Сетевая библиотекаСетевая библиотека
ЭМО Владимир Владимирович Козлов Первая в России книга, рассказывающая о музыкальном стиле ЭМО. Все группы, приметы стиля, интернет-сайты этой современной музыки под одной обложкой. Владимир Козлов ЭМО Автор выражает благодарность за помощь при работе над книгой группе «Оригами» и лично Максиму Каменщикову. Эмо? Эмо! 17 мая 2006 года, Санкт-Петербург Манежная площадь. В центре – неработающий фонтан, вокруг него – бюсты Растрелли, Росси и прочих итальянцев. Постаменты облеплены фиолетовыми стикерами «My Chemical Romance. Лучшая эмо-группа планеты. Впервые в России». На сами бюсты, похоже, клеить стикеры не решились. На бортике фонтана сидят четыре девушки лет по шестнадцать, одетые почти одинаково – в черных узких джинсах, кедах и черных майках с примесью розового. У одной на майке – розовый череп с костями. К девушкам подходят два чувака «нормального» вида, пытаются завести разговор, обламываются и отваливают. Еще недели две назад я не знал, что эти девушки – эмо-киды, принадлежат к субкультуре эмо. Можно сказать, я вообще не знал, что эта субкультура существует, и не только существует, но еще и довольно многочисленна. Пока мне не предложили написать книгу об эмо, я мало обращал внимания на появившихся в Москве и Петербурге чуваков и девчонок с черными челками, в черно-розовых шмотках – считал их обычными тинейджерами, одетыми по какой-то очередной новой моде. И тем более я не знал, что вся эта культура выросла из музыки эмо, которая лет двадцать назад была частью панк/хардкор сцены. Впервые эмо-группы я слышал лет семь-восемь назад, и это было очень далеко от музыки, которую я слушаю. Но название стиля я запомнил – как еще один из многочисленных жанров и подразделений в панк/хардкор музыке. Позже, в 2003 году, в американском панк-зине «Razorcake» я прочел уничижительную статью про то, как редакторы пытались слушать диски эмо-групп, присланные на рецензию, не выдерживали больше нескольких минут и в конце концов выбрасывали на помойку. Что, в общем, тоже ни о чем не говорит – вкусы у всех разные. Ясное дело, я не знал, что в то время в Америке эмо-культура уже развивалась вовсю, музыкальный стиль входил в моду, и какие-то группы специально цепляли на себя ярлык «эмо» – чтобы тоже быть модными. Не мог я знать и того, что через три-четыре года эмо-культура дойдет и до России и станет, пожалуй, первой субкультурой, которая появилась у нас с опозданием не на пять-десять лет – как панки или металлисты, – а всего на два-три года. На форумах в Интернете часто всплывает один и тот же вопрос: эмо – это что, мода или субкультура? Ответ: и то и другое. Субкультура становится массовой, когда на нее начинается мода. В то же время в модную субкультуру тянутся толпы тинейджеров, не особо стремясь разобраться в ее нюансах – а в эмо никаких особых нюансов и нет, все достаточно просто. На сегодня (лето 2007 года) эмо – самая модная молодежная субкультура. Тысячи тинейджеров по всей России надевают шмотки черного и розового цветов, отращивают челки, красят волосы в черный цвет, подводят глаза, прикалывают на штанины черных узких джинсов нереальное количество значков, ходят на концерты добравшихся наконец до России эмо-групп, таких как My Chemical Romance или Aiden. Одновременно тысячи других тинейджеров объявляют себя антиэмо, лажают эмо-кидов на форумах в Интернете, закидывают перед концертами яйцами, обсыпают мукой. Можно понять тех, кому не нравятся бледные хлипкие мальчики и кукольного вида девчонки, накрасившие глаза и отрастившие челки. Но вряд ли это какой-то знак «деградации» молодого поколения. Мода на эмо не связана с какими-то внешними, социальными факторами, как это было с другими субкультурами (мода на панк, например, была связана с массовой молодежной безработицей в Англии в середине семидесятых годов прошлого века) . И похоже, что мода на эмо уйдет так же быстро, как и пришла. По-прежнему какое-то количество молодежи будет слушать эмо-группы и одеваться в черно-розовые цвета, но это уже не будет так массово, как сейчас. Вообще больше всех правы, наверное, те, кто относится к эмо-культуре с беззлобной иронией – ну разве можно принимать всерьез тринадцатилетних тинейджеров, с торжественным видом рассказывающих о том, какая у них тяжелая жизнь и как им, натурам тонким и чувствительным, тяжело приходится в этой жизни? Музыка – отдельная история. Большинство групп, популярных среди эмо-кидов, или стараются вообще откреститься от ярлыка «эмо», или принимают его, но без особого энтузиазма. Они говорят, что играют прежде всего рок, а пусть уж слушатели сами определяют их стиль. А определить его не так уж легко, потому что рамки стиля к началу 2000-х слишком расширились, а границы размылись. Первая волна эмо звучит совершенно не так, как звучат большинство популярных сейчас эмо-групп, а известные группы, которые слушают в эмо-тусовке, часто мало похожи одна на другую. В форумах российского Интернета (да и англоязычного тоже) постоянно идут дискуссии: «это – эмо», «это – не эмо», «это – говно, а никакое не эмо». Доказать здесь ничего никому нельзя, и я этого делать не буду. У меня два критерия, по которым я выбирал, о каких группах рассказывать в книге: или сами их музыканты считают себя эмо, или группу относят к этому стилю зрители и журналисты. Не важно, относится группа формально к эмо-стилю или нет, но если ее слушает эмо-тусовка, если про нее пишут как про эмо-группу, значит – она часть эмо-культуры. Emo Эмо-люциЯ Пользователь сайта Urban Dictionary: Я – эмо-кид, и вот что я думаю насчет этого… Те, кто ненавидят эмо-кидов, пусть лучше посмотрят на себя, они просто нам завидуют, потому что мы умеем писать без ошибок. Я не режу себе вены, не плачу и не слушаю мрачную депрессивную музыку, я слушаю эмоциональную музыку. Хоть я не так уж часто покупаю шмотки от «Hot Topic», это все же лучше, чем все эти «антиэмо», которые таскают «Nike». Я считаю, что эмо – такие, какие они есть, они не боятся самовыражаться и выражать свои эмоции, и вам всем пора бы уже к этому привыкнуть. Эмо=круто. Вы=некруто, врубитесь в это. Пользователь сайта Urban Dictionary: Эмо-киды – депрессивные и мрачные. Они ненавидят солнечный свет, они не хотят быть счастливыми или хотя бы улыбаться. Обычно они одеваются, как музыканты их любимых групп (в основном в черное) и красят волосы (тоже обычно в черный цвет, но иногда и в другие) . Они в основном тусуются своей компанией, пишут музыку, стихи про то, какая у них плохая жизнь и что так больше продолжаться не может. Эмо – самая, пожалуй, расплывчатая субкультура. Все предыдущие – от хиппи до готов – по крайней мере, четко отличались от других. В эмо – ничего подобного. Эмо-кидов можно принять и за панков, и за готов, и просто за «модную молодежь». Практически все элементы стиля взяты из других субкультур. Примерно та же самая ситуация – с музыкой: ничего нового нет, все основные идеи позаимствованы из других стилей – хардкора, панк-рока, инди-рока, поп-панка. Но это – ни хорошо и ни плохо. Это – реальность. Практически вся музыка сейчас строится на смеси разных стилей, на переигрывании того, что уже было. Ничего принципиально нового возникнуть не может – по крайней мере, в роке, в гитарно-барабанной музыке. Эмо – первая субкультура эпохи «пост»: построка, постхардкора и тому подобного. Тот, кто придумал слово «эмо-люция», конечно, не прав: никакой революцией здесь и не пахнет, но что эмо может стать началом целой эпохи всевозможных «гибридных» субкультур – вполне вероятно. Большинство молодежных субкультур начиналось с музыки: панки, рэпперы, металлисты. В этом эмо ничем не отличается. Не было бы музыки эмо – не появилась бы и субкультура. Разница только в том, что между появлением музыки эмо и массовой эмо-культуры прошло лет пятнадцать: название «эмо» придумали в середине 1980-х, а массовой мода на эмо стала только в конце 1990-х – начале 2000-х. За это время в музыке многое изменилось. Речь даже не идет об электронной танцевальной музыке, которая в девяностые годы потеснила традиционный рок и поп. Внутри самой рок-музыки произошло множество всяких событий. Появилась Nirvana, разрушив границу между мейнстримом и андеграундом и притащив с собой к массовой популярности целую кучу команд – от сиэттлской волны гранджа (Soundgarden, Alice in Chains) до поп-панка (Green Day, The Offspring) . Панк-рок стал коммерческой музыкой, окончательно потеряв дух бунтарства и протеста. Пришли новые тяжелые стили – нью-металл, альтернативный металл, металл-кор. Причем все это уже не было чем-то новым и оригинальным, а в какой-то мере повторяло то, что уже существовало десятилетие или два назад. Так и эмо-музыка, да и вся эмо-культура вообще, стала таким вот «миксом» из того, что уже когда-то было в музыке, – от панк-рока до гранджа, от «новых романтиков» до нью-металл. Кроме того, сам термин «эмо» оказался настолько расплывчатым и универсальным, что под этот ярлык подошли целые пласты культуры – от Вильяма Шекспира до Морисси, вокалиста британской нововолновой группы восьмидесятых годов The Smiths. Ну и, конечно, сыграл свою роль Интернет. Эмо – практически первая субкультура времен Интернета, и ее нельзя себе представить без интернет-дневников на livejournal.com и MySpace.com, сайтов для выкладывания фотографий (Flickr.com) и видео (YouTube.com) , сайтов виртуального общения (Friendster.com) , а также сайтов, специально появившихся для эмо-кидов, вроде emogame.com, на котором можно воевать со «злодеями», вроде Джина Симмонса – вокалиста и басиста группы «Kiss» – и героев сериала «Друзья». Пользователь сайта Urban Dictionary: Это – целая субкультура, состоящая в основном из нервных тинейджеров, придумавших себе фальшивые личины. Девушки говорят, что любят «чувствительных парней» (врут) , а парни, услышав это, начинают слушать «голубую» эмо-музыку и одеваться как