Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Фантом-такси (сборник рассказов) Дмитрий Юрьевич Суслин Весной 1999 года я пришел в редакцию газеты «СЧ-Столица» и принес рассказ «Смерть беляшевого короля». После выхода газеты, рассказ так понравился публике, что я начал писать дальше, стараясь, чтобы каждый рассказ, выглядел реальным репортажем из жизни города. И люди верили, что все, что написано, происходило на самом деле, и в редакцию целыми днями звонили встревоженные горожане. Газетные листки люди передавали другу другу, и они переходили из рук в руки, и слава о них шла далеко за переделы Чебоксар. «Он еще не Стивен Кинг, но читать его рассказы уже страшно,» – писали газеты про автора. Впрочем, какой смысл рассказывать про рассказы? Лучше один раз прочитать. Дмитрий Суслин Фантом-такси (Сбоник рассказов) ФАНТОМ-ТАКСИ Они подошли с трех сторон. Возникли неожиданно как тени. И слишком быстро оказались рядом с машиной. Уезжать было поздно. Крутые ребята. И намерения у них тоже крутые. Видно невооруженным глазом. Очень редко, но такие неприятные встречи случаются. Такова работа таксиста. Самый здоровый из них одетый в кожаную куртку и штаны защитного цвета плюхнулся на переднее сиденье. Двое других в таких же нарядах, открыли задние дверцы и тоже нырнули в машину. – Смена кончилась, – стараясь казаться спокойным, сказал Игорь. – Я еду в парк. В глаза ему тут же с неприятным щелчком глянуло дуло Макарова. – Ты поедешь туда, куда мы тебе укажем, – грубый и в то же время спокойный голос здоровяка не давал выбора. Суженые зрачки его глаз говорили о недавно принятой дозе героина. С такими не спорят. Не говоря ни слова, Игорь тронулся с места. Здоровяк улыбнулся, обнажив безобразные желтые зубы, и спрятал пистолет во внутренний карман куртки. – Понятливый ты, как я погляжу. Это хорошо. Сейчас налево. Молодец. Будешь и дальше таким послушным, будешь жить, баб трахать, бабульки зашибать. Сколько за сегодня сделал? – Я бабки не делаю, – хмуро огрызнулся Игорь. – Я их зарабатываю. Сколько есть, все мои. – А, так значит ты, крестьянин? – Здоровяк и не думал обижаться. Кажется он был настроен вполне дружелюбно. – Зарабатываешь деньги? Молодец! Только ты ошибся. Теперь это не твои деньги, а наши. Двигай направо. – Он указал на поворот на Канашское шоссе. – Слышь, главный, – вдруг подал голос один из задних, – кажись эта «Волга» за нами едет. Второй раз поворачивает. Тускло горящую пару фар следующую за его машиной Игорь приметил, как только все это началось. Подумал, что это сообщники, и эта мысль заставляла каменеть мышцы рук и думать о самом плохом. Руль едва его слушался. Но слова бандита опровергли это подозрение. Кто же тогда едет за ними? Ответом на этот вопрос зажегся третий огонек. На крыше машины. Гребешок. Со стертыми шахматными клетками. Затем мигнул зеленый огонек. Маленький скромный огонек. И тут же оба погасли. Главарь оглянулся: – В натуре, за нами. Это твой кореш нас пасет? – он снова достал пистолет. – Нет. – Тогда тормозни. И чтобы не двигаться. Иначе… Игорь сбавил скорость, и машина, что ехала сзади, обогнала их. Это действительно было такси. Серая «Волга» проехала совсем близко. В нескольких сантиметрах. Чуть было не чиркнула по крылу. Зрением Игорь был наделен острым и цепким, и все равно не успел рассмотреть, сколько человек было в машине. Стекла в ней запотели. Но зато профиль водителя четко врезался в сознание. "Сашка! Сашка Некрасов! Лучший друг. Даже не повернул головы в его сторону. Этого не может быть!" Стремительно пронеслось в голове таксиста. Сердце бешено забилось в груди. Руки еще крепче вцепились в баранку. Серая «Волга» покатила дальше, с каждой секундой уменьшаясь в размерах. Прежде чем скрыться совсем, она снова мигнула гребешком. Старый гребешок. Еще с советских времен. Сейчас таких уже немного. По Нашему радио пела какую-то заунывную песню Валерия. На радиоволну прорывался голос диспетчера таксопарка. – Что не заметил тебя твой дружок? – усмехнулся здоровяк. – Кому охота за другого неприятности иметь. Ехай дальше. И отключи, ты, свою рацию. Если не хочешь, чтобы я ее разнес на куски. Игорь отключил радиостанцию. В машине стало тихо. Слышен был только шум двигателя, дыхание сидящих на задних сидениях. Да еще один из задних стал щелкать ножом. Тупо нажимал кнопку, потом, когда лезвие выскакивало, складывал нож и снова нажимал кнопку. Трасса была совершенно пуста. Как никогда. Позади осталось коллективное садовое товарищество «Заря». Затем стройкомбинат, и на поворот на Лапсары. Скоро должен был быть пост ГАИ. Значит они сейчас велят свернуть в лес, к деревьям. Комедию пора было заканчивать. Но еще раньше мотор застучал, и машина остановилась. Таксист едва успел свернуть на обочину. – Ты че встал, козел? – Здоровяк сразу взвился. – Бензин кончился, – Игорь кивнул на указатель топлива. Стрелка действительно была на нуле. – Я же говорил, что у меня смена кончилась. Бандиты притихли. Ситуация была явно не стандартная. Даже они затруднялись в определении своих дальнейших действий. – Ладно, крестьянин, гони бабки, все, что у тебя есть, и мы поедем дальше на перекладных, – на выговорил Здоровяк. Игорь полез в карман пиджака. Жалко было отдавать выручку. Но