Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Русский Царь Батый

$ 79.99
Русский Царь Батый
Тип:Книга
Цена:79.99 руб.
Издательство:Алгоритм
Год издания:2011
Просмотры:  19
Скачать ознакомительный фрагмент
Русский Царь Батый Константин Александрович Пензев Евразия Льва Гумилева В книге ставится, казалось бы, уже привычный после выхода в свет трудов Гумилева и его современных последователей, вопрос: а было ли монгольское иго на Руси? Но, в отличие от других, Константин Пензев не ограничивается только теоретическими выкладками. Он выдвигает собственную, весьма оригинальную историческую версию общеизвестных событий середины XIII века. Как считает автор, между ханом Батыем, русскими князьями и Русской Православной Церковью существовал негласный договор о взаимовыгодном сотрудничестве в деле организации Орды – первого регулярного русского войска, созданного для противодействия экспансии Запада на Восток. Можно по-разному относиться к этой теории, но стоит отметить, что автор подтверждает ее многочисленными историческими фактами, документами и логическими умозаключениями. Константин Александрович Пензев Русский Царь Батый ©Пензев К.А., 2012 ©ООО «Издательство Алгоритм», 2012 Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав. От автора Российская историческая наука утверждает, что в XIII веке русские княжества были завоеваны некими кочевыми татаро-монголами, вышедшими из степей междуречья Онона и Керулена. Управлял завоевателями внук Чингис-кагана[1 - Именно каган, а не хан. См. «Сокровенное сказание» – Cinkis-qagan.] Батый (Бату), ставка которого располагалась на Нижней Волге (г. Сарай). Первым делом татаро-монголы напали на Рязанское и Владимиро-Суздальское княжества и подвергли их погрому и разорению (с декабря 1237 г. по май 1238 г.). В 1239 году Батый терроризировал Черниговское княжество, в 1240-м взял штурмом Киев, а затем отправился грабить Центральную и Западную Европу. После свершения сих деяний Батый вернулся в приволжские степи, и если ордынские бойцы впоследствии посещали ту же Владимиро-Суздальскую Русь, то редко, с большой неохотой и преимущественно по просьбе самих же суздальских князей. Как отмечал в свое время один из известнейших русских историков XIX века С.Ф. Платонов: «Доверяя надзор за порядком в Русской земле старшему, великому князю, татары без призыва самих князей не имели ни повода, ни желания вмешиваться в княжеские дела»[2 - «Полный курс лекций по русской истории»: Петроград; 1917 (WWW). Примечание: автор не дает постраничные ссылки на цитаты из некоторых распространенных изданий, находящихся в Сети в свободном доступе, корректность которых можно легко проверить с помощью поисковых систем.]. С чем связано подобное равнодушие к великой и обильной Русской земле, сказать сложно. Известно, что те же немецкие рыцари, к примеру, имели неуемное желание вмешиваться в вышеуказанные дела, причем совершенно не обременяя себя поисками какого-либо повода. Немецкие и литовские рати, в отличие от татарских, суздальские, а затем и московские князья почему-то в Русскую землю не призывали, а встречали крайне недружелюбно и даже с определенным остервенением. Я полагаю, что подобная избирательность должна иметь свое объяснение. Впрочем, недружелюбный прием московские князья зачастую устраивали и татарским ратям, в случаях, когда те приходили без соответствующего приглашения, но о данных фактах российские историки не любят вспоминать, дабы не нарушать стройную картину угнетения и порабощения Ордой русского народа. Однако об этом позже. Любопытно, что моголы, якобы завоевавшие Русские княжества, оставили у власти правящую до Батыева нашествия династию Рюриковичей, что вызывает, как минимум, недоумение. Не секрет, что, захватив Иран, моголы истребили династию Аббасидов и установили вместо нее собственную династию Хулагуидов, а захватив Китай, они основали здесь могольскую династию Юань. Русские княжества, как известно, платили Орде некоторую дань, называемую ордынским выходом. Между тем, татарскому завоеванию подверглось и Великое княжество Литовское (ВКЛ). Так, Новгородская Первая летопись старшего извода (НПЛ) под 6766 (1258) годом сообщает: «Тои же зимы взяша Татарове всю землю Литовьскую (курсив мой. – К.П.), а самехъ избиша». Однако ВКЛ никакой дани не платило, посему это завоевание в литературе называют набегом[3 - ВКЛ платило ордынский выход, но платило его Крымскому ханству.]. Почему Литва не платила ордынский выход, непонятно. Здесь можно предположить, что населявшие ВКЛ люди оказались куда более стойкими и несгибаемыми борцами за свободу, в отличие от тех же суздальцев. Однако утверждать, что в Литве проживали особо злостные неплательщики налогов, а в будущей Московии любители платежей, никак нельзя. И там и там проживал практически один народ, т. е. Русский, с некоторыми дополнениями в виде жмуди (жемайтов) и др. Что касается княжеско-боярского корпуса, то, действительно, налогообложением в пользу Орды, к примеру, новгородцев занимался лично Александр Невский, князь новгородский с 1236 по 1251 г. и великий князь владимирский с 1252 по 1262 г. В то же время трудно узреть какое-либо особое отличие между литовскими и суздальскими государями. К примеру, Довмонт[4 - Довмонт, в крещении Тимофей, псковский князь литовского происхождения. После убийства Миндовга, своего родственника по жене, Довмонт ушел в Псков, крестился и был избран князем. Защищал Псков то от Литвы, то от ливонских рыцарей. В 1268 г. участвовал в Раковорской битве; в 1269-м отстоял Псков. В 1299-м разбил подступивших к Пскову рыцарей и вскоре умер. Довмонт причислен к лику святых. Возведенная им каменная стена вокруг Пскова долго называлась Довмонтовой (Брокгауз).], который служил все тому же Новгороду (точнее Пскову), вообще-то являлся литовским князем, бояре же свободно переходили на службу от русских к литовским сюзеренам и обратно. Тем не менее Литва Орде ничего не платила, и это факт. Что же явилось побудительной причиной написания данной книги? Желание извратить историю, острый приступ европофобии или стремление очистить древность России от клеветы? Представьте себе, читатель, ни то, ни другое, ни третье. Причиной написания данной книги является попытка уйти от навязываемых российской наукой представлений о взаимоотношениях Русских княжеств и Орды. Нельзя не признать того факта, что теория «татаро-монгольского ига», равно как и печально известная «норманская теория», являются искусственными идеологическими конструкциями, созданными только для обоснования известной концепции Россия часть Европы. Между тем, автора этой книги не интересуют исторические галлюцинации российского правящего слоя и обслуживающей его части научной интеллигенции, и если сказать прямо и честно, автором движет весьма тривиальное желание докопаться до сути произошедших в XIII веке событий. Не в том дело, что некоторые исторические версии оскорбляют душу, прежде всего, следует предлагать версии, не оскорбляющие ум. Теория «монголо-татарского ига» оскорбляет ум своей разнузданной нелепостью. Теперь же постараемся разобраться с некоторыми проблемами средневековой российской истории. В данной книге будут рассмотрены политические, военные и экономические вопросы начального периода пресловутого монголо-татарского ига, а также некоторые вопросы этнического происхождения моголов (даданей). Завоеватели и оккупанты Прежде чем перейти к основным вопросам нашего расследования, мы должны определиться в терминах. В первую очередь зададимся вопросом: что такое завоевание? Как утверждает Словарь общественных наук (Яндекс. ру), завоеванием называется распространение системы политического и экономического господства на чужую территорию. Под вышеуказанным распространением подразумеваются действия некоего государства или народа-агрессора (если речь идет о совсем диком племени), вооруженные силы которого вторгаются на территорию проживания народа-жертвы и начинают разрушать и похищать материальные ценности, а также насиловать и убивать население. Завоевание может не сопровождаться оккупацией, тогда оно имеет вид набега, т. е. кратковременного вторжения, внезапного занятия, опустошения какой-нибудь территории (согласно словарю Ушакова). Набеги характерны для кочевников, а также, к примеру, для диких обезьян. Здесь я вовсе и не думаю шутить, обезьяны иногда действительно объединяются в стаи и совершают рейды на сады или посевы и сильно их опустошают. К примеру, не так давно в Кении, недалеко от города Кикую, жители деревни Начу оказались жертвой диких приматов. Практически каждую ночь, перед рассветом, около 300 обезьян стали совершать набеги на посевы маиса, картофеля и бобов. Дело в том, что обязанность следить за посевами является здесь делом женщин, однако обезьяны их не боялись, а самые наглые из зверей даже нападали на охранниц и гоняли их по полям. Следует отметить, что мужчин приматы остерегались. Пытаясь обмануть обезьян, жительницы Начу переодевались в мужские наряды, но обезьяны, как это ни удивительно, видели разницу и не убегали, более того, они взялись совершать в отношении женщин неприличные действия. Например, хватали себя за грудь и жестикулировали, показывая пальцами на интимные места. Смирившись с тем, что отпугнуть непрошеных гостей им не удастся, жители Начу решили собирать урожай раньше времени. Однако эти действия разозлили обезьян, и те стали врываться в дома и воровать продукты из амбаров. Примеров, подобных вышеприведенному, можно привести множество. В некоторых районах Азии стаи приматов представляют собой весьма серьезную угрозу для хозяйственной деятельности людей. Кроме того, что обезьяньи коллективы совершают набеги на человеческие сельскохозяйственные угодья, они нападают также и на соседей-обезьян, пытаясь отбить у тех самок и расширить ареал своего обитания. Впрочем, мы несколько отвлеклись. Что касается набегов кочевников, которые, по уверениям исторической науки, являлись настоящим проклятием Древней Руси, то они для населения средневековых русских княжеств, конечно же, были много опаснее нападений разбушевавшихся приматов, хотя схематично их действия мало чем отличались от происков бабуинов. По подсчету П.В. Голубовского, в период с 1061 г. по 1210 г. произошло 46 набегов, совершенных половцами самостоятельно «без княжеских приглашений». Из них на долю Переяславского княжества приходится 19, на Поро-сье – 12, Киевскую область – 4[5 - Голубовский П.В. Печенеги, торки, половцы до нашествия татар. Киев, 1884, с. 83.], на Северскую область – 7, на Рязань – 4. За это же время половецкие отряды 34 раза принимали участие в междоусобных войнах русских князей. Таким образом, сложно сказать, что вредило русским княжествам больше: набеги кочевников или же княжеские междоусобицы. Тем более что при наличии согласованной воли князей половцы терпели бо?льшие потери от нападений русских дружин, а после боевых действий 1103–1116 гг. угроза из степи оказалась сведена к минимуму. Вновь эта угроза проявила себя со 2-й половины XII века, т. е. с началом периода княжеских распрей. Половецкие набеги, как правило, были скоротечны и затрагивали в основном русские княжества, пограничные со степью. Владимир о-Суздальскую Русь, а тем более Новгород, они не беспокоили. Обязательно следует отметить, что половцы ходили в набеги летом, тогда как русичи предпочитали нападать на вежи кочевников именно зимой. На то существовали свои причины. По словам видного номадиста С.А. Плетневой: «Зимой кочевники были, как правило, ослаблены, заняты поисками наиболее удобных пастбищ, а если зима была суровой, то просто спасением скота от голодной смерти. И сами они, и их кони зимой нередко голодали и, во всяком случае, не были способны к решительным действиям. Надо сказать, что это обстоятельство отлично было известно на Руси: обычно русские отправлялись в степь за полоном и в последующие годы зимой (иногда подчеркивается, что зима была «лютой») или ранней весной, когда половцы еще не оправились от тяжелой зимы и, главное, не могли быстро маневрировать по степи из-за весеннего отела скота. Характерно, что и половцы при нападениях на русские земли всегда учитывали время наибольшей занятости населения княжеств полевыми работами и приходили на Русь летом (иногда по три раза за сезон!) или же, пользуясь бедственной засухой, почти беспрепятственно грабили русские пограничные села и городки»[6 - Плетнева С.А. Половцы. М., 1990, с. 114.]. Для защиты южных рубежей от нападений кочевников русские князья привлекали на службу различные группы кочевых же народностей, известных под общим наименованием «черных клобуков», как-то: торков, берендеев, турпеев и др., которым предоставляли для заселения территории в Поросье, Верхнем Побужье, по левой стороне Днепра и т. д. Летописи сообщают о сражениях служилых «черных клобуков» с «дикими» половцами в 1125, 1151, 1155, 1161, 1162, 1171, 1173, 1174, 1190 гг[7 - Каргалов В.В. Внешнеполитические факторы развития феодальной Руси. М., 1967, с. 56.]. Естественно, что служилым кочевникам выделялась определенная материальная помощь и поддержка. Для защиты от набегов из Половецкой степи русские князья также строили пограничные крепости. Активно занимались данным строительством Владимир Мономах, Владимир Святославич, Ярослав Мудрый. Такие города, как Изяславль, Колодяжин и др., изначально создавались как пограничные крепости, заполняемые специальным контингентом, т. е. военными поселенцами, которые обычно занимались хозяйственной деятельностью, но имели наготове боевых коней и все необходимое снаряжение и вооружение. Целью набегов кочевников южнорусских степей являлся захват пленных и имущества, «осаждать и штурмовать укрепления они не умели»[8 - Раппопорт П.А. Древние русские крепости. М., 1965 (WWW).]. Следует признать, что угроза, которую являли собой кочевники для Русских княжеств, не представляется значительной. Во-первых, как утверждает чл. – корр. АН СССР В.Т. Пашуто, размеры территории, страдавшей от половецких набегов, были сравнительно невелики[9 - Пашуто В.Т. Древнерусское государство и его международное значение. М., 1965, с. 98.] и представляли собой довольно узкую пограничную полосу. Во-вторых, по словам проф. В.В. Каргалова, половцы являлись не завоевателями, а беспокойными соседями, «которые ранили Русь набегами, но не могли и думать о том, чтобы нанести ей смертельный удар»[10 - Каргалов В.В. Внешнеполитические факторы развития феодальной Руси. М., 1967, с. 57.]. Необходимо понимать также и обычную, повседневную обстановку жизни того периода. Дело в том, что «столкновения между войсками отдельных феодалов были в ту пору повседневным, обычным явлением. Опасность грозила населению сел и городов не только во время вторжения иноземных войск, но и когда никакой «официальной» войны не было, при этом не только в пограничных районах, но и в центральных частях страны. Военные действия тогда редко имели широкие масштабы; в них, как правило, участвовали очень небольшие армии, но зато эти военные действия происходили почти непрерывно, и жизнь мирного населения постоянно была под угрозой»[11 - Раппопорт П.А. Древние русские крепости. М., 1965 (WWW).]. Сейчас зададимся вот каким вопросом, кого мы имеем в виду под половцами? Очевидно, что термин половцы, как бы там ни было, не является этнонимом, а имеет собирательное значение, обозначая население южнорусской степи и лесостепи вообще. Известный историк А.Л. Никитин утверждает: «Явление, которое отмечено в русских летописях этнонимом «половцы», на самом деле представляло собой сложный и весьма пестрый конгломерат степных народов, у каждого из которых был свой язык, свой облик, свои верования, обряды и традиции»[12 - Никитин А.Л. Половецкая Русь // Знание – сила, № 3, 2000.]. Русские летописцы, которые принадлежали к Православной Церкви и не являлись сотрудниками какого-либо этнографического института, разделяли людей, большей частью, по религиозному признаку. Весьма редко они снисходили до того, чтобы как-то конкретизировать ту или иную группу степняков, как-то: бродников, куманов, хиновинов и др. Забегая несколько вперед, следует отметить, что точно такое же собирательное значение, которое имеет термин половцы, имел в Средние века и термин татары. Сигизмунд Герберштейн (1486–1566 гг.) отмечал: «Если кто пожелает описать татар, тому придется описать множество племен(НГ[13 - НГ – добавления немецкой редакции.] обычаи, образ жизни и устройство земли многих народов), ибо это (НГ общее) имя они носят только по их вере, сами же суть различные племена, далеко отстоящие друг от друга»[14 - Герберштейн С. Записки о Московии. М.: МГУ, 1988, с. 165.]. Какова была численность кочевого населения южнорусских степей в XII–XIII вв.? По словам С.А. Плетневой: «Всего в восточноевропейских степях кочевало… в первой половине XII в. не менее 12–15 орд, а это значит, что общее количество населения равнялось примерно 500–600 тыс. человек. Если учесть, что в среднем малая семья в пять человек, чтобы вести кочевое хозяйство, должна была иметь стадо, соответствующее по поголовью 25 лошадям (1 лошадь=5 голов рогатого скота+6 овец), то можно представить себе размеры передвигавшихся по степям соединенных кочевий-веж. Следует помнить также о существовании степных богачей, имевших во владении стада, состоявшие из 10 тыс. коней и 100 тыс. голов овец. Поэтому, несмотря на природные богатства, южнорусские степи фактически могли обеспечить в целом небольшое количество скотоводов-кочевников»[15 - Плетнева С.А. Половцы. М., 1990, с. 115.]. Численность населения Русских княжеств в XIII веке составляла, как утверждает Г.В. Вернадский на основании списков крымских ханов (см. «Монголы и Русь»), чуть больше 8 млн. чел. Л.Н. Гумилев полагал, что данное число находилось в пределах 5–6 млн. чел. («Древняя Русь и Великая степь»). Какова была политическая обстановка в южнорусских степях в XII веке и в XIII, к моменту появления здесь моголов? Необходимо признать, что политическая обстановка в Половецкой степи отличалась явной нестабильностью и частыми междоусобицами. Марко Поло сообщал: «Первым царем западных татар был Саин; был он сильный и могущественный царь. Этот царь Саин покорил Росию, Команию, Аланию, Лак, Менгиар, Зич, Гучию и Хазарию; все эти области покорил царь Саин. А прежде нежели он их покорил, все они принадлежали команам [кипчакам], но не были они дружны между собою и не составляли одного царства, а потому команы потеряли свои земли и были разогнаны по свету; а те, что остались на месте, были в рабстве у этого царя Саина»[16 - Марко Поло. Книга о разнообразии мира (WWW).]. Политическая нестабильность в южнорусских степях приводила к серьезным нарушениям внешней торговли Русских княжеств на черноморском и каспийском направлениях. Киевский князь Мстислав, обращаясь к другим русским князьям, отмечал в 1170 г.: «Уже у нас и Гречьскии путь (в Византию. – К.П.) переступаюче, и Солоныи (через Лукоморье к соляным озерам. – К.П.), и Залозный» (к Азовскому морю и Тмутаракани. – К.П.). По словам В.В. Каргалова, движение торговых караванов по Залозному пути почти полностью прекратилось уже в конце XI в., кроме того, половецкие разбойные группировки серьезно нарушали соляную торговлю Киевской земли с Галицией. На волжско-каспийском направлении дело обстояло нисколько не лучше. Как утверждает С.А. Плетнева: «Сохранились сведения, что в конце XII в. город (Саксин[17 - Предполагается, что он возник на месте хазарского Итиля и также контролировал волжскую торговлю.]. – К.П.) часто грабили отдельные кипчакские отряды»[18 - Плетнева С.А. Половцы. М., 1990, с. 117]. Таким образом, к 1237 г. русские князья непосредственно контролировали только Новгород и торговлю на балтийском направлении, но на этом направлении и именно к этому времени стали проявлять неумеренную военно-политическую активность крестоносцы, поддерживаемые папской курией. Именно обстоятельства, связанные с внешней торговлей, в отличие от набегов мелких половецких групп на приграничную полосу русских княжеств, непосредственно влияли на политику русского княжеского корпуса. Это стоит понимать со всей ясностью. Сейчас следует обратиться к значению термина оккупация, поскольку завоевание без оккупации более всего напоминает вышеупомянутый набег, а на последний, в чем мы уже убедились, способны и совершенно дикие обезьяны. Итак, оккупацией (от лат. occupatio – захват) называется военное, временное занятие вооруженными силами территории противника (БСЭ). При оккупации какого-либо государства его органы власти прекращают свою работу, а административное управление территорией осуществляется военным командованием оккупационных войск. Оккупирующая сторона, хотя это и может показаться странным, принимает меры по упорядочению общественной и хозяйственной жизни на занятой территории, поскольку целью любой власти на любой территории является эксплуатация местного населения, а она (эксплуатация) трудно осуществима без наведения какого-то порядка. Так, Типографская летопись[19 - ПСРЛ. Т. 24, М.: Языки русской культуры, 2000 (WWW).] под 1242 годом сообщает о нашествии немцев: «В лето 6750 взяша Немцы Псковъ и наместников своих посадиша (выделено мной. – К.П.). Князь же великый Александръ шедъ и изнима наместниковъ ихъ, а самъ поиде на землю Немецьскоую и с братомъ Андреемъ. И сретоша Немцы великого князя на Чюдскомъ озере, на Узмени, оу Ворониа камени. Бишася, и поможе Богъ великомоу князю: множество изби, а иныхъ роуками яша. И биша ихъ на 7 връстъ по ледоу, месяца апреля 5, на Похвалоу святыа Богородица». Т.е., заметьте, читатель, немцы захватили Псков и тут же оперативно приступили к организации власти. Моголы не предприняли ничего подобного ни во время событий 1237–1238 гг. во Владимиро-Суздальском княжестве, ни в 1239 г. после разгрома Черниговского княжества, ни в 1240 г. после погрома Киева. Может быть дикие кочевники моголы, в отличие от высокоцивилизованных немцев, ничего не понимали в государственных делах и организации управления завоеванными территориями? Вовсе нет. Рашид ад-Дин, к примеру, сообщает следующее: «Год Коин, год барана, приходящийся началом на [месяц] мухаррам 620 г. х. [4 февраля – 5 марта 1223 г. н. э.]. Весною этого года Чингизхан вернулся с берегов реки Синда и послал Угедей-каана на завоевание Газнина и его районов. Тот взял [Газнин] и учинил избиение и грабеж. Когда наступила жара, [Чингиз-хан] его отозвал. Он прибыл к стопам отца в степь Барукан. Они там провели лето, пока не вернулся из Хиндустана Бала-нойон; города, которые были в тех пределах, он захватил и оставил [там] наместников [шихнэ]»[20 - Рашид ад-Дин. Сборник летописей. М.-Л., 1952. Т. 1. Кн. 2, с. 257.]