Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Куку Шинель

$ 99.90
Куку Шинель
Об авторе:Автобиография
Тип:Книга
Цена:99.90 руб.
Издательство:ЭКСМО
Год издания:2008
Просмотры:  20
Скачать ознакомительный фрагмент
Куку Шинель Татьяна Игоревна Луганцева Женщина-цунами #22 Взрывоопасная блондинка Яна Цветкова отправилась с подругой Ариной на встречу однокурсников в ресторан, а очнулась в полном беспамятстве… в купе поезда, следующего неизвестно куда! Арина рассказала, что Яна разузнала у своего жениха адресок богатого винодела Евгения Соболева и теперь они едут в Анапу с ним знакомиться. Кто же знал, что Соболев путешествует в том же поезде и очаруется прелестями Яны, а вовсе не предназначенной ему Арины! Но любовные проблемы отступили на задний план, когда какие-то бандиты похитили Евгения и Арину, требуя у Цветковой вернуть невероятно ценный алмаз. Так что придется Яне, как в сказке, пойти туда, не знаю куда, и найти то, не знаю что! Книга также выходила под названием «Сто грамм для белочки». Татьяна Луганцева Куку Шинель Глава 1 Молоденькая девушка в короткой юбочке с примятыми от сидячей работы рюшами и приталенном джемпере цвета кофе с молоком заглянула в кабинет своей начальницы. Это происходило в частной стоматологической клинике «Белоснежка». Девушку-секретаря звали Вика, а начальницу – Яна Карловна Цветкова, и ее считали незаурядной личностью не только сотрудники, но и все люди, которых она встречала на своем жизненном пути. В клинике царила непринужденная обстановка, и все это шло от Яны Карловны, правда, работали все очень плодотворно, так как уважали свою слегка сумасшедшую хозяйку, любили свое дело и хорошо за него получали. В данный момент Яна занималась тем, что сидела, развалившись в кресле, водрузив длинные ноги в черных колготках и черных лакированных туфлях на высоченных шпильках на стеклянную поверхность ультрамодного рабочего стола. На ней были короткий джемпер легкомысленного розового цвета и кожаные черные шорты. Длинные светлые волосы были собраны в «конский» хвост, которым Яна изредка норовисто потряхивала. Макияж был очень ярким, ногти слишком длинными, и в целом Яна производила неизгладимое, хоть и не однозначное впечатление. Дополняли образ роковой женщины многоярусные бусы, браслеты и серьги угрожающего размера, переливающиеся всеми цветами радуги. – Яна, к вам посетитель, по личному вопросу, – сказала Вика. – Как он выглядит? – спросила Яна. – Это молодая женщина неприметной внешности, одетая в серую кофту, серую юбку, серые туфли… и внешность такая… – Серая? – уточнила Яна. – Точно! Что-то ничего больше на ум не приходит… – смутилась Вика. – Очень плохо, – вздохнула Яна, – по личному вопросу я предпочла бы принять яркого брюнета. Шутка! Пусть заходит! – махнула рукой Яна, убирая свои длинные ноги под стол и принимая благопристойную позу. Вика исчезла, и в кабинет вошла женщина, столь метко описанная секретаршей. Она была не красивая, не страшная, не молодая, не старая, никакая. А это Яна не любила больше всего, так как не видела индивидуальности человека. Но женщину она узнала: та всегда была такой и нисколько не изменилась со студенческих времен. Да и имя у нее было запоминающееся и очень шло к ее образу невыразительной молодой бабушки. – Арина Родионовна! – воскликнула Яна, вскочив с кресла, пулей подлетев к гостье и огрев ее по спине дружеским хлопком. – Привет! Сколько лет, сколько зим! – Здравствуй, Яна, – смутилась дама, у которой, похоже, от пестроты визави зарябило в глазах. – Аринка! Вот это да! Как я рада тебя видеть! Так давно никого из наших не встречала, и вот тебе на! Ты совсем не изменилась! – Ты тоже, Яна… – Ага! Все такая же высоченная дылда! – согласилась Яна с удовольствием, накручивая хвост на кисть руки. – Ты все такая же яркая, красивая и худая… Словно время тебя обходит стороной, – Арина скользнула взглядом по фигуре Яны и сложила руки на своем слегка выступающем животе. – Какое время?! Какие наши годы?! – снова стукнула ее по спине Яна. – Мы же еще молодые! – Уже за тридцать, – поежилась Арина, на всякий случай отодвигаясь от бывшей сокурсницы на безопасное расстояние. – И что? Ты так говоришь, будто нам уже за восемьдесят. – До восьмидесяти я не доживу… – Ты знаешь, как потрясающе выглядела в восемьдесят лет Коко Шанель? – Яна продолжала фонтанировать энергией, – она всегда радовалась встречам со