деваться было некуда. Он поблагодарил в душе Бога, что все, что заработал до обеда, оставил дома. Случайно забыл бумажник, а возвращаться было лень. Теперь отдавал грабителям вдвое меньше. Они это заметили, и им это явно не понравилось. – Тут всего баксов на десять! – воскликнул один из грабителей, которому Здоровяк приказал пересчитать деньги. – И это все? – глядя на таксиста удивленным голосом спросил Здоровяк. – Ты уверен? – Был плохой день, – тихо ответил Игорь. Все во рту пересохло, и говорить было трудно. Язык еле ворочался. – Ты мне фуфло не гони! – бандит вдруг пришел в ярость. Он с силой ткнул дулом пистолета Игорю в висок. Чуть бы посильнее и был бы хороший удар. Другой рукой он открыл бардачок и стал выкидывать все, что там было, сигареты, аудио-кассеты, диски, зажигалку, еще какие-то мелочушки. Потом он стал ловко обшаривать его карманы. – Я знаю, сколько ты имеешь! – Он их спрятал, – сказал кто-то сзади. – Давай выйдем. И Здоровяк заставил Игоря выйти из машины. Вокруг была полная тьма, и трасса была пуста. Почему этим ублюдкам всегда везет? Он направил на него пистолет и снял его с предохранителя. – Ну? Готов удавиться за копейку? – Здоровяк явно нервничал. – Скажешь, больше нет? – Я все отдал, – прохрипел Игорь и закрыл глаза, потому что увидел, как бандит нажимает курок. Выстрела не было. Пистолет дал осечку. Когда он открыл глаза, то увидел, как Здоровяк удивленно рассматривает свое оружие. На трассе показались огни. – Тачка! – воскликнул один из бандитов и стал махать рукой. – Тормози, падла! Смотри, опять такси, – заметил он зеленый огонек, который, мигнув, тут же погас. Серая «Волга» проехала чуть вперед и остановилась метрах в пяти от Игоря. Двое бросились к ней, и через секунду за ними глухо хлопнули задние дверцы. Они что-то говорили водителю, тот равнодушно слушал. Назад он даже не оглядывался. Но не надо было видеть лица, чтобы знать, что это Сашка Некрасов. Таких кудрей в таксопарке не было ни у кого. И машина тоже была его. – Тебе повезло, крестьянин, – главарь банды давно спрятал пистолет в брюки. – Всегда буть послушным. Теперь тебе надо только молчать. И будешь жить. А то ведь я твои номера запомнил. И фотографию тоже. Сейчас посмотрим, какой у тебя приятель. Послушный или жадный? Прокатимся мы с ним до Карачур. – Сказав последнюю фразу, он хохотнул и, засунув руки в карманы, пошел к серой "Волге". Хлопнула за ним дверца, и машина бесшумно тронулась с места. Через несколько метров у нее погасли габаритные огни, потом фары, и лишь гребешок, тускло мерцая, долго уменьшался в темноте. Потом пропал и он. Полчаса, не меньше, Игорь находился в оцепенении и не мог сдвинуться с места. Он стоял у машины, крепко держась за ручку открытой дверцы, чтобы не упасть, и смотрел на свои туфли. Мимо проносились грузовики, автобусы, легковушки. Трасса стала привычно оживленной, насколько это возможно в полдвенадцатого ночи. Затем время, свежий воздух и просто желание жить, сделали свое дело, и он сел за руль и выключил свет в салоне. Посмотрел на указатель бензина. Все было в норме. Он заправлялся всего час назад. Бак был почти полон. И лишь случайность спасла ему жизнь. Такое бывает. Очень редко, но бывает. Может быть помогло его страстное желание, чтобы в машине что-нибудь сломалось? Потом такое же желание, чтобы этот пистолет не выстрелил. Не слишком ли много случайностей? В общем он был жив. Без половины денег, вырученных за день. Но зато жив. А деньги пропали. Но проклинать тех, кто их забрал, уже не имело смысла… Вернувшись в парк, помыв и поставив машину в бокс, Игорь пошел к выходу. Надо было подсесть к кому-нибудь, кто довез бы его до дома. Хотя скорее всего придется идти пешком. Слишком поздно. – Игорь! – окликнул его механик Акимов. Просто Акимыч. По его виду было видно, что он уже принял капитально. – Ты чего это мимо идешь? Мы тебя уже час ждем. Надо было снять стресс. Но он почему-то сказал: – Я не буду. – Да ты, что? Забыл, какой сегодня день? Сегодня же восемнадцатое! – И Акимыч сделал такое лицо, что Игорь сразу все вспомнил. Ну правильно, каждый год, в этот день, никто не уходит без этого. – У тебя еще есть пять минут. И верно, часы показывали без пяти полночь. Игорь послушно зашел в слесарную мастерскую. Там было человек десять, водилы, слесаря, механики, и Игоря встретили радостными воплями, какие всегда бывают в подвыпившей компании, когда появляется новый участник. Ему тут же налили стакан, Акимыч услужливо протянул бутерброд с вареной колбасой. – Давай, – сказал он, – ты ведь его лучшим другом был. Ни сказав ни слова, Игорь, торжественно постояв пару секунд, выпил водку. Закусил. И сразу почувствовал облегчение от всего пережитого. Сел на верстак и стал жевать бутерброд. Видимо до него тут был разговор, который прервался. Сейчас он возобновился вновь. – Ну и что, не нашли их? – спросил Серегу Квасникова молодой, совсем еще пацан, таксист Витька. – Где их найдешь? – Серега махнул рукой. – Ночь вот такая же темная была. Его самого только утром обнаружили. Прямо в машине. Он кровью истек. Если бы вовремя помочь. Может быть и спасли бы. Все завздыхали, поддакивая Сереге. Акимыч посмотрел на Игоря. – Ты чего-то сегодня молчаливый? Случилось что? Игорь