Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Удивительная этимология Анатолий Пасхалов О чем умолчали учебники В книге раскрывается происхождение и значение собственных имен – личных имен, отчеств и фамилий, имен мифологических персонажей, наименований географических объектов на территории нашей страны и на всей планете (названий земель, городов, морей, гор, озер, рек); даются сведения из истории названий многих мест в Москве. Книга адресована всем, кого влекут тайны рождения слов. Может быть полезна студентам и школьным учителям. Анатолий Павлович Пасхалов Удивительная этимология А. П. Пасхалов © А. П. Пасхалов, 2014 © ЗАО «ЭНАС-КНИГА», 2014 * * * Предисловие Всему в окружающем нас мире дано название. Словами обозначены растения, насекомые, птицы и звери, горы и реки, океаны и моря, планеты, звёзды, галактики. Мы называем не только реальные объекты, но и придуманные, вымышленные, существующие не в действительности, а лишь в нашем воображении. Одни имена являются нарицательными (служат обобщёнными названиями предметов), другие – собственными (это индивидуальные наименования предметов). Очень часто нарицательные слова становятся именами собственными, но случается, что и собственные имена переходят в разряд имён нарицательных. Как рождаются слова, названия? Можно ли разгадать тайну происхождения того или иного наименования? Этим-то и занимаются лингвисты-этимологи. Этимоло?гия (греч. etymologia, от e?tymon – истина и lo?gos – слово, учение) – раздел лингвистики (языкознания), изучающий происхождение слов, а также научно-исследовательская процедура, направленная на раскрытие происхождения слова, и результат такого научного исследования. Говорят: неясная этимология слова, этимологически тёмные и этимологически прозрачные слова; этимологические исследования, этимологизация слов, этимологический анализ слова; этимологизировать, т. е. устанавливать этимологию (происхождение) слова; раскрыть, определить, объяснить этимологию слова. Об этимологии слов информирует специальный справочник – этимологический словарь. Есть также немало справочных книг, в которых объясняются собственные имена – личные имена людей, фамилии и псевдонимы, географические названия, имена мифологических персонажей и проч. Эта книга тоже посвящена именам собственным. Поэтому ей можно было бы дать и другое название – «Удивительная ономастика». Онома?стика (от греч. onomastike – искуссство давать имена) – раздел языкознания, изучающий собственные имена, историю их возникновения и изменения; это также совокупность собственных имён, имеющихся в языке. Говорят: русская ономастика; современная и историческая ономастика; ономастические исследования. Используются различные методы языкознания: сравнительно-исторический, картографический, сопоставительный (сопоставление собственных имён различных языков), этимологический и др. В самой ономастике выделяются разделы в соответствии с категориями собственных имён. Антропони?мика (от греч. a?ntropos – человек и o?nyma – имя) – раздел ономастики, изучающий антропо?нимы, собственные именования людей: личные имена, отчества, фамилии, прозвища, псевдонимы. Топони?мика (от греч. to?pos – место и o?nyma – имя) – раздел ономастики, изучающий топо?нимы, собственные имена географических объектов; также совокупность топонимов какой-либо территории, например: топонимика (или топони?мия) Приморского края, топонимика (топонимия) Москвы. По характеру объектов различают: •гидро?нимы (греч. hydor – вода, влага) – названия водных объектов, в том числе пелаго?нимы (греч. pelagos – море) – названия морей, лимно?нимы (греч. limne – озеро) – названия озёр, потамо?нимы (греч. potamos – река) – названия рек, гело?нимы (греч. helos – болото) – названия болот, заболоченных мест; •оро?нимы (греч. oros – гора) – названия элементов рельефа земной поверхности, например: Альпы, гора Казбек, Среднесибирское плоскогорье, Прикаспийская низменность; • ойко?нимы (греч. oikos – дом, жилище) – названия населённых пунктов; • урбано?нимы (лат. urbs – город, urba?nus – городской) – названия внутригородских объектов, например: Красная площадь (Москва), Елисейские Поля (улица в Париже), Вестминстерский дворец (Лондон), Невский проспект (С.-Петербург). Теони?