. Таким образом, уже к 1223 году моголы были вполне образованны в области государственного строительства и эксплуатации завоеванных территорий. Кстати, Елюй Чуцай[21 - Елюй Чуцай (3.8.1189—2.6.1243), монгольский государственный деятель и ученый. Происходил из киданьского императорского рода. Получил китайское классическое образование. В 1218 г. стал советником Чингисхана, которого сопровождал в завоевательных походах в Среднюю Азию. При преемнике Чингисхана Угедее (1229–1241) был назначен главой центральной ханской канцелярии, но ведал делами только Северного Китая.] в это время уже пять лет как управлял административными делами Чингис-кагана. Зададимся простым вопросом: почему моголы не оккупировали Русские княжества так, как они это сделали с Ираном, Китаем и Средней Азией? Историческая наука предоставляет нам два объяснения. Первое объяснение принадлежит Н.М. Карамзину: «Если бы Моголы сделали у нас то же, что в Китае, в Индии или что Турки в Греции; если бы, оставив степь и кочевание, переселились в наши города: то могли бы существовать и доныне в виде Государства. К счастию, суровый климат России удалил от них сию мысль. Ханы желали единственно быть нашими господами издали, не вмешивались в дела гражданские, требовали только серебра и повиновения от Князей» («История государства Российского»). Второе объяснение принадлежит С.Ф. Платонову: «Да и как татарское влияние на русскую жизнь могло быть значительно, если, завоевав Русь, татары не остались жить в русских областях, богатых неудобными для них лесами, а отошли на юг, в открытые степи?» («Полный курс лекций по русской истории»). Таким образом, причиной нежелания моголов оккупировать Русские княжества называются, во-первых, климат, во-вторых, ландшафт, каковые факторы, безусловно, играют огромную роль в человеческой жизни. Вряд ли кто-то станет утверждать, что африканские негры желали бы заняться оленеводством в тундре. Кстати, я думаю, что и эскимосы возражали бы против своего расселения в районе экватора. Объяснения, обнародованные Н.М. Карамзиным и С.Ф. Платоновым в XIX веке, не потеряли своего значения и для нынешней исторической науки. Так, проф. В.Л. Егоров в монографии «Историческая география Золотой Орды в XIII–XIV вв.» пишет следующее: «Само понятие «граница» в глазах кочевников-монголов связывалось в первую очередь с землями, неудобными или не приспособленными для ведения кочевого хозяйства. Естественной помехой в таких случаях служили леса и горы»[22 - Егоров В.Л. Историческая география Золотой Орды в XIII–XIV вв. М., 1985 (WWW).]. Что мы знаем о климате и ландшафте МНР, из глубин которой, как это обычно утверждается большинством историков, и вышли могольские полчища? За разъяснениями на этот счет обратимся к справочной литературе. По сообщению авторов Энциклопедического словаря (1982 г.), в Монголии климат сухой, резко континентальный. Средняя температура января от -35° до -10° С, июля – от 18° до 26° С; осадков от 60 до 300 мм (в горах до 500 мм) в год. За время, прошедшее от рождения Чингис-кагана, климат на территории МНР не изменился, т. е. как он был резко континентальный, так и остался. В ландшафте МНР преобладают степи; на юге – полупустыни и пустыни, в горах местами – лесостепи и хвойные леса. Рассмотрим, для сравнения, климат Московской области. Средняя температура января здесь составляет от -10° до -11° С, июля – от 17° до 18° С. Осадки 450–650 мм. По сравнению с Монголией климат Московской области гораздо мягче, он не такой засушливый, зимой здесь теплее, летом не так жарко. В Астраханской области, т. е. там, где находятся развалины могольских городов Сарай-Бату и Сарай-Берке, средняя температура января составляет от -7° до -10° С, июля – от 24° до 25° С. Осадки от 170 до 250 мм в год. В Астраханской области зимой чуть теплее, чем в Московской, но летом температура значительно выше, а климат более засушлив. Однако самые лучшие климатические условия наблюдаются в Киевской области. Средняя температура января здесь от -5° до -7° С, июля – от 17°—18° С. Осадки от 500–600 мм в год. Вывод будет следующий. И в Москве, и в Астрахани, и в Киеве климат несравненно благоприятнее, чем в халхинских степях. Что же касается ландшафта, то Владимиро-Суздальская Русь в XIII веке действительно представляла собой огромное пространство, заполненное сплошным массивом широколиственных и смешанных лесов, а вот Киев был расположен (и располагается) в непосредственной близости от степи, и его, в свое время, пытались захватить еще печенеги. Сейчас, читатель, нам следует взглянуть на карту могольских завоеваний. Она весьма впечатляет. Под контролем моголов около сотни лет находилась чуть ли не вся Евразия, со всеми своими евразийскими климатическими и ландшафтными зонами, вплоть до Индии и джунглей Вьетнама. Т. е. непривычный климат и ландшафтное разнообразие не отвращали моголов от завоеваний. С.Ф. Платонов утверждает, что леса для монголов представляли неудобство. Так ли это на самом деле? По сообщению энциклопедии «Всемирная история», в течение почти ста лет, с 70-х годов XIII в. до 70-х годов XIV в., под игом моголов находилась Корея. Между тем, большая часть Корейского полуострова занята горами (высота до 1915 м – г. Чирисан), а на западе – холмистыми равнинами. Климат Кореи муссонный. Средние температуры января от -21° С на севере до 4° Сна юге, июля соответственно от 22° до 26° С. Осадки 900—1500 мм в год. В ландшафте преобладают смешанные широколиственные и (на юге) вечнозеленые субтропические леса. В Корее нет степей, удобных для моголов. Большая часть Кореи – горная местность. С конца 60-х годов XIII века моголы предпринимали неоднократные попытки вторжения на Японские острова. Первое их нападение на Японию произошло в 1274 г. Моголы сравнительно легко справились с защитниками островов Цусима и Ики. Правители этих островов были убиты, а сами острова опустошены. Японию уберегли от завоевания два обстоятельства: гибель в бою главнокомандующего Лю и тайфун, который сильно повредил и разметал их флот. В результате моголы вынуждены были отступить. В 1281 г. против Японии были двинуты уже целых два флота, общей численностью до тысячи судов с десантным корпусом численностью около 100 тыс. бойцов. Здесь японцев опять выручил тайфун. Однако Хубилая не остановил и второй провал. Началась усиленная подготовка к третьему походу: строились новые корабли, заготовлялось оружие и продовольствие. Только неудачные действия в Индокитае заставили Хубилая отказаться от завоевания Страны восходящего солнца. Климат Японии субтропический муссонный, на севере умеренный, на юге тропический. Средние температуры января от -5° С на о. Хоккайдо до 16° С на арх. Рюкю, июля соответственно от 22° до 28° С. Осадков на большей части страны 1700–2000, на юге до 4000 мм в год, осенью обычны тайфуны. Реки короткие, многоводные. Свыше 2/3 территории заняты лесами (на Хоккайдо главным образом хвойными, южнее – субтропическими вечнозелеными) и кустарниками. Остается только гадать, зачем кочевникам оказалась так необходима Япония, если она на две трети покрыта неудобными для них лесами? Между тем, Хубилай проявил невиданное упорство, пытаясь ее завоевать. Любопытно, что моголы пытались завоевать и Вьетнам, в который они вторгались в 1257-м, в 1284-м и в 1287–1288 гг., но каждый раз вынуждены были уходить, натолкнувшись на упорное сопротивление его населения. Вьетнамские природные условия отличаются от природы Халхи разительно. Климат здешних мест тропический муссонный. Осадков 1500–3000 мм в год. Средние температуры на юге меняются мало (от 26° С в декабре до 29° С в апреле), на севере – от 15° С в января до 28° С в июле, в горах прохладнее. Осенью нередки тайфуны, наводнения. 40 % территории покрыто тропическими лесами. Несмотря на то, что во Вьетнаме растут сплошные тропические леса, и здесь моголы проявили редкостное завоевательное упорство. В 1277 г. моголы вторглись в Бирму. Бирма (Мьянма) это преимущественно горная страна, только в центральной части и на юге находится Иравадийская равнина. Климат тропический муссонный. Средние температуры марта – апреля (наиболее жарких месяцев) 30°—32° С, января – 13° С на севере, 20°—25° С – на юге. Осадков от 500 мм в год на равнине до 3500 мм в горах. Большую часть территории занимают тропические и муссонные леса. Моголы воевали в Индии, на территорию которой они вступили первый раз в 1221 г., преследуя правителя Хорезма Джелал-ад-дина. В 1241 г. могольские войска снова совершили налет на Индию и захватили Лахор. С этого времени могольские ханы начали предпринимать одно вторжение за другим. Климат Индии преимущественно тропический, на севере – тропический муссонный. На равнинах средние температуры января составляют от 15° С на севере до 27° С на юге, мая 28°—35° С. Осадков от 60—100 мм в год в пустыне Тар на западе страны, 300–400 мм в центральных районах Декана, 3000–6000 мм в Восточных Гималаях и на внешних склонах Гат, до 12 000 мм в Черапунджи на плато Шиллонг (самое влажное место на Земле). Основные реки – Ганг, Брахмапутра, Инд. Ландшафт представляет из себя тропические леса, саванну и кустарниковую полупустыню. Могольский десант высаживался даже на остров Ява в начале 1292 г. Он появился здесь по просьбе зятя убитого короля, который рассчитывал с помощью моголо-китайских отрядов восстановить власть своего дома. Что из себя представляют природа и климат острова? Климат Явы является преимущественно экваториальным и субэкваториальным, на низменности среднемесячные температуры от 25° до 27° С, в горах – прохладнее. Осадков 2000–4000 мм в год. Реки многоводны. Около 2/3 территории покрыто влажными тропическими лесами. Как видите, читатель, территория захваченной моголами Явы также по большей части покрыта лесами. Тем не менее, моголам данное обстоятельство не представлялось существенным. Итак. Границы могольских завоеваний простирались от экваториального климатического пояса Явы до холодного континентального климата России, от тайги до тропических лесов. Очевидно, что и официальный историограф Государства Российского Н.М. Карамзин и проф. С.Ф. Платонов не правы в своих утверждениях. Не мог «суровый российский климат» помешать моголам поселиться в Центральной России. Резко континентальный климат халхинских степей предлагает еще более суровые условия для жизни. Зимой здесь очень холодно, летом очень жарко, выжить в данных условиях способны только закаленные, крепкие люди. Обязательно отметим следующее. Ни в оккупированном Иране, ни в оккупированном Китае моголы не занимались пастьбой овец. Это благородное занятие они могли с гораздо большим успехом практиковать в северокитайских и волго-донских степях. По словам Г.В. Вернадского: «В одном отношении многие монголы в Китае порвали с древними традициями. Они захотели иметь земельные поместья в сердце Китая, что приводило к слиянию их социальных и экономических интересов с интересами высшего слоя китайских землевладельцев. Именно это было одной из причин антимонгольских настроений среди крестьян Южного Китая в середине XIV столетия. Монголы вызывали схожий интерес к приобретению земельных владений в Персии» («Монголы и Русь»). Получается довольно неожиданная картина. Моголы с удовольствием присваивали земельные поместья в Иране и Китае, и только Россия ничем не смогла их прельстить. Известный советолог и русолог Р. Пайпс видит дело следующим образом: «Если бы Русь была столь же богата и культурна (выделено мной. – К.П.), как Китай или Персия, монголы, безусловно, просто оккупировали бы ее и сели бы править в ней сами. Но поскольку дело обстояло не так, им не было смысла самим селиться в лесу, и они предпочитали оставаться в степях с их тучными пастбищами и богатыми торговыми путями. Сперва они попробовали использовать монгольских откупщиков, однако из этого ничего не получилось, и, в конце концов, они порешили, что лучше самих русских дела никто не делает» («Россия при старом режиме»). Р. Пайпс демонстрирует совершенно потрясающий ход мысли. Таким образом, на вопрос, почему в США не собирают налоги турки, можно глубокомысленно изречь: «Потому, что лучше самих американцев этого дела никто не сделает». Кроме того, что в США не собирают налоги турки, так же и в Англии не собирают налоги китайцы, а во Франции японцы и т. д. Отчего так происходит? Так происходит не только потому, что никто лучше англичан не соберет налоги в Великобритании, но еще и потому, что англичане не позволят работать здесь китайским, зимбабвийским, новозеландским и прочим иноземным мытарям. Дело в том, что пресловутые «монгольские откупщики» упомянутые Р. Пайпсом, может быть, и собирали бы налоги в Русских княжествах, но их в 1262 году вырезали. В 1262 году русские князья, единовременно во всех городах, перебили всех представителей ордынской налоговой администрации, за исключением тех, кто в спешном порядке окрестился в православную веру и был связан с местным населением кровными узами. Никоновская летопись[23 - ПСРЛ. Т.10. СПб., 1885 (WWW).] сообщает об этих событиях: «Князи же Русстии, согласившися межи собою, и изгнаша Татаръ изъ градовъ своихъ. Бе бо отъ нихъ насилие, откупаху бо богатыя у Татаръ дани и корыстоваахуся сами, и мнози люди убози в ростехъ работаху. И тако князи Русстии изгнаша Татаръ, а иныхъ избиша, а иные отъ нихъ крестишася во имя Отца и Сына и Святаго Духа». Читатель может заявить: «Все это понятно, но та же вышеупомянутая Англия не отсылает часть средств в Орду!». Да, это так. Орды давно нет, Англия же передает часть собранных налогов своей армии, кроме того, Англия оказывает материальную помощь (за счет тех же налогов) некоторым бывшим своим колониям, а когда эти колонии не были бывшими, то Англия обустраивала в них инфраструктуру, образование, медицинскую помощь, правопорядок и т. д. Читатель опять может заявить, что вложенные в колонии деньги Англия с прибылью возвращала назад за счет торговли. Вот именно в этом все и дело! Все дело в торговле. Торговля и война В чем состояла причина могольской экспансии? Здесь есть один нюанс. Следует различать причины успеха каких-либо действий и причины самих действий. Так, причиной пресловутого разгрома Русских княжеств монголо-татарами обычно называется их феодальная раздробленность, что, само по себе, не вызывает особых возражений. А вот причину именно агрессии моголов и именно по отношению к древним русичам назвать не так-то и просто, как это может показаться. Г.В. Вернадский полагал, что «внезапный взрыв агрессии среди монголов в начале XIII столетия все еще остается психологической загадкой». Побудительной же причиной действий самого Чингис-кагана он видел то, что «Чингисхан был вдохновлен религиозным чувством, связанным с идеалом универсального государства»[24 - Вернадский Г.В. Монголы и Русь (WWW).]. Как известно, по сообщению некоторых источников, среди моголов были распространены идеи равенства. Отсюда можно подумать, что в начале XIII века моголы хотели утвердить в мире то же, что и российские большевики в начале ХХ, т. е. всемирную диктатуру пролетариата. Так, Г.В. Вернадский приводит выписку из Джувейни о могольских нравах: «Существует равенство. Каждый человек работает столько же, сколько другой; нет различия. Никакого внимания не уделяется богатству или значимости»[25 - Вернадский Г.В. Монголы и Русь (WWW).]. Л.Н. Гумилев считал, что моголы в начале XIII века пребывали в той ранней стадии этногенеза, в которой в обществе наблюдается большое количество «людей длинной воли», т. е. пассионариев. Любопытно то, что начало этногенеза современного этноса монголов-халхинцев (халх монголчууд) следует отнести не к концу XII – началу XIII вв., а к концу XV – началу XVI вв., т. е. ко времени правления Даян-хана (р. 1460 г., правил с 1479 по 1543 г.)[26 - См. Бичурин Н.Я. (Иакинф) Историческое обозрение ойратов, или калмыков, с XV столетия до настоящего времени. Элиста, 1991; так же см. Златкин И.Я. История Джунгарского ханства (1635–1758). М., 1964.]. Именно в это время и появилось самоназвание халха. Увы, но древние моголы-дарлекины и производные от них нируны, к которым принадлежали род и племя Чингис-кагана, не являются этносами-предками халхинцев. Китайские источники относили их к северо-восточным мохэ, византийские и армянские авторы утверждали, что моголы имели тохарское происхождение, а собственный могольский источник «Сокровенное сказание» называет прародительницей моголов Прекрасную Аланку (Алан Гоа). Большинство советских историков сходится на том, что моголы являлись дикими кровожадными бандитами, которые не мыслили свою жизнь без разбоев и грабежей, и все это оттого, что они были кочевниками, а кочевники без набегов не представляют себе жизни, равно как и некоторые виды бабуинов. Однако известно, что по приходе в южнорусские степи моголы первым же делом занялись строительством городов и покровительством торговле и ремеслам. Акад. Б.Д. Греков и А.Ю. Якубовский в известнейшем научном труде «Золотая Орда и ее падение» указывают: «В Золотой Орде была очень развита городская жизнь. Думается, что один список ремесленных и торговых городов в Крыму, на Кавказе, в Булгаре, Нижнем Поволжье и Хорезме мог бы произвести сильное впечатление. Подавляющее число городов существовало, конечно, задолго до образования Золотоордынского государства. Такие города, как Кафа (Феодосия), Судак, Керчь в Крыму, Азак (Азов) на Азовском море, Ургенч в Хорезме, Булгар, Биляр при монголах значительно выросли; другие, как Крым (ныне Старый Крым), Сарай-Бату и Сарай-Берке в Поволжье, Маджар на Северном Кавказе и др., были выстроены заново»[27 - Греков Б.Д., Якубовский А.Ю. Золотая Орда и ее падение (WWW).]. Следует отметить, что источники содержат немало свидетельств о могольской тяге к городскому строительству. Так, Тэмугэ-отчигин, младший брат Чингис-кагана, по словам Рашид ад-Дина, «отличался [своей] большой любовью к строительству и везде, куда ни приходил, он строил дворцы [сарай] и загородные дворцы [кушк] и [разбивал] сады [баг]. Чингиз-хан любил его больше других братьев и сажал выше всех старших братьев»[28 - Рашид ад-Дин. Сборник летописей, М.-Л., 1952. Т.1. Кн. 2, с. 55.]. О том, как жили могольские аристократы, читатель может узнать из Приложения 5, помещенного в конце книги. В нем сообщается о результатах работы Амурской экспедиции ИИАЭ народов Дальнего Востока ДВО РАН в Приаргунском районе Читинской области. Экспедиция, руководимая А.Р Артемьевым, проводила исследования древнемонгольского города XIII–XIV вв., основанного племянником Чингис-кагана, третьим сыном его младшего брата Джочи-Хасара – ханом Есунгу. Раскопки проводились на территории поместья могольского феодала, который проживал в усадьбе площадью 1000 кв. м. Здания усадьбы отапливались канами, ограждались стенами из сырцового кирпича и глины, крыши покрывались фигурной черепицей. И т. д. Таким образом, могольские аристократы проживали оседло, и более чем очевидно, что и находившиеся при них войсковые подразделения также не кочевали по степям. Что касается бурного процесса урбанизации в Орде, то о нем можно узнать из монографии В.Л. Егорова «Историческая география Золотой Орды в XIII–XIV вв.». Материал, собранный автором, впечатляет. Известно, что уже Бату вслед за утверждением своей власти на Нижней Волге принялся за строительство столицы, города Сарая, который впоследствии являлся одним из крупнейших городов того времени. Его население составляло около 75 тыс. человек[29 - Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов по истории Золотой Орды. СПб., 1884, т. 1, с. 550.]. Для сравнения, в Париже XIII века проживало 120 тыс. человек. В.Л. Егоров пишет, что «археологические исследования рисуют город (Сарай. – К.П.) чрезвычайно благоустроенным для своего времени населенным пунктом, располагавшим водопроводной и канализационно-сточной системами». Уровень коммунального хозяйства в ордынских городах был очень высок, в Западной Европе того периода даже и не думали о канализации, выливая помои прямо на улицы. По словам ученого, к примеру, «археологические исследования (Сарая ал-Джедида. – К.П.) свидетельствуют о благоустройстве города – наличии здесь не только водопровода, но и сложных гидротехнических устройств, регулировавших уровень окружающих водоемов и создававших необходимые запасы воды»[30 - Егоров В.Л. Историческая география Золотой Орды в XIII–XIV вв. М., 1985 (WWW).]. В.Л. Егоров отмечает, что особенно «пышного расцвета градостроительство и архитектура достигли при хане Узбеке и наследовавшем ему Джанибеке. Время их правления характеризуется ростом территории городов и возникновением значительного числа новых населенных пунктов. Самым крупным из них был Сарай ал-Джедид (Новый), заложенный Узбеком в начале 30-х годов XIV в. и ставший впоследствии столицей. Появление в этот период больших по размерам городов и более мелких поселков приводит к возникновению в степях обширных оседлых районов, тянувшихся на десятки километров (выделено мной. – К.П.). Побережье Волги почти сплошь застраивается городами, поселками и деревнями. Вдоль левого берега р. Ахтубы (от самого ее истока до Сарая ал-Джедид и дальше) появляется непрерывная полоса оседлости, состоявшая из мелких городов, поселков и замков аристократии, окруженных возделанными полями». В.Л. Егоров выделяет следующие стадии градостроительства в Золотой Орде: 1. Период восстановления и использования старых городов, существовавших до прихода моголов, – 40-е годы XIII в. 2. Начало градостроительства в степях во время правления Бату – первая половина 50-х годов XIII в. 3. Подъем градостроительства при Берке – с середины 50-х до середины 60-х годов XIII в. 4. Период замедленного роста городов – с 70-х годов XIII в. до начала второго десятилетия XIV в. 5. Расцвет градостроительства при Узбеке и Джанибеке – со второго десятилетия до 60-х годов XIV в. 6. Затухание и упадок градостроительства – с 60-х годов XIV в. до 1395 г. Следует напомнить читателю, что города имеют, прежде всего, торгово-промышленное значение, т. е. как пункты сосредоточения торговых рынков и ремесел. Н.К. Арзютов в книге «Золотая Орда» характеризует ордынское государство как «державу купцов». По его словам: «Настоящим главой государства было купечество, торговая буржуазия. Купцом же являлся, говоря по существу, сам хан. Вся военная политика сводилась к тому, чтобы удержать в своих руках такие торговые магистрали, как с севера на юг – Волгу и с запада на восток – сухопутный»[31 - Арзютов Н.К. Золотая Орда. Саратов, 1930, с. 9.]. Сейчас посмотрим на один характерный штрих, которым сопровождались могольские погромы. Во-первых, если город, к которому подступали «татаро-монгольские» завоеватели, выполнял их требование сдаться, то он был избавлен от всяческого насилия и грабежа, если же жители города решались на боевые действия, то последствия порой бывали самыми ужасными. Во-вторых, даже при следующей за взятием города резне моголы обычно действовали вполне рационально. Так, о завоевании Бенакета Рашид ад-Дин пишет следующее: «[Наместник Бенакета] Илгету-мелик с бывшим у него войском, состоящим из [тюрков]-канлыйцев, сражался [с монголами] три дня, на четвертый день население города запросило пощады и вышло вон [из города] до появления покорителей. Воинов, ремесленников и [простой] народ [монголы] разместили по отдельности. Воинов кого прикончили мечом, кого расстреляли, а прочих разделили на тысячи, сотни и десятки»[32 - Рашид ад-Дин. Сборник летописей, М.