Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Основы теории политических партий Дмитрий Ю. Кралечкин Андрей Ю. Ашкеров Михаил Александрович Бударагин М. В. Жаров Никита В. Гараджа Сергей Евгеньевич Заславский Кирилл Константинович Мартынов Всеволод Н. Данилов Читателю предлагается одно из первых в России учебных пособий по основам теории политических партий, содержащее развернутый анализ происхождения, социально-политической природы и функций. В работе всесторонне раскрываются вопросы организационных основ партийного строительства, правового регулирования и финансово-хозяйственной деятельности политических партий, приводится сравнительный анализ и типология политических партий и партийных систем. Учебное пособие предназначено для студентов, аспирантов и преподавателей высших учебных заведений, политических экспертов и консультантов, слушателей системы партийной учебы. А. Ю. Ашкеров, М. А. Бударагин, Н. В. Гараджа, В. Н. Данилов, М. В. Жаров, С. Е. Заславский, Д. Ю. Кралечкин, К. К.Мартынов Основы теории политических партий Предисловие Изучение политических партий как политико-правового явления, категории и института является одним из наиболее значимых и перспективных направлений современной общественной науки. Теоретико-методологический и практический интерес к этому направлению исследований в отечественной науке многократно усиливается формированием новой демократической – конкурентной и плюралистической партийной системы, превращением политических партий в структурный элемент механизма организации и осуществления государственной власти в Российской Федерации. Настоящая работа является одним из первых учебных пособий, выполненным в рамках междисциплинарного взаимодействия политической теории, философии и политической юриспруденции. Построение структуры и содержания работы подчинено задаче последовательного изложения логики становления и развития базового института системы политической демократии – политических партий. Авторы постарались в максимальной степени учесть накопленный в этой предметной сфере теоретический и эмпирический материал, предложенные теорией политических партий современные версии понимания их роли и значения в процессе государственно-правового развития страны. Структура и содержание материала отвечают традиции академического построения учебных курсов, принятых в системе высшего профессионального образования. Учебное пособие включает восемь разделов, каждый из которых охватывает наиболее важные темы современной теории политических партий. Это вопросы истории института политических партий, их социально-политической природы и роли как субъекта представительства интересов доминирующих социальных групп, понимания политических партий как субъекта политического процесса. В работе подробно раскрываются технологические вопросы партийного строительства – организация, правовое регулирование и финансово-хозяйственная деятельность политических партий. Методологическая перспектива изучения феномена политических партий раскрывается в рамках сравнительного анализа и типологии политических партий и партийных систем. В работе реализован синтетический подход в освоении разнообразного опыта и теоретико-методологического инструментария различных отраслей научного и прикладного знания. Междисциплинарный характер учебного пособия делает его полезным и студентам (правоведам, политологам), и специалистам в области политической социологии и истории, и преподавателям общественно-политических дисциплин, всем, кто интересуется вопросами теории политических партий. Сочетание учебной и исследовательской задачи предполагает соблюдение определенного баланса общепринятых и критических суждений по всему спектру рассматриваемых тем. Отдельные положения, оценки и выводы, содержащиеся в работе, являются дискуссионными, возможно, требуют дополнительной аргументации и практического подтверждения. Это концептуальный и правомерный выбор авторов учебного курса. Очевидно, что понимание природы и смысла любого общественно-политического явления связано не только с новыми научными результатами и новыми эмпирическими данными политической практики, но и внутренней потребностью обретения истины в предметной научной дискуссии. Представленный материал открыт для обсуждения широкого круга проблем не только с точки зрения его предмета и структуры, а, прежде всего, с точки зрения теоретико-методологических оснований изучения политических партий и преподавания учебного курса. Совмещение институционального, нормативного и социологического подходов в изучении политических партий в наибольшей степени способствует пониманию исторической перспективы перехода от моноцентрической модели политического господства и управления к плюралистической модели политической демократии, а также тех ловушек и дилемм реального политического процесса, которые объективно представлены в объективно заданной структуре возможных изменений и тенденций общественного развития. Учебный курс в этом отношении сочетает одновременно как дидактическую, так и проблемную постановку в изложении материала, описании и объяснении реальных и возможных коллизий партийного строительства современной России. Ю. А. Веденеев, доктор юридических наук, заслуженный юрист Российской Федерации Глава 1 ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ: ПОНЯТИЕ, ПРИЗНАКИ, ФУНКЦИИ Теория политических партий в системе научного знания Теория политических партий (партология) представляет собой междисциплинарную область научного знания, изучающую общие закономерности возникновения, развития, функционирования и организационного устройства политических партий. Феномен политических группировок, соперничающих в борьбе за власть, был предметом внимания еще античных мыслителей. Так, еще Аристотель в своих работах упоминает о партиях рыбаков и земледельцев, горожан и равнинных жителей. Позднее тема партий получает дальнейшее рассмотрение в работах Никколо Макиавелли, Томаса Гоббса, Джона Локка, Томаса Джефферсона, Шарля Монтескье, Жан-Жака Руссо. Одной из первых работ, непосредственно посвященных политическим партиям, стал трактат «Рассуждение о партиях» лорда Генри Сен-Джона Болинброка. Тема роли партий в общественной жизни и публичной политике в той или иной мере рассматривалась в работах Георга Вильгельма Фридриха Гегеля, Иоганна Готлиба Фихте, Бенжамена Констана, Джона Милля, Дейвида Юма и других западноевропейских мыслителей. Значительный вклад в развитие представлений о политических партиях внесли российские ученые-конституционалисты В. М. Гессен, Ю. С. Гамбаров, М. М. Ковалевский, Б. Н. Чичерин. С середины XIX века появляются и первые прикладные исследования политических партий: в работах К. Маркса, А. Бебеля, Г. Плеханова, К. Каутского остро ставятся вопросы идеологического позиционирования политических объединений и организации партийного строительства. Теоретико-методологические основы изучения политических партий заложены в трудах Дж. Брайса, М. Вебера, Р. Михельса, М. Я. Острогорского. Работы этих ученых заложили основы научного понимания политических партий, содержат понятийный аппарат. Так. в 1898 году вышла (на французском языке) книга М. Я. Острогорского «Демократия и политические партии», в которой на примере США и Англии раскрыты механизм организации и функционирования политических партий, причины их возникновения и развития к более сложным политико-организационным формам. Острогорский Моисей Яковлевич (1854-1919) – российский правовед и историк. Автор монографии «Демократия и политические партии». Избирался депутатом Первой Государственной Думы. В работе «Социология политической партии в условиях современной демократии» (1911) Роберт Михельс сформулировал «железный закон олигархических тенденций» в буржуазной демократии, согласно которому деятельность демократии строго ограничивается в связи с необходимостью существования организации, опирающейся на «активное меньшинство» (элиту), поскольку «прямое господство масс технически невозможно». Михельс Роберт (Michels Robert) (1876-1936) – историк, экономист и социолог, один из наиболее значительных исследователей феномена партий. Изучал классы буржуазного общества, политическую роль интеллигенции. ХХ век обогатил научное знание рядом фундаментальных научных работ, посвященных исследованию феномена политических партий. Так, в 1951 году была опубликована знаменитая работа Мориса Дюверже «Политические партии», в которой были всесторонне рассмотрены вопросы происхождения политических партий, дана оценка их места и роли в современном демократическом обществе, сформулирован ряд важнейших закономерностей воздействия избирательной системы и парламентаризма на развитие политических партий, определены критерии классификации партий и партийных систем. Дюверже Морис (родился 5 июня 1917) – французский ученый, государствовед, профессор политической социологии Парижского университета (с 1955), политический обозреватель газет «Монд» и «Нувель обсерватер». Основное внимание Дюверже уделяет социологии политических партий и политических режимов, общей теории политики, методам политической науки. Дюверже ставит под сомнение применимость «западной демократии и плюрализма» в других странах современного мира. Еще в конце 60-х гг. он утверждал, что противоречия между богатыми странами и «странами-пролетариями» более значимы, чем между западными и социалистическими странами. Значительный вклад в разработку современных научных представлений о политических партиях внесли видные зарубежные (К. фон Бейме, К. Джанда, Дж. Лаполамбара, К. Лоусон, С. Нойманн, А. Панебьянко, Д. Сартори) и российские исследователи (Т. Б. Бекназар-Юзбашев, А. А. Галкин, З. М. Зотова, Ю. Г. Коргунюк, М. Н. Марченко, Т. В. Шмачкова, М. Х. Фарукшин, К. Г. Холодковский). Политико-правовые аспекты деятельности политических партий и их участия в избирательном процессе получили развитие в работах Р. Катца, Дж. Ламберта, Э. Лейкмана, Р. Таагеперы, М. Шугарта, а также российских юристов и политологов: С. А. Авакьяна, А. С. Автономова, Ю. А. Веденеева, И. В. Выдрина, В. Н. Даниленко, Е. П. Дубровиной, В. Б. Евдокимова, А. И. Ковлера, В. В. Лапаевой, А. П. Любимова, Г. В. Мальцева, А. Е. Постникова, И. Г. Шаблинского, В. И. Лысенко, Б. А. Страшуна, В. Е. Чиркина, Ю. А. Юдина и др. Предметом теории политических партий является изучение проблем закономерностей и механизмов формирования, функционирования и развития политических партий и партийных систем, их места и роли в общественно-политической жизни, форм взаимоотношений с иными политическими и социальными институтами. Теория политических партий имеет сложный объект анализа, где первый уровень составляет изучение процессов развития отдельных политических партий, второй – изучение структуры и деятельности группы партий, обладающих схожими структурно-функциональными, идеологическими либо статусными (парламентские, внепарламентские) характеристиками. Наконец, третьим уровнем анализа может служить изучение структуры, качественных характеристик и особенностей развития партийной системы страны (группы стран). При этом комплексный характер теории политических партий позволяет сочетать междисциплинарный подход и специальные отраслевые методы исследования. Важно помнить, что одни и те же объекты могут исследоваться различными общественными науками под особым, специфичным углом зрения, в разных аспектах, на различных уровнях научного анализа. Историческая наука рассматривает партии и в ретроспективно-генетическом аспекте их возникновения, функционирования и поэтапной эволюции к современным формам партийной организации. Изучение исторических обстоятельств, обусловивших необходимость создания политических партий, а также изменений в ее организации и политической деятельности позволяет выявить генетические причины современных процессов, происходящих внутри партий и на межпартийном уровне. В юридической науке изучаются вопросы правового статуса политических партий, формы и механизмы правового регулирования их деятельности, участия в выборах и референдумах, в работе органов государственной власти; проводится анализ положений законодательства о политических партиях, его воздействия на процесс создания и функционирования политических партий и развития партийной системы, вырабатываются рекомендации по его совершенствованию, устранению противоречий, устранению правовых пробелов и избыточных предписаний. Изучение политических партий также является одним из важнейших направлений политической науки. Политология исследует и выявляет модельные закономерности возникновения и развития политических партий, механизм взаимодействия политических партий с органами государственной власти, динамику партийно-политических перегруппировок, основы внутреннего устройства политических партий и практику их парламентской деятельности. Партия и партийная система как социальный феномен является одним из объектов политической социологии, исследующей взаимоотношения между обществом и государством, между социальным строем и политическими институтами[1 - Липсет СМ. Политическая социология // Американская социология. Проблемы. Перспективы. Методы. М., 1972. С. 204.]. Данные об отношении к партиям, получаемые в этих исследованиях, связываются с другими данными – например, об уровне доверия к закону, о коррумпированности и так далее, что позволяет составить достаточно полную картину происходящих в обществе процессов. Примером таких долгосрочных исследований могут служить некоторые исследования ведущих организаций: Всероссийского центра изучения общественного мнения, Фонда «Общественное мнение», на протяжении многих лет занимающихся исследованиями динамики партийной системы и развития демократических институтов в России. Теория политических партий оперирует различными методами исследования. Сложность и многоплановость объекта исследования требует обращения как к общенаучным методам познания (диалектическому, сравнения, анализа и синтеза, моделирования и другим), так и к разработкам в области теории социальных систем. Комплексный междисциплинарный характер теории политических партий делает оправданным использование частно-научных и специальных методов: структурно-функционального, социологического, конкретно-исторического, сравнительно-правового и формально-правового. Их применение позволяет всесторонне рассмотреть политические партии в различных аспектах их деятельности. Теоретический подход к изучению политических партий во многом схож с «партийным»: в обоих случаях анализируются долгосрочные, среднесрочные и конъюнктурные факторы развития политических партий и партийных систем. Поэтому, с одной стороны, партийная политика оказывается предметом научных исследований, результаты которых, в свою очередь, становятся источником полезной информации о взаимосвязях общества и политических организаций, зачастую интерпретируются в интересах политических партий, используются в целях корректировки их стратегии и тактики (особенно когда речь идет об отношениях партии с электоратом). В то же время теория политических партий, безусловно, сохраняет и независимость, выполняя задачи, не обусловленные политическими нуждами партий и избирательных кампаний. В частности, исследования отношения населения к самой партийной системе, различным партиям, их программам и результатам, полученные на местах, позволяет объективно оценить роль партийной системы в данном обществе и выработать рекомендации по ее оптимизации в соответствии с новыми социальными запросами и потребностями. Понятие и признаки политической партии Политическая партия является добровольным самоуправляющимся объединением граждан, создаваемым по их собственной инициативе для совместной реализации целей и задач, отстаивания собственных представлений на развитие общества. Вместе с тем – это один из базисных институтов политической системы общества, способствующий воспроизводству и ротации политической элиты. Не будучи сами носителями государственной власти, политические партии функционально включены в систему власте-отношений, являются связующим звеном между государством и гражданами, обеспечивают целостность и устойчивость политической системы. Существование политических партий в равной мере невозможно как без общества с его многообразными интересами, агрегирование и представительство которых осуществляют партии, так и без государства, олицетворяющего публичную власть в обществе. Удивительно, но одним и тем же словом «партия» могут называться весьма непохожие предметы. Так может обозначаться и некое диффузное объединение политических агентов, внутренняя структура которого совпадает с каналами политического влияния и контуры которого едва заметны на общем политическом фоне, без фиксированного членства и формальных процедур приема, без четкой программы и явных лидеров, часто возникающее на короткий отрезок времени, например сезон выборов, и по окончании оного распадающееся. То же название применяется и для организации, обладающей в максимальном объеме всеми признаками партии, которых не хватает в первом случае, и существующая вообще вне политической конкуренции (как, например, КПСС в России в середине прошлого века). В современной науке нет общепринятого определения политической партии, отсутствует и единство подходов к пониманию ее сущности и характерных признаков. По данным З. М. Зотовой, только в отечественных научных работах насчитывается более двухсот определений политической партии[2 - Зотова З. М. Политические партии и избирательный процесс. М., 2002. С. 5.]