мика (от греч. theos – бог и o?nyma – имя) – раздел ономастики, изучающий тео?нимы, собственные имена богов и божеств. Зоони?мика (от греч. zoon – животное и o?nyma – имя) – раздел ономастики, изучающий зоо?нимы, собственные имена (клички) животных. Хрематони?мика (от греч. chrema – вещь, предмет и o?nyma – имя) – раздел ономастики, изучающий хремато?нимы, собственные имена предметов материальной культуры. Космони?мика (от греч. kosmos – вселенная и o?nyma – имя) – раздел ономастики, изучающий космо?нимы, наименования зон космического пространства (созвездий, галактик). Астрони?мика (от греч. astron – звезда и o?nyma – имя) – раздел ономастики, изучающий астро?нимы, имена отдельных небесных тел (планет, комет и т. п.). Методы ономастики использует этнони?мика (от греч. e?thnos – племя, народ и o?nyma – имя), раздел языкознания, изучающий этно?нимы, т. е. названия этносов (родов, племён, народностей, народов, наций). Различаются автоэтно?ним (самоназвание этноса) и аллоэтно?ним (название этноса, данное ему другим этносом). Этнотопо?ним – название территории, занимаемой этносом. Писать «биографию» названий непросто. Нужно погружаться в древние языки, изучать жизнь людей прежних времён. Часто помогают лингвистам история, археология, география, этнография, астрономия и другие науки. Многие этимологические загадки уже решены, но над чем-то учёные ещё продолжают ломать голову. Прочитайте эту книгу, и вы узнаете удивительные подробности, раскроете для себя тайну рождения и значение различных наименований. В приложении содержится материал, который позволит вам проверить свою эрудицию (конечно, можно воспринимать его и как мини-справочник), а также словарь личных имён и алфавитные указатели имён, о происхождении и значении которых говорится в книге. Что в языке всему начало? Своё и чужое Почему и как появлялись в русском языке новые слова? На протяжении веков развивалась общественная, экономическая и культурная жизнь русского народа, улучшался быт, появлялись новые орудия труда, машины, средства связи и передвижения, материалы, новые предметы домашнего обихода, новые виды одежды и обуви, предметы культуры и т. д. Для называния предметов сохранялись древние русские слова и создавались новые русские слова на базе уже имевшихся слов с применением разных способов русского словообразования. Эти слова составляют пласт исконно русской лексики современного русского языка. В результате политических, торгово-экономических и культурных контактов русского народа с другими народами происходило и происходит проникновение в русский язык иноязычных слов. Например, в памятниках письменности встречаются с XIV в. заимствованные слова караул и ковыль (из тюркских языков), грош (из польского); с XV в. – сельдь (из древнеисландского), барсук (из тюркских); с XVI в. – аптека (из польского), аршин (из татарского); с XVII в. – гавань (из голландского), грунт (из польского), арест (из немецкого). Слово пассажир известно в русском языке с начала XVIII в. (французское слово, приобретённое при посредстве немецкого языка), также с XVIII в. – акация и крендель (из немецкого), газета (из итальянского); с XIX в. – бублик (из украинского), бинт (из немецкого), анкета (из французского), керосин (из английского); с XX в. – робот (из чешского), радар и акваланг (из английского). Эти и многие другие слова составляют пласт иноязычной по происхождению лексики современного русского языка. Пополнение словарного состава новыми словами путём создания их из имеющихся в языке словообразовательных элементов и путём заимствования слов из языков других народов – закономерное явление для всех языков. Исконно русские слова Русский язык относится к славянской группе языков. Родственными ему являются живые восточнославянские языки – украинский и белорусский; западнославянские – польский, кашубский, чешский, словацкий, лужицкий; южнославянские – болгарский, македонский, сербскохорватский, словенский; мёртвые западнославянские – полабский и поморский; южнославянский – старославянский. Задолго до нашей эры на землях между Днепром и Вислой поселились племена славян, у которых сложился свой общеславянский язык. К V–VI вв. в среде славян, к тому времени значительно расширивших свою