Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Пережить развод. Универсальные правила

Пережить развод. Универсальные правила
Пережить развод. Универсальные правила Андрей Владимирович Курпатов Развод – это настоящее испытание. Что происходит с женщиной, переживающей развод? Что стоит за поведением мужчины, начавшим развод? Чем родительский развод может стать для детей? Ответы на эти и другие вопросы в уникальной книге доктора Андрея Курпатова. «Классическая формула» развода. Как это бывает и что с этим делать? Семь женщин, семь настоящих историй о разводе, семь потрясающих консультаций самого знаменитого психотерапевта России. Книга ранее издавалась под названием "7 настоящих историй. Как пережить развод". Андрей Курпатов 7 настоящих историй. Как пережить развод От автора «Как пережить развод?» – это сложная книга. Сложная не в смысле, что в ней ничего не разобрать, все путано и непонятно, а в том, что проблема очень острая и очень болезненная – в жизни пары происходит в этот период много таких вещей, о которых потом и вспоминать-то как-то неловко. В общем, книжка эта, как бы это сказать… нелицеприятная, что ли. Нет, я не собираюсь здесь никого изобличать, говорить, кто прав, а кто виноват. Нет, ни в коем случае. После драки, знаете ли, кулаками не машут. И, переживая развод, надо думать не о том, как мы жили раньше, а о том, как бы нам следовало жить в будущем. Инструкции «как удержать мужа» в этой книге тоже не будет. Развод надо пережить, а не превращать его в битву за собственность. Поскольку, как показывает практика, ни к чему хорошему подобные «справедливые войны» не приводят. В общем, ни о каких манипуляциях над человеческим сознанием здесь тоже речи не идет. И конечно, я не могу, да и не имею права советовать человеку, как ему поступить, то есть какое принять решение – пытаться сохранить брак или не делать этого, выгонять мужа, который живет на две семьи, или не делать этого, ждать блудного супруга, который «улетел, но обещал вернуться», или не делать этого. Подобные рекомендации – не в моей компетенции. О чем же тогда эта книга? Я рассказываю в ней о чувствах и реакциях женщины, оказавшейся в состоянии острого и тяжелейшего стресса. Рассказываю о том, что происходит у нее в душе, как она справляется с этой трагедией, переживает эту травму. И не просто рассказываю, а иллюстрирую действиями, поступками, которые совершает женщина, находясь в этом состоянии. Мне важно показать, что в ситуации развода женщина ведет себя так, а не иначе, не по собственной воле. В этом есть мистика объективной психологии – знать о происходящих наяву «чудесах», их природе и свойствах. Кроме того, я расскажу, что стоит за поведением мужчины, который покидает семью. Попытаюсь объяснить природу его реакций и поступков. И конечно, не смогу не упомянуть о том, в какой ситуации оказываются дети, которым суждено наблюдать гибель этого «Титаника» – родительской семьи – собственными глазами. В общем-то, конечно, бояться за них не надо, они спасутся – вероятность близка к ста процентам. Но вопрос в другом – как развод родителей отразится на их психологии и собственной, будущей, предстоящей семейной жизни? Сядут ли они потом – и как сядут – на другой, уже свой собственный семейный корабль? В общем, это книга о том, что происходит в ситуации развода. Я постараюсь быть максимально беспристрастным и не давать оценок. Я также очень прошу читателя не принимать ни одно из моих слов буквально, то есть как руководство к действию. Каждый человек, оказавшийся в подобной ситуации, должен руководствоваться собственными чувствами, интересами, желаниями. Врач не может советовать. Нет. Но я точно знаю, что, если женщина понимает, что с ней происходит, окажись она в такой ситуации, если мужчина понимает, что происходит с женщиной, которой он объявил о разводе, они скорее смогут пройти через это несчастье и найти новые точки соприкосновения. Жизнь не заканчивается на разводе, но необходимо, просто жизненно необходимо, чтобы она быстро вернулась, началась сызнова после этой травмы. И очень важно, чтобы она – эта новая жизнь – была другой, чтобы она была лучше. Есть, впрочем, у этой книги и еще одна цель. Развод позволяет сделать очень важные, серьезные выводы – как в отношении нас самих, так и нашего будущего. И пора уже наконец понять и признать: ситуация развода – не стыдная, не зазорная, не унизительная. А мы так думаем! Может, не понимаем этого, не отдаем себе в этом отчета, но мы действительно так думаем о разводе. И от этого все становится только хуже, намного хуже – психологически. Нет, развод – это не стыдно, неправда. Просто очень – очень тяжело. Разводящиеся несут на своих плечах страшное бремя вины, не всегда отдавая себе в этом отчет, но это почти всегда так. Зачастую винят себя, но, как правило, не за то, за что, может быть, следовало. Вину бывшие муж и жена должны, мне кажется, испытывать друг перед другом – ведь они не смогли сделать друг друга счастливыми. Это и вправду – грех. Но так получается, что вину, чувство стыда бывшие супруги испытывают перед окружающими (родственниками, друзьями, коллегами) – что они подумают, что скажут, как будут реагировать? Но ведь это, право, совершенно не их – окружающих – дело. Пара переживает трагедию, это их трагедия, их боль и их вина друг перед другом. Об этой трагедии я и хочу рассказать – честно, без обиняков. Быть может, где-то этот рассказ будет не слишком приятен. Но правда в том, что никакая трагедия, если смотреть на нее изнутри, к сожалению, не бывает красивой. Только в книгах. А перед нами – жизнь. Предисловие Пригласили меня как-то «в качестве эксперта» на одно известное ток – шоу… Признаться, я это дело не очень люблю – приходишь, выслушиваешь правдоподобные, но не настоящие истории, и нужно как-то их комментировать. А как комментировать, если герой программы рассказывал не то, что было на самом деле, а «официальную версию»? И это в лучшем случае – бывает, что и вовсе выдуманную историю выдает за настоящую. – Я его очень любила, очень – очень! – говорит, чуть не плача, героиня такого типичного ток – шоу. – Конечно, у нас не все было гладко, но ведь это в любых семьях. И я же его любила! А он взял и ушел к молодой. Для «драматизма» участники программы должны разделиться на два лагеря и затем спорить по теме программы с пеной у рта. Поэтому тут же появляется рояль в кустах, который начинает рассказывать, что развод – это благо. И вообще, вот он (она) развелся (развелась), и это было хорошо. Ну и так далее. Пена. К финалу программы ведущий (или ведущая) поворачивается к центральному студийному дивану и, делая вид, что ему это бесконечно интересно, искрометно вопрошает: – Что вы на это скажете, товарищ эксперт? – Э – э-э… – слово берет ошарашенный «эксперт», лишенный в этом гвалте саморекламы какой-либо способности соображать. Ведущий тем временем зевает (он сейчас не в кадре), глаза героини становятся холодными, сухими и напряженно – агрессивными. – Я думаю, что… Я думаю, что вам, дорогая наша героиня, очень повезло. Потому что он, видимо, такой человек… Непорядочный. Как говорится, «если невеста (жених) уходит к другому (или другой), еще неизвестно, кому повезло». И поэтому хорошо, что он от вас ушел. У вас теперь начнется новая жизнь. – Но почему же это все-таки происходит? – ведущий ток – шоу театрально поднимает брови (надо как-то разнообразить историю, а то эфирное время еще не вышло, а эксперт уже в кусты, оставшиеся после рояля незанятыми, прячется). – Господин эксперт, но его же любили! Может быть, женщине не надо так страстно любить мужчину? – Ну, понимаете… – эксперту надо что-то говорить, но что на это ответишь? – Важно, чтобы женщина не потеряла себя, когда она оказалась в такой ситуации. Да, возможно, ей не нужно было так показывать любовь. Но и не показывать ее было нельзя. Тут надо искать золотую середину. – То есть пусть мужчина сомневается в том, любят его или нет, и тогда он не уйдет к другой? Я вас правильно понял? – победоносно резюмирует ведущий. – Да, иногда это так. Он будет пытаться завоевать это чувство, – пожимает плечами эксперт. – Но вот еще женщина сказала, что ее муж ушел к молодой любовнице… – И об этом мы поговорим в нашей следующей программе! – восклицает ведущий, слушая свое «ухо» (в ухе у него находится специальное устройство, через которое ему дают разные команды, а сейчас сказали, что время вышло). – Спасибо за то, что вы были с нами! Дальше мы крупным планом видим натужно улыбающееся лицо ведущего, а он в этот момент на своем экране видит суфлер, по которому бегут строчки текста, написанного его редактором: – Развод – тяжелое испытание. К сожалению, мужчины не ценят чувств женщины. Но важно, чтобы женщины научились ценить и любить себя. Если вы себя любите, то сможете сделать себя счастливой! Вы смотрели… Смотрите нас каждый день с понедельника по пятницу… Завтра мы обсуждаем, почему толстякам не помогают диеты! Не пропустите! Пока – пока! Титры. В общем, когда оказываешься в роли «эксперта» на такой программе, чувствуешь себя, прямо скажем, умственно отсталым – все вроде бы «понятно объяснили», а вот в ответ тебе сказать нечего. А главное – всем все равно, что ты скажешь. Героиня пришла просто потому, что ее уговорили. Известные деятели эстрады и шоу – бизнеса, приглашенные в качестве гостей, занимаются саморекламой. Для ведущего это вообще работа: вчера были «непослушные дети», сегодня – «развод», завтра – «ожирение и диеты», послезавтра – «когда мы были молодыми и чушь прекрасную несли». Но я отвлекся. Сейчас хотел рассказать о конкретном случае. Оказываюсь я вот на таком ток – шоу, которое как раз посвящено «разводам». У меня роль «эксперта», так что я выхожу в самом конце. А пока меня не объявили, стою за декорацией и смотрю на маленьком мониторе, что происходит в студии. Молодой человек – актер, известный, правда, как телеведущий – рассказывает о том, как он решил уйти от своей девушки, с которой они в гражданском браке прожили пару лет. Он влюбился в другую женщину и потом мучился – не знал, уходить от своей гражданской жены или нет, как ей сказать об этом и так далее. Очень приятный молодой человек, рассказывает вполне искренне. Впрочем, это и несложно, ведь описываемая история случилась несколько лет назад и все стороны конфликта уже давно примирились (только что в гости друг к другу не ходят семьями). И прежняя, и нынешняя гражданские жены сидят здесь же, в зале. Все у них нормально. По сценарию программы им дадут слово и они должны будут вспомнить – «как это было». Герой отчитался. Ведущие его слегка попытали. – Как же вы решились? – Ну вот, понимаете, любовь. Я знал, что нехорошо. Но понимал, что будущего с прежней женой у нас нет… Объявляют следующих гостей – певица, которая когда-то, лет десять назад, пережила развод, и писатель (он тоже телеведущий по совместительству) с женой. В гримерке эта певица рассказывала о том, что ей на всех мужиков теперь наплевать, потому что она открыла свой магазин (то ли обувной, то ли ювелирный), и теперь каждый месяц приходит туда за прибылью. Финансовый вопрос решен, так что на мужиков наплевать. Если они…, то и… с ними. Все равно будут изменять, потому что у них одно на уме. «Еще же я иногда и концерты даю», – между делом замечает она. Писатель в той же гримерке сначала громогласно обсуждал по телефону финансовую сторону какого-то своего нового проекта и говорил что-то про то, как он опозорит Ксюшу Собчак или, может быть, дочь Немцова (тут я точно