. Наибольшую известность в современной политической и правовой науке получили электоральное (Д. Сартори), структурное (М. Дюверже, М. Острогорский), функциональное (К. Лоусон, У. Кротти, Р. Макридис), структурно-функциональное (К. Нойман, Дж. Даполамбара, Ж.– Л. Кермонн), идеологическое (К. фон Бейме) и другие. В рамках функционального подхода особое внимание в дефиниции обращается на ролевое предназначение партий. Исторически подобный подход был присущ ряду исследователей политических партий, например П. А. Берлину, определявшему партии как «свободные организации массы для достижения определенной социальной или политической цели»[3 - Берлин П. А. Политические партии на Западе. СПб. 1907. С. 5.]. Среди современных ученых сторонником функционального определения является К. Лоусон, полагающая, что «самым удовлетворительным и самым полезным, равно как и наиболее общим является определение, которое делает акцент на политических действиях, вероятно, совершаемых партией»[4 - Lawson K. The Comparative Study of Political Parties. N. Y., 1976. P. 2.]. Согласно ее мнению, «политическая партия – это организация индивидов, которая стремится путем выборов или помимо выборов продлить полномочия народа или его части, чтобы осуществить политическое господство над данным учреждением»[5 - Ibid. P. 3-4.]. Электоральное определение партии, фактически являющееся разновидностью функционального определения, основано на выделении электоральной функции как наиболее значимой из всех функций, осуществляемых партией. К примеру, Д. Сартори определяет политическую партию как политическую группу, активно участвующую в проведении выборов и имеющую благодаря этому возможность проводить своих кандидатов в государственные учреждения[6 - Sartori G. Parties and Party Systems // A Framework for Analysis. Vol. 1. N. Y., 1976. P. 64.]. В данном случае сущность политической партии видится, прежде всего, в ее связи с электоральным процессом, обеспечивающим приход к власти определенной группы политиков. В науке известны также структурные определения, выводящие сущность партии из специфики ее организационного устройства. Традиции структурного подхода восходят еще к работам М. Я. Острогорского и Р. Михельса, исследовавших закономерности структурной динамики современных им политических партий и тенденции их олигархизации в условиях демократического общества[7 - Острогорский М. Я. Демократия и политические партии. М.: РОСС– ПЭН, 1997; Михельс Р. Социология политических партий в условиях демократии: Главы из книги // Диалог. 1990. № 3, 5, 7, 11, 13, 15, 18.]. В современной науке структурный подход представлен прежде всего Морисом Дюверже, выделившим в качестве важнейших атрибутов партии такие характеристики, как особенности их структуры, длительность существования, факторы организационного устройства. Отдельными западными исследователями (С. Нойманн и другие) предпринимались довольно удачные попытки формулирования комплексного структурно-функционального определения партии как «уставной организации политических агентов общества, которые связаны с контролем правительственной власти и которые соревнуются за народную поддержку с другой группой или группами»[8 - Newmann S. Toward a Comparative Study of Political Parties // Modern Political Parties. Approaches to Comparative Politics. Chicago, 1957. Р. 396.]. Близким к структурно-функциональному является и определение Ю. С. Гамбарова, содержащееся в его известной работе «Политические партии в их прошлом и настоящем» («свободные общественные группы, образующиеся внутри правового государства для совместного действия на почве общих всем объединяемым индивидам интересов и идей»)[9 - Гамбаров Ю. С. Политические партии в их прошлом и настоящем. 2-е изд. СПб., 1905. С. 3.]. Дж. Лаполамбара выделил четыре так называемых конституирующих признака партии: › партия является носителем идеологии; › партия представляет собой организацию, то есть продолжительное по времени объединение людей; › цель партии – завоевание и удержание власти; › каждая партия пытается обеспечить себе поддержку народа. В основе так называемых идеологических определений лежит общность программно-мировоззренческих взглядов. Так, Клаус фон Бейме понимает под партией «группу единомышленников, которые действуют сообща для достижения общих политических целей»[10 - Beume К von. Partien In Westlichen Demokratien. M?nchen. 1982. P. 343.]. Вопрос о понятии и отличительных признаках политической партии получил значительное освещение и в отечественной науке. Так, видный российский исследователь правового статуса политических партий Ю. А. Юдин выделял три основных квалифицирующих признака, при отсутствии хотя бы одного из которых общественное объединение теряет юридическое качество партии. Это завоевание политической власти как главная цель участия в политическом процессе, объединение индивидов на основе общности политических взглядов, признания определенной системы ценностей, находящих воплощение в партийной программе, и наличие формализованной постоянно действующей партийной структуры[11 - См. Юдин Ю. А. Политические партии и право в современном государстве. М.: Форум-Инфа-М, 1998. С. 37-46.]. А. С. Автономов определяет политическую партию как общественное объединение, отстаивающее и претворяющее в жизнь интересы представляемого им класса или социальной группы путем борьбы за государственную власть, осуществления ее, участия в ее осуществлении или оказания максимально возможного в конкретных условиях воздействия на ее осуществление, находясь в оппозиции в составе государственного органа или вне их[12 - Автономов А. С. Правовая отология политики: к построению системы категорий. М.: ИНФРОГРАФ, 1999. С. 221.]. Т. В. Шмачкова, опираясь на подход Дж. Лаполамбары, указывает на четыре образующих партию признака: идеологическая направленность партийной деятельности, длительный и многоуровневый характер объединения, нацеленность на завоевание и осуществление власти, апелляция к поддержке народа[13 - Шмачкова Т. В. Мир политических партий // ПОЛИС. 1992. № 1/2.]. Оригинальное определение предлагает Р. Ф. Матвеев, рассматривающий партию как организацию, соединяющую общественное движение и течение общественно-политической мысли[14 - Матвеев Р. Ф. Теоретическая и практическая политология. М.: РОСС– ПЭН, 1993. С. 107.]. В работах российских исследователей встречаются и более детализированные варианты перечня признаков политической партии. В частности, В. Е. Чиркин в числе существенных признаков политической партии, находящих отражение в законодательстве, выделяет ее добровольный, самоуправляемый, устойчивый и автономный характер, общность убеждений и целей ее членов как фактор образования партии, отсутствие целей извлечения прибыли, содействие формированию и выражению политической воли народа путем участия в выборах, осуществляемое на демократических принципах и на основе гласности, публичности и открытости[15 - Чиркин В. Е. Конституционное право зарубежных стран. М.: Юрист, 1997. С. 104.]. Научные определения политической партии хотя и не несут нормативной нагрузки, тем не менее, находят свое отражение при разработке и закреплении в нормативных актах правовой конструкции политических партий. При этом в ходе ее разработки происходит операционализация понятия политической партии: в нем находят свое отражение, прежде всего, юридически значимые признаки, факт наличия или отсутствия которых может быть с достоверностью установлен. Необходимо четко разграничивать общее государственно-правовое значение понятия партии (с позиций рассмотрения политических партий в контексте их взаимодействия со всей системой государственных, общественно-политических и правовых институтов) и конкретно-правовое определение в законе, форму конкретного выражения партии в праве[16 - Бекназар-Юзбашев Т. Б. Партии в буржуазных политико-правовых учениях. М.: Наука, 1988. С. 37.]. Обобщая, можно выделить основные признаки политической партии: › партия – разновидность общественного объединения. Это означает, что партии, равно как и иные виды общественных объединений (профсоюзы, молодежные, национально-культурные и иные объединения), представляют собой добровольные, самоуправляемые формирования, созданные по инициативе граждан, объединившихся на основе общности интересов для реализации общих уставных целей. В российской правовой системе юридическая значимость соотнесения политической партии с родовым понятием общественного объединения выражается в том, что на партии распространяются требования законодательства об общественных объединениях в части, не урегулированной специальным законом о политических партиях; › партия представляет собой организацию, предусматривающую наличие определенных иерархических связей между различными звеньями организации, партийной дисциплины и субординации, добровольно соблюдаемых ее членами. Партию отличает устойчивость организации во времени – она создается на длительный, неопределенный срок, в этом ее отличие от неинституционализированных (лобби) и институционализированных (избирательный блок) коллективных политических субъектов, состав и длительность существования которых меняется в зависимости от поставленной задачи; › партия – субъект политики, которому присущ идеологический образ действий. Цели и задачи партии формулируются в программных документах и предвыборных платформах и реализуются в ее политической деятельности. Сочетание программно-мировоззренческого и активно-деятельностного компонентов отличает политическую партию, с одной стороны, от сообществ единомышленников (клубов, кружковых объединений), а с другой – от лоббистских структур, руководствующихся в основном конъюнктурными интересами; › партия нацелена на обретение своего политического представительства в органах государственной власти посредством выборов, на участие через своих представителей в управлении государством. Способом, обеспечивающим политическое влияние партии, является обращение к поддержке граждан, осуществляемое открыто и на состязательной основе. Указанные юридически значимые признаки практически никогда не воспроизводятся в полном объеме в правовом определении: законодатель считает нужным выделить те из них, которые, по его мнению, отличают политическую партию от иных государственных и общественных институтов. Определение политической партии может быть как лаконичным (например, в Конституции Швеции под партией понимается любое объединение или группа избирателей, которые выступают на выборах под особым наименованием), так и развернутым, с выделением ряда квалифицирующих признаков. Согласно закону о политических партиях ФРГ, партии представляют собой объединения граждан, которые постоянно или длительное время оказывают влияние на формирование политической воли в рамках федерации или одной из ее земель, желают участвовать в представительстве народа в бундестаге или в одном из ландтагов при условии, что они в достаточной мере гарантируют серьезность таких намерений их фактическим отношением к делу и, в частности, численностью и постоянством организации, числом членов и активной общественной деятельностью. В Республике Казахстан партией признается добровольное объединение граждан, выражающее политическую волю граждан, различных социальных групп, в целях представления их интересов в представительных и исполнительных органах государственной власти, местного самоуправления и участия в их формировании. Юридическое понятие российской политической партии содержится в статье 3 Федерального закона «О политических партиях». «Политическая партия – это общественное объединение, созданное в целях участия граждан Российской Федерации в политической жизни общества посредством формирования и выражения их политической воли, участия в общественных и политических акциях, в выборах и референдумах, а также в целях представления интересов граждан в органах государственной власти и органах местного самоуправления». У научного понятия и правового определения политических партий принципиально разное предназначение: эвристическое и правоустанавливающее. Удачное концептуальное определение может в мельчайших нюансах передать всю палитру качественных характеристик партии как общественного явления, но вместе с тем эти характеристики могут и не иметь правовой нагрузки. Так, марксистское определение партии как политической организации, выражающей интересы общественного класса или социального слоя, объединяющей их наиболее активных представителей практически «непереводимо» на язык юридических конструкций. Безусловно, юридические определения подчас менее красочно отражают социально-политическую природу политических партий, однако являются более точными, позволяют на практике отграничить политические партии от иных общественных объединений и субъектов публичной политики. В политической социологии различаются партии в широком смысле и собственно «политические» партии: первые отождествляются с любыми группами, стремящимися к власти или к влиянию на власть (причем не только в государственном масштабе), вторые существуют только в контексте избирательного процесса и процедурных основ представительной демократии. Социологический подход может использовать как широкое, так и узкое определение партий и партийности, рассматривая их в качестве элементов общественного устройства. Для понимания социологического подхода к изучению партий следует учесть, что их место, функция, эволюция в рамках того или иного общества могут описываться и предсказываться по-разному – в зависимости от используемой базовой социологической теории. Например, классическая социология Макса Вебера рассматривает партии как составную часть процесса трансформации типов власти и развития так называемой целерациональной власти. В контексте этой теории власть истолковывается не в качестве особой сущности, а как функция, необходимая для достижения той или иной цели. Марксистская и постмарксистская социологическая теория исходит из представления об обществе, разделенном на классы, – соответственно, партийная жизнь является оформлением этого базового разделения. При этом ведущая роль отводится классу, который, как правило, не получает представительства в буржуазных демократиях, то есть пролетариату. Современные неокорпоративистские концепции возвращаются к представлению о партиях как системах патронажа, обеспечивающих взаимодействие заинтересованных групп и государственных институтов. Патронаж – покровительство, система обмена услугами и обязательствами между разными уровнями власти и управления. Неокорпоративизм – течение в социологии