махнул рукой: – Чуть не грохнули меня сегодня. Все сразу оживились. Послышались громкие возгласы удивления. – А не врешь? – Че мне врать? Пушку в рожу сунули и пол выручки взяли. Трое их было. – Так надо в милицию! – воскликнул Витька. Кто-то его поддержал, кто-то сказал, что нечего зря время терять. Игорь налил себе еще стакан и обвел всех покрасневшими глазами: – Без милиции все кончилось. – А что такое? – чуть ли не хором спросили его. – Сашка Некрасов их увез. Подъехал на машине и увез. Стало тихо. Очень тихо. На Акимыч тихо спросил: – И что, они сели? – Еще как! – усмехнулся Игорь. – Сели и поехали. Так что ты, Серый, – он посмотрел на Квасникова, – действительно Сашку в прошлом году видел. – В этот самый день! Я же говорил! – Серега сразу ожил. – А мне никто не верил. Он это ехал на своей машине. И номер его. И он тогда тоже пассажиров вез. Обязательно в этот день его кто-то из наших видит… Мужики молча разлили по стаканам и выпили, очередной раз помянув своего товарища таксиста Сашку Некрасова, которого десять лет назад в этот самый день ограбили и убили в его же машине неизвестные. КРАСИВЫЕ ДЛИННЫЕ ВОЛОСЫ Детективный рассказ Это дело было поручено майору Семенову. Женя стажировался у него третью неделю, и постепенно до него стало доходить, что служба в милиции, пусть даже в уголовном розыске, это совсем не то, что он думал или то, что показывают по телевизору. Никаких погонь, перестрелок, интересных допросов. Только сплошная рутина. И еще горы бумаги. За эти дни курсант четвертого курса Школы Милиции исписал столько бумаги, сколько ему не удалось за все годы учебы. Он вообще не любил писать, а тут из него явно решили сделать писателя. А Семенов и вовсе оказался занудливым дядькой, который придирался к каждой запятой. А так вообще-то он был неплохим мужиком и к курсанту относился даже с некоторой теплотой. Жене вообще повезло, что его направили в уголовку. Мало кому такое выпадает. Но пока ничего интересного в его нахождении здесь не было. До этого дня. Все началось после утренней планерки, когда всех сотрудников, следователей и оперативников вызвал к себе в кабинет полковник и устроил грандиозный разнос. Было отчего. В республике орудовал маньяк, слухи про которого уже начали просачиваться к журналистам, а дело как стояло на мертвой точке, так на нем и стоит. И женщины гибнут. Пять человек за неделю. Еще немного и в городе начнется паника. Вот тогда это дело и передали Семенову. Тот принял его с большой неохотой, и все посмотрели на него с сочувствием. Попахивало целой стаей глухарей. Кроме опергруппы. Ребята поняли, что теперь их собачья жизнь и вовсе превратится в ад. Никто не умел так гонять людей, как Семенов. Сам майор молча взял дело, которое уже успело превратиться в гору распухших папок, нацепил на нос очки и тут же погрузился в него, ничего не слыша и не видя. Так и сидел до конца планерки. Сначала Женя огорчился, решив, что теперь у него точно отвалятся руки от писанины, но потом он вдруг ясно понял, что вот оно начинается настоящее дело. Веселость с него слетела сразу, как только ему объяснили в чем дело. Пять убитых женщин, из которых четыре были самым жестоким образом обезглавлены. – Странное дело, – сказал Семенов, когда они вернулись с планерки в свой кабинет, – первую свою жертву убийца обрил наголо. Что-то мне ни разу доводилось слышать ничего подобного. Женя покрутил пальцем у виска: – Маньяк. У них всегда самые неожиданные фантазии. – Это точно, – вздохнул Семенов. А дальше стало еще интереснее. Они вдвоем поехали и осмотрели все пять мест, в которых произошли убийства. И все они были у дороги. – Маньяк наш на машине, – сказал Семенов. – Значит не бедный, – удивился Женя. – Чего ж ему не хватает? А женщины конечно же проститутки? – Нет. Обыкновенные женщины. Трех из них уже опознали. Вполне приличные дамы. У одной даже дети есть. Еще двух опознают ни сегодня, завтра. В кабинете они оба зарылись в дела. Изредка делились впечатлениями. Со стороны было похоже, что они сидят в библиотеке. Семенов дал Жене три женские фотографии. – Убитые? – спросил Женя. Семенов кивнул: – Да. Только здесь они еще живы. Мы взяли у родственников. Посмотри на них внимательно. Видишь сходство? Женя долго рассматривал женщин. Они были совершенно разными. Все трое. Сходства никакого. Он разочарованно признался: – Не вижу. – У всех троих очень длинные и красивые волосы. Сейчас это встречается не слишком часто. Бабы все больше коротко стригутся. Шампунь экономят. К тому же, если принять во внимание тот факт, что первая жертва была обрита, можно сделать вывод… – Маньяк убивает женщин только с длинными волосами! – обрадовано закончил вместо Семенова Женя. – Его возбуждают именно такие женщины. Это уже зацепка. – Зацепка, – согласился Семенов. Они работали три дня без перерыва. По шестнадцать часов в сутки. Оперативники сбились с ног, выполняя задания Семенова. Папки с делом становились все толще и толще, полковник звонил каждые три часа и интересовался, как идет дело, но никаких следов преступника, пока найти не удавалось. А на четвертый день был найден еще один женский труп. Тоже без головы. По городу уже носились слухи. Чебоксарцы ходили по улицам с озабоченными и тревожными лицами. По