Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Кондопога: что это было Максим Григорьев В ночь с 29 на 30 августа 2006 года в городе Кондопога – небольшом населенном пункте в Карелии – произошли массовая драка и убийство. Одной из особенностей межнациональных проблем современной России является специфический, часто односторонне табуированный характер их обсуждения. Как правило, причины и истинная подоплека событий такого рода остаются малоизвестны или вовсе скрыты, их место занимают различные интерпретаций. И все же попытка сделана. В этой книге большинство вещей названо своими именами, максимально полно приводятся цитаты из интервью жителей Кондопоги, принадлежащих к самым различным слоям общества, возрастным категориям, профессиям и национальностям. Основой для книги послужило исследование Консалтинговой группы «Управление PR», проведенное при поддержке «Русского института». Исследование базируется на 106 глубинных и экспертных интервью и социологическом опросе 1026 жителей города Кондопога, проведенном через месяц после трагических событий. Максим Григорьев Что случилось в Кондопоге ЧАСТЬ I ВВЕДЕНИЕ В ночь с 29 на 30 августа 2006 года в городе Кондопога – небольшом населенном пункте в Карелии – произошли массовая драка и убийство. Два человека от полученных ранений вскоре скончались. Трое пострадавших были доставлены в больницу с проникающими колото-резаными ранениями внутренних органов, трое с ушибами и резаными ранами. Организаторы избиения и убийства, уроженцы Северо-Кавказского региона, в большинстве чеченцы по национальности, с места преступления скрылись. С 30 августа 2006 года в сети Интернет начала распространяться информация о ситуации и призывы к жителям города принять участие в митинге. Среди горожан были распространены листовки с аналогичным содержанием. В последующие трое суток в городе прошли массовые беспорядки, были совершены многочисленные попытки поджога, порчи и разграбления объектов, принадлежащих выходцам с Кавказа. На митинге, прошедшем 2 сентября, жители требовали выдворить за пределы района проживающих в городе Кондопога «кавказцев», отказать им в аренде торговых помещений, закрыть принадлежащие им увеселительные заведения. Впоследствии выяснилось, что в основании конфликта находится немногочисленная, но сплоченная группа выходцев с Кавказа, в особенности чеченцев по национальности, обосновавшаяся в Кондопоге в последние несколько лет. Они не считались с принятыми среди представителей коренного населения нормами и правилами поведения, унижали их достоинство и угрожали здоровью. Однако, рост волнения вызвал не только факт демонстративного массового избиения и группового убийства. Возмутило горожан и то, что жестокая вооруженная драка, закончившаяся убийством, проходила в присутствии милицейского наряда, члены которого отказались вмешиваться в ситуацию. В адрес милиции и представителей городской власти высказывались обвинения в бездействии и коррумпированности. В отличие от бездействующих властей, в конфликте участвовали и очень активные силы, как внешние, так и внутренние для Кондопоги. Обеспечивая организацию массовых беспорядков и работая на нагнетание конфликта, они преследовали свои собственные интересы. Но об этом сегодня сложно говорить вслух, не получив обвинение в шовинизме и национализме… Одной из особенностей межнациональных проблем современной России является специфический, часто односторонне табуированный характер их обсуждения. Как правило, причины и истинная подоплека событий такого рода остаются малоизвестны или вовсе скрыты, их место занимают различные интерпретаций. И все же попытка сделана. В этой книге большинство вещей названо своими именами, максимально полно приводятся цитаты из интервью жителей Кондопоги, принадлежащих к самым различным слоям общества, возрастным категориям, профессиям и национальностям. Основой для книги послужило исследование Консалтинговой группы «Управление PR», проведенное при поддержке «Русского института». Исследование базируется на 106 глубинных и экспертных интервью и социологическом опросе 1026 жителей города Кондопога, проведенном через месяц после трагических событий. ЧАСТЬ II РЕКОНСТРУКЦИЯ КОНДОПОЖСКИХ СОБЫТИЙ Глава I. Официальная версия Следующее описание событий в городе Кондопога сделано на основании заявлений официальных лиц, в частности, прокурора Республики Карелия, государственного советника юстиции 2 класса В. Г. Панасенко. В ночь с 29 на 30 августа 2006 года рядом с рестораном «Чайка» произошла массовая драка между выходцами из Северо-Кавказского региона и жителями коренных национальностей Республики Карелия. В результате двое жителей Кондопоги (Усин С. А., 1974 года рождения, Слезов Г. А., 1971 года рождения), от полученных ранений скончались. Трое пострадавших с проникающими колото-резаными ранениями внутренних органов были доставлены в отделение интенсивной терапии, анестезии и реанимации Кондопожской центральной районной больницы (Попов О. Е., Петров С. В., Симанаускас В. И.), еще трое – в ту же больницу с ушибами и резаными ранами (Фомин В. М., Героев Е. А., Еньков В. А.). Участники событий со стороны «кавказцев» скрылись с места происшествия. Поводом к драке послужил конфликт между посетителями бара «Чайка» Мозгалевым и Плиевым и работниками бара Гусейновым и Мамедовым. В результате проведенных оперативных и следственных мероприятий задержаны трое подозреваемых (Магомадов Г. Х. 1976 года рождения, Камилов М. П. 1985 года рождения, Садыков Т. А. 1972 года рождения). Двое из них арестованы, один задержан за нарушение миграционного законодательства. 3 сентября 2006 года было установлено местонахождение еще троих участников драки, которые в настоящее время также задержаны. Это Магомадов Ислам Саид-Эминович, Баканаев Асланбек Мусаевич, Эдильсултанов Саид-Магомед Абдулметилинович (чеченцы по национальности). С 30 августа 2006 года в сети Интернет распространялись призывы к жителям города принять участие в несанкционированном митинге. В ночь с 31 августа на 1 сентября 2006 года неустановленными на данный момент лицами были совершены 3 попытки поджога имущества, принадлежащего выходцам с Кавказа. Были подожжены гараж, принадлежащий Сангариеву (ущерб 2 тысячи рублей), помещение зала игровых автоматов, принадлежащего Иманову (ущерб 2 тыс. рублей), магазин «Гермес» (ущерб 5 тысяч рублей). 2 сентября в городе Кондопоге состоялся несанкционированный митинг, на котором собралось порядка 1500—2000 человек. Участники митинга требовали выдворить за пределы района незаконно проживающих в городе выходцев с Кавказа, отказать им в аренде торговых помещений, закрыть принадлежащие им увеселительные заведения. После проведения митинга некоторые из его участников (приблизительно 100—150 человек), в основном находившиеся в состоянии алкогольного опьянения, предприняли ряд хулиганских действий, направленных на уничтожение имущества этнических кавказцев. Дважды поджигалось здание ресторана «Чайка», арендованное Имамовым (ущерб 150 тысяч рублей), из здания ресторана похищено спиртное, продукты питания. Около 20 часов было совершено проникновение в помещение магазина «Фаворит» (ул. Пролетарская, 43), из которого похищены материальные ценности, после чего здание пытались поджечь. Также были подожжены павильоны на рынке города, строящееся здание магазина, принадлежащее Магомадовой, киоск «Куры-гриль», принадлежащий ООО «Египет-Тревэл». В ночь со 2 на 3 сентября 2006 года в Кондопоге были подожжены автомобиль «Москвич», автомобиль «ВАЗ 2105», ЗИЛ 131, здание мебельного цеха в поселке Березовом, принадлежащее чеченцу Муртазаеву Д. А., зал игровых автоматов на ул. Пролетарская д. 28, зал игровых автоматов на ул. Строительная д. 9, совершено незаконное проникновение в магазин «Гермес», подожжен гараж, принадлежащий Сангарееву. В результате пресечения противоправных действий за совершение административных правонарушений были задержаны 109 человек, 35 из которых в настоящее время арестованы судом, на рассмотрении судей находятся материалы еще на 15 задержанных. В настоящее время по подозрению в совершении поджогов задержаны 2 человека. Глава II. Действительные события: точка зрения жителей и анализ данных Поводом последующим драматическим событиям стало столкновение в ресторане «Чайка». С одной стороны в нем участвовали двое русских, а с другой – двое работников ресторана азербайджанцев. У опрошенных нет единой версии причин этого столкновения. Некоторые считают, что поводом послужило нежелание пришедших в ресторан русских (Мозгалева и Плиева) оплачивать вход («Вход в «Чайку» обычно был платным, рублей 20 стоил. Они стали претензии предъявлять, докопались до бармена, драку затеяли» (Интервью №66). Другие полагают, что причиной стало шумное поведение посетителей: «Да сидели они шумно там, бармен им замечание сделал, они его послали по матери, а у них («кавказцев» – авт.) это не принято совсем, тот и стал наезжать, вот они и сцепились» (Интервью № 30). Руководитель одного из бюджетных учреждений города рассказывает: «Драка началась в ресторане «Чайка», куда в середине ночи пришла компания из 8-9 сильно нетрезвых представителей криминальной группы коренных жителей. Они поминали своего товарища, также из криминальной среды, который незадолго до этого скончался от выпитой уксусной эссенции…Один из этой компании, не так давно освободился из мест лишения свободы, где отбывал заключение за преднамеренное убийство». По словам респондента, один член криминальной группы, буйно веселившейся в ресторане был «киллером». Респондент приписывает всем этим фактам то, что требование оплатить счет со стороны бармена Гусейнова, азербайджанца по национальности, вызвало резко негативную реакцию. Последующее разбирательство и привело к ожесточенной драке (Интервью №29). Отдельные эксперты полагают, что как эта драка, так и последующие события были специально подстроены. Однако большинство думают, что первая драка носила случайный характер. Имеется ряд свидетельств того, что драка в ресторане достаточно быстро закончилась. Возможно, это произошло благодаря вмешательству владельца заведения В. Иманова («Чайка» находилась в муниципальной собственности, была взята Имановым в аренду): «Иманов успокаивал там всех, вроде разнял» (Интервью № 81), «Иманову не нужно все это было, конфликты эти. Он сам всех разнял, успокоил. Я не знаю, кто молодежь чеченскую позвал, но не он, точно» (Интервью № 103); «Чтобы разобраться в ситуации, на место выехал владелец ресторана «Чайка», который, будучи хорошо знаком с этими людьми, сумел урегулировать конфликт» (Интервью №29); «Мы с приятелем на улице стояли метрах в 20 от «Чайки», вышли проветриться. Ну вот, пришли, а там только драку разняли (позже респондент уточнил, что драку разнял сам Иманов, владелец