и социальной философии 70-90 годов XX века. Один из основателей – Филипп Шмиттер. Подчеркивает роль неконкурирующих общественных структур, сообща решающих общие проблемы в государственном поле (например, союз предпринимателей решает проблемы вместе с профсоюзами). Все эти подходы не являются, строго говоря, взаимоисключающими, однако они предполагают достаточно разное акцентирование социальной логики партий, их места в обществе и их перспектив. При этом следует принимать во внимание, что различия в подходах отражают и то, что социология не независима от партийной жизни, напротив, основные социологические теории имеют достаточно жесткую политическую привязку. Представительная демократия – такая форма политической организации общества, при которой основные решения принимаются выборными органами, в которые входят представители народа и его различных групп. Противопоставляется непосредственной или прямой демократии, предполагающей участие всех граждан в процессе принятия государственных решений. Общее социологическое описание «партий вообще» должно было бы охватывать такие разнородные явления, как, например, изучавшиеся антропологами «локальные группы» (занятые распределением власти в примитивных сообществах), кафедральные «партии» современных академических институтов, чиновничьи партии и так далее. Мы, однако, ограничимся рассмотрением собственно «политических партий» как специфического общественного феномена: такие политические партии представляют собой особый механизм распределения власти, не тождественный традиционным механизмам (например, механизму престолонаследия) и определенный генезисом современного общества. Функции и цели деятельности политических партий Одной из ключевых проблем в изучении политических партий является проработка вопросов, касающихся их функционального назначения, целей и направлений деятельности. Эта проблема особенно актуальна при обращении к теме становления многопартийности в России, интерес к которой в последнее время огромен. Под функцией партии обычно понимают одно из главных направлений деятельности этой организации, обусловленное ее внутренней сущностью и целями деятельности. Деятельность политических партий отнюдь не сводима к завоеванию позиций в органах государственной власти. В противном случае это предназначение с успехом могло бы выполняться временными корпоративными группировками, состав и политические ориентиры которых постоянно менялись бы в зависимости от нюансов политической ситуации. Однако в социально-политической сфере общества неизбежно вызревают потребности, решению которых может способствовать только такой специфический институт, как политическая партия. В структуре общественно-политических процессов политические партии выполняют двоякую роль: необходимого элемента политической системы, обеспечивающего воспроизводство политической элиты, организованное участие в выборах, и института политического представительства интересов определенной части общества. Тот факт, что политическая партия по своей внутренней сущности является организацией полифункциональной, объясняется прежде всего многомерностью института партии, выступающего как в роли выразителя интересов части гражданского общества, так и в роли организации, включенной в отличие от других общественных объединений (профсоюзов, молодежных организаций, экологических движений и так далее) в систему властных отношений. Формирование политики как партийной в числе прочего привело к созданию такого образа общества, в котором выделяются области частной жизни, гражданского общества и собственно политического представительства, подчиняющего себе государство и легитимирующего его. Партии служат для объединения и представления групп интересов, формирующихся на уровне гражданского общества (многочисленных ассоциаций и союзов, не преследующих цели получения политической власти). Это разделение остается вполне актуальным и в современной ситуации, претерпев в то же время некоторые существенные изменения, связанные с тем, что часто границы между гражданским обществом (представленным, например, НГО) и партиями размываются. Гражданское общество – совокупность отношений в сфере экономики, культуры и так далее, развивающихся в рамках демократического общества независимо и автономно от государства. Гражданское общество реализуется в виде совокупности неправительственных институтов и самоорганизующихся посреднических групп, способных к организованным и ответственным коллективным действиям в защиту общественно значимых интересов в рамках заранее установленных правил гражданского или правового характера. Один из традиционных институтов общества, который значительно трансформируется в процессе построения партийной системы, – это институт власти. Становясь неотъемлемым элементом политической системы, партии меняют способы смены власти, ее легитимации и борьбы за ее обретение. В действующей партийной системе власть получает оправдание только как средство, то есть в терминах Макса Вебера она приобретает целерациональный характер (она нужна представителям партии, которые с ее помощью получают возможность удовлетворить интересы представляемой группы, апеллирующей ко всему обществу). Партия как принцип борьбы за власть по своей сущности предполагает борьбу с узурпацией власти, то есть с властью, которая легитимируется только тем, что она власть. В политической науке сложилось несколько подходов к функциональному назначению партий в политической системе. Большинство исследователей разделяют тезис о множественности функций политических партий, расходясь, однако, в определении их количества и в классификационных схемах. Например, Джемс Брайс выделял в числе основных функций политических партий такие: › поддержка единодушия между членами политической партии; › набор в партию новых членов, в том числе из лиц, недавно получивших политические права; › возбуждение энтузиазма в избирателях, указание в программах и публичных речах на многочисленность партии и важность общей цели; › сообщение избирателям сведений о политических вопросах, требующих решения, о достоинствах их вождей и недостатках их противников[17 - Брайс Дж. Американская республика. Ч.2. М., 1980. С.267.]. Клаус фон Бейме выделяет четыре основные функции политических партий: определение целей; легитимизацию социальной общности в пределах системы, выражение и определение общественных интересов; мобилизацию и социализацию граждан; рекрутирование элиты и формирование правительства[18 - Бейме фон К. Партии // Политология вчера и сегодня. 1992. Вып. 4. С. 64.]. Питер Меркл помимо этих функций выделяет также и функцию «выработки мер по оказанию влияния партий на окружающие их институты и социальную среду», а также на «решение внутрипартийных споров и всякого рода внутренних проблем»[19 - Merckl P. Modern Comparative Politics. N. Y., 1970. P. 264-268.]. К. Г. Холодковский, основываясь на мнении ряда западных исследователей, выделяет функции агрегирования политических интересов, мобилизации и ориентации граждан, политической социализации, выдвижения программ, списков кандидатов в депутаты, ведения избирательных кампаний, легитимации власти, отбора и ротации ее кадров[20 - Холодковский К. Г. Политические партии России // Гражданское общество в России: Структура и сознание. М.: Наука, 1998. С. 175-178.]. К. Гаджиев предлагает выделять четыре группы функций: превращение множества частных интересов в совокупный общественный интерес; реализация представительства социальных групп в политической системе; институционализация политического участия граждан; выдвижение кандидатов, проведение выборов[21 - Гаджиев К. С. Политическая наука. М., 1994. С. 143-146.]. З. М. Зотова в зависимости от сферы приложения приводит классификацию политических партий: › по отношению к кругу идей – выработка идеологии, ее пропаганда в обществе, сплочение вокруг нее сторонников, формирование программ практических действий по ее претворению в жизнь; › по отношению к обществу – осуществление связи между обществом и идеями, формирование социальных групп и классов, организация взаимодействия общества и государства, обеспечение представительства групп интересов; › по отношению к государству – пробуждение власти к определенным действиям в интересах той или иной социальной группы или класса, обеспечение кадрами политического состава властных органов[22 - Зотова З. М. 100 лет российской многопартийности. М., РЦОИТ, 2006. С. 39.]. На основе анализа различных точек зрения, высказанных в научной литературе, можно выделить следующие функции политических партий: › электоральная функция – то есть деятельность, направленная на продвижение кандидатов на выборные должности в органы представительной и исполнительной власти посредством их выдвижения и поддержки на выборах. В рамках избирательного процесса она реализуется посредством выдвижения и поддержки кандидатов на выборах, организации их предвыборной деятельности и предвыборной агитации, обеспечения общественного контроля за правильностью подсчета голосов избирателей; › функция политического рекрутирования и социализации, посредством которой в политическом процессе осуществляется вовлечение, первичная селекция и последующая циркуляция политически активной части граждан. Посредством поддержки партии на выборах граждане определяют свой выбор, реализуют свою политическую волю; › инновационная функция – выработка политическими партиями альтернативных предложений о возможном решении тех или иных проблем, а также методов реализации предлагаемых решений. Зарубежные политологи нередко называют эту функцию «функцией мозгового треста». Вырабатывая новые, нетривиальные подходы по вопросам общественной жизни, придавая им концептуальную мировоззренческую основу, обеспеченную ресурсом общественной поддержки; › аккумулятивная функция – усвоение, синтез и последующее политическое выражение интересов социальных, этнических, возрастных категорий населения в разрабатываемых партией идеологических доктринах и политических программах. Реализуя эту функцию, партии осуществляют преобразование интересов и запросов различных социальных групп в программы и действия политического характера. Аккумуляция социальных интересов – непременное условие для совершенствования электоральной стратегии партии, залог ее успешной деятельности; › конституирующая функция – обеспечение институциональных гарантий идеологического и политического многообразия, а также мирного разрешения социальных противоречий посредством деятельности по формированию политической воли граждан, участия в формировании и деятельности органов государственной власти. Баланс политических и социальных интересов в обществе поддерживается в немалой степени за счет делегирования партиям права представлять и отстаивать в рамках закона интересы социальных и политических субъектов. «Выступая посредником между государством и населением, партии являются частью механизма саморегуляции общественной системы, благодаря которому антагонизм между ними удерживается в безопасных для жизнедеятельности пределах, а борьба между конкурирующими партиями способствует формированию демократическим путем общенациональных интересов и целей»[23 - Кулик А. Н. Сравнительный анализ партий: методология и инструментарий // Политические партии и движения в России и на Западе: Процесс формирования. Методы исследования. С. 41.]; › интегрирующая функция, выражающаяся в объединении людей на основе общности целей и интересов политического характера, в выработке на этой основе более общего группового социального интереса, общей системы взглядов, в объединении граждан в единую структуру, вследствие чего появляется новый коллективный субъект публичной политики. Комплекс целей деятельности и функций, реализуемый политическими партиями, в обобщенной форме отражает фактическое содержание общественных отношений, в той или иной степени опосредуемых правом. Это выражается в закреплении в действующем законодательстве положений, определяющих основные цели и задачи политических партий, необходимые для их реализации субъективные права и корреспондирующиеся с ними обязанности. Эти цели – юридическое выражение наиболее значимых в правовом отношении функций политических партий, а также средство выделения важнейших объектов правоотношений, на которые направлена деятельность партий как субъектов права. Так, Федеральный закон ФРГ «О политических партиях» (1967) определяет семь основных задач политической партии: оказание влияния на формирование общественного мнения, стимулирование активного участия граждан в политической жизни, воспитание граждан, способных принимать на себя ответственность за дела общества, выдвижение кандидатов на выборах в государственные органы федерации, земель и общин, влияние на политическую деятельность парламента и правительства, внесение выработанных ими ориентиров в процесс формирования воли государства, забота о «постоянной живой связи между народом и государственными органами»[24 - Зарубежное законодательство о политических партиях: Сборник нормативных актов. М.: Луч, 1993. С. 151.]. Согласно португальскому декрету – закону о политических партиях, партии призваны способствовать осуществлению гражданами политических прав и определению национальной политики, в том числе участвуя в выборах или привлекая какие-либо другие демократические средства; давать оценку программам правительства и администрации и критиковать их действия; участвовать в работе центральных и местных органов власти; способствовать воспитанию португальцев в духе гражданственности; изучать и обсуждать вопросы национальной и международной жизни и занимать по ним собственную позицию; вносить вклад в развитие политических институтов. Похожим образом формулируются функции политических партий и в законодательстве Латвии, Мексики, Польши[25 - В польском законе «О политических партиях» (1997) юридически значимой функцией партии признается участие в общественной жизни путем оказания демократическими методами влияния на формирование политики государства либо осуществление публичной власти.]. Общие требования к основным целям политической партии содержит российский Федеральный закон «О политических партиях». Так, в п. 1 ст. 3 закона закреплено, что политические партии создаются «в целях участия граждан Российской Федерации в политической жизни общества посредством формирования и выражения их политической воли, участия в общественных и политических акциях, в выборах и референдумах, а также в целях представления интересов граждан в органах государственной власти и органах местного самоуправления». Кроме того, в ч. 4 этой же статьи уточнено, что основными целями политической партии являются: › формирование общественного мнения; › политическое образование и воспитание граждан; › выражение мнений граждан по любым вопросам общественной жизни, доведение этих мнений до сведения широкой общественности и органов государственной власти; › выдвижение кандидатов на выборах в законодательные (представительные) органы государственной власти и представительные органы местного самоуправления, участие в выборах в указанные органы и в их работе. Нельзя забывать о том, что и цели, и функции партии должны, прежде всего, служить интересам общества, делегирующего партии право говорить от имени широких слоев населения. Если общество считает, что партия является важным инструментом отстаивания политических прав граждан, она может и должна эффективно использовать выданный ей «кредит доверия». Литература 1. Болинброк Г. Рассуждения о партиях // Политические институты: Избирательное право и процесс в трудах западноевропейских мыслителей XVII – начала XX века. М.: Фонд «Символ» – РЦОИТ, 2003. 2. Дюверже М. Политические партии. М.: Академический проект. 2000. 3. Джанда К. Сравнение политических партий: исследования и теория // Современная сравнительная политология. М., 1997. С. 84-43. 4. Зульцбах В. Основы образования политических партий. М.: Европа, 2006. С. 17-61. 5. Михельс Р. Социология политических партий в условиях демократии: Главы из книги // Диалог. 