не помню, могу напутать). Потом редактор слезно просила его что-нибудь рассказать в студии про свою личную жизнь. Но тот, имея в анамнезе то ли три, то ли четыре развода, отказался категорически. Он вообще пришел, потому что кому-то «сделал одолжение», а о своей жизни рассказывать – «Что я, буду грязным бельем трясти?!» Его милая тихая жена за все время не проронила ни слова. Сейчас они уже в студии. Певица рассказывает о том, что жить надо по любви. Если тебя любят – то и слава богу, а не любят – то и пошел он на все четыре стороны. Вот у нее теперь есть любимый человек, и все хорошо. (Про магазин почему-то рассказывать не стала.) На вопрос, касавшийся ее переживаний, связанных с разводом, отделалась общими словами. «Ушла в отказ! – обреченно констатирует одна из редакторов программы, стоящая со мной рядом за монитором. – Так я и думала! Ну ничего…» Писатель говорит о том, что сердцу не прикажешь и что в измене вообще нет ничего страшного. Вот он, например, человек влюбчивый. Но что с этим поделать?.. Ведущий выводит его на разговор о последнем разводе, ведь так он женился в очередной раз. Жена тут. Почему не поговорить? Писатель шутит, рассказывает какие-то не относящиеся к делу подробности. Потом спрашивают его жену, тоже, как выяснилось, писательницу: «Как вам тогда в роли разлучницы?» Она с трудом произносит несколько фраз. Уход на рекламу. Программа идет в записи, так что эта пауза не особенно нормирована по времени. Жена писателя плачет. Ее чудовищно жалко. Он в свойственной ему ироничной манере ее успокаивает. Приход с рекламы. Начинаются какие-то веселые истории про развод. Все хохочут, смеются. Ведущие встают и подходят к заграждению, разделяющему зал и авансцену. Беседа с залом. О чем именно говорил «зал», я не помню, потому что, как и положено «залу» в таких программах, он должен озвучить набор коротеньких банальностей. А как запомнить банальности? При всем желании – не получится. В общем, что-то «потрещали» про развод. Реплики, как всегда в таких случаях, заготовлены: с «залом» предварительно беседуют редакторы и выясняют, кто и что может сказать, потом отобранным претендентам ведущие и зададут свои вопросы. А публика в зале – народ подготовленный, им не привыкать к такой постановке. Это целая каста людей, которые ходят из программы в программу, чем зарабатывают себе на жизнь. Плюс еще, как правило, несколько непрофессионалов – зевак, которым хочется посмотреть, как делается телевидение. В общем, создать массовость для телевидения – не проблема, а наличие зала, как заверяют продюсеры, повышает рейтинг программы. Мой выход. Меня представляют. Я тем временем поднимаюсь вверх по металлической лестнице декорации, чтобы затем, уже под прицелами телекамер, «эффектно» спуститься вниз, будто бы откуда-то со второго этажа. – Ну, что нам скажет самый популярный психотерапевт страны? – спрашивает меня ведущий. – В смысле? О чем? Ведущий слегка теряется, он, видимо, думал, что со мной мои реплики обговорили. Но со мной никто ничего не обговаривал – то ли не решились, то ли понадеялись, что я и так отвечу – все-таки «профессионал», сам «из телевизора». – Ну вот у нас тут главный герой, чем вы можете ему помочь? – чуть раздраженно спрашивает ведущий. – А он ведь и не говорит, что ему нужна помощь, – отвечаю я. – И вообще, чтобы комментировать такую ситуацию, надо знать психологические обстоятельства дела, а для этого недостаточно поговорить – вот так, в общем, «за жизнь». Это должна быть беседа психолога и человека, который обратился к нему за помощью… – Ну так вы и проведите сейчас такую беседу! – прерывает меня ведущий. – Нет, сейчас я не могу ее провести, – улыбаюсь я. – Это же зоосад какой-то получится. Во – первых, N (сохраним имя героя программы в тайне) сам должен обратиться ко мне с вопросом. А то получается, что я навязываюсь ему со своей помощью. Это было бы как минимум странно. Во – вторых, для него эта ситуация сейчас уже не актуальна. Если у него и есть какие-то проблемы, то они в настоящем и вряд ли касаются того давнишнего развода. Ведь так? – я обращаюсь к герою, он в ответ только улыбается и слегка кивает головой. – Наконец, в – третьих, N должен быть готов говорить о своей личной жизни в присутствии такого количества людей, понимая, что это покажут по телевизору. Не думаю, что его воодушевляет такая перспектива. – Ну хорошо, – недовольно говорит ведущий. – А вы сами женаты, да? – Женат. – И не разводились? – Нет, не разводился. – А сколько вам лет, простите? – Тридцать один. Ведущий необыкновенно приободряется и нападает: – Но как вы можете советовать людям, как переживать развод, если вы сами никогда этого не переживали и вам всего тридцать? – То, что я не разводился, наверное, неплохой знак, – замечаю я. – А вопрос вы задаете мне странный. Для того чтобы проводить аортокоронарное шунтирование, врач тоже должен испытать эту операцию на себе? Нет, наверное. – Но это другое дело! – эмоционально протестует ведущий. – Нет, это не другое дело, – возражаю я. – Большая беда, если врач, оказывая вам медицинскую помощь, опирается в такой ситуации не на свои профессиональные знания, а на свой «житейский опыт». Врач – это человек, от которого мы ждем не жизненного опыта, а профессионализма. А профессионализм – это знания и опыт работы с определенной группой больных. Это наука. – И что говорит ваша наука по поводу разводов? – возмущенно спрашивает ведущий. Кажется, я уже совершенно вывел его из себя своей несговорчивостью. В ответ я рассказываю данные статистики. Рассказываю, что около 80 % мужчин изменяют своим женам. Что 60 % мужчин, покинувших семью, в нее возвращаются. Оговариваюсь, что данные эти условные, поскольку точных замеров тут, понятное дело, произвести нельзя. – Вряд ли у меня есть возможность прочитать сейчас лекцию по этому вопросу, – говорю я. – Но мне кажется, что сама постановка проблемы в этой программе не совсем корректна. – Что же не так с нашей программой?.. Кажется, ведущий просто ошалел от моей наглости. – Развод – это травма, – говорю я. – И мы, вместо того чтобы говорить о том, как избежать развода, как помочь людям сохранить отношения, несмотря на те трудности, с которыми они сталкиваются, весело и задорно рассказываем им о том, какое это чудесное дело – развод. И тем самым мы как бы говорим: «Знаете, товарищи, развод – это нормально. Разводитесь сколько вам заблагорассудится! Развлекайтесь!» В результате люди не дорожат отношениями, не дорожат браком, ведь развод – это так… ерунда, увеселение. А поэтому у нас и получается, что в России, по статистике, количество разводов равняется количеству вновь заключаемых браков. А развод – это травма. И я думаю, что в любой цивилизованной стране такая программа с «веселыми историями» про измену, развод, с хиханьками – хаханьками была бы невозможна. Потому что в этом слове слишком много боли. – Вы хотите сказать, что мы не цивилизованная страна?! – грозно спрашивает меня ведущий ток – шоу, полагая, видимо, что я сразу стушуюсь, поняв, что как-то даже обозвал родину. Бог мой, прямо надругался над нею! – В смысле отношения к человеку – нет, не цивилизованная, – отвечаю я. – Я несколько лет работал на кризисном отделении Клиники неврозов имени Павлова. Это единственное стационарное отделение в Санкт – Петербурге, куда люди обращаются в случаях тяжелого психологического кризиса. Кто-то только – только похоронил родного человека – мужа, ребенка. Кто-то пережил жестокое насилие – сексуальное или во время ограбления. Госпитализировались и те, кто пытался покончить жизнь самоубийством, а к нам попал уже после выписки из Института скорой помощи. Но почти половина пациентов кризисного отделения, точнее – пациенток, оказалась у нас по причине… развода. Вот об этом, мне кажется, и нужно говорить, причем серьезно. Вот такая история. Разумеется, никакого путного диалога на этом ток – шоу так и не получилось, впрочем, и грех было на это рассчитывать. Именно поэтому, пока была возможность, я и делал собственную программу, где говорил о проблемах как они есть – по – настоящему. Не для того, чтобы развлечь зрителя и занять его время, а для того, чтобы как-то помочь. На первый взгляд – ну что там этот развод? Велика беда! Пожили люди вместе несколько лет, пожили. Потом разонравилось им – не сошлись характерами, интересы изменились или просто устали они друг от друга, вот и развелись. В общем, никакой проблемы, дело житейское. Что ж мучить-то себя и товарища по несчастью? Конечно, лучше расстаться. Признаться себе в совершенной ошибке, разойтись и начать жизнь заново. Неплохой план. Но все это только на первый взгляд. Причем лишь в том случае, если сам никогда ничего подобного в своей жизни не переживал и не испытывал… В действительности развод – это тяжелейшая травма. Это – ад. Возможно, бывают и другие разводы, которые душу не затрагивают, что-то вроде приятного путешествия. Но я, то ли в силу профессии, то ли по каким другим причинам, таких разводов в настоящих семьях не видел. И случается это несчастье часто даже, как говорят в таких случаях, «на фоне полного благополучия». Поэтому знать, что такое развод на самом деле и как через него пройти, не погибнув, не потеряв себя и не сломавшись, – важно. Вот, собственно, поэтому я и написал книгу «Как пережить развод?» Существует «классическая схема» развода, которую я и собираюсь здесь изложить. Не юридическая, конечно, а психологическая. Все мы разные – безусловно, но при абсолютной индивидуальности внешней стороны дела внутренняя сторона, то есть психологические переживания и реакции участников драмы, как правило, одни и те же. И то, что происходит с человеком, переживающим развод, то, что происходит с женщиной, которую муж поставил перед этим фактом, знать важно. Почему? Во – первых, потому что появляется перспектива – то есть понятно, что в какой последовательности будет с тобой происходить. Во – вторых, очевидно, что, раз доктор об этом знает, то, верно, это случается со многими, а если со многими, то и не так страшно. В – третьих, каждый из этапов этих внутренних трансформаций можно прожить по – разному – с большим или меньшим количеством «побочных эффектов», с большим или меньшим количеством наломанных дров. Наша задача, насколько я понимаю, лес пожалеть, необходимые внутренние трансформации пройти быстрее, а благодаря этому вернуться к нормальной жизни, в которой есть перспективы и надежды на будущее. Впрочем, изучением этапов «классической схемы» мы не ограничимся. В каждой главе этой книги есть одна большая история. Это стенограммы моих бесед с женщинами, переживающими развод. Сразу оговорюсь, что беседы эти проходили не с глазу на глаз, а в присутствии психотерапевтической группы – группы женщин, которые так же, как и каждая из моих героинь, переживали ситуацию развода. В моем кабинете групповой терапии было одно «красное кресло» (все серые да коричневые, а одно – красное), его попеременно и занимали женщины, чтобы рассказать мне о себе, о своей жизни, о своем разводе. Семь женщин, семь настоящих историй о разводе, семь разводов – вот и вся книга. Я изменил имена моих героинь и некоторые – «узнаваемые» – детали историй. В остальном – все как есть. Можно было бы, наверное, обойтись и без этих историй, но тогда многое, о чем я рассказываю, показалось бы странным и даже невероятным. А так… Так все вживую. Мужских историй развода в этой книге, тоже предупреждаю, не представлено. Во – первых, потому что это именно мужчины, как правило, являются