придурки, чтобы показать себя «чувствительными». Они красят волосы в черный цвет, надевают идиотские шарфы, жрут всякую хрень и ноют о том, что их «никто не понимает». Пользователь сайта Urban Dictionary: Есть два типа эмо. Первый – фальшивки, модники, идиоты. Они сами загоняют себя в рамки эмо, стараются драматизировать свою жизнь и думают, что носить черное и резать вены – это и есть эмо. Второй тип – тру эмо, по-настоящему эмоциональные люди. Они могут улыбаться, могут быть счастливыми. Многих людей, которые страдают от маниакальной депрессии, тоже считают эмо, потому что они живут с одной идеей – что вся их жизнь в жопе. Многие из них перерезают себе вены, и поэтому люди думают, что резать себе вены – это значит быть эмо. Итак, что же такое эмо? Сам термин появился в середине восьмидесятых как сокращение от слова «эмоция» (emotion) и, как некоторые считают, должен и по-русски звучать, как в оригинале: имо. Не говорим же мы, например, «пунк» вместо «панк». С другой стороны, раз в русском есть слово «эмоция», то почему бы не сделать сокращение от него? По современному определению, эмо – во-первых, стиль музыки, в котором эмоции выражаются через личностные тексты, поведение музыкантов на сцене и экспрессивный, «на грани истерики» вокал. Во-вторых – имидж, мода и поведение, близкие этой музыке. В-третьих – состояние души тинейджера, наиболее чутко реагирующего на то, что происходит вокруг, ранимого и чувствительного, часто не находящего понимания ни среди сверстников, ни дома, в семье. Последнее – самое спорное. Без всякого эмо лет в четырнадцать-пятнадцать многие тинейджеры становятся ранимыми и чувствительными, не находят понимания у окружающих. Это и толкает их в разные субкультуры – от панков до готов. Субкультура – это тусовка, независимо от того, встречаются люди в реальном мире или только в Интернете. Попав туда, ты в лучшем случае найдешь единомышленников и друзей, а в худшем – хотя бы получишь иллюзию того, что ты не одинок. Эмо-культура идеально подходит для людей депрессивных, пассивных, неуверенных в себе, не слишком сильных физически. Ясно, что таким быть можно и без всякой субкультуры, но одно дело – быть обычным «лузером», а совсем другое – сделать свое «лузерство» частью жизненной позиции, своей идеологией. Эмо-культура – подходящее место для искренних, чувствительных, скромных, интровертных тинейджеров. В ней они не только одеваются в соответствующем стиле и слушают эмо-группы, но и сами занимаются творчеством: рисуют, фотографируют, пишут стихи на темы депрессии, одиночества, непонимания со стороны окружающего мира – достаточно «вечные», в общем-то, темы. И действительно, если отталкиваться не от музыки восьмидесятых, а копнуть поглубже, то к эмо можно причислить огромное количество персонажей – от Пьеро до Роберта Смита из группы The Cure, от Джейн Эйр из одноименного романа Шарлотты Бронте до Холдена Колфилда, героя романа Джерома Селинджера «Над пропастью во ржи». Список можно продолжать едва ли не до бесконечности: эмоциональность и депрессивность – не говоря уже о внешних атрибутах эмо – в искусстве и литературе присутствуют сплошь и рядом. То же самое происходит в музыке, и какие-то артисты, которые к эмо не относятся никаким боком, могут оказаться не менее, а то и более эмоциональными, чем известные эмо-группы. Имидж эмо-кида складывался постепенно. Первые слушатели эмо-групп мало чем отличались своим внешним видом или поведением от обычной панк/хардкор-тусовки. Но эмо-музыка менялась, на смену первой волне пришла вторая, потом третья, и скоро после прихода третьей волны – где-то в конце девяностых – начале двухтысячных – сформировался тот, сегодняшний тип эмо-слушателя – одетый в черное и розовое, со множеством значков, с покрашенными в черный цвет волосами, челкой спереди и «взрывом эмоций» сзади. Как только мода стала массовой, сразу сложился стереотипный портрет эмо-кида, включающий в себя не только внешний вид: существо неопределенного пола, одинокое, неуверенное в себе, депрессивное, постоянно плачущее, склонное к суициду. Все это, конечно, фигня. Депрессивные подростки есть не только в эмо-тусовке, а если какая-то часть из них плачет без причины или царапает себе запястья, чтобы потом хвастаться друг перед другом шрамами, – это их проблема. Кстати, в англоязычном Интернете я не нашел ни одной ссылки на статью о самоубийстве эмо-кида. Все, связанное со словами «emo» и «suicide», оказывалось приколами – такими, как, например, этот, опубликованный в «Uncyclopedia»: «Эмо-суицид. Эмо-суицид был когда-то хобби, а сейчас превратился в национальный британский вид спорта и впервые был представлен на Олимпийских играх 2020 года. Сейчас это еще и процветающая индустрия, доход которой составил уже 387 миллиардов долларов за счет продажи ножей». Одной из главных причин эмо-суицидов в этой прикольной статье называется передоз музыки в стиле эмо, а на иллюстрации показано, как правильно перерезать себе запястье. Проехался автор и по любимому эмо-кидами сайту MySpace.com, который якобы проводит ежегодные олимпийские игры MySpace, на которых соревнуются в таких видах, как перерезание вен или заплыв на пятьдесят метров с целью утонуть. Еще одна байка: эмо-киды не занимаются сексом, а только лишь легонько обнимаются, но уж если дело доходит до чего-то серьезного, то предпочитают однополую любовь. Ясно, что повод для этих разговоров – «бесполый» вид большинства эмо-кидов. Но это еще ни о чем не говорит. А насчет секса – многие еще слишком юны для этого: не все же начинают трахаться в тринадцать или четырнадцать лет. Часто эмо-кидов автоматически относят к стрейтэджерам (часть панк/хардкор-тусовки, которая не курит, не пьет алкоголь и не употребляет наркотики) . На самом деле отношения с алкоголем и наркотиками у каждого эмо-кида свои, но не надо забывать, что в Америке эмо все же происходит от хардкора/панка, и одну из первых эмо-групп, Embrace, создал Иэн МакКэй, автор песни «Straight Edge», ставшей манифестом всех стрейтэджеров. Пользователь сайта Аbsolutepunk. net: Я не согласен с термином эмо потому, что вообще никто не может написать песню без всяких эмоций, значит эмо – это и есть музыка. Но все мы знаем, что есть какие-то общепринятые понятия, по которым отдельные группы относят к стилю эмо. Пользователь сайта Vsocial.com: Это – не эмо. Никто из вас не знает, что такое эмо на самом деле. Пользователь сайта Mrhipster.com: Это – настоящее эмо в своей чистой форме. Как будто музыканты взяли свои инструменты и ими потом управлял поток чистых эмоций. Подобные разговоры о том, что – эмо, а что – не эмо, достаточно часто возникают на форумах. «Это – эмо». «Нет, это не эмо». Все такие споры бессмысленны. Для одних эмо – это музыка групп первой волны, середины 1980-х, для других – это Tokio Hotel. Название эмо расползлось настолько широко, что сказать, кто из сегодняшних групп играет эмо, а кто нет – практически невозможно. Группа или сама позиционирует себя как эмо, или – независимо от ее согласия – это делают промоутеры, критики и прочие. Тем более что само определение стиля («эмо – значит эмоции») позволяет зачислить сюда целую кучу артистов, проявляющих на сцене эмоции и не принадлежащих слишком уж явно к каким-то другим стилям. Вообще сегодня определение эмо не может как-либо характеризовать артиста: какая разница, эмо он или не эмо? Важно, что у него за музыка. Эмо-музыка Субкультура вообще часто начинается с музыки. Сначала тинейджеры просто слушают группы, которые им нравятся, потом начинают копировать стиль одежды своих любимых артистов (иногда внешний вид становится важнее всего, а музыка отходит на второй план) , врубаться в идеологию. Примерно так все было и с эмо, но прикол здесь в том, что эмо-музыка 2000-х годов уж слишком отличается от того, что называли эмо в середине 1980-х, когда стилю только дали название. Сегодняшним эмо-кидам на фиг не нужно разыскивать редкие записи групп первой эмо-волны, многие из которые выходили лишь на виниле и после не переиздавались. У сегодняшних эмо-кидов есть свои группы и своя музыка, которую они тоже называют эмо. Иногда между эмо-артистами третьей и первой волны можно заметить какую-то связь, иногда такой связи практически нет. Вообще эмо можно назвать самым «гибридным» из всех стилей поп-музыки, появившихся за последние сорок лет. Пересечение границ между разными стилями вообще стало одной из модных тенденций новой истории поп-музыки. По крайней мере, в традиционной гитарно-барабанной музыке – условно рок-музыке – все уже создано, и что-то новое может возникнуть лишь на пересечении разных стилей. И эмо – со своими нечеткими границами и единственным, пожалуй, критерием – «эмоциональностью» – дает для этого все возможности. Смешивается все подряд – панк-рок с джазом, инди-рок с металлом, поп-панк с техно – и результат зависит только от уровня таланта группы, взявшейся за создание очередного музыкального гибрида. Теоретики эмо как музыкального стиля говорят, что его главная фишка в том, что здесь, вместо ухода от реальности, тебе, наоборот, предлагается выплеснуть все свои эмоции наружу, став максимально уязвимым – «как будто на груди у тебя нарисована мишень». Утверждение, мягко говоря, спорное, потому что эмоции в музыке присутствуют практически всегда, и зритель часто слушает любимую группу не для того, чтобы уйти от реальности (для этого существует достаточно всяких веществ) , а потому, что это ему как-то близко – на уровне эмоций в том числе. Но все равно, пусть лучше эмоции, чем тупая механистичность и вялость. Интересно, что эмо – практически стопроцентно американский стиль, как, например, грандж в начале девяностых годов. Одно из объяснений – первая эмо-волна выросла из американской независимой панк/хардкор сцены восьмидесятых годов, не имевшей эквивалента в других странах. Постепенно стиль менялся, одна волна сменяла другую, и