1990. № 3, 5, 7, 11, 13, 15, 18. 6. Острогорский М. Я. Демократия и политические партии. – М., РОССПЭН, 1997. 7. Токвиль де Алексис. О демократии в Америке: Пер. с фр. М.: Прогресс, 1995. 8. Чичерин Б. Н. О народном представительстве // Политические институты: Избирательное право и процесс в трудах российских мыслителей XIX – начала XX века. М., Фонд «Символ» – РЦОИТ, 2003. С. 86-142. 9. Автономов АС. Правовая онтология политики: к построению системы категорий. М., 1999. С. 221-223. 10. Бекназар-Юзбашев Т. Б. Партии в буржуазных политикоправовых учениях. М.: Наука, 1988. 11. Даниленко В. Н. Политические партии и буржуазное государство. М.: Юридическая литература, 1984. С. 14-84. 12. Гельман В. Я. Исследования партий в России: первые десять лет // Политическая наука. 1999. № 3. 13. Зотова З. М. 100 лет российской многопартийности. М.: РЦОИТ, 2006. С. 14-65. 14. Коргунюк Ю. Г., Заславский СЕ. Российская многопартийность: становление, функционирование, развитие. М.: Индем, 1996. С. 8-12. 15. Малов Ю. К Введение в теорию политических партий (обзор идей и концепций). М.: Русский мир, 2005. С. 6-28. 16. Марченко М. Н., Фарукшин М. Х. Буржуазные политические партии (социально-философский анализ). М.: Высшая школа, 1987. С. 7-69. 17. Шмачкова Т. В. Мир политических партий // ПОЛИС. 1992. № 1/2. Контрольные вопросы 1. Что изучает теория политических партий? 2. Какие общественные науки составляют фундамент теории политических партий? 3. Какие методы используются для изучения политических партий? 4. В чем сложность определения понятия политической партии? 5. Какие виды определений политических партий вам известны? Приведите их по памяти. 6. Перечислите основные признаки политической партии. 7. В чем различие между научным и юридическим определением политической партии? 8. Что понимается под функцией политических партий? 9. Перечислите основные функции политических партий, кратко охарактеризуйте их. 10. Каковы основные цели политических партий по российскому законодательству? Тест 1. Впервые упоминания о политических партиях как о группировках, борющихся за власть, встречаются в трудах: а) античных мыслителей; б) мыслителей Нового времени; в) работах Карла Маркса; д) трудах В. И. Ленина. 2. Кто из этих ученых внес следующий важный вклад в становление теории политических партий: а) один из первых на рубеже XIX-ХX веков описал историю становления европейских политических партий, раскрыл механизм организации и функционирования политических партий, причины их возникновения и развития к более сложным политико-организационным формам; б) на основе изучения германских социал-демократических организаций сформулировал в начале XX века так называемый железный закон олигархии; в) в 50-х годах XX века сформулировал ряд важнейших закономерностей воздействия избирательной системы и парламентаризма на развитие политических партий, определены критерии классификации партий и партийных систем. 3. Теория политических партий является: а) разделом философии; б) разделом конституционного права; в) междисциплинарной областью знания. 4. Что является предметом теории политических партий? а) Изучение проблем, закономерностей и механизмов формирования, функционирования и развития политических партий и партийных систем, изучение их места и роли в общественно-политической жизни, форм взаимоотношений с иными политическими и социальными институтами. б) изучение технологии организации и ведения рекламных и предвыборных кампаний в пользу политических партий, кандидатов от политических партий. 5. Какие из отмеченных признаков присущи всем политическим партиям, а какие только некоторым: а) партия является разновидностью общественного объединения; б) партия финансируется государством; в) партия представляет собой устойчивую во времени организацию; г) партия имеет своих представителей в органах власти; д) партии присущ идеологический образ действий; е) партия так или иначе участвует в борьбе за власть; ж) партия имеет общепризнанного лидера. Глава 2 ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ Зачем и когда понадобились партии? Еще 150 лет назад ни одна страна мира, за исключением Соединенных Штатов, не имела партийной системы в современном смысле этого слова. Сегодня партии существуют практически во всех государствах. Почему политические партии получили столь широкое распространение? Как и когда это случилось? Существует множество объяснений возникновения феномена политических партий. Одни исследователи связывают их возникновение с естественным человеческим желанием состязаться в борьбе за обладание властью, другие – в необходимости объединения ресурсов в целях коллективного отстаивания и политического представительства общих групповых интересов, третьи – в социально-классовой структуре общества, предопределяющего борьбу за власть в обществе. Партия как социальная реальность появляется в результате разрушения традиционных форм власти, основанных на сакральности и уникальности власти и властвующего. В социологическом смысле главное отличие общества с партиями от общества без партий (например, от сословного общества) состоит в том, что партия обеспечивает институционализацию той полемики и тех противоречий, которые в традиционном (досовременном) обществе представляются катастрофой. Партийный механизм в своей основе предполагает не просто возможность смены власти, но и возможность институционализации постоянной (или периодической) смены власти и постоянной борьбы за власть. Пример классических империй (например, Римской) показывает, что здесь сама смена власти мыслится и реализуется как катастрофа, нечто, что может быть выполнено только путем переворота (престолонаследие является как раз не сменой власти, а ее сохранением в рамках одного рода или «дома»). Исторически становление политических партий связано с ростом политического влияния парламентов и так называемого третьего сословия, а также распадом традиционных феодально-аристократических систем политической власти. Видный российский исследователь политических партий М. Я. Острогорский связывал появление политических партий с расширением возможностей политического участия граждан в жизни общества, в том числе с появлением всеобщего избирательного права, усилением их политической активности. Возрастающая сложность общественной жизни сделала больше, чем когда бы то ни было необходимым объединение индивидуальных усилий. Развитие политической жизни, призывая каждого гражданина к участию в управлении, заставляет его для выполнения своего гражданского долга входить в соглашение со своими согражданами. Одним словом, осуществление каждым своих собственных целей в обществе и государстве предполагает кооперацию, которая невозможна без организации. Группировки граждан во имя политических целей, которые называют партиями, необходимы везде, где граждане имеют право и обязаны выражать свое мнение и действовать[26 - Острогорский М. Я. Демократия и политические партии. Т 2. М., 1930. С. 181.]. Необходимая предпосылка создания политической партии – наличие дифференцированной социальной структуры общества и политически активных субъектов (классов, социальных слоев и групп) с осознанным групповым интересом. Формированию последних способствуют объективно существующие противоречия между различными группами по уровню доходов, отношения к религиозной или этнической принадлежности. Так, в теории марксизма основной причиной возникновения политических партий является борьба между классами – большими группами людей, различающимися по их месту в исторически определенной системе общественного производства, способу распределения материальных благ. Важнейшая предпосылка возникновения политических партий – возможность публичного коллективного отстаивания и политического представительства интересов. По мнению немецкого социолога Роберта Михельса, организация политических партий – естественное средство для реализации комплекса идеальных целей, формирования коллективной воли. Организация, полагал он, основанная, как это бывает, на принципе наименьшего усилия, то есть на возможно большей экономии энергии, является оружием слабых в борьбе с сильными. По мнению французского политолога и профессора конституционного права Мориса Дюверже, возникновение и развитие политических партий связано с расширением демократии и прав представительных учреждений. Существует прямая зависимость между возрастанием роли политических ассамблей в той или иной стране и возникновением в ней политических партий. Чем сильнее становится парламент, чем больше у него реальных полномочий, тем более остро его члены ощущают потребность в координации своей деятельности, объединении на некоторых общих для них основаниях. Точно так же, чем больше число тех, кто имеет право голоса, тем больше необходимость в упорядочивании их электоральной активности, в организованном выдвижении кандидатов. Развитие партий во всем мире связано с распространением демократии, с увеличением части населения, обладающей избирательным правом, и расширением прав парламентов. В целом возникновение и последующее развитие политических партий обусловлено наличием целого комплекса общественно-политических институтов и процессов, каждый из которых, в свою очередь, может рассматриваться в качестве отдельного фактора. Система факторов институциональных процессов имеет сложный и многоуровневый характер, позволяющий вычленить как социально-культурные, так и институциональные факторы. Наиболее важное влияние на характер развития многопартийности оказывают такие факторы, как форма правления (то есть система организации высших органов государственной власти), форма государственного устройства, политический режим и избирательная система. «Институциональная инфраструктура» во многом определяет устойчивость партий и политических движений, задает объективные параметры их развития, обозначая пределы организационного роста и возможности политического маневрирования. Значение же социально-культурных факторов заключается в том, что последние во многом определяют, в какой мере этот политический институт адекватен сложившемуся укладу общественной жизни и насколько его становление вызвано внутренними закономерностями социального развития[27 - Более подробно о значении институциональных и социокультурных факторов см. в гл. 8 настоящего издания.]. Кроме социальной организации общества, на развитие политических партий оказывает влияние политическая культура, то есть связанный с политикой комплекс элементов общей культуры социума (политических идей, ценностей, установок, стереотипов, традиций, правил поведения), которые непосредственно воздействуют на политический процесс, формируя стиль политического поведения. Политико-культурная среда общества во многом предопределяет характер и степень участия населения в политическом процессе. Кроме того, она воздействует на становление партий путем влияния системы мировоззренческих позиций на формирование партийной идеологии. Особенности политической культуры определяют как степень готовности общества воспринять идею многопартийности, так и особенности ее воплощения в общественно-политической практике. Условием возникновения политической партии является наличие общей политической доктрины, которая разделяется всеми ее членами. Классическое определение партии, данное французским либералом начала XIX века Бенжаменом Констаном, звучит так: «Партия есть общность лиц, публично исповедующих одну и ту же политическую доктрину». Констан де Ребекк, Анри-Бенжамен (1767-1830), французский политический деятель и писатель, известный под именем Бенжамена Констана. В 1814 году Констан стал союзником Наполеона, написал для него проект конституции. В 1830-м был назначен председателем Государственного совета. В своих политических сочинениях развивал идеи буржуазного либерализма; идеалом государственного устройства считал конституционную монархию по английскому образцу. Однако на практике существенными факторами при возникновении партии могут оказаться и другие, например, географическое происхождение или желание защитить профессиональные интересы. Классический пример -история возникновения парламентской группы якобинцев во время Великой французской революции (организаторы группы были депутатами от Бретани). В целом для создания и последующего политико-организационного становления партии требуется не только наличие соответствующих объективных предпосылок, но и стечение ряда субъективных обстоятельств. Первым необходимым условием становится появление субъективного политического интереса, вызывающего необходимость в создании партии. Таковым может служить стремление повысить свой политический вес, желание консолидировать определенную часть политически активного слоя, необходимость создания организации, защищающей корпоративные интересы и так далее. Второе необходимое условие – наличие кадрового ядра партии, инициативной группы, которая взяла бы на себя выполнение необходимых действий организационного и политического плана по созданию нового политического объединения. В качестве третьего условия выступает потребность в разработке политической стратегии партии, ее идейно-теоретической платформы интеллектуальных инноваций в социально-политической сфере. Четвертым условием выступает установление внутри кадрового ядра партии условий, объективно работающих на сплочение партии. Таким обстоятельством может служить общность интересов, сходство идейных ценностей и воззрений, необходимость консолидации вследствие давления внешних обстоятельств. От долговременности обстоятельств, работающих на внутреннюю сплоченность партии, в немалой степени зависит и ее политическая будущность. Когда появились партии как социальный феномен? Можно ли хронологически определить такой момент? Этот вопрос достаточно сложен в силу того, что всегда можно найти исторических предшественников современных партий, некие «протопартии», к числу которых можно отнести, например, конкурирующие кланы, группы фаворитов при дворах европейских монархов, аристократические и олигархические группировки и так далее. Но изучение подобных «протопартий» не может прояснить вопрос о происхождении партийности как феномена, во многом определившего структуру современного общества. Поэтому можно утверждать, что партии не существуют в примитивных (или «первобытных») сообществах, как не существовали они и в классических деспотиях, основывавшихся на подчинении примитивных (деревенских, территориальных) сообществ военной, бюрократической и властной машине. Первые протопартийные образования возникли еще в Древней Греции, однако как организационно оформленные субъекты публичной политики партии сформировались значительно позднее. Политическая партия в современном смысле – это продукт либеральной политической теории Нового времени, утверждавшей, во-первых, автономию политического субъекта по отношению к власти монарха; во-вторых, способность людей активно изменять политическое устройство общества в соответствии со своими представлениями о справедливости и добродетели. Классические партии как действительная социальная сила появляются только в период буржуазных революций, то есть партия – это продукт модерна, эпохи, апофеозом которой стала Великая французская революция. Модерн – «современность», историческая эпоха, начало которой условно датируется Великими географическими открытиями. Характеризуется ускоряющимся развитием средств производства, глобальной унификацией культурных и политических форм, вытеснением мифологического сознания и развитием науки. Немецкий социолог Макс Вебер выделял в истории политических партий три этапа: партии как аристократические группировки, партии как политические клубы и современные массовые партии. Вебер Макс (1864-1920) – немецкий социолог, историк, экономист и юрист. Профессор в Берлине, Фрейбурге, Гейдельберге, Мюнхене. Создатель оригинальной теории происхождения «современного западноевропейского капитализма». На основе сравнительного анализа в ряде работ («Протестантская этика и