территорию, обособились три группы: южная, западная и восточная. Это обособление славянских племён сопровождалось разделением общеславянского языка на самостоятельные языки. Восточнославянский (древнерусский) язык – это язык обособившейся восточной группы славянских племён. Расселение славянских племён в Х в. С VII в. по IX в. складывалось, а с IX в. до второй трети XII в. существовало восточнославянское (древнерусское) государство – Киевская Русь. Население Киевской Руси общалось посредством близких друг другу говоров восточнославянского (древнерусского) языка. В XII–XIII вв. Киевская Русь распалась на отдельные княжества. Восточнославянский (древнерусский) язык дал начало трём языкам – русскому, украинскому и белорусскому. Они обособились уже к XIV в. На северо-восточных окраинах Киевской Руси в XIV в. начало создаваться государство Московская Русь, население которого говорило на складывающемся русском языке. В эпоху Московского государства и в последующие эпохи русский язык – это язык только одной из трёх восточнославянских народностей. Исконно русские слова делятся на три группы: общеславянские, восточнославянские (древнерусские) и собственно русские. Например, общеславянские слова: борода, бровь, бедро, голова, губа, горло и др.; восточнославянские (древнерусские) слова: багор, вдосталь, верёвка, ежевика и др. С XIV в. в русском языке стали появляться собственно русские слова (беседка, заблудиться, ополчение и др.). Они создавались на базе общеславянских, восточнославянских (древнерусских) и заимствованных слов. Например, в XVI в. из польского языка было заимствовано слово аптека. На основе этого слова в русском языке возникло прилагательное аптечный (по правилам русского словопроизводства). Собственно русские слова составляют значительный пласт лексики современного русского языка. Из-за острова на стрежень Всем, кто родился и вырос в России, известна песня о лихом донском казаке Степане Тимофеевиче Разине, предводителе народного восстания в начале 70-х гг. XVII в. Из-за острова на стрежень, На простор речной волны Выплывают расписные Стеньки Разина челны. Слова в этой песне – древние. Заглянем-ка в их историю, а заодно и в языки соседних народов. Слово остров в ходу с XI в; в нём приставка о– соединилась с индоевропейским корнем streu-, означавшим «течь, протекать, литься» (кстати, этот же корень – в слове струя). Ср.: в латышском языке strava и в литовском srava, srove – течение, поток; в немецком Strom – течение, поток (str?men – течь, струиться, литься). А есть ли связь между островом и течением? Конечно, есть. Ведь остров – это часть суши, со всех сторон обтекаемая водой. Слово остров появилось не только в русском, у него есть родственники в других славянских языках: острiв (украинское), вострау? (белорусское), остров (болгарское), острво (сербскохорватское), ostrov (чешское и словацкое), ostrow (старопольское). Слово стре?жень (место в реке с наибольшей скоростью течения и глубиной) используется с XIV–XV вв.; ср.: стрижень (украинское), стрыжань (белорусское). В глубокой древности возникли слова река и речной (индоевропейская основа означала «течение, поток»); ср.: рiка и рiчний (украинские), рака и рачны (белорусские), река и речен (болгарские), река и речни (сербскохорватские), reka и recen (словенские), reka и ricni (чешские), rieka и riecny (словацкие), rzeka и rzeczny (польские). С XI в. употреблялось в древнерусском языке слово челнъ; основа его – тоже индоевропейская, означавшая «возвышаться, подниматься над чем-либо»; отсюда же английское hill (возвышенность, холм) и немецкое Holm (возвышение, холм, речной островок). А ведь действительно чёлн (мн. ч. челны?) – т. е. лодка, ладья – издали воспринимался как нечто возвышающееся над гладью воды. Конечно, вспоминается и уменьшительное слово челнок – во-первых, как маленькая лодка, а во-вторых, как деталь ткацкого станка (по форме удлинённая, точно лодка). Ср.: човен и човник (украинские), човен и чоyнiк (белорусские), члун (болгарское), coln и colnicek (словенские), clun и clunek (чешские), cln и clnok (словацкие), czolno (польское). Парусные суда (челны) на реке; челнок автоматического ткацкого станка; космический челнок «Клипер» (Россия) Как же учёные