музыка становилось более коммерческой и проникала в мейнстрим. Ясно, что с начала 2000-х годов, когда популярность эмо-музыки стала массовой, группы, играющие эмо (или заявляющие, что играют эмо) , появились во всем мире. Обычно все группы, играющие эмо, разделяют на три волны. Первая – середина – конец восьмидесятых годов прошлого века, вторая – 1990-е годы, а третья – с начала 2000-х и до сих пор. При всей условности такого деления, оно более или менее позволяет проследить историю – и эволюцию – эмо от одного из ответвлений панк/хардкор-сцены восьмидесятых до массового и коммерческого стиля 2000-х, более близкого к мейнстрим-року, поп-панку и инди-року. Первая волна: панк/хардкор Середина – конец 1980-х, Вашингтон, округ Колумбия В начале восьмидесятых вашингтонская панк/хардкор– сцена была одной из самых активных и сильных в США. Самые известные группы – Bad Brains, Teen Idles, Minor Threat, S. O. A. , Void, The Faith, Youth Brigade, Government Issue, Untouchables, Red C, Marginal Man, Scream, Black Market Baby и United Mutation. Но уже через пару лет многие из этих групп выдохлись или начали уходить в другие направления, как, например, Bad Brains – в сторону металла. Распад Minor Threat в 1983 году многими был воспринят как символ кризиса сцены. Но уже скоро у нее появилось новое направление. В 1984 году Гай Пиччиото, поигравший до этого в малоизвестных командах Hostages, Popes, Vanguards, и Insurrection, собирает группу Rites of Spring. Практически одновременно Иэн МакКэй, бывший вокалист Minor Threat, начинает новый проект – Embrace. И Пиччиото, и МакКэй стремятся выйти за жесткие рамки панка/хардкора и делать более экспериментальную музыку, которую уже скоро назовут эмо или «эмо-кор». О том, как появилось само это название, есть две версии. По одной – ее озвучили музыканты Rites of Spring в интервью журналу «Flipside» в 1985 году, – так стали называть их музыку слушатели, реагируя на спонтанное и эмоциональное поведение музыкантов на сцене. По другой версии, кто-то из слушателей на одном из концертов сказал: «И что это они такое играют? Это что – эмо-кор?» Название «эмо-кор» – сокращенно от «эмоциональный хардкор» – было потом довольно долго популярно на вашингтонской панк/хардкор сцене – вплоть до начала 90-х годов. В любом случае, Rites of Spring и Embrace создали свой собственный саунд, сочетавший в себе агрессию, мелодизм и эмоциональность на живых выступлениях. В то же время их музыку можно было назвать и «мелодичным хардкором». Кстати, лето 1985 года – когда обе группы начали активно выступать – в тусовке хардкор-музыкантов Вашингтона даже называли «революционным летом». Вскоре появились еще несколько команд, играющих похожую музыку, – Nation of Ulysses, Dag Nasty, Shudder To Think, Fire Party, Marginal Man, Three, Gray Matter. От ранних хардкор-групп их отличал мелодичный вокал и более разнообразная музыка, которая не сводилась к быстрому и примитивному трехаккордному хардкору. В основном эти группы и были образованы музыкантами, которых не устраивали узкие рамки панка/хардкора и которым хотелось играть более медленную и мелодичную, но ни в коем случае не попсовую музыку. Поэтому звук гитар у них оставался перегруженным, пропущенным через «овердрайв», часто в группе было два гитариста, игравших в унисон. Лишь иногда в песни вставляли простые, но мелодичные риффы. Вокал, несмотря на бо?льшую мелодичность, сохранял многое от панк-рока/хардкора. Это позже эмо-группы зазвучат более попсово, вокал у многих перестанет быть крикливо-истеричным, а в песнях будет больше попсовых элементов – вроде одного мелодичного риффа, на котором строится целая песня. Многие из вашингтонских групп первой волны позже выпустили альбомы на лейбле МакКэя Dischord Records, но они были известны только в панк/хардкор-тусовке. Просуществовав по нескольку лет, практически все эти команды распались. Случаи, когда альбом группы выходил, когда музыканты уже не играли вместе, были далеко не редкостью. Кстати, скоро после распада Rites of Spring и Embrace Пиччиотто и МакКэй стали играть вместе, и их новый проект, Fugazi, оказался гораздо долговечнее всех их предыдущих составов и просуществовал до 2002 года. Сами музыканты никогда не причисляли себя к эмо, да никто особо и не пытался запихнуть экспериментальную музыку Fugazi в рамки какого-то стиля. При этом музыканты эмо-групп второй волны – Sunny Day Real Estate, Braid, Jimmy Eat World – говорили, что Fugazi однозначно на них повлияли. Кроме Вашингтона, небольшая эмо-сцена существовала и в Нью-Йорке – группы Native Nod, Merel, 1. 6 Band, Policy of 3, Rye Coalition, Iconoclast, Quicksand. Одним из немногих мест, где в то время в Нью-Йорке играли хардкор, оставался легендарный клуб CBGB, где в середине семидесятых выступали Ramones, Patti Smith Group и прочие первые американские панк-группы. Постепенно эмо дошел и до западного побережья США. В конце восьмидесятых – начале девяностых калифорнийские лейблы «Gravity Records» и «Ebullition Records» выпускали альбомы эмо-групп, таких как Heroin, Indian Summer, Drive Like Jehu, Angel Hair, Antioch Arrow, Universal Order of Armageddon, Swing Kids, Mohinder, Still Life, Portraits of Past. Опять же, эти названия были известны лишь фанам хардкора и панка и читателям DIY-зинов. Говорить об эмо как об отдельном стиле можно было очень условно – это была скорей одна из разновидностей панка и хардкора, и эмо-группы того времени выступали на концертах с командами, которые к эмо не имели вообще никакого отношения. И калифорнийские, и нью-йоркские группы в основном подражали вашингтонской эмо-сцене. Постепенно часть групп эмо-групп первой волны двигались в сторону агрессивной и хаотичной музыки, и их стиль прозвали screamo – соединив слова «emo» и «scream» («орать») . Хотя большинство эмо-групп первой волны просуществовали недолго, традиции их стиля сохранились. Точно так же, как до сих пор появляются группы, играющие британский панк времен Sex Pistols, существует и несколько новых команд, сознательно играющих эмо первой волны, – Circle Takes the Square, Hot Cross, City of Caterpillar, Funeral Diner, A Day in Black and White. К первой волне эмо можно условно отнести еще несколько групп: Rain, Monsula, Fuel, Samiam, Jawbreaker, Hot Water Music, Elliot, Friction, Soulside, Lifetime, Split Lip/ Chamberlain, Kerosene 454. Считается, что на первую волну эмо повлиял альбом группы из Миннеаполиса Husker Du «Zen Arcade», вышедший в 1984 году. На нем быстрые, агрессивные драйвовые песни чередовались с медленными и мелодичными. Лишь немногие группы делали что-то другое, как, например, Dag Nasty, игравшие традиционный хардкор, но с более мелодичным вокалом. В песнях «Rites of Spring» и «Embrace» присутствовали и элементы панка/хардкора, и новые мелодические ходы, и эмоционально-личностные тексты. Если пытаться определить их стиль, то лучше всего, наверное, назвать его «эмо-кор». Но скоро появились группы, которые гораздо дальше отошли от панк-рока и делали практически чистый эмо. В 1986 году в городке Аннаполис, недалеко от Вашингтона, образовались The Hated, а потом и Moss Icon. Последняя группа делала сложные гитарные мелодии, постоянно чередуя громкое и тихое звучание и создавая этим особую динамику. К этому добавлялся вокал, который на эмоциональных пиках песен переходил в истерику. Можно сказать, что Moss Icon была одной из первых групп, для которой эмоциональность была важнее ритмической структуры и энергетики панк-рока. Многие более поздние эмо-группы взяли у Moss Icon вокальные и гитарные приемы. Некоторые теоретики стиля эмо разделяют его первую волну, выросшую из панка/хардкора на две части, относя ко второй Moss Icon, The Hated и еще несколько групп, появившихся в 1987–1988 годах, в том числе Silver Bearings, Native Nod, Merel, Hoover, Current, Navio Forge, Shotmaker, Policy of Three, Clikatat Ikatowi, Maximillian Colby, Sleepytime Trio, Noneleftstanding, Ordination of Aaron, Floodgate, Four Hundred Years, Frail, Lincoln, Julia, Shroomunion. Главная фишка этих групп – создание динамики за счет перехода от тихого вокала, практически шепота или всхлипов с минимальным инструментальным сопровождением к ревущим перегруженным гитарам и кричащему, истеричному, «переворачивающему кишки» вокалу. Типичная структура их песен: медленное, спокойное начало, постепенное нагнетание напряжения и максимальный темп, драйв и крик в последней части. Поклонники такой музыки «тащились» от медленных вокальных фрагментов, в которых вокалист едва ли не всхлипывал, считая, что это – искреннее выражение эмоций, которое невозможно подделать. Стрейтэджерам же, наоборот, это почему-то не нравилось, и они потешались над эмо-командами, не принимая их за своих в панк/хардкор-тусовке. Тексты все больше уходили от социально-политической проблематики панк/хардкор-групп и состояли в основном из малопонятных, абстрактных образов. Основные темы – разочарование в жизни, злоба, психические травмы, полученные в детстве. Впрочем, большого значения тексты не имели, потому что на концертах разобрать слова в вокале на грани крика все равно было нельзя. Появился и свой стиль оформления альбомов: на обложках часто присутствовали черно-белые фотографии сломанных механизмов, рисунки цветов, портреты стариков и детей. На концертах во время спокойных кусков музыканты обычно поворачивались к зрителям спиной, а во время быстрых – носились по сцене, прыгали, наталкиваясь друг на друга и расшвыривая микрофонные стойки. Этот стиль поведения до сих пор присутствует на концертах эмо-групп. Тогда же зрители изобрели своего рода эмо-танец: сжать ладони обеих рук, слегка наклониться вперед и трясти туловищем в ритм песни, низко наклоняясь при этом и иногда закидывая руки за голову или стуча себя ими по груди. Первая волна эмо-групп была абсолютно некоммерческой. Большинство релизов выходили на