дух капитализма», 1904, и других) «хозяйственной этики» различных религий (протестантизма, конфуцианства, буддизма и других) Вебер утверждал, что капитализм мог возникнуть впервые только на Западе вследствие распространения здесь протестантизма и в особенности кальвинизма, «хозяйственная этика» которого, по Веберу, наиболее соответствовала «духу капитализма». Латинское слово «партия» (partia) происходит от pars, что означает «часть чего-то». В Древнем Риме этим термином чаще всего обозначали группу политиков, объединившихся вокруг некоторой харизматической фигуры (партия Цезаря, партия Суллы и так далее). Члены такой партии не разделяли никакой специфической идеологии, задача такого объединения обычно состояла исключительно в поддержке своего лидера. Зарождение политических партий можно видеть в борьбе аристократических группировок за власть в рабовладельческом и феодальном обществе (например, в войнах Алой и Белой Розы). В Новое время процесс становления политических партий в Европе связан с двумя коррелирующими факто-рами. Во-первых, это усиление буржуазии, стремящейся ограничить власть старой аристократии. Во-вторых, это религиозная борьба между католической церковью и протестантами. Политическая борьба в XVII-XVIII веках прямо связана с борьбой религиозной: основные политические силы группируются в этот период именно в соответствии со своей религиозной принадлежностью. Реформация, таким образом, – это не только религиозное движение, но и определенная политическая программа, непосредственно отражавшая интересы некоторых групп населения, в первую очередь третьего сословия. Протестантизм стал мощной политической силой в таких европейских странах, как Германия, Франция, Нидерланды и Англия. В Англии особое влияние приобрели пуритане, представители радикального крыла протестантизма. Именно благодаря их усилиям парламент, который прежде полностью зависел от короля, постепенно становится реальной политической силой. Почему буржуазия (и третье сословие) может быть названа исходным социальным базисом партий и тем общественным слоем, который запустил механизм формирования партий? Дело в том, что классические элитаристские (аристократические и парламентские) протопартии стали приобретать современные черты только тогда, когда стали апеллировать к внешним по отношению к внутрисословной политике процессам, рекрутировать своих сторонников не просто в «народе», а в его обособленных и по-новому обособляющихся группах и стратах, то есть, в конечном счете, представлять их интересы как противоположные господствующему политическому курсу или отличающиеся от него. Третье сословие (tiers еtat) – облагавшееся податью население Франции XV-XVIII веков. Называлось третьим в отличие от первых двух сословий – духовенства и дворянства, которые не облагались податями. Исходно состояло из купцов, ремесленников, крестьян, позднее к нему была причислена и буржуазия. В период Великой французской революции буржуазия выступила в качестве авангарда третьего сословия, а затем сословная структура общества была отменена. Как только в аристократической (сословной) политике в результате внешнего давления или внутренних проблем политического поля появляются требования представлять некую группу, которая не входит в установившуюся систему сословий (в которой об интересах групп вообще нет смысла говорить), можно диагностировать начало формирования зачатков партийности. Не буржуазия изобретает логику «представления интересов», но именно она превращает ее в рабочий механизм, в конечном счете разрушивший всю систему традиционной (элитаристской) власти. Тактическое и временами ситуативное обращение политиков-аристократов к буржуазии как к внешнему или даже абстрактному ресурсу не осталось без последствий – буржуазия получила право голоса и фактически оформилась в качестве третьего сословия благодаря именно такому опосредованному вовлечению ее в политику. Английская революция 1640 года и последовавшие за ней бурные события в стране привели в конце концов к реставрации монархии. В этот период в английском парламенте складываются две основные силы – виги и тори. Первые выступали за ограничение власти короля, вторые защищали его права. Таким образом, политическое размежевание произошло именно по идеологическому вопросу. Одна из наиболее стабильных современных партийных систем – британская – складывалась внутри структуры власти. Возникновение терминов «виги» и «тори» относится ко времени войны Трех королевств и Гражданской войны в Англии в 1640-1650-х годах. Первоначально тори – это наименование ирландских партизан. Термин «виги» произошел от пренебрежительного прозвища «погонщики скота», им называли сторонников одной из шотландских группировок в ходе войны. В английском политическом жаргоне эти термины закрепились в ходе кризиса 1678-1681 годов, когда виги выступили за лишение прав наследования престола будущего короля Иакова II. Тори, напротив, поддерживали наследника престола. Значительную роль здесь сыграл, безусловно, и религиозный фактор, поскольку Иаков II был католиком. В конечном итоге Иаков стал королем Англии, но был свергнут в ходе революции 1688 года. Дальнейшее развитие английских политических группировок на протяжении XVIII века привело к тому, что виги и тори перестали рассматривать себя в качестве выразителей устремлений определенных общественных слоев; они были вынуждены искать дополнительные ресурсы – апеллировать, в частности, к проблемам национального устройства королевства, привлекать дополнительных политических игроков. Механизм представления «иного» курса, противоречащего официальному, был развит буржуазией, вынужденной бороться со своими традиционными оппонентами – например лендлордами (землевладельцами). К этому времени возникает понятие национального интереса, и далее разделение в английском парламенте проходит именно по признаку разного представления о том, в чем состоит этот интерес для страны в целом. Национальные интересы – совокупность духовно-нравственных, политических, социально-экономических условий жизни народа, имеющих приоритетное значение для его существования, воспроизводства и развития. К важнейшим национальным интересам относятся защита суверенитета и территориальной целостности государства, защита обусловленного традицией национального уклада. Становление первых политических протопартий и партий совпадает по времени с возникновением идеи национального государства, то есть государства, в котором носителем власти является нация как совокупность граждан. Поэтому партии рассматриваются как основной политический инструмент национального государства. В совокупности указанные факто-ры резко усилили политическую конкуренцию и способствовали повышению значимости идеологического фактора в политическом процессе, что явилось стимулом к созданию политических объединений клубного типа как организационно устойчивых объединений с отчетливо выраженной идеологической доктриной (Чарльтон клаб и Реформ клаб в Великобритании). Основой консолидации политических сил становится общность политических взглядов, представлений. С этих пор быть политическими союзниками уже означает, прежде всего, разделять определенную идеологию. Считается, что идею примата национального интереса впервые сформулировал Никколо Макиавелли. В качестве работающей политической модели эта идея была применена Францией в ходе Тридцатилетней войны, во время которой она выступила на стороне протестантов. Франция была католической страной, но национальный интерес заставлял ее противодействовать растущему влиянию Священной Римской Империи. Принцип национального интереса вскоре стал основным принципом европейской политики и оставался им в течение нескольких столетий. Стремление некоторой политической группировки, представленной в политической ассамблее, отстаивать то, что она считает национальными интересами, означает, что данная группировка рассматривает себя как представляющую интересы всего общества (или его большинства) и, таким образом, обладает признаками классической политической партии. Во Франции возникновение политических партий было связано с революцией 1789 года. За появлением парламента (конвента) последовало активное формирование парламентских объединений, которые сразу же стали искать опору в массах. Идеология французских партий вырабатывалась в процессе публичных дискуссий в политических клубах (наиболее известные из них – это клубы якобинцев, кордельеров и фельянов). Такая организационная форма была крайне распространена в Европе – вокруг политических клубов впоследствии формировались низовые партийные организации[28 - Острогорский М. Я. Демократия и политические партии. М., 1997.]. Политические партии США возникают в ходе войны за независимость и формирования конституции. В конце XVIII века образуются первые неустойчивые группировки, конкурирующие между собой на выборах. К середине 20-х годов XIX века появляются постоянные избирательные комитеты на местах, а в 1830-е годы начинают проходить национальные съезды по выдвижению партийных кандидатов. В начале XIX века в США, как и сегодня, существовали две основные политические партии. Одна из них, известная как Демократическая республиканская партия, или партия Джефферсона, была прямой предшественницей современной Демократический партии. Второй партией, основателем которой был Александр Гамильтон, была Федералистская партия. Именно между этими двумя партиями шла основная политическая борьба вплоть до войны 1812 года (Войны за независимость). В 1814 году британские войска взяли Вашингтон, но потерпели поражение под Новым Орлеаном, что привело к крушению федералистов, которые в то же время выступили за соглашение с Британией. Последний кандидат от федералистов участвовал в президентских выборах 1816 года. Это подвело черту под первой партийной системой США. Вторая партийная система возникла в 1824 году, она отмечена соперничеством Демократической партии и американской партии вигов. Современная Республиканская партия США появилась в 1854 году, именно в это время складывается третья партийная система, существующая до сих пор. Резкий скачок в развитии современных партий происходит одновременно с распространением и развитием института всеобщего избирательного права, при котором право участвовать в выборах представительных органов предоставляется всем гражданам, достигшим установленного законом возраста, без каких-либо ограничений имущественными и сословными избирательными цензами. По сути, массовая партия появляется на фоне расширения политического участия различных групп и слоев общества (отсюда и название), в результате которого размываются традиционное либеральное представление о взаимодействии независимых ассоциаций гражданского общества и государства. Модернизация – совокупность процессов, характеризуемых ростом производства, увеличением объема используемой информации, диверсификацией социальных ролей и так далее. В широком смысле – «становление современным», «вхождение в модерн». В этот период в большинстве стран Западной Европы партии становятся организациями, обеспечивающими участие своих представителей в выборах. К середине XIX века виги и тори окончательно превратились в политические партии. Виги стали либеральной партией, а тори – консервативной. При этом в Великобритании партийная система вышла за рамки парламента и стала приобретать более или менее современный вид только после реформы избирательного права 1867 года, когда право голоса впервые получили широкие слои населения. Массовые партии появляются во второй половине XIX века вместе с введением всеобщего избирательного права в ведущих странах Западной Европы (Великобритания, Франция, Германия). С течением времени выделялись социал-демократические и рабочие партии, ведущую роль в которых часто играли профсоюзы. Для них было характерно отсутствие централизованного источника финансирования: они существовали за счет членских взносов. Коренным отличием массовых партий было то, что они часто возникали вне парламентского поля. Чтобы конкурировать с ними, партии старого типа также были вынуждены расширить свою электоральную базу. В России же, в силу особенностей ее исторического развития, процесс организационного оформления политических партий начался несколько позже: первые организации, провозгласившие себя политическими партиями, в России возникают лишь на рубеже XIX-XX веков: Российская социал-демократическая рабочая партия в 1898 году Партия социалистов-революционеров (эсеры) – в 1900-м. При этом вплоть до 1905 года возникновение объединений, создаваемых по политическому принципу, в России жестко преследовалось, их организаторы и участники подвергались уголовным репрессиям. С принятием Манифеста 17 октября 1905 года «Об усовершенствовании государственного порядка» населению были дарованы «незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов»[29 - Манифест об усовершенствовании государственного порядка // Российское законодательство Х-ХХ вв. Т. 20.]. В 1905-1906 годах были созданы партии «Союз 17 октября», Прогрессивная партия, Конституционно-демократическая партия. Реформы 1905-1907 годов привели к формированию первого полноценного парламента – Государственной Думы, что значительно ускорило становление отечественной партийной системы. Партии принимали активное участие в выборах депутатов Государственной Думы четырех созывов: ряд партий имели в них свои фракции. Государственная Дума – высший, наряду с Государственным Советом, законодательный орган Российской империи. Манифест об учреждении Государственной Думы издан 6 августа 1905 года, первое заседание состоялось в мае 1906-го. По Основным Законам, изданным 23 апреля 1906 года, государь император осуществлял законодательную власть в единении с Государственным Советом и Государственной Думой; никакой новый закон не мог последовать и воспринять силу без их одобрения. Всего в 1906-1917 годах существовали четыре созыва Думы (первый и второй распущены досрочно). О результатах развития российской партийной системы, продолжавшегося в течение 12 лет после начала работы Государственной Думы, можно судить по тому факту, что партии, сформировавшие наибольшие фракции в ходе последнего (четвертого) созыва, сыграли ключевую роль в формировании Временного правительства, получившего власть после падения монархии в феврале 1917 года, подготовке и проведении первых в истории страны пропорциональных выборов в Учредительное собрание, проводимых по спискам политических партий. После Октябрьской социалистической революции 1917 года в РСФСР постепенно сформировалась однопартийная система, предполагавшая фактическое слияние государственных и партийных структур. Так, уже в ноябре 1917 года Декретом Совнаркома России была объявлена вне закона партия кадетов. В 1918-1819 годах репрессиям подвергается практически все руководство и актив октябристов, эсеров, а также значительное количество меньшевиков. Краткий период (с 1917-го по конец 1920-х годов) полулегального существования политических организаций социалистической ориентации (максималистов, левых эсеров, анархистов), сочетавший участие их представителей в Советах с чередой кампаний политических репрессий против них, завершился тем, что в начале – середине 1920-х годов большинство из некоммунистических партий под давлением ОГПУ объявили о своей самоликвидации. С начала 1930-х годов и вплоть до середины 1980-х любые попытки создания альтернативных организаций рассматривались как проявление антисоветской деятельности. Известно следующее высказывание И. В. Сталина: «Несколько партий, а значит, и свобода партий может существовать лишь в таком обществе, где имеются антагонистические классы, интересы которых враждебны и непримиримы… В СССР имеются только два класса: рабочие и крестьяне, интересы которых не только не враждебны, а наоборот – дружественны. Стало быть, в СССР нет почвы для существования нескольких партий, а значит и для свободы этих партий. В СССР имеется почва только для одной партии, Коммунистической партии»[30 - Сталин И. В. О проекте Конституции Союза ССР: Доклад на Чрезвычайном VIII Всесоюзном съезде Советов 25 ноября 1936 г. // Вопросы ленинизма. Изд. 11-е. М., ОГИЗ, 1945. С. 523.]