радио пришлось обратиться к гражданам и предупредить их о том, что в городе появился маньяк, и надо всем вести себя осторожнее и ни в коем случае не садиться в частные машины. Полковник был вне себя от гнева. Семенов стоял и при всех выслушивал громкие упреки в свой адрес. – Николай Георгиевич, – только и сказал он, – людей не хватает. – А где я их тебе найду? Где? Работай с тем, что есть. После обеда Семенов посмотрел на Женю и сказал: – Иди-ка ты братец отдыхать. – Да я не устал, – попробовал возразить тот. – Отставить пререкаться, стажер. Кому сказано, иди отоспись! А то глаза как у кролика. Женя ушел, а Семенов остался один в кабинете. Он посидел еще часа два – нужно было сделать очередной горящий отчет, – затем потянулся и вышел в коридор. – Здорово, Семенов! – окликнула его работница прокуратуры Зина Белкина, которая шла мимо. – Как дела? Ты, говорят, маньяка ищешь? Ну и как нашел? – Здравствуй, Зин, – машинально ответил Семенов и прошел мимо. И вдруг спохватился. – А ну постой, Зинуль, постой. Он догнал Зину и даже схватил ее за руку. – Ты чего это? – спросил он. – Не поняла, – ответила Зина. – Про маньяка что ли? – Ты чего это постриглась? – Семенов смотрел на работницу прокуратуры с подозрением. Так только могут смотреть следователи уголовного розыска. Да и вообще все милиционеры так смотрят. – А что, нравится? – кокетливо улыбаясь, спросила Зина и погладила свою короткую стрижку. – У тебя же длинные были, – растерялся Семенов. – Самые длинные и роскошные волосы в правоохранительных органах республики. Зина махнула рукой: – А надоели! Сколько можно ведьмой ходить? А так, десяток лет с плеч долой. Правда я моложе выгляжу? – Прямо девочка, – согласился Семенов. – А куда волосы дела, как постригла? – Да ты чего, Семенов! – возмутилась Зина. – Что за идиотские вопросы? – Нет, а все-таки? Зина засмеялась и, нагнувшись к уху следователя, весело сквозь смех прошептала: – Продала! – Как так продала? – снова растерялся Семенов. – А по объявлению. – По какому объявлению? – А вон там на заборе висит. Выйди, да посмотри. Только тебе то зачем? Твои седые останки точно никто не купит. А ведь когда-то, – женщина ностальгически вздохнула и подмигнула следователю, – у тебя волосы были как у Есенина. Сказав так, Зина повернулась и с хохотом ушла. Семенов пошел в министерский буфет, купил стакан чая и булочку и без аппетита перекусил. Что-то на душе у него было неспокойно. В голове зрела какая-то мысль и все не могла созреть. Из буфета он пошел не в кабинет, а на улицу и прошелся вниз по улице Карла Маркса. День был ясный и солнечный. Только вот ветер был очень сильный, и волосы у проходящих мимо женщин и девушек так и колыхались, сминая своим обладательницам прически и закрывая им лица. Следователь в каком-то лихорадочном состоянии прошел прямо до Дома Мод. И вдруг он увидел то самое объявление, о котором говорила Зина. Он прочитал его три раза подряд, прежде чем понял, что это была не шутка. – Разве такое возможно? – сам себя спросил Семенов, после чего пешком (не хотелось ждать троллейбуса) отправился к Театру оперы и балета. Нужно было пройти по Московскому мосту. На нем был такой ветер, что следователь даже застегнул пиджак, чего почти никогда не делал, потому что не выносил скованности движений. Он шел быстро, и где-то посередине моста догнал девушку. Он еще издали обратил на нее внимание, потому что у девушки были роскошные длинные рыжие волосы. Они локонами спускались по плечам и спине чуть не к самой пояснице, и играли на солнце золотыми бликами. Даже ветер, казалось, боялся их потревожить. Так они были хороши. Семенов даже сбавил шаг, залюбовавшись девушкой. Через несколько секунд он вдруг понял, что любуется ею не один. Ехавший на порядочной скорости оранжевый жигуленок, доехав до девушки, вдруг тоже сбавил скорость, и несколько секунд двигался параллельно с нею. В ней сидел дородный полноватый мужчина в белой рубашке и в черных очках и смотрел на девушку. Вид у него был такой, словно он хотел что-то спросить у девушки. Потом видимо передумал, и уехал своей дорогой. «Такую кралю на «копейке» не снимешь», – подумал про себя Семенов и тоже обогнал девушку. Через пять минут он был у театра. Узнал, где находится служебный вход и пошел к нему. У входа он, к своему удивлению, увидел оранжевый жигуленок. Что-то в груди у него екнуло, и он чуть не бегом вошел в здание театра. – Куда вы? – строгим голосом попыталась было остановить его вахтерша. – Я по объявлению, – сказал Семенов. – Где тут волосы принимают? – А, – заулыбалась вахтерша, – поднимитесь по лестнице на второй этаж, там по коридору налево. Только там сегодня кажись никого нет. С утра дверь закрыта. Семенов хотел уже подняться, как увидел, что ему навстречу спускается мужчина в белой рубашке и в очках. И с ярким пакетом в руках. Тот самый, что сидел в «копейке». Увидев Семенова, он вдруг шарахнулся в сторону. – Стоять, милиция! – крикнул Семенов, сунув руку за пазуху. – Ваши документы! Мужчина вдруг отчаянно рванулся с места, бросился вниз и всей своей массой сбил Семенова с ног. Он был очень высокий и здоровый. Следователь отлетел от него, как мячик от стенки. Ударился головой обо что-то твердое и на мгновение почти потерял