определяют, какие слова являются общеславянскими, какие – восточнославянскими (древнерусскими), а какие – собственно русскими? Для этого они сравнивают во всех славянских языках значение и произношение слов, обозначающих одни и те же предметы, явления, признаки, действия. Общеславянскими будут те слова, которые окажутся во всех или в большинстве славянских языков, причём обязательно должна быть представлена каждая из трёх групп славянских языков (восточная, южная, западная). Если окажется, что слова имеются, например, только в болгарском, сербскохорватском, македонском и словенском языках, то следует считать эти слова южнославянскими; если только в русском, украинском и белорусском, то это восточнославянские (древнерусские) слова. Если же слова имеются только в одном из языков, то это уже собственные образования того или иного славянского языка, например, русского. Первый научный этимологический словарь русского языка появился в конце XIX в. А в прошлом столетии были изданы «Этимологический словарь русского языка» А. Г. Преображенского и «Этимологический словарь русского языка» Макса Фасмера, а также несколько кратких этимологических словарей. Речь братьев-славян В одной из своих книг Л. В. Успенский сделал интересное сравнение русских и болгарских слов. „Когда наш солдат вступал в беседу с болгарином, они, мило улыбаясь друг другу, всё время пытались умерить темп разговора. – Мил человек, – уговаривал русский, – не говори ты так быстро, говори помедленней! – Моля те, другарю, не говори така борзо, говори бавно! Первая половина этого предложения никого из нас не смущала: «така? бо?рзо» – значит «так быстро». Естественно, «борзый конь» и по-русски «быстрый конь»… А вот неожиданное «ба?вно» наводило на размышления… – Как же говорят – братский язык, самый близкий?.. А получается всё наоборот. У нас «заба?вно» – весело, потешно, а у них «ба?вно» – медленно. Где медленно, так какое уж веселье…“ Слова-пришельцы В каждом языке наряду с исконными словами есть большое количество древних и поздних заимствований, этимологизация которых имеет свои особенности. Но так ли уж много заимствованных слов, например, в русском языке? Берём наугад какую-нибудь газету – хотя бы «Спорт». Раскрываем один из её номеров и находим статью о футболе. Останавливаемся на слове футбол, которое, как известно, было заимствовано из английского языка: foot [фу: т][1 - Здесь и далее в квадратных скобках русскими буквами передаётся, как примерно звучит иноязычное слово.] по-английски значит «нога», а ball [бо: л] – «мяч». Такие футбольные термины, как форвард, офсайт, пенальти, гол, аут, тоже были заимствованы из английского языка. Открываем другую страницу газеты. Здесь пишут о соревнованиях по гимнастике, баскетболу и волейболу. Все эти названия спортивных игр – также «пришельцы» в русском языке. Заимствованными являются и спорт, и олимпиада, призёр, хоккей, шайба, диск, стадион, матч, тайм, бокс, спринтер, стайер, гроссмейстер, старт, финиш. Но, может быть, такое обилие иноязычных слов встречается только в спорте? Возьмём, например, авиационную терминологию: штурман, радист, пилот, стюардесса, фюзеляж, мотор, шасси и т. д. – всё это заимствованные слова. А ещё терапевт, хирург, ангина, микроб, аппендицит, аспирин, скальпель, инъекция, донор, кино, радио, телевизор, газета, журнал, геометрия, физика, химия, культура, прогресс, демократия, миграция, оппозиция, результат, технология, тест, циклон – мы часто слышим и сами произносим эти и многие другие иноязычные по своему происхождению слова, которые стали весьма важной и неотъемлемой частью современного русского языка. Вполне резонен вопрос: не является ли обилие иностранных слов в языке свидетельством его «неполноценности»? Ничуть не бывало! Как раз наоборот: чем легче язык усваивает иноязычную, международную лексику и чем больше он пополняется словами из других языков, тем этот язык совершеннее и богаче. Под защитой богов Именем Мегера (что значит «завистница») древние греки называли одну из трёх эриний, богинь-мстительниц, защитниц нравственных устоев. Эринии карали за всякую несправедливость, особенно за убийства; изображались со змеями в волосах, длинным языком, раскалёнными зубами, с факелом и