. Советское государство формально признавало за гражданами право на объединение в общественные организации, по сути являвшиеся придатками партийно-государственного механизма, однако свобода создания политических партий отрицалась. Феномен сращивания КПСС с государством находил выражение и в юридических документах. Пиком официального признания однопартийной системы как базового принципа организации государственной власти стало принятие в 1977 году Конституции СССР, юридически закрепившей правовой статус КПСС как руководящей и направляющей силы советского общества, ядра его политической системы. Коммунистическая партия Советского Союза – основана в конце XIX века. Исходное наименование – Российская социал-демократическая рабочая партия (1898), Российская социал-демократическая рабочая партия (большевиков) (1917), Российская коммунистическая партия (большевиков) (1918), Всесоюзная коммунистическая партия (большевиков) (1925). КПСС (название с 1952-го) являлась на протяжении долгих лет ХХ века единственной легальной политической партией в России. Ныне существующая Коммунистическая партия Российской Федерации (председатель Геннадий Зюганов) полагает себя политическим наследником КПСС. Изменения общественно-политической ситуации, глубинные социальные процессы и подъем политической активности в конце 1980-х – начале 1990-х годов обусловили появление в СССР неформального движения и его поэтапную эволюцию к более совершенным организационным формам. Начиная с 1988 года в Российской Федерации идет спонтанный процесс образования партий, создаются народные фронты, движения, политические клубы, а с 1990-х – и легальные политические партии. С 1993 года политические партии участвуют в выборах в качестве полноправных субъектов избирательного процесса, выдвигая кандидатов по партийным спискам. В 2001-м принимается Федеральный закон «О политических партиях», закрепивший правовые основы и гарантии деятельности политических партий в российской политической системе. По состоянию на 28 октября 2006 года в Российской Федерации создано и зарегистрировано 19 общероссийских политических партий, имеющих право участия в выборах. Механизм происхождения политических партий Образование и становление политических партий – это сложный процесс, зависящий от социального и культурного контекста, имеющегося в конкретном обществе. В наиболее общем случае партия формируется из сторонников того или иного политического курса в достаточно локальных и конъюнктурных условиях, которые затем меняются, что заставляет меняться и партию. Некоторые исследователи (в частности, Морис Дюверже[31 - Дюверже М. Политические партии. М., 2005.]) считают, что важной характеристикой генезиса партии и ее исходного социального базиса является привязка партий к властным структурам или к оппозиционным (или непризнанным) группам. Другими словами, из кого именно формируется основное ядро активистов партии в момент ее образования – из людей, уже причастных власти и наделенных властными функциями, или из оппозиционеров, о существовании которых политики могут пока даже не догадываться? Такой вопрос важен при определении генезиса любой партии. Пример партии, сформировавшейся внутри структуры власти, но не тождественной ей – британские тори, в XVII веке игравшие роль партии короля. Значительное время они могли рассчитывать на поддержку представителей традиционной власти, включая духовенство и крупных землевладельцев. Однако в XIX веке партия была вынуждена пойти на существенные перемены, стремясь заручиться поддержкой все более влиятельных групп интересов, а именно промышленной буржуазии. В результате такого процесса (который также предполагал поляризацию позиций внутри самой партии) сформировалась Консервативная партия, апеллирующая к гораздо более широким слоям населения и уже не ограниченная роялистскими симпатиями или стремлением заблокировать представительство иных партий в парламенте. Разработанная Максом Вебером историческая схема генезиса политических партий (аристократические группировки, клубы, массовые организации) по праву считается классической и подтверждается многими примерами (так, все три этапа были пройдены британскими консервативной и либеральной партиями). Следует, однако, отметить, что во многих странах формирование политических партий в своем развитии миновало первую и вторую стадии. Кроме того, процесс становления партий не обязательно носит прямолинейный характер: наряду с поэтапным восхождением к более развитым политико-организационным формам могут иметь место периоды стагнации, упадка и даже полной деградации института политических партий. Как мы уже видели, изначально возникновение партий связано главным образом с деятельностью парламентских объединений и избирательных комитетов. Сущность этого электорально-парламентского пути Морис Дюверже описывал следующим образом: сначала – парламентское объединение, затем – избирательные комитеты, наконец между этими двумя уровнями образуется постоянная связь. Группы в парламенте появляются, как правило, раньше, чем избирательные комитеты, поскольку политические ассамблеи (парламенты) обычно начинают действовать до появления избирательной системы. Следует отметить, что существует значительная разница между группой и сложившимся парламентским объединением, однако второе обычно возникает в процессе эволюции первого. При этом борьба между разного рода объединениями характерна как для выборных, так и для авторитарных политических собраний. Партия может формироваться как снизу, так и сверху. В первом случае мы имеем дело с электоральным формированием партии, когда отдельные выборщики постепенно начинают договариваться о выдвижении общих кандидатов и согласовании своих политических программ. Во втором – партия формируется по инициативе организованной группы парламентариев. Существуют также такие варианты формирования партий, когда в этом процессе не принимают участия парламентские группы и избирательные комитеты. Эти варианты внешнего пути возникновения политических партий весьма многообразны и разнородны. Наиболее известный из них – профсоюзный. Многие социалистические партии были либо непосредственно созданы профсоюзами, либо находили в них свою массовую опору. Именно таким образом была создана Британская партия лейбористов. Британская лейбористская партия появилась на свет после решения, принятого Конгрессом профессиональных союзов в 1899 году. Согласно этому решению, собравшему 548 тысяч мандатов против 434 тысяч, Конгресс заявлял о необходимости создания электорального и парламентского объединения, которое представляло бы интересы профсоюзов в политической сфере. Поскольку члены тред-юнионов автоматически зачислялись в только что созданную партию, лейбористы сразу же стали самой массовой организацией в Великобритании. Другим примером здесь могут быть партии, созданные на основе сельскохозяйственных кооперативов и других аграрных объединений. Такие политические организации получили распространение в странах Центральной Европы и Скандинавии – в наиболее промышленно развитых странах их влияние было ограничено. К этому следует добавить, что множество партий было создано также усилиями кружков интеллектуалов и активистов, но такие политические новообразования, как правило, не имеют существенного влияния на электо-ральную активность масс. При этом результаты, достигнутые в этой области церковью и религиозными сектами, напротив, весьма значительны. В XIX веке в Нидерландах кальвинисты создали Антиреволюционную партию, чтобы противостоять Консервативной партии, поддерживаемой католиками. В 1897 году наиболее непримиримые протестанты организовали Христианскую историческую партию, целью которой было противодействие сотрудничеству «антиреволюционеров» и католиков. Аналогичные процессы происходили и в Бельгии, где участие религиозной власти стало решающим фактором в создании консервативной партии. В 1879 году католическая церковь решила покровительствовать развитию религиозного образования, после чего по всей стране стали насаждаться школьные католические комитеты. В 1884 году комитеты были преобразованы в местные секции Католической партии. Наконец, история знает случаи, когда основой для создания политических организаций становились объединения ветеранов и бывших военнослужащих. Их роль была особенно велика в формировании массовых партий в период между мировыми войнами. Основное отличие партий электорально-парламентских от таких, которые сформировались без участия депутатских групп и избирательных комитетов, – большая степень централизации вторых. Другое отличие проявляется в отношении к парламентской деятельности: партии, возникшие из парламентских групп, рассматривают ее как свою главную цель, оправдывающую само их существование. В современной России процесс образования политических партий в целом укладывается в схему, воспроизводимую в работах Мориса Дюверже. Само же возникновение политических партий происходило преимущественно двумя путями. Первый, наиболее распространенный, – самоорганизация снизу, второй – предварительное конструирование политической организации сверху. Путь самоорганизации политической партии означал, что, зародившись в результате инициативы группы лиц, она изначально функционировала в качестве различного рода неформальных объединений (народных фронтов, клубов гражданских и правовых инициатив и так далее). С течением времени партия эволюционировала в процессе своего развития к более сложным организационно-правовым формам, завершающим этапом этого развития становилось ее конституирование в качестве самостоятельной политической партии. Так, непосредственно из политизированных неформальных движений возникли Либерально-демократическая партия России и Консервативная партия России. Возникновение партий снизу, из неформального движения, происходило преимущественно в период 1988-1991 годов, когда политически активная часть общества видела в создании партий основное средство реализации собственных политических убеждений. Впоследствии, однако, эта форма образования партий постепенно стала вытесняться иной – построением сверху. Создание политических партий сверху происходило в тех случаях, когда активному существованию организации предшествовал длительный период «партстроительства» с использованием уже накопленных на внепартийной основе ресурсов. В качестве последних выступали, прежде всего, политический потенциал и организационные возможности учредителей партии, а вопрос о распределении властных полномочий в создаваемой организации решался по предварительной договоренности между потенциальными лидерами. Естественно, что подобный путь образования партии на практике оказывался реальным лишь при наличии возможности в сжатые сроки создать организационную инфраструктуру партии и разработать политическую платформу и создаваемой организации. Таким образом, процесс образования партии сверху в действительности означал лишь формализацию фактически уже установившихся отношений между представителями определенного сегмента политической элиты, сплоченной общими корпоративными интересами. В российской политической практике инициаторами такого создания партий оказывались либо высшие руководители федеральных и региональных органов исполнительной власти, либо представители депутатского корпуса. В первом случае при создании партии в той или иной мере использовались возможности возглавляемых учредителями государственных органов. Во втором – политические партии создавались на основе уже сложившихся парламентских фракций и депутатских групп, самоорганизовавшихся в процессе парламентской борьбы. В реальной политической жизни, как правило, такое образование сопровождалось организационным слиянием парламентской фракции со своими группами поддержки. В отличие от протопартий, создаваемых на базе предвыборных блоков, инициатива по созданию партии исходила сверху, от уже активно функционирующей парламентской фракции с устоявшейся политической репутацией. По такой модели были образованы Российский общенародный союз в 1991 году, движение «Смена – новая политика» в 1992-м. В целом эти «депутатские» структуры не получали должного организационного развития; их создатели заботились главным образом о том, чтобы, создав собственную политическую базу, повысить политический статус возглавляемой фракции. Еще одним организационным источником создания партий явился процесс дробления уже существующих партий и движений. Часть из них образовалась в результате внутрипартийных расколов в только что созданных политических партиях. Так были созданы Свободно-демократическая партия России и Российская социальнолиберальная партия России (к настоящему времени обе прекратили свою деятельность). Основой для образования других партий послужили различные теоретические платформы, течения, организационно не оформленные группировки внутри КПСС. Зарождаясь как достаточно лояльные по отношению к этой партии организационные объединения, они впоследствии все более дистанцировались от нее и в итоге заявляли о полном идейном и организационном разрыве с Компартией. На различных этапах российской истории 1990-1991 годов такими организациями являлись «Демократическая платформа в КПСС» (впоследствии Республиканская партия России), «Демократическое движение коммунистов» (впоследствии Российская социал-демократическая народная партия). Несмотря на значительный элемент самоорганизации, политические партии подобного происхождения в решающей степени опирались на уже имеющиеся политические связи, а также на сохранившиеся и реально действующие фрагменты организационной инфраструктуры. Особое место в этой группе занимают партии, возникшие уже после прекращения деятельности КПСС в августе 1991 года. Их отличительной чертой стало провозглашение правопреемственности от КПСС с сохранением базовых политических принципов Компартии. Еще один вариант образования партий – это так называемый унитарный путь, то есть объединение нескольких политических партий в одну организацию. До 2001 года фактически единственным в новейшей российской политической истории примером стало создание в феврале 1993-го Коммунистической партии Российской Федерации, объединившей региональные структуры коммунистического движения. Однако принятие Федерального закона «О политических партиях» существенным образом изменило ситуацию: ряд партий, возникших в 2000-2002 годах, фактически создавались путем слияния оргструктур нескольких партий в одну укрупненную. Таким образом в 2002 году были созданы Союз правых сил (партии «Демократическая Россия», «Выбор России», движение «Новая сила», Крестьянская партия России) и «Единая Россия» (партии «Отечество» и «Единство»). В октябре 2006 года совместное решение о создании объединенной левой партии приняли «Родина», Партия пенсионеров и Российская партия жизни. Литература 1. Вебер М. Политика как призвание и профессия // Избранные произведения. М., 1990. 2. Гамбаров Ю. С Политические партии в их прошлом и настоящем. СПб., 1905. 3. Дюверже М. Политические партии. М.: Академический проект, 2000. 4. Острогорский М. Я. Демократия и политические партии. М.: РОССПЭН, 1997. 5. Заславский СЕ. Политические партии России: проблемы правовой институционализации. 6. Коргунюк Ю. Г., Заславский СЕ. Российская многопартийность: становление, функционирование, развитие. М.: Индем, 1996. С. 16-18, 19-47. 7. Зевелев А. И. История политических партий России. М.: Наука, 1994. 8. Левчик Д. А., Заславский СЕ. Особенности партогенеза в России // Вестник Моск. ун-та. Сер. 12. 1995. № 6. 9. Лепехин В. А. Некоторые аспекты современного российского партогенеза // Вестн. Моск. ун-та. Сер. Социальнополитические исследования. 1992. № 3. 10. Малов Ю. К. Введение в теорию политических партий (обзор идей и концепций). М.: Русский мир, 2005. С. 14-28. 11. Партии и партийные системы современной Европы: Проблемно-тематический сборник. М.: Издательство МГУ, 1994. 