крошечных лейблах и стоили дешево. Лишь некоторые команды выпускали свои майки и прочую рекламную продукцию. Билеты на концерты стоили не больше пяти долларов, и в результате местным музыкантам за выступления не платили вообще, а приезжим оплачивали только дорогу, да и то не всегда – типичная ситуация для DIY-панк-сцены. При записи цифровое оборудование практически не использовалось, группы предпочитали выпускать свои песни на виниле, а не на компактах. Большинство групп первой эмо-волны сегодня практически забыты, потому что их альбомы вышли только на виниловых пластинках и очень малыми тиражами. Часто группы третьей волны вообще не слышали первые эмо-записи, но и играют они в основном совсем другую музыку. Главные группы первой эмо-волны: Rites of Spring Город: Вашингтон Годы: 1984–1986 Состав: Гай Пиччиотто (вокал, гитара) , Эдди Джейни (гитара) , Майк Феллоуз (бас) , Брендан Кэнти (ударные) Альбомы: Rites of Spring (1985) All Through a Life (EP, 1987) Rites of Spring принято считать самой первой эмо-группой, а одноименный альбом, записанный в 1985 году, – самым первым эмо-альбомом. На нем, кстати, была песня, которая называлась «Theme (If I Started Crying) » – «Тема, или Если я начну плакать», а в ней – такие слова: «Надежда – просто веревка, чтобы удавиться или связать себя, пока кто-то придет. А если я начну плакать, ты тоже заплачешь?». Рассказывают, что Гай Пиччиото часто выходил на сцену с букетом цветов, и, когда пел, казалось, что он вот-вот заплачет, – может, отсюда и пошел стереотип о том, что если ты эмо, то обязательно должен плакать. В отличие от большинства хардкор-групп, певших в основном о политике и социальных проблемах, главными темами лирики Rites of Spring были личностные переживания. Группа выступала нечасто, но ее выступления поражали своей энергетикой, и вокал Пиччиотто часто переходил в крик или стон. У группы быстро появился небольшой, но верный контингент поклонников. Просуществовав около двух лет, Rites of Spring распались в начале 1986 года. Уже после распада группы на лейбле «Dischord» вышел мини-альбом «All Through a Life». Спустя много лет, когда музыка эмо стала массовой, у лидера группы, Гая Пиччиотто, спросили, как он ощущает себя в качестве основателя стиля эмо. И вот что он ответил: «Я не считаю себя основателем чего-либо, и вообще я никогда не признавал эмо музыкальным стилем. Я всегда считал, что это – самый идиотский термин, который только можно выдумать. Насколько я знаю, любая группа, на которую навешивают этот ярлык, старается от него отделаться, для них это – как позор. И, если честно, я считал, что все группы, в которых я когда-либо играл, – это панк-рок группы. Почему я считаю все это тупостью? Ну возьмите, например, Bad Brains. У них что, нет эмоций? Они что – роботы? Для меня термин „эмо» просто не имеет смысла». Embrace Город: Вашингтон Годы: 1985–1986 Состав: Иэн МакКэй (вокал) , Майкл Хэмптон (гитара) , Айвор Хэнсон (ударные) , Крис Болд (бас) Альбом: Embrace (1985) У группы Embrace – своего рода рекорд по краткости существования среди всех команд, причисляемых к стилю эмо, хотя многие из них были отнюдь не долгожителями. Группа просуществовала меньше года, с лета 1985-го по весну 1986-го, сумев при этом стать одной из самых влиятельных групп в стилях эмо и эмо-кор. В группу вошли Иэн МакКэй, бывший вокалист Minor Threat и бывшие музыканты группы его брата Алека, The Faith. Группа играла гораздо более медленную музыку, чем хардкор Minor Threat, и, в отличие от сверхэмоционального вокала Гая Пиччиотто, МакКэй пел в основном в своей традиционной манере, лишь иногда выплескивая эмоции. До распада группа успела записать и выпустить одноименный альбом. Позже МакКэй основал группу Fugazi, которая просуществовала до 2002 года. Как и Гай Пиччиотто, Иэн МакКэй не признает эмо и эмо-кор музыкальными стилями. Вот что он сказал по этому поводу на концерте в 1986 году (видео с него было недавно выложено на сайте YouTube) : «Я хочу сказать одно. Я хочу сказать, что „эмо-кор“ – это самое ебанутое название, которое я когда-либо слышал. Я читаю в журнале „Thrasher», что моя группа и еще несколько групп в Вашингтоне играют эмо-кор. Первое, что приходит мне в голову, это этот комик, Эмо Филипс. Что такое эмо-кор – эмоциональный хардкор? Как будто в хардкоре с самого начала не было эмоций». Moss Icon Город: Аннаполис, штат Мэриленд (недалеко от Вашингтона) Годы: 1986–1991 Состав: Джонатан Вэнс, Тони Джой, Моника Ди Джаллеонардо, Марк Лоренс Альбомы: Lyburnum (Wit’s End Liberation Fly) (1994) It Disappears (1994) Одна из «фишек» саунда группы – резкие переходы от тихих медленных кусков к громким и быстрым и наоборот, использование гитары с «чистым» звуком (без «овердрайва») и эзотерическая лирика. Ранние записи группы чем-то напоминают Joy Division, а в более поздних у группы сформировался свой собственный стиль. Хоть Аннаполис и находится совсем недалеко от Вашингтона и группа иногда там играла концерты, частью вашингтонской панк/хардкор-сцены она никогда не была. Музыканты признают, что им нравилась группа Minor Threat, но еще больше на них повлияла малоизвестная сегодня вашингтонская панк/хардкор-группа конца 1990-х – начала 1980-х Void. Через много лет гитарист Moss Icon Тони Джой скажет в интервью: «Когда мне сегодня говорят: вот это – хардкор или вот то – хардкор, я смеюсь и говорю: нет, парни, настоящий хардкор – это группа Void». В отличие от многих эмо-групп, для которых личностные переживания были важнее политики, музыканты Moss Icon занимали активную политическую позицию – боролись за права коренного населения США и протестовали против вмешательства американского правительства во внутренние дела Никарагуа и Гватемалы. За пять лет своего существования группа выпустила лишь несколько семидюймовок – «Hate in Me», «Mahpuia Luta», «Memorial» – и сплит-альбом с группой Silver Bearing. Первый альбом группы, «Lyburnum Wits End Liberation Fly», записанный в 1988 году, был издан толькочерез шесть лет, и тогда же был выпущен альбом «It Disappears», в который вошел материал с семидюймовок и «сплита». За всю свою карьеру группа сыграла всего несколько десятков концертов, при этом большинство – не дальше сотни километров от Вашингтона. Но несмотря на это, Moss Item завоевали культовую популярность в панк/хардкор-тусовке. В 2001 году часть участников группы ненадолго воссоединились и сыграли с участием других музыкантов несколько концертов. Still Life Город: Лос-Анджелес, штат Калифорния Годы: 1989–2003 Состав: Пол Роч, Дэвид Питсэл, Крис Питсэл, Адам Коллуэй, Рик Родни Альбомы: Limitations, Boundaries... Сплит Still Life/Jara Slow Children At Play Madness And The Gackle The Incredible Sinking Feeling... From Angry Heads With Skyward Eyes Одна из немногочисленных эмо-групп за пределами Вашингтона в первые годы существования эмо. Хоть Still Life образовались заметно позже, чем большинство вашингтонских эмо-команд (с 1989-го по 1991 год группа существовала под названием Monster Club) , в музыкальном отношении она была очень близка к первой волне, панку и хардкору. Кстати, фотография группы висит на заглавной странице сайта Fourfa.com, одного из основных источников информации по панк/хардкор-эмо. «Эта группа определила лицо эмоционального хардкора начала 1990-х», – пишет о ней сайт лейбла «Ebullition Records», выпустившего как записи Still Life, так и многих других эмо-кор– и хардкор-групп. Как и другие ранние эмо-группы, Still Life выдавала феерические, эмоциональные и одновременно мощные по энергетике концерты, но была известна только в андеграундной тусовке – ее записи на CD и виниле выходили обычно тиражом около тысячи экземпляров. Группа просуществовала до 2003 года, после распада бывшие участники Пол Роч и Дэвид Питсэл создали группу Old Ground. Они продолжают выпускать альбомы на своем лейбле «Sunflower Tribe». Вторая волна: инди-рок Сиэтл, Средний Запад, Аризона, середина 1990-х К началу девяностых годов бо?льшая часть эмо-групп первой волны распались, оставив после себя несколько десятков виниловых альбомов и «семидюймовок». Следующая, вторая волна началась в тот момент, когда в американской музыкальной индустрии многое поменялось, и граница между андеграундом – к которому, в общем, принадлежали первые эмо-составы – и мейнстримом практически перестала существовать. В декабре 1991 года выходит второй альбом группы Nirvana – «Nevermind», – и его продажи в десятки раз превышают прогнозы небольшого лейбла «Sub Pop» из города Сиэтла, штат Вашингтон, который до этого выпускал в основном неизвестные «альтернативные» группы. Вышедшие незадолго до этого диски «Badmotorfinger» группы Soundgarden и «Ten» группы Pearl Jam тоже продаются миллионными тиражами. Музыкальные критики выдумывают для этой музыки – которая не была в принципе полностью оригинальной, а многое взяла у рок-групп семидесятых годов – название стиля: грандж. Между музыкой Nirvana, Soundgarden и Pearl Jam общего не так уж и много – скорей всего их просто объединили «по географическому принципу», все три группы базировались в Сиэтле. Но дело даже не в названии стиля. После успеха Nirvana и Soundgarden практически все крупные лейблы начинают копаться в андеграунде в поисках новых групп, на которых можно заработать, как на Nirvana. Группы, еще недавно игравшие в клубах для пятидесяти человек и выпускавшие альбомы крошечными тиражами на независимых лейблах, получают контракты на выпуск альбома на «мейджорах», едут в туры по Америке и Европе. В каталогах фирм грамзаписи и музыкальных магазинах появляется новый раздел – «alternative», в который попадает вся музыка (в основном рок) , которая не вписывается в рамки традиционного pop & rock. После успешных продаж «Nevermind», права на который «Sub Pop» передал концерну «David Geffen» и заработал на этом кучу денег, у лейбла появились деньги на промоушн других