инициаторами развода, а поэтому и взгляд их на эти вещи принципиально иной. А во – вторых, если они и обращаются за помощью к психотерапевту, то чаще всего с той же самой просьбой: «Помогите моей жене. Я ушел от нее, а она сходит с ума». Развод – тяжелейшая травма. Его нужно уметь пережить. Я попытаюсь объяснить – как. Глава первая Гром среди ясного неба или – почему вдруг жизнь закончилась? Те счастливцы и счастливицы, которые никогда в жизни не переживали развода, скорее всего, думают, что случается это примерно так… Живут двое, отношения их год от года, месяц от месяца, а в конце концов и день ото дня становятся все хуже и хуже. Тема развода поднимается все чаще и чаще. Оба устали, оба измучены. «Ну, кажется, пора разводиться», – говорит один. «Да, пора», – говорит другой. Дальше по порядку – заявление, загс, суд, развод, загс, дележ имущества, новая жизнь. Иллюзия. Такого не бывает. Как правило, известие о разводе – это чистой воды «гром среди ясного неба», причем случается, что и для обоих супругов. Как говорится, «и ничто не предвещало беды»… Нет, конечно, отношения были не ах. Нет, выясняли эти отношения часто, если не сказать – постоянно. Нет, даже думали о разводе – и он, и она. Говорили. Все так. Но это все равно происходит – «вдруг», «как гром среди ясного неба», «нежданно – негаданно». Чаще всего эпопея начинается с обнаружения факта измены. Существует несколько вариантов. Иногда жена узнает об изменах мужа окольным путем – «добрые люди рассказали». Такое бывает, но нечасто, поскольку не так уж много желающих быть одновременно и гонцом с дурной вестью, и нажить себе кровного врага. Куда удобнее сделать вид, что ты не в курсе – «моя хата с краю, ничего не знаю», «разбирайтесь, ребята, уж как-нибудь сами, у нас у самих проблем невпроворот». Второй вариант: когда муж сам рассказывает жене о своих изменах, что называется, по собственному почину. Случается это еще реже, поскольку… В общем, если он рассказывает, то он или в аффекте (то ли в гневе, то ли действительно влюбился, хоть святых выноси), или знает, что кто-то третий в курсе его измен и непременно «донесет». Или, редкость, конечно, но уже все для себя решил и менять своего решения не собирается – ухожу, прости, до свидания. Решение о разводе – дело для мужчины непростое. Поэтому он и тянет с соответствующим объявлением, тянет до последнего. Там уже и ребенок родился, и отдельный счет в банке есть, и даже квартира, а тянет. Особенно мужчине тяжело решиться на развод, если ситуация в семье или ровная, или приобрела характерные черты холодной войны – мир призрачен, но и привязаться вроде бы не к чему, повода нет. Вот он и живет на две семьи, в каждой из которых действует как двойной агент по особой легенде. Как бы там ни было, но чаще всего женщина сама натыкается на какие-то факты, находит улики и дальше вызывает на разговор или проводит детективное расследование (мне случалось наблюдать случаи, когда и в самом деле частных детективов нанимает). Проверяет телефоны и записные книжки – кто звонил, когда звонил, сама перезванивает и уточняет. Инспектирует электронную почту, если таковая имеется. Пытает общих знакомых, которые могут быть в курсе. Наконец, просто выслеживает. В общем, женщина, заподозрив неладное, так или иначе допытывается. Правда, иногда и не торопится со своим дознанием. Срабатывает какой-то подсознательный страх – а что, если правда, а что, если и в самом деле? И не видит. Муж с работы задерживается, не ночует даже, выходные с какими-то «друзьями» проводит, в отпуск один ездит, секса уже полгода нет. А она игнорирует – ничего не вижу, ничего не слышу… Странно, конечно, но понять можно. Страшно. Да и что делать?.. Иногда, впрочем, и вовсе казусные истории происходят. Жена, глядя на слегка странноватое поведение мужа, с юморком так его спрашивает: «У тебя что, баба есть?» Причем подтекст такой: да кому ты нужен, тюлень? А тот так ей спокойно: «Есть. И чё?» Это как раз тот случай, когда об измене и предстоящем разводе оба узнают внезапно. Она – потому что и думать не думала, он – потому что вот так вдруг решил, терпение лопнуло, и привет. Короче говоря, есть варианты, но суть мизансцены – с обнаружением, заявлением, дознанием и т. п., как правило, одна на всех: все вроде бы ничего, а тут на тебе – бац! Очень хочу, чтобы все это для себя отметили – разводу в большинстве случаев предшествует иллюзия, что «все хорошо», ну или, на крайний случай, «сносно». Период мнимого благополучия. Знаете, как агония перед смертью – ужас – ужас, потом вдруг раз – просветление. И смерть. Откуда берется это мнимое благополучие? Ну давайте рассуждать здраво. Вот был брак, были отношения. Но стали они ухудшаться, брак затрещал по швам. И мужчина думает: «А ну его! Наплевать!» Так появляется другая женщина. Сначала, может, одна. Потом – другая. А под конец – любовь. В результате же мужчина испытывает смешанные чувства. С одной стороны, он чувствует себя виноватым, и оттого в браке все становится лучше и краше – спокойнее, меньше конфликтов. Ему бы теперь из дома слинять, и нормалек. С другой стороны, он нашел для себя отдушину и ему действительно дела семейные стали, что называется, до лампочки. Что там жена кипятится? А – а, какая разница! Командует, истерит? Пожалуйста! Только рогами дверные косяки не поцарапай, ладно? И наступает период мнимого благополучия. На стороне – роман, любовь, новые чувства, новые отношения и, кстати сказать, свобода. Ведь для той женщины он женат, так что претензий ему особых выставлять нельзя. Идиллия! А дома?.. В делах семейных ему теперь все проще дается: меньше эмоциональная вовлеченность – меньше нервов. Да и жена довольна. Порядки свои навела, все нормально – муж есть, в целом вменяем и покладист, если и раздражается – то вяло, выдержать можно. Так что самое время жить. Развод – не случайность. Он является закономерным исходом долгих и непростых отношений между двумя людьми. И выяснять в этот момент, кто прав, а кто виноват, – дело абсурдное и лишенное всякого смысла. Если картошка как следует проросла, она уже несъедобна. И это прежде надо было думать о том, как сохранить брак, как сохранить отношения, как быть счастливыми вместе. Картошка, хранящаяся в чулане, может и не прорасти, но для этого необходимо создать соответствующие условия – температуру, влажность, освещенность. Если же это случилось… сделанные выводы полезны для будущих, но не для нынешних отношений. Есть шанс, что полученные знания позволят сохранить следующий урожай. Следующий… Тут, кстати сказать, особенный парадокс… Частенько женщина, даже сомневаясь в своем благоверном, почему-то искренне уверена, что он от нее никуда не денется. Ну, или потому что не способен (порядочный потому что, или потому что слабый, или просто – «в связи с чем?!», «какого черта?!»). В других случаях еще проще – «да кто на него позарится?», «да кому он нужен?» и так далее. Есть в женщине эти сомнения и есть эта уверенность (может, даже от страха, что эти сомнения и опасения материализуются). Парадокс. Как сказала одна пациентка, «до последнего дня за ручку ходили». В общем, беда нечаянно нагрянет, когда ее совсем не ждешь… Почему я этот момент акцентирую? Это чтобы мы прямо сейчас, с самого начала нашего разговора, четко для себя уяснили, что наши собственные представления о нашей собственной личной жизни, как правило, безнадежно далеки от реальности. «Внезапность» развода – лучшее тому подтверждение. На самом деле развод – настолько серьезная штука (и для мужчины в том числе!), что «внезапным» он не может быть в принципе, по определению. Но поскольку это зачастую именно так и случается, так и воспринимается, то выводы надо делать соответствующие: «Были в иллюзии. Были в заблуждении». Итак, известие… Гром среди ясного неба. К другой или как?. Возможно, кого-то смутило, что речь вроде бы идет о разводе, а я говорю – «измена». Разумеется, измена и развод – это явления разного порядка. Но правда в том, что мужчина редко уходит «в никуда». Если инициатор развода женщина – бывает по – разному. Бывает, что у нее действительно появился возлюбленный и она оставляет мужа, потому что предпочла ему другого мужчину. Но она может уйти и просто из-за того, что в браке оставаться больше нельзя – алкоголь, наркотики, постоянные измены, унижение, физическое насилие. Поскольку же создать для мужчины настолько невыносимые условия жизни сложно, то и уходят они по большей части не от страданий, а к другой женщине. Иногда, правда, эта женщина на данный момент еще не сказала ни да ни нет. Но она в принципе существует, и мужчина рассчитывает, что от его предложения руки и сердца она в конечном счете отказываться не будет. «В конце концов, – рассуждает мужчина, – не эта, так другая. Сейчас уйдем к ней, а там видно будет». Разумеется, некоторые мужья пытаются выглядеть благородно в глазах покинутой супруги (иногда – просто боятся) и поэтому говорят, что уходят «от», а не «к». Отчасти, конечно, это так. Потому что если бы в семье мужчину все устраивало, то какой смысл ему уходить?.. Неприятно, наверное, это сознавать – что «у него были причины». Но логика – штука серьезная, а тут она почти железная: если уходит, значит, не все было идеально. Другое дело, что, может быть, женщине и не хотелось ради бывшего мужа как-то особенно сильно стараться. Это другой вопрос. Но тогда, наверное, и сильно жалеть об этом расставании тоже не стоит. С другой стороны, если бы уходить было некуда и не к кому, то он вряд ли бы на такой шаг вообще решился. Поэтому в значительной степени мужчина уходит именно «к». Впрочем, особенно поначалу, то есть в момент объявления о разводе и первые несколько недель после, беглые мужья предпочитают умалчивать о существовании другой женщины. «Ты не думай, я просто ухожу, – говорит он жене. – Устал. Ничего у нас с тобой не получается. Давай останемся друзьями. Ты мне дорога как память». Но вернемся, как говорится, к нашим баранам. Измена и развод – это не синонимы. Но развод, инициированный мужчиной, как правило, обнаруживает еще и факт измены. Для женщины это двойная травма. Мало того, что у нее вся жизнь идет теперь наперекосяк, измена как бы свидетельствует о том, что она – наша героиня – как женщина несостоятельна. О том, что это ерунда и как бороться с этим комплексом, мы скажем чуть позже, а здесь зафиксируем следующее: мужчина уходит, когда ему есть куда уйти, когда его ждут. Впрочем, наличие другой женщины не означает, что мужчина собирается покинуть жену. Многие мужчины обладают достаточно странной, отчасти патриархальной, отчасти идиотической формой восприятия брака. Суть этой формы в следующем: семья – это святое, но мужчина, если у него нет любовниц, не мужчина, поэтому я женат и у меня должны быть любовницы. Есть в этом что-то варварское или, может быть, магометанское. Не знаю. Но истоки, наверное, и не так важны. А вот думать о будущем нужно. И когда женщина только вступает в брак, ей, конечно, имеет смысл выяснить, что ее будущий муж об всем этом думает. Если он такой возможности для себя не исключает или если он относится к подобному явлению спокойно и даже благосклонно (например, оценивая подобным образом соответствующие поступки своих друзей и знакомых), то вряд ли имеет смысл надеяться, что он как-то сильно изменит свое полоролевое мировоззрение в браке. Скорее всего, не изменит, а вот изменять будет. Если, конечно, речь не идет о мужчине, которому уже хорошо за пятьдесят, за спиной у него три – четыре брака, а женится он