12. Юдин Ю. А. Политические партии и право в современном государстве. М., 1998. Контрольные вопросы 1. Какие мнения относительно причин происхождения политических партий высказаны в научной литературе? 2. Каковы важнейшие факторы возникновения и становления политических партий? 3. Как складывалась партийная система в странах Западной Европы? 4. Каковы исторические особенности российской многопартийности? 5. Назовите три исторические формы развития политической организации по классификации Макса Вебера. 6. В чем сущность электорально-парламентской и внешней формы образования политических партий? 7. Как создавались современные российские политические партии? Тест 1. С какими из приведенных факторов связано становление и развитие института массовых политических партий: а) распространение всеобщего избирательного права и борьба за него; б) становление парламентаризма; в) рост численности населения. 2. Какому периоду, включающему одну из названных временных дат (1720, 1820, 1920 годы), примерно соответствует деятельность в Западной Европе исторических форм партийной организации: а) массовых партий; б) партий как политических клубов; в) элитарных партий аристократии. 3. Когда возникли первые российские политические партии? а) в период правления Петра I; б) в период Смутного времени (XVII век); в) вскоре после отмены в 1861 году крепостного права; г) на рубеже XIX-XX веков. 4. Первыми в истории России выборами по партийным спискам были: а) выборы в земские собрания в XIX веке; б) выборы депутатов Государственной Думы в 1906 году; в) выборы в Учредительное собрание в 1917 году; г) выборы народных депутатов СССР в 1989 году. 5. В конце 1980-х – начале 1990-х годов партии возникали (можете отметить несколько ответов): а) по совместному решению ЦК КПСС и Совета Министров СССР; б) из неформальных объединений; в) из организационных «осколков» КПСС после ее роспуска; г) на базе парламентских фракций и предвыборных блоков. Глава 3 ТИПОЛОГИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ Классификация политических партий Как и любое явление, политические партии многообразны по форме и поддаются классификации. Существует множество способов типологии партий, которые зависят от классификационного основания, выбираемого исследователем, и от поддерживаемого им научного подхода. Следует отметить, что любая типология основана на обобщении и потому содержит элемент условности. Ведь каждая из партий, располагающая идеологией, членством, аппаратом и участвующая в той или иной степени в политическом процессе (то есть являющаяся полноценной), обладает своей уникальной структурой, политической платформой. Такое разнообразие несколько ограничивает возможности типологизации партий по их видовым характеристикам, оставляя обширное пространство для case studies (разбора конкретного случая). Case study – методология исследований, подчеркивающая значимость анализа конкретных случаев, примеров или событий (так называемых кейсов), в отличие от поспешного перехода к обобщениям. Применяется в тех случаях, когда непосредственное выделение общих закономерностей и тенденций оказывается проблематичным или невозможным. Первые попытки классификации политических партий предпринимались исследователями на заре становления их как политического института – в период Нового времени. Так, еще в XVIII веке английский философ и экономист Дейвид Юм в зависимости от оснований объединения выделял в политических группировках партии по интересам, партии аффектов (по приверженности лидерам), партии по принципам. Французский историк и государственный деятель Алексис де Токвиль одним из первых предложил классификацию партий на основе взаимосвязи между политическими партиями и социальной динамикой в обществе: в периоды великих потрясений на авансцену политики выходили «великие партии», решающие вопросы коренного переустройства общества: сотрясая основы устройства общества, они нередко спасают его. В периоды же относительной политической стабильности наступает время «малых партий», своими интригами подтачивающих государство, развращающих общество, «сеющих смуту» и рознь в обществе. К началу XIX века получило распространение деление политических групп на правых, левых и центристов. Исторически это деление объяснялось традицией, заложенной в период работы парламента первой французской республики: якобинцы и жирондисты сидели по правую и левую сторону зала заседаний. Программными расхождениями между левыми и правыми служили вопросы отношения к государству, политическим свободам, социальному равенству и социальной ответственности. В работах Карла Маркса, Фридриха Энгельса и их последователей основанием для типологии политических партий выступала их социально-классовая природа. Рассматривая политические партии как организационно-политическую форму выражения классов, марксисты исходят из первичности экономических интересов классов, классовых противоречий по отношению к идейно-политическим формам их выражения. В рамках марксистской общественно-политической мысли социальная сущность политической партии является наиболее фундаментальным, устойчивым признаком, определяющим содержание и формы деятельности партий, в то время как другие признаки являются более подвижными и изменчивыми. Соответственно, в традиции марксистской общественной мысли признавалось, что «существует только одна главная, основная типология политических партий, базирующая на признаке классовой принадлежности», остальные же типологии «могут иметь определенную познавательную ценность, однако если они разрабатываются не отдельно, в отрыве от этой главной типологии, а на ее основе, в ее рамках»[32 - Марченко М. Н., Фарукшин М. Х. Буржуазные политические партии. М.: Высшая школа, 1987. С. 86.]. Основываясь на социально-классовом критерии, обычно выделялись политические партии, представляющие интересы: › отдельных классов (буржуазные, рабочие, крестьянские, помещичьи); › отдельных социальных слоев и групп (интеллигенции, мелкой буржуазии); › нескольких классов и социальных групп (например, партии, возникающие на основе национально-освободительных движений). Деление политических партий по социальному признаку свойственно и ряду западных исследователей, не разделяющих марксистских взглядов. Так, Сеймур Липсет и Стэн Роккан полагают, что типологическое своеобразие политических партий предопределяется четырьмя наиболее значимыми общественными противоречиями: › между центром и периферией; › между государством и церковью; › между городом и деревней; › между собственниками и рабочими. Исторически наличие первого и второго социальных расколов связано с национальными революциями, а третьего и четвертого – с промышленными революциями Нового времени. Последующее общественно-политическое развитие страны хотя и существенно видоизменило и смягчило эти противоречия, однако все же не привело к их исчезновению. В результате в партийных системах европейских государств сохраняются партии, избравшие основой своей политической идентификации защиту региональных и национальных интересов (например, Валлонское объединение и Союз франкофонов в Бельгии), приверженность либо неприятие конфессиональных ценностей (христианско-демократические и клерикальные партии в Италии, Испании, Германии, Радикальная партия во Франции), защиту прав сельских жителей, их экономических интересов и традиционного сельского уклада (аграрные и крестьянские партии в Финляндии, Швеции, Венгрии), партии, защищающие интересы представителей наемного труда (социал-демократические и лейбористские партии, партии предпринимателей)[33 - См. также Малов Ю. К. Введение в теорию политических партий: Обзор идей и концепций. М.: Русский мир, 2005. С. 71-72.]. Макс Вебер по критерию «рациональной деятельности» предлагал подразделять политические партии на партии патронажные, цель деятельности которых ограничена борьбой за обладание властью, и партии, ориентированные на группы интересов с конкретным социальным статусом для достижения как конкретных материальных результатов, так и абстрактных мировоззренческих принципов. В развитие веберовского подхода классификации партий в современной западной политологии принято выделять прагматические партии, не имеющие концептуально обоснованных идеологических программ, и идейные «мировоззренческие» (доктринальные) партии, которые в своей деятельности руководствуются идеологическими принципами. Ряд имеющихся в научной литературе классификаций политических партий проведен по признаку их идеологической ориентации. Так, Морис Дюверже в работе «Политические партии» в зависимости от идеологии, лежащей в основе программ политических партий, выделял консервативные, либеральные, социалистические и коммунистические и фашистские партии. В зависимости от отношения к социальной действительности политические партии подразделяются на консервативные (выступающие за сохранение существующего строя с допущением лишь очевидно необходимых изменений), реформистские (ориентированные на значительные преобразования существующего строя, но эволюционными методами и при сохранении основ базового устройства), революционные (не признающие существующие порядки и ставящие целью их качественное и неотложное преобразование), реакционные (выступающие за полный либо частичный возврат к прежним, более примитивным социальным порядкам). В отечественной литературе в зависимости от содержания программ обычно выделяют праворадикальные (национал-патриотические), консервативные, либеральные, социал-либеральные, социал-демократические, социалистические, коммунистические и леворадикальные партии[34 - См. напр. Зотова З. М. 100 лет российской многопартийности. М.: РЦОИТ, 2006. С. 28-29; Даниленко В. Н. Политические партии и партийные системы // Конституционное право зарубежных стран. М.: Норма, 2003. С. 163-169.]. Исходя из отношения политических партий к действующей власти, партии делятся на правящие, то есть находящиеся у власти, поддерживающие власть (полностью либо условно, то есть с оговорками) и оппозиционные власти (в числе последних особо выделяют так называемые партии, находящиеся во внесистемной, то есть непримиримой оппозиции). По наличию (отсутствию) представительства в парламенте партии подразделяются на внепарламентские (то есть не имеющие представительства в парламенте) и парламентские политические партии. Последние, в свою очередь, делятся на мажоритарные – партии парламентского большинства (имеющие более половины мест в парламенте), доминирующие (имеющие относительное большинство голосов) и миноритарные партии (имеющие меньшинство голосов либо вовсе одиночных представителей в парламенте). Существует определенное разнообразие классификаций и типологий, начиная от различия массовых и кадровых партий (Дюверже), заканчивая различием партий народных (всеохватных – catch-all) (Кирххаймер) и картельных (Катц и Мэйр)[35 - Katz, R. S.; Mair P. Changing models of party organization and party democracy: The Emergence of the cartel party // Party Politics. Vol. 1, No.1, January 1995. Р. 5-28.]. Значительная часть исследователей придерживается классификации по структурным либо функциональным признакам. Первая традиция связана с работами Мориса Дюверже, разделившего кадровые и массовые партии на основании ряда организационных признаков. Разграничение политических партий на кадровые и массовые Морис Дюверже проводил по ряду признаков – истории возникновения, отношению числа членов организации к числу голосующих, характеру членства в политической партии, источникам финансирования, приоритетным формам партийной деятельности и характеру взаимоотношений между руководством, членами партии и ее представителями в структурах власти. В частности, кадровые политические партии немногочисленны, характеризуются аморфностью организационной структуры, как правило, отсутствием фиксированного членства и членских взносов. Деятельность таких партий осуществляется преимущественно в период предвыборных кампаний, а в период между ними – в парламентских группах. Организованное ядро таких партий составляет группа статусных политических деятелей, в силу своего положения, финансовых возможностей, личной известности способных обеспечить победу партии на выборах без привлечения широкой организованной поддержки. В отличие от кадровых партий, массовые характеризуются наличием широкой сети региональных и местных партийных организаций, осуществляющих свою деятельность на постоянной основе, фиксированного членства, более жесткой партийной дисциплиной, предполагающей уплату членских взносов и оказание партии личного содействия. Помимо участия в избирательных кампаниях, деятельности центральных и местных представительных органов, она также занимается вопросами текущей организационной работы по укреплению своих рядов, подготовкой в значительном количестве партийных кадров и политическим просвещением своих членов и сторонников. Кроме того, массовые политические партии отличаются более предметным регулированием основ внутрипартийной деятельности. По кадровому типу созданы американские Демократическая и Республиканская партии, а также многие европейские консервативные и либеральные партии. Однако в чистом виде, как отмечает и сам Морис Дюверже, кадровые и массовые политические партии встречаются крайне редко: на практике имеет место сочетание признаков, присущих обоим типам партии. Поэтому в качестве логичного дополнения к делению политических партий на кадровые и массовые этот исследователь предлагает деление партий на партии, имеющие прямую и непрямую структуру. Если прямая структура характеризуется вертикалью однородных партийных организаций различного уровня с единым членством, то непрямая предполагает коллективное членство иных организаций. В качестве примера партии с непрямой структурой Дюверже приводил Лейбористскую партию, в которой помимо индивидуального членства допускалось и коллективное: в составе профсоюзов и иных общественных организаций. Массовая партия – термин социологии партий Мориса Дюверже, отражающий их структурные особенности и обозначающий в данном случае партии, ориентированные на массовое членство граждан на основании единой идеологии, выраженной в программе партии, и подчиняющихся ее уставу. Свой расцвет массовые партии пережили в период до, сразу после и между двух мировых войн, что заставило Дюверже полагать массовую партию как норму партийного строительства. Кадровая (элитистская) партия – термин социологии партий Мориса Дюверже, обозначающий партийные организации, ориентированные на консолидацию политических элит. Как правило, такие партии имеют в своем составе ограниченное число членов, в основном из представителей высших слоев общества, имеют обыкновенно расплывчатую идеологию, невыраженные процедуры членства. Исторически элитистская партия представляет собой первый пример партии как таковой. Дюверже полагал, что такие партии пережили свой расцвет в XIX – начале ХХ века и не отвечают требованиям современности. Всеохватная (народная) ( catch– all) партия – термин современной социологии политики (введенный Отто Кирххаймером), отражающий трансформации массовых партий в середине ХХ века, связанных с изменением принципов партийного строительства. Они ориентированы на выражение интересов крупных слоев общества (и в пределе всего общества) вне зависимости от сословных, имущественных или классовых различий. Характеризуются смешанным типом устройства и партийного членства, низким уровнем зависимости от какой-либо конкретно сформулированной идеологии. Картельная партия – в современной политической социологии (термин предложен Р. Катцем и П. Мэйром, 1995) обозначает тип партий – политических посредников, оперирующих свободно в избирательном пространстве и не привязанных к интересам какой бы то ни было социальной группы. С той или иной социальной группой эта партия заключает своего рода «политический контракт» на выражение ее интересов в течение определенного срока. Картельные партии, как правило, в той или иной мере находятся на службе государственной машины, получая почти полностью финансирование из бюджетных источников. По функциональному критерию партии делятся на партии индивидуального представительства и партии социальной интеграции Зигмунда Нойманна[36 - Sigmund Neumann, Modern Political Parties: Approaches to Comparative Politics. University of Chicago Press, 2000 (1956).]