групп. Считается, что именно «Sub Pop» в 1994 году выпустил альбом, с которого началась «вторая эмо-волна» – «Diary» группы Sunny Day Real Estate. На тот момент в Америке существовали десятки независимых лейблов, вроде того же «Dischord Records», на котором издавались эмо-группы первой волны. Денег на раскрутку альбомов у этих лейблов не было. Максимум, что они могли себе позволить, – это дать рекламу в панк-зинах, в которой упоминались новейшие или главные релизы лейбла. «Sub Pop», выпуская «Diary», мог позволить себе гораздо больше – например, рекламу в главном музыкальном журнале страны, «Rolling Stone». В результате такой поддержки лейбла альбом не только продавался лучше, чем типичный инди-альбом, но о группе заговорили, стали приглашать на телевидение, а похожую музыку заиграли и другие команды, которые и составили вторую эмо-волну. Вторая волна во многом отталкивалась от первой – от групп лейбла «Dischord» – или от групп, в свое время вдохновивших первые эмо-релизы, как, например, Husker Du. Добавить сюда немного Fugazi и постпанка/инди-рока конца семидесятых – начала восьмидесятых от групп вроде Mission of Burma – вот вам и вторая эмо-волна. Как это часто случалось, уже бывшее на слуху название стиля применили к несколько другой музыке. Аудитория середины девяностых стала называть эмо уже не команды, вышедшие из панк-рока/хардкора, вроде Rites of Spring или Embrace, а инди-рок группы – Boy’s Life, Cap’n Jazz, а чуть позже – The Promise Ring, Braid, Elliott, Bright Eyes, Cursive, The Get Up Kids. Назвать эти группы «эмо-кором» уже было нельзя – слишком далеко их звучание ушло от хардкора начала восьмидесятых. Некоторые любители углубиться в терминологию даже придумали разделение на хардкор-эмо – группы первой волны – и инди-эмо – вторая волна. (Существует, правда, еще одна классификация, по которой первая волна названа «эмо-кор», вторая – просто эмо, а третья – «хардкор-эмо», так что запутаться во всем этом – как нечего делать. ) Отличие второй волны эмо было и в том, что не существовало одной «главной» сцены, как вашингтонская для первой волны. Группы появлялись по всей Америке. Одним из центров неожиданно стал Средний Запад США – штаты Иллинойс, Канзас, Милуоки, до этого не игравшие никакой особой роли в рок-музыке. Еще одна заметная эмо-сцена образовалась в округе города Феникс, штат Аризона, где панк-рокеры из группы Jimmy Eat World под влиянием Fugazi и Sunny Day Real Estate стали играть эмо и выпустили в 1996 году альбом «Static Prevails». Этот альбом можно назвать первым эмо-альбомом, выпущенным на мейджоре «Capitol Records». Другие группы волны инди-эмо – Christie Front Drive из Колорадо, Texas Is the Reason и Rainer Maria из Нью-Йорка, калифорнийские составы Knapsack и Sense Field, Cross My Heart из Балтимора, Mineral из Бостона и Piebald and Jejune из Бостона. Если звучание эмо-групп первой волны еще можно было более или менее легко отличить хотя бы от панк/хардкор групп, то с инди-эмо все выходило гораздо более расплывчато, и сказать, чем точно отличается инди-эмо группа от десятков других инди-рок групп, было уже не так просто. Например, кто-то относит к инди-эмо альбом группы Weezer «Pinkerton» и даже считает его одним из основных эмо-релизов девяностых годов, хотя другие утверждают, что сходство чисто поверхностное, и дальнейшие записи группы это подтвердили. Несмотря на общий интерес мейджоров к альтернативной сцене, в девяностые годы они подписали достаточно мало эмо-команд. Одна из причин была в том, что многие группы особенно и не стремились к контрактам с мейджорами, предпочитая оставаться независимыми. В этом вторая волна походила на первую – полностью выросшую из панк-культуры DIY и самиздатовских зинов. С другой стороны, некоторые просто боялись, что мейджоры выжмут из них все соки и мало чем реально помогут – как это случилось с Jawbox или Jawbreaker. Внутренние конфликты в группе из-за разногласий насчет того, заключать ли контракт с мейджором, привели к распаду некоторых команд, например Texas Is the Reason и Mineral. Большинство команд инди-эмо выпускали альбомы на независимых лейблах – «Jade Tree Records», «Saddle Creek», «Big Wheel Recreation». В 1997 году калифорнийский лейбл «Crank! Records» выпустил сборник « (Don’t Forget to) Breathe» с участием групп The Promise Ring, Christie Front Drive, Mineral, Knapsack, Seven Storey Mountain, а годом позже на Deep Elm Records вышел первый из серии сборников «Emo Diaries» с треэками от Jimmy Eat World, Samiam и Jejune. Еще через год лейбл «K-tel» издал компиляцию «Nowcore: The Punk Rock Evolution», на которой присутствовали Texas Is the Reason, Mineral, The Promise Ring, Knapsack, Braid, Jawbox и At the Drive-In, ставшая для многих одной из главных команд инди-эмо девяностых. К концу девяностых музыка эмо перестала быть чем-то андеграундным, о ней активно стали говорить уже на уровне мейнстрима. В 1998 году популярный тинейджерский журнал «Teen People» опубликовал статью, в которой стиль эмо объявили самым модным и всячески превозносили группу The Promise Ring. Некоторым группам подобное внимание не нравилось, и они вообще постарались отойти от эмо-саунда. Например Sunny Day Real Estate двинулся в сторону прогрессивного рока, Jejune – к поп-року, а The Get Up Kids и The Promise Ring – к легкому мейнстрим-року. Так к концу девяностыхгодов от волны инди-эмо практически ничего не осталось – одни группы развалились, другие стали играть в другом стиле, третьи – вроде Weezer – и вовсе были причислены к этой волне случайно. Но сам стиль эмо-групп середины девяностых сохранился, и некоторые группы до сих пор играют музыку, в которой заметны влияния Fugazi и Husker Du, – например, Thursday или The Juliana Theory. Основные группы: Sunny Day Real Estate Город: Вашингтон Годы: 1992–1995, 1997–2001 Состав: Джереми Энигк, Уильям Голдсмит, Дэн Хэрнер, Нэйт Мендел Альбомы: Diary (1994) Sunny Day Real Estate (1995) How It Feels to Be Something On (1998) Live (1999) The Rising Tide (2000) Группа Sunny Day Real Estate знаменита тем, что выпустила в 1993 году первый эмо-сингл, ставший хитом, – «Seven», главный сингл с альбома «Diary». Многим запомнился фальцет вокалиста Джереми Энигка, которому пытались подражать некоторые неудачливые фронтмены эмо-команд. Группа образовалась в 1992 году и поначалу называлась Empty Set – название потом менялось еще несколько раз, как и состав. Название Sunny Day Real Estate появилось вскоре после прихода Энигка. Группу, выпустившую до этого пару «семидюймовок», уже в 1993 году подписал лейбл «Sub Pop» и через год выпустил первый альбом, «Diary». Благодаря поддержке лейбла альбом неплохо продавался, про группу заговорили, и она засветилась на MTV, в программе «120 минут». В то же время Sunny Day Real Estate старались создать вокруг себя загадочную атмосферу: во время тура в поддержку альбома музыканты дали только одно интервью и провели лишь одну фотосессию. По необъяснимым причинам группа отказывалась играть в Калифорнии, а на «Акустическом рождестве» 1994 года на легендарной ФМ-рок-станции KROQ в Лос-Анджелесе Sunny Day Real Estate выступили без Хэрнера. Уже в начале следующего года Sunny Day Real Estate распались, а Голдсмит и Мендел стали играть в только что собранной группе бывшего барабанщика Nirvana Дэвида Грола – Foo Fighters. Вокруг причин распада группы ходило много слухов, в том числе и о внезапном обращении Энигка к религии, хотя сам он отрицал, что это повлияло на ситуацию в группе. Второй альбом вышел, когда группа уже не существовала, в ноябре 1995 года, без названия и какой-либо информации на обложке розового цвета, за что его иногда называют «The Pink Album» – «Розовый альбом», или просто LP2. По слухам, когда лейбл обратился к бывшим участникам группы за идеями по оформлению альбома, он ничего внятного, кроме трепа про розовый цвет, не услышал, и этой идее и последовал. В 1997 году, когда «Sub Pop» решил выпустить альбом редких записей группы – «семидюймовок» и тому подобного, – оказалось, что материала на полноценный альбом не хватает, и лейбл предложил музыкантам дописать несколько треков в студии. Неожиданно они согласились. К тому времени Голдсмит уже ушел из Foo Fighters, а Мендел продолжал играть с Гролом, но в записи, которая привела к новому полноценному альбому, участие принял. После записи все музыканты, кроме Мендела, продолжили играть вместе: воссоединение состоялось. Группа выпустила два альбома, студийный и концертный, но потом ушла с «Sub Pop» на независимый лейбл «Time Bomb». Летом 2000 года был выпущен альбом «The Rising Tide», записанный со звукоинженером Husker Du Лу Джордано, но вскоре после этого лейбл разорился и не смог обеспечить ни продвижение альбома, ни тур в его поддержку. Через некоторое время Sunny Day Real Estate окончательно распались. Texas is the Reason Город: Нью-Йорк, штат Нью-Йорк Годы: 1994–1997 Состав: Норманн Брэннон (Норм Аринас) , Крис Дэйли. Скотт Уайнгард, Гаррет Клан Альбомы: Texas is the Reason (EP, 1995) Do You Know Who You Are? (1996) Your Choice Live Series 037 (сплит-альбом с группой Samiam, 1999) Название «Texas Is the Reason» было взято из песни американской хоррор-панк группы Misfits и, кроме того, связано с одной из версий, объясняющих убийство президента Кеннеди (на первом альбоме группы будет две песни, названия которых тоже будут иметь отношение к этой теории) . Texas Is the Reason заработала себе известность на панк-рок сцене, выпустив EP из трех песен, которые потом были переизданы на сплит-сингле с The Promise Ring на лейбле «Jade Tree Records». Группу создали бывшие хардкорщики, игравшие в разных командах – гитарист кришнаитской группы Shelter Норм Аринас и барабанщик «108» Крис Дэйли, которых достали, соответственно, религия и мачизм их предыдущих проектов. Они хотели играть что-то более мелодичное, что подпало под определение эмо