-Л., 1952. Т.1 Кн. 2, с. 201]. В хашар, т. е. во вспомогательные инженерно-строительные подразделения, отправили молодежь, очевидно как малоквалифицированную рабочую силу. Тюркских солдат, составлявших гарнизон, перебили, таким образом, распространенная версия о присоединении к армии Чингис-кагана воинов завоеванных стран является сомнительной и малоубедительной. Особое отношение моголы проявляли к ремесленному народу. После взятия Самарканда «сосчитали оставшихся [в живых]. Из этого числа выделили ремесленников тысячу человек [и] роздали сыновьям, женам [хатун] и эмирам»[33 - Рашид ад-Дин. Сборник летописей, М.-Л., 1952. Т.1. Кн. 2, с. 208]. Неужели можно поверить, что вслед за каким-то кочующим могольским ханом передвигались не только его нукеры, стада и гарем, но еще и тысячи ткачей, кузнецов, шорников, плотников, ювелиров, оружейников и пр.? Считаю необходимым повторить элементарную вещь: города как раз и создаются для размещения ремесленников и торговых людей. Я думаю, что программой-максимум могольского руководства являлось завоевание контроля над системой трансевразийских торговых путей, иначе – над Великим шелковым путем (ВШП). Следует признать, что моголам удалось достичь своей цели. До моголов это оказалось по силам, пожалуй, только государству, известному в истории как Тюркский каганат, титульным народом которого являлись тукю (туцзюэ), бывшие отраслью хуннов. Правящий дом тукю назывался Ашина и, вполне возможно, имел арийское происхождение. Вопрос состоит в том, что для завоевания контроля над ВШП, а это в Средние века означало завоевание мирового господства, требовалось не только неуемное желание воевать, каковое в истории проявляли не только моголы, но и значительные материальные средства, а также, что более чем очевидно, широкая поддержка купечества. Как известно, купцам выгодно устранение всяческих излишних таможенных барьеров, связанных с феодальной раздробленностью на всем протяжении караванных дорог, а также обеспечение безопасности торговли под единым военным руководством. Необходимо отметить, что наибольшую опасность для торговых караванов составляли именно немногочисленные, но мобильные бандформирования кочевников. Так вот, для охраны караванных путей от нападений кочевников Чингис-каганом как раз и создавались специальные караульные отряды корукчиев. Ситуация здесь сильно напоминает вооруженную борьбу Советской власти с басмачеством в Средней Азии, которая велась в основном силами небольших, постоянно отмобилизованных и хорошо оснащенных карательных отрядов РККА. Частичного успеха в борьбе за контроль над ВШП смог добиться Тимур в последней трети XIV в. Однако из-за огромной протяженности караванных дорог и связанных с этим трудностей управления (известно какие в те времена были средства связи) удержать ВШП под единым контролем было чрезвычайно трудно. Обычно наблюдалось нечто вроде его раздела между несколькими крупными государствами. Так, в конечном итоге, разделилась на улусы и Могольская империя, выделив из себя Орду, государство Хулагуидов, империю Юань и улус Чагатаидов. Включение Северо-Восточной Руси, т. е. будущей Великороссии, в систему ВШП осуществлялось по Волге. Главным экспортным товаром для суздальцев являлись меха, о чем хорошо было известно тому же Марко Поло, служившему у кагана Хубилая кем-то вроде чиновника по особым поручениям: «Россия большая страна на севере… Страна эта не торговая, но много у них дорогих мехов высокой ценности; у них есть и соболя, и горностаи, и белки, и эрколины, и множество славных лисиц, лучших в свете…»[34 - Джованни дель Плано Карпини. История монгалов; Гильом де Рубрук. Путешествия в восточные страны; Книга Марко Поло. М.: Мысль. 1997, с. 369.] Волжский путь являлся главным торговым путем для населения Северо-Восточной Европы с древнейших времен. Восточные авторы были хорошо знакомы именно с Волжским путем, и, по всей видимости, они были гораздо менее осведомлены о торговом пути по Днепру и живущих по его течению словенских племенах. Именно на этой точке зрения стоит известный историк Г.Ф. Корзухина, которая изложила ее в некоторых своих работах[35 - Г.Ф. Корзухина. Русские клады. М., 1954, с. 34; Путь Абу-Хамида ал-Гарнати из Булгара в Венгрию // Проблемы археологии, вып. II. Л., 1978, с. 190.]. Д.А. Мачинский, к примеру, утверждал, что все «три группы» руси, о которых писали многие восточные авторы[36 - Ал-Истархи: «Их (русов. – К.П.) три группы (джинс). Одна группа их ближайшая к Булгару, и царь их сидит в городе, называемом Куйаба, и он (город) больше Булгара. И самая отдаленная из них группа, называемая ас-Славийя, и (третья) группа их, называемая ал-Арсания, и царь их сидит в Арсе».], находились именно в Поволжье и ни одна из них не имела отношения к Поднепровью[37 - Мачинский Д.А. Ростово-Суздальская Русь и «три группы Руси» восточных авторов // Материалы к этнической истории Европейского Северо-Востока. 1985, с. 3—23 и др. статьи.]. По словам И.В. Дубова, автора монографии «Великий Волжский путь»: «Новейшие данные подтверждают заключение Б.А. Рыбакова, согласно которому первым важнейшим направлением древнерусской торговли было арабо-иранское, а… главную роль в нем играла Волжская система»[38 - Дубов И.В. Великий Волжский путь. Л., 1989, с. 167.]. Торговый путь из Ростова и Суздаля шел по Волге через Волжскую Булгарию, достигал волжского устья, далее по Каспийскому морю славянские (русские) купцы шли на юг, держась западного побережья, к Рею (у южного побережья Каспия), который, по сообщению арабского анонима Х века, являлся «складочным местом всего мира»[39 - Гаркави А.Я. Сказания мусульманских писателей о славянах и русских. СПб., 1870, с. 251.], от Рея некоторые двигались на Багдад. Существовало одно, сухопутное, ответвление от Волжского пути – в районе Булгара формировались караваны, которые шли по Восточному пути, проходя между Каспием и Аральским морем в Хорезм. По этому пути поступали, как сообщал арабский географ второй половины X в. ал-Макдиси, меха соболей, горностаев, хорьков, ласок, куниц, лисиц, бобров, зайцев и коз, также свечи, стрелы, кора белого тополя, высокие шапки, рыбий клей, рыбьи зубы, касторовое масло, амбра, выделанные лошадиные кожи, мед, лущеные орехи, соколы, мечи, панцири, березовая кора, рабы, бараны, коровы. Через рынки Итиля проходили большие партии рабов в Иран и Среднюю Азию: славян, булгар, буртасов, печенегов и других пленников из оседлых и кочевых народов Восточной Европы. По словам араба Ибн-Руста (X в.) и перса Гардизи (XI в.), живущие в Поволжье народы охотились друг на друга, захватывали людей в рабство и продавали на рынках Итиля, где главными покупателями являлись восточные торговцы. Я полагаю, что для торговцев Владимиро-Суздальского княжества огромное значение имело наличие в Нижнем Поволжье какой-либо централизованной власти, которая бы предотвращала нападения кочевников на торговые нижневолжские города и обеспечивала безопасность торговли по Волге. Очевидно, что русских купцов мало интересовала этническая или религиозная принадлежность нижневолжских правителей. Основной статьей дохода русской торговли, а соответственно и русских князей, в XIII веке и вплоть до XVII являлась продажа пушнины на Восток. В обмен суздальский, а затем и московский истеблишмент получал с Востока (т. е. из Ирана, Индии и даже Китая) предметы роскоши, ткани, посуду, оружие и т. д. Не следует быть особо догадливым, чтобы понять, как сильно вредила купеческим и княжеским доходам любая анархия в южнорусских степях, а она, эта анархия, до прихода в Половецкую степь моголов, определенно процветала. Великий Волжский торговый путь начинался в Новгороде, и контроль над последним являлся одной из важнейших задач владимиро-суздальских князей. Как пишет известный английский историк Дж. Феннел: «Новгород был вторым по величине городом на Руси после Киева. Через него проходили торговые пути, ведущие с севера, от Балтики (по Неве, Ладожскому озеру и Волхову), на юг, к Черному морю (по Ловати и волоком до Днепра), и пути с востока на запад, соединявшие Новгород с Волгой (по Полу и озеру Селигер, а также по Мете и волоком до реки Тверды). Расположенный на пересечении торговых путей, Новгород был крупнейшим центром торговли с югом, востоком и западом, но особенно с западом» («Кризис средневековой Руси 1200–1304»). Новгород был богат и обладал очень развитой системой укреплений. По словам А. Андреева, оборона северных новгородских земель состояла из крепостей Ладоги, Орехова, Копорья, Корелы и Тиверска. Западная система обороны состояла из крепостей Гдова, Кобылы, Изборска, Острова, Вышегорода, Красного, Опочки. Порхов и Великие Луки прикрывали Псков с юга. «При военных походах эти города нельзя было обойти, они прикрывали дальние подступы к Новгороду и первыми встречали войска неприятеля. Там и начинались военные действия, что позволяло Новгороду подготовиться к войне и собрать войска»[40 - Андреев А. Великий князь Ярослав Всеволодович Переяславский. М., 1999 (WWW).]. Сам Новгород имел мощные крепостные стены, вал и ров, а также каменный детинец. После того, как в 1066 году город оказался взят Всеславом Полоцким, и до 1478 года, когда он сдался войскам московского великого князя Ивана III, Новгород ни разу не был захвачен врагом. Единственная осада 1169 года, когда к Новгороду подошло объединенное войско полоцких, муромских, смоленских и рязанских князей с сыном Андрея Боголюбского Мстиславом во главе, окончилась неудачно. Одолеть Новгород вооруженной силой было очень непросто. Однако у него имелось одно уязвимое место. В летописных сообщениях, посвященных интригам вокруг Новгорода, довольно часто упоминается Торжок, и здесь следует упомянуть о его значении в политических распрях того периода. Не имея в достатке собственного хлеба, Новгород зависел от его внешних поставок, которые легко было прекратить, заняв Торжок. Что, в частности, и делал, к примеру, Ярослав Всеволодович в случае конфликта, как о том повествуют летописи: «Ярослав князь засяде Торжок, а гости боле 2000 исковав посади. Того же лета в Новегороде глад бысть». (То есть, Ярослав захватил в Торжке более 2000 купцов, из-за чего в Новгород прервались поставки хлеба и там начался голод.) Особое значение в снабжении Новгорода хлебом занимало Переяславское (Залесское) княжество, которое занимало территорию вокруг Плещеева озера. Датой его образования считается 1175 год. Первым князем Переяславля-Залесского был Всеволод Большое Гнездо. В системе земельных отношений владимирских князей оно обычно оставалось за старшим в роде. По словам историка М. Смирнова, отличительной чертой географического положения Залесского княжества было владение берегами Верхней и части Средней Волги, магистральной торговой дорогой, особенно важной для Новгорода в его торговле с болгарами. «Пока на юге было сравнительно спокойно, Новгород Великий, бедный своим хлебом, мог получать из Киева и Смоленска нужное ему продовольствие. Ополье кормило и поило свое население. Но когда Киевская Русь, снабжавшая Новгород излишками своего «жита», пришла в упадок от внутренних усобиц и половецких набегов, опольский хлеб стал предметом вывоза и получил не только экономическое, но и политическое значение. Таким образом, в руках залесского князя был и опольский, и болгарский хлеб»[41 - Андреев А. Великий князь Ярослав Всеволодович Переяславский. М., 1999 (WWW).]. Итак. Владение Киевом, Смоленском и Залесским княжеством позволяло держать под контролем поставки хлеба в Новгород и тем самым контролировать один из крупнейших торговых центров Средневековья. Для полного контроля волжского пути и вообще транзитной торговли Северная Европа – Восток следовало подчинить единому политическому руководству также Волжскую Булгарию и низовья Волги. Посмотрим на действия князя Ярослава Всеволодовича, отца А. Невского, в 1236 году, т. е. прямо и непосредственно перед началом «Батыева погрома». В.Н. Татищев сообщает, что в 1236 году «Ярослав Всеволодович, собрав новогородцов и взяв помочь от сыновцов Констянтиновичев, со всеми своими переславскими войски пошел на Михаила (Черниговского. – К.П.). К Киеву идучи, область черниговскую, где не было кому оборонять, разорял и тяжкие окупы с городов взяв, пришел к Киеву. Сам сел на Киеве, а в Новграде поставил сына Александра и, одаря, новогородцев отпустил. Но не долго держав, учинил со Изяславом договор, что ему за Владимира окуп заплатить и Смоленск ему отдать, сам возвратился»[42 - Цит. По: Андреев А. Великий князь Ярослав Всеволодович Переяславский. М., 1999 (WWW).]. Т.е. князь Ярослав, будучи владельцем Залесского княжества с центром в Переяславле-Залесском, в 1236 году пытается установить еще и контроль над Киевом, Смоленском, а в самом Новгороде сажает на стол сына Александра. Следующей за Новгородской республикой государственной организацией на Волжском пути являлось Владимиро-Суздальское княжество. Его значение как в XIII веке, так и впоследствии переоценить трудно. Дж. Феннел указывает: «Достаточно беглого взгляда на карту, чтобы понять, насколько способствовало развитию Суздальской земли положение водных путей. Большинство основных рек текло с запада на восток, а три из них, Клязьма, Москва и Ока, сливались с Волгой в начале ее великого поворота на юг к Каспийскому морю, что обеспечивало купцам удобные речные пути на рынки Востока. В то же время притоки Оки, Москва и Угра, вели на юго-запад, к Смоленску, и оттуда к Балтийскому и Черному морям, а Новгород, крупный западный торговый центр, был соединен с Тверью реками Мста и Тверица. Кроме того, притоки, равномерно разделяющие территорию между верхним течением Волги и Клязьмой, служили водными путями между большинством основных городов в междуречье, а также давали им выход к главным рекам» («Кризис средневековой Руси 1200–1304»). Ко времени «Батыева погрома» Владимиро-Суздальским княжеством правил Юрий Всеволодович, старший брат Ярослава. Результатом погрома явилось то, что и сам Юрий, и все его сыновья и возможные наследники, кроме его брата Ярослава и сыновей Ярослава, оказались убиты татарами. Ниже Владимиро-Суздальского княжества по Волге располагалась Волжская Булгария, которая являлась его торговым соперником и одним из сильнейших государств региона. А.П. Смирнов в книге «Волжские Булгары» отмечает, что именно владимиро-суздальские князья подорвали могущество Волжской Булгарии, стремясь включить народы Поволжья в свою феодальную систему[43 - Смирнов А.П. Волжские булгары. М., 1951, с. 44.]. Военное давление суздальцев на булгар началось в 1-й половине XII века. К примеру, Пискаревский летописец[44 - ПСРЛ, т. 34, М., 1978 (WWW).] сообщает о походах суздальских князей. «В лето 6628 (1120) Георгий Долгорук[ий]… ходи на Болгары по Волзе и полона много взя, и полки же победи. В лето 6672 (1164). Того же лета ходи князь Андрей Юрьевич на Болгары сь сыно[м] своим Изяславом и з братом своим Ярославом и с муромским князем Юрьем и з собою ношаху икону святыя Богородица чюдотворную. Се же новое чюдо сотвори богь и святая богородица: землю их взяша и славны град их Бряхимов и иных три грады, а самих иссекоша и полон мног вземше, и отъидоша с победою. В лето 6692 (1184) ходи великий князь Всеволод со всеми князьми рязанскими и с муромскими, и Володимером на Болгары и победи их. И тогда под городом убиша Изяслава князя Глебовича, братанича Всеволода. В лето 6726 (1218) посла великий князь Юрьи брата своего Святослава и вси князи полки своя на Болгары. Они же поимаша грады их многи и полон, возвратишася». Следует отметить, что булгары в долгу не оставались и периодически посещали Русские земли, не всегда удачно, но иногда небезрезультатно. Так, Пискаревский летописец сообщает под 1218 годом: «Того же лета взяша болгаре Устюг». В 1236 году погром Волжской Булгарии устраивают уже не суздальцы, а Батый, о чем тот же Пискаревский летописец свидетельствует: «В лето 6744 (1236) пришедши безбожнии татарове, поплениша землю Болгарскую и град их Велий взяша, иссекоша мужи и жены, а прочих въ полон взяша». Чем же занимается в 1236 г. будущий великий князь Ярослав Всеволодович? Со слов В.Н. Татищева, он идет войной на черниговского князя Михаила Всеволодовича[45 - Михаил Всеволодович (1179–1246) – князь черниговский, сын Василия Святославича Чермного, причтенный к лику святых. Некоторое время, с 1216 г., был переяславским князем, затем один год, после Калкской битвы, новгородским и с 1225 г. – черниговским. С 1229 г. по 1232 г. враждовал с Ярославом Всеволодовичем; в 1234 г. занял Галич, а через два года – Киев; в 1239 г. убил могольских послов в Киеве и бежал в Венгрию, оттуда в Польшу. Пробыв опять несколько лет в Венгрии, по случаю женитьбы своего сына (Ростислава) на дочери Белы IV, вернулся в Чернигов (1245 г.), отправился в Орду и там был убит из-за несоблюдения могольских языческих обычаев (20 сент. 1246 г.).], разоряет Черниговское княжество, занимает киевский стол, но затем почему-то возвращается в Новгород. Нет особых оснований называть действия Ярослава и Батыя в 1236 году согласованными, тем более что в 1237–1238 гг. происходят известные события, т. е. «Батыев погром». Но… есть одно «но». Дело в том, что действия Ярослава и Батыя после погрома 1237–1238 гг. вполне можно назвать согласованными. Судите сами, читатель. Лаврентьевская летопись[46 - ПСРЛ. Т.1. Л., 1926–1928 (WWW).] от 1239 года сообщает: «Того лета Ярославъ иде к Каменьцю градъ взя Каменець а княгиню Михаилову со множествомъ полона приведе в своя си… Того лета взяша Татарове Черниговъ князи ихъ выехаша въ Оугры а градъ пожегшее и люди избиша и монастыре пограбиша а епископа Перфурыя пустиша в Глуховъ а сами идоша в станы своя. Того лета иде Ярославъ к Смолиньску на Литву и Литву победи и князя ихъ ялъ а Смольняны оурядивъ князя Всеволода посади на столе а самъ со множествомъ полона с великою честью отиде в своя си». Каменец, взятый Ярославом, это черниговский город, а «княгиня Михайлова» это жена князя Михаила Всеволодовича Черниговского. Чернигов, взятый Батыем, это столица Черниговского княжества. Т. е. Ярослав Всеволодович и Батый выступают совместно против князя Михаила Всеволодовича Черниговского. Последний бежит в Киев, вернее в Венгрию, к своему другу Беле IV, но не добегает и остается в Киеве. Но где же зимой 1237–1238 гг. обретается Ярослав Всеволодович, пока Батый разъезжает со своими нукерами по Владимиро-Суздальскому княжеству в поисках его брата, великого князя Юрия Всеволодовича? Это сложный вопрос. Известно, что Владимир пал 8 февраля 1238 года. В Тверской[47 - ПСРЛ. Т.15. СПб., 1863 (WWW).] и др. летописях сказано, что Ярослав, придя во Владимир, приказал очистить церкви от мертвых, т. е. он находился где-то неподалеку, так что оставшиеся в живых еще не успели прибрать тела погибших. Но где неподалеку? Для того чтобы ответить на этот вопрос, следует ответить на другой вопрос, почему русские князья лично выходили в 1237–1238 гг. за стены крепостей вести переговоры с татарами, тогда как они вполне могли послать на это дело и уполномоченных бояр? Ипатьевская летопись[48 - ПСРЛ. Т.2. СПб., 1908 (WWW).] под 1237 годом сообщает: «Бысть первое приходъ ихъ на землю Рязаньскую и взяша град Рязань копьемъ, изведше на льсти князя Юрья, и ведоша Прыньску, бе бо в то время княгини его Прыньскы. Изведоша княгиню его на льсти, убиша князя Юрья и княгини его, и всю землю избиша» («…взяли они город Рязань приступом, обманом выманив князя Юрия, и привели его к Пронску, потому что в то время была его княгиня в Пронске; обманом выманили его княгиню…»). В принципе, это неплохой тактический ход – «обманом выманить князя», тем самым лишив гарнизон руководителя, а затем взять город приступом. Но возникает вопрос, неужели князь не видел, кто стоит перед городом? Между тем, если он лично пошел на встречу, следовательно, в составе Батыева воинства находились хорошо знакомые ему люди, причем высокого положения, предложившие ему гарантии неприкосновенности. Или те люди, которых он до этого момента мог числить за союзников и друзей. Представьте себе, что русский князь видит за стенами явных иноплеменных головорезов, которые без толмача и общаться не могут и зовут его к себе в гости. Естественным будет ожидать, что он и носа не высунет за стены. Но где же находился Ярослав Всеволодович, ужели в Новгороде? В.В. Каргалов с удивлением отмечает: «В кровавых событиях зимнего похода Батыя на Северо-Восточную Русь князь Ярослав Новгородский никакого участия не принимал, хотя старший брат, великий князь Юрий Всеволодович, возлагал на него немалые надежды. Возможно, именно надежды на помощь новгородских полков князя Ярослава побудили Юрия оставить в начале февраля 1238 года свою столицу и отправиться с дружиной на север, на реку Сить, – собирать новое войско для отпора захватчикам. Сюда, в воинский лагерь на Сити, должны были подойти войска из северных заволжских городов и Новгорода. В первую очередь из Новгорода! Об этом прямо пишет летописец: «Ждучи к собе брата своего Ярослава с полки…». И добавляет печально: «И жда брата своего Ярослава, и не бе его…» («На крутом переломе русской истории»). Вот именно, «и не бе его…». Любопытно, что сразу после убийства Юрия Всеволодовича татары, а они во всей этой ситуации действовали так, как будто родились во Владимиро-Суздальском княжестве минимум лет двадцать назад, сразу же отправились к Торжку, захватили его и пошли на Новгород. И вот здесь начинается самое интересное. Дж. Феннел не без доли удивления пишет: «До Новгорода было примерно 300 километров, т. е. 15–20 дневных переходов, а в начале марта еще не могла начаться такая распутица, которая бы сделала дороги непроходимыми для татарской конницы. Татарское войско продолжало двигаться на запад, но, дойдя до определенного места, «Игнача креста… за 100 верст (108 километров) до Новагорода», повернуло на юг. Новгород был пощажен» («Кризис средневековой Руси 1200–1304»). Вся прелесть ситуации состоит в том, что если уж и стоило что-то завоевать в походе 1237–1238 гг., так это Новгород. В конце концов, распутицу можно было переждать и в Торжке, а к ее окончанию опухшие от голода новгородцы сами бы пришли просить Батыя на княжение. Но не пошли татары брать Новгород, дошли до «Игнач-креста» и, то ли устыдились своего злодейского замысла, то ли грязь стала на копыта налипать в большом количестве, – развернулись и ушли. Представьте себе, читатель, ситуацию. Татары, по совершенно невразумительным причинам, отказались не то чтобы от завоевания, а вообще от каких-либо поползновений против одного из крупнейших торговых центров Европы, за контроль над которым ломали копья суздальцы, литва и немецкие рыцари! При своем отходе батыевцы наткнулись на черниговский (отмечаю, черниговский, а не суздальский!) городок Козельск. И вот здесь-то случилось, что называется, непредвиденное. Поскольку Козельск был городком черниговским, а черниговский князь Михаил Всеволодович находился, как мы знаем, в неприятельских отношениях с Ярославом Всеволодовичем и его лучшим другом Батыем, то козельцы, без лишних слов, решили защищаться. Татары провозились с Козельском семь недель (!), так во всяком случае утверждают русские летописи. Если бы они действительно завоевывали Владимиро-Суздальское княжество, то они бы, просто-напросто, все и полегли в здешних дремучих лесах. Сейчас спустимся по Волге ниже Волжской Булгарии. Таким образом мы попадем на земли, заселенные в XIII веке финно-уграми, в частности мордвой. Дж. Феннел считает, что «единственным противником суздальцев была мордва, населявшая территорию между Волгой и низовьями Оки к востоку от Мурома и Рязани» («Кризис средневековой Руси 1200–1304»). Особенно участились военные столкновения с мордвой в 1-й половине XIII века. Лаврентьевская летопись сообщает о походах суздальцев в 1226, 1228 и 1232 гг.