сознание. Тем не менее он быстро пришел в себя и рванулся за убийцей. В том, что это был убийца, он не сомневался. Испуганное лицо вахтерши пролетело мимо. Уже на улице он увидел своего стажера Женьку. Как он тут оказался? Думать об этом было некогда. – Держи его! – крикнул Семенов. Однако это было уже лишнее. Женя и так разобрался в чем дело, понял, что преступник бежит к машине, и быстро оказался у него на пути. Преступник зарычал, словно раненный зверь, и вытянув руки вперед, попытался снести стажера со своего пути, как и Семенова. Но Женя куда больше времени проводил в спортзале, чем за книгами по праву и криминалистике, и сейчас это ему пригодилось. Он просто сделал шаг в сторону, и схватив противника левой рукой за шиворот, а правой за предплечье, крутанул его вокруг себя и направил туда, куда тот, собственно говоря, и стремился. То есть к машине. Мужик влетел в свою копейку, словно ослепленный носорог. Раздался грохот и звон разбитого стекла, после чего преступник медленно сполз на землю. Трудно было определить с первого взгляда, кто больше пострадал, мужик или машина. Наверно все-таки машина. Вмятина на ней была такая, что испугает теперь любого механика. Мужик тоже хрипел и брыкался. Лицо у него было все в крови. Рубашка из белой, стала алой. Темные очки сломались, и висели на его подбородке двумя жалкими обломками. Женя подошел к нему, силой бросил его лицом вниз, завел назад руки и щелкнул наручниками. Похлопал по затылку: – Куда ты так спешишь, мужик? Поосторожнее надо на поворотах. Держась за пострадавший затылок, к ним подошел Семенов. По пути он подобрал потерянный преступником пакет, и показал его стажеру. – Видал, какой у него, блин, бизнес? Нет, стажер, это не маньяк. Первую свою жертву он скорее всего поймал, обрил, а потом испугался, что она в милицию пойдет, и убил ее. Поэтому других он сразу убивать стал. А в машину заманивал, работая под частника. Нет, он не маньяк. Не маньяк! И не удержавшись, Семенов, со всей силы ударил ногой в бок поверженного убийцу. Тот заныл. Женя глянул в пакет, увидел в нем, три аккуратно сложенных в отдельные прозрачные пакеты, мотка женских волос, и отвернулся. – Если бы у меня был пистолет, я бы его при попытке к бегству… – А я сегодня тоже без оружия, – согласился Семенов. – А как ты здесь оказался? – спросил он, когда они уже, погрузив убийцу в его же машину, ехали к зданию РОВД Ленинского района. – Пришел я домой, – стал весело рассказывать Женя, вглядываясь сквозь разбитое лобовое стекло, на дорогу, – решил телевизор посмотреть. Включил ТВ-город, там фильм идет. Крутой такой детективчик. А внизу экрана, гадость такая есть. Видел? Бегущая строка называется. Ненавижу! А только я как прочитал, что театр оперы и балета волосы покупает по хорошей цене, телек сразу вырубил, и сюда. – Молоток, – похвалил его Семенов. – Закончишь учиться, я тебя в наш отдел возьму. Для нашего дела ты самый то. СМЕРТЬ БЕЛЯШЕВОГО КОРОЛЯ О том, что что-то не так, Игорь догадался в полдень и тогда же понял причину своего беспокойства. Он работал с шести утра и объездил весь город не один десяток раз. И вот теперь опять увидел его. В третий раз. Теперь уже сомнений не было. Это был один и тот же пес. Такого ни с кем не спутаешь. Огромный, черный, лохматый, с белым галстуком на шее. В общем, красавец. Такой мог бы быть гордостью любого собачника. Однако ошейника на нем не было, и он грустно смотрел на людей из под лохматых бровей. Вернее он смотрел не на людей. На них он не обращал внимания. Они сновали туда-сюда и, казалось, тоже не замечали его. Пес смотрел на Игоря. В упор. Прямо в глаза. Смотрел и, казалось, чего-то ждал. От этого взгляда человеку стало не по себе. Первый раз он увидел его утром, когда подвозил одну опаздывающую парочку на аэровокзал. Они куда-то собирались лететь и всю дорогу ругались. Высадив их, он вышел из машины, чтобы купить газет, и пес вышел из-за киоска и уселся перед ним. Тогда он ему понравился, и Игорь даже подумал, что должно быть он потерялся. Не может такой ухоженный красавец быть бродячим. Еще он подумал, что надо будет посмотреть объявления о пропаже собак. За такого можно получить хорошее вознаграждение. Но потом он быстро забыл про собаку, потому что его наняли два кавказца, и будничная карусель завертела его и заставила забыть этот незначительный утренний эпизод. Во второй раз он увидел его в одиннадцатом часу около торгового дома" Выбор". Пес трусил навстречу и даже не взглянул в его сторону. Игорь тоже продолжил свой путь, только мозг пронзила мысль, что у этой собаки точно такой же белый галстук на груди как у той. Но мало ли в жизни странных совпадений? Мысль улетела так же внезапно, как и появилась. Но теперь ему стало неуютно в мягком сиденье такси и почему-то захотелось больше никогда не видеть этого пса, который появляется то в одном, то в другом совершенно противоположном конце города. Ну да, Чебоксары конечно не Москва, и даже не Казань. Но тем не менее, если собака бродит, то ее территория занимает максимум микрорайон. Что же он делает здесь, на краю Юго-Западного? Может это все-таки другой пес, а он просто устал, и пора ехать на обед? Игорь вздохнул и поехал домой. Обед, приготовленный тещей, прогнал