бичом в руках. В переносном смысле мегера – злая, сварливая женщина. Италийская богиня Юнона, супруга Юпитера, – богиня плодородия, покровительница женщин, хранительница брака, помощница невест, беременных и родильниц. Её называли Юнона Регина (Царица), а также Юнона Монета (Советчица; от лат. moneo – предупреждаю, предостерегаю). От прозвища богини получил название монетный двор, находившийся в её храме на Капитолийском холме; этим же словом стали называть и продукцию (т. е. деньги). Так древние римляне, а позднее и мы получили нарицательное существительное монета. Словом гений древние римляне называли доброго духа, покровителя мужчин (женщинам покровительствовала Юнона). Считалось, что гений формирует характер человека и сопутствует ему всю жизнь. День рождения римского гражданина рассматривали как праздник в честь его гения. Своего гения-покровителя имели также города, семьи, общины и народы. Словом герой древние греки первоначально называли дух умершего, влияющего на живых. Героями считались души выдающихся предков, вождей, богатырей. Затем понятие расширилось, к героям стали причислять некоторых людей, родившихся от союза богов со смертными. Границы между богами и героями (полубогами) были иногда расплывчатыми. Герои – благодетели людей, истребители чудовищ, исполинов-разбойников, борцы с враждебными людям демонами. Иноязычные слова появляются в русском языке по разным причинам – внешним (неязыковым) и внутренним (языковым). Внешние причины – это различные связи между народами. Так, в X в. Киевская Русь приняла христианство от греков. Вместе с религиозными идеями, предметами церковного культа в жизнь наших предков вошло много греческих слов, например: алтарь, патриарх, демон, икона, келья, монах и др. Были заимствованы и научные термины, названия предметов и явлений греческой культуры, названия растений, месяцев и т. д., например: идея, комедия, трагедия, история, магнит, алфавит, синтаксис, грамматика, планета, климат, физика, музей, театр, сцена, кукла, вишня, мята, мак, огурец, свёкла, кедр, январь, февраль, декабрь и др. На востоке и юго-востоке наши предки вступали в контакты с тюркскими племенами – печенегами, половцами. В XIII–XV вв. Русь находилась под монголо-татарским игом. В результате этого в русском языке, по подсчётам учёных, укоренилось около 250 тюркских слов. К ним относятся, например, такие слова: колчан, юрта, арба, сундук, кабан, аркан, тарантас, башмак, войлок, армяк, колпак, кушак, тулуп, шаровары, каблук, лапша, хан, ярлык, топчан. Особенно интенсивно проникали в русский язык иноязычные слова в XVIII в. Административные и военные преобразования, проведённые Петром I в России, сблизили её с западноевропейскими государствами. В языке появилось много административных, военных (особенно морских), музыкальных терминов, а также терминов изобразительного, театрального искусства, названий новых предметов быта, одежды, например: лагерь, мундир, ефрейтор, орден, солдат, офицер, рота, штурм, штык, штаб, кухня, бутерброд, вафля, фарш, галстук, картуз, мольберт, флейта, гастроль (из немецкого языка); капитан, сержант, авангард, артиллерия, марш, манеж, атака, брешь, батальон, салют, гарнизон, блиндаж, сапёр, десант, эскадра, кашне, костюм, жилет, пальто, браслет, мебель, комод, кабинет, буфет, люстра, абажур, гардина, мармелад, крем, партер, пьеса, актёр, суфлёр, антракт, сюжет, балет, жанр (из французского); гавань, фарватер, бухта, киль, койка, флаг, верфь, кабель, рея, трал, вымпел, каюта, матрос, руль, шлюпка, рейд (из голландского); док, яхта, мичман (из английского); бас, мандолина, тенор, ария, браво, ложа, опера (из итальянского). Внутренние причины – это потребности развития лексической системы языка, которые заключаются в следующем: 1. Необходимость устранения многозначности исконно русского слова, упрощения его смысловой структуры. Так появились слова импорт, экспорт вместо исконно русских ввоз, вывоз. Словами импорт и экспорт стали называть ввоз и вывоз товаров, связанные с международной торговлей. 