[49 - ПСРЛ, Т. 1, стб. 448–449, 450–451, 459.]. Сложно сказать, являлась ли мордва единственным противником суздальцев, но в 1239 году Батый и здесь прошелся со своим воинством[50 - ПСРЛ. Т. 1, стб. 470.]. Следует ясно представлять себе, что ни Владимиро-Суздальское княжество (будущая Московия), ни Волжская Булгария, ни мордва и половцы ни в коем случае не являлись какими-то жертвами, коих аки агнцев заклали беззаконные татары. Все они жестко и жестоко боролись за власть и влияние в регионе, и, в конечном итоге, одолела всех Московия, данное обстоятельство следует понимать со всей возможной ясностью. Возвращаясь же к ордынскому выходу, который выплачивали русские князья Орде, следует также помнить одно основополагающее обстоятельство. Н.М. Карамзин справедливо указывал: «Дань Ханская отчасти возвращалась к нам из Орды торговлею» («История государства Российского»). Насколько отчасти, мы не знаем и гадать здесь не станем. Историки, которые занимались русско-ордынскими отношениями, утверждают в один голос, что русская торговля при Орде процветала. Б.Д. Греков и А.Ю. Якубовский, в книге «Золотая Орда и ее падение», однозначно утверждают: «В руках русских, а не ордынских купцов была волжская торговля и торговое судоходство», к этому мнению присоединяется Г.В. Вернадский в книге «Монголы и Русь». Тот же Р. Пайпс пишет вполне определенно: «Благодаря созданию этой политической общности (Русь-Орда. – К.П.) появились широкие возможности для торговой деятельности» («Россия при старом режиме»). Подати и рекруты Сейчас мы зададимся одним немудреным вопросом: в чем состояла причина нападения моголов на Русские княжества? Большинство историков объясняет события 1237–1240 гг. грабительскими наклонностями кочевых народов. В рамках господствующей теории «татаро-монгольского ига» только такое объяснение и может быть единственно разумным с учетом того обстоятельства, что моголы в 1237–1240 гг. не установили в Русских княжествах оккупационную администрацию. Первых численников, к примеру, во Владимиро-Суздальскую Русь они прислали только при Берке[51 - Берке (1209–1266), хан Золотой Орды в 1255–1266, 3-й сын Джучи, брат Батыя. В правление Берке на Руси была проведена перепись населения. В конце 50-х гг. XIII в. Берке организовал поход на Литву. В 1261 г. позволил основать православную епархию в Сарае. В 1262 начал войну с хулагуидами за присоединение Азербайджана к Золотой Орде. С именем Берке связано начало исламизации населения Золотой Орды.], уже после смерти Бату через двадцать лет после «Батыева погрома». Никоновская летопись под 1258 годом сообщает: «Тое же зимы приехаша численици изъ Татаръ, и изочтоша всю землю Суздалскую, и Рязанскую и Муромскую, и поставиша десятникы, и сотники, и тысячникы и темникы, и вся урядившее, возвратишася во Орду, точью не чтоша архимандритовъ, и игуменовъ, и иноковъ, и поповъ, и диаконовъ, и крылошанъ и всего причта церковнаго». Здесь я прошу читателя понять всю прелесть ситуации. Моголы якобы завоевали Суздальские и Рязанские земли в 1238 году, а чиновников, которые только то и сделали, что переписали население, прислали спустя двадцать лет! Случай подобного рода уникален для истории завоеваний и вообще для человеческой истории, и следует признать, что или у ордынского руководства и русских князей явно было не все в порядке с головой, или мы далеко не все знаем о реальных русско-ордынских отношениях. Кстати говоря, отделение Золотой Орды от Могольской империи историки связывают именно с Берке, хотя процесс этот фактически начался еще при Джучи, старшем сыне Чингис-кагана. Тот, как известно, всячески уклонялся от порученного ему отцом завоевания «западных стран». Интересно, что и его сын, Бату не очень-то жаловал центральное могольское руководство и отказывался, под теми или иными предлогами, от поездок в столицу империи. Есть один нюанс в истории с переписью населения при Берке. Численники, приехавшие из Орды и поставившие десятников, сотников, тысячников и темников, организовывали, прежде всего, не налоговую систему, а военно-мобилизационную, рекрутскую. Военно-территориальная система самих моголов включала в себя десятки, сотни и тысячи, десятитысячных округов-туменов у них не существовало, что следует из информации автора «Сокровенного сказания» и Рашид ад-Дина. Это обстоятельство было обусловлено немногочисленностью моголов. Я думаю, что совпадение по времени обособления Орды от Могольской империи и организации военно-мобилизационной системы в Русских княжествах нельзя назвать случайным. Отныне Орда стала опираться не на внешние, экспедиционные, а на подконтрольные ей людские ресурсы Северо-Восточной Руси, которая занимала в системе Русь-Ордынского государства совершенно особое положение. Так, Едигей в послании великому князю Василию Дмитриевичу (декабрь 1408 г.) писал: «А переже сего оулусь (улус, тюрк. народ. – К.П.) былъ, и сю дръжаву держал (выделено мной. – К.П.)»[52 - Цит. по: А.А. Горский. «Москва и Орда». М., 2003 (WWW).]. Р. Пайпс утверждает: «Монголов не интересовала земля, а уж тем более лес; им надобны были деньги и рекруты. Вместо того чтобы оккупировать Русь, как они поступили с более богатыми и культурными Китаем и Ираном, они обложили ее данью» («Россия при старом режиме»). Утверждение Р. Пайпса вызывает к жизни следующий вопрос: для чего же надобны деньги и рекруты? Очевидно, что деньги и рекруты необходимы именно для ведения войны. Фридрих II Великий считал, что для ведения войны нужны только деньги, деньги и еще раз деньги, но это уже детали. Любой государственный деятель того времени, впрочем как и сегодняшнего, недоуменно пожал бы плечами в ответ на вопрос: «Интересуют ли Вас, уважаемый князь, земля и лес?» Именно земля и леса более всего интересовали тогдашних князей, царей и королей. Лес – это топливо, лес – это строительный материал и корабли, лес – это осадные орудия, наконец. Разъяснять значение и назначение земли нет смысла. Землю пашут и выращивают на ней хлеб, если вы не хотите пахать и сеять, то пасите скот, как это делают все кочевники. Тем не менее, мы не станем с порога отбрасывать утверждение Р. Пайпса. Отнесемся к нему серьезно и внимательно. Если золотоордынское начальство не интересуется землей и лесом, то возможным будет предположить, что перед нами не государственный аппарат, а аппарат вооруженных сил. Дело в том, что руководство вооруженных сил менее всего интересуют земли и леса, его интересуют именно деньги и рекруты. Таким образом, из утверждения Р. Пайпса следует, что Орда – это не государство, Орда – это войско. Л.Н. Гумилев утверждает, что «орда это народ-войско». Но разве население Русских княжеств не являлось тем же пресловутым «народом-войском»? Мы знаем, что всякий пахарь на Руси был в то же время и воином. Вопрос – каким воином? Ответ – воином-ополченцем. Т. е. непрофессиональным солдатом. Орда – это практически регулярная армия, вернее не то чтобы регулярная в современных понятиях, но профессиональная и содержащаяся в условиях постоянной боевой готовности, совершенно точно. Деньги, поступавшие в Орду (ордынский выход), это деньги на содержание профессиональной армии. Соответственно, рекрутский набор это пополнение армии – Орды. Согласно «Этимологическому словарю тюркских языков»[53 - Этимологический словарь тюркских языков. Общетюркские и межтюркские основы на гласные. М., 1974, с. 471.], слово «орда» в тюркских языках имеет три значения: «военный лагерь», «ставка военачальника», «войско». Здесь следует отметить, что все вышеперечисленные значения являются связанными между собой понятиями. Ни «ставка военачальника», ни «военный лагерь» без войска не мыслятся и являются понятиями производными от последнего. Это совершенно очевидно. Орда это войско, армия. Вопрос, однако, состоит в следующем. Можем ли мы быть уверенными в том, что слово «орда» в тюркском и монгольском языках не является заимствованием? Оказывается, полной уверенности в этом у нас нет и, пожалуй, быть не может, как минимум потому, что процесс формирования тюркских орд полностью копировал таковой у индоевропейских кочевых народов[54 - Проблема становления среднесарматской культуры // Доклад, прочитанный на семинаре «История и культура сарматов», проведенном 1 марта 2005 г. Институтом археологии РАН и НИИ археологии Нижнего Поволжья при Волгоградском госуниверситете.], а именно у тохар, о чем ниже см. подробно. Более того, в латинском языке, как известно, наличествует слово ordo, которое, кроме всех прочих, имеет значения «строй, шеренга, фронт, отряд, центурия, корпорация». Таким образом, тюркское «орда» и латинское «ordo» не просто созвучны друг другу, но и несут одну и ту же смысловую нагрузку, как-то: «военное подразделение», «корпорация». Также следует вспомнить о таких словах, как фр. ordre, нем. order, orden, широко известное российским гражданам ordnung и др. У османских турков термин орта обозначал не более и не менее как подразделение известнейших всему миру янычар, которые, кстати, набирались из христиан славянского происхождения. Л.Н. Гумилев однозначно утверждал, и имел для этого утверждения все основания, что «вся система, т. е. орда в целом, понятие не этническое, а военно-организационное»[55 - Л.Н. Гумилев. Древние тюрки (WWW).]. Л.Н. Гумилев абсолютно прав. Рассмотрим национальный состав Золотой Орды, вернее золотоордынского войска, в период XIII–XIV вв. Как ни странно, но сведений о национальном составе ордынских вооруженных сил в этот период вполне достаточно. Рашид ад-Дин в своем «Сборнике летописей», оконченном около 1310 года, пишет следующее: «Этих четырех упомянутых эмиров с четырьмя тысячами войска Чингиз-хан отдал Джочи-хану. В настоящее время большая часть войск Токтая и Баяна есть потомство [насл]; этих четырех тысяч, а что прибавилось [к ним] за последнее время, то – из войск русских, черкесских, кипчакских, маджарских и прочих, которые присоединились к ним. [Кроме того], во время междоусобиц среди дальних и близких родичей [ала ва ини] часть также должна была уйти туда [во владения Токтая и Баяна]»[56 - Рашид ад-Дин. Сборник летописей. М.-Л., 1952. Т.1. Кн.2, с. 275.]. Командирами вышеупомянутых четырех тысяч являлись: Мунгкур из племени сиджиут, Кутан-нойон из племени кингит, Хушитай и Байку из племени хушин. Сиджиут – это племя из моголов-нирунов, кингит и хушин – из дарлекинов. Очевидно, и рядовой состав был набран из этих племен. О происхождении нирунов и дарлекинов см. «За китайской стеной» (М., 2008). Относить их к монголоидной расе нет каких-то оснований. Сведения Рашид ад-Дина, как следует понимать, большей частью относятся к XIII веку. Этнический состав войска Орды при Узбеке (правил в 1313–1341 гг.), мусульманском, кстати, правителе, можно характеризовать со слов эль-Омари: «У султана Золотой Орды Узбека рати черкесов, русских и ясов (асов, алан. – К.П.). Это жители городов благоустроенных, людных да гор лесистых, плодовитых. У них произрастает посеянный хлеб, водится скот и добываются плоды»[57 - Цит. по: «Аланика. Сведения греко-латинских, византийских, древнерусских и восточных историков об аланах-ясах» / Сост. и комм. Ю.С. Гаглойти // Дарьял. 1999. № 1–4, 2000. № 2–3.]. И, наконец, о национальном составе ордынского войска при Тохтамыше, в 1388 году, можно узнать из сообщения Шереф-ад-Дина Иезиди: «Из русских, черкесов, булгар, кипчаков, аланов, (жителей) Крыма с Кафой и азаком, башкирдов и м.к. с. (скорее всего, мокша. – К.П.) собралось войско изрядно большое». С такою неподдающеюся счету армией, превосходившей число древесных листьев и дождевых капель, в конце 790 г.х. (11.01.—30.12.1388), соответствующего году Крокодила, в начале зимы, двинулся он (Тохтамыш. – К.П.) против Тимура»[58 - «Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды». М., 1941, с. 156.]. Огласим полный список национальностей, из которых шла мобилизация в Орду: 1) русские, 2) аланы (асы, ясы), 3) половцы, 4) угры, 5) булгары, 6) черкесы (М. Меховский о черкесах пишет: «Дальше к югу есть еще кое-какие остатки черкесов (Circassorum). Это весьма дикий и воинственный народ, по происхождению и языку – русские»[59 - Матвей Меховский. Трактат о двух Сарматиях. М.-Л.: АН СССР. 1936, с. 94.]), 7) население Крыма (оно очень сложное было в этническом отношении, потому Иезиди даже не применяет никакого этнонима), 8) башкирды (возможно, это башкиры), 8. мокша. Самая многочисленная нация здесь, безусловно, русские, т. е. в общем смысле восточные славяне. Очевидно, именно по этой причине казачество говорит на великорусском языке и никогда не говорило на тюркском. Сколько моголов находилось в распоряжении Бату? Дело в том, что вышеупомянутые четыре тысячи воинов Чингис-каган выделил именно своему старшему сыну Джучи. Эти четыре тысячи были разделены между сыновьями Джучи. Орду, ставка которого находилась на берегах Иртыша, получил одну тысячу воинов. Шейбан, территория которого простиралась от Тюмени до Аральского моря, так же получил одну тысячу. Наконец, под началом Бату находилось две тысячи этнических воинов-моголов или же от 10 до 15 тыс. общего населения улуса, считая женщин и детей. В случае необходимости имперское руководство помогало Бату, особенно на начальном этапе утверждения его власти, однако после Западного похода все экспедиционные корпуса были выведены в метрополию, и Бату остался, что называется, один на один со своей судьбой. Тем не менее в 1252 году Бату посылает в метрополию уже три тумена во главе с Сартаком и Берке для поддержки своего протеже Менгу Очевидно, что бойцы этих трех туменов прекрасно владели русским языком. Дело в том, что если мы говорим, к примеру, о Британской империи, то мы говорим о господстве в этой империи англосаксонского этноса, если мы говорим о маньчжурской империи Цин, то мы говорим о господстве в Китае маньчжурского этноса. В случае же с Ордой говорить о господстве какого-либо этноса попросту невозможно. Для того чтобы лучше понимать, что собой представляла Орда, следует понять, что такое казачество. Справочная литература, к примеру Большая Электронная энциклопедия Кирилла и Мефодия, дает следующее определение: «Казачество, этническая, социальная и историческая общность (группа), объединившая в силу своих специфических особенностей всех казаков, в первую очередь русских, а также украинцев, калмыков, бурят, башкир, татар, эвенков, осетин и др., как отдельные субэтносы своих народов в единое целое. Российское законодательство до 1917 рассматривало казачество как особое воинское сословие, имевшее привилегии за несение обязательной службы». Таким образом, казачество это, прежде всего, социально-профессиональная общность. Точно такой же общностью являлась в свое время и Орда. Следует напомнить читателю, что казачество оказалось вмонтировано в качестве военного сословия в военно-политическую систему Российской империи очень поздно, известно, что до 1721 года сношения с донскими казаками велись посредством Посольского приказа, тогдашнего министерства иностранных дел. Уже после 1721 года эта связь находилась в ведении Военной коллегии. Более того, термин монголы, это не этнический термин, а политический. В XIII веке так назывались все кому не лень. В 1210/11 году северо-восточные мохэ, которые сами себя называли дадань, провозгласили наименование своему правящему дому – Да Мэнгу Го. Китайский посол Пэн Да-я, который ездил к даданям в 1233 году, утверждал, что Мэнгу это попросту «серебро», а государство даданей, таким образом, называлось Великая Серебряная династия, так же как государство киданей Великая Стальная династия, а чжурчжэней – Великая Золотая династия. Все те племена и народы, которые попали в зависимость от даданей, стали впоследствии называться монголами (монгу, мэнгу, манхол и т. д.). Главная проблема при обсуждении вопроса об ордынском рекрутском наборе состоит вот в чем. Л.Н. Гумилев вполне резонно утверждал: «Переход в 5 тыс. верст с необходимыми дневками (из халхинских степей на Русь. – К.П.) занимал от 240 до 300 дней, а использовать покоренных в качестве боевых товарищей – это лучший способ самоубийства» («Древняя Русь и Великая степь»). Население завоеванных стран может быть эффективно использовано в качестве военной силы только в виде полицейских формирований, привлечение его для завоевательных походов может закончиться полнейшим поражением. Исключением являются лишь добровольцы. Например, во время Второй мировой войны из французов-добровольцев гитлеровцами была сформирована дивизия СС «Шарлемань», тогда как Франция официально считается страной, завоеванной гитлеровской Германией. Здесь следует отличать какое-либо политическое присоединение от завоевания. Так, аншлюс Австрии Германией не являлся совсем уж добровольным делом, однако Австрия, по сути своей, есть немецкая земля – Osterreich. Блестящим примером пагубности использования представителей покоренных народов в завоевательных походах является политика Наполеона. Сейчас мы не станем вдаваться в подробности, просто посмотрим на факты: империя Наполеона не пережила ее создателя, тогда как Империя Моголов худо-бедно просуществовала не менее ста лет, т. е. в течение жизни нескольких поколений, а отдельные ее части продолжили и далее свою политическую жизнь. Конец наполеоновскому владычеству в Европе был положен в 1813 году в битве при Лейпциге. И вот что произошло в этом сражении. По словам Е.В. Тарле: «Битва 18 октября была еще страшнее, чем та, которая происходила 16-го, и тут-то, в разгаре боя, вдруг вся саксонская армия (подневольно сражавшаяся в рядах Наполеона) внезапно перешла в лагерь союзников и, мгновенно повернув пушки, стала стрелять по французам, в рядах которых только что сражалась» («Наполеон»). Набор в татарское войско в Русских княжествах осуществлялся на основе повинности, а не добровольности, и татарское войско в основе своей являлось русским. Если русские были именно покорены, да еще таким зверским образом, как это обычно утверждается, то поход на Европу в 1241–1242 гг. просто-напросто развалился бы из-за массового дезертирства и перехода на сторону венгров, поляков и др. Известно, что моголы забирали русских рекрутов уже в 1237–1238 гг., что нисколько не отрицается исторической наукой. Так, Г.В. Вернадский пишет, что «в 1237 г. монголы потребовали десятую часть «со всего», включая людей. Таким образом, контингент воинов, который монголы требовали от руси (выделено мной. – К.П.), составлял одну десятую (10 %) мужского населения, или, грубо говоря, одну двадцатую всего населения» («Монголы и Русь»). Данные слова Г.В. Вернадского подтверждаются не только русскими летописцами, но и зарубежными источниками. Матфей Парижский (1200–1259 гг.) сообщает в «Великой хронике»: «Хотя те называются тартарами, много в их войске лжехристиан (православных. – К.П.) и команов, которых по-тевтонски мы называем вальвами»[60 - Русский разлив / Арабески истории. Мир Льва Гумилева. М., 1997, с. 292.]. Ян Длугош (1415–1480 гг.) в «Истории Польши» повествует о некоторых обстоятельствах битвы при Лигнице: «Два следующих польских отряда под предводительством рыцаря Сулислава и князя опольского Мечислава подхватывают битву, которую и провели бы удачно и стойко с тремя отрядами татар, подводящих здоровых воинов на место раненых, и нанесли бы татарам мучительное поражение, ибо были защищены от татарских стрел польскими арбалетчиками. Ряды татарские сначала отступили, а вскоре, когда поляки нажали сильнее – обратились в бегство. В это время, некий татарский отряд, неизвестно – русского либо татарского (выделено мною. – К.П.) происхождения, очень быстро перемещаясь здесь и там между одним и другим войском, ужасно кричал, обращая к обоим войскам противоположные слова. Орал по-польски: «Biegajcie, biegajcie», что значит: «Бегите, бегите», приводя поляков в оторопь, по-татарски же призывал татар к битве и стойкости. На то опольский князь Мечислав, уверенный, что это крик не врага, но друга, который подает правдивый, а не обманный знак, бросил битву и бежал, увлекая за собой большое число воинов, особенно тех, кто был подчинен ему в третьем отряде. Когда князь Генрих увидел то собственными глазами и когда ему донесли об том другие, начал вздыхать и плакать, говоря: «Gorze nam sie stalo», что означало: «Пало на нас великое несчастье»[61 - Ян Длугош. История Польши // Портал «Восточная литература», http://www.vostlit.info/Texts/rus5/Dlugos/fragm1241.phtml?id=462 (http://www.vostlit.info/Texts/rus5/Dlugos/fragm1241.phtml?id=462)]. Таким образом, национальный состав могольского войска в Западном походе был «русского либо татарского происхождения». Безусловно, ордынская рекрутчина не воспринималась русским населением с восторгом, но эта рекрутчина воспринималась без восторга и при императорах и при Советской власти. Р. Пайпс пишет, что «в русском фольклоре существует целый жанр «рекрутских плачей», напоминающих погребальные песни. Проводы, которые семья устраивала идущему в солдаты рекруту, также напоминали погребальный обряд» («Россия при старом режиме»). Сегодня нам сложно понять многие события, происходившие в XIII веке, потому что нашему нынешнему европеизированному мышлению трудно осознать некоторые вещи, характерные для нравов средневекового Востока. К примеру, известно, что Египтом очень долгое время управляли мамлюки, т. е. русско-половецкое войско, пополняемое с рынков рабов. Византийский историк Никифор Григора (между 1290 и 1295–1359 или 1360 гг.) сообщал о комплектовании мамлюкского корпуса следующее: «Египтяне, отправляясь с грузом однажды в год иногда на одном, а иногда и на двух кораблях к европейским скифам, обитавшим около Меотиды и Танаиса, набирали там частью охотников, частью продаваемых господами или родителями и, возвращаясь в египетский Вавилон и Александрию, составляли, таким образом, в Египте скифское войско. Сами египтяне не отличались воинственностью, напротив, были трусливы и изнеженны. Поэтому им необходимо было набирать войско из чужой земли и, так сказать, подчинять себя купленным за деньги господам, не заботившимся ни о чем, в чем обыкновенно нуждаются люди»[62 - Никифор Григора. Римская история / Под ред. бакалавра П. Шалфеева. СПб.: В типографии департамента уделов, 1862 (WWW).]. Г.