заведения – авт.). Не понял я даже, чего там произошло, там все хороши были. Азер этот (бармен – авт.) так вообще побитый здорово, а Мозгаль (Мозгалев, зачинщик драки – авт.) тоже не очень» (Интервью №95). По некоторым свидетельствам, участники первой драки со стороны русских остались на площадке: «Не знаю, что и как там разнимал Иманов, но Мозгалев и компания довольно-таки сильно помяли этих нескольких выходцев с Кавказ. После этого они пришли обратно на площадку, продолжили пить пиво» (Интервью №29), «Мозгалев с друзьями сильно побили сотрудников ресторана, потом они погнали их, а потом вышли из заведения, где стали пиво пить. А другие ребята, знакомый мой тоже, в ресторане оставались» (Интервью №96). На основе анализа полученной информации не представляется возможным точно установить, кто именно из участников драки в «Чайке» вызвал группу выходцев с Кавказа, совершивших убийства. По мнению одного из экспертов такое развитие событий было не выгодно владельцу заведения: «Понятно, что Иманову какие-то русские братки, которые нажрались в его ресторане и избили бармена сильно досадили, но все ж не настолько, чтобы он решил бойню устроить» (Интервью № 19). По мнению другого эксперта это мог сделать бармен: «после того как ситуация разрешилась, один из представителей отдыхающей компании решил продолжить избиение бармена. Товарищ бармена успел позвонить по мобильному телефону своим знакомым (чеченцам по национальности), с просьбой о помощи» (Интервью №29). Дальнейшее хорошо описывается в целом ряде свидетельств: «К тому моменту, когда чеченцы на двух машинах, в количестве 7-8 человек прибыли к ресторану «Чайка», компании, которая избивала бармена, уже покинула заведение». Чеченцы, по словам респондента «устроили в заведении «бойню». Людей, выбегающих из ресторана, добивали железными прутами, ножами и т. п. Они шли убивать. При этом кричали «Аллах Акбрар!», и в таком духе. Не понимаю, откуда такая жестокость взялась. Убивали «русских свиней», обычных выпивших русских мужиков, которые пытались защищаться руками – от этого столько переломов рук» (Интервью № 29); «Вышли мы быстро, докурить не успели, машина подъехала, те в «Чайку» влетели, народ побежал, ну чеченцы и начали всех валить. Я вначале думал вписаться, потом увидел, что они с ножами – решил свалить, но вот не успел» (Интервью №95). Точно установить состав и национальность группы выходцев с Кавказа, совершивших избиение с убийствами, не представляется возможным. Практически все опрошенные уверены в том, что они были чеченцами по национальности. Это подтверждается официальными заявлениями прокуратуры о национальности части задержанных участников убийств. (Вслед за опрошенными, для обозначения этой группы всех ее представителей мы будем называть «чеченцами» – авт.) По многочисленным свидетельствам, во время избиений и убийств русских к ресторану подъехал дежурный наряд милиции, однако сотрудники милиции не приняли мер для того, чтобы остановить резню. По свидетельству одного из опрошенных сотрудников милиции, выезжавших к «Чайке» (сейчас он отстранен и находится под следствием), это было сделано намеренно и связано с полученным указанием «Мне ведь сказали – стой, я и стою» (Интервью №65). Большинство опрошенных отмечают намеренность и крайнюю жестокость избиения и убийств и уверены в том, что «чеченцы приехали убивать» ( Интервью № 96, № 10, № 17). Судя по свидетельствам, второе убийство происходило на ступенях ресторана и поблизости. При этом многие отмечали, что «они (чеченцы – авт.) добивали раненных» (Интервью № 50, о том же – в Интервью № 29). Некоторые полагают, что «они уродовали всех, отрезали им уши» (Интервью № 49) хотя версия про «отрезанные уши» возникла благодаря одному из провокаторов в ходе митинга. Наличие у приехавших чеченцев оружия, пусть и холодного, может свидетельствовать о том, что они изначально были нацелены не просто на драку. Имеется две версии такого рода поведения. Первая версия, объясняющая все безнаказанностью поведения «чеченцев»: «да они обнаглели совсем, решили, что они покажут себя в «мокром» деле и все им с рук сойдет, а все их бояться станут» ( Интервью № 22) до «просто они чувствовали безнаказанность, боевики эти, они ведь воевать привыкли» (Интервью № 29) и «у них ведь принято кровью силу показывать, дикие они» (Интервью № 50). Вторая версия, предполагает наличие той или иной силы, по указанию которой были организованы жестокое избиение и убийство русских. Приведем мнение сотрудника милиции: «И почему чеченцы с оружием приехали? Иманову это что ли надо было? Да он никогда бы и не стал такого творить, нормальный мужик, в общем. Да и чеченцы эти, конечно, местных наших бандитов прижали, но ведь и бандиты они так себе, да и прижимали их не так сильно. Ведь убийств мало у нас, не больше чем везде. Да, те наглели, но не настолько, чтобы резать приехать» (Интервью № 65). Трое из представителей чеченской диаспоры с разной степенью уверенности высказали мнение о том, что группа чеченцев, которая выезжала к «Чайке», имела «заказ на резню». Причем эта информация распространена и среди представителей кавказских диаспор Петрозаводска: «этим ребятам» заплатили, чтобы они «русских побили» в «Чайке», а потом, в свою очередь, русским заплатили чтобы они эту «Чайку» разгромили» (Интервью № 86). Другой азербайджанец, проживающий в Кондопоге (приехал в город до 1991 года), рассказал, что в результате смены хозяина на рынке он потерял рабочее место. События в «Чайке» расценивает как «фантастическую глупость», однако считает их запланированными. Он лично знал ту «компанию отморозков» и считает что они конечно и так себя вели глупо, по-хамски, но «они бы не стали бы сами устраивать эту бойню» «им либо денег заплатили, либо старший их, Муртазаев, приказал». Версией о возможных мотивах организации данного мероприятия, респондент предлагает считать желание «вызвать огонь на себя» (Интервью № 79). Ту же версию подтверждает и один из сотрудников милиции, выезжавших к «Чайке» (сейчас он отстранен и находится под следствием), в определенный момент беседы, став более откровенным, высказался о событиях следующим образом: «да заказал кто-то все! И нас заказали втемную. Мне ведь сказали – стой, я и стою. А говорят «резня была», так длилось там все это минут 10, не больше. И почему чеченцы с оружием приехали? Иманову это что ли надо было? Да он никогда бы и не стал такого творить, нормальный мужик в общем. Да и чеченцы эти, кончено местных наших бандитов прижали, но ведь и бандиты они так себе, да и прижимали их не так сильно. Ведь убийств мало у нас, не больше чем везде. Да, те наглели, но не настолько, чтобы резать приехать. Совпало все слишком круто» (Интервью № 65). С 30 августа информация о произошедших событиях начинает активно обсуждаться в городе. Одним из важнейших каналов распространения информации о событиях становится Интернет. 31 августа, во второй половине дня сотрудниками милиции прокуратуры была организована пресс-конференция для местных СМИ (присутствовали два журналиста). Основная суть излагаемой информации заключалась в том, что произошедший конфликт носил исключительно бытовой характер, значение его не велико, и устранить его последствия будет не сложно. По мнению большинства экспертов, освещение произошедших событий в данном ключе явилось очередной причиной массового недовольства населения: «Такие слова, будучи правильными с юридической точки зрения, вызывали раздражение со стороны коренного населения города, так как очевидно, что последующие волнения были вызваны накопившимися претензиями населения к приезжим с Кавказа. Выглядели такие заявления руководителя местной милиции как попытка скрыть и приуменьшить значение реальных фактов» (Интервью № 9). На городском Интернет-сайте появились листовки с информацией о событиях и предстоящем митинге. В ночь с 31 августа на 1 сентября 2006 года были совершены 3 попытки поджога имущества, принадлежащего выходцам из Кавказа. 1 сентября в послеобеденное время был осуществлен массовый вброс листовок. По ряду свидетельств одновременно происходило выявление и уточнение мест проживания (квартир, домов) представителей чеченской диаспоры и объектов собственности, которыми они владеют. 2 сентября в городе около 12 часов дня начинается митинг – народный сход, на котором участники требовали выдворить за пределы района проживающих в городе Кондопоге выходцев с Кавказа, отказать им в аренде торговых помещений, закрыть принадлежащие им увеселительные заведения. По данным социологического опроса среди тех, кто положительно ответил на вопрос об участии в митинге, основными участниками митингов были представители молодежи: в возрасте 12-15 лет – 5, 7%; 16-18 лет – 23%; 19-24 года – 13, 9%; 25-35 лет – 9, 4%; 35-44 года 22, 1%; 45-54 лет – 8, 6%; 55-64 года – 8, 6%; 65 и старше 8, 6%. Кроме того, среди участников, большинство было мужчин: участвовали в митинге 34, 8% от общего количества опрошенных мужчин и 15, 8% от общего количества опрошенных женщин. Существенное число выступлений и требований было связано с потребностями «русского» малого бизнеса Кондопоги. Фактически имели место два митинга: около рынка и около администрации города, – один из которых плавно перешел в другой. Далее в тексте используется примерное время событий, которое было получено усреднением данных интервью их участников. Около 13.40 закончился «первый» митинг и часть его участников стала перемещаться к зданию мэрии, где около 14.00 начался «второй» митинг. Митинги заметно отличались друг от друга. В «первом» участвовали жители города различных возрастных категорий с преобладанием молодежи. Среди участников «второго» митинга присутствовала группа людей, не являющихся жителями города, и молодежь среди была в большинстве. Это хорошо описывают респонденты в целом ряде интервью: «Нормальная молодёжь и взрослые просто поговорить с властями, никто не хотел никакой агрессии», завершив общение с администрацией, группа «здравомыслящих» разошлась по домам, а «явно споенная» группа участвовала в массовых беспорядках – «именно эта банда и пошла все громить» (Интервью №99), «сотня-две ребят пьяных полукольцом стояли, им чего махнут, они то и кричат» (Интервью №66). «Второй» митинг закончился около 15.30. Спустя некоторое время – около 17.00 начались массовые беспорядки. В частности, около 17.20 был разгромлен один из магазинов, а в 17.40 зал игровых автоматов Иманова. Около 18.00 различные группы перенаправляются к ресторану «Чайка», около которого сосредотачиваются примерно в 18.15. Около 19.00 взломан и разграблен первый этаж «Чайки», подожжен склад, разбиты стекла здания. После этого существенная часть толпы передвигается к вокзалу и нападению подвергаются магазин и шашлычная. Около 20.45 агрессивно настроенные люди