2. Стремление уточнить или детализировать соответствующие понятия языка. Например, словом варенье называлось и жидкое, и густое «сладкое кушанье». Чтобы отличить густое варенье из фруктов или ягод, представляющее собой однородную массу, от жидкого варенья, в котором могли сохраниться целые ягоды, первое стали называть английским словом джем. Возникли слова репортаж (при исконно русском рассказ), тотальный (при исконно русском всеобщий), хобби (при исконно русском увлечение), комфорт (при исконно русском удобство), сервис (при исконно русском обслуживание) и др. 3. Тенденция замены одним словом наименований, выраженных словосочетаниями. Таким путём появились многие исконно русские слова, например: столовая комната – столовая, мостовая улица – мостовая, электрический поезд – электричка и т. д. Но в ряде случаев исконно русских слов для замены словосочетаний не оказывалось. Например, для замены словосочетания меткий стрелок более всего подошло заимствованное слово снайпер. Так появились, например, слова мотель (гостиница для автотуристов), спринтер (бегун на короткие дистанции). Заимствование нельзя рассматривать как простое включение иностранного слова в состав родного языка. Процесс этот протекает значительно сложнее. Обычно слово, проникая в русский язык, оформляется грамматически как русское слово. Возьмём в качестве примера явно заимствованное (хотя и не совсем ясно, из какого именно языка) слово мастер. Склоняется оно точно так же, как любое другое русское слово подобного типа (например, повар): мастер, мастера, мастеру, мастера, мастером, о мастере. Такие формы склонения можно встретить только в русском языке. По своему произношению русское слово мастер отличается как от немецкого Meister [ма?йстер] или английского master [ма?:сте], так и от других иностранных слов, восходящих к общему с ним источнику. Наконец, ни в одном другом языке, кроме русского, мы не встретим такого количества производных слов: мастерство, мастеровой, мастерица, подмастерье, мастерская, мастерить и т. п. Следовательно, слово мастер является иноязычным только по своему происхождению. По своему же грамматическому оформлению, по словообразовательным связям, по особенностям произношения и, главное, по самому факту употребления в языке – это типично русское слово. Проникновение в наш язык таких слов, как мастер, не привело к «искажению» русского языка, к утрате каких-либо его самобытных черт. Напротив, сами заимствованные слова приспособились к русскому языку, к особенностям его произношения, грамматики, словообразования. Правда, имеется группа иноязычных слов, которые до сих пор чувствуют себя в нашем языке не совсем уютно. В отличие от всех других слов они даже не имеют обычных русских окончаний при склонении: кино, пальто, кофе, ралли, радио и некоторые другие. Но подобных слов не так уж и много, и они не «делают погоду» в русском языке. Напоминание о гладиаторах Слово спектакль отмечается в текстах с 1750 г. в таких вариантах: спектакуль, спектакль, спектакель и спектаколь. Форма спектакуль передаёт латинское spectaculum (зрелище, представление), например spectaculum gladiatorum – бой гладиаторов, форма спектакль свидетельствует о заимствовании из французского языка: spectacle, а формы спектакель и спектаколь – о заимствовании из немецкого языка: Spektakel. Форма спектакуль быстро исчезает; в 70-х гг. XVIII в. она уже не встречается. Зато формы спектакль и спектакель употребляются параллельно вплоть до конца XVIII в. Это объясняется различными театральными влияниями, которые оставили свой след в театральной терминологии. Старое немецкое влияние с трудом уступало место новому, французскому. В конце концов победило французское влияние, и дублетные заимствования из немецкого языка, относящиеся к этому времени, были вытеснены. Понятие «театральное действие» передавалось до появления слова спектакль исконно русским словом представление, которое конкретизировалось прилагательным театральное. Но слово представление имело несколько значений. Видимо, это и послужило причиной заимствования нового слова спектакль, которое больше подходило для термина, т. к. оно было однозначно. До сих пор в языке сохранились оба эти названия. В современном русском языке различают три типа иноязычных слов: 1) заимствованные слова; 2) экзотические слова (экзотизмы); 3) иноязычные вкрапления. Заимствованные слова – иноязычные слова, которые полностью освоены русским