все беспокойства. Таксист полчаса полежал на диване с газетой, и когда вновь отправился работать, то больше не вспоминал черного пса с белым галстуком на груди. Минут сорок. Пока не увидел его у Центрального рынка. Пес мелькнул черным пятном откуда-то слева и скрылся за углом дома, в котором находился кабинет женской консультации. От неожиданности Игорь резко затормозил, и к нему тут же кинулся разбитной малый в облезлой дубленке и в формовке из нерпы. – Свободен, шеф? – Хотя в машине кроме водителя не было ни одного человека, все всегда спрашивают одно и то же. – Мне на Константина Иванова. – Вверх или вниз? – Вниз. Пятнадцатый дом. Игорь поморщился и назвал цену по максимуму. Лицо парня было очень знакомым. И кажется он был не из тех, кто торгуется. Так оно и оказалось. Он тут же согласился, нырнул в кабину и уселся рядом. Всем своим видом он показывал, что в жизни нет ничего такого, что могло бы сбить его с толку или испортить настроение. Тут же начал болтать и смеяться, размахивать правой рукой, чтобы обратить внимание на золотую печатку на указательном пальце. "Пижон", – подметил про себя Игорь. Болтать с парнем ему не хотелось. Настроение у него почему-то в испортилось. Особенно после того, как он увидел в зеркале обзора, как из-за "женской консультации" выскочил пес и огромными какими-то даже плавными скачками пробежал за ним несколько десятков метров. Прохожие опять не обращали на него внимания, хотя здесь их было больше чем на Проспекте Ленина. Странно, но никто даже не шарахнулся от черного чудовища. Потом такси свернуло налево и пса не стало видно. Игорь прибавил скорость и мягко покатил вниз по Проспекту. Парень продолжал болтать, и Игорь машинально даже вступил с ним в ничего не значащий разговор. Проносились мимо дома, улицы с прохожими, перекрестки и светофоры. Путь до церкви занял не больше десяти минут, они проехали мимо кинотеатра «Родина» и и стали подниматься верх по Константина Иванова. Игорь прекрасно помнил пятнадцатый дом. Одноэтажный из потемневшего дерева, приземистый и жалкий, он был воплощением убогости. – А зачем тебе к Дусе? – Игорь даже знал, что в этом доме живет Дуся, старушка, божий одуванчик. – Племянник что ли? – Не, угол снимаю! – парень улыбнулся во весь свой некрасивый рот, и Игорь снова попытался вспомнить, где же он его видел. Нет, то что он был его клиентом, сомнений быть не могло. Вот только при каких обстоятельствах? Всего не упомнишь. Вот и тюрьма показала свои белые стены. Парень внимательно смотрел на нее, пока они ехали мимо. И даже на секунду перестал улыбаться. Но вот тюрьма осталась позади, и он снова стал беспечным. – Туда поворачивай, – указал он влево. Игорь про себя усмехнулся. Он знает город как свои пять пальцев. Как щука свою заводь. И он будет указывать дорогу? Этот пижон? Улица была узкая. По бокам ее ютились домишки, жильцы которых молились о том, чтобы их когда-нибудь снесли. Игорь прекрасно помнил здесь каждый куст и очень удивился, когда обнаружил длинный забор из свежевыструганных досок, высокий до неприличия. Он закрывал улицу с обоих сторон и тянулся так далеко, что просто создавал какой-то бесконечный коридор. Игорь проехал несколько метров и остановился. Лицо у него просто вытянулось от недоумения. Большие слегка выпуклые глаза взирали на пассажира. – Позавчера здесь был. Ничего этого не было. Стройку что ли тут начали? Но пассажир был удивлен не меньше его: – Утром ничего не было. Мы не туда заехали, шеф. Поворачивай назад. Кажется он был прав. Игорь выругался и дал задний ход. Разворачиваться было негде. Однако и позади был все тот же коридор. Он был бесконечным и ровным. Хотя здесь в этом месте о ровности дороги говорить было нельзя. Впрочем как и во всем городе. У нас все дороги или сбегают вниз или ползут наверх. Таков ландшафт. Будь он проклят! Через минуту ползания по коридору Игорь плюнул и снова поехал вперед. Дал полный газ. Должно же было быть впереди что-нибудь! Замелькали по бокам свежеструганные доски трехметровой высоты. А впереди была только снежная дорога и ничего больше. Матерясь на чем свет стоит, Игорь остановился через десять минут. Ему показалось, что все это время он ездил по какому-то заколдованному кругу. Впрочем может так оно и было? Он остановил машину и заглушил двигатель. Вынул ключи и открыл дверцу. Ему надо было глотнуть свежего воздуха, чтобы разобраться в том, что происходит. Он вышел из машины и сделал несколько шагов. Под ногами заскрипел снег. Свежий морозный воздух ударил в ноздри. Странно, полчаса назад была такая слякоть и дрянь, что хотелось выть от тоски. Засунув руки в карманы, Игорь стоял и смотрел вокруг. Все равно он отказывался что-либо понимать. А в груди было какое-то неприятно чувство, которое не покидало его весь этот день. – Шеф, куда ты меня завез? – Пижон тоже вылез из машины, подошел к забору и стал смотреть наверх. – Какой высокий! Это не та улица. Игорь хотел что-то сказать, но не успел. Слова застряли в глотке на полпути. Он увидел пса. Черного с белым галстуком на груди. Он словно из воздуха появился. Только что не было здесь ни одного живого существа. И вот он здесь. Лохматый и угрюмый. Больше всего на свете таксист захотел оказаться в машине с запертой