и сделало группу одной из главных команд второй волны эмо. Первый и единственный альбом Texas Is the Reason был назван последней фразой, которую якобы произнес Джон Леннон после того, как его расстрелял Марк Дэвид Чепман: «Do You Know Who You Are?» – «Ты знаешь, кто ты?». Позже его назовут одним из основных эмо-альбомов девяностых годов. Считается, что этот альбом 1996 года и вышедший годом раньше одноименный EP группы во многом повлияли на саунд таких групп, как The Promise Ring и Get Up Kids Texas Is the Reason не просуществовала долго, и погубил ее как раз шоу-бизнес. После выхода альбома группу сразу начали обхаживать мейджоры, ищущие «новую „Нирвану»« или „новый Green Day“. В 1997 году группа уже практически договорилась о подписании контракта с одним из мейджоров, но среди музыкантов насчет этого возник конфликт, и Texas Is the Reason распались. В 2006 году участники группы воссоединились и сыграли два концерта в Нью-Йорке, но продолжения не последовало. В одном из интервью по случаю воссоединения группы гитарист Норман Брэннон так охарактеризовал разницу между группами второй эмо-волны и современными эмо-командами: «Я не собираюсь говорить, что я сам никогда не был пятнадцатилетним чуваком, который все воспринимает слишком драматично и слушает в своей комнате, сидя в темноте, песню Side Four с альбома группы The Smiths’ „Louder Than Bombs“ – раз за разом. Кто знает, что бы я слушал, если бы мне было пятнадцать сейчас. Ну да, мне, человеку за тридцать, внешний вид сегодняшних эмо-кидов кажется странным, но первая пластинка, которую я сам купил в 1979 году, была „Love Gun“ группы Kiss, и я понимаю, почему подросткам настолько же важен внешний вид, насколько им важна музыка. По-моему, основная разница между группами вроде Texas is the Reason или The Promise Ring и большинством современных эмо-групп в том, что в наше время панк-рок еще не был мейнстримом. Все это было еще до Green Day и Nirvana. Большинство новых групп понятия не имеет, что происходило до того, как появился „Warped Tour“, – и в этом нет ничего плохого. Пусть музыковеды разбираются в том, почему так изменился стиль эмо за несколько лет. На меня это никак не влияет». Jawbreaker Город: Сан-Франциско, штат Калифорния Годы: 1988–1996 Состав: Блейк Шварценбах, Крис Бауермайстер, Адам Пфалер Альбомы: Unfun (1990) Bivouac (1992) 24 Hour Revenge Therapy (1994) Dear You (1995) Live 4/30/96 (1999) Etc. (2002) Песни Jawbreaker – это сочетание кричащего хриплого вокала, ревущей гитары, панк-рокового ритма со сложными структурами песен, мелодикой, инструментальными вставками и алкогольно-меланхоличными текстами, которые временами напоминают Чарльза Буковского. Иногда тематические рамки расширяются и включают социальные проблемы, депрессии и юношеские надежды. Будущие гитарист/вокалист Блэйк Шварценбах и барабанщик Адам Пфалер вместе учились в школе в Лос-Анджелесе, потом – в нью-йоркском университете, где они в 1988 году познакомились с басистом Крисом Бауермайстером. Первый альбом, «Unfun», был записан еще во время учебы в университете и вышел в 1990 году. Песни с него обозвали поп-панком, хотя это был гораздо более сложный и глубокий по текстам материал, чем то, что называют поп-панком сейчас. После университета все трое музыкантов переезжают в Сан-Франциско и записывают материал для нового альбома, «Bivouac». Это более медленные песни с более мрачной лирикой и сложными аранжировками. Большинство треков следующего альбома, «24 Hour Revenge Therapy», который вышел в 1994 году, записаны легендарным независимым музыкантом и саунд-продюсером Стивом Альбини (ради прикола на альбоме саунд-продюсером указан кот Альбини – Фласс) . Примерно в то же время часть фанов отвернулась от группы, считая, что она «продалась» – имелись в виду несколько концертов с Nirvana и более «гладкий» саунд последних песен. Музыканты ответили на это в одном из треков, обращаясь к фанам, которые обвиняют их в предательстве идеалов панк-рока: «А мы никогда и не были панками, так что не надо дергаться». Следующим шагом, разочаровавшим фанов из DIY-панк-тусовки, стал контракт с мейджором «Geffen Records» (тем самым, который перекупил у «Sub Pop» группу Nirvana) . Хоть альбом, выпущенный на «Geffen», – «Dear You» – был еще более чистым и приглаженным по саунду и как будто специально созданным для радиоротации, продавался он из рук вон плохо. Не помогли и усилия лейбла по его продвижению. Старые фаны от группы отвернулись, а новому поколению больше нравился поп-панк в духе только что вышедшего альбома Green Day – «Dookie». Музыкальным критикам, однако, альбом понравился, и Jawbreaker были окончательно зачислены ими во вторую волну эмо. Почти через десять лет после релиза бывшие музыканты выкупили права на альбом и переиздали его – это происходило уже во времена массовой популярности стиля эмо, и новому поколению аудитории он даже понравился. А тогда, в середине девяностых, группа просуществовала после выхода «Dear You» меньше года. Один из последних концертов, на разогреве у Foo Fighters в Сан-Франциско, был позже выпущен как «Live 4/30/96». Уже через несколько лет после распада Jawbreaker стал культовой группой для команд, играющих эмо третьей волны, таких, как, например, Saves the Day. В 2003 году был издан трибьют группы, «Bad Scene, Everyone’s Fault», на котором отметились в том числе Fall Out Boy, Nerf Herder и Sparta. Следом появился еще один трибьют, «So Much for Letting Go». Но самым странным проявлением культа Jawbreaker стало появление в 2006 году состава под названием Jawfaker, который занялся живым исполнением песен этой эмо-группы девяностых годов. Из интервью с барабанщиком Jawbreaker Адамом Пфалером (1999 год) : Вопрос: Какие мысли появляются у тебя, когда ты слышишь слово эмо? Ответ: Никаких. Это слово для меня абсолютно ни с чем не связано. Я не знаю, что оно означает. И я не хочу этого знать. The Promise Ring Город: Милуоки, штат Висконсин Годы: 1995–2002 Состав: Джейсон Ньюикоу, Дейви фон Болен, Дэн Дидье, Скот Шоунбек Альбомы: 30° Everywhere (1996) The Horse Latitudes (1997) Nothing Feels Good (1997) Very Emergency (1999) wood/water (2002) Группа появилась в 1995 как сайд-проект Дэйви фон Болена, гитариста и вокалиста Cap’n Jazz. Вместе с ним в новом проекте играли гитарист Джейсон Ньюикоу из группы None Left Standing, барабанщик Дэн Дидье из Ceilishrine и басист Скотт Бешта. Группа выпустила первый альбом, «30° Everywhere», в 1996 году на лейбле «Jade Tree Records», а на следующий год – сборник «семидюймовок» «The Horse Latitudes» и альбом «Nothing Feels Good», похваленный музыкальной критикой и позже признанный одним из важнейших эмо-альбомов 1990-х. А журналисту Энди Гринуолду название показалось настолько отражающим смысл эмо-культуры, что он взял его для своей книги с подзаголовком «Панк-рок, тинейджеры и эмо», вышедшей в 2003 году. Это была практически первая книга об эмо-культуре. По иронии судьбы, The Promise Ring долго в эмо-тусовке не задержались, постепенно сменив свой стиль в сторону инди-попа – особенно это было видно на более поздних альбомах. Заметного успеха эти альбомы не имели, и, выпустив в 2000-м свой последний релиз, «wood/water», музыканты разошлись по новым проектам. Фон Болен и Дидье основали группу Maritime. Из интервью с барабанщиком Дэном Дидье (1999 год) : Мы просто хотим писать такие песни, какие мы хотим, и чтобы они получались хорошо, а люди пусть называют наш стиль так, как они хотят. Мы на это повлиять не можем, поэтому мы должны только радоваться, если у нас что-то получается, а остальное пусть идет, как идет. И когда мы делали альбом «Very Emergency», у меня была четкая идея: мы умышленно делаем поп-альбом, это – то, как мы понимаем поп-альбом. А ярлык эмо нужен был нам как какой-то указатель, что мы не хотим двигаться в том направлении. Jimmy Eat World Город: Меса, штат Аризона Годы: 1993 – настоящее время Состав: Джим Эдкинс, Том Линтон, Рик Берч, Зак Линд Альбомы: Jimmy Eat World (1994) Static Prevails (1996) Clarity (1999) Bleed American (переиздан как Jimmy Eat World, 2001) Futures (2004) Stay on My Side Tonight (EP, 2005) Эмо-команды первой волны называли себя по-панковски: чаще всего название состояло из одного-двух слов. Но во второй волне группы часто стали выдумывать себе сложные названия слов из трех-четырех, и за каждым из названий стояла целая история. Вокалиста группы Jimmy Eat World (примерный перевод – «Джимми, сожри весь мир») зовут Джимми, но речь, как выясняется, идет не о нем, а о младшем брате Тома Линтона, с которым тот постоянно дрался в детстве и однажды нарисовал ему картинку с подписью: «Сожри весь мир». В свою очередь, идея подписи пришла к Тому, когда он увидел на кинофестивале короткометражку под названием «Dizzy Eat World». Группу собрали в 1993 году Джим Адкинс и Зак Линдт, знавшие друг друга с детского сада. С гитаристом Томом Линденом и басистом Митчем Портером они выпустили три сингла и альбом. По музыке это был панк-рок. Постепенно под влиянием групп вроде Fugazi и Sunny Day Real Estate парни из Jimmy Eat World стали двигаться в сторону эмо, обнаружив, что подобный саунд присущ еще нескольким командам на инди-рок-сцене, в том числе Christie Front Drive, Sense Field и Seven Storey Mountain. В 1995 году группа заключает контракт с мейджором «Capitol Records» и годом позже выпускает на нем альбом «Static Prevails» – практически уже эмо-альбом, на котором истеричный хардкор-вокал чередовался с медленными и спокойными фрагментами. После выпуска альбома группа некоторое время успешно балансировала между мейнстримом и андеграундом, выпуская синглы на независимых лейблах и имея в турах поддержку мейджора. И все же следующий альбом, «Clarity», привел к разрыву с «Capitol». Новому руководству лейбла альбом не понравился, возможно, из-за шестнадцатиминутной финальной композиции «Goodbye Sky