языком (подверглись семантическим изменениям, приобрели фонетическое оформление и грамматические признаки, свойственные русскому языку). Экзотические слова также усвоили грамматические свойства русского языка и пишутся буквами русского алфавита, однако они, отражая особенности жизни других народов, употребляются лишь при описании чьей-либо национальной специфики, изображении быта, местности, ритуалов. Экзотизмами являются, например, слова аксакал (уважаемый человек, старшина), арык (канал, канава), минарет (башня, с которой мусульманские священники-муэдзины призывают верующих на молитву), прерия (обширная степь в Северной Америке) и т. п. Со временем экзотизмы могут перейти в разряд заимствованных слов и стать общеупотребительными. Например, слово хоккей в русском языке воспринималось вначале как экзотизм, но когда эта игра у нас широко распространилась, слово хоккей стало общеупотребительным. Иноязычные вкрапления передаются в русском тексте графическими средствами языка-источника, например, из латинского языка: ergo – следовательно, de visu – воочию. В устной речи иноязычные вкрапления передаются без изменения их фонетического и морфологического оформления. Иноязычные вкрапления, получившие весьма регулярное употребление, называют варваризмами (от греч. barbaros – иноземный, чужой); они могут передаваться и русской графикой: o’кей, хеппи-энд, тет-а-тет, альма-матер и др. Иноязычные слова пополняют лексику языка, играя, таким образом, большую положительную роль. Однако обильное и без надобности употребление их затрудняет общение, поэтому следует пользоваться прежде всего русскими словами, если они обозначают то же, что и иностранные. Денди во фраке Откроем ненадолго роман А. С. Пушкина «Евгений Онегин». Мы помним, что Татьяна, любимица Пушкина, хотя и была «русская душою», писала Онегину по-французски, поскольку «по-русски плохо знала, // Журналов наших не читала // И выражалася с трудом // На языке своем родном». Сообщив нам об этом, поэт с горечью замечает: Что делать! повторяю вновь: Доныне дамская любовь Не изъяснялася по-русски, Доныне гордый наш язык К почтовой прозе не привык. Однако сам Пушкин использовал в романе большое количество «чужих» слов и часто вынужден был передавать их иноязычной графикой. Вот, к примеру, всем известные строфы из первой главы. Служив отлично-благородно, Долгами жил его отец, Давал три бала ежегодно И промотался наконец. Судьба Евгения хранила: Сперва Madame за ним ходила, Потом Monsieur ее сменил; Ребенок был резов, но мил. Monsieur l’Abbе, француз убогий, Чтоб не измучилось дитя, Учил его всему шутя, Не докучал моралью строгой, Слегка за шалости бранил И в Летний сад гулять водил. Когда же юности мятежной Пришла Евгению пора, Поря надежд и грусти нежной, Monsieur прогнали со двора. Вот мой Евгений на свободе; Острижен по последней моде; Как dandy лондонский одет — И наконец увидел свет. Он по-французски совершенно Мог изъясняться и писал; Легко мазурку танцевал И кланялся непринужденно; Чего ж вам больше? Свет решил, Что он умен и очень мил. Давно уже живут в русском языке слова денди, мадам, месье, как и многие другие иноязычные слова, встречающиеся в романе Пушкина. Пред ним roast-beef окровавленный И трюфли, роскошь юных лет… Онегин полетел к театру, Где каждый, вольностью дыша, Готов охлопать entrechat… Измены утомить успели; Друзья и дружба надоели, Затем, что не всегда же мог Beef-steaks и страсбургский пирог Шампанской обливать бутылкой И сыпать острые слова, Когда болела голова… Слово бифштекс появляется в русском тексте ещё в конце XVIII в. – у Н. М. Карамзина в «Письмах русского путешественника», правда, в иной форме – бифстекс. (Кстати, эта форма вместе с привычной нам формой бифштекс значится в словаре В. И. Даля.) В 1823 г. в «Евгении Онегине» Пушкин дал это слово в английском написании, а в 1830 г. в «Истории села Горюхина» написал по-русски – бифштекс Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/anatoliy-pashalov/udivitelnaya-etimologiya/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes 1 Здесь и далее в квадратных скобках русскими буквами передаётся, как примерно звучит иноязычное слово.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 200.00 руб.