дверцей. Но путь был отрезан. Пес был как раз между ним и вожделенной дверцей. И как только Игорь сделал один осторожный шаг, оскалил зубы. Не сильно. Но этого хватило, чтобы человек вернулся на исходную позицию. Игорь оглянулся на пижона, и у него подкосились ноги. За спиной его клиента медленно шли три огромных пса, пять собак среднего размера и четыре моськи, какие бегают по городским окраинам стаями и вечно что-то ищут в помойках. Пижон их не видел. Он шел к Игорю, и тут его взгляд остановился на черном чудовище. Парень сразу остановился. Лицо его побелело. Он сплюнул на снег, повернулся и приготовился бежать. Его движение словно послужило каким-то сигналом для тех, кто следовал за ним. Овчарка с оторванным ухом, которая была к нему ближе всего, сделала прыжок и опустилась парню на грудь. Тот истошно закричал и рухнул на спину. И вся свора кинулась на него. Прошло меньше секунды, и собаки облепили человека со всех сторон. Они не лаяли. Лишь глухо рычали и судорожно дергались. Зато тот, кого они терзали, орал как сумасшедший. Его крик просто зазвенел в ушах Игоря. И тот не сразу, но понял, что он должен прийти на помощь, и подумал про монтировку, извечное оружие всех шоферов, и опять сделал шаг к машине. Но черный пес оставался на месте, и снова его белые острые зубы, показавшиеся из пасти, остановили Игоря. Он почувствовал, как по его телу потекли ручьи холодного пота. Страх сжал его в своих тисках. Все его желания разделились на части. Что-то в нем еще требовало помочь несчастному, но большинство было за то, чтобы как можно скорее оказаться подальше отсюда и никогда этого больше не видеть и не вспоминать. А собаки продолжали рвать свою жертву. В их движениях не было ни злобы ни ожесточенности. Напротив спокойствие и деловитость. Словно они разрывали не человека, а делили старый мосол с остатками мяса, который выкинули из-за плохого запаха. Парень уже не кричал, а хрипел. Игорь ясно увидел, как под ним окрасилась земля. Кровь полилась ручьями по свежему снегу, между собачьих лап. И сразу задымилась на морозе, пошла паром. Игорь в последний раз увидел его лицо. Вернее остатки лица. Оно все было изорвано и истерзано. Скальп свисал кровавыми ошметками и закрывал один глаз. Другой глаз глянул на Игоря и вдруг с чавканием закрылся. Затем лицо исчезло под собачьими телами. На собаки тронулись с места и поволокли свою жертву куда-то вперед по коридору. Они опять не лаяли и даже уже не рычали. Напоминали больше муравьев, которые волокут соломинку. За ними на снегу оставался широкий ярко-алый след с отпечатками лап. Затем они побежали. Только снег брызнул в стороны. Прошла минута, и они все исчезли из виду. И парень с золотой печаткой исчез вместе с ними. С неба повалил густой снег. Он стремительно накрывал следы того, что тут только что произошло. Игорь оглянулся на свое такси и в последний раз увидел пса. Тот все еще был здесь. Увидев, что Игорь смотрит на него, пес встряхнулся и тяжело затрусил в ту же сторону, куда убежали остальные собаки. Скоро он тоже скрылся за снежной пеленой. Игорь вернулся в машину, завел ее и рванул вперед. Буквально через минуту он уже был около тюрьмы, доехал до новой дороги и остановился. Только сейчас он вдруг ясно вспомнил, где видел парня с золотой печаткой. …Он нанял такси у ресторана. Ехал сразу с двумя девицами, был пьян и вел себя как свинья. Все время кричал: – Я король, я король! Я беляшовый король. Все беляши на рынке мои! – А где ты мясо берешь? – вдруг насмешливо спросила его одна девица. – Мясо? – беляшовый король засмеялся. – У оптовиков беру. А когда денег нет, мы с Федькой собаку на улице поймаем, шкуру с нее с живой падлы снимем, и в уксус ее! Вот тебе и беляши!.. Внезапно Игорь испытал облегчение, что вспомнил все это. Сразу многое стало ясно. И нужно было просто продолжать рабочий день. Только больше Игорь Фомин не покупал на рынке беляши с мясом. ДОРОГА, ЧТО ВЫБРАЛА НАС Ничего не предвещало неприятностей. День был на редкость яркий и солнечный, воздух чистый и свежий. Даже в кабине было прохладно и приятно сидеть. Машина слушалась руля и мгновенно выполняла любое желание водителя. Пассажиры в этот день тоже попадались как по заказу. Аккуратные, вежливые, щедрые. Как раз сейчас Игорь вез от самого железнодорожного вокзала в деревню Чандрово немолодую супружескую пару. Они приехали откуда-то с Урала. Видимо давно не были на Родине и поэтому заметно волновались. И вдруг едущий впереди такси изумрудный «Москвич» вильнул бампером и ни с того ни с сего улетел с дороги. Вот именно улетел, а не съехал. Словно его пнул ногой какой-то невидимый великан. Поднявшись над землей метра на два, он ракетой преодолел метров десять и упал в аккурат на велосипедную дорожку, к счастью на ней никого не было, после чего лобовое и заднее стекла рассыпались вдребезги. Отлетела одна дверь. А на левом крыле появилась внушительная вмятина. И тут же мимо Игоря с шумом пронеслась махина «КАМаза». Огромный фургон раскрашенный яркой рекламой мелькнул и тут же пропал. Только вот в зеркале обзора ничего не отразилось. Там была все та же спокойная «Газель», которая неторопливо следовала за Игорем от самых Чебоксар. И никакого «КАМаза» с белой кабиной. А ведь Игорь мог