол), Макса-Петера Ратцеля – в неоказании помощи следствию и сокрытии сведений о секретной программе спецслужб США в Европе. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/a-stepanov/sekretnye-turmy-cru/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Боб Баер – бывший агент ЦРУ, до середины 1990-х занимался секретной работой в странах Ближнего Востока. Источник – статья Стивена Грея «Американский ГУЛАГ» (Stephen Grey, America's gulag) в журнале New Statesman, 17 мая 2004 года. 2 Стивен Хадли – советник по национальной безопасности США. Источник – статья в «Таймс» от 3 ноября 2005 года. 3 The Times, 3 ноября 2005 года. 4 http://www.blairwatch.co.uk/node/635. 5 http://www.state.gov/secretary/rm/2005/57602.htm. 6 Corriere della Sera, 9 ноября 2005 года. 7 The New York Times, 9 ноября 2005 года. 8 The Times, 3 ноября 2005 года. 9 La Repubblica, 2 декабря 2005 года. 10 La Repubblica, 6 декабря 2005 года. 11 http://www.whitehouse.gov/news/releases/2005/12/20051206-3.html. 12 Дик Марти – член Парламентской Ассамблеи Совета Европы, руководитель Следственной группы Парламентской Ассамблеи Совета Европы, автор доклада Комитета ПАСЕ по правовым вопросам и правам человека. Источник: интервью, опубликованное в журнале «Коммерсант. Власть» № 26 от 3 июля 2006 года.