вновь сосредотачиваются около «Чайки» и к 21.00 ресторан поджигается. Только после этого начинает действовать ОМОН, который к 22.00 практически полностью разгоняет толпу. В целом, основными участниками массовых беспорядков в тот день выступили около 100—150 человек. По многочисленным свидетельствам, они снабжались спиртными напитками, бензином для поджогов. Кроме того, они централизованно направлялись, заранее выявленным к объектам собственности, принадлежащим выходцам с Кавказа. При этом существенную часть времени милиция не вмешивалась в события, наблюдая за ними со стороны: «А потом их туда подпустили поближе, ну и понеслась» – толпу к ресторану пропустили органы милиции, охранявшие «Чайку» (Интервью №42). В ходе массовых беспорядков вечером и ночью второго сентября: были подожжены и разграблены здание ресторана «Чайка», магазина «Фаворит», строящееся здание магазина, павильоны на рынке и киоск «Куры-гриль», здание мебельного цеха, зал игровых автоматов, магазин «Гермес», гараж и автомашины и другие объекты. ЧАСТЬ III ЧТО ТАКОЕ «КОНДОПОГА» Глава I. Образ жизни в Кондопоге Город Кондопога находится в Республике Карелия в 54 километрах от Петрозаводска и расположен на берегу Кондопожской губы Онежского озера. Население города составляет около 35 тысяч человек. Кондопога – один из крупнейших промышленных центров Карелии. ОАО «Кондопога» производит около трети всей российской газетной бумаги. Население города достаточно четко разделяется на две значительные группы: работники целлюлозно-бумажного комбината (ЦБК) ОАО «Кондопога», а также члены их семей, и остальное население города. Некоторые из опрошенных отмечают, что в целом уровень жизни работников комбината несколько выше, чем у остальной части населения: «У нас тут как? Если работаешь на ЦБК, значит, и деньги есть, и вообще белый человек, а если нет, то извини» (Интервью № 50); «Типичный житель как живет – семья у него, работает сам на комбинате, зарплата стабильная, не очень высокая, но на жизнь хватает» (Интервью № 106). Приезжие из кавказских республик в числе работников комбината не встречаются. Является ли эта ситуация результатом сознательной политики руководства предприятия или же объясняется другими причинами, утверждать однозначно невозможно. Можно предполагать, что имеют место оба фактора. С одной стороны, приезжие из республик Кавказа в основной массе не обладают профессиональными навыками для работы на комбинате в качестве квалифицированных специалистов, а работать разнорабочими не слишком хотят. С другой стороны, желающих получить рабочее место на комбинате хватает и без приезжих, в связи с чем объяснима позиция руководства, которое скорее склонно взять на работу местного жителя, привязанного к этому месту семьей, домом и другими факторами. Работа на комбинате дает сотруднику (и, зачастую, членам его семьи) множество преимуществ, помимо непосредственно заработной платы, кстати, самой высокой в Кондопожском районе. Так, для детей сотрудников ЦБК в городе построен детский сад, оборудованный по самым современным стандартам. В частности, территория детского сада просматривается с помощью камер видеонаблюдения, на всей прилегающей площади построены различные игровые площадки, внутренние интерьеры, по словам экспертов, также весьма высокого качества. В городе построен дворец культуры, который до последнего времени могли посещать только сотрудники ЦБК и члены их семей. Во дворце культуры регулярно проводятся разнообразные культурные мероприятия, в частности выступления артистов федерального уровня. Внутренние интерьеры дворца, расположенного на берегу озера, вызывают, по меньшей мере, удивление. Наиболее точно к ним подходит определение «роскошные», что, несомненно, находится в диссонансе со среднегородским уровнем благосостояния. Ледовый дворец, также построенный ЦБК для своих сотрудников и их семей, выглядит не менее претенциозно: современное здание из стекла и бетона площадью около квадратного километра, с фонтанами перед входом и современным спортивным комплексом внутри. Занятия в детских спортивных секциях стоят мизерные даже по кондопожским меркам деньги, а дети сотрудников ЦБК могут заниматься там и вовсе бесплатно. Можно говорить о том, что у той части населения, которая не имеет непосредственного отношения к работе на ЦБК, уровень социального обеспечения ниже. По словам жителей, в городе существует построенная комбинатом поликлиника, оснащенная самым современным медицинским оборудованием, необходимым для реабилитации онкологических больных в послеоперационный период. Проблема онкологических заболеваний достаточно актуальна для Кондопоги в связи со сложной экологической обстановкой в городе, которая в значительной степени объясняется именно деятельностью комбината. По мнению экспертов, вредные выбросы ЦБК являются причиной значительного числа онкологических заболеваний, особенно среди женщин Кондопоги. Дорогостоящее оборудование, которое есть в поликлинике ЦБК, доступно только сотрудникам комбината. Остальные жители города, перенесшие тяжелые операции, вынуждены проходить реабилитацию в больницах Петрозаводска, что для многих практически невозможно. Такая ситуация, безусловно, вызывает возмущение жителей: «они отравляют всех нас, а лечиться могут только сотрудники». При этом оборудование не всегда загружено, утверждают эксперты, а те, кому оно необходимо, лишены возможности им воспользоваться (Интервью № 8). Многие горожане отмечают спокойствие, характерное для жителей города, объясняющееся, в том числе, социальной стабильностью: «Тише воды, ниже травы всегда, самый спокойный городок в стране – а чего народу нервничать: комбинат город кормит, нищеты нет» (Интервью № 5). Характеризуя образ жизни горожан, в целом отмечают достаточно низкий уровень пьянства: «городок у нас славный, все люди хорошие, добрые, работящие, пьют мало, образованный очень город» (Интервью № 59). Отметим, что встречаются, но принципиально реже и противоположные мнения: «Муж мой спивается. Работа есть у него, но получает он столько, что делать кроме выпивания нечего. И я так скоро могу начать» (Интервью № 56). Образ жизни молодежи Молодежь Кондопоги в значительной степени лишена возможности для полноценного проведения досуга. Среди развлекательных заведений для молодежи можно указать лишь несколько городских дискотек и бильярдных клубов. Дискотека в Доме Творчества Детей и Юношества (в народе именуемом ДДТ) обычно проводится два раза в месяц и пользуется большой популярностью у кондопожской молодежи школьного возраста. Начинается дискотека в 18:00, заканчивается в 22:00. «Мельник» – бар, расположенный по адресу: Октябрьское шоссе 69. Существует около семи лет. Первые два года он пребывал в незавидном состоянии: не было ни обстановки, ни хорошего звука, ни подобающего света. После смены собственников бар стал планомерно развиваться, постепенно улучшаясь. Основной контингент посетителей бара – молодежь, студенты, предпочитающие современную музыку самых различных стилей и направлений от поп-музыки до современной электронной музыкой. «Октябрь» – старейшая дискотека Кондопоги. Самый большой танцпол. Дискотека очень популярна, на нее ходят молодые люди от 15 лет до 17-18. Существуют, как уже говорилось ранее, спортивные секции, мероприятия в местном ДК, однако они в значительной степени доступны только детям сотрудников ЦБК. Вместе с тем, особого энтузиазма у местной молодежи эти возможные способы проведения досуга не вызывают. Следует отметить достаточно широкое развитие Интернета среди молодежи города. Городской портал довольно активно посещается, и большинство пользователей – именно молодежь города. По мнению жителей, отсутствие возможностей для проведения досуга молодежи приводит к значительному падению как нравственного, так и культурного уровня юных жителей Кондопоги. «Как мне кажется, в городе очень скучно, молодёжи нечего делать, кроме как слоняться по улочкам и пить спиртные напитки». Заведения для молодежи, имеющиеся в городе, характеризуются часто общим высоким уровнем агрессивности посетителей. В таких местах с большой степенью вероятности возможно возникновение конфликтных ситуаций. Как отмечал один из посетителей городского молодежного Интернетпортала еще до октябрьских событий, «Из всех развлекательных мест молодёжи мне понравился больше всего бар «У Мельника». В так часто слышимый мною ресторан «Чайка» я даже заходить не хочу, так как уже был лично знаком с некоторыми посетителями данного заведения и их поведением, про кинотеатр «Октябрь» мне рассказывали очень много интересных историй про то, как можно в нём за 5 минут нарваться на большие проблемы». Как заметил другой автор портала: «У Кондопоги очень большой потенциал, очень большие возможности, но молодёжь «умирает» от скуки, а другая её часть «умирает» морально!». Многие представители молодежи Кондопоги характеризуют свой город, как место, в котором главным развлечением является распитие спиртных напитков и бесконечные драки: «Молодым тут вообще делать нечего. Полтора кафе и одна дискотека. Все. Вот и получается, что единственно развлечение – это пить да драться» (Интервью № 55). Выходные значительного числа молодых жителей города проходят «весело и однообразно». Перед вечерним походом на дискотеку, обязательный ритуал – распить в подъезде «пару литров пива». Один из жителей отмечает: «Не могу не упомянуть празднование Нового Года. На площади Ленина я был в шоке от количества пьяной молодёжи. Некоторых буквально несли на руках». В заключение сказанному выше можно привести еще одну цитату с городского сайта: «Как сказал, один мой хороший друг – Кондопога это гопницкий город. Согласен с ним на 90%» и цитату из интервью студентки: «Я, конечно, люблю Кондопогу, но, честно говоря, город наш, как бы это сказать… «гопнический», наверное» (Интервью № 35). Важно отметить, что распространено мнение, что только отдельные группы молодежи в городе и провоцируют драки: «Никогда столкновений никаких больших не было. Разве что есть группы подростков, молодежи, которые от нечего делать драки регулярно устраивают – но это в любом городке есть» (Интервью № 19), «Население спокойное у нас, в основном, есть 3-4 группы ребят после армии или перед ней по возрасту – они баламутят немного, но не сильно». «Спортом у нас многие занимаются, пьют немного» (Интервью № 1). Некоторые респонденты отмечают, что важную роль, особенно для молодежи, играет близость Кондопоги к Петрозаводску: «Да многие, молодежь особенно, постоянно в Петрозаводск мотаются, так как близко очень. У нас-то тут развлечений все равно мало» (Интервью № 16). Многие опрошенные, особенно сами представители молодежи, считают, что в Кондопоге очень мало мест для развлечения: «Молодому человеку особо пойти некуда, с девушкой, например. Есть «Тель», есть еще пара дискотек. Но там только водку пить, а вот какого-то нормального, культурного отдыха в Кондопоге для молодежи нет» (Интервью № 43). Значительная часть молодежи несколько завидует возможностям для своих сверстников в Петрозаводске: «Нормальная у нас тут жизнь, как везде. Не Петрозаводск, понятно. Зато спокойно было» (Интервью № 36); «Вот в Петрозаводские, там действительно много всякого. А у нас тут ничего никогда не происходит» (Интервью № 37). Хотя есть и удовлетворенные жизнью в городе и развлечениями представители молодежи: «Мне Кондопога нравится. Тут и есть куда сходить, и где посидеть с подругами, и дискотеки есть» (Интервью № 38); «Город наш вообще хороший, чистый. Мне здесь нравится, но я правда, кроме Кондопоги только в Петрозаводске еще был» (Интервью № 39). Отметим, что в целом в Кондопоге не выявлена традиционная для российских районных центров негативная оценка молодежи представителями среднего возраста, общий тон высказываний, скорее, позитивный: «У нас население практически не пьющее, курят не много, во всех заведениях курение запрещено, молодежь спортом занимается, масса спортивных кружков, а недавно еще и Ледовый дворец построили» (Интервью № 63). Некоторые респонденты отмечают мало возможностей найти работу молодым людям, говоря, что город живет хорошо, но мало развивается «У нас в городе все для детей делается. В школах хорошие учителя, дворец искусств построили, ледовый дворец, две мороженицы есть для детей, наш дворец творчества юных, вот только когда подрастут они, им делать будет особо нечего тут, многие у нас в Петрозаводск уезжают» (Интервью № 61); «Много молодых уезжают отсюда хотя бы в Петрозаводск. Больше половины моих одноклассников, получив высшее образование в Петрозаводске, остались жить и работать там, я один из немногих, кто вернулся обратно, тем более из парней «(Интервью № 62). Образ жизни людей среднего возраста Возможностей для проведения досуга у жителей среднего возраста в Кондопоге еще меньше, чем у молодежи. Город характеризуется незначительными количеством кафе и ресторанов, посещение которых, безусловно, доступно далеко не всем жителям, в первую очередь, за счет достаточно низкого уровня благосостояния граждан. Особенно это утверждение относится к тем, кто не является сотрудником ОАО «Кондопога». Зарплаты работников ЦБК считаются в городе весьма приличными. В городе существует краеведческий музей, в непосредственной близости от Кондопоги находится памятник деревянного зодчества – храм, построенный в начале 18 века и до сих пор ни разу не реконструированный, сохраненный в первозданном виде. Однако культурное достояние города все же весьма незначительно – события культурной жизни исчерпываются, в основном, приездом столичных артистов. И как уже отмечалось, зачастую посещение концертов доступно лишь сотрудникам комбината. Политическая и общественная активность граждан, в целом, невелика, в городе отсутствуют какие-либо заметные, крупные общественные организации или движения. Жители Кондопоги среднего возраста в целом характеризуют жизнь в городе как спокойную и достойную, связывая это, в том числе, с особенностями характера местного населения: «Да никогда не было у нас никаких волнений, недаром говорят, что в Карелии все «замороженные» (Интервью № 3); «Тише воды, ниже травы всегда, самый спокойный городок в стране – а чего народу нервничать: комбинат город кормит, нищеты нет» (Интервью № 5); «Абсолютно типичная ситуация для небольшого благополучного города – все развивается, пока в стране все хорошо, причем неплохими темпами» (Интервью № 6). «Городок у нас спокойный. Народ тихий. Спокойный, северный» (Интервью № 15); «Настоящий застой был. Ничего не меняется, разве что комбинат опять что-то построит, а так новостей и не было никаких» (Интервью № 10). Несколько респондентов отметили регулярные драки среди местного населения, но подчеркивали, что они никогда не приводили к таким последствиям, как драка в «Чайке»: «Да всегда дрались в России и на свадьбах, и просто так, но у нас никогда за ножи не хватались» (Интервью № 4). Многие отмечают важную роль ЦБК в обеспечении достойного уровня жизни: «Ну, у нас же тут комбинат работает, вон они как город благоустраивают все время, нигде в республике такого нет» (Интервью № 41); «Город у нас красивый стал, спасибо Федермессеру. А так – ничего необычного не было никогда» (Интервью № 42). Многие из участников исследования отметили активное развитие спорта, опять же благодаря ЦБК: «Занимаются спортом, может, чуть больше, чем обычно в маленьких городах – это комбинат такую линию проводит, учреждения строит» ( Интервью № 16); «А в городе тоже немало всего, особенно спорт активно развивается» (Интервью № 18). В ходе исследования были собраны отдельные мнения о достойном развитии культурной сферы в городе: «Люди у нас так и тянутся к знаниям, не только дети. Взрослые тоже. У нас вообще, город живёт полной культурной жизнью. Дворец искусств есть. Действительно дворец, такого даже в Петрозаводске нет» (Интервью № 26). «Живется у нас в Кондопоге неплохо, если смотреть в общем. Есть, конечно, некоторые моменты. Но я не жаловалась бы. Много где гораздо хуже живется и скучнее, а к нам все-таки артисты приезжают, московские даже бывают тут» (Интервью № 48). Образ жизни людей пожилого возраста Положение пенсионеров в Кондопоге можно назвать «среднероссийским». Нельзя сказать, что пожилые бедствуют более, чем везде в России, однако «хорошим» уровень их жизни назвать нельзя. На основании материалов местной прессы можно сделать вывод о том, что пенсионный фонд в Кондопожском районе работает достаточно стабильно, серьезных проблем с выплатами пенсий и пособий не отмечается. Ветеранские комитеты не ведут активной деятельности. Большинство бытовых проблем пожилые граждане решают либо напрямую обращаясь в местную администрацию, либо через местные СМИ, которые регулярно публикуют различные бытовые жалобы и обращения, исходящие в основном от лиц пенсионного возраста. Отдельные респонденты отмечают достойный уровень социального обеспечения пенсионеров, работавших на комбинате: «В нашем городе очень хорошо жить, правда, это только в том случае, если ты пенсионер от ЦБК. Молодым в городе вообще нечего делать, вот они и стремятся все в столицу, в Петрозаводск» (Интервью № 57). Оценка образа жизни населения Кондопоги в глазах представителей национальных этнических групп Представители кавказских диаспор достаточно позитивно оценивают жизнь Кондопоги: «Хороший городок, только скучновато, я тут вырос, всё знаю, делать тут нечего. Мы с друзьями развлекаться в Петрозаводск ездим, у меня невеста тут есть, кстати. А вообще люди в Кондопоге спокойные, даже слишком. Меня в школе постоянно за поведение наказывали, даже буйным называли» (Интервью № 75); «Город как город, таких много в Карелии, да и по всей России. Свои праздники, свои проблемы, свой рынок» (Интервью № 74). Хотя среди этой категории респондентов встречается и негативное мнение о местных жителях, основной акцент при этом делается на лень, характерную для них: «Народ здесь ленивый весь. Привыкли ничего не делать, а если что-то и делают, то делают это очень медленно» (Интервью № 76); «Мы сюда уже давно приехали, сначала делали то, чем русские гнушались, потом поднялись и сейчас уже зарабатываем кое-какую денежку, которую русским просто лень зарабатывать» (Интервью № 77); «Сами ничего не делают, только пьют, а вот когда кто-то рядом что-то делает, они сразу говорят, что делает он это за их счет» (Интервью № 78). Приезжие представители славянских национальностей оценивают жизнь горожан умеренно негативно: «Все что мне нужно тут есть. Без излишеств, естественно, но к излишествам я и не привыкла. Сама родом из такого же захлоустья» (Интервью № 83); «Люди тут живут гибло. Работают мало. Пьют много. Маются от скуки, отсюда пьянство и драки» (Интервью № 84). Глава II. Формальная и неформальная система власти в Кондопоге Кондопожский целлюлозно-бумажный комбинат По мнению большинства жителей города, власть Кондопоге фактически сконцентрирована в руках руководства градообразующего предприятия (ОАО «Кондопога»): «Выборные органы города и района фактически полностью формируется руководством ЦБК, таким образом, формируется полностью подконтрольная ЦБК власть в Кондопоге и области» (Интервью № 28). Генеральным директором и, по мнению экспертов, владельцем ЦБК является Виталий Александрович Федермессер. В целом жители города, так же, как и опрошенные эксперты, положительно относятся к роли ЦБК в городе. Так же положительно оценивают и самого В. Федермессера: «делает все, что может, чтобы район жил, а сам очень скромен. Виталий Александрович ездит на дачу на своей «шестерке» старенькой, в квартире живет обычной. Строгий он очень» (Интервью №4), «Они много для города хорошего сделал» (Интервью № 67), «Город живет за счет комбината, и Ледовый дворец комбинат тут построил, и благоустройство делает» (Интервью № 51), «Федермессер все делает для города, о молодежи думает, спорт и культуру развивает» (Интервью № 52). Однако некоторые эксперты отмечают и негативные моменты безраздельного властвования ЦБК в районе: «Федермессер контролирует всё, но чрезмерно. Было как-то, что власти района кусок дороги заасфальтировали, не согласовав с ним, так он разнос тут устроил. А ведь диалог должен быть, а то иначе получается, что он скажет, что надо такой-то дом покрасить, а на самом деле власти знают, что рядом вообще крыша течет» (Интервью №3) «В городе сложилась ситуация относительного безвластия: ЦБК, с одной стороны, контролирует абсолютно все и не дает ничему и никому в городе развиваться, а с другой стороны, контроль ситуации не полный» (Интервью № 31). Некоторые опрошенные считают, что власть ЦБК ограничена в силу того, что он не успевает контролировать все стороны жизни города: «Так-то у нас тут тоталитарный строй практически был, коммунизм построили в отдельно взятом районе. Но последнее время стало что-то появляться, еще до происшествий. Вот Папченкова избрали, хотя он нервничает сильно, полномочий ему пока не передают – с районными властями конфликтует» (Интервью №5). Один из экспертов (Интервью №4) описал свое видение системы взаимоотношений властей республики и главы комбината Федермессера. Он считает, что «Катанандов регулярно шантажирует его, тем, что продаст 10% пакет акций комбината, а это уже место в совете директоров, потеря конфиденциальной информации всей, а потом и перехват управления комбинатом». Целью этого шантажа является стремление «повесить на ЦБК вообще все в городе. То мы птицефабрику купили, то еще что-то убыточное, пол города на балансе предприятия, а ведь надо еще сотрудникам платить». Любопытно мнение другого эксперта «Да, послал он в Кондопогу своего