поклясться, что видел его. Видел, но только в том момент, когда «Москвич» уже был в воздухе. И ни до, ни после. Все это произошло за долю секунды. В следующие мгновения, Игорь уже остановил такси и выскочил из машины. То же самое проделал и водитель «Газели», высокий парень с редкими пшеничными усами. Оба они побежали к «Москвичу». Сердца сжались от предчувствия беды. Но кажется можно было не горевать. В пострадавшей машине было трое человек, и все они вылезали из салона. Солидные мужики. Не молодые уже. Один в военной форме, двое в штатском. Естественно, что выглядели они не очень. Оно и понятно, вряд ли кто, после такого полета мог выглядеть свежим огурчиком. Мужики трясли головами и расширенными от ужаса глазами смотрели друг на друга. Кажется они не могли поверить, что остались живы. – Все в порядке? – сдавленным от волнения голосом спросил Игорь. – Все живы? – Ну вы и полетели! – завопил парень с пшеничными усами. Они с Игорем оказались на месте падения одновременно, и заговорили тоже в один голос. Естественно, что ответ они получили не сразу. Мужики не сразу обрели дар речи. Затем один из них присел около вмятины и болезненно застонал. Но видно было, что эта боль только по поводу пострадавшей машины. На место происшествия уже бежали и другие люди. Вдоль Ядринского шоссе по обе стороны уже стояло не меньше десятка машин. А потом было разбирательство с ГАИшниками. Как это и полагается при ДТП такого уровня, долгое и муторное. Утешало только, что инспектором, приехавшим на место происшествия оказался Лешка Муравьев, старый дворовый друг Игоря. Они не редко встречались в этой жизни, Как никак оба тесно связаны с дорогой. Игорь сел к нему в машину и начал рассказывать, как все произошло. Майор Муравьев аккуратно все его показания заносил в протокол и ничем не выражал своего отношения к услышанному. Только иногда его брови словно были готовы подняться вверх, но потом все-таки оставались на месте. А Игорь рассказал все, что мог, и только тут-то до него и дошла та невероятность случившегося на дороге. Белый «КАМаз», как потом оказалось, видел не только Игорь, но и все трое из «Москвича» и чандровские супруги и водитель «Газели». Но водитель грузовика, который ехал в десяти метрах после «Газели» не видел ничего. И водитель и пассажиры автобуса ехавшего из Шумерлей тоже. Не было на дороге ни одной машины больше «ЗИЛа». Не было! Игорь тоже хорошо помнил, что дорога впереди была практически пуста. Две три легковушки на горизонте и метрах в ста впереди навстречу шел «Икарус». Позади такси примерно то же самое. Откуда же тогда взялся «КАМаз», и куда же он тогда делся потом? А может его и не было? Откуда же тогда вмятина на машине? Да еще какая! Такую может сделать только внушительный колесный великан. Вопросы, вопросы, вопросы. Только ответов нет. Но работа есть работа. На месте происшествия конечно интересно. И даже очень. Но время деньги. А Игорь его потерял уже и так не мало. Пришлось отчаливать. Игорь оставил роспись в тех бумагах и на тех местах, где это полагается, и пошел к своей «Волге». Там его уже ждали утомленные супруги из Чандрова. Он сел на водительское сиденье и повернул ключ зажигания… Целую неделю Игорь мучился увиденным в тот день. Какое-то беспокойство не оставляло его практически ни на минуту. Видимо тайна и осознание ее недоступности разъедали душу. Дорога, Что Выбрала Нас На восьмой день он встретил Муравьева. – Здорово, майор. Почему пешком? Где твой "Пежо"? – На техосмотре. – А куда направляешься? – Так, в одно место. – Садись, подвезу. Муравьев сжал губы, и Игорь понял, что с финансами у него на данный момент туговато. – Садись, садись. Я тебя так подвезу. По старой дружбе. Детство вспомним. Майор сел, и они поехали. – Слышь, Муравей (прозвище еще со школы), ну что там с этим москвичонком выяснилось? Нашли вы этот козлячий «КАМаз»? – вопросы эти буквально вырвались у таксиста, словно устали сидеть в нем целую неделю. – А мы его и не теряли, – ответил инспектор ГАИ. – Как так? – удивился Игорь. – А вот так. – Муравьев вдруг оживился. – Слушай внимательно, Игорек. Три года назад к нам на пост приехал этот твой самый «КАМаз» с вмятиной на левом бампере. Водитель из него вышел и стал нам рассказывать, как он на совершенно пустой дороге наехал на зеленый «Москвич» с тремя людьми в салоне. И он клялся нам, что его не было впереди, и он появился словно из воздуха, а потом точно также растворился. Нам таких историй не мало рассказывают пострадавшие. А вот виновник в первый раз за мою практику. Я ему тогда не поверил. Темнит мужик, подумал. Но мы обязаны проверять все сигналы. Тем более мужик сам нам все рассказал. Признался, так сказать, чистосердечно. И повреждения у него были характерные. Мы потом месяц искали этот зеленый «Москвич» и не нашли. А водила клялся, что врезал ему очень сильно. Сечешь, что я рассказываю? – Не совсем, – признался Игорь. – А тут понять и впрямь мудрено. – Инспектор, сидевший до этого даже несколько скованно, вдруг вальяжно отвалился на спинку сиденья. – Ты теорию о параллельности хода времени слыхал? Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/dmitriy-suslin/fantom-taksi/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 14.99 руб.