на юной красавице. Возможно, в этом случае его мировоззренческие установки и не будут иметь серьезных последствий. Соответственно, измена – это, еще раз, не равно развод, хотя, конечно, есть женщины, которые не готовы жить с мужчиной, зная, что тот им изменяет. Поэтому, узнав об измене и особенно убедившись в том, что раскаяние уличенного изменщика липовое, а порочная практика будет продолжена, они – жены – сами инициируют развод. Такое не часто, но случается. И это, конечно, поступок. Но ни призывать к нему, ни отговаривать от него я, разумеется, не буду, потому что подобные «советы» не в рамках моей компетенции. Каждый из нас сам решает – с кем жить и как жить. Свободный выбор. В общем, измена и развод хотя и не связаны друг с другом напрямую, имеют очень жесткие частные взаимосвязи. В данном случае нас интересует то, что у разводящегося мужчины, как правило, есть другая женщина. Так что по этому вопросу даже справляться не стоит. Есть. Девяносто девять процентов. И хуже всего, если никого нет рядом. И ужасно, если кто-то рядом есть. Ужас – если дети. Им нельзя показать. За ними нужно присматривать. Нужно быть сильной. Держаться. Но как?! Хочется одиночества, дико, отчаянно хочется одиночества – забиться в угол, спрятаться. Как наедине с сильной болью – чтобы никто не трогал, не тормошил, не говорил, не тревожил. И тут же, прямо тут же, хочется, чтобы кто-то был рядом. Обязательно. Где-то совсем близко. На расстоянии вытянутой руки. Чтобы можно было протянуть ее и почувствовать – он здесь. Здесь. Нужен кто-то большой, сильный и добрый. Кто-то настоящий. Тот, кто с лаской и заботой защитит от боли и ужаса… Бог. Помолиться?.. Но в ответ тишина. Абсолютная тишина. Один на один со смертью. Да, узнав о том, что муж от нее уходит, женщина переживает что-то наподобие кратковременной смерти. Трудно передать это ощущение словами, но его суть именно такова – смерть. И прежде чем двигаться дальше, я должен объяснить механику этого ощущения. Тем более что она чрезвычайно важна и для всего последующего повествования. В своих книгах, в частности в книге «3 главных открытия психологии. Как управлять собой и своей жизнью», я уже рассказывал о психическом механизме, который был открыт Иваном Петровичем Павловым и назван феноменом «динамического стереотипа». Если по – русски – речь идет о привычке. Недаром говорят: «Привычка – вторая натура». Это чистая правда. Причем мы даже не догадываемся, насколько! Вся наша жизнь – это множество самых разных привычек, начиная от привычки покупать в магазине ржаной хлеб вместо бородинского (или наоборот) и заканчивая привычкой думать о том, как возник мир – по Божественной ли воле, или по космическому закону и дарвинской логике эволюции. Все это привычки, и сформировались они у нас под действием наших внутренних пристрастий и поступающей извне информации, то есть внешних обстоятельств. Как вы хотите, чтобы предметы были расставлены у вас на кухне, – это привычка. Как вы хотите, чтобы одевались ваши дети, – это привычка. Как вы хотите, чтобы вели себя ваш начальник или сотрудники, – это привычка. Если предметы на вашей кухне переставить, вы испытаете дискомфорт. Если ваши дети оденутся вопреки установленным правилам, вы испытаете раздражение. Если ваш начальник или ваши сотрудники что-нибудь отчебучат, вы будете в гневе. Природа этих отрицательных эмоциональных реакций – нарушение привычного порядка жизни. Для нашей подкорки, которая, по принципу эволюционного наследования, досталась нам от братьев меньших, нарушение привычного порядка жизни – синоним катастрофы. «Если жизнь изменилась, следовательно, в ней появились какие-то новые опасности», – так рассуждает наш мозг. И появляется тревога – сила, которая необходима животному, чтобы освоиться в новых, изменившихся условиях существования. Напротив, когда «все возвращается на круги своя», мы испытываем приятные чувства спокойствия и умиротворенности – «ну вот все и обошлось, все по – старому, все наладилось…» Вернувшись в прежнюю, изведанную, исследованную вдоль и поперек реальность, наш инстинкт самосохранения переживает настоящий восторг – каждая тропинка ему тут знакома, каждый кустик проверен, можно ничего не бояться и жить, дыша полной грудью. Привычка как функция психики дана нам от природы. В природе привычки позволяют животным выжить – навыки поиска пищи, охоты, обустройства жилья и так далее, плюс к тому – знание ареала своего обитания, структура отношений в группе животных и так далее. Все это привычки, жизненно необходимые любому зверю. Когда вы первый раз перевозите свою собаку или кошку на дачу, вы можете заметить, как ведет себя ваш питомец – он в стрессе. Он параноидально изучает обстановку, нервничает, переживает. Хозяева частенько говорят в таких случаях: «Прямо с ума сошел! Ошалел от природы!» Но, обустроившись на новом месте, животное будет жить припеваючи. Хотя случится это не сразу, сначала нужно привыкнуть. Итак, что же происходит с человеком, узнавшим о том, что его брак кончился? У него происходит системное нарушение динамического стереотипа. Ведь что такое брак, если не привычка? Причем огромная, объемная, многоплановая. Это прежде всего представление о себе и о своей жизни – «я замужем» (женат), «у меня есть муж (жена), семья, домашний очаг», «у меня налаженный быт и понятные перспективы». Теперь в одночасье все это превратилось в блеф. Во вторую очередь это простейшие бытовые устои. Как организована жизнь у замужней женщины? У нее там все сплошные привычки, начиная от покупок в магазине, которые совершаются на всю семью, и готовки – также на всю семью – и заканчивая семейными торжествами. А теперь все вдруг по – другому. Прежние магазины стали другими, семейный обед превращается в «покормить детей», а в довершение всего – страшные одинокие «семейные праздники». Все – все. Пустая супружеская постель и отсутствие звонков: «Когда ты освобождаешься вечером?», «Ко скольки тебя ждать?» И наконец, третье – что дальше?! Дальше – пустота. Абсолютная, непроглядная, парализующая, зияющая пустота. Ведь будущее, наш способ думать о завтра – это тоже привычка. Когда наша жизнь течет размеренно и спокойно, нам понятно, где мы окажемся завтра – что будет происходить, куда мы пойдем, что кому скажем, что будем делать. Мы не отдаем себе в этом отчета, но наше счастливое и спокойное существование, когда оно именно такое, обеспечено фактом наличия будущего. Разумеется, будущего еще нет, оно всегда в нашем воображении, всегда гипотетическое. Ему только предстоит быть, и каким оно будет на самом деле, никому не известно (лучше всего, наверное, это понимаешь именно в момент развода – собирались жить «долго и счастливо», а не получилось ни того ни другого). Но в нашем сознании будущее всегда наличествует, присутствует «по умолчанию». Да мы и с места бы не могли сдвинуться, если бы не «знали», что будет происходить дальше! В нашей голове всегда есть будущее. Всегда. Но только не сейчас. Вот почему, узнав о разводе, женщина испытывает чувство, словно бы она умерла. Ведь ее будущее рушится, его больше нет. Огромный небоскреб складывается словно карточный домик. Слезы душат. Льются потоками. Она не находит себе места, не знает, куда себя деть. Ей хочется спрятаться, скрыться, исчезнуть. И в ту же секунду хочется куда-то бежать, мчаться – не разбирая ни пути, ни дороги, не зная, не видя, не имея ни малейшего представления о цели. Просто бежать. Развод – это настоящая смерть, но не человека и даже не отношений, а «части мозга». Той его части, где хранятся привычки, так или иначе связанные с супругом, теперь уже бывшим… Нервные импульсы, отвечающие за наши действия, мысли, чувства, бегут по прежним, проторенным путям внутри электрической сети мозга и вдруг наталкиваются на непреодолимое препятствие – отсутствие системообразующего элемента. Возьмите деревяшку, вбейте в нее гвоздь, а по кругу – еще с десяток – другой маленьких гвоздиков. Теперь возьмите нитки и наматывайте их на эту конструкцию так, чтобы ваша нитка всякий раз делала виток вокруг центрального гвоздя. А после – выньте центральный гвоздь. Все нитки, до сих пор натянутые, вмиг обвиснут. Все! И в каком-то смысле это действительно смерть. Смерть данной конструкции, такой конфигурации электрической системы мозга. Сам мозг, разумеется, не умер, просто «запись» на нем, как на размагнитившейся пленке, пришла в абсолютную негодность. Еще будет возможность его перезаписать – то есть начать новую, другую жизнь, которая, возможно, будет куда лучше прежней. Но сейчас женщина этого не видит. И ей страшно. Очень. Но надо понять: потеряна только запись, пленка осталась цела и на нее еще можно будет записать хорошую музыку. Очень хорошую. Раньше в ее голове были – и «завтра», и «послезавтра», и «на следующей неделе», и «на будущий год», и даже «через пять лет». Но сейчас в ней нет даже «через пять минут». Женщина пытается подумать о том, о другом, о третьем, но, как в страшном сне, все двери оказываются закрыты. И этот ужасный механический электронный голос: «Нет доступа! Нет доступа! Отказано в доступе!» Тупик. «Как такое могло произойти?» «Что будет дальше?» «Как жить?» Вопросы словно вбиваются в голову как гвозди. И главное – на них нет и не может быть никакого ответа. Потому что завтра умерло. Завтра нет. «Как он мог?..» «С кем?..» «Почему?..» Эти мысли тонут в потоке подступающего, выглядывающего из тьмы ночи ужаса. Они теряются в пульсирующей боли вопроса: «Как жить?! Как жить?!» Глаз автоматически ищет торчащие из потолка крюки, выхватывает нависающие балки, через которые можно перебросить веревку, карнизы. Пугающе притягивающими становятся острые предметы – кухонные ножи, лезвия, стекла. Само собой вспоминается, что где-то в чулане, в шкафу хранятся какие-то старые бабушкины или мамины лекарства. Неопределенность, катастрофическое отсутствие будущего настолько пугают, что смерть – эта самая ужасная из вещей – кажется блаженной, кажется избавлением, единственным и счастливым выходом. Все кончилось. Смерть. Но, к счастью, в какой-то миг что-то в голове перещелкивает. Парализованный до сего момента, забившийся в угол инстинкт самосохранения, сдавший, казалось, уже все рубежи обороны, вдруг поднимает голову. «Стоп! Этого не может быть! Это какой-то бред! Надо что-то делать! Надо что-то делать!» Обыск – прилично или нет? Читать чужие письма нехорошо. То, что это именно так, мы знаем с самого раннего детства. Мы ведь еще и буквы-то толком не выучили, а нас уже предупредили – не читай, не заглядывай, не трогай! Помните – «Это же стол учителя! Как ты посмел?!»