представителя (В. П. Бессонов, зам. министра труда республики, буквально через несколько дней после трагических событий прибывший в Кондопогу для осуществления контроля над ситуацией), но ведь раньше надо было думать. А то боится Федермессера, «красного барона», и не трогает район, так как от налогов зависит. Раньше он покрывал его, так как ему проще было, чтобы хоть как-то свой человек там, а не какие-нибудь московские совсем серьезные ребята. Тут «Альфа-Эко», серьезные ребята, с методами суровыми, пытались несколько лет назад в республику придти, так он не пустил, они поняли, что ничего не светит, отстали» (Интервью № 32). Обладало ли достаточными возможностями руководство ЦБК для предотвращения ситуации в городе? Да – 28, 4% Нет – 71, 6% Вопрос задавался всем респондентам, в таблице приведены данные по всем респондентам, кроме представителей коренных народов Кавказа и Закавказья (n = 984) То, что 28, 4% опрошенных считает, что руководство ЦБК обладало достаточными возможностями для предотвращения тревожной ситуации в городе можно интерпретировать и как существенные потенциальные возможности комбината влиять на социально-политическую ситуацию в городе, и как явные ожидания этого со стороны жителей города. Исполнительная власть в городе По мнению экспертов, Туркеничев Александр Иванович, бывший глава района, по разным причинам неоднократно пытался уйти в отставку задолго до произошедших трагических событий, но удалось ему это только 15 августа 2006 года (за две недели до трагических событий, вопреки расхожему мнению о том, что в отставку он ушёл в связи с беспорядками в Кондопоге, навязываемому в СМИ). Исполняющим обязанности был назначен П. А. Кириленко. О деятельности главы района местному населению известно немного. В городе распространена история о том, что однажды население города обратилось в редакцию одной из местных с газет с просьбой опубликовать в номере фотографию главы района «чтобы знать хотя бы как он выглядит» (Интервью № 31) То, что ему удалось сохранить инкогнито в городе с населением около 35 000 человек, как нельзя точнее описывает степень его вовлечённости в жизнь района. Один из экспертов достаточно подробно описывает обстоятельства прихода к власти в городе мэра Анатолия Михайловича Папченкова. По информации эксперта, Папченков до сих пор является депутатом Законодательного Собрания Республики Карелия, и полномочия его истекают в течение ближайшего времени. Одновременно с этим, Папченков минувшей весной был избран на пост главы городского поселения Кондопога. Еще на предыдущих выборах в мэры Кондопоги, директор ОАО «Кондопога» (ЦБК) В. А. Федермессер предлагал Папченкову баллотироваться на эту должность, как кандидату от комбината. Однако в тот раз Папченков отверг это предложение, мотивировав отказ тем, что ему хватает работы и в законодательном собрании. По словам респондента, за этим отказом у Папченкова с Федермессером последовала ссора, после которой руководитель ЦБК заявил Папченкову, что его «даже дворником тут никто на работу не возьмет» (Интервью № 10). Однако следующие выборы мэра Папченков выиграл, по словам эксперта, продолжая оставаться оппозиционным действующему руководству ЦБК: «Ему не то, чтобы разрешили избираться, скорее ему просто не стали мешать. Но договора у него Федермессером не было» (Интервью № 10). По мнению эксперта, что Федермессер не стал препятствовать Папченкову ввиду того, что контроль над властью в городском поселении не представляет для ЦБК большого интереса, т. к. ключевые решения принимаются на областном уровне. Для оценки эффективности деятельности городской администрации достаточно показательны результаты проведенного опроса общественного мнения: При ответе на вопрос «Оцените, пожалуйста, как на вашу жизнь повлияли следующие лица и структуры за последний год» большая часть опрошенных – 61, 1% указала на полное отсутствие какого-либо влияния на свою жизнь городской власти Кондопоги, а 21, 9% опрошенных оценивает это влияние как в разной степени негативное. При ответе на вопрос «Кто, на ваш взгляд, виноват в этих событиях?» весьма значительная часть опрошенных (15, 5%) обвинила именно городскую власть в произошедшей трагедии. Бизнес в Кондопоге По мнению опрошенных, единственной организацией, полностью соответствующей названию «бизнес-структура», является кондопожский ЦБК. Кроме того, существует несколько магазинов, несколько кафе/столовых, точек игровых автоматов и так далее – все они не существенно влияют на жизненный уклад Кондопги. Кроме того, существует рынок, который, по мнению экспертов, полностью находится под объединенным контролем чеченцев и азербайджанцев. Мнение о том, что рядом с ЦБК в Кондопожском районе другому крупному бизнесу нет места, можно проиллюстрировать словами одного из экспертов: «Крупному бизнесу там места нет – Федермессер все контролирует, наверное, не случайно несколько крупных предприятий обанкротились, а мелкий уровень его не интересует, вот там чеченцы и захватили контроль над ситуацией» (Интервью № 31). Правоохранительные органы города Как эксперты, так и жители города единодушны в негативной оценке правоохранительных органов Кондопоги. Среди респондентов не нашлось ни одного человека, кто мог бы высоко оценить деятельность местной милиции, или хотя бы положительно отозваться об эффективности её работы: «Милиция не работает нормально» (Интервью № 67), «Я думаю, что если милиция приехала и ничего не сделала, то надо всех их под суд вместе с убийцами» (Интервью № 54), «Пока им команду не дадут или денег, они сами и палец о палец не ударят» (Интервью № 67), «Они же тут только пьянь и наркоманов отлавливают. Конечно, они к таким делам не готовы были» (Интервью № 11). Эксперты нередко указывают на одновременную коррумпированность и деморализованность органов милиции: «Милиция чеченцев прикрывала все время» (Интервью № 104) и «Местная милиция абсолютно ничего не могла, да и жители были достаточно запрессованы, чтобы понимать, что обращаться бесполезно. Платили милиции, но не много – в основном, угрозами действовали. Там же из местных ребят набирают, у них тут же родители, семьи, не полезут они против чехов. Ведь если в районе все плохо, то милиция – престижное место, стабильная зарплата и не такая маленькая, серьезные ребята туда и идут. А тут комбинат, поэтому в милиции по сравнению с ним зарплаты низкие» (Интервью №23). Преступные группировки в Кондопоге По мнению ряда экспертов, криминальную ситуацию в городе можно охарактеризовать как борьбу между представителями чеченских криминальных групп и криминальных групп, сформированных в основном из коренных жителей. При этом состав формально «местных» криминальных группировок не является однородным по национальному признаку. В них включены также представители некоторых кавказских национальностей. В то же время, чеченские группировки однородны по национальному признаку. Также, по версии экспертов, представители чеченских группировок контролируются московскими криминальными сообществами. Что до группировок коренных жителей, то в течение последнего полугодия в республике в целом, и в частности в Кондопоге, через них действуют представители петербургского криминального сообщества. Относительно сферы влияния чеченских преступных групп на территории республики Карелии, показательно следующее мнение: «Во всей Карелии всего два района, где чеченцы контролируют ситуацию – Олонецкий и Кондопожский. В Олонецком районе года три назад они совсем обнаглели, но конфликт был улажен путем выезда представителя и согласованного решения о недопустимости открытого противостояния. Чеченцы были основной крышей. Местные русские бандиты там есть, но в систему они не входят. Воры («в законе» – авт.) из Кондопоги денег не получают». (Интервью № 23) Постепенно чеченские преступные группировки полностью подчинили себе криминальную сферу жизни Кондопоги: «Пару лет назад чеченцы окончательно установили контроль над городским малым бизнесом. Вывозили предпринимателя, подвешивали на дерево за ноги и «договаривались», угрожая его жизни и жизни семьи. Всего-то тех, кто дела делает человек 20-25, остальные – члены семей, и то эти 25 – считая от 16 до 50 лет» (Интервью № 23). При этом «ЦБК вне системы. С одной стороны, Федермессер – хозяин района, но его ничего кроме комбината не интересует. У него охрана из серьезного московского ЧОП’а, получают нормально, работают вахтовым методом, в делах местных и республиканских не замешаны никак» (Интервью №23). Большинство жителей города никогда не сталкивались с представителями преступных группировок, отличных от чеченцев: «Нет у нас какой-то там мафии. Это же не Петрозаводск, не Питер… наркоманы есть, хулиганы… Но сваливать проблемы на какую-то мафию – это просто способ ответственность с себя снять, что бы самим не отвечать за свои ошибки. У нас же маленький город, на виду все» (Интервью № 100). Низкую активность других организованных преступных группировок, отличных от чеченцев, в городе подтверждают данные социологического опроса. На вопрос «В течение года до трагических событий сталкивались ли вы лично с проявлениями грубости, несправедливости, хулиганства, физического насилия по отношению к вам со стороны представителей ниже перечисленных групп?», 91, 5% ответили, что не имели опыта негативного общения с представителями организованных преступных групп отличных от «чеченцев». ЧАСТЬ IV МЕЖНАЦИОНАЛЬНАЯ СИТУАЦИЯ В ГОРОДЕ: «ДО СОБЫТИЙ» Глава I. «Новые» и «старые» выходцы с Кавказа Как показали глубинные и экспертные интервью, население Кондопоги разделяет проживающих в городе выходцев с Кавказа не столько по национальному признаку, сколько по тому, насколько они адаптировались и ассимилировали в местных условиях. Таким образом, возникает деление на «старых», прибывших не позднее конца 90-х годов, и «недавно прибывших» (начиная с 2000-го года). «Старые» выходцы с Кавказа, по мнению многих респондентов, нормально подстраиваются под карельский образ жизни, не нарушают законов, порой обзаводятся русскими семьями, друзьями и в конечном итоге «русеют», в то время как «недавно приехавшие» часто ведут себя вызывающе. В первую очередь в поведении «недавно прибывших» коренное население не устраивает пренебрежение к местным законам, традициям и попытки навязать свои обычаи. «Наглые они. Те, конечно, которые сюда в последнее время поприезжали… Те, что давно тут живут, они почти уже как русские, обрусели как-то. Я их и не воспринимаю, как „черных“, и другие тоже…» (Интервью № 69). Этого мнения придерживаются даже некоторые представители коренных народов Кавказа и Закавказья. «Те, которые давно приехали уже поняли все правила игры, адаптировались, и считают себя русскими, а те, кто недавно с гор спустились и лезут в чужой монастырь со своим уставом, часто