В. Вернадский пишет: «Отношения между Золотой Ордой и Египтом продолжали оставаться дружественными. Как и раньше, значительное число кипчаков и русских привозилось в Египет либо в качестве рабов, либо – воинов вспомогательных войск. Большинство из них, если не все, были обращены в ислам. В период правления Джанибека один из русских воинов сделал блестящую карьеру в Египте, достигнув ранга эмира. Его имя дано в восточных источниках как Бейбуга Рус (или Урус)» («Монголы и Русь»). Точно таким же образом, каким комплектовались мамлюки, комплектовалось и войско знаменитых янычар. Д. Николле, один из исследователей данного вопроса, отмечает: «Одна черта янычарского корпуса делает его трудным для понимания со стороны европейца – тот факт, что янычары рекрутировались из рабов… Относиться к янычарам исключительно как к «рабам-солдатам» было бы неправильным: слово кул, т. е. «раб», несло в себе больше уважения и достоинства, чем презрения. Даже в XVII в. звание кул считалось более почетным, чем «подданный»[63 - Николле Д. Янычары. М., 2004 (WWW).]. Дело еще и в том, что моголы вовсе не стремились использовать в своей армии именно завоеванные народы и вообще кого бы то ни было без разбора. Здесь я повторю информацию, приведенную выше. Рашид ад-Дин о завоевании Бенакета пишет следующее: «Воинов, ремесленников и [простой] народ [монголы] разместили по отдельности. Воинов кого прикончили мечом, кого расстреляли, а прочих разделили на тысячи, сотни и десятки»[64 - Т.1 Кн.2 с. 201]. Та же самая ситуация повторялась в тех городах, которые решались на вооруженный отпор. К слову сказать, почему моголы так преследовали тюрок-кипчаков? Шихаб ад-Дин ан-Насави сообщает: «Кипчакские племена были связаны с этим домом (хорезмшахов) дружбой и любовью, так как и в давние времена и ныне у них рождались дети только от матерей из числа посватанных и введенных в этот дом дочерей кыпчакских владык. Поэтому Чингиз-хан и его сыновья сделали все для полного уничтожения кыпчаков, так как те были опорой силы хорезмшахов, корнем их славы и основой многочисленности их войск»[65 - Шихаб ад-Дин ан-Насави. Сират ас-султан Джалал ад-Дин Манкбурны / Пер. З. М. Буниятова. М.: Восточная литература, 1996, с. 213.]. В источниках, в частности у Рашид ад-Дина и в «Сокровенном сказании», имеются сведения о поголовном уничтожении моголами некоторых племенных групп, к примеру татар и меркитов, и далеко не всем народам моголы предлагали службу в своей армии. Так что в данной истории все далеко не так просто, как может показаться. Какого-то единого подхода в межэтнических отношениях у моголов, очевидно, не существовало, и всякий раз ситуация решалась в соответствии с обстоятельствами. Рашид ад-Дин, к примеру, сообщает о рекрутском наборе в Корее: «В том же году (1234 г. – К.П.) набрали из области Солангэ безмерно [много] таргэутов и кэшиктенов и отправили к его величеству каану (т. е. к Угедею. – К.П.); начальником их был некто по имени Онгсу»[66 - Рашид ад-Дин. Сборник летописей. М.-Л., 1960. Т.2, с. 26.]. «Областью Солангэ» назывались корейские земли, которые вместе с землями чжурчжэней (Джурджэ) и входили во второй шэн династии Юань (в первый шэн вошли столичные города Хан-Балык и Дада). Между тем, нельзя определенно сказать, что моголы Корею завоевали. Известно, что, когда киданьская (хитайская) династия Ляо пала в 1125 году, ее земли вошли в состав государства Цзинь. После того, как Цзинь ослабела под натиском моголов, хитаи в 1215 году отделились от нее и провозгласили независимое государство Да Ляо («Великое Ляо»), а в 1216 году вторглись в северо-западную часть государства Коре. Корейские феодалы, не будучи в состоянии справиться с киданями (хитаями) самостоятельно, обратились к моголам за помощью, каковая и была им оказана, а государство Коре, таким образом, перешло в зависимость от моголов. Корейские цари оставались на престоле, между тем все они и многие члены правящей семьи роднились с моголами и брали замуж могольских принцесс. Рашид ад-Дин, в частности, сообщает, что одним из зятьев кагана Хубилая был «сын государя области Солангэ»[67 - Рашид ад-Дин. Сборник летописей. М.-Л., 1960. Т.2, с. 186]. Нельзя сказать, что корейские феодалы были в восторге от политической зависимости от моголов, в Корее случались и восстания, однако назвать Корею завоеванной страной вряд ли возможно, так же как нельзя сказать, что Российская империя оказалась создана исключительно путем завоеваний. Что касается налогов, т. е. именно ордынского выхода, то вопрос о нем подробно рассмотрен во многих научных работах. После 1262 года он взимался русскими князьями. Известно, что в основе ордынского выхода лежала десятина[68 - Г.В. Вернадский: «Основной прямой налог назывался данью. В основе его была десятина» («Монголы и Русь»).], дополняемая таможенными, ямскими и некоторыми нерегулярными сборами. Эта сумма, естественно, не так уж и мала, с учетом налогов, собираемых в пользу собственной княжеской власти. Однако есть один нюанс. В Иране, который подвергся могольской оккупации, дело обстояло следующим образом. «Во многих областях (Ирана. – К.П.) крестьянам приходилось отдавать государству и землевладельцам до 80 % урожая. Персидский историк Рашид ад-Дин (начало XIV в.) рассказывает, что одни и те же налоги взимались по нескольку раз в год, и крестьяне, не имея возможности платить повторно, убегали, бросая деревни и дома. Те, кто оставался в деревнях, нарочно держали свои дома в полуразрушенном состоянии, чтобы избавиться от сборщиков податей и тяжелого постоя военных чинов и юнцов. Но и это не всегда помогало. «Когда сборщики, – говорит Рашид ад-Дин, – отправлялись по околоткам, они отыскивали какого-нибудь мерзавца, знавшего дома, и по его указанию извлекали людей из углов, подвалов, садов и развалин. Если не могли захватить мужчин, то забирали их жен, гнали их, как стадо овец, перед собой из околотка в околоток и приводили к налоговым чиновникам. Те подвешивали их за ноги на веревке и избивали; стенания и жалобы женщин поднимались до небес»[69 - Всемирная история. Энциклопедия. Т.3. М., Госполитиздат, 1957 (WWW).]. В период правления Газан-хана моголы были вынуждены пойти на реформы, облегчающие жизнь крестьян, и упорядочить взимание налогов, тем не менее, новое законодательство подтвердило прикрепление крестьян к земле и запрещение права перехода, существовавшее со времен Чингис-кагана. Подати, хотя и строго фиксированные, оставались еще очень высокими. В Хузистане, например, с крестьян государственных (диванских) земель взимали в казну 60 % их валового дохода. Ситуация в Китае была ничуть не лучше. Китайский историк У Хань упоминает, что, к примеру, арендаторы Цзяннани вносили землевладельцам во времена Юань от 50 до 60 % урожая. Высокие налоги приводили к массовому бегству населения. Так, в одном только 20-м году Чжиюань императора Шицзу (1283 г.) бежали крестьяне 150 тыс. дворов[70 - У Хань. Жизнеописание Чжу Юаньчжаня. М., 1980 (WWW).]. Для сравнения можно посмотреть на налоговый режим свободного и вполне демократического Сербердарского государства (1337–1381 гг.). Известно, что его правитель со своими приближенными, чиновники и нукеры – все одевались в одинаковые простые одежды из шерсти или верблюжьего волоса, а при доме правителя ежедневно устраивалась общая трапеза для всех желающих. Так вот, в Сербердарском государстве крестьяне отдавали около 3/10 урожая (натурой), а сверх того с них не требовали «ни одного динара»[71 - Всемирная история. Энциклопедия. Т.3. М., 1957 (WWW).]. Ситуация в русских княжествах определяется просто. Нет оккупации, нет ига. Выплата ордынского выхода, как это утверждение ни покажется кому-то странным, еще не является доказательством какого-то зависимого положения Русских земель от татар. Известно, что российские императоры предоставляли казачеству широкие материальные привилегии и регулярно поддерживали его внушительными денежными субсидиями. Вряд ли кому-то придет в голову называть, к примеру, Александра I данником Войска Донского. Когда прекратились выплаты ордынского выхода? Абсолютно точно сказать сложно, но до самой кончины Ивана III (1440–1505 гг.) эти выплаты производились. Согласно его завещанию: «В ордынские выходы: в Крым, Казань, Астрахань, Царевичев городок (Касимов), для других царей и царевичей, которые будут в Московской земле, на послов татарских назначена тысяча рублей в год: из этой суммы 717 рублей платит великий князь, остальное доплачивают удельные»[72 - Соловьев СМ. История России с древнейших времен. Кн. III, с. 144.]. Любопытно, что Иван III платил выход крымским ханам, которые, как известно, отличались враждебностью к Москве. Между тем, следует знать одно важное обстоятельство. Крымские ханы стали проявлять враждебность по отношению к Москве только после утраты своей независимости, впав в зависимость от османских султанов. Известно, что в 1475 году турки-османы завоевали крымское христианское княжество Феодоро (Готия), генуэзские колонии и постепенно стали распространять на Крым свое политическое влияние. До сего момента отношения Московии и крымских татар были вполне дружественными. Так, к примеру, в 1474 году великий князь Московский Иван III заключил с крымским ханом Менгли I Гиреем союз, который продолжался до самой его смерти. Весной 1482 г. Иван III обратился к Менгли I Гирею с просьбой устроить вторжение в киевские земли. Хан взял Киев штурмом и ограбил его, прислав затем Ивану III часть трофеев из богатой добычи. Представителями ордынской администрации в русских княжествах являлись печально известные баскаки, рисуемые обычно в самом демоническом и монголоидно-басурманском виде. Но и здесь все очень непросто. Ипатьевская летопись сообщает под 1255 годом: «В та же лето приехаша татаре ко Бакоте, и приложися Милей к нимъ. Данилови же пошедшу на войну на литву и на Новъгородокъ, бывшю раскалью, посла сына си Лва на Бакоту. Посла Левъ дворьского перед собою. Изъехавше яша Милея баскака, и приведе Левъ Мелея отцю си, и бысть паки Бакота королева отца его. Потом же сдумавъ со сыномъ, и отпусти и, а поручникъ бысть Левъ, яко верну ему быти. И пакы приехавшим татаромъ, и створи льсть и предасть ю пакы татаромъ Бакоту»[73 - ПСРЛ. Т.2, стб. 828–829.]. Т.е. в 1255 году в местечко Бакота «приехаша татаре», которые предложили местному правителю Милею стать татарским баскаком. В результате Бакота перестала непосредственно подчиняться галицким князьям, чего, очевидно, Милей и добивался. Князь Даниил Романович и его сын Лев пытались воздействовать на Милея, но тот, в конце концов, предпочел служить моголам. Понимайте, читатель, данную ситуацию как хотите. Можно осудить Милея за ренегатство и сотрудничество с моголами, но Даниил Романович, который короновался в Дрогичине присланной от Инокентия IV королевской короной, также не вызывает, лично у меня, особых симпатий. Еще раз хочу подчеркнуть, Орда не являлась каким-то этническим образованием. Родовое сообщество Чингизидов занимало в ее организации руководящие должности, но точно так же русскими княжествами руководило родовое сообщество Рюриковичей. Положим за верное, что Рюрик был пришлым варягом с неясным этническим происхождением, то ли из числа шведов, на которых молятся наши западники-норманнисты, то ли западный славянин. Чем Чингис-каган хуже того же шведа? Чем поедатели мухоморов предпочтительнее любителей кобыльего молока? Дело в том, что если отождествить летописного Рюрика с Рориком Ютландским из клана Скъельдунгов, то стоит вспомнить, что клан Скъельдунгов, по свидетельству скандинавских саг, происходит от Скъельда, сына самого Одина, пришедшего из страны турков, где у него были владения. Один (Вотан), как известно, по этнической принадлежности был асом. Асы (аланы) в китайских хрониках называются усунь. Китайские авторы описывают усуней как рыжеволосых и синеглазых людей. Но самое забавное состоит в том, что представители клана Борджигинов, к которому принадлежали Чингизиды, всеми источниками также описываются как светловолосые и зеленоглазые люди и, согласно родовой легенде, имеют аланское происхождение. Все то, о чем я только что упомянул, вовсе не является тайной за семью печатями, о том можно узнать из чтения «Младшей Эдды» Снорри Стурлуссона, переводов И.В. Кюнера и «Сборника летописей» Рашид ад-Дина. Все это богатство давно уже выложено в Сеть для широкого пользования. Нет сомнения, что и происхождение клана Скъельдунгов, и происхождение клана Борджигинов являются легендами. Важно понимать, почему именно такими легендами? История это очень интересная вещь, даже, а может быть и особенно, без всякой привязки к сегодняшней политике и идеологии. Одним из главнейших вопросов истории Орды является вот какой: кто же такие эти самые моголы (монголы, мугулы)? Этот вопрос тем более интересен, что, по утверждениям историков, две тысячи могольских воинов одно время держали в страхе и повиновении всю Восточную Европу и заставляли трепетать Европу Западную при одном только упоминании своего имени. Тартары и моголы Современная историческая наука утверждает, что моголы XIII века являлись степными кочевниками и предками нынешних монголов-халхинцев. На мой взгляд, данное утверждение весьма далеко от реальности. Во-первых, так называемые дадани (это их народное, просторечное название), по сообщению китайской хроники Ганму, принадлежали к северо-восточным мохэ: «Четвертое лето правления Кянь-дэ 966 г. н. э. Татань представил дань Дому Сун.Дом татань составлял одно из поколений северо-восточных мохэ (выделено мной. – К.П.); при династии Тхан (Тан. – К.П.) после правления Юаньхэ 807–821 г. н. э. он перешел к Инь-шань[74 - Иньшань, горы на севере Китая, во Внутренней Монголии, к северу и северо-востоку от излучины реки Хуанхэ. Состоят из ряда хребтов, расположенных кулисообразно (Ланшань, Шэйтэн-Ула, Улашань, Дациншань) и разделенных долинами. Общая протяженность около 650 км. Высота до 2187 м. Северные склоны хребтов обычно пологи, южные – крутые и обрывистые… В пригребневых частях на южных склонах – горные степи, по ущельям сохранились сосняки и березовые рощи, по долинам рек – заросли лавролистного тополя, в нижних частях северных склонов – полупустыни (БЭКМ).]; а в сем году представил дань»[75 - Н.Я. Бичурин (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.-Л.: АН СССР, Институт этнографии им. Миклухо-Маклая, 1950, с. 377.]. Это сообщение позволяет отнести даданей к клану хэйшуй мохэ, который занимал территории по нижнему течению Амура. Академик В.Е. Ларичев полагает, что данный клан в свое время расселялся по берегам р. Амур от устья р. Сунгари и до устья р. Уссури[76 - История золотой империи. Новосибирск: РАН СО, 1998, с. 51.]. Между тем мохэ это не предки халхинцев, скорее их можно отнести к предкам маньчжур. Мохэ позднее назывались нюйчжень, нюйчжи, т. е. то же, что и ниучи. Прошу читателя обратить внимание на этот факт. Великий русский путешественник, исследователь и историк Г.Е. Грумм-Гржимайло отмечал следующее: «Согласно ранней «У-дай-ши», да-да населяли северную часть провинции Шаньси, хребет Инь-шань и степи к северу от границ Тангутского царства, согласно же «Ляо-ши», они жили и по северную сторону Ша-мо, т. е. в Мо-бэй. Писатели времен династии Сун знали, по-видимому, только иньшаньских да-да. Ученый Х века Сун-бо считал их особым отделом мохэ (выделено мной. – К.П.). Оу-ян Сю, автор позднейшей «У-дай-ши» (XI в.), писал, что мо-хэ, переселившиеся в Инь-шань, сами себя называли да-да»[77 - Г.Е. Грумм-Гржимайло. Западная Монголия и Урянхайский край. Л., 1926. Т.2, с. 380.]. Современный японский историк, проф. Кумэ Кунитакэ, обобщая сведения о происхождении народа дадань, указывает: «…названия Сокусин (кит. Сишэнь) и Сюкусин (кит. Сушэнь) очень близки по своему произношению. В дополнениях к династийной истории «Сюу» (кит. Чжоу), под названием «Ицусюусе» (кит. И Чжоу шу), имя этого народа пишут Секусин (Цзишэнь). При династиях Кан (кит. Хань) и Ги (кит. Вэй) их называли Юуру (кит. Илоу). В период шести династий их называли Коккицу (кит. Уцзи). При Танской династии их называли Маккацу (кит. Мохэ). При Сунской династии их называли Зесин (кит. Нюйчжэнь). При династии Гэн (кит. Юань) их называли Зецеку (кит. Нюйчжи). В конце же концов они стали народом Даттан (кит. Дада) (выделено мной. – К.П.)»[78 - Цит. по: Г. Левкин. Саморазоблачение китайского историка // Наука и природа Дальнего Востока, № 1, 2004.]. Во-вторых, дадани, или же мэн-гу, не являлись кочевниками. В жизнеописании Елюя Чуцая (управляющего с 1218 г. всеми административно-хозяйственными делами при Чингис-кагане и Угедее) сказано: «Должно наказывать смертью монголов (мэн-гу), мусульман (хуй-ху) и тангутов (хэ-си жэнь), которые занимаются земледелием, но не платят налогов (шуй)»[79 - Китайский источник о первых монгольских ханах. Надгробная надпись на могиле Елюй Чу-Цая. М.: Наука, 1965, с. 189.]. Мохэ, предки даданей, основали известнейшее государство Бохай, и они не кочевали по степям со стадами баранов. Их потомки, нюйчжи, основали государство Цзинь и также не являлись кочевниками. Так вот. Среди этих самых нюйчжи, или же чжурчжэней[80 - Чжурчжэни – еще одно название нюйчжи, возможно происходит от чжуличжэнь.], было полным-полно светлоголовых субъектов с зелеными глазами, о чем китайские источники сообщали, не делая из этого обстоятельства какой-либо сенсации. Диких чжурчжэней, согласно «Цзинь чжи», называли еще и хуантоу, т. е. желтоголовыми[81 - Воробьев М.В. Чжурчжэни и государство Цзинь. М., 1975 с. 21.]. «Саньчао бэймэн хуйбянь» сообщает о внешности чжурчжэней: «Было много чжурчжэней, у которых волосы на висках были желтыми, все они имели желтые глаза с зелеными зрачками (выделено мной. – К.П.)»[82 - Воробьев М.В. Чжурчжэни и государство Цзинь. М., 1975 с. 22.]. О желтоголовых чжурчжэнях Е Лун-ли сообщает: «Желтоголовые нюйчжэни живут в горах и носят название «нюйчжэни на подворьях Хэсугуань»… Желтоголовые нюйчжэни грубы, свирепы и не щадят своей жизни. Перед сражением кидане всякий раз надевают на них тяжелые латы и посылают вперед. У всех желтоголовых нюйчжэней желтые усы, зрачки глаз по большей части черные, но много также и светло-желтого цвета»[83 - Е Лун-ли. История государства киданей. М.: Наука. 1979 (WWW).]. Наименование мэн-гу имеет скорее тунгусское, нежели халха-монгольское происхождение, именно так называли реку Амур орочи и ороки, халха-монголы называли ее Карамурэн. [84 - Г. Левкин. Сколько имен у Амура? // Опубликовано в Записках Гродековского музея. Вып.1, 2000 г.] Во всяком случае, китайские авторы определяли размещение народа мэн-гу к северо-востоку от чжурчжэней, а это низовья Амура. «В Цза-цзи Ли Синь-чуаня сказано: «Существовало еще какое-то монгольское государство (в оригинале мэн го. – К.П.). Оно находилось к северо-востоку от чжурчжэней. При Тан его называли племенем мэн-у. Цзиньцы называли его мэн-у, а также называли его мэн-гу»[85 - Мэн-да бэй-лу. Полное описание монголо-татар, пер. Н.Ц. Мункуева. М.: Наука, 1975, с. 51.]. Дадани присвоили (! – обратите внимание) себе имя мэн-гу, о чем есть упоминание в китайских источниках: «В четвертом году нашего периода правления Цзя-дин (17.01.1211—4.01.1212) татары(да-да. – К.П.)присвоили их имя и стали называться великим монгольским государством(Да мэн-гу го, выделено мной. – К.П.)»[86 - Мэн-да бэй-лу. Полное описание монголо-татар, пер. Н.Ц. Мункуева. М.: Наука, 1975, с. 52.]. Н.Я. Бичурин утверждал, на основании показаний китайской летописи Ганму, «что в числе родов, составлявших татаньский аймань, издавна находился Дом Монгол и что сей Дом, по своему могуществу, впоследствии избран был главою всех татаньских поколений; потому что в сем месте народное название Татань заменено названием Дома Монгол»[87 - Н.Я. Бичурин (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.-Л.: АН СССР, Институт этнографии им. Миклухо-Маклая, 1950, с. 376–380.]. Почему же до 1211–1212 гг. даданей устраивало их наименование, а именно в это время оно перестало их устраивать? Дело в том, что именно на 1211 год приходится начало боевых действий со стороны моголов против Цзинь, которые, как я понимаю, должны были идти под каким-то штандартом. Цзинь (она же Айсинь Гурунь, Золотая династия) это династийное наименование правящего дома и здесь следует ознакомиться с показаниями Пэн Да-я: «В татарском (даданьском. – К.П.) языке серебро называется мэнгу. Чжурчжэни называли свое государство «Великой золотой династией», а потому и татары называют свое государство «Великой серебряной династией»[88 - «Краткие сведения о черных татарах» Пэн Да-я и Сюй Тина // Проблемы востоковедения, № 5, 1960, с. 136.]. Таким образом, Н.Я. Бичурин был, скорее всего, прав, когда утверждал, что да-да это простонародное название одного из кланов северо-восточных мохэ, а Мэнгу (Монгу, Манхол) это династийное наименование их правящего дома. Утверждение Н.Я. Бичурина может быть подтверждено и тем фактом, что народы, перешедшие под политическую власть Дома Мэнгу, также получали имя монголы, о чем свидетельствует Рашид ад-Дин: «Вследствие же их (моголов. – К.П.) могущества другие племена в этих областях также стали известны под их именем, так что большую часть тюрков теперь называют монголами»[89 - Рашид ад-Дин. Сборник летописей. М.-Л., 1952. Т.1. Кн.1, с. 77.]. Здесь следует пояснить, кого в те времена называли тюрками. И. Петрушевский в предисловии к «Сборнику летописей» Рашид ад-Дина утверждает: «У нашего автора «тюрки» – термин не столько этнический, сколько социально-бытовой (кочевники. – К.П.)». К примеру, арабский автор Абульфеда[90 - Абул Фида (1273–1331 гг.)] в своей «Географии»[91 - Цит. по: Аланика. Сведения греко-латинских, византийских, древнерусских и восточных историков об аланах-ясах / Сост. и комм. Ю.С. Гаглойти // Дарьял, 1999, № 1–4, 2000, № 2–3.] сообщал об аланах: «Аланы являются тюрками, которые приняли христианство… В соседстве (с аланами. – К.П.) находится народ тюркской расы, называющийся ассами… Русские являются народом тюркской расы…» Ни аланы, ни асы, ни русские, ни упоминаемые Рашид ад-Дином в качестве тюрков тангуты, или же енисейские кыргызы, и пр. не являлись этническими тюрками, хотя, возможно, использовали тюркский в качестве интернационального, торгового языка. Тюркской же расы попросту не существует, и что имел в виду Абульфеда, а скорее всего его переводчики, непонятно. Короче говоря, именно вышеуказанным образом, т. е. после подпадания под могольское господство, наименование монгол получили, к примеру, ойраты. О чем Рашид ад-Дин и сообщает: «В настоящее время, вследствие благоденствия Чингиз-хана и его рода, поскольку они суть монголы, – разные тюркские племена, подобно джалаирам, татарам, ойратам, онгутам, кераитам, найманам, тангутам и прочим, из которых каждое имело определенное имя и специальное прозвище, – все они из-за самовосхваления называют себя тоже монголами, несмотря на то, что в древности они не признавали этого имени»[92 - Рашид ад-Дин. Сборник летописей. М.-Л., 1952. Т.1. Кн.1, с. 102.]