Harbor», и его вообще не хотели выпускать. Тогда группа выпустила на независимом лейбле EP с двумя песнями из альбома, и один из треков, «Lucky Denver Mint», попал в ротацию крупных альтернативных радиостанций. В результате аудитория группы значительно выросла, и «Capitol» все-таки выпустил «Clarity», но через несколько месяцев разорвал контракт с группой. Альбом 2001 года «Bleed American», переизданный как «Jimmy Eat World», чтобы избежать ассоциаций с терактами в США 11 сентября того года, принес группе массовую популярность. Музыка эмо к тому моменту уже больше не была андеграундом, как в 1980-е или 1990-е годы, а стала частью мейнстрима. Хотя и альбом был в какой-то степени уходом группы от эмо в сторону традиционного рока – то есть примерно тем, что назвали «третьей волной эмо». Многие группы, начинавшие в одно время с Jimmy Eat World, давно распались, но эта команда продолжает играть концерты, а в мае 2007-го была закончена запись нового альбома. The Get Up Kids Город: Канзас-Сити, штат Миссури Годы: 1995–2005 Состав: Мэттью Прайор (гитара/вокал) , Джим Саптик (гитара) , Роберт Поуп (бас) , Натан Шэй (ударные) , Джеймс Дьюис (клавишные) Альбомы: Four Minute Mile (1997) Something to Write Home About (1999) Eudora (2001) On a Wire (2002) Guilt Show (2004) Live! At The Granada Theater (2005) История названия группы такая: в одной из песен группы The Cure была строчка: «Suburban Get Up Kids», и ее решено было взять в качестве названия, но все предыдущие группы вокалиста Мэтта Прайора начинались на букву «S», и первое слово выбросили. Потом парни из группы шутили, что на «S» начинаются названия слишком многих групп, и в отделе пластинок их было проще заметить, если группа начиналась на «G». После «семидюймовки» и сингла группа выпустила первый альбом, на независимом лейбле «Doghouse Records» – «Four Minute Mile». Он был записан всего за два дня участником одного из многочисленных проектов Стива Альбини, группы Shellac, Бобом Уэстоном, и сразу сделал группу популярной на инди-рок сцене. А уже следующий альбом, «Something to Write Home About», вышедший в 1999 году, принес Get Up Kids статус одной из главных на эмо-сцене и привлек к ней массового слушателя. Одновременно благодаря успеху альбома у стиля эмо появились поклонники далеко за пределами независимо-андеграундной музыки. Но вышло так, что «Something to Write Home About» стал практически единственным настоящим эмо-альбомом у группы, и после него она стала играть в основном коммерческий рок. В 2005 году, отыграв вместе десять лет, музыканты объявили, что группа распадается. Из интервью с клавишником Get Up Kids Джеймсом Дьюисом (2002 год) : Сейчас – самое лучшее время для эмо-музыки. И поэтому мы больше не хотим делать такую музыку. Мы хотим экспериментировать – делать песни помедленнее, с акустическими гитарами, или органом, или струнными, или клавишными; мы не хотим больше делать все эти песни, в которых идет сначала медленная часть, потом быстрая, и обязательно со «скримовым» вокалом, а потом – размазанная панк-рок концовка. Lifetime Место: штат Нью-Джерси Годы: 1990–1997, 2005 – настоящее время Состав: Ари Катц, Дэн Йемин, Пит Мартин, Дэйв Палэйтис, Скотт Голли Альбомы: Background (1993) Seven Inches (1994) Hello Bastards (1995) Jersey’s Best Dancers (1997) Lifetime (2007) Группа, играющая мелодичный хардкор/эмо-кор образовалась в 1990 году. В отличие от многих других групп хардкор-сцены Нью-Йорка и Нью-Джерси, общее настроение которых было мрачно-агрессивным, вокалист Ари Катц в своих текстах больше рассуждал о личных проблемах молодого человека, не находящего понимания в окружающем мире, и общий их настрой был скорее позитивным. Одновременно группа двигалась в сторону мелодизма – в этом смысле заметен контраст между первым альбомом «Background» и более поздними работами, в которых бешеный темп хардкора сочетался с панковской мелодикой. Одной из повлиявших на группу команд была легендарная Husker Du, которую отмечали среди своих влияний эмо-группы, начиная еще с первой волны. В свою очередь, группа повлияла на многие более поздние эмо-команды – New Found Glory, Thursday, Taking Back Sunday. Точные причины распада Lifetime в 1997 году неизвестны. Музыканты начали заниматься новыми проектами, но в 2005-м, когда эмо-кор-сцена была уже заметно сильнее, чем в середине 1990-х, группа воссоединилась. Как это часто бывает, сначала речь шла только о том, чтобы сыграть вместе несколько концертов, а потом произошло и «официальное» воссоединение. Из интервью с басистом Дэйвом Палатисом: Я тусовался с группой Bouncing Souls, и однажды я катался на скейте вместе с их вокалистом Греггом, и он мне говорит: «Чувак, ты должен играть в группе Lifetime». А я посмотрел на него и говорю: «Ты что, одурел? Я ненавижу этих чуваков. Они играют какое-то говно». Меня всегда обламывало, что они были такими, типа, мрачной, заунывной эмо-группой. Мне ничего из них не нравилось, кроме одной песни – «Ghost». А потом я еще раз послушал их пластинку и подумал: «Ну, может, в них что-то есть. Третья волна: гибриды 2000 – настоящее время, США, Канада и все остальные страны Между концом первой волны и началом второй прошло несколько лет. С третьей волной все было по-другому: онапрактически «вытекла» из второй. К концу девяностыхгодов прошлого века андеграундного эмо, связанного с панк/хардкор-сценой уже не осталось. Одни группы распались, другие стали играть более коммерческую музыку – например, стандартный мейнстрим-рок, хотя при этом журналисты упорно продолжали называть их эмо-группами. Один из ярких примеров – Jimmy Eat World. Группа начинала в девяностые годы с эмо-кора, но постепенно двигалась в сторону традиционного рока, и уже на альбоме 2001 года, «Bleed American», элементов эмо практически не осталось. Музыканты и сами уже не хотели, чтобы их относили к эмо, но сбросить однажды прицепленный к группе ярлык оказалось сложно. Прикол состоял в том, что и группы, похожие по звучанию на Jimmy Eat World образца начала 2000 годов, и еще несколько групп конца девяностых, постепенно уходящих от эмо в сторону мелодичного рока, продолжали автоматически причислять к эмо. В 2003 году «выстрелили» Dashboard Confessional – новый проект Криса Каррабба, бывшего вокалиста инди-рок группы Further Seems Forever. Главным эмо-компонентом песен нового состава стала лирика – личностная и глубоко эмоциональная. Ранние эмо-группы пели в основном о темных сторонах души и о переживаемой боли, а Каррабба вдруг запел об обретенной и потерянной любви и о том, как сложно справиться со своими эмоциями. С одной стороны, любовная лирика присутствовала в рокес самого начала, но в то же время песни Dashboard Confessional были очень даже эмоциональными и в общем-то прекрасно подходили под расплывчатое и не слишком внятное определение эмо. В любом случае и новые песни Jimmy Eat World, и то, что делали Dashboard Confessional, было гораздо более «удобоваримым», чем эмо/хардкор, и потому приглянулось широкой публике – особенно тинейджерам – гораздо больше, чем песни более ранних эмо-групп. Ясно, что шоу-бизнес не мог пройти мимо стиля, который обещал стать массово популярным, а значит – коммерчески выгодным. Еще в 1990 годы некоторые эмо-группы заключили контракты с мейджорами, но тогда массовая мода на стиль эмо еще не началась и группы коммерческого успеха не имели, а мейджоры, соответственно, на них не заработали. В 2000-е, наоборот, начался активный поиск групп, которые могли бы заполнить новую нишу эмо. Ситуация чем-то напоминала появление гранджа в начале 1990-х. Групп, играющих грандж в чистом виде, было раз-два и обчелся – Nirvana и еще две-три команды. Но раз уж название стиля придумано, то тут же к нему были за уши притянуты группы, звучащие хотя бы отдаленно похоже. Так и сейчас мейджоры продвигали под маркой эмо артистов, которые хоть немного подходили под широкие определения стиля, причем музыканты часто были против. В конце концов, любую группу с «эмоциональными» текстами, или «эмоциональным» поведением на сцене, или даже просто одетую в стиле эмо (хотя многие об этом даже не задумывались) стали зачислять в эту категорию. В результате появилась третья волна эмо-групп – самая стилистически разнообразная, обширная и невнятная. Между группами, которые относят к третьей волне, часто нет почти ничего общего, и поэтому как-то определить, что же такое эмо третьей волны, довольно сложно. Одни из этих групп, как Saves the Day, ближе к панку, другие, например Hawthorne Heights, – к хардкору, третьи, вроде Bright Eyes – к инди-року. Не погружаясь в дискуссию о том, какая группа эмо, а какая, не эмо, к третьей волне можно отнести AFI, Alexisonfire, Brand New, Bright Eyes, Coheed and Cambria, Death Cab for Cutie, Fall Out Boy, From First to Last, Funeral for a Friend, Hawthorne Heights, My Chemical Romance, Panic! at the Disco, Senses Fail, Something Corporate, The Starting Line, Story of the Year, Taking Back Sunday, Thursday, The Used, Underoath. Музыканты групп более ранних, андеграундных, эмо-волн часто были не в восторге от того, что поп-культура «украла» у них название стиля и применяет теперь направо и налево, но сделать с этим ничего было нельзя. В первой и второй эмо-волнах никто особо не стремился называться эмо, но и не возражал против этого имени. В третьей волне ситуация другая: музыканты большинствагрупп всячески стараются подчеркнуть, что они – не эмо, в лучшем случае говорят что-то вроде «если уж вы хотите, чтобы мы были эмо, то мы будем, но сами к этому не стремились». Почему так? Во-первых, в самом слове эмо многие видят какой-то негатив: если ты эмо, то ты или плакса, или неврастеник. Во-вторых, панк/хардкор-команде часто «западло» принадлежать к тому же стилю, что и разные поп-рокеры. В-третьих, границы стиля эмо стали настолько широкими, что само определение потеряло смысл. Довольно