вызывают недовольство местных жителей и милиции» (Интервью № 86). Таким образом, становится понятно, что у большей части местного населения (за исключением людей, изначально придерживающихся националистических взглядов («Вот я тут родился, но я же не еду к ним. Зачем эти сюда припёрлись?» – Интервью № 102), недовольство назревало именно по отношению к «недавно прибывшим», а если точнее, то, судя по всему, большинство жалоб высказывалось относительно конкретной группы молодых чеченцев. «Чеченцы, они ведь тоже не все отморозки, те, кто до 91-го года приехал, ничего, уживались. Все равно нервно рядом с ними жить, но вот те, кто приехал после войны, первой и второй, вот они совсем без головы. Их старейшина (Саламбек Муртазаев) сам говорит, что не слушают они его» (Интервью №4). По разным данным, «новых», вызывавших наибольшее раздражение, было примерно 15-20 человек – этнических чеченцев. Один из экспертов (Интервью № 32) пояснил, что «они выросли во время войны, и если сами и не воевали, то воспитаны они всё равно на крови и жесткости». Однако эксперт выразил опасение, что те самые молодые чеченцы на самом деле – боевики, «зализывающие раны в тихом лесном краю». Глава II. Поведение «новых» выходцев с Кавказа – взгляд жителей города Одной из основных задач был ответ на вопрос: Насколько объективна «усталость» населения города от поведения «новых» выходцев с Кавказа и Закавказья? Действительно ли они «терроризировали» город и его население? Для объективной оценки ситуации были использованы три вопроса: «Слышали ли вы о том, что кто-то пострадал от представителей коренных народов Кавказа и Закавказья за последний год до трагических событий в ресторане «Чайка», если «да» – как именно?»; «Пострадали ли вы лично за последний год до трагических событий от представителей народов Кавказа и Закавказья, если «да» – как именно?»; «В течение года до трагических событий сталкивались ли вы лично с проявлениями грубости, несправедливости, хулиганства, физического насилия по отношению к вам со стороны представителей ниже перечисленных групп? Если „да“, то в какой степени?» Слышали ли вы о том, что кто-то пострадал от представителей коренных народов Кавказа и Закавказья за последний год до трагических событий в ресторане «Чайка», если «да» – как именно? Нет, не знаю, не слышал, не уверен – 47,2% Бьют, драки – 21,2% Да, конкретизировать не буду – 11,9% Отбирают, воруют, мошенничают, рэкет – 7,1% Убивают – 5,7% Грубят, хамят – 2,4% Спорные ситуации, конфликты – 2,2% Насилуют девушек – 1,5% Слухи про «Чайку» – 0,7% Вопрос задавался всем, кроме представителей коренных народов Кавказа и Закавказья (n = 984) Больше половины опрошенных – 52,7% заявили о том, что они слышали о случаях грубого или криминального поведения выходцев с Кавказа и Закавказья. Однако недавно произошедшие события могли повлиять на характер ответов и одного лишь этого вопроса было явно недостаточно для того, чтобы сделать объективные выводы. В связи с этим был использован вопрос «Пострадали ли вы лично за последний год до трагических событий от представителей народов Кавказа и Закавказья, если «да» – как именно?», причем респондентов в максимально возможной степени просили рассказать как именно. На этот вопрос утвердительный ответ был получен в 13,1% случаев, т. е. из 984 опрошенных 130 человек лично пострадали от выходцев с Кавказа и из Закавказья. Эта цифра является крайне высокой для населения небольшого города. Фактически это означает, что почти у каждого жителя города был кто-либо, кто пострадал от данной категории лиц. Далее приведены расшифровки ответов – как именно пострадали. Пострадали ли вы лично за последний год до трагических событий от представителей народов Кавказа и Закавказья, если «да» – как именно? Нет – 86,3% Да, грубили или издевались – 6,4% Да, драка или избили – 2,5% Да, не хочу говорить как – 2,4% Да, отняли, украли – 1,2% Они пострадали от меня – 0,6% Вопрос задавался всем, кроме представителей коренных народов Кавказа и Закавказья (n = 984) Расшифровка категорий ответов на вопрос В течение года до трагических событий сталкивались ли вы лично с проявлениями грубости, несправедливости, хулиганства, физического насилия по отношению к вам со стороны представителей ниже перечисленных групп? Если «да», то в какой степени (от 1 до 5, «1» соответствует – «не сталкивался», «5» – «сталкивался в максимально негативной для себя форме»)? Вопрос задавался всем, кроме представителей коренных народов Кавказа и Закавказья (n = 984) Таким образом, можно констатировать, что население города действительно находилось в крайне неблагоприятной психологической ситуации по вине выходцев с Кавказа. В особенности это касается чеченцев, которые не считались с нормами и правилами поведения, принятыми среди представителей коренного населения, унижали достоинство людей, угрожали здоровью и личному имуществу. Вместе с тем, уровень максимального негатива по отношению к выходцам с Кавказа даже меньше, чем по отношению, например, к чиновникам (9,2% против 9,9%). При этом необходимо отделять поведение «новых» выходцев с Кавказа по отношению к коренному населению от соперничества чеченских и русских криминальных группировок, рэкета по отношению к местному малому бизнесу. Несмотря на то, что последнее имело достаточно острый характер именно первое – унижение достоинства местного населения вызвало массовое негативное отношение и создало обстановку, подготовившую почву для последующих событий. В ходе экспертных и глубинных интервью эти выводы были подтверждены целом рядом конкретных негативных характеристик этой группы «новых» выходцев с Кавказа: «Провоцировали чеченцы к себе негативное отношение – и девушек, женщин на рынке задирали, апофеозом стало, когда молодежь их стала на рынке танцы устраивать национальные» (Интервью № 1), «Народ натерпелся от них», «Даже мой сын получил по зубам как-то, никого не нашли» (Интервью № 2); «Некоторых наших ребят они круто прижимали, семьям угрожали» (Интервью № 12); «С чеченцами бороться тяжело. Судиться не получается, они денег дают и судье, и заявителю, а если что – угрожают» (Интервью № 14); «Его (сына) просто окружили и без драки отняли мобильник и деньги, да у него с собой не много было, он шёл себе несколько дисков купить» (Интервью № 15); «В итоге мне пришлось цены поднять, а то они угрожать стали, что машину сожгут, а я на эту машину копил несколько лет» (Интервью № 17); «Не могу сказать, что они главные бандиты в городе были, но народ достали – то изобьют кого-то, то бизнесмена прижмут (Интервью № 19); «Если бы им спуску никто не давал, по-другому все было бы. А то они обнаглели совсем, народ зажали (Интервью № 22); «Я не националистка совсем, мне все равно, какого у человека цвета глаза, волосы. Но они, все-таки, действительно себя вели по-хамски» (Интервью № 35); «Прохода не было от них никому» (Интервью № 37); «Меня два раза в клубе зажимали, лапали, еле вырвалась, а то говорят, что они многих насилуют» (Интервью № 38); «Два года назад чеченцы ее вдвоем изнасиловали, она отнесла заявление, давала показания, хотя долго не могла решиться. Но ведь до сих пор никого не посадили, говорят, что следствие ведется. Хотя знают они всех (милиция чеченцев – авт.), там тех, кто насиловать может, всего человек 20» (Интервью № 40); «Они оборзели совсем. Это, конечно, всех раздражало, сколько можно-то?» (Интервью № 46); «Ведут себя, как у них там в горах принято, наверное. Орут, пристают к нормальным людям. И при этом еще и так, будто они тут вообще главные» (Интервью № 49); «Чеченцы всегда вели себя несколько вызывающе, что причиняло неудобство окружающим» (Интервью № 55); «Народ устал от безнаказанности чеченцев» (Интервью № 57); «Наглеть они начали только в последнее время». «Может, почувствовали безнаказанность свою, а может, это „новая кровь“ их подоспела просто» (Интервью № 85). При этом приезжие также ощущали негативный настрой со стороны местного населения. Это подтверждают как представители кавказских народностей («Для местных ведь все равно, ты гражданин этой страны или другой, чеченец или азербайджанец, осетин или грузин. Для них мы все чужие. Очень плохо относятся. Чуть что не так, обзываются» (Интервью № 81), «Бывает, приходят молодые парни на рынок, что-то ходят, выбирают, а на меня и на других смотрят как будто мы у них украли что-то» (Интервью № 72), так и приезжие из не кавказских республик бывшего Советского Союза («У меня мать русская, жена русская, а я приехал, и как к фашисту относятся – и на работе, и в кабинетах» (Интервью № 15). Основываясь на информации, полученной в одном из интервью, можно констатировать, что антикавказские настроения распространяются на представителей младшего поколения («Моя подруга работает в травме, к ней мальчик поступил азербайджанец, по-моему, его во дворе толкнули русские мальчишки, такие же как он, не хотели чтобы он с ними играл, а он головой ударился – сотрясение мозга, раньше ничего такого не было» (Интервью № 59). ЧАСТЬ V ОРГАНИЗАТОРЫ «КОНДОПОЖСКИХ» СОБЫТИЙ Установить всех организаторов не представляется возможным. Однако, по многочисленным свидетельствам, кроме населения города в событиях явно приняли участие три организующие силы, которые действовали согласованно: Движение против нелегальной иммиграции (Москва), малый «русский» бизнес и «русские» преступные группировки города Кондопоги. Полученные данные позволяют выявить ряд признаков организованного характера событий, а также демонстрируют наличие большого количества не местных участников, действовавших согласованно. Перечислим эти признаки. Во-первых, наличие организованного распространения информации о митинге и событиях. Распространение информации обеспечивалось с помощью нехарактерного для города согласованного размещения в сети Интернет, в частности на популярном городском форуме и массового распространения листовок: «У нас даже под выборы почти не было макулатуры, как в крупных городах, а тут вдруг стали листовки разносить» (Интервью № 11). Была организована раздача листовок: «Они сообщения на телефоны рассылали, листовки разносили – мне двое говорили, что им всучили в руки листовки» (Интервью № 16). Использованные технологии доказали свою «эффективность»: 34, 4% участников митинга ответили, что прочитали о нем в листовке. Кроме того, была использована совершенно не характерная для Кондопоги рассылка информации на мобильный телефон с помощью sms, из которой узнали о митинге 8, 6% участников. Во-вторых, проходивший митинг отличался высокой степенью управляемости, наличием заранее подготовленной звукоусиливающей аппаратуры (мегафонов), выступающих провокаторов, централизованно управляемой группы среди участников митинга, спецификой выдвинутых требований, централизованной раздачей заготовленных