. Западные ойраты ныне называются калмыками[93 - Калмыки (от тюркского слова «калмак» – отделившийся) живут на юго-востоке Европейской России, на Алтае и в Зап. Китае. В России впервые появились в XVII в. Суровые меры, принятые русским правительством против набегов калмыков, побудили большинство их перекочевать в Китай (1771); из 300 000 калмыков достигли Джунгарии не более половины, остальные были перебиты киргизами и другими кочевниками. В России калмыки живут в Калмыцкой степи Астраханской губернии (130 000), в обл. Войска Донского, в Сальском (Калмыцком) округе (40 000) и др. В Донской обл. считаются казаками (Брокгауз).], ойратский (калмыцкий) же язык принадлежит к той же группе языков, что и языки монголов-халхинцев (основное население МНР), бурятов (ранее назывались бурят-монголами), дауров и дунсянов. Первые же боевые столкновения русских казаков с ойратами (калмыками) показали чрезвычайно низкую боеспособность последних. Так, например, Н.Я. Бичурин приводит некоторые сведения из истории освоения русскими Сибири: «В 1615 году отправлен был отряд стрельцов и казаков для усмирения кузнецких татар[94 - Сии татары живут в Кузнецком уезде Енисейской губернии. – Прим. Н.Я. Бичурина.], подущаемых киргизцами к неповиновению. Но только лишь сии войска расположились по татарским волостям, как со всех сторон были заперты пятью тысячами калмыков[95 - Здесь под калмыками разуметь должно войска, присланные ханом. Ибо и киргизцы по племени также были калмыки. Выше было замечено, что под словом Чжуньгар (Калмык) в теснейшем смысле иногда берется один Илийский округ, в котором жил Хан Чоросский, глава ойротов. – Прим. Н.Я. Бичурина.]и киргизцев. К счастью, предводитель отряда Пущин успел обнестись палисадом, в котором с 200 человек более двух месяцев выдерживал осаду, и, наконец, по издержании съестных припасов учинил вылазку столь удачно, что, сбив с поля 5000 отряд калмыков, многих из них взял в плен»[96 - Бичурин Н.Я. (Иакинф). Историческое обозрение ойратов, или калмыков, с XV столетия до настоящего времени. Элиста: Калмыцкое книжное издательство, 1991, с. 33.]. Стоит признать, что история, как ее пишут, иногда полна несуразностей. В одном случае нам предлагают поверить в то, что кочевые халха-монголы в XIII веке оказались способны за пару месяцев взять штурмом четырнадцать укрепленных русских городов, между тем триста лет спустя они в количестве 5000 бойцов оказались беспомощны перед русским гарнизоном в 200 человек, обнесенным наспех установленным частоколом. Не слишком ли велика оказалась пропасть, в которую пали бывшие завоеватели мира? Случай, подобный вышеприведенному, является далеко не единственным в своем роде. Сейчас вернемся, что называется, наперед. Как показано выше, китайские авторы свидетельствовали все-таки и о народемэн-гу. Возможно, это был один из разделов айманя Дадань. Как следует из сообщений китайских источников, мэн-гу в эпоху династии Тан (VII–IX вв.) назывались еще мэн-у, очевидно они проживали «по южному берегу р. Амур, западнее впадения в Амур р. Сунгари и восточнее хребта Малый Хинган»[97 - История Востока / Под ред. Р.Б. Рыбакова и др. М., 1997 (WWW).]. Мэн-у часто причисляют к шивэйским племенам. По словам Н.Я. Бичурина, «аймань Татань, первоначально состоявший из одних родов, по прошествии двухсот лет от его переселения в южную Монголию размножился до такой степени, что в состоянии был последовательно разделиться на девять айманей; но еще не был столь силен, чтобы не признавать над собою верховной власти киданей. Впрочем, должно еще заметить, что татаньцы во все это время еще жили по северному склону хребта Инь-шань; потому что Халха в первой половине IX столетия находилась под ойхорами хойху, исключая восточной части, занимаемой шивэйцами; по падении же ойхоров хойху остались в Халхе поколения Юйгюлюй и Шивэй, оба под зависимостью киданей»[98 - Бичурин Н.Я. (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.-Л.: АН СССР, Институт этнографии им. Миклухо-Маклая, 1950, с. 376–380.]. Ойхоры (хойху) это уйгуры[99 - Уйгуры, народ, коренное население Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР (около 5,5 млн. чел., 1975, оценка). Живут также в некоторых районах СССР, Афганистана, Пакистана, Индии. Говорят на уйгурском языке. Верующие исповедуют ислам, вытеснивший в XIV–XVII вв. шаманство, манихейство, христианство и буддизм. Антропологически относятся к европеоидной расе с незначительной монголоидной примесью (БСЭ).], народ хуннского происхождения, они назывались еще гаогюйскими динлинами[100 - Бичурин Н.Я. (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М-Л. АН СССР, Институт этнографии им. Миклухо-Маклая, 1950, с. 214.]. До 840 г. они проживали на р. Орхон, пока их не разгромили енисейские кыргызы, после чего уйгуры переселились в Ганьсу и Турфан. Уйгуры являются изначально европеоидным народом, но откуда же на р. Орхон, т. е. в Западной части МНР, мог появиться европеоидный народ? По мнению проф. Л.С. Клейна, тохары, отправной миграционной территорией которых, по его мнению, являлась Фатьяновская культура, передвигаясь на восток по лесной зоне, перешли в Минусинскую котловину, а отсюда уже двинулись двумя потоками «предположительно в Западную Монголию (очевидно до Орхона. – К.П.) и Синьцзян»[101 - Л.С. Клейн. Миграция тохаров в свете археологии // STRATUM plus, № 2, 2000, с. 178–187.], в частности в бассейн Тарима. Впрочем, это одна из версий. Нельзя забывать также и тот факт, что территория Саяно-Алтая, соседствующая с территорией Западной Монголии, с древнейших времен являлась местом сосредоточения индоевропейских народов и одним из важнейших металлопроизводящих регионов Евразийской металлургической провинции (ЕАМП). Уже со времен середины III тыс. до н. э. здесь господствуют афанасьевцы, присутствие которых в Южной Сибири совершенно явно определяется до времен тагарской культуры (VIII в. до н. э. – I в. н.э[102 - Вадецкая Э.Б. Археологические памятники в степях Среднего Енисея. Л., 1986, с. 100–101.].) включительно[103 - Алексеев В.П., Гохман И.И. Антропология азиатской части СССР. М., 1984, с. 69.]. Отметим, что афанасьевская культура выводится большинством исследователей от ямной[104 - Ямная культура – общность археологических культур эпохи энеолита – ранней бронзы (III тыс. до н. э.) в Каспийско-Черноморских степях. Занимала территорию от Южного Приуралья на востоке до Днестра на западе, от Предкавказья на юге до Среднего Поволжья на севере. Внутри ямной культуры выделено 9 локальных вариантов, соответствующих родственным племенным группам и археологическим культурам: Волжско-Уральский, Предкавказский, Донской, Северо-Донецкий, Приазовский, Крымский, Нижнеднепровский, Северо-Западный, Юго-Западный. Основной объединяющий признак ямной культуры – погребальные памятники, захоронения в скорченном положении под курганами (древнейшими из известных доныне) (БСЭ).], а последняя принимается многими за прародину тохар[105 - В.А. Посредников. О ямных миграциях на восток и афанасьевско-прототохарская проблема // Донецкий археологический сборник. Донецк, 1992, с. 9– 20; В.Н. Даниленко. Энеолит Украины. Киев, 1974, с. 137–138.]. Следует также отметить, что среди вышеупомянутого шивэйского народа было много желтоголовых (хуантоу) племен. Е Лун-ли отмечает ведущую политическую роль хуантоу шивэй, которую те играли, по меньшей мере, при династии Тан: «В этот период (эпоха династии Тан. – К.П.) они (шивэй. – К.П.) делились более чем на двадцать кочевий, из которых наиболее сильными были желтоголовые шивэй»[106 - Е Лун-ли. История государства киданей. М.: Наука, 1979 (WWW).]. «Старая танская история», гл. 199, о происхождении шивэйцев сообщает следующее: «Шивэй – особый род киданей, особое племя киданей, на северной границе дунху; это потомки динлинов (выделено мной. – К.П.). Живут на север от р. Наоюэхэ»[107 - Кюнер И.В. Китайские известия о народах Южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока. М.: Издательство восточной литературы, 1961, с. 60.]. Динлины же присутствуют в этногенезе практически всех центральноазиатских народов, чья принадлежность к европеоидной расе в настоящее время не вызывает сомнений, например уйгуров и енисейских кыргызов. Возможно, желтоголовость и послужила причиной появления этнонима нюйчжень, которым завоевавшие Бохай кидани стали называть чжурчжэньское население, поскольку этноним нюйчжень первоначально означал золото. Может быть, поэтому государство нюйчжи стало называться Золотым (Цзинь)[108 - Воробьев М.В. Чжурчжэни и государство Цзинь. М., 1975, с. 30.]. В 1031 году иероглиф чжэнь стал запретным, т. к. входил в личное имя киданьского императора Синь-цзуна – Цзун Чжэнь, и был заменен на иероглиф чжи, который сохранял прежнее звучание. Т. е. нюйчжэнь и нюйчжи есть различное иероглифическое написание одного и того же этнонима. Выше я упомянул мохэсское государство Бохай (698–926 гг.), которое занимало территорию исторической Маньчжурии и нынешнего Приморского края. Для многих читателей покажется удивительным, но некоторая часть его населения исповедовала христианство. Так, в 1960 году группа приморских археологов под руководством Э.В. Шавкунова проводила раскопки древней буддийской божницы IX века у подножия сопки Абрикосовой, что близ с. Кроуновка Славянского (ныне – Уссурийского) района. При раскопках была найдена небольшая овальная глиняная табличка с изображением христианского креста. Крест был четырехконечным, без распятия, с расширяющимися от центра концами, и относился к древнему восточносирийскому типу[109 - Александров В.А. Россия на Дальневосточных рубежах (вторая половина XVII века). Хабаровск, 1984.]. По словам иеромонаха Никанора (Лепешева), форма креста, подобная «абрикосовскому», издревле была распространена во всей Вселенской Церкви. Ее можно увидеть, к примеру, на многих богослужебных ризах, окладах напрестольных Евангелий и т. д. Типологически она близка также к новгородской, валаамской и кельтской форме креста[110 - Иеромонах Никанор (Лепешев). Христианский крест среди осколков статуй Будд // Интернет-портал «Православие на Дальнем Востоке» (http://pravostok.ru/ru/journal/jhistory/?id=118 (http://pravostok.ru/ru/journal/jhistory/?id=118)).]. В принципе, ничего необычного в подобной находке нет, иначе довольно сложно объяснить присутствие среди моголов значительного числа христиан. То, о чем я пишу, т. е. о мохэсском происхождении моголов и о маньчжурской их родине, вовсе не являлось и не является некоей особой тайной или открытием. Еще в начале ХХ века генерал-майор А.Е. Вандам, который провел ряд лет на Дальнем Востоке, выполняя специальные правительственные задания, писал, что Маньчжурия это «родина Чингис-хана и наше историческое наследство», и утверждал, очевидно имея на то определенные основания, что Чингис-каган родился на территории провинции Хэйлунцзян, в одной из долин Хингана[111 - Вандам А.Е. Геополитика и геостратегия М., 2002 с. 69.]. Как выглядели мохэсцы? Есть определенные основания утверждать, что сегодняшние айны являются потомками мохэ. Так, академик В.Е. Ларичев относил проживавших на Хоккайдо айнов к моцзе мохэ[112 - См.: В.Е. Ларичев. История золотой империи. Новосибирск: РАН СО, 1998. Предисловие.]. Известно, что айны жили еще и на Сахалине, это, как следует понимать, кушо мохэ, они же жили в низовьях Амура, а в районе г. Комсомольска-на-Амуре проживали сымо мохэ[113 - См.: В.Е. Ларичев. История золотой империи. Новосибирск: РАН СО, 1998. Предисловие.]. В сети Интернет легко можно найти фотографии айнов. Учтите, что со времен Чингис-кагана прошло восемьсот лет, и вы, конечно же, не увидите на фотографиях каких-то истинных арийцев, но и того, что вы увидите, будет вполне достаточно. Самое важное состоит в том, что в айнском языке найдены следы индоевропейских языков, причем не только лексемы, но и, что особо примечательно, грамматические формы[114 - См.: Пензев К.А. Арийская теорема. М., 2009 (WWW).]. Кстати говоря, здесь становится понятным применение цзиньцами термина фань (варвары, дикари) к моголам в «Цзинь ши» (династийная хроника чжурчжэньского государства Цзинь). Значение западные варвары, как утверждают российские комментаторы хроники, здесь не подходит. Западные варвары это си фань (ср. Си Ся, т. е. Западное Ся). Дело в том, что чжурчжэни делились на диких и покорных[115 - «Племена нюйчжэней делились на дикие и покорные. Живших к югу от реки Хуньтунцзян называли покорными нюйчжэнями. Живших к северу от реки Хуньтунцзян, к которым относился Агуда, называли дикими нюйчжэнями» (Е Лун-ли. История государства киданей / Пер. В.С. Таскина. М.: Наука, 1979).] (скорее цивилизованных, поскольку не все из них в свое время подчинялись киданям[116 - «…на юго-востоке земли киданей доходят до владения покорных нюйчжэней, которые не находятся под властью киданей» (Е Лун-ли. История государства киданей / Пер. В.С. Таскина. М.: Наука, 1979).]). Таким образом, фань – это, очевидно, дикие чжурчжэни и не более того. Культурные цзиньцы называли их варварами. Также становится понятным удивление Чингис-кагана при рождении у него черноволосого внука Хубилая: «Кубилай-каан – четвертый сын Тулуй-хана, он появился на свет от Соркуктани-беги, его кормилицей была мать наложницы Муке из племени найман. И так случилось, что Кубилай-каан появился на свет за два месяца до рождения Муке. Когда взор Чингиз-хана на него пал, то он сказал: «Все наши дети рыжие, а этот мальчик черномазый»[117 - Рашид ад-Дин. Сборник летописей. М.-Л., 1960. Т. 2, с. 153.]. Большинство чингизидов даже в начале XIV века были светловолосыми, о чем можно узнать из того же «Сборника летописей»: «Третий сын (Бартан-бахадура. – К.П.) был Есугэй-бахадур, который является отцом Чингиз-хана. Племя кият-бурджигин происходит из его потомства. Значение «бурджигин» – «синеокий», и, как это ни странно, те потомки, которые до настоящего времени (т. е. до 1310 г. – К.П.) произошли от Есугэй-бахадура, его детей и уруга его, по большей части (выделено мной. – К.П.) синеоки и рыжи»[118 - Рашид ад-Дин. Сборник летописей. М.-Л., 1952. Т.1. Кн.2, с. 48.]. Самое смешное состоит в том, что миллионы людей читали высокохудожественный роман Василия Яна «Чингис-хан» и не обращали внимания на его слова о внешности Чингис-кагана: «Ужасно было вторжение этих дикарей из северных пустынь, когда во главе войска мчался их рыжебородый владыка». Вряд ли кто-то из читателей задавался вопросом – откуда у представителя монголоидной расы вообще может быть борода, да еще и рыжая? Как же наша историческая наука объясняет наличие в XIII веке в Северном Китае достаточно большого количества европеоидных светловолосых народов? В основном упоминания китайских источников о светлоголовых народах Центральной Азии объясняются дефектами зрения и оптическими иллюзиями древних авторов. Акад. В.Е. Ларичев, к примеру, в предисловии к русскому изданию «Цзинь ши» пишет, что киданям казалось, что чжурчжэни были желтоголовыми. Пользуясь подобными методами, можно объяснить все что угодно. Вопрос о присутствии белой расы в Северном Китае, Южной Сибири и на Дальнем Востоке периодически поднимался крупнейшими российскими учеными, например, Г.Е. Грумм-Гржимайло и Л.Н. Гумилевым, но какого-либо широкого резонанса он не получил, а сами эти ученые и их память претерпевали и до сих пор претерпевают незаслуженные гонения. Откуда же взялось обыкновение считать, что русский народ целую четверть тысячелетия пребывал под халха-монгольским игом? Если признать, что дадани принадлежали к предкам маньчжур, среди которых, даже в XVIII веке, нередко встречались «субъекты со светло-голубыми глазами, прямым или даже орлиным носом, темно-каштановыми волосами и густой бородой»[119 - И далее: «Ныне же среди тунгусских народностей этот тип более не встречается. Он удержался, однако, далее к востоку, в Северной Корее, где и до настоящего времени светлые глаза, рыжие волосы, густые бороды и кавказские черты лица – явление далеко не редкое». Г.Е. Грумм-Гржимайло. Белокурая раса в Средней Азии / Сборник в честь семидесятилетия Г.Н. Потанина. СПб., 1909.], то следует вспомнить некоторые обстоятельства. Теория «монголо-татарского ига» в научном (или псевдонаучном, кому как нравится) отношении стала оформляться к середине XVIII века не кем иным, как создателем норманской теории Г.Ф. Миллером, который путешествовал в Сибирь и по результатам поездки издал в 1750 году книгу «Описание Сибирского царства». Его изыскания проверил, переработал и продолжил И.Э. Фишер в книге «Сибирская история», изданной в 1774 году, в которой основные постулаты «монголо-татарской» терии изложены уже практически в полном объеме. Кстати говоря, я не подозреваю ни Г.Ф. Миллера, ни И.Э. Фишера в какой-то особой недобросовестности, однако и ограниченные средства того времени и определенные политические и идеологические тенденции, как я думаю, сыграли свою определенную роль. Дело в том, что с 1644 по 1912 г. Китаем управляла маньчжурская династия Цин, признать же, что предки цинов в XIII веке якобы завоевали Россию, вряд ли было возможно по вполне определенным политическим соображениям. Засим все безобразия, произошедшие в давние времена, списали на небольшой кочевой народ халхинцев, который деятельно разводил баранов в халхинских же степях и мирно пребывал под маньчжурским сапогом. Впрочем, чтобы никто не сомневался, что эти халхинцы в прошлом были теми самыми страшными монголами, их так и окрестили, и даже в их честь назвали одну известную расу, дабы никто в их облике не сомневался. Петр Бадмаев в докладной записке царю Александру III от 13 февраля 1893 г. рисовал положение монголов-халхинцев в XIX веке следующим образом: «Монголы твердят, что при восьмом ургинском хутукте они сделаются подданными белого царя. Настоящий хутукта считается восьмым… Угнетаемые чиновным миром манчжурской династии, монголы естественно крепко держатся преданий, обещающих им лучшее будущее, и с нетерпением ждут наступления его». Кстати, возможно, читатель не в курсе, но идеологическая платформа для следующего «ига» в России готова уже давно. Как писал в свое время один из основоположников евразийства Н.С. Трубецкой: «Военная служба и крепостное право существовали в допетровской Руси, но страной милитаристической и крепостнической par excellence Россия стала только в эпоху европеизации. И если вспомнить, что ко всему этому временами присоединялось ожесточенное гонение на все исконно русское, официальное признание национальной русской культуры варварством и духовное засилье европейских идей, то вряд ли будет преувеличением обозначить этот период русской истории как эпоху «европейского» или «романо-германского ига». Это иго продлилось тоже более двухсот лет»[120 - Н.С. Трубецкой. О туранском элементе в русской культуре // Евразийский временник. Берлин, 1925 (WWW).]. Вот так! Очевидно, следует уже привыкнуть, что Россия это страна «перманентного» ига и если наши войска и посещают Париж или Берлин, то это все происходит от вредоносного засилья романо-германцев, если же наш флот бьет турецкий, то это непременно из-за наличия в русском языке тюркизмов, если московская милиция третирует лиц «кавказской национальности», то это последствия грузинского правления И.В. Сталина, если же наши военные советники расползаются по всему земному шару «аки прузи», то явно, что это явление обусловлено еврейским влиянием. Я прошу читателя понять одну незамысловатую вещь. Дело вполне может обратиться таким образом, что после потери Западом своей привлекательности всех российских европеизаторов вполне могут причислить к разряду оккупантов и их пособников, в соответствии с новой концепцией российской истории, так же как это сделали с пресловутыми татарами. Материала для данного зачисления вполне достаточно. Впрочем, вернемся к нашим моголам… Так вот, согласно «Сборнику летописей», собственно моголы (мугулы) разделялись на две основные группы: 1) нирун (к ним принадлежал род Чингиса), или же niuca, ниуча, ни’уча[121 - Чулууны Далай. Монголия в XIII–XIV веках. М., 1983, с. 11.] (они же очевидно ну-чи, нюйчжи) и 2) дарлекин. Сейчас прошу читателя особо отметить, что один из основных источников по могольской истории, а именно «Сокровенное сказание» (который вовсе не был обнаружен в юрте какого-нибудь халха-монгольского нойона, а выкуплен П. Кафаровым в Пекинской библиотеке), носит оригинальное наименование Mongolun Niuca Tobcaan или же Mongol-un Niruca tobciyan. Дело в том, что русское название могольского изборника, а именно «Сокровенное сказание», или же «Тайная история монголов», переводится так с китайского названия Юань-чао би-ши, т. е. «Тайная история династии Юань». Первоначально Юань-чао би-ши называлась просто Юань би-ши[122 - См.: Б. Панкратов. Предисловие к тексту / Юань-чао би-ши (Секретная история монголов) М., 1962.]. Транскрипированное китайскими иероглифами оригинальное название хроники читается как Ман-хо-лунь ню-ча то-ча-ань[123 - См.: Б. Панкратов. Предисловие к тексту / Юань-чао би-ши (Секретная история монголов) М., 1962.]. Для транскрипции могольского языка были использованы иероглифы, подходящие именно по фонетике, так как текст Юань-чао би-ши использовался для обучения китайцев могольскому языку. Потому нельзя утверждать, что транскрипционные иероглифы, кроме звучания могольских слов, еще и передавали их смысл, поскольку транскрибированный текст сопровождался подстрочным китайским переводом. По словам Б.И. Панкратова: «Транскрибируя памятник иероглифами, китайцы неуклонно выдерживали единый порядок – сначала крупными знаками писали монгольские слова в транскрипции, затем с правой стороны мелкими иероглифами помещали пословный их перевод. Заглавие же выпадает из этой стройной системы (выделено мной. – К.П.)»[124 - См.: Б. Панкратов. Предисловие к тексту / Юань-чао би-ши (Секретная история монголов) М., 1962.]. Ниуча (ню-ча) обычно переводится как тайный, скрытый. Однако данный перевод является только лишь калькой с китайского названия, пословный же китайский перевод названия Ман-хо-лунь ню-ча то-ча-ань, как указывает Б.И. Панкратов, отсутствует. К слову сказать, если уж речь зашла об одном из важнейших источников по могольской истории, то стоит заметить, что нельзя быть однозначно уверенным, в том, что язык, на котором написано «Сокровенное сказание» является предковой формой современного халха-монгольского языка, а не сходным с ним диалектом, на котором общался совсем другой народ[125 - «Сокровенное сказание», по мнению Н.Н. Поппе, написано на каком-то восточно-среднемонгольском диалекте.]. Любопытно также и то, что в «Сокровенном сказании» наличествует весьма много тюркизмов и некоторые из них вызывают большой интерес, например, слово алашас (лошади) (§ 273:..алашас сэусэс-и ано даоулиджу… «набрав… коней и прислуги»)[126 - В.И. Рассадин. Тюркские элементы в языке «Сокровенного сказания монголов» / «Тайная история монголов»: источниковедение, филология, история. Новосибирск, 1995.]. Слово лошадь в русском языке считается заимствованием от тюрк. алаша, мерин; кляча; лошадь[127 - Севортян Э.В. Этимологический словарь тюркских языков. Тюркские и межтюркские основы на гласные. М., 1974, с. 137.]