неожиданно получилось, что screamo, одна из разновидностей раннего эмо (кстати, пожалуй, единственная разновидность) , стал в последние годы довольно популярным благодаря таким группам, как Thrice и Glassjaw, хотя музыка, которую они играют, и отличается от screamo середины – конца 1980-х и больше походит на эмо начала 1990-х. При этом до сих пор существуют группы, играющие «классический» screamo 1980-х, и это только усиливает неразбериху вокруг всего, что связано с эмо. Чем больше становилась массовая популярность эмо, тем больше над этим стилем смеялись и прикалывались. В основном издевательства и приколы касались не музыки, и даже не эмо-культуры, а скорей сложившихся вокруг нее стереотипов. Но некоторые музыканты все равно старались отгородиться от всего, связанного с эмо. В результате, стараясь уйти от ярлыка эмо, некоторые группы, корни музыки которых были в хардкоре, стали называть свой стиль «постхардкор». В то же время и некоторые поп-исполнители стараются воспользоваться модой на эмо и заявляют о своей принадлежности к этому стилю, как, например, Tokio Hotel. Эксплуатируя новую моду, они привлекают тинейджеров, которые толком вообще еще не слышали никакого эмо, и потому начинают думать, что это и есть его самые яркие представители. Основные эмо-группы третьей волны: At the Drive-In Город: Эль-Пасо, штат Техас Годы: 1993–2001 Состав: Седрик Бикслер-Завала, Джим Уорд, Омар Родригес-Лопес, Пол Хиноджос, Тони Хаджар Альбомы: Acrobatic Tenement (1996) In/Casino/Out (1998) Relationship of Command (2000) Музыканты At the Drive-In сами никогда не относили себя к стилю эмо, но их песни со сложной мелодической структурой и столь же сложной лирикой (часто слишком туманной и непонятной) и безумное поведение на сцене наконцертах как нельзя хорошо вписываются в условные рамки стиля. К какой волне эмо – второй или третьей – отнести группу – тоже вопрос. Наверное, все-таки к третьей, потому что самый известный альбом группы вышел в 2000 году и до сих пор популярен в эмо-тусовке. На ранних стадиях на группу повлияла музыка Fugazi и Drive Like Jehu, а также техасская хардкор-сцена. Самым успешным стал третий альбом коллектива – «Relationship of Command», вышедший в 2000 году и тепло принятый критикой и публикой. Одна из песен с альбома, «One Armed Scissor», стала радиохитом, а видео на эту песню попало в ротацию MTV. При этом, стиль одежды музыкантов группы не имел ничего общего с эмо-стилем, а Седрик и Омар вообще носили прически в стиле «афро». В 2001 году, на пике своей популярности, группа неожиданно распадается. Музыканты объясняют разрыв непримиримыми разногласиями насчет того, какую музыку они хотели бы делать дальше. Из интервью группы (2000 год) : Вопрос: Что вы можете сказать о состоянии инди-сцены? Она меняется к лучшему или наоборот? Как вы относитесь к тому, что вас называют эмо-группой или эмо-кор-группой? Ответ: Сцена меняется, и меняется в лучшую сторону. Больше групп делают что-то экспериментальное, и это хорошо. А что вообще такое эмо? Это вроде был такой комик – у него был пик карьеры где-то в середине восьмидесятых – Эмо Филипс. Saves the Day Город: Принстон, штат Нью-Джерси Годы: 1997 – настоящее время Состав: Крис Конли, Дэвид Солоуэй, Мануэль Карреро, Дуриджа Ланг Альбомы: Can’t Slow Down (1998) I’m Sorry I’m Leaving (EP, 1999) Through Being Cool (1999) Stay What You Are (2001) In Reverie (2003) Ups and Downs: Early Recordings and B-Sides (2004) Bug Sessions Volume One (2006) Sound the Alarm (2006) Under the Boards (2007) Bug Sessions Volume Two (2007) Если пытаться проводить границы внутри современной эмо-сцены, то Saves the Day будет относиться к ее панк-крылу, и музыку, которую они играют, можно назвать «эмо-панком». На сегодня один лишь Крис Конли остался в группе с 1997 года, когда малоизвестная банда из Нью-Джерси, выступавшая под названием Sefler, поменяла свое название на Save the Day и начала играть мелодичный хардкор. В ближайшие два года группа выпустила на независимых лейблах два альбома и акустический EP. Второй альбом, «Through Being Cool» 1999 года, стал для группы прорывом, но фанам он больше запомнился своей обложкой, на которой участники группы запечатлены скучающими тинейджерами на вечеринке. После этого альбома саунд группы стал заметнолегче и попсовее, но в то же время аранжировки стали сложнее и интереснее, а лирика уже не была такой мрачной, как на первых записях. Видео на песню со следующего альбома «Stay What You Are» – «At Your Funeral» – стало хитом. Критики назвали музыку группы на этом альбоме «пост-эмо/поп-панк», а саму группу объявили лидерами эмо-революции. При этом группа ведет себя вполне как андеграундная команда – например, отказывается от интервью журналу «Teen Magazine», потому что он «продвигает ценности, которые группа не разделяет». Вскоре группа подписала контракт с мейджором «Dreamworks Records», потом перескочила на «Interscope Records», но, в конце концов, не удержалась и там и вернулась на независимые лейблы. Продолжая давнюю традицию, группа записала и выпустила акустические версии некоторых своих песен, которые были выпущены как «Bug Sessions: Vol. 1» и продавались только на концертах. Из интервью с гитаристом Дэвидом Солоуэем (2002 год) : Вопрос: Что значит для тебя слово эмо? Ответ: Это слово ничего для меня не значит. Стиль нашей музыки – «музыка». Мы не планировали становитьсягруппой, играющей эмо-панк. Мы просто хотели быть группой и играть музыку. Всякие ярлыки нужны, чтобы продвигать и продавать музыку группы и объяснять слушателю, что? она играет. Glassjaw Город: Лонг-Айленд, штат Нью-Йорк Годы: 1993 – настоящее время Состав: Дэрил Паламбо, Джастин Бек, Дуриджа Ланг, Мануель Карреро Альбомы: Everything You Ever Wanted to Know About Silence (2000) Worship and Tribute (2002) Когда группы не хотели иметь ничего общего с эмо, но играли похожую музыку, они называли свой стиль постхардкор. Так сделали и музыканты Glassjaw, и у них в общем-то были для этого основания. Много лет группа играла хардкор, и только альбом 2000 года «Everything You Ever Wanted to Know About Silence» был причислен критиками к стилю эмо, вернее, он был назван кроссовером между эмо и металлом. Когда появилось название постхардкор, группу тут же объявили одной из главных групп этого направления. Первого альбома группе пришлось ждать семь лет – слишком уж долго не только для хардкор-группы (для многих групп этого стиля просуществовать столько лет было просто нереально) , но и для любой группы вообще. За это время было сделано несколько демо-записей, отдельныетреки из которых вошли потом в альбомы. Дебютный «Everything You Ever Wanted to Know About Silence» был записан с саунд-продюсером Россом Робинсоном, который работал со многими нью-металл-группами, в том числе Korn, Limp Bizkit и Slipknot. Отчасти поэтому звучание вышло тяжелым и агрессивным, но что отличало группу от нью-металла, это вокал Дэрила Паламбо с большим диапазоном голосаи переходами от шепота к крику. Лирика была при этом довольно мрачной и злой. Второй альбом, «Worship and Tribute», также записанный Робинсоном, вышел более мелодичным, в нем проявилось неожиданноевлияние таких далеких от хардкора стилей, как джаз и эмбиент. Лирика стала не такой агрессивной, скорей даже интеллектуальной. 2002 и 2003 годы группа провела в постоянных турах, а потом объявила перерыв, который продлился до середины 2006 года, когда Паламбо сказал в интервью журналу «Alternative Press», что группа снова собралась и работает над новым альбомом, который должен выйти в 2007 году. Из FAQ на официальном сайте группы: Вопрос: Glassjaw? Я думал, вы распались?! Ответ: К счастью, ты не прав. По Интернету долгое время ходили слухи про то, что группа распалась, и это продолжалось около двух лет – с конца 2003-го по 2005-й. Это происходило потому, что у группы не было никакой деятельности, она была «в отпуске». Слух этот настолько распространился, что к нему стали относиться как к факту. Даже несмотря на все попытки через этот сайт и лично музыкантами, включая Мануэля Карреро, сказать, что группа не распалась, слух все равно распространялся. 28 августа 2005 года Glassjaw сыграла первый свой концерт за почти два года. Слухи о смерти Glassjaw были сильно преувеличены. Dashboard Confessional Город: Бока-Ратон, штат Флорида Годы: 1999 – настоящее время Состав: Крис Каррабба, Джон Лефлер, Скотт Шоунбек, Майк Марш Альбомы: The Swiss Army Romance (2000) The Places You Have Come to Fear the Most (2001) MTV Unplugged 2. 0 (2002) A Mark, a Mission, a Brand, a Scar (2003) Dusk and Summer (2006) Этой группе во главе с коротышкой Крисом Каррабба (по некоторым данным его рост – 163 см) удалось поставить несколько эмо-рекордов: Dashboard Confessional первыми выпустили эмо-альбом, который разошелся тиражом более пятисот тысяч копий – «The Places You Have Come to Fear the Most» 2001 года, а видео на песню «Screaming Infidelities» получило премию зрительских симпатий на церемонии MTV «Video Music Awards» в 2002 году – также первая подобная награда эмо-группы. А появилась группа как сайд-проект Криса Каррабба, основной группой которого тогда была Further Seems Forever. Название (примерный перевод – «Признания в машине») было взято из одной из песен Криса, в которой были строчки: «По пути домой машина услышит мои признания». Но это должно было быть не названием группы – потому что планировалось все как соло-проект Каррабба, – а его «сценическим псевдонимом» (моду называть соло-артиста по названию группы ввели в начале девяностых музыканты-электронщики) . Но Каррабба часто приглашал друзей подыграть ему, и в конце концов из таких выступлений получилась полноценная группа, заменившая для Криса Further Seems Forever. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/vladimir-kozlov/emo/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 59.90 руб.