… Кто-то, впрочем, скажет, что по большому счету это условность. Соглашусь. То детское «нельзя» – условность, потому что в нем не было еще понимания сущности этого великого преступления. Именно преступления – нарушение священных и суверенных границ чужой личной жизни, пусть даже и жены, мужа. Поэтому детское «нельзя» – условность, а жизнь взрослого человека и его отношения с другим человеком – это не условность, и здесь внутренняя деликатность, ощущение значения и роли этих границ – непреложное правило. В общем, речь не о формальностях. Проблема в том, что «чужие глаза» в нашем внутреннем мире в лучшем случае ничего не поймут, в худшем – все извратят и перепутают. Они – эти чужие глаза, о которых идет речь, – не способны учесть того нашего внешнего и внутреннего положения, которое, собственно, и предопределяет наши поступки, решения и оценки. Если я поступаю так-то и так-то, то лишь потому, что действую под давлением весьма специфических, моих личных внешних и внутренних обстоятельств. Причем даже внешние, кажущиеся «объективной данностью», они ведь тоже личные, это не описка, они для всех разные. Объяснить же, почему для меня вот «это», например, существенное внешнее обстоятельство, а вот «то» – нет, другому не объяснишь никогда. Потому что оно становится таким, субъективно – значимым, лишь благодаря моим внутренним обстоятельствам, а их – мои внутренние обстоятельства – другой даже если поймет, то есть – примет к сведению, то не сможет прочувствовать. В общем, миры, в которых живет каждый из нас, – индивидуальны. Очень. По – настоящему. А поэтому выдергивать из них факты, а потом пытаться их анализировать, сличать, оценивать – значит совершать акт вандализма и самой настоящей агрессии. И никакого «честного судейства» в такой ситуации оценки «моих обстоятельств», а в конечном счете – моих действий и поступков – нет и быть не может. Короче говоря, вторгаться в чужую, сугубо личную жизнь неправильно. Просто неправильно, и все. Очень надеюсь, что найдутся немногие, кто будет с этим спорить. Но развод… Знаете, когда он в острой фазе, это как война. Кто там раздумывает о международных конвенциях и всяческих резолюциях?.. Женщине, да и мужчине, окажись он в такой ситуации, как-то и в голову особенно не придет, что вторгаться в чужую жизнь, пусть она и твоего собственного супруга, некрасиво. Многие потом будут этого стесняться… Но сейчас не до этого. Может, что-то там и стесняется глубоко внутри, но руки – делают. Читаются письма, просматриваются телефоны, обманом достаются распечатки звонков, проводится обыск и так далее. Конечно, это неправильно, не слишком красиво и все такое. Но человек, находящийся в подобной ситуации, – не будем забывать об этом – чувствует, что умирает, что вот – вот погибнет. Фактически! Так можно ли осуждать его за это?.. Не думаю. Я пишу об этом так подробно, потому что знаю, что для многих людей, переживавших нечто подобное, данный «факт биографии» является болезненным, неким никому более не известным «черным пятном» личного характера. Возможно, если я скажу, что в подобных обстоятельствах этим грешат почти все, это облегчит жизнь многим. Нет, я не ищу извинений, не придумываю оправданий, просто иногда в жизни все не так, как должно быть, и уж тем более не так, как хотелось бы. И ситуация развода – такой случай. Женщина потеряла чувство опоры, почва буквально уходит у нее из-под ног, вся ее жизнь рушится, она оказывается в ситуации, когда у нее «нет будущего», «нет» – в том смысле, что она физически не способна его себе представить. Разумеется, ей сейчас более всего на свете нужна определенность – где, с кем, как долго, насколько серьезно? Ей нужны ответы на эти вопросы, она, с одной стороны, цепляется за ускользающую надежду, что это у него, мол, блажь, ерунда, временное мозговое помешательство. Но мужчины редко сообщают о своем желании расторгнуть брак в таких случаях… С другой стороны, она сама, возможно того не понимая, мечтает узнать, что там все настолько серьезно, что бороться больше не с кем и не за что, что все кончено. Она вряд ли отдает себе в этом отчет… Но знать, что конец, – это тоже выход, тоже спасение. Смерть – это не пустота даже, а абсолютная неопределенность. И ад – это не ужасный конец, а нескончаемый ужас. Поэтому когда знаешь, что все, то многое становится понятно – надо закрыть вопрос и как-то жить дальше. По крайней мере понятно, чего не надо делать – тянуть мужа обратно. Это уже хоть что-то… Разумеется, ни той ни другой альтернативе подобная информация, полученная из «закрытых источников», определенности не добавит, а вот масла в огонь подольет. Равно как и встречи с общими друзьями, знакомыми, со знакомыми знакомых – короче говоря, со «свидетелями». Женщине важно получить определенность, и она готова пытать тех, кто может быть в курсе. Конечно, узнав, что «они знали», она обвинит их в предательстве, но в этом сейчас ее цель – понять, как дела обстоят на самом деле. Кому-то покажется это странным, но к «горячему сердцу» женщины, переживающей развод, прилагается еще и удивительно «холодный», здравый ум. Ничего странного, впрочем, в этом нет – она борется за выживание! И хотя эмоции хлещут через край, и хотя слезы льются в три ручья, и хотя зубы скрежещут так, что вот – вот треснут и поломаются, у нее есть холодное, в каком-то смысле даже жесткое рассуждение внутри головы. В женщине, на великое счастье, глубоко укоренен инстинкт сбережения жизни, и сейчас она хватается за свою жизнь – всеми силами, всеми фибрами своего существа. Сейчас я вспоминаю одну из своих пациенток, которая рассказывала мне реальную, но почти неправдоподобную историю. Узнав о том, что муж ей изменяет, она, будучи в состоянии полного шока, в панике – буквально ни жива ни мертва, спокойно собралась, накрасилась, пошла к той женщине (предварительно выяснив, где та живет) и, как парализованную мышь взглядом удава, привела к себе, а потом устроила с ней вечеринку. Когда же ничего не подозревающий муж вернулся домой, то застал футуристическую картину – его жена вместе с его любовницей «квасят на кухне». Несчастная любовница была пьяна в стельку, но у моей пациентки, что называется, ни в одном глазу, хотя она тоже пила, не отставала. «Вот полюбуйся!» – холодным голосом сказала она мужу, показав на пьяную зареванную любовницу. Тут же встала, пошла в ванную и вскрыла себе кухонным ножом вены. Потом, когда она уже была у нас на отделении, я спросил у нее: – Покончить с собой хотели? – Нет, – категорически заявила она. – Напугать. Еще думала, как так порезаться, чтобы крови было много, но ничего серьезного не повредить. Всю квартиру кровью залила. – Напугался? – спросил я. – В штаны наложил, – ответила моя пациентка. – Это единственное, что его берет. Силу почувствует – и все, как шелковый. В общем, можно себе представить, с одной стороны, состояние ее мужа, а с другой – ту степень внутренней сосредоточенности, здравости, рассудительности, расчета, с которой она действовала. Ну и нормы порядочности, конечно, вызывают вопросы. Но, повторюсь, это что-то из области «допустимых средств самообороны», неподсудное дело. Мужа, оговорюсь, она в конечном итоге вернула, но только наполовину, и тут уж и в самом деле жизнь ее превратилась во что-то ужасное. С тем она у нас и оказалась. Да, несмотря на все, что с ней происходит в эти дни и недели, женщина намного разумнее, вдумчивее, трезвее, чем кто-то, возможно, думает. Ум ее сейчас даже яснее, чем до «пренеприятнейшего известия». Это ум холодного анатома. Женщина фактически раздваивается, потому что эмоции она не играет (она может играть, разыгрывать какие-то сцены, поступки, но не эмоции, они здесь настоящие), но и ум ее при этом сохраняет фантастическую стройность. Я говорю сейчас об этом, чтобы женщины не обманывались, чтобы они сами себя не вводили в заблуждение. Частенько они в такой ситуации говорят: «Я ничего не соображаю. Я растерялась. Я абсолютно запуталась», – подсознательно ожидая, что в ответ на их причитания сейчас кто-нибудь прибежит и окажет незаменимую помощь. Но неправда – и не прибежит, и не растерялась. Ситуация действительно не из простых, но ум в эту секунду – ясен и остер. Вопрос лишь в том, как им воспользоваться, как его употребить. Проводить ли бесконечные дознания, очные ставки, выемки и обыски, или направить эти силы и возможности в ином направлении – с целью осознания своего психологического состояния, собственных реакций, собственных действий, задач и реальных перспектив. В этом сейчас все дело. Именно от этого многое сейчас и зависит. История из практики «Доктор, помогите вернуть…» Татьяне 39 лет. По образованию она технарь, а работает менеджером в одной из компаний. У нее двое детей – мальчик и девочка. Дочь уже студентка, сын еще школьник. После двадцати лет совместной жизни Татьяна узнала, что у ее мужа есть любовница. Дальше закрутилось, завертелось. И по – хорошему, и по – плохому… И муж сказал, что уходит из семьи. Все это случилось меньше полугода назад, и состояние у Татьяны, прямо скажем, критическое. Жить не хочется, сил нет, что делать – непонятно. При этом муж появляется то там, то там. Определенности нет никакой. В доме крики, скандалы, истерики, перемежающиеся то мольбами, то проклятиями. Татьяна села передо мной в «красное кресло» – напряженная, измученная. Лицо осунувшееся, чувства тревоги и подавленности делают его каким-то серым. Она выглядит старше своих лет, говорит с трудом. И по всему видно, что растеряна. Не откладывая свой вопрос в долгий ящик, она спросила: «Доктор, как мне вернуть своего мужа? Своей жизни я без него не представляю». – Татьяна, а как вы познакомились с вашим мужем? – спрашиваю я, желая сначала обойти проблему, чтобы понять, в чем, собственно, дело. – Мы учились вместе в университете, – односложно отвечает Татьяна. – С первого взгляда любовь, или просто притерлись? – я не отступаюсь, поскольку если сразу перейдем к его измене, то картины полной у меня не будет. – Да там… – Татьяна не горит желанием рассказывать. – В общем, понимаете, это был технический вуз, учеба мне давалась плохо… На первом курсе будущий муж Татьяны взял над ней шефство. Он был отличником – краса и гордость курса. А она постоянно находилась под угрозой отчисления. Татьяна, постепенно разговорившись, начинает, сначала стесняясь, а потом чуть не с жаром, рассказывать, что если бы не он – Владимир, то ее бы непременно исключили из института за неуспеваемость. В общем, спас. Поженились они, когда учились на третьем курсе. Все однокурсники в один голос говорили, что они очень красивая пара. «Нас на час нельзя было разлучить, так сильно мы любили друг друга», – говорит Татьяна. Во время учебы в университете мужу пророчили «большое будущее». Он поступил в аспирантуру, но не смог ее закончить – не получалось совмещать работу и учебу. – Ну и он не состоялся, – рассказывает Татьяна. – Были большие планы. В целом мы нормально живем. Но задуманного не получилось. Даже собственной квартиры нет. Живем в общежитии. – В общем, был сначала спасителем, да? – резюмирую я, пытаясь пошутить, чтобы разговор наш продолжал течь как можно более непринужденно. – «Вдруг откуда-то летит маленький комарик, и в руке его горит маленький фонарик!» – Да, – смущенно улыбается Татьяна. – Понятно. А сколько вы вместе прожили? – 18 лет, – тихо говорит Татьяна. – И вот… – Как вы узнали, что он вам изменяет? Татьяна замялась: – Случайно получилось. Я не хотела… Об измене мужа Татьяна узнала полгода назад. Вычислила случайно. У нее был доступ к почтовому ящику мужа, и она прочитала письмо его любовницы. Потом проверила телефон мужа, записную книжку… Все стало ясно. Около месяца Татьяна ничего ему не говорила. Не знала, что делать. Пыталась просто удержать его. Встречала каждый раз с работы горячим ужином. Звонила в течение дня и спрашивала, как дела. Но муж только сильнее отдалялся, срывался на ней. Скандалов из-за разных мелочей стало больше. И он все чаще не ночевал дома. – Татьяна, а как он объяснял свое ночное отсутствие? – спрашиваю я. – Ну, он… – замялась Татьяна. – Он вообще часто не ночевал дома… – Часто? – я не понял этого ответа. – И давно? – Пять лет, около пяти… – Около пяти лет?! И вы только сейчас узнали, что он вам изменяет? – Он говорил, что по делам. У него работа такая… Там бани, сауны, вечеринки с нужными коммерческому директору людьми. Иногда говорил, что у друзей. – Когда