. Однако на деле это далеко от истины. Короче говоря, есть все основания утверждать, что Ман-хо-лунь ню-ча то-ча-ань это сказание о монголах-ниучах, или же о нирунах, как они называются в «Сборнике летописей» Рашид ад-Дина. Известно, что кроме монголов-нирунов были еще и монголы-дарлекины, а вообще-то термин монголы (моголы, монгу) это не этнический, а политический термин (политоним). Сегодняшние монголы-халхинцы имеют самоназвание халха (альтернативные этнонимы – халх, халхчууд, халх монголчууд, халхасцы). Происхождение этнонима халха датируется обычно концом XV – началом XVI вв., т. е. временем правления Даян-хана (р. 1460 г., правил с 1479-го по 1543 г.)[128 - См.: Бичурин Н.Я. (Иакинф). Историческое обозрение ойратов, или калмыков, с XV столетия до настоящего времени. Элиста: Калмыцкое книжное издательство, 1991; так же см.: Златкин И.Я. История Джунгарского ханства (1635–1758). М., 1964.]. Тогда объединенные Даян-ханом племена кочевников вели военные операции против Китая, стремясь вынудить его к торговому обмену ремесленных и земледельческих товаров на продукцию животноводства. Территории, служившие базой для подготовки новых походов и отдыха, назывались «халха минь» – «щит мой»[129 - В современных монгольских языках слово «халха» также имеет значение – прикрытие, щит, заслон (Калмыцко-монгольско-русский словарь, 1986).]. Таким образом, данный термин был перенесен на название страны, а затем уже и на название народа, а историю современного народа монголов-халхинцев следует вести со времен Даян-хана. Историкам прекрасно известно, что время появления этноса следует вести со времени появления этнонима, в первую очередь самоназвания, именно тогда некоторая группа людей начинает ощущать свою общность. Что касается термина монголы, ныне применяемого в отношении халхинцев, то этот термин является, в данном случае, экзоэтнонимом, так же как и термины татары, хакасы, уйгуры, китайцы и некоторые другие, употребляемые в отношении современных народов. Так вот. В продолжение разговора о ниучах. Якуты называют русских нуча, так же русских называли и айны. Буряты называли русских мангутами[130 - Материалы для истории Верхоленского края в XVIII веке // Труды Бурятского комплексного научно-исследовательского института. Исследования и материалы по истории Бурятии. Вып. 2. 1963; http://www.vostlit.info (http://www.vostlit.info/)]. Китайцы называли русских лоча, например, Ян Бинь в «Любяньцзилио» писал: «Алосы также пишут Олосы, это лоча (русские). Живут за изгородью[131 - Имеется в виду «Ивовая изгородь», служившая границей Южной Маньчжурии. – Прим. к тексту.]. Их (русских) называют лаоцян; они люди с голубыми впалыми глазами, выдающимся носом, желтой (рыжей) курчавой бородой, с длинным телом; много силы, но любят поспать и, когда спят, не сразу просыпаются. Искусны в пешем бою, умеют обращаться с ружьями, не боятся луков и стрел. Если стрела попадет в тело, спокойно вытащат ее, посмотрят друг на друга и засмеются»[132 - Кюнер И.В. Китайские известия о народах Южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока. М.: Издательство восточной литературы, 1961, с. 70.]. Дауры в XVII веке прозывали русских луча(лоча), что на их языке означало еще и «леший», «черт»[133 - Энциклопедия Якутии. Т. 1. М., 2000, с. 132.]. СВ. Максимов полагал, что данное прозвище дано было русским по следующей причине: «Стрелы не вредили людям в доспехах, а казаки пулей клали на смерть дикарей, которым оставалось одно: называть пришельцев «лоча» (лешими)»[134 - Максимов СВ. Сибирь и каторга. СПб., 1900, с. 262.]. Однако вряд ли подобное объяснение можно принять за верное. Не стоит думать, что те же дауры являлись настолько дикими и неразвитыми людьми, как это полагает русский автор, что не были знакомы с останавливающим действием защитных доспехов. Скорее всего, речь идет о другом. Русские были бородаты, возможно, именно по этой причине местные монголоидные народности усматривали в них натуральнейших лешаков. Также возможно (подчеркиваю, возможно), лоча это искаженное ну-чи (нюйчжи). По словам М.В. Воробьева: «Кидани писали о люйчжэнь, под их влиянием китайцы приняли написание нюйчжэнь, так как замена звука «л» на «н» в то время была обычной»[135 - Воробьев М.В. Чжурчжэни и государство Цзинь М., 1975 с. 29.]. Эти его слова подкрепляются показаниями «Цзинь чжи»: «Народ цзинь собственно называется чжуличжэнь… это слово искажено в нюйчжэнь, у некоторых даже в лучжэнь»[136 - Воробьев М.В. Чжурчжэни и государство Цзинь М., 1975 с. 29.]. Однако это еще не конец истории. Дело в том, что в языке коми (и далее на восток) корень «роч-», выводимый из общепермского *roc, который, в свою очередь, был заимствован из прибалтийско-финских языков[137 - Лыткин В.И., Гуляев Е.С. Краткий этимологический словарь коми языка. М., 1970, с. 243.], а также ненецкое слово «луца» (*luatsa), эвенкийское «луча», «нуча» и др. имеют единственное значение «русский», поскольку население этих областей сталкивалось только с русским колонизационным потоком[138 - См. примечания к гл. 9. Константин Багрянородный «Об управлении империей». М., Наука, 1991.]. Я уверен, что данные совпадения не могут быть случайными, под ними есть определенная подоплека, но в наше время, к сожалению, чрезвычайно сложно установить в деталях некоторые обстоятельства истории Центральной Азии. Так или иначе, древние моголы не являются этносом-предком современного народа халхинцев. Здесь следует отметить то обстоятельство, что и современные татары (крымские, казанские и др.), проживающие ныне на территории России, также не имеют никакого отношения ни к центральноазиатским даданям, ни к татарам, упоминаемым «Сокровенным сказанием» или же Рашид ад-Дином. Как писал в свое время Н.М. Карамзин: «Ни один из нынешних народов татарских не именует себя татарами, но каждый называется особенным именем земли своей»[139 - Карамзин Н.М. История государства Российского. СПб.,1818, т. 3, с. 172.]. Утверждение Н.М. Карамзина подтверждается многочисленными историческими свидетельствами. К примеру, в отношении булгар (казанских татар) известно следующее. Патриарх Иов (патриаршествовал в 1589–1605 гг.) в «Повести о честном житии царя и великого князя Федора Ивановича всея Руси» сообщал: «Царь же и великий князь Иван Васильевич всеа Руси в лето 7061-го [1552 г.]… поиде во мнозе силе и град их великий Казань взят, пределы их казанския вся поплени и многое множество нечистивых болгар погуби, оставших же от плена всех под свою царскую десницу покори»[140 - Повесть о честном житии царя и великого князя Федора Ивановича всея Руси // Полное собрание русских летописей, т. 14. М.,1965, с. 3.]. П.И. Рычков в XVIII веке писал: «Известный башкирский возмутитель Батырша, возмущая башкирцев к бунту, в письме своем всех здешних магометан болгарским народом называл»[141 - П.И. Рычков. Опыт Казанской истории древних и средних веков. СПб., 1767, с. 18–19.]. Видный тюрколог В.В. Григорьев в начале XIX века свидетельствовал: «Нынешние татары казанские и сибирские, разнося халаты по улицам русских городов, величают себя «булгарлык», «булгарством»[142 - В.В. Григорьев. Волжские татары // Библиотека для чтения, 1836, т. XIX, отд. III, с. 24.]. Несколько позже Н.И. Золотницкий писал: «Не могу… пропустить позднейшего известия Куника… что «казанских татар и по сию пору в Средней Азии называют болгарами»[143 - Н.И. Золотницкий. Лингвистическая заметка о названиях булгар, биляр и моркваши // Труды ИОАИЭ. Т. 3. Казань, 1884. С. 33.]. Гайнутдин Ахмаров, сотрудник Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете в начале ХХ века сообщал: «Казанские… татары, называя себя… мусульманами или по происхождению булгарами, не уважают для себя названия «татарин». Бранясь между собою, называют друг друга «татар». У них часто можно слышать выражения: «min tatar tygel, mosolman» (я не татарин, а мусульманин), «tatar dinsiz digan suz» (слово татарин значит: человек без веры, язычник). Есть у них и поговорки, обращенные к татарам же, напр. «Tatar barda hatar bar» (где татарин, там беда). «Tatar tura bulsa, chabatasyn turga ilar» («сделавшись начальником, татарин повесит свои лапти в зале (главной комнате»)[144 - Тептяри и их происхождение // ИОАИЭ, т. XXIII, вып. 5. Казань, 1908.]. М.Г. Худяков в издании 1922 года отмечал: «Масса современных казанских мусульман и в настоящее время не считает себя татарами, а зовет себя булгарами»[145 - М.Г. Худяков. Мусульманская культура в Среднем Поволжье. Казань, 1922, с. 15.]. Н.И. Воробьев в середине ХХ века указывал, что «казанские татары всегда относились к булгарам, как потомки к предкам, и булгарская старина считалась священной… На тесную связь современных казанских татар с булгарами указывают и те родословные, которые имеются во многих татарских семьях и которые чаще всего упираются в то или иное лицо – выходца из Булгара»[146 - Н.И. Воробьев. Казанские татары. Казань, 1953, с. 19.]. Известный историк А.Г. Кузьмин, уже в настоящее время, утверждал: «Татары поволжские – потомки не татаро-монголов XIII века, а волжских булгар»[147 - А.Г. Кузьмин. Пропеллер пассионарности, или теория приватизации истории // Молодая гвардия, 1991, № 9.]. Наконец, по словам академика АН РТ М.З. Закиева: «Этноним татар не идет непосредственно от этих центральноазиатских татар. Он распространился сначала в Западной и Восточной Европе как политический и географический термин для обозначения всех восточных народов, лишь позднее его стали применять для обозначения всех мусульманских тюрков, а только в XIX в. этноним татар был принят как самоназвание булгаро-тюрков-мусульман волго-камского региона»[148 - М. Закиев. Татары: Проблемы истории и языка. Казань, 1995 (WWW).]. Вообще-то термин «татаро-монголы» это нонсенс. В 1202 году, в год Нокай (Собаки), моголы произвели поголовное истребление татар, о чем Рашид ад-Дин, визирь мо-гольского государя Газан-хана, сообщает следующее: «Так как они (татары. – К.П.) были убийцами и врагами Чингиз-хана и его отцов, то он повелел произвести всеобщее избиение татар и ни одного не оставлять в живых до того предела, который определен законом [йасак]; чтобы женщин и малых детей также перебить, а беременным рассечь утробы, дабы совершенно их уничтожить»[149 - Рашид ад-Дин. Сборник летописей. М.-Л., 1952. Т.1. Кн.1, с. 106.]. «Сокровенное сказание монголов» свидетельствует вполне однозначно: «Перезимовали ту зиму, а на осень в год Собаки Чингис-хан положил воевать с татарами: Чаган-Татар, Алчи-Татар, Дутаут-Татар и Алухай-Татар. Прежде чем вступить в битву при урочище Далан-нэмургес, Чингис-хан, с общего согласия, установил такое правило: «Если мы потесним неприятеля, не задерживаться у добычи. Ведь после окончательного разгрома неприятеля добыча эта от нас не уйдет. Сумеем, поди, поделиться. В случае же отступления все мы обязаны немедленно возвращаться в строй и занимать свое прежнее место. Голову с плеч долой тому, кто не вернется в строй и не займет своего первоначального места!» В сражении при Далан-нэмургесе мы погнали татар. Тесня их, мы вынудили татар соединиться в их улусе при урочище Улхуй-шилугельчжит и там полонили их. Мы истребили тут татарских главарей поколений Чаган-Татар, Алчи-Татар, Дутаут-Татар и Алухай-Татар. В нарушение указа задержались, оказывается, у добычи трое: Алтан, Хучар и Даритай. За несоблюдение приказа у них отобрано, через посланных для этого Чжебе и Хубилая, все, что они успели захватить, как то: отогнанные в добычу табуны и всякие захваченные вещи. Покончив с казнями главарей и сбором пленных татар, Чингисхан созвал в уединенной юрте Великий семейный совет, для решения вопроса о том, как поступить с полоненным татарским народом. На совете поговорили и покончили с этим делом так: Искони был татарский народ Палачом наших дедов-отцов. Отомстим же мы кровью за кровь. Всех мечом до конца истребим: Примеряя к тележной оси, Всех, кто выше, мечу предадим, Остальных же рабами навек Мы по всем сторонам раздарим. Когда, по окончании совета, выходили из юрты, татарин Еке-Церен спросил у Бельгутая: «На чем же порешил совет?» А Бельгутай говорит: «Решено всех вас предать мечу, равняя по концу тележной оси». Оказалось потом, что Еке-Церен оповестил об этих словах Бельгутая всех своих татар, и те собрались в возведенном ими укреплении. При взятии этих укреплений наши войска понесли очень большие потери. Перед тем же как наши войска, с трудом взяв татарские укрепления, приступили к уничтожению татар, примеривая их по росту к концу тележной оси, – перед тем татары уговорились между собою так: «Пусть каждый спрячет в рукаве нож. Умирать, так умрем, по крайней мере, на подушках (из вражеских тел)». Вследствие этого наши опять понесли очень много потерь». Тогда, по окончании расправы с татарами, которых примерили-таки к тележной оси и перерезали, Чингисхан распорядился так: «Вследствие того, что Бельгутай разгласил постановление Великого семейного совета, наши войска понесли очень большие потери. А потому в дальнейшем он лишается права участия в Великом совете. Вплоть до окончания заседаний совета он обязуется наблюдать за порядком близ места заседаний, а именно: улаживать ссоры и драки, разбирать дела о воровстве, обманах и т. п. Бельгутай с Даритаем имеют право доступа в совет лишь по окончании его заседаний, после того как выпита чара-оток»… Однажды, уже после окончания Татарской кампании, Чингисхан сидел на дворе за выпивкой. Тут же, по обе стороны, сидели ханши Есуй и Есуган. Вдруг Есуй-хатун глубоко со стоном вздохнула. Чингисхан сообразил, в чем дело, и тотчас вызвал Боорчу и Мухали. «Расставьте-ка, – приказал он, – расставьте-ка по аймакам всех вот этих собравшихся здесь аратов. Людей, посторонних для своего аймака, выделяйте особо». Все стали по своим аймакам, а отдельно от аймаков остался стоять всего один человек. Это был молодой человек с волосами, заплетенными в косу, как у благородных людей. Когда этого человека спросили, кто он такой, он отвечал: «Я нареченный зять дочери татарского Еке-Церена, по имени Есуй. Враги громили нас, и я в страхе бежал. Сейчас же все как будто бы успокоилось, и я – пришел. Я был уверен, что меня не опознают среди такой массы народа». Когда Чингисхану доложили эти его слова, он сказал: «Что ему еще здесь шпионить, этому непримиримому врагу и бродяге? Ведь подобных ему мы уже примерили к тележной оси. Чего тут судить да рядить? Уберите его с глаз долой!» И ему не замедлили снести голову». В конце концов, Вильгельм де Рубрук, бывший в свое время (середина XIII века) непосредственным свидетелем многих событий могольской политической истории, писал: «Они (моголы. – К.П.) превознеслись до такой великой гордости, что хотя, может быть, сколько-нибудь веруют во Христа, однако не желают именоваться христианами, желая свое название, т. е. Моал, превознести выше всякого имени; не желают они называться и татарами. Ибо татары были другим народом»[150 - Вильгельм де Рубрук. Путешествие в восточные страны. М., 1957, с. 113.]. «Тартарами» (т. е. выходцами из преисподней) моголов называли западные европейцы, о чем можно узнать из сочинения Плано Карпини «История монголов, именуемых нами тартарами (tartars)». Это же наименование (татары) впоследствии переняли и русские летописцы. В.Н. Татищев, бывший одно время губернатором Астрахани, замечал следующее: «До сих пор, как выше сказал, кроме европейских, сами татарами не зовутся. Что же крымские, астраханские и пр. татарами зовутся, то они, слыша от европейцев оное и не зная значения названия, не за поносное приемлют»[151 - В.Н. Татищев. История Российская. М.-Л., 1964 (WWW).]. Что же касается отождествления терминов дадань и татар, то оно вызывает определенные сомнения, поскольку дальневосточные дадани не могли истребить самое себя. Впрочем, тот же Рашид ад-Дин указывает, что термин «татары», так же как и термин «моголы», являлся политонимом. «Из-за [их] (татар. – К.П.) чрезвычайного величия и почетного положения другие тюркские роды, при [всем] различии их разрядов и названий, стали известны под их именем и все назывались татарами. И те различные роды полагали свое величие и достоинство в том, что себя относили к ним и стали известны под их именем, вроде того как в настоящее время, вследствие благоденствия Чингиз-хана и его рода, поскольку они суть монголы, – [разные] тюркские племена, подобно джалаирам, татарам, ойратам, онгутам, кераитам, найманам, тангутам и прочим, из которых каждое имело определенное имя и специальное прозвище, – все они из-за самовосхваления называют себя [тоже] монголами, несмотря на то, что в древности они не признавали этого имени»[152 - Рашид ад-Дин. Сборник летописей. М.-Л., 1952. Т.1. Кн.1, с. 102.]. Похожим образом в советские времена некоторые представители национальных меньшинств записывались «русскими», полагая, что причисление к главенствующей национальности даст им преимущества в карьере или по каким-то иным соображениям. Как бы там ни было, но даже если слова татар и дадань (татань) являются только фонетическим разночтением одного этнонима, даже и при этом обстоятельстве следует помнить, что даданьская масса не была однородной в этническом, а возможно и в расовом отношении. Китайские авторы выделяли, как минимум, три различные даданьские общности – черных, белых и диких даданей, по другой классификации: цивилизованных и диких, последних же, в свою очередь, разделяли на черных и белых[153 - Мэн-да бэй-лу («Полное описание монголо-татар»). М.: Наука, 1975, с. 45.]. Китайский дипломат Чжао Хун описывал черных даданей следующим образом: «В большинстве случаев не очень высоки ростом. Самые высокие не превышают пяти чи и двух-трех цуней[154 - Чи – мера длины, равная в ту эпоху приблизительно 0,3–0,32 м; цунь – 1/10 чи.]. [Среди них] нет также полных и толстых. Лица у них широкие и скулы большие. Глаза без верхних ресниц. Борода весьма редкая. Внешность довольно некрасивая». Что касается белых даданей, то они, по словам Чжао Хуна, выглядели иначе и имели, что самое главное, особенную погребальную обрядность: «Белые татары несколько более тонкой наружности, вежливы и почитают родителей. Когда умирают [у них] отец или мать, то [они] ножом изрезывают себе лицо и плачут (выделено мной. – К.П.). Каждый раз, когда [я, Хун], проезжая рядом с ними, встречал таких, которые были недурной наружности и с рубцами от ножевых порезов на лице, и спрашивал, не белые ли [они] татары, [они всегда] отвечали утвердительно»[155 - Мэн-да бэй-лу («Полное описание монголо-татар»). М.: Наука, 1975, с. 46.]. Погребальный обряд царапанья рук и лиц имели следующие народы или же их правящие слои: 1. Тангуты. К примеру, в 1096 г. тангутский правитель и его мать, возглавлявшие войска, после неудачной осады города Пинся «расцарапали себе в кровь лица и возвратились»[156 - E. И. Кычанов. Очерк истории тангутского государства. М., 1968, с. 77.]. 2. Скифы. Геродот сообщает об их обычаях: «Жители каждой области, куда привозят тело царя, при этом поступают так же, как и царские скифы. Они отрезают кусок своего уха, обстригают в кружок волосы на голове, делают кругом надрез на руке, расцарапывают лоб и нос и прокалывают левую руку стрелами»[157 - Геродот. История. ОЛМА-ПРЕСС Инвест; 2004 (WWW).]. 3. Согдийцы. Ал-Бируни сообщал, что в определенные дни года «жители Согда плачут по своим древним покойникам. Они оплакивают их, царапают себе лица и ставят для умерших кушанья и напитки»[158 - Абу Рейхан Бируни. Избранные произведения. Т. I: Памятники минувших поколений / Пер. с араб. и прим. А. М. Салье. Ташкент, 1957, с. 229.]. 4. Нюйчжи, нучи (чжурчжэни). О погребальных обрядах чжурчжэней в XI в. известно следующее: «Если человек умирает, [близкие] разрезают себе кожу на лбу, кровь и слезы [во время оплакивания] смешиваются. Называют это проводы слезами и кровью»[159 - Кычанов Е. И. Чжурчжэни в XI в. (Материалы для этнографического исследования) // Древняя Сибирь. Сб. ст. Вып. 2. Сибирский археологический сборник. Новосибирск, 1966. (Материалы по истории Сибири).]. Сюда же следует отнести сообщения о нравах жителей государства Бохай, известно, что во время капитуляции правителя Бохайского царства перед киданьским императором Абаоцзи (926 г.) бохайские сановники также поранили свои лица, в знак высочайшей скорби[160 - Е.И. Кычанов. Властители Азии. М., 2004, с. 151.]. 5. Уйгуры (югуры, ойхор, хойху). Китайские авторы сообщают об их обычаях: «Вскоре хан умер. Вельможи хотели и царевну проводить за ним. Царевна сказала им: в Срединном государстве (собственно Китай. – К.П.), если зять по дочери умрет, то жена три года утром и вечером обязана быть при гробе. Тем и обряд оканчивается. Дом ойхоров [хойху], заключив брачный союз за 10 000 ли, сделал это из преданности к Срединному Двору; следовательно, я не должна сопутствовать хану. И так остановились; впрочем, она должна была, по их обыкновению, надрезать лицо себе и плакать (выделено мной. – К.П.)»[161 - Бичурин Н.Я. (Иакинф). Собрание сведений… 1950, с. 315.]. 6. Енисейские кыргызы. Здесь имеются некоторые расхождения в показаниях. «Тайпинхуаньюйцзи» пишет о погребальных обычаях кыргызов (хагясов): «Если [кто] умрет, то только трижды всплакнут в голос, не режут лица, сжигают покойника и берут его кости; когда пройдет год, тогда делают могильный холм». Танская история сообщает: «При похоронах не царапают лиц, только обвертывают тело покойника в три ряда и плачут; а потом сожигают его, собранные же кости чрез год погребают. После сего в известные времена производят плач». Между тем, Плано Карпини сообщал об обычаях кыргызов: «Хирподана же в то же время послал Оккодай-кан с войском на юг против кергис (киргизы. – Прим. к тексту), которых он победил на войне. Эти люди-язычники, они не имеют волос на бороде; обычай их таков: когда умирает чей-нибудь отец, то они от скорби вырезают на своем лице в знак печали как бы один ремень от одного уха до другого»[162 - Джиованни дель Плано Карпини. История монгалов. М., 1957, с.48.]. 7. Тукю (тугю, туцзюэ), по Л.Н. Гумилеву, тюркюты. О них известно, что «в день похорон, так же как и в день кончины, родные предлагают жертву, скачут на лошадях и надрезывают лице»[163 - Бичурин Н.Я. (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М-Л.: АН СССР, Институт этнографии им. Миклухо-Маклая, 1950, с. 230.]. 8. Гунны (хунну). Иордан сообщает о гуннских нравах: «Следуя обычаю того племени, они отрезают себе часть волос и обезображивают уродливые лица свои глубокими ранами, чтобы превосходный воин был оплакан не воплями и слезами женщин, но кровью мужей»[164 - Иордан. О происхождении и деяниях гетов. СПб.: Алетейя, 1997 (WWW).]. Вообще-то, у гуннов обычай резать лицо не являлся исключительно погребальным. «Детям мужского пола они рассекают щеки железом, чтобы, раньше чем воспринять питание молоком, попробовали они испытание раной»[165 - Иордан. О происхождении и деяниях гетов. СПб.: Алетейя, 1997 (WWW).]. 