спиртных напитков, возможно, организованной «охраной» из местного криминального сообщества. Такой простой факт как наличие у выступающих мегафона подтверждает версию о его подготовленности: «Там, на сходе, много было не местных. И мегафоны у них с собой были. Они точно приехали сюда специально. Я думаю, что наши бы сами не додумались бы так жестко ответить, народ у нас все-таки замороженный» (Интервью № 48). Лидер ДПНИ – Поткин, в начале своего выступления, говорит, обращаясь толпе «ничего, если я возьму, а то не слышно», и, после одобрительного гуда толпы, повторяет свой вопрос Папченкову, главе города, который стоит метрах в пяти от трибуны. В ответ опять слышится одобрительный гул толпы, и дальше все выступающие уже говорят в мегафон. Также доводом в пользу организованности митинга служит наличие подготовленных провокаторов как местных, так и приезжих – например, человека, после выступления которого, стал распространяться слух об «отрезанных у всех убитых ушах». В реальности убитых было двое, а ухо одному из них отрезали в морге для установления, того, какое именно ранение послужило причиной смерти. Эта информация даже публиковалась в местной газете «Новая Кондопога», но все равно слух, даже спустя месяц после публикации опровержения, еще жил. Показательна и реакция на провокатора. Когда выступающий говорит «я в морге работаю, так на это страшно смотреть», из толпы ему кричит женщина: «Что ж вы говорите, что вы в морге работаете?» – по интонации, даже несмотря на качество записи и шум вокруг, очевидно, что женщина имеет в виду, что на самом деле выступающий в морге не работает. Выступающий в ответ на это в мегафон говорит: «А не все знают, что я работаю в морге». Это подтверждают данные интервью: «Все видели, что выступали практически все не местные. Мужик, который про уши отрезанные говорил, вообще непонятно откуда взялся, не из местных» (Интервью №1). Несмотря на то, что малый «русский» бизнес города действительно находился в достаточно сложном положении, был фактически «выдавлен» с городского рынка представителями коренных национальностей Кавказа, для жителей города эта проблема не была наиболее острой. Можно предположить, что если бы митинга имел спонтанный характер, эта проблема была бы поднята 2-3 жителями города. Однако же, лозунг защиты интересов бизнеса и изгнания «кавказцев» с рынка фактически стали одними из основных. Каждый второй пункт списка требований принятых на митинге содержит призыв «передать местным предпринимателям» коммерческие объекты – рынок, «Чайку» и так далее: «И там уже (около администрации – авт.) кто чего, но в основном про бизнес говорили, что надо весь чеченский бизнес местным отдать» (Интервью №101), «Да вы сами узнайте, чего они просили. Выгнать черных – это понятно, это лозунг, а вот реально чего – отдать все местным предпринимателям. Всегда по тому, кто выгоду извлекает, надо выводы делать» (Интервью № 24), «Рынок они делили, наши с чеченцами. Все поделить не могли, а тут как такой шанс не использовать?» (Интервью № 3), «Ну, наверное, и местных кого-то привлекли к организации, чужакам сложно было быстро сориентироваться, народ собрать. Тут у нас ведь были сильно недовольные чеченцами, тем, что они бизнес малый захватили» (Интервью №1). Это также подтверждает версию о существенной организованности событий и участии малого «русского» бизнеса в его организации. При изучении видеозаписи митинга на приведенных иллюстрациях – в кадре видеосъемки части митинга, проходившей около здания администрации – видно, что слева от Поткина, лидера ДПНИ (слева на фотографии, в реальности – справа) стоит молодой человек. Этот человек явно и недвусмысленно подает знаки организованной группе митингующих, указывает, что делать (кричать / затихнуть): «сотня-две ребят пьяных полукольцом стояли, им чего махнут, они то и кричат» (Интервью №66). Важно описать еще одну особенность второго митинга – около администрации. Было очевидно, что в целом недовольство во многом касается не только «кавказцев», но и властей, однако организаторы старались усилить недовольство кавказцами: «Дикин этот на митинге стоял рядом с мэром. Охранял власть, наверное, от народа, пытался не допустить столкновения «русский против русского», ему, наверное, выгодно было, чтобы русский только против чечена шёл» (Интервью № 64). Отметим, что эксперты утверждают, что Дикин является представителем местного «русского» криминального сообщества. Из 244 опрошенных участников митинга на вопрос «Видели ли вы лично, что во время митинга или погромов кто-либо раздавал водку или другие спиртные напитки?» утвердительно ответили 14 человек. Эти данные подтверждаются экспертными и глубинными интервью: «Да проблема что ли заехать на базу и купить 5 ящиков? Стоит тысяч пять-семь» (Интервью №12), «Мне рассказывали, что там молодежи прямо в толпе водку раздавали, вот они потом и пошли громить всех» (Интервью №52), «Ну сначала все долго стояли перед «Чайкой», ждали, кричали. И, говорят, там наливали что-то. Я сам такого не видел, но пацаны рассказывали» (Интервью №44). Один из опрошенных прямо сообщил, что ему и его друзьям подносили водку в сумках – «Типа для согреву подносили» (Интервью №105). В-третьих, погром объектов, принадлежащих выходцам с Кавказа, имел достаточно организованный характер, в том числе было организовано снабжение бензином для организации поджогов. По мнению целого ряда опрошенных, организаторы достаточно умело обеспечивали управление толпой во время митинга, а потом организовали погромы по выявленным ранее адресам «они (приехавшие организаторы – авт.) отслеживали, чтобы толпа не пошла, куда им не надо. А конкретные точки уже местные либо указывали, либо ребята сами знали» (Интервью № 17), «Вначале еще ничего, а потом просто чужаки какие-то чего-то говорят, а народ настолько на взводе, что и не слушают особо. Когда пошли к администрации, много народу по домам разошлось, только самые недовольные остались. А потом ребята стали ходить по рядам, не местные. Я точно не слышал, но, по-моему, они как раз договаривались кто куда пойдет и чего делать будут» (Интервью №106), «И слишком все четко сработано было – как собрались вовремя, прошли потом к администрации, а потом вроде разошлись и тут у „Чайки“ собрались» (Интервью № 13). Организованно было снабжение бензином для поджогов: «Но я так понял, что там водку наливали вроде, и бензин раздавали, чтобы «Чайку» сжечь. Прямо перед носом у ментов разливали по бутылкам» (Интервью №50). В четвертых, в ходе событий достаточно четко выделялась люди, относящиеся к числу организаторов, как жители города, так приезжие. В ходе социологического опроса 35 из 244 опрошенных участников митинга лично видели тех, кто явно организовывал митинг или подстрекал к погромам. Отдельно были проанализированы ответы 40 человек, которые лично видели тех, кто явно организовывал митинг или подстрекал к погромам и/или тех, кто раздавал водку или другие спиртные напитки. Им задавался вопрос: «Если вы лично видели тех, кто организовывал / раздавал спиртные напитки), то были ли они: а) жители города; б) приезжие; в) и те и другие?» Были получены следующие ответы: 37, 5% (15 человек) – «приезжие», 35% (14 человек) – «и те и другие», 27, 5% (11 человек) – «жители города». Таким образом, 29 человек видели не местных, приезжих, людей, которые явно организовывали митинг, подстрекали к погромам и/или раздавали спиртные напитки. Если учесть, что опрошены были всего 244 участника митинга из 2000 (ориентировочно), то в действительности свидетельских показаний относительно наличия организаторов должно быть приблизительно в 10 раз больше. С очень большой степенью вероятности уже полученные данные позволяют говорить о внешней силе, которая принимала непосредственное организационное участие в событиях. Приведем высказывания опрошенных: «Но эти, которые там с мегафоном выступали, они приехали ведь совершенно точно» (Интервью № 6), «Было много чужаков на митинге, выступали, призывали к тому, чтобы всех кавказцев выгнать, в целом, правильно говорили» (Интервью №99), «Погромы, последовавшие за событиями в «Чайке», были в значительной степени спровоцированы приезжими, основная цель которых состояла в создании беспорядков» (Интервью №29), «Но народ сам бы так не собрался, опять же, спокойные все слишком, так что помогли, наверное. Но эти, которые там с мегафоном выступали, они приехали ведь совершенно точно» (Интервью № 6). Значительная часть населения Кондопоги уверена в организованности прошедших событий. По данным социологического опроса, показывающим распределение мнений людей о спонтанности/организованности митинга – более 40% респондентов отмечают, что митинг и погромы были скорее организованными. Как вы думаете, митинг и погромы были… Спонтанным и стихийным – 28,4% Скорее спонтанным, чем заранее организованным – 29,8% Скорее организованным, чем спонтанным – 24,2% Точно организованным – 17,7% Они пострадали от меня – 0,6% Вопрос задавался всем респондентам, в таблице приведены данные по всем респондентам, кроме представителей коренных народов Кавказа и Закавказья (n = 984) Среди 42 отдельно опрошенных представителей коренных народов Кавказа и Закавказья 39 полагают, что митинг и погромы были организованной акцией. Данные опроса подтверждаются полученными интервью: «… раскручивать быстро очень стали. Я так знаю, что в Москву звонки поступили ранним утром, а уже в середине дня приехали оттуда» (Интервью № 34), «Они, наверное, там специальный отдел держат, не знаю в Москве или в Питере, но мне знакомые ребята помоложе говорили, что в Интернете призывы на митинг распространяться сразу стали, буквально наутро после событий. А потом приехали и стали тут народ заводить» (Интервью №16). Косвенным признанием участия «внешних» сил является последующая оценка ситуации в городе, которая уже стала спокойной: «Вот как только перестали листовки по улицам разбрасывать, и исчезли сумасшедшие с безумными» (Интервью № 63). Присутствие и активное участие ДПНИ в организации массовых беспорядков не подлежит сомнению и подтверждается данными собственными интервью членов организации, видеозаписями событий, а также целым рядом интервью и свидетельств: «Но вот эти ДПИ (имелось ввиду ДПНИ – авт.) слишком накрутили тут» (Интервью №95), «Многие московские деятели приезжали, все стараются использовать ситуацию у нас в своих интересах. В конце сентября встречу с горожанами проводили Рогозин, Савельев и Белов. Белов, бывший Поткин, на самом деле являлся помощником Савельева (Интервью №64). Логичным является предположение о том, что большинство людей, которых население отнесло к иногородним организаторам, непосредственно связаны с ДПНИ. При этом, нельзя исключить присутствие среди иногородних организаторов беспорядков каких-либо