вы говорите – «часто», – уточняю я, – это что вы все-таки имеете в виду? – Раза два в неделю. Один в будни, один на выходных, – Татьяна сдается, будто бы рассказала о каком-то своем страшном грехе. Татьяна верила рассказам мужа и даже, как говорит, не подозревала, что «что-то у него могло быть». И в общем-то это достаточно странно. И странно даже не то, что у Татьяны не было никаких подозрений. Если это действительно так… Вполне возможно, что она просто не хотела себе в них признаваться. Боялась. Странно другое – какими были ее отношения с супругом, если она не чувствовала, что он живет совсем другой жизнью? Насколько были глубокими и серьезными эти отношения, если она не поняла, что он, как это выяснилось впоследствии, имеет параллельную семью?.. – Татьяна, ну вот вы узнали, что муж вам изменяет, почему вы молчали? – Я не знала… – глаза Татьяны намокли от слез. – Я поговорила с его мамой, со своими подругами. – Получили, надо думать, ценные советы?.. – Мне посоветовали позвонить его любовнице. Телефон у меня был, – говорит Татьяна. – И вы, конечно, позвонили, не поговорив с мужем прежде? – с досадой говорю я, понимая, что Татьяна действительно поступила именно таким образом. – Да. Позвонила ей, сказала, мол, так и так, я его жена. Оставь его, пожалуйста, в покое. Моим детям нужен отец. – Он тут же узнал, разумеется… – Разумеется… Муж Татьяны прилетел с работы, был в бешенстве, начал орать: «Что ты натворила! Я уйду от тебя! Ты мне не нужна!» Она не знала, что ответить. Попыталась на него «накатить», потом стала умолять. Он был зол. Собрал какие-то вещи и пропал на два дня. Потом вернулся со словами: «Я пришел к детям, а не к тебе». – И вы теперь жалеете, что сказали ему, – догадываюсь я, что не так-то трудно, потому что все написано у нее на лице. – Да, я жалею. – И что, думаете, жили бы нормально, зная, что он врет постоянно? – Жила бы… – отвечает Татьяна, и в ее голосе появляются металлические нотки. – Вы сейчас никого не обманываете? – спрашиваю я риторически. – И долго бы вытерпели? – Я не знаю… – А сейчас у вас с ним отношения – какие? В человеческом плане… Он понимает, что вам больно, что вам тяжело? – Я так не думаю, – отвечает Татьяна. – После того как все выяснилось, он стал еще хуже ко мне относиться. Оскорбляет. Унижает. Говорит, я ему не нужна… – А он все так же «отлучается» или больше времени там проводит? – Больше, – тихо говорит Татьяна. – В общем, не смущается… – уточняю я. – Нет. Может встать среди ночи и к ней уехать. Может несколько дней отсутствовать. Не предупреждает даже. – А вы сидите и ждете? – Ну да… Всеми средствами Татьяна пыталась удержать мужа. Она шантажировала его самоубийством. Когда его не было дома, звонила и говорила: «Если ты не кинешь свою дрянь, я порежу себе вены. Одну руку я уже порезала, рядом со мной нож…» Такое повторялось несколько раз. Первый раз муж испугался, примчался домой в шесть утра, а потом стал игнорировать, в лучшем случае звонил дочери и просил успокоить маму. Поняв, что шантажировать мужа бесполезно, и вняв советам подруг, Татьяна попыталась вызвать в нем ревность – стала уезжать на ночь к подруге, а к кому, не говорила. В общем, какое-то недовольство с его стороны вызвать ей удалось, но назвать это ревностью достаточно сложно. Да и к каким бы то ни было изменениям в отношениях эта тактика не привела. Впрочем, Татьяна хочет думать, что огонек ревности все-таки проскочил. – Танечка, а как вам кажется, ревность и любовь – это одно и то же? – спрашиваю я. – Когда кто-то берет вашу вещь, даже если она вам не нравится, вы как на это реагируете? Радуетесь? Вряд ли. Вам неприятно, вы сердитесь. Но значит ли это, что вы любите эту вещь? Он был вашим мужем – 18 лет. Это срок! – Но мне один наш общий знакомый сказал, что если мужчина изменяет, но из семьи не уходит, значит, он любит, – оправдывается Татьяна. – Весьма спорное утверждение, на мой взгляд. Скорее он там любит, а здесь ему просто удобно – дом, быт, семья, дети. – Но ведь он встречается со мной, – смущенно говорит Татьяна. – В смысле – интимные отношения у нас иногда бывают. – И что это доказывает? – спрашиваю я. – Ну… – А он вас содержит? – Нет, сейчас наоборот. – В смысле? – не понял я. – У него же «такая работа»… – Его уволили пару месяцев назад, – объясняет Татьяна. – То есть вы его содержите, кормите, одеваете, обстирываете, а покормленный и ухоженный, он уходит к другой. А вы сидите дома на кухне и локти кусаете. Я так понимаю? Татьяна молчит секунду – другую. – Да, – говорит она после долгой паузы. – Курить начали? – Начала. – Понятно… С того момента как Татьяна узнала о существовании любовницы, она похудела на десять килограммов. На вопрос о настроении ответила: «Его просто нет». Бессонница. Повышенная раздражительность. Стали возникать проблемы на работе, потому что больше ни о чем думать не может, сосредоточиться не в силах. Единственный плюс, что отношения с детьми стали лучше. Они Татьяну поддерживают. Дочь советует завести любовника. Но меня Татьяна просит только об одном: «Подскажите, как сделать, чтобы вернулся муж?!» Спрашивает – может, средство какое есть?.. – И вы говорите, он вам «изменяет»? – спрашиваю я. – Татьяна, вы это так называете – «изменой»?! У мужчины здесь дети, уход (стирка, уборка, кормежка), деньги на проживание, а там у него женщина, к которой он срывается среди ночи, бежит, бросив все. Женщина, которую он защищает – «Что ты натворила?! Ты мне не нужна!» Это его тексты – о ней, а не о вас! И давайте подумаем, а какую из этих двух женщин он любит? Татьяна, вы хотите всеми правдами и неправдами удержать своего мужа. Потому что, как вы говорите, не представляете своей жизни без него. Так? – Так, – подтверждает Татьяна. – А как вы можете представить себе жизнь без него? – удивляюсь я. – Он ваш мужчина с младых ногтей, с института. Вы прожили с ним 18 лет, прикипели. Кроме того, он был вашим спасителем – прилетел там муху – цокотуху вызволять из плена паукообразных технических наук. Да, вы не представляете своей жизни без него. Но это не значит, что жизнь без него невозможна. Вы вот сейчас с ним… Формально. Хорошо вам? Вы выглядите счастливой и довольной? – Нет, не выгляжу. К сожалению. Если бы выглядела, то, может быть, все по – другому сложилось. – То есть в этом, вы считаете, проблема? – изумляюсь я. – Ну и в этом тоже, – неуверенно говорит Татьяна. – Это вы своим «плохим видом» заслужили ругательства и ненависть в свой адрес, да? Ну, Танечка, вы подумайте, о чем вы говорите! Я не знаю, что там на уме у вашего супруга… Но, вероятно, дело не только во «внешнем виде». Потому что если он только из-за того ушел, что вы стали хуже выглядеть, то он просто подлец. Но если вы не уверены, что он «просто подлец», значит, что-то в самих ваших отношениях было не так. Понимаете? – Ну, вероятно… – соглашается Татьяна. – А теперь давайте представим себе, что вы вернете его в лоно семьи, – предлагаю я. – Вы сможете ему доверять после всего, что случилось? А он что, вы думаете, превратится в идеального семьянина, имея такой замечательный опыт – жена все терпит, решает его бытовые и финансовые вопросы, а он где-то там любовь крутит?! Разве это не удобно? – Удобно. – И главное! Вот вы вернете его, как бычка загулявшего, обратно в стойло – что вы-то, внутри, будете чувствовать после этого? Раньше он у вас спасителем был! А теперь он будет такой овцой заблудшей, которую можно вот так – простенькой манипуляцией – привести обратно. Как вы себя будете чувствовать – по – женски? Скажите мне. – Ну, я… – Манипуляция, о которой вы меня просите, Татьяна, это не то средство, с помощью которого можно построить стабильные и серьезные отношения. Отношения, которые в первую очередь вам самой будут нравиться. Понимаете, это будет не дом, а избушка на курьих ножках! Ревизии подлежат ваши человеческие отношения. Не кто как выглядит, а человеческие отношения! Но вы ведь даже не задумывались над этим! Я вас спрашиваю, почему он к вам так относится, что вы такого сделали, чтобы заслужить такое к себе отношение? А вы мне отвечаете: «Я плохо выгляжу». Я вам говорю: «Ну так, значит, он просто подлец». Унижать и оскорблять мать своих детей (ну хотя бы это вспомним) только потому, что она стала менее привлекательной, чем была 18 лет назад, это, по – моему, ни в какие ворота. И после всего этого вы спрашиваете меня о том, с помощью каких хитростей вы можете его вернуть… – Дважды два не складывается?.. – задумчиво говорит Татьяна. – Абсолютно! – соглашаюсь я. – Вы или должны гнать его в три шеи, если он такой, каким он сейчас в вашем рассказе предстает, или что-то надо делать с этим своим рассказом, точнее, с тем, что происходит у вас в голове… – А что с этим делать? – спрашивает Татьяна. – Ну, нужно понять, чем вы так ему насолили? Где вы были не правы, когда строили свои отношения с ним. Над этим, мне кажется, стоит подумать. И если вы найдете ответ на этот вопрос, вы сможете измениться и, возможно, восстановите эти отношения. Однако я совершенно не уверен, что эти отношения после всего случившегося будут вам нужны. Вам явно понадобится опыт, своего рода урок, который вы извлечете из этих отношений. По крайней мере, теперь вы будете знать, чего делать не надо, если человек вам дорог, если вы его любите. Но ведь и вина вашего мужа в том, что отношения у вас не сложились, есть. Это несомненно! Отношения – это ведь всегда двое. И если они не складываются, то тут правых и виноватых искать бессмысленно. С одного берега строили мост, с другого строили мост, а он не сошелся в центре реки. У кого были неправильные расчеты? Мы с вами не скажем. Мы можем сказать только то, что оба расчета были неверны. А то, как он попытался решить проблему, – замечу на секундочку, что он просто плюнул на все и завел вторую семью, – по крайней мере, не делает ему чести. Может, конечно, он от безысходности какой-то это сделал. Но ведь и он принимал участие в создании этой безысходности. Поделал – поделал, а потом раз – и соскочил. Наверное, были и другие какие-то варианты, и другие способы. Но он пошел по самому простому. В общем, когда вы найдете свои ошибки, вам будут очевидны его ошибки. И когда вы их увидите… Точнее – только тогда, когда вы их увидите, вам имеет смысл решать вопрос о том, оставаться вам с этим человеком или нет. Понимаете? Только тогда вы поймете, есть будущее у ваших с ним отношений или нет. Сейчас вам кажется, что есть – «вот только бы он вернулся». Это страшное заблуждение. Вопрос не в том, вернется ваш суженый – ряженый или нет, вопрос в том, хватит ли у вас обоих сил, чтобы жить вместе после случившегося. И не только жить, а жить счастливо. Справиться с этим, переступить через это, измениться самим, изменить отношение друг к другу, выстроить отношения по новой формуле. Вы представляете себе объем задачи?.. Татьяна слушает меня затаив дыхание и в конце этой тирады шумно выдыхает. – Это огромный объем! – резюмирую я. – А вы говорите: «Пусть вернется, и все наладится». Само собой, видимо. Чудесным образом! – Да, – задумчиво говорит Татьяна. – Чудесным образом не получится. – Вы понимаете теперь последовательность своих действий? – Мне обо всем этом еще нужно подумать… – растерянно говорит она. – Совершенно верно! – соглашаюсь я. – Это первый шаг. Сначала отставить эмоции и это надсадное желание – «вернуть сейчас, в любом виде и на любых условиях», «живым или мертвым». А потом – подумать. Серьезно, обстоятельно. Без шапкозакидательства. Подумать, понять, принять. И