. Роль и значение партий индивидуального представительства в политике ограничена в основном отбором представителей на политические должности и голосованием на выборах за партийных выдвиженцев. Партии социальной интеграции, напротив, предполагают активное воздействие на своих членов не только во время выборов, но и в период электорального межсезонья. Последние, в зависимости от организационной жесткости и характера предписаний, нередко подразделяют на демократические и тоталитарные. Развитие и сопоставление выше приведенных типологий дало понимание, что классификационные модели сами по себе, без их привязки к социальному окружению и истории, не выявляют всей полноты качественных характеристик. Поэтому, в частности, выделение того или иного «идеального типа» (в понимании социологии Макса Вебера) часто оказывалось бессмысленным, поскольку определенная партия может соответствовать нескольким типам сразу. Кроме того, зачастую эти классификации ограничиваются партиями западноевропейского типа, что существенно снижает их информативность. Идеальный тип – термин социологии Макса Вебера. Обозначает сконструированного в методологических целях индивидуального или коллективного социального агента, ограниченного строго определенным набором признаков. Более значимым является вопрос социальной эволюции партий. То есть для понимания современной партийной ситуации и практических решений важно представлять, как именно менялись партийные системы, какие типы партий выходили на первый план и как происходили такие изменения. То есть ответ на этот вопрос предполагает серьезное изучение экономической и политической истории последних двух веков, наиболее значимых для социальной эволюции партий. Модернизация партий Несмотря на разность подходов, в современной социологии сложился устойчивый консенсус относительно нескольких моментов: выделения трех волн модернизации партий и результирующих четырех типов партий[37 - Puhle, Hans-Jьrgen, Still the Age of Catch-allism? // Gunther, Richard (ed.), Montero, Jose Ramon (ed.), Linz, Juan J. (ed.), Political Parties. Old Concepts and New Challenges. Oxford University Press, 2002/03.] – от исходных либеральных (в терминологии Дюверже и его последователей – элитных или элитно-центрированных) партий XIX века, которые находились на границе между традиционным сословным обществом и современной партийно-парламентской системой, и до новейших, «постсовременных», партий, нарушающих традиционные границы партий, НПО, движений и так далее. Но вместе с тем, будущее партийной системы и сущность линий ее развития вызывает в настоящее время самые разные оценки ученых. Следует иметь в виду, что даже выделение четкой линии эволюции партий не говорит о том, что на определенном этапе – например, после первой волны модернизации, датируемой промежутком между 1890 годом и Первой мировой войной, – существуют только партии соответствующего типа (например, массовые). На деле в актуальной партийной системе того или иного государства всегда можно обнаружить совмещение разных исторических пластов и «партийностей» разного типа, которые составляют своеобразный архив партийной жизни. Более того, некоторые черты одного типа могут разделяться другим типом – в частности, кадровые механизмы современных партий восходят к «народным» партиям, предполагающим высокую степень профессионализации политиков. Поэтому к любому описанию социальной эволюции партий следует относиться как к ориентиру, а не как к нормативному документу. Эволюцию политических партий имеет смысл отслеживать от момента появления либеральных представительных партий XIX века, которые, в свою очередь, были продуктом либерализации, изменившей облик парламентских аристократических партий (вроде упоминавшихся вигов и тори). Так, виги, первоначально отстаивавшие традиционные дворянские вольности и национальные свободы, стали выступать за более широкое включение народных масс в политику и, в конечном счете, вошли в союз с буржуазией и другими слоями общества, обозначив направление либеральных (в широком смысле) изменений, определивших процесс создания современной партийной системы. Виги – английская политическая партия в XVII-XIX веках. Возникла в конце 70-х годов XVII века как группа, выражавшая интересы дворянской аристократии и крупной торговой и финансовой буржуазии. Выступали против абсолютизма. Послужили основанием для образования Либеральной партии. Первая волна модернизации (конец XIX – начало XX веков) классической партийной системы задает направление эволюции партий: в условиях обостряющейся конкуренции и все больших издержек, связанных с выборами и мобилизацией сторонников и избирателей, от партий требуется большая организованность, оформление своей внутренней и внешней структуры, более четкая апелляция к интересам отдельных групп общества и более развитые механизмы работы с ними. Все это было очевидными предпосылками для возникновения массовых партий. Массовости политических партий также способствовало широкое распространение всеобщего избирательного права, ликвидация либо пересмотр значительной части избирательных цензов. Отныне партия не рассчитывает лишь на активные части гражданского общества, неизбежно имеющие элитаристский характер, а переходит к мобилизации своих сторонников, создает свой базис, который включает огромные части общества. Теория Нойманна описывает этот процесс как переход от партий индивидуального представительства (элитистских партий парламентско-либерального типа) к партиям массовой интеграции, акцентируя не только изменения в структуре социального базиса, но и функциональность партий. Массовая партия предполагает четкую привязку к определенному социальному классу, религии или социокультурной среде, которые «представляются» такой партией и составляют ее социальный базис. Типичные примеры таких массовых партий – это германские социал-демократы или партия «Католический центр». В одном случае мы имеем привязку к интересам рабочих и к рабочему движению, в другом – к интересам и ценностям традиционной религиозной деноминации. Сопутствующие возникновению массовых партий феномены различались в зависимости от исторического и политического контекста разных стран, однако в целом они включали расширение избирательного права, поляризацию политических позиций, технологические и организационные изменения (в частности, появление так называемого партийного аппарата), создание политического конкурентного поля, формирование традиции массовых политических кампаний, существенным образом преобразовавших образ политики в глазах избирателей. Замеченные в начале XX века Робертом Михельсом олигархические тенденции внутри партий также характеризуют уже появившиеся к тому времени массовые партии. Вторая волна модернизации партий начинается после Второй мировой войны и имеет достаточно сложный генезис. Именно в это время появляются так называемые всеохватные или catch-all партии, которые в полной мере осуществляют уже упоминавшуюся тенденцию к генерализации, не прибегая к силовым методам устранения конкурентов на политическом поле. «Всеохватные» партии возникают из двух сходящихся процессов – распространения американской партийной модели, в которой каждая из двух партий все больше расширяет свою социальную базу, и формирования партийного государства в ряде стран Западной Европы на фоне внедрения механизмов социального государства кейнсианского типа. Кейнс Джон Мейнард (5 июня 1883-21 апреля 1946) – один из крупнейших экономистов XX века. Основное сочинение – «Общая теория занятости, процента и денег». Теория Кейнса легла в основу концепции так называемого государства всеобщего благосостояния (welfare state) или социального государства, предполагающей необходимость активного государственного вмешательства в процессы производства, распределения и денежного оборота. Многие исследователи отмечают, что всеохватные партии не разрушают механизмы массовых партий, а погружают их в себя и усиливают. По пути превращения во всеохватную партию пошли практически все европейские социалдемократы, все больше дистанцирующиеся от своего имиджа выразителей интересов рабочих и профсоюзов. Основанием для формирования всеохватных партий стало значительное ослабление классовых, религиозных и культурных конфликтов в послевоенной Европе, занятой построением социальных государств. Согласно классическому определению, данному Отто Кирххаймером[38 - Otto Kirchheimer. The Transformation of the Western European Party Systems // Joseph La Polombara and Myron Weiner (eds.), Political Parties and Political Development, Princeton University Press, 1966. Следует отметить, что Кирххаймер во многом опирался на теорию Нойманна, то есть теорию функциональности партий, а не на исследования организационных структур в духе Дюверже. Выделяя всеохватные партии в качестве отдельного типа, Кирххаймер полагал, что этот тип вытеснит все остальные партийные структуры в силу своей большей конкурентоспособности.], одним из авторов термина и теории Volksparteien или catch– all parties (всеохватные, народные партии). Эти новые партии характеризуются значительным сокращением идеологического багажа, дальнейшим усилением роли лидерских групп, чьи действия теперь все больше оцениваются по результатам, значимым для всего общества (а не по соответствию интересам конкретных ассоциаций, союзов и классов), уменьшением роли индивидуального члена партии, как и роли отдельных групп верных избирателей, клиентел и так далее, которые выводятся из игры апелляцией ко всему населению в целом. Кирххаймер Отто (Otto Kirchheimer) (11 ноября 1905-22 ноября 1965) – американский ученый немецкого происхождения. Изучал феномен массовых и народных партий. Предложил термин catch-all parties (всеохватные партии), прочно вошедший в научный язык. Если традиционно к функциям партий относились выдвижение кандидатов на выборные посты, интеграция общества и выражение интересов его отдельных слоев, то новые всеохватные партии делают ставку на первую функцию (успешное выдвижение кандидатов на различные посты). С ней они справляются в наиболее полной мере, жертвуя социальной интеграцией на той или иной ценностной или идеологической основе и выражением интересов или мировоззрений. В результате во всеохватных партиях произошло размывание идеологического содержания программ, религиозных и социальных связей. Именно появление всеохватных партий сформировало ситуацию, в которой взаимоотношения избирателей и власти стало возможно рассматривать как особый рынок, описываемый в рамках теории рационального выбора. Значительным фактором, благоприятствовавшим развитию всеохватных партий, стало происходившее параллельное развитие государственных телекоммуникационных систем, прежде всего телевидения (многие исследователи отмечают, что кризис народных партий совпадает с распространением в 1980-х частных телеканалов). Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/andrey-ashkerov/osnovy-teorii-politicheskih-partiy/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Липсет СМ. Политическая социология // Американская социология. Проблемы. Перспективы. Методы. М., 1972. С. 204. 2 Зотова З. М. Политические партии и избирательный процесс. М., 2002. С. 5. 3 Берлин П. А. Политические партии на Западе. СПб. 1907. С. 5. 4 Lawson K. The Comparative Study of Political Parties. N. Y., 1976. P. 2. 5 Ibid. P. 3-4. 6 Sartori G. Parties and Party Systems // A Framework for Analysis. Vol. 1. N. Y., 1976. P. 64. 7 Острогорский М. Я. Демократия и политические партии. М.: РОСС– ПЭН, 1997; Михельс Р. Социология политических партий в условиях демократии: Главы из книги // Диалог. 1990. № 3, 5, 7, 11, 13, 15, 18. 8 Newmann S. Toward a Comparative Study of Political Parties // Modern Political Parties. Approaches to Comparative Politics. Chicago, 1957. Р. 396. 9 Гамбаров Ю. С. Политические партии в их прошлом и настоящем. 2-е изд. СПб., 1905. С. 3. 10 Beume К von. Partien In Westlichen Demokratien. M?nchen. 1982. P. 343. 11 См. Юдин Ю. А. Политические партии и право в современном государстве. М.: Форум-Инфа-М, 1998. С. 37-46. 12 Автономов А. С. Правовая отология политики: к построению системы категорий. М.: ИНФРОГРАФ, 1999. С. 221. 13 Шмачкова Т. В. Мир политических партий // ПОЛИС. 1992. № 1/2. 14 Матвеев Р. Ф. Теоретическая и практическая политология. М.: РОСС– ПЭН, 1993. С. 107. 15 Чиркин В. Е. Конституционное право зарубежных стран. М.: Юрист, 1997. С. 104. 16 Бекназар-Юзбашев Т. Б. Партии в буржуазных политико-правовых учениях. М.: Наука, 1988. С. 37. 17 Брайс Дж. Американская республика. Ч.2. М., 1980. С.267. 18 Бейме фон К. Партии // Политология вчера и сегодня. 1992. Вып. 4. С. 64. 19 Merckl P. Modern Comparative Politics. N. Y., 1970. P. 264-268. 20 Холодковский К. Г. Политические партии России // Гражданское общество в России: Структура и сознание. М.: Наука, 1998. С. 175-178. 21 Гаджиев К. С. Политическая наука. М., 1994. С. 143-146. 22 Зотова З. М. 100 лет российской многопартийности. М., РЦОИТ, 2006. С. 39. 23 Кулик А. Н. Сравнительный анализ партий: методология и инструментарий // Политические партии и движения в России и на Западе: Процесс формирования. Методы исследования. С. 41. 24 Зарубежное законодательство о политических партиях: Сборник нормативных актов. М.: Луч, 1993. С. 151. 25 В польском законе «О политических партиях» (1997) юридически значимой функцией партии признается участие в общественной жизни путем оказания демократическими методами влияния на формирование политики государства либо осуществление публичной власти. 26 Острогорский М. Я. Демократия и политические партии. Т 2. М., 1930. С. 181. 27 Более подробно о значении институциональных и социокультурных факторов см. в гл. 8 настоящего издания. 28 Острогорский М. Я. Демократия и политические партии. М., 1997. 29 Манифест об усовершенствовании государственного порядка // Российское законодательство Х-ХХ вв. Т. 20. 30 Сталин И. В. О проекте Конституции Союза ССР: Доклад на Чрезвычайном VIII Всесоюзном съезде Советов 25 ноября 1936 г. // Вопросы ленинизма. Изд. 11-е. М., ОГИЗ, 1945. С. 523. 31 Дюверже М. Политические партии. М., 2005. 32 Марченко М. Н., Фарукшин М. Х. Буржуазные политические партии. М.: Высшая школа, 1987. С. 86. 33 См. также Малов Ю. К. Введение в теорию политических партий: Обзор идей и концепций. М.: Русский мир, 2005. С. 71-72. 34 См. напр. Зотова З. М. 100 лет российской многопартийности. М.: РЦОИТ, 2006. С. 28-29; Даниленко В. Н. Политические партии и партийные системы // Конституционное право зарубежных стран. М.: Норма, 2003. С. 163-169. 35 Katz, R. S.; Mair P. Changing models of party organization and party democracy: The Emergence of the cartel party // Party Politics. Vol. 1, No.1, January 1995. Р. 5-28. 36 Sigmund Neumann, Modern Political Parties: Approaches to Comparative Politics. University of Chicago Press, 2000 (1956). 37 Puhle, Hans-Jьrgen, Still the Age of Catch-allism? // Gunther, Richard (ed.), Montero, Jose Ramon (ed.), Linz, Juan J. (ed.), Political Parties. Old Concepts and New Challenges. Oxford University Press, 2002/03. 38 Otto Kirchheimer. The Transformation of the Western European Party Systems // Joseph La Polombara and Myron Weiner (eds.), Political Parties and Political Development, Princeton University Press, 1966. Следует отметить, что Кирххаймер во многом опирался на теорию Нойманна, то есть теорию функциональности партий, а не на исследования организационных структур в духе Дюверже. Выделяя всеохватные партии в качестве отдельного типа, Кирххаймер полагал, что этот тип вытеснит все остальные партийные структуры в силу своей большей конкурентоспособности.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 99.90 руб.