других сил. ЧАСТЬ VI ОЦЕНКА ВЛАСТИ, ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ, РУКОВОДСТВА ЦБК – МНЕНИЯ ЖИТЕЛЕЙ ГОРОДА Поведение «чеченцев» было не единственной причиной той готовности, с которой жители Кондопоги приняли участие в массовых беспорядках. Не меньшую роль сыграли действия (или, скорее, бездействие) властей города и правоохранительных органов. Наибольшему порицанию подверглись действия местных правоохранительных органов во время драки в «Чайке». А именно то, что приехавший наряд милиции не смог остановить избиения и убийства. Более того, милиционеры даже не пытались этого сделать: «То, как себя менты там повели – это просто какой-то позор вообще. Даже говорить не хочется» (Интервью №46), «Нельзя было такое допускать. Милиционеры позволили русских парней убить» (Интервью № 61), «Если бы милиция там вмешалась, все нормально бы кончилось, а так, говорят, отсиделись они, фарами посветили, и все» (Интервью № 30) и так далее. В целом не представляется возможным установить мотивы бездействия наряда милиции и их непосредственного начальства. Согласно проведенному исследованию, у местных жителей сложились три версии мотивов их поведения: а) аффилированность милиционеров с чеченцами и намеренное нежелание им противодействовать, носящее коррупционный характер; б) деморализованность милиции и страх перед вмешательством в события с участием чеченцев: «Ничего не могла сделать – некому там, да и боятся они сами бандитов, что наших, что чеченских» (Интервью № 12), «Что же касается наших (милиции – авт.), так в эту ночь наряд как специально такой подобрался, никто ни стрелять не умеет, ни драться. И они даже подкрепление не вызвали, тревогу не объявили» (Интервью № 66), «Да побоялись они ввязываться в это. Кого хватать, что делать – они и сами не знали» (Интервью № 69). в) влияние на ход событий некой третьей силы, намеренно блокировавшей приехавший наряд милиционеров. Действия правоохранительных органов в последующие дни волнений, вплоть до начала митинга, также вызвали резкое неудовлетворение жителей города. Эксперты указывают то, что при работе с населением милиция выбрала неправильную позицию в освещении событий: «Потом пресс-конференции были, они там говорили, что все в порядке, вместо того, чтобы пообещать разобраться во всем (Интервью № 61), «Представитель милиции пыталась объяснять ситуацию конфликтом между „русским и чеченским парнями из-за девушки“, проводя разъяснительные беседы для учеников старших классов одной из кондопожских школ. При этом игнорируя факт того, что часть учеников сами принимали участие в беспорядках и знали фактологию событий не хуже сотрудников милиции» (Интервью №9), «Погромы – неизбежная реакция затравленного населения, разочарованного бездействием властей» (Интервью №85). По мнению целого ряда опрошенных, милиция спокойно наблюдала, как готовятся канистры с бензином для поджога здания и происходит разграбление имущества магазина. Действовать милиционеры начали только после того, как здание вспыхнуло. «Когда представитель милиции начал разговаривать с самыми активными погромщиками из толпы перед рестораном, было впечатление, что он объясняет им, что здание принадлежит муниципалитету и надо прекратить погром. Однако, после завершения беседы, милиционер махнул им рукой, пропустил к «Чайке», «Потом уже наконец милиция среагировала, нас хоть из здания вывели» (Интервью № 103). Администрация района и города также практически полностью устранилась от попытки ликвидировать конфликтную ситуацию. Этим она вызвала не меньшее недовольство городского населения, чем милиция. По мнению одного из экспертов, городские власти не предприняли никаких шагов, чтобы не допустить такого развития событий. Когда же конфликт произошел, они не сумели остановить беспорядки: «Я коренной кондопожанин, и могу точно сказать, что администрация Кондопоги не справлялась со своими функциями и закрывала глаза на существующие проблемы» (Интервью № 100). Показательно и следующее суждение: «Надеюсь, что их (руководство города и района – авт.) поувольняют наконец всех. Хватит уже бездельников держать в администрации, надо что-то делать уже. Так что хорошо, что тут про нас столько показывали по телевизору и в газетах писали. Теперь уже никто не сможет их покрывать больше – всей стране теперь ясно, что в Кондопоге власти нет вообще» (Интервью № 48). Положительную оценку заслужили только действия мэра города А. М. Папченкова, который вышел во время митинга перед зданием администрации к народу вместо исполняющего обязанности главы района Кириленко: «Тот смелый мужик, вышел к народу, хоть, не то, что это и. о. главы района» (Интервью №17). По мнения существенного количества опрошенных, митинг был направлен как против представителей коренных народов Кавказа и Закавказья, так и против власти города и правоохранительных органов. Претензией к последним стало то, что они не способны или не желают обеспечить достаточный уровень безопасности жителей города: «в какой-то момент толпа готова была идти на «штурм» администрации» (Интервью №14), «Кроме того, что толпа пыталась выломать двери, здание (администрации – авт.) забрасывалось „бог весть откуда взявшимися“ помидорами и яйцами» (Интервью №2), «Люди просто хотели поговорить с мэром и главой района «(Интервью №58), «… Народ сам готов был идти, разобраться все хотели, особенно с милицией этой, которая опять ничего не сделала, даже не пыталась» (Интервью №6). Это мнение подтверждается данными социологического исследования. На вопрос «В течение года до трагических событий сталкивались ли вы лично с проявлениями грубости, несправедливости, хулиганства, физического насилия по отношению к вам со стороны представителей ниже перечисленных групп? Если «да», то в какой степени (от 1 до 5, «1» соответствует – «не сталкивался», «5» – «сталкивался в максимально негативной для себя форме») «сталкивался» со стороны представителей коренных народов Кавказа и Закавказья ответили 34, 7% опрошенных (с негативным уровнем от 3 до 5), по со стороны милиции – 18,4%, со стороны чиновников – 14,9%, со стороны хулиганов – 15,6%. Данные опроса показывают, что негативное отношение к власти (включая правоохранительные органы) сложилось у 33, 3% опрошенных, что практически совпадает с уровнем негативного отношения к представителям коренных народов Кавказа и Закавказья – 34, 7%. Из этого следует, что претензии к местной власти (именно к местной, что показывают ответы на предшествующий вопрос) являются второй причиной неудовлетворенности людей после отношения к «кавказцам». В ходе массовых волнений эти причины могут легко меняться местами, что могло иметь место в Кондопоге. На вопрос «Кто, на ваш взгляд, виноват в этих событиях?» – 37,1% ответили «чеченцы и кавказцы», 28,4% – «власти» («власть в целом», «городская власть», «местные власти», «федеральные власти», «власти республики», «власти района», «глава города», «глава района»). Удовлетворенность поведением власти в ходе событий низка и у представителей коренных народов Кавказа и Закавказья: мнение о виновности власти и правоохранительных органов поддерживают 28,6% опрошенных. Для оценки отношения граждан города к власти различного уровня был использован вопрос «Оцените, пожалуйста, как на вашу жизнь повлияли следующие лица и структуры за последний год (от -5 до +5; – 5 максимально отрицательно, +5 максимально положительно, 0 – не повлияли)». Негативно (от -5 до -1) оценили деятельность милиции города 29,8% жителей, городской власти – 21,9%, Главы Республики – 9,2%, Правительства России – 2,8% и Президента РФ В. Путина – 1,4%. Для примера: негативную оценку криминальным структурам Кондопоги дали лишь 10,7% опрошенных.»? Таким образом, негативная оценка милиции города в 3 раза выше оценки криминальных структур, а негативная оценка городской власти ниже ее практически два раза. Интересно отметить, что наиболее позитивную оценку (от +5 до +1) получило Руководство ЦБК – 61,1% и Президент РФ В. В. Путин – 50,3%. На вопрос «Что нужно сделать, чтобы предотвратить подобные события в дальнейшем?» – «изгнать кавказцев, не пускать иммигрантов в город, ужесточить отношение к кавказцам и иммиграционную политику» ответили 28, 8% жителей. А «Сменить власть или повысить эффективность работы власти и правоохранительных органов, сделать власть более ориентированной на людей» считают необходимым 19, 8% опрошенных. Эти данные также показывают, что в ходе массовых волнений негативное отношение к местной власти и к представителям народов Кавказа и Закавказья может легко объединяться и даже меняться местами. В этом контексте особые опасения вызывают действия главы республики С. Л. Катанандова, оцениваемые жителями города негативно: «Вот и Серега (Катанандов, глава республики – авт.) приехал, сразу сказал, что нацисты. Или не понял, что произошло, или сам покрывать чеченцев решил. Его ведь убийства пары русских меньше беспокоят, чем народные волнения перед выборами с лозунгами «власть ничего не делает», «власть нас не защищает» (Интервью № 33), «То, что Сергей Леонидович Катанандов сказал, что это криминальная разборка, – это же просто ерунда» (Интервью № 70), «Катанандов приехал, сказал, что нацисты, политики всякие туда же. Глупо это все», «Да выгодно это кому-то было, чтобы сделать из тихого городка, где все хорошо, помойку» (Интервью № 52), «А уж когда после погромов приезжать стали, так это вообще. Они как будто у чеченцев работают – ну что за слова такие у Сереги (Сергей Катанандов, глава Республики Карелия – авт.) советчики – придумали сказать, что нацисты в Кондопоге. Он, наверное, вообще не знает, о чем говорит» (Интервью № 66), «Я тут был на встрече с республиканскими властями, так народ очень обижен, что обещания дали и не выполняют, а про часть объясняют: что-то, что их просят, сделать нельзя. Естественно, люди злятся, что власть ничего не делает, как они считают» (Интервью № 17). Еще большие опасения вызывает оценка того, что было сделано для исправления ситуации. На вопрос «Как вы оцениваете то, что уже сделано для исправления ситуации?» – 20,5% опрошенных ответили: «Ничего не сделано» и 14,2% – «Почти все, что делается, не поможет». Для представителей коренных народов Кавказа и Закавказья процент удовлетворенных действиями составляет еще меньшее число (11,9%). Несмотря на то, что оценка руководства ЦБК – одна из самых положительных и свидетельствует о позитивном восприятии Президента РФ В. Путина, многие опрошенные отмечают пассивную роль руководства в упомянутых событиях. По ряду свидетельств, руководство ЦКБ пыталось предотвратить массовые беспорядки, но не смогло. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/maksim-grigorev/kondopoga-chto-eto-bylo/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 24.95 руб.