только в завершение всего этого долгого пути принять решение – пытаться ли вернуть прошлое, но на неких новых принципах, которые, кстати сказать, нужно будет еще выработать, согласовать, или не пытаться и идти дальше, в будущее. Глава вторая Поиски врага или – как такое могло случиться? Нарушение динамического стереотипа, то есть привычного уклада жизни – это стресс, а стресс – это выраженное напряжение. В первые минуты, часы после объявления мужа о том, что брак можно считать аннулированным и недействительным – мол, развод, и точка, – стресс женщины настолько велик, напряжение настолько зашкаливает, что пробки вылетают. Летят во все стороны, со свистом. Поэтому паника, поэтому ужас, поэтому стоим на месте и никуда не двигаемся. Только слезы, и дыхание не перевести. Но как только первичный ступор проходит – мы долетели до дна пропасти, проверив тем самым ее глубину, и поигрались в странные игры со смертью, – начинается полет в обратном направлении. Как прыжок с тарзанки. Объявили о разводе – скинули с вышки. Дошли до идеи самоубийства – долетели до поверхности воды. Потом пробуждение инстинкта самосохранения – это мы на сотую долю секунды замерли внизу. И дальше, практически с той же силой, движение вверх. Вверх в данном случае – это агрессия. Напряжение, до сего момента шедшее внутрь, теперь разворачивается на сто восемьдесят градусов и идет наружу. Аутоагрессия, выражаясь по – научному, то есть агрессия, направленная на самого себя (вплоть до идеи убийства себя!), превращается в нормальную агрессию, направленную на окружающих. Агрессия, как известно, требует наличия врага, то есть нужно видеть точку приложения своей агрессии. И враги в такой ситуации находятся быстро. Как нетрудно догадаться – это «он» и «она», изменщик (он же – подлец и сволочь) и… (ставлю многоточие, поскольку даже приличные женщины в такую секунду выражений не выбирают), в общем, «женщина легкого поведения», соблазнительница и разрушительница чужого счастья. В половине случаев брошенная жена начинает свой крестовый поход на мужа, который кажется ей в этот момент грязным, подлым, отвратительным, ужасным, мерзким, причем настолько, что хочется мыться – стоять под душем и грубой мочалкой сдирать с себя куски кожи, к которой он прикасался. В половине случаев первый удар агрессии приходится на «разлучницу» – соблазнительницу и воровку. Желание увидеть, найти, разыскать ее, чтобы «посмотреть ей в глаза» и чтобы «ей их выцарапать», становится иногда неконтролируемым, непреодолимым. Женщины могут добиваться этого всеми силами, действовать с применением силы. Иногда же (но в редких случаях) женщина идентифицирует мужа и его любовницу как одно лицо, то есть как заговорщиков, и идет в лобовую атаку сразу на них обоих. Почему это происходит? Просто потому что это единственный способ для женщины сохранить хоть какую-то внутреннюю целостность, не разрушиться окончательно и бесповоротно под воздействием этих чудовищных обстоятельств. Женщине ничего другого не остается, как дискредитировать в собственном сознании образ «ненавистного, низкого предателя» и «похотливой мерзавки». Ведь если женщина хотя бы на секунду допустит, что «они» не такие, значит, она «виновата во всем сама», но испытывать такую боль и осознавать себя в качестве причины этой боли – невозможно. Это примерно то же самое, что проснуться без ног и узнать, что до потери сознания ты сам их себе отрезал. Бензопилой, обе… Нет, в это не то что трудно, в это нельзя поверить! Поэтому дискредитировать мужа и его любовницу – единственный способ спасти саму себя. Странным образом в этот момент поворачиваются мысли в голове женщины… Допускаю, что мужчины – не сахар. Понимаю, что их поведение во многом определяется сексуальными мотивами. Отдаю себе отчет в том, что брак – это обоюдная ответственность, и тот, кто нарушает заключенные некогда договоренности, является в каком-то смысле вероломным агрессором. Однако странно было бы забывать о том, что мужчина не просто уходит к другой женщине, он ведь еще и уходит от женщины, от жены. И в этом правда, и всякая женщина, когда она отойдет от своего аффективного шока, поймет – «Да, мы оба – я и мой муж – развалили наш брак». Но сейчас нет. Сейчас она думает так: «Это глупость, он не мог от меня уйти! Такого просто не может быть! Но он ушел… А раз так, раз он ушел, но сам не мог, значит, его увели!» А если «увели», то он вдруг становится «невинной овечкой», а она кажется «злым демоном». Если супруга и любовница знакомы, женщина представляет себе, как та плела против нее интриги, говорила ее мужу лживые и гнусные слова про нее, использовала против нее всю информацию, которую имела или могла получить. Какая из жен не отзывается о своем муже в негативном ключе? Таких нет. Но жены, понятное дело, как правило, не высказываются подобным образом в присутствии мужа. И теперь «очевидно»: любовница пересказывала ее мужу все, каждое ее слово. Причем можно себе представить, как она это делала! Когда жена говорила это, она не имела в виду ничего такого… Но ведь все можно интерпретировать, извратить, приукрасить… Любовница говорила ему, что его жена его не любит, не уважает, не ценит, презирает. Да. Ужасно. Ее хочется убить, уничтожить, не позволить больше отравлять мир самим фактом своего существования. Если супруга и любовница не знакомы, то самым «логичным» объяснением ухода мужа является – приворот, ну или что-то в этом роде. Особенно если любовница, по оценкам супруги, которая уже собрала о ней какую-то информацию или повстречалась лично, понимает: «Она некрасивая, вульгарная, пошлая, примитивная, безвкусная!» Считать любовницу хуже себя – это очень важно, это тоже повышает самооценку, это придает хоть какие-то силы. «Как он мог на нее положить глаз?! – недоумевает женщина. – Она его приворожила. Или неужели только постель?.. Нет, не может быть! Разве я хуже?! Нет, я не хуже!» Понятно, что он не мог уйти к ней по собственному почину, его увели. Специально, намеренно! Он глупый, он доверчивый, бестолковый. Она могла его обаять, обмануть. Она воспользовалась его проблемами в семье, надавила на чувства, предстала спасительницей и соблазнительной нимфой. А он и развесил уши, и поверил. А она просто его использует! Ей на него наплевать! Это просто манипуляции! И тут появляются мысли о корысти, о зависти «разлучницы». Любовница позарилась на чужое, на то, что ей не принадлежит. Она – воровка! И конечно, она не любит ее мужа – ей нужны его деньги, его связи, его возможности. Она сама никому не была нужна, вот она и нашла ее мужа, выбрала себе жертву, воспользовалась. А иначе зачем тогда она вообще его соблазнила?! Не по любви же! Вот эта странная, особенная настойчивость жены – «это не по любви». В сознании женщины, переживающей развод, перестает существовать серый цвет, я уже не говорю о палитре цветов, остаются только белый и черный. Все ясно как белый день: она любит своего мужа, и он на самом деле ее любит. И больше никто и никогда не будет любить его так, и больше никого он не может любить. И необходимо как можно быстрее рассказать мужу правду. Открыть ему глаза, вернуть в семью, восстановить разрушенное счастье. Да, прошлое теперь кажется счастьем. Разве имеют значение все прежние их обиды и ссоры? Это ведь ерунда. Ерунда! Милые бранятся – только тешатся. А на самом деле она его любила всю жизнь. Она дорожила им, заботилась о нем, думала о нем… Нет, он просто запутался. Совершенно точно! Запутался. Ему стало скучно, ему показалось, что его не понимают (хотя это не так, просто – дом, работа, дети), что игнорируют его чувства. Да… и он увлекся. Она вертела хвостом, кокетничала, соблазняла, и он попался. Бывает. Это у всех бывает – увлекаются мужчины, теряют на какой-то миг голову, но ведь возвращаются потом, приходят обратно, когда понимают, что они потеряли… Нет, так это оставлять нельзя! Надо действовать! Жена берет себя в руки и готовится к контратаке. Надо привести себя в порядок. Надо накраситься, сделать себе прическу, надеть то платье, которое он любит, быть сексуальной, наготовить еды, встретить романтическим ужином. Иногда этот порыв длится мгновение, и до дела так и не доходит. А иногда доходит. И тогда все это – макияж, платья, прически, ужин, свечи – готовится, приготавливается. Так, словно бы это подготовка к войне, к решающей атаке, к марш – броску. Сейчас сделать это, и все! И тогда все, все наладится! Но ничего не налаживается. Наоборот… Он словно не видит, как она преобразилась. Намеренно не замечает. Он не понимает, как она старалась, что она хотела сделать ему приятное… Он или молчит, игнорирует, или говорит страшные вещи: «Хватит меня хомутать! Прекрати! Ты делаешь это для себя, только чтобы меня вернуть! А не для меня! На меня тебе вообще было всегда наплевать!» Что он такое говорит?! Это не он. Его приворожили! Это чары! Отчаяние. Ощущение абсолютного бессилия. Мысли постепенно переходят, перетекают, перескакивают с любовницы на мужа… «Что с ним?.. Неужели все действительно так плохо, как он говорит?.. Почему он совсем обо мне не подумал?.. Как он мог?.. Я столько для него делала, столько лет… А он все это растоптал… Неужели он не видит, насколько это отвратительно? Что это унижает меня? Что я не могу так жить? Нет, он ничего не понимает. И никогда не понимал. Он не ценит, не умеет ценить. На самом деле он просто воспользовался мной. А теперь, когда жизнь наладилась, бросил. Ушел…» И в какой-то момент в голове как будто бы что-то перещелкивает. Жена понимает (иногда на это уходят минуты, иногда часы и даже дни), что проблема не только в той женщине и даже не столько в ней, но… в самом ее муже! Сначала, возможно, женщине казалось, что его подменили, и это вкладывалось в версию приворота, каких-то психологических хитростей и тонких женских манипуляций, ведь у него другим стало поведение, он по – другому на все реагирует, он даже говорит иначе! Вообще-то было бы странно, будь оно в таких обстоятельствах не так, ведь муж бежит с тонущего корабля… Но сейчас его поведение трудно соотнести с его внутренним состоянием, потому что в этот момент внутреннее состояние ее беглого мужа – непонятно и дико. В общем, начинается атака на мужчину. Иногда, впрочем, женщина с этого начинает, в первую секунду после объявления «последней воли», то есть в момент сообщения о разводе. «Ты сдурел, что ли?! – искренне недоумевает ошарашенная жена. – Совсем из ума выжил?! Седина в бороду, бес в ребро?! А ну сидеть! Не двигаться! Стреляю на поражение! Шаг вправо, шаг влево, прыжок на месте – попытка к бегству… Ишь надумал! Сидеть!!!» Это даже забавно, но иногда срабатывает. Но чаще всего, разумеется, не срабатывает. И чаще всего – сначала паника и растерянность, и только затем – агрессия, которая, конечно, никакая не агрессия, а защита. Защита от боли. Развод – это травма, а травма – это боль. Испытывая боль, мы пытаемся защищаться, поэтому и появляется агрессия, эта разрушительная сила самообороны. Она может быть направлена внутрь, и тогда человек думает о том, чтобы лишить себя жизни. Она может быть направлена и вовне, но тогда нужен враг. Если в нас кипит агрессия, которая жаждет вырваться наружу, мозг автоматически создает образ врага – того, на кого эта агрессия будет направлена. Кем бы он ни был на самом деле – он превратится в «исчадие зла». Это происходит само собой, это рефлекторные реакции, с этим почти ничего невозможно поделать. И если у страха глаза велики, то у гнева они одеты в черные очки и залиты