9. Славяне (сакалиба). У СМ. Соловьева мы встречаем упоминание о резании лиц при описании славянской погребальной обрядности, приведем это описание в полном виде: «Всего важнее обычай погребения, в котором выражаются обыкновенно понятия народа о загробной жизни, и потому в летописи читаем описание этого обычая. Радимичи, вятичи, северяне и кривичи совершали тризну над покойником, потом сожигали труп, кости собирали в небольшой сосуд, который ставили на столбе при дороге. В чем состоял погребальный обычай у полян во времена язычества, об этом летописец молчит и тем дает знать, что обычай полян был одинаков с обычаем других племен; употребление тризны у полян видно из того, что св. Ольга, жившая в Киеве, среди этого племени, запретила совершать по себе тризну. Под именем тризны разумелись, как видно, вообще поминки и потом преимущественно борьба в честь умершего, с поминками соединялся веселый, пьяный пир, также резание и царапание лица (выделено мной. – К.П.) в знак печали. Одновременно с обычаем сожигания и ставления урн с пеплом на придорожных столбах существовал и обычай погребения в могилах, которые сыпали холмами»[166 - Соловьев СМ. История России с древнейших времен. Книга I. Русь изначальная (WWW).]. Упоминают о резании рук и лиц славянами также и восточные авторы. Ибн Руст пишет: «Когда умирает у них (славян. – К.П.) кто-либо, труп его сжигают. Женщины же, когда случится у них покойник, царапают себе ножом руки и лица»[167 - Откуда есть пошла русская земля… том II. М.: Молодая гвардия, 1986 (WWW).]. Ал-Бекри в XI веке сообщал о погребальном обычае славян: «И у них (у славян (сакалиба). – К.П.) обычаи подобные обычаям индийцев. Они граничат с востоком и далеки от запада. И они радуются и веселятся при сожигании умершего и утверждают, что их радость и их веселость (происходит) от того, что его (покойника) господь сжалился над ним. Жены же мертвого режут себе руки и лица ножами»[168 - Цит. по: Известия ал-Бекри и других авторов о Руси и славянах. Часть 1. // Записки императорской Академии наук. Том 32. Приложение № 2. СПб., 1879, с. 56.]. Между всеми этими вышеперечисленными народами есть связь. Дело в том, что предками уйгуров были хунны, называемые еще гаогюйскими динлинами. О славянах (склавенах) известно, что они сохраняли гуннские обычаи. Прокопий Кесарийский (между 490 и 507 – после 562 г.) сообщал, что славяне «во всей чистоте сохраняют гуннские нравы»[169 - Прокопий Кесарийский. Война с готами. О постройках. М.: Арктос, 1996 (WWW).]. О тугю китайские авторы пишут: «Обыкновения их вообще сходны с хуннускими»[170 - Бичурин Н.Я. (Иакинф). Собрание сведений… 1950, с. 231.]. О кыргызах Гардизи утверждает, что они произошли от славян (сакалиба)[171 - В. В. Бартольд. Отчет о поездке в Среднюю Азию с научной целью 1893–1894 гг. // В кн.: В.В. Бартольд. Сочинения. В 9 томах. Т. IV. М., 1966, с. 47.]. Наконец, скифское присутствие отмечается в степной полосе от Дуная до Дальнего Востока и это обстоятельство в наше время известно всякому, кто сочтет необходимым ознакомиться хотя бы с минимумом научной литературы. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/konstantin-aleksandrovich-penzev/russkiy-car-batyy/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Именно каган, а не хан. См. «Сокровенное сказание» – Cinkis-qagan. 2 «Полный курс лекций по русской истории»: Петроград; 1917 (WWW). Примечание: автор не дает постраничные ссылки на цитаты из некоторых распространенных изданий, находящихся в Сети в свободном доступе, корректность которых можно легко проверить с помощью поисковых систем. 3 ВКЛ платило ордынский выход, но платило его Крымскому ханству. 4 Довмонт, в крещении Тимофей, псковский князь литовского происхождения. После убийства Миндовга, своего родственника по жене, Довмонт ушел в Псков, крестился и был избран князем. Защищал Псков то от Литвы, то от ливонских рыцарей. В 1268 г. участвовал в Раковорской битве; в 1269-м отстоял Псков. В 1299-м разбил подступивших к Пскову рыцарей и вскоре умер. Довмонт причислен к лику святых. Возведенная им каменная стена вокруг Пскова долго называлась Довмонтовой (Брокгауз). 5 Голубовский П.В. Печенеги, торки, половцы до нашествия татар. Киев, 1884, с. 83. 6 Плетнева С.А. Половцы. М., 1990, с. 114. 7 Каргалов В.В. Внешнеполитические факторы развития феодальной Руси. М., 1967, с. 56. 8 Раппопорт П.А. Древние русские крепости. М., 1965 (WWW). 9 Пашуто В.Т. Древнерусское государство и его международное значение. М., 1965, с. 98. 10 Каргалов В.В. Внешнеполитические факторы развития феодальной Руси. М., 1967, с. 57. 11 Раппопорт П.А. Древние русские крепости. М., 1965 (WWW). 12 Никитин А.Л. Половецкая Русь // Знание – сила, № 3, 2000. 13 НГ – добавления немецкой редакции. 14 Герберштейн С. Записки о Московии. М.: МГУ, 1988, с. 165. 15 Плетнева С.А. Половцы. М., 1990, с. 115. 16 Марко Поло. Книга о разнообразии мира (WWW). 17 Предполагается, что он возник на месте хазарского Итиля и также контролировал волжскую торговлю. 18 Плетнева С.А. Половцы. М., 1990, с. 117 19 ПСРЛ. Т. 24, М.: Языки русской культуры, 2000 (WWW). 20 Рашид ад-Дин. Сборник летописей. М.-Л., 1952. Т. 1. Кн. 2, с. 257. 21 Елюй Чуцай (3.8.1189—2.6.1243), монгольский государственный деятель и ученый. Происходил из киданьского императорского рода. Получил китайское классическое образование. В 1218 г. стал советником Чингисхана, которого сопровождал в завоевательных походах в Среднюю Азию. При преемнике Чингисхана Угедее (1229–1241) был назначен главой центральной ханской канцелярии, но ведал делами только Северного Китая. 22 Егоров В.Л. Историческая география Золотой Орды в XIII–XIV вв. М., 1985 (WWW). 23 ПСРЛ. Т.10. СПб., 1885 (WWW). 24 Вернадский Г.В. Монголы и Русь (WWW). 25 Вернадский Г.В. Монголы и Русь (WWW). 26 См. Бичурин Н.Я. (Иакинф) Историческое обозрение ойратов, или калмыков, с XV столетия до настоящего времени. Элиста, 1991; так же см. Златкин И.Я. История Джунгарского ханства (1635–1758). М., 1964. 27 Греков Б.Д., Якубовский А.Ю. Золотая Орда и ее падение (WWW). 28 Рашид ад-Дин. Сборник летописей, М.-Л., 1952. Т.1. Кн. 2, с. 55. 29 Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов по истории Золотой Орды. СПб., 1884, т. 1, с. 550. 30 Егоров В.Л. Историческая география Золотой Орды в XIII–XIV вв. М., 1985 (WWW). 31 Арзютов Н.К. Золотая Орда. Саратов, 1930, с. 9. 32 Рашид ад-Дин. Сборник летописей, М.-Л., 1952. Т.1 Кн. 2, с. 201 33 Рашид ад-Дин. Сборник летописей, М.-Л., 1952. Т.1. Кн. 2, с. 208 34 Джованни дель Плано Карпини. История монгалов; Гильом де Рубрук. Путешествия в восточные страны; Книга Марко Поло. М.: Мысль. 1997, с. 369. 35 Г.Ф. Корзухина. Русские клады. М., 1954, с. 34; Путь Абу-Хамида ал-Гарнати из Булгара в Венгрию // Проблемы археологии, вып. II. Л., 1978, с. 190. 36 Ал-Истархи: «Их (русов. – К.П.) три группы (джинс). Одна группа их ближайшая к Булгару, и царь их сидит в городе, называемом Куйаба, и он (город) больше Булгара. И самая отдаленная из них группа, называемая ас-Славийя, и (третья) группа их, называемая ал-Арсания, и царь их сидит в Арсе». 37 Мачинский Д.А. Ростово-Суздальская Русь и «три группы Руси» восточных авторов // Материалы к этнической истории Европейского Северо-Востока. 1985, с. 3—23 и др. статьи. 38 Дубов И.В. Великий Волжский путь. Л., 1989, с. 167. 39 Гаркави А.Я. Сказания мусульманских писателей о славянах и русских. СПб., 1870, с. 251. 40 Андреев А. Великий князь Ярослав Всеволодович Переяславский. М., 1999 (WWW). 41 Андреев А. Великий князь Ярослав Всеволодович Переяславский. М., 1999 (WWW). 42 Цит. По: Андреев А. Великий князь Ярослав Всеволодович Переяславский. М., 1999 (WWW). 43 Смирнов А.П. Волжские булгары. М., 1951, с. 44. 44 ПСРЛ, т. 34, М., 1978 (WWW). 45 Михаил Всеволодович (1179–1246) – князь черниговский, сын Василия Святославича Чермного, причтенный к лику святых. Некоторое время, с 1216 г., был переяславским князем, затем один год, после Калкской битвы, новгородским и с 1225 г. – черниговским. С 1229 г. по 1232 г. враждовал с Ярославом Всеволодовичем; в 1234 г. занял Галич, а через два года – Киев; в 1239 г. убил могольских послов в Киеве и бежал в Венгрию, оттуда в Польшу. Пробыв опять несколько лет в Венгрии, по случаю женитьбы своего сына (Ростислава) на дочери Белы IV, вернулся в Чернигов (1245 г.), отправился в Орду и там был убит из-за несоблюдения могольских языческих обычаев (20 сент. 1246 г.). 46 ПСРЛ. Т.1. Л., 1926–1928 (WWW). 47 ПСРЛ. Т.15. СПб., 1863 (WWW). 48 ПСРЛ. Т.2. СПб., 1908 (WWW). 49 ПСРЛ, Т. 1, стб. 448–449, 450–451, 459. 50 ПСРЛ. Т. 1, стб. 470. 51 Берке (1209–1266), хан Золотой Орды в 1255–1266, 3-й сын Джучи, брат Батыя. В правление Берке на Руси была проведена перепись населения. В конце 50-х гг. XIII в. Берке организовал поход на Литву. В 1261 г. позволил основать православную епархию в Сарае. В 1262 начал войну с хулагуидами за присоединение Азербайджана к Золотой Орде. С именем Берке связано начало исламизации населения Золотой Орды. 52 Цит. по: А.А. Горский. «Москва и Орда». М., 2003 (WWW). 53 Этимологический словарь тюркских языков. Общетюркские и межтюркские основы на гласные. М., 1974, с. 471. 54 Проблема становления среднесарматской культуры // Доклад, прочитанный на семинаре «История и культура сарматов», проведенном 1 марта 2005 г. Институтом археологии РАН и НИИ археологии Нижнего Поволжья при Волгоградском госуниверситете. 55 Л.Н. Гумилев. Древние тюрки (WWW). 56 Рашид ад-Дин. Сборник летописей. М.-Л., 1952. Т.1. Кн.2, с. 275. 57 Цит. по: «Аланика. Сведения греко-латинских, византийских, древнерусских и восточных историков об аланах-ясах» / Сост. и комм. Ю.С. Гаглойти // Дарьял. 1999. № 1–4, 2000. № 2–3. 58 «Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды». М., 1941, с. 156. 59 Матвей Меховский. Трактат о двух Сарматиях. М.-Л.: АН СССР. 1936, с. 94. 60 Русский разлив / Арабески истории. Мир Льва Гумилева. М., 1997, с. 292. 61 Ян Длугош. История Польши // Портал «Восточная литература», http://www.vostlit.info/Texts/rus5/Dlugos/fragm1241.phtml?id=462 (http://www.vostlit.info/Texts/rus5/Dlugos/fragm1241.phtml?id=462) 62 Никифор Григора. Римская история / Под ред. бакалавра П. Шалфеева. СПб.: В типографии департамента уделов, 1862 (WWW). 63 Николле Д. Янычары. М., 2004 (WWW). 64 Т.1 Кн.2 с. 201 65 Шихаб ад-Дин ан-Насави. Сират ас-султан Джалал ад-Дин Манкбурны / Пер. З. М. Буниятова. М.: Восточная литература, 1996, с. 213. 66 Рашид ад-Дин. Сборник летописей. М.-Л., 1960. Т.2, с. 26. 67 Рашид ад-Дин. Сборник летописей. М.-Л., 1960. Т.2, с. 186 68 Г.В. Вернадский: «Основной прямой налог назывался данью. В основе его была десятина» («Монголы и Русь»). 69 Всемирная история. Энциклопедия. Т.3. М., Госполитиздат, 1957 (WWW). 70 У Хань. Жизнеописание Чжу Юаньчжаня. М., 1980 (WWW). 71 Всемирная история. Энциклопедия. Т.3. М., 1957 (WWW). 72 Соловьев СМ. История России с древнейших времен. Кн. III, с. 144. 73 ПСРЛ. Т.2, стб. 828–829. 74 Иньшань, горы на севере Китая, во Внутренней Монголии, к северу и северо-востоку от излучины реки Хуанхэ. Состоят из ряда хребтов, расположенных кулисообразно (Ланшань, Шэйтэн-Ула, Улашань, Дациншань) и разделенных долинами. Общая протяженность около 650 км. Высота до 2187 м. Северные склоны хребтов обычно пологи, южные – крутые и обрывистые… В пригребневых частях на южных склонах – горные степи, по ущельям сохранились сосняки и березовые рощи, по долинам рек – заросли лавролистного тополя, в нижних частях северных склонов – полупустыни (БЭКМ). 75 Н.Я. Бичурин (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.-Л.: АН СССР, Институт этнографии им. Миклухо-Маклая, 1950, с. 377. 76 История золотой империи. Новосибирск: РАН СО, 1998, с. 51. 77 Г.Е. Грумм-Гржимайло. Западная Монголия и Урянхайский край. Л., 1926. Т.2, с. 380. 78 Цит. по: Г. Левкин. Саморазоблачение китайского историка // Наука и природа Дальнего Востока, № 1, 2004. 79 Китайский источник о первых монгольских ханах. Надгробная надпись на могиле Елюй Чу-Цая. М.: Наука, 1965, с. 189. 80 Чжурчжэни – еще одно название нюйчжи, возможно происходит от чжуличжэнь. 81 Воробьев М.В. Чжурчжэни и государство Цзинь. М., 1975 с. 21. 82 Воробьев М.В. Чжурчжэни и государство Цзинь. М., 1975 с. 22. 83 Е Лун-ли. История государства киданей. М.: Наука. 1979 (WWW). 84 Г. Левкин. Сколько имен у Амура? // Опубликовано в Записках Гродековского музея. Вып.1, 2000 г. 85 Мэн-да бэй-лу. Полное описание монголо-татар, пер. Н.Ц. Мункуева. М.: Наука, 1975, с. 51. 86 Мэн-да бэй-лу. Полное описание монголо-татар, пер. Н.Ц. Мункуева. М.: Наука, 1975, с. 52. 87 Н.Я. Бичурин (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.-Л.: АН СССР, Институт этнографии им. Миклухо-Маклая, 1950, с. 376–380. 88 «Краткие сведения о черных татарах» Пэн Да-я и Сюй Тина // Проблемы востоковедения, № 5, 1960, с. 136. 89 Рашид ад-Дин. Сборник летописей. М.-Л., 1952. Т.1. Кн.1, с. 77. 90 Абул Фида (1273–1331 гг.) 91 Цит. по: Аланика. Сведения греко-латинских, византийских, древнерусских и восточных историков об аланах-ясах / Сост. и комм. Ю.С. Гаглойти // Дарьял, 1999, № 1–4, 2000, № 2–3. 92 Рашид ад-Дин. Сборник летописей. М.-Л., 1952. Т.1. Кн.1, с. 102. 93 Калмыки (от тюркского слова «калмак» – отделившийся) живут на юго-востоке Европейской России, на Алтае и в Зап. Китае. В России впервые появились в XVII в. Суровые меры, принятые русским правительством против набегов калмыков, побудили большинство их перекочевать в Китай (1771); из 300 000 калмыков достигли Джунгарии не более половины, остальные были перебиты киргизами и другими кочевниками. В России калмыки живут в Калмыцкой степи Астраханской губернии (130 000), в обл. Войска Донского, в Сальском (Калмыцком) округе (40 000) и др. В Донской обл. считаются казаками (Брокгауз). 94 Сии татары живут в Кузнецком уезде Енисейской губернии. – Прим. Н.Я. Бичурина. 95 Здесь под калмыками разуметь должно войска, присланные ханом. Ибо и киргизцы по племени также были калмыки. Выше было замечено, что под словом Чжуньгар (Калмык) в теснейшем смысле иногда берется один Илийский округ, в котором жил Хан Чоросский, глава ойротов. – Прим. Н.Я. Бичурина. 96 Бичурин Н.Я. (Иакинф). Историческое обозрение ойратов, или калмыков, с XV столетия до настоящего времени. Элиста: Калмыцкое книжное издательство, 1991, с. 33. 97 История Востока / Под ред. Р.Б. Рыбакова и др. М., 1997 (WWW). 98 Бичурин Н.Я. (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.-Л.: АН СССР, Институт этнографии им. Миклухо-Маклая, 1950, с. 376–380. 99 Уйгуры, народ, коренное население Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР (около 5,5 млн. чел., 1975, оценка). Живут также в некоторых районах СССР, Афганистана, Пакистана, Индии. Говорят на уйгурском языке. Верующие исповедуют ислам, вытеснивший в XIV–XVII вв. шаманство, манихейство, христианство и буддизм. Антропологически относятся к европеоидной расе с незначительной монголоидной примесью (БСЭ). 100 Бичурин Н.Я. (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М-Л. АН СССР, Институт этнографии им. Миклухо-Маклая, 1950, с. 214. 101 Л.С. Клейн. Миграция тохаров в свете археологии // STRATUM plus, № 2, 2000, с. 178–187. 102 Вадецкая Э.Б. Археологические памятники в степях Среднего Енисея. Л., 1986, с. 100–101. 103 Алексеев В.П., Гохман И.И. Антропология азиатской части СССР. М., 1984, с. 69. 104 Ямная культура – общность археологических культур эпохи энеолита – ранней бронзы (III тыс. до н. э.) в Каспийско-Черноморских степях. Занимала территорию от Южного Приуралья на востоке до Днестра на западе, от Предкавказья на юге до Среднего Поволжья на севере. Внутри ямной культуры выделено 9 локальных вариантов, соответствующих родственным племенным группам и археологическим культурам: Волжско-Уральский, Предкавказский, Донской, Северо-Донецкий, Приазовский, Крымский, Нижнеднепровский, Северо-Западный, Юго-Западный. Основной объединяющий признак ямной культуры – погребальные памятники, захоронения в скорченном положении под курганами (древнейшими из известных доныне) (БСЭ). 105 В.А. Посредников. О ямных миграциях на восток и афанасьевско-прототохарская проблема // Донецкий археологический сборник. Донецк, 1992, с. 9– 20; В.Н. Даниленко. Энеолит Украины. Киев, 1974, с. 137–138. 106 Е Лун-ли. История государства киданей. М.: Наука, 1979 (WWW). 107 Кюнер И.В. Китайские известия о народах Южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока. М.: Издательство восточной литературы, 1961, с. 60. 108 Воробьев М.В. Чжурчжэни и государство Цзинь. М., 1975, с. 30. 109 Александров В.А. Россия на Дальневосточных рубежах (вторая половина XVII века). Хабаровск, 1984. 110 Иеромонах Никанор (Лепешев). Христианский крест среди осколков статуй Будд // Интернет-портал «Православие на Дальнем Востоке» (http://pravostok.ru/ru/journal/jhistory/?id=118 (http://pravostok.ru/ru/journal/jhistory/?id=118)). 111 Вандам А.Е. Геополитика и геостратегия М., 2002 с. 69. 112 См.: В.Е. Ларичев. История золотой империи. Новосибирск: РАН СО, 1998. Предисловие. 113 См.: В.Е. Ларичев. История золотой империи. Новосибирск: РАН СО, 1998. Предисловие. 114 См.: Пензев К.А. Арийская теорема. М., 2009 (WWW). 115 «Племена нюйчжэней делились на дикие и покорные. Живших к югу от реки Хуньтунцзян называли покорными нюйчжэнями. Живших к северу от реки Хуньтунцзян, к которым относился Агуда, называли дикими нюйчжэнями» (Е Лун-ли. История государства киданей / Пер. В.С. Таскина. М.: Наука, 1979). 116 «…на юго-востоке земли киданей доходят до владения покорных нюйчжэней, которые не находятся под властью киданей» (Е Лун-ли. История государства киданей / Пер. В.С. Таскина. М.: Наука, 1979). 117 Рашид ад-Дин. Сборник летописей. М.-Л., 1960. Т. 2, с. 153. 118 Рашид ад-Дин. Сборник летописей. М.-Л., 1952. Т.1. Кн.2, с. 48. 119 И далее: «Ныне же среди тунгусских народностей этот тип более не встречается. Он удержался, однако, далее к востоку, в Северной Корее, где и до настоящего времени светлые глаза, рыжие волосы, густые бороды и кавказские черты лица – явление далеко не редкое». Г.Е. Грумм-Гржимайло. Белокурая раса в Средней Азии / Сборник в честь семидесятилетия Г.Н. Потанина. СПб., 1909. 120 Н.С. Трубецкой. О туранском элементе в русской культуре // Евразийский временник. Берлин, 1925 (WWW). 121 Чулууны Далай. Монголия в XIII–XIV веках. М., 1983, с. 11. 122 См.: Б. Панкратов. Предисловие к тексту / Юань-чао би-ши (Секретная история монголов) М., 1962. 123 См.: Б. Панкратов. Предисловие к тексту / Юань-чао би-ши (Секретная история монголов) М., 1962. 124 См.: Б. Панкратов. Предисловие к тексту / Юань-чао би-ши (Секретная история монголов) М., 1962. 125 «Сокровенное сказание», по мнению Н.Н. Поппе, написано на каком-то восточно-среднемонгольском диалекте. 126 В.И. Рассадин. Тюркские элементы в языке «Сокровенного сказания монголов» / «Тайная история монголов»: источниковедение, филология, история. Новосибирск, 1995. 127 Севортян Э.В. Этимологический словарь тюркских языков. Тюркские и межтюркские основы на гласные. М., 1974, с. 137. 128 См.: Бичурин Н.Я. (Иакинф). Историческое обозрение ойратов, или калмыков, с XV столетия до настоящего времени. Элиста: Калмыцкое книжное издательство, 1991; так же см.: Златкин И.Я. История Джунгарского ханства (1635–1758). М., 1964. 129 В современных монгольских языках слово «халха» также имеет значение – прикрытие, щит, заслон (Калмыцко-монгольско-русский словарь, 1986). 130 Материалы для истории Верхоленского края в XVIII веке // Труды Бурятского комплексного научно-исследовательского института. Исследования и материалы по истории Бурятии. Вып. 2. 1963; http://www.vostlit.info (http://www.vostlit.info/) 131 Имеется в виду «Ивовая изгородь», служившая границей Южной Маньчжурии. – Прим. к тексту. 132 Кюнер И.В. Китайские известия о народах Южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока. М.: Издательство восточной литературы, 1961, с. 70. 133 Энциклопедия Якутии. Т. 1. М., 2000, с. 132. 134 Максимов СВ. Сибирь и каторга. СПб., 1900, с. 262. 135 Воробьев М.В. Чжурчжэни и государство Цзинь М., 1975 с. 29. 136 Воробьев М.В. Чжурчжэни и государство Цзинь М., 1975 с. 29. 137 Лыткин В.И., Гуляев Е.С. Краткий этимологический словарь коми языка. М., 1970, с. 243. 138 См. примечания к гл. 9. Константин Багрянородный «Об управлении империей». М., Наука, 1991. 139 Карамзин Н.М. История государства Российского. СПб.,1818, т. 3, с. 172. 140 Повесть о честном житии царя и великого князя Федора Ивановича всея Руси // Полное собрание русских летописей, т. 14. М.,1965, с. 3. 141 П.И. Рычков. Опыт Казанской истории древних и средних веков. СПб., 1767, с. 18–19. 142 В.В. Григорьев. Волжские татары // Библиотека для чтения, 1836, т. XIX, отд. III, с. 24. 143 Н.И. Золотницкий. Лингвистическая заметка о названиях булгар, биляр и моркваши // Труды ИОАИЭ. Т. 3. Казань, 1884. С. 33. 144 Тептяри и их происхождение // ИОАИЭ, т. XXIII, вып. 5. Казань, 1908. 145 М.Г. Худяков. Мусульманская культура в Среднем Поволжье. Казань, 1922, с. 15. 146 Н.И. Воробьев. Казанские татары. Казань, 1953, с. 19. 147 А.Г. Кузьмин. Пропеллер пассионарности, или теория приватизации истории // Молодая гвардия, 1991, № 9. 148 М. Закиев. Татары: Проблемы истории и языка. Казань, 1995 (WWW). 149 Рашид ад-Дин. Сборник летописей. М.-Л., 1952. Т.1. Кн.1, с. 106. 150 Вильгельм де Рубрук. Путешествие в восточные страны. М., 1957, с. 113. 151 В.Н. Татищев. История Российская. М.-Л., 1964 (WWW). 152 Рашид ад-Дин. Сборник летописей. М.-Л., 1952. Т.1. Кн.1, с. 102. 153 Мэн-да бэй-лу («Полное описание монголо-татар»). М.: Наука, 1975, с. 45. 154 Чи – мера длины, равная в ту эпоху приблизительно 0,3–0,32 м; цунь – 1/10 чи. 155 Мэн-да бэй-лу («Полное описание монголо-татар»). М.: Наука, 1975, с. 46. 156 E. И. Кычанов. Очерк истории тангутского государства. М., 1968, с. 77. 157 Геродот. История. ОЛМА-ПРЕСС Инвест; 2004 (WWW). 158 Абу Рейхан Бируни. Избранные произведения. Т. I: Памятники минувших поколений / Пер. с араб. и прим. А. М. Салье. Ташкент, 1957, с. 229. 159 Кычанов Е. И. Чжурчжэни в XI в. (Материалы для этнографического исследования) // Древняя Сибирь. Сб. ст. Вып. 2. Сибирский археологический сборник. Новосибирск, 1966. (Материалы по истории Сибири). 160 Е.И. Кычанов. Властители Азии. М., 2004, с. 151. 161 Бичурин Н.Я. (Иакинф). Собрание сведений… 1950, с. 315. 162 Джиованни дель Плано Карпини. История монгалов. М., 1957, с.48. 163 Бичурин Н.Я. (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М-Л.: АН СССР, Институт этнографии им. Миклухо-Маклая, 1950, с. 230. 164 Иордан. О происхождении и деяниях гетов. СПб.: Алетейя, 1997 (WWW). 165 Иордан. О происхождении и деяниях гетов. СПб.: Алетейя, 1997 (WWW). 166 Соловьев СМ. История России с древнейших времен. Книга I. Русь изначальная (WWW). 167 Откуда есть пошла русская земля… том II. М.: Молодая гвардия, 1986 (WWW). 168 Цит. по: Известия ал-Бекри и других авторов о Руси и славянах. Часть 1. // Записки императорской Академии наук. Том 32. Приложение № 2. СПб., 1879, с. 56. 169 Прокопий Кесарийский. Война с готами. О постройках. М.: Арктос, 1996 (WWW). 170 Бичурин Н.Я. (Иакинф). Собрание сведений… 1950, с. 231. 171 В. В. Бартольд. Отчет о поездке в Среднюю Азию с научной целью 1893–1894 гг. // В кн.: В.В. Бартольд. Сочинения. В 9 томах. Т. IV. М., 1966, с. 47.