кровью. Мир, конечно, не так уж добр, но гнев, который разъедает нас изнутри, превращает его в монстра. Страшно, когда на высоте этих чувств женщина решается на какие-то шаги. Они, скорее всего, будут неправильными и сами по себе опасны, ведь сейчас трудно оценить ситуацию адекватно, а раздрай в чувствах – не самый хороший советчик. В общем, здесь нужно использовать все возможности, все силы своего здравого рассуждения, чтобы не натворить делов. В этот момент женщина может гнать своего мужа взашей, требовать от него, чтобы он «выметался», чтобы «ноги твоей в моем доме больше не было». Это тот момент, когда муж может обнаружить свои вещи выкинутыми на лестничную клетку или аккуратно собранными в чемодан и выставленными за дверь. «Только уходи и не возвращайся никогда! Мы для тебя умерли, понял?!» – все на эмоциях, в состоянии крика, надрывной или холодной истерики. Именно в эту секунду под напором чувств уничтожаются семейные архивы, режутся фотографии, подвергаются деструкции личные вещи и так далее. Конечно, до вандализма доходит не всегда, но доходит. Помню, как одна пациентка рассказывала мне, что разрезала все мужнины галстуки на мелкие кусочки, другая – проткнула шины в машине, третья – расколотила коллекцию игрушечных автомобилей. В общем, можно при желании отчебучить. Иногда женщина отказывается от всего, что муж ей подарил или купил «для дома, для семьи». Как ни странно, это тоже проявление агрессии: «Мне от тебя ничего не надо!» Мужья в такой ситуации чувствуют себя неловко, но это, собственно, то, чего мы и добивались, – пусть почувствует себя виноватым, пусть поймет, что он подлец и так далее. Вот, собственно, и агрессия в таком, в сущности, невинном жесте – «Я верну тебе все, что ты подарил!» В общем, ищем врага, находим, вымещаем на нем свою боль и… Снова вниз. Силы израсходованы, сил больше нет. Сверхъестественное… Когда человеку плохо – он потерял чувство опоры, не знает, что происходит в его жизни, как себя вести и что делать, – он, как известно, и за соломинку хватается. А что может дать нам уверенность и прояснить обстановку в ситуации, когда никакой определенности нет и быть не может? Разумеется, сверхъестественные силы! Во – первых, они одни объясняют необъяснимое, во – вторых, в их руках будущее, которое никому, кроме звезд и волшебников, не подвластно. Так в «деле о разводе» появляется парапсихология – астрологи, экстрасенсы, маги, колдуны, ведуны и прочие «бабки». Полагаю, что, пребывая в здравом уме и твердой памяти, большая часть людей относится к чудесам с изрядной долей скепсиса. Ведь все мы когда-то пережили это ужасное чувство разочарования в «волшебном» – помните, когда узнали, что Дед Мороз – это не чудо на оленях, а ближайший родственник или наемный артист с бородой из ваты. И конечно, повторения подобных разочарований нам бы не хотелось. Но есть ситуации, когда здравый ум и твердая память нам отказывают – хочется понять! А если хочется, то нам и «сам черт не брат», «была не была», «авось» и «а вдруг?» В действительности женщина, переживающая развод, идет к провидцам с одной – единственной целью – найти объяснение ситуации и соответственно понять перспективы: быть или не быть. У нее в голове есть несколько версий случившегося. Почему муж ушел? Первый вариант: «блажь» (из серии «седина в бороду, бес в ребро», «позарился на молоденькую»), второй вариант: «с самого начала наш брак был обречен» (ну не случайно же женщина не была в нем особенно счастлива), наконец, третий вариант: его «сглазили», «спортили», «приворотили», в общем – увели с использованием «незаконных средств агитации». Есть, конечно, еще и другой вариант – честный, но о нем категорически стараются не думать. Любые отношения переживают несколько фаз в своем развитии, фазы перемежаются кризисами, и будущее отношений зависит от того, как мы эти кризисы проходим. Чтобы пройти их успешно, рекомендуется взять себя в руки, не впадать в эмоции, не «выяснять отношения», а определиться с целями – «Зачем мы вместе? Если мы вместе, чтобы сделать друг друга счастливыми, но сейчас у нас это что-то не очень получается, значит, нужно остановиться, задуматься и понять, что не так и как это изменить». В общем, несложная история. Только вот, чтобы события могли развиваться именно таким образом, необходимы несколько обязательных условий: а) партнерские отношения в паре, то есть осознание обоюдной ответственности за качество брака – мы делаем наши отношения такими, какие они есть; б) готовность быть честными, откровенными, то есть не играть – причем совсем, абсолютно, не принуждать, явно или косвенно, к желаемому поведению, не давить на слабые места, не провоцировать, не поддевать, не унижать, не шантажировать «вторую половину», зная о желаниях и страхах партнера, одним словом – не манипулировать; в) способность признавать свои слабости, ошибки, то есть уметь рефлексировать, постоянно отдавать себе отчет в том, что рядом с тобой другой человек и твое поведение способно как ранить его, так и радовать, а потому то, что твой партнер чувствует, и то, как он к тебе относится, в значительной степени зависит от тебя самого (самой); г) никогда не считаться с партнером – кто больше сделал для брака, а кто меньше, кому тяжелее, а кому проще, кто идет на уступки, а кто нет, брак – это вообще не место для каких бы то ни было конкурентных отношений; д) умение понимать партнера, именно понимать – не прощать ему его слабости, не махать рукой на его ошибки, а понимать – почему он поступает так или иначе, с какими сложностями он сталкивается, как ему можно помочь, какого рода поддержка будет полезна, а какая – напротив, вредна; е) искреннее желание видеть его (ее) счастливым – успешным, состоявшимся, активным, жизнерадостным… В русском алфавите еще много букв, и я вполне мог бы их использовать, перечисляя условия успешного прохождения внутрисемейного кризиса. Но, к сожалению, в традиционном браке эти условия не выполняются, жизнь в нем течет по странным, загадочным законам, о которых я рассказываю в книге «Брачная контора «Рога и копыта»». Название этого руководства по вопросам «семейного счастья», мне кажется, говорит само за себя. Мы не умеем быть партнерами, и именно в этом причина конфликтов между супругами, семейных скандалов, разводов. Но думать обо всем этом в тяжкую годину развода – страшно. До жути страшно. Потому что если так думать, это значит, что признать свои ошибки – это лишь полшага, недостаточные для достижения заветной цели. И что еще страшнее: мы вообще не умеем строить отношения в паре. А коли так, то не только возврат мужа ничего не даст, но и с другим мужчиной не факт, что получится построить полноценные, защищенные от беды отношения. И сейчас, конечно, подобная перспектива манит не больше, чем лестница на эшафот. Мы как-то даже боимся думать о том, что жизнь – это сложная штука, по – настоящему сложная. И сложная не снаружи – проблемы, заботы, тяготы и лишения, а изнутри – чувства, желания, переживания, комплексы, привычки, страхи, слабости, радости. Это сложно, и мы должны иметь с этим дело, если собираемся рассчитывать в этой жизни хоть на что-нибудь. Так что колдуны и ведуны, а значит, и возможность снять с себя ответственность, найти «решение», получить «определенность» в данной ситуации – это чуть ли не единственный выход. Обращение к сверхъестественному позволяет нам сложить всю эту историю в черный мешочек на завязочках и, не разбираясь в деталях, встряхнуть это дело – авось все и выправится. В общем, немного колдовства, и успех гарантирован. Есть такая теория вероятности… Согласно этой теории, если разобрать самолет до последнего винтика, потом сложить все это добро в мешок и встряхнуть, то есть вероятность, что он сам собой в этом мешке сложится в изначальный самолет – все его детали встанут на свои места, сами скрутятся и сами свинтятся. В общем, вынимаем его из мешка, и он – на тебе! – готов к взлету, только солярки залить, и полетели. Есть такая теория. Вероятность, конечно, небольшая, как дети в таких случаях говорят – один из миллиона миллионов, но есть. И вот на нее-то, на эту теорию с ее вероятностью, и уповаем. Что делать – непонятно, разбираться в деталях – сложно, принимать решения – страшно. А так вроде бы все элементарно: сложил, встряхнул («пассы», «заговоры», «приговоры», «лечение по фотографии») – и порядок, все встало на свои места. Ну и самое главное, конечно, ответственность. Тут ведь что получается? Отвечают «звезды», виноват «приворот», лечится «звездами», спасет – «отворот». В общем, уже ни за что можно не отвечать – с магией не поспоришь. Поможет – значит, поможет. Не поможет – значит, с таким «адским злом» и сам дьявол бы не совладал. Определенность наступает сверхъестественная… Посещение подобных шаманов – зелья, заговоры, гадания на кофейной гуще и картах таро, ритуалы вуду и астрологические парады планет – все это дает ощущение некой «ложной бодрости». Вроде бы все еще под контролем, сейчас похимичим, и будет нам счастье. Но в действительности это лишь создает параллельный контекст, мы переносим проблему из плоскости отношений, в которой можно хоть что-то прояснить, выяснить и, наконец, разрешить (да – да, нет – нет), в плоскость абсолютно бесконтрольную, абстрактную, не имеющую ровным счетом никакого отношения к делу. Причины этого «переноса» понятны – когда почва под ногами трясется, хочется за что-нибудь ухватиться. Но за то ли мы в этой панике хватаемся? Нет, не за то. Необходимо отдавать себе отчет в том, что ситуация представляет собой некий недопеченный пирог – пока он не допечется, мы не сможем сказать, плох он или хорош, удался или не удался. Он должен допечься и остыть, а пока – на момент изготовления теста и начинки, на момент разогревания духовки и его существования там – ничего определенного сказать об этом пироге нельзя. Поднимется тесто, не поднимется? Кто может знать? Можно надеяться, но результат покажет время. Попытки ускорить этот процесс приведут лишь к обратному результату. Конечно, приятно думать, что ты результат знаешь, заранее в курсе, но разве это не иллюзия?.. В целом, случается, люди и на тотализаторе выигрывают. Конечно, я не могу что-либо кому-либо рекомендовать. Ходить женщинам, потерявшим опору в жизни, к парапсихологам и прочим экстрасенсам или нет – я не знаю. Это вне сферы моей компетенции. В конце концов, такое состояние (а бракоразводное состояние – это ого – го!) многое объясняет – любые чудачества и дурачества. Но, не имея права рекомендовать или запрещать, я все же думаю, что могу высказаться на этот счет… В состоянии неопределенности повышается уровень нашей внушаемости. На этом, кстати, строятся многие техники гипноза, кодирования и так далее. Человека сажают на стул, резко надавливают ему на болевые точки и тут же этот стул под ним дергают – секунда невесомости, острая боль, а в этот момент звучит установка от гипнотизера: «Не ешь жирного! Зарок!» Даже слабовнушаемый субъект может поддаться. И ладно если речь об ожирении и о жирном… Бог с ним. Но если речь идет о том, что в мире существуют «страшные черные магические силы» – «привороты», «отвороты», «заговоры» и «приговоры», – то ничего хорошего я в этом не нахожу. Напротив, считаю, что это создаст ложные страхи, приведет к необъективной оценке ситуации и последующим проблемам, которых и так хватает. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/andrey-kurpatov/7-nastoyaschih-istoriy-kak-perezhit-razvod/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.