старыми и новыми друзьями. – К сожалению, я не Куку и не Шинель… – задумчиво ответила старая знакомая, а Яна закашлялась. – Это точно… Эх, Арина, ты совсем не изменилась! Неисправимая пессимистка. – Зато ты всегда была оптимисткой. Солнечный лучик всего нашего курса. И все наши мальчики в тебя были влюблены, – то ли ли обвиняя, то ли восхищаясь, сказала Арина. – Ну уж не все… – покраснела Яна, – но некоторые были… – Славка Рыбкин до сих пор не женился, все по тебе сохнет. И Абрамов Вовик не перестает тебя вспоминать. – А мы с ним целовались, – Яна наклонилась к ее уху, заговорщицки шепча и подмигивая одновременно. – С кем? С Вовиком или Славой? – заинтересовалась Арина, у которой даже лицо преобразилось и уши вытянулись, и сразу стало понятно, что, несмотря на свою внешнюю добропорядочность, сплетницей она была отменной. – Эх! – тряхнула хвостом Яна. – Целовалась я с Сережей Артюхиным. – Да ты что?! А мы и не знали… – У нас был тайный роман, – вздохнула Яна, уносясь мыслями в далекое прошлое. – Сережка… – наморщила лоб Арина, – он же с красным дипломом окончил, уехал в Америку… и пропал. – Я тоже ничего о нем не знаю, да честно говоря и не пыталась что-либо узнать, все быльем поросло, жизнь меня закрутила… – Говорят, он стал богатым человеком. Ох, умеешь ты, Яна, мужиков выбирать! Муж у тебя был богатый, а теперь, говорят, настоящий князь в женихах ходит? – Подозреваю, Арина Родионовна, что побывала ты у меня дома и распила чаю с плюшками с моей домоправительницей. Хорошая женщина Агриппина Павловна, жаль только, что язык длинный. Небось она и подсказала тебе адрес, где я работаю? Мы же с тобой не общались последние…адцать лет. – Так все и было, – заулыбалась Арина, – башка-то у тебя всегда варила. – Не без этого, – самодовольно заметила Яна. – Ну а это не брехня? – спросила Арина и всем корпусом подалась к Яне. – Что? – Про князя-то… – А! Сущая правда! Карл Штольберг-младший, прошу любить и жаловать. Высок, красив, богат, впрочем, как все мужчины в моем роуминге, – начала перечислять Яна, – но есть один недостаток. – Какой? – То, что князь! Не люблю я этого, понимаешь? Живет он в Чехии в огромном замке, представляющем культурную и историческую ценность. Замок, заметь, свой, родовой. Ну и дел у него всегда выше крыши, благотворительность и все такое… А там еще и балы, и официальные приемы, тьфу! Я же, ты понимаешь, на это не гожусь. Вот уже года два он уговаривает меня уехать к нему, а я оттягиваю этот знаменательный момент. Так и живем, он в Чехии, я здесь, видимся нечасто, но я его люблю, это точно! Ладно, что мы все обо мне и обо мне, ты-то как, няня добрая моя… Обзавелась семьей? – Нет… – опустила глаза Арина, она явно растерялась, не совсем понимая, почему нельзя уехать в Чехию, чтобы жить в настоящем замке с богатым красавцем. – А что так? – полюбопытствовала Цветкова. – Эх, Яна, не послушалась я в студенческие годы твоего мудрого совета выглядеть ярко и эффектно, выходить чаще на люди, вот и осталась в девках. Все интеллектом хотела взять… а ведь по одежке встречают. – Это поправимо, не волнуйся! Ты вовремя меня нашла! Еще ничего не упущено! – Мне бы твою уверенность, – вздохнула Арина, глядя на раскачивающиеся серьги в ушах Яны и невольно задумываясь о том, почему они до сих пор не отвалились вместе с ушами. – А чем ты занимаешься-то? – допытывалась Яна. – Не всем же везет вырваться в Москву из нашего провинциального городка. Работала я в обычной стоматологии за государственную зарплату, а год назад умер отец, и я осталась одна… – Сочувствую. – Спасибо. Я тогда, чтобы сбежать из этого болота, продала нашу трехкомнатную квартиру и решила переехать в столицу. За деньги, вырученные от продажи шикарной квартиры, я смогла приобрести здесь только малогабаритную «однушку», но не жалею. Устроилась в частную клинику, стала неплохо зарабатывать и почувствовала себя человеком. – Здорово! Значит, мы теперь живем в одном городе? Что же ты раньше меня не нашла? Я бы помогла тебе устроиться, и с работой тоже… да вот хоть ко мне… – Неудобно было, да я сама со всем справилась, чем и горжусь. Да и не знала я, будешь ли ты рада меня видеть? – сказала Арина, опустив глаза. – А сейчас тебе удобно? Что изменилось? Как ты вообще могла подумать обо мне такую гадость? Я своих не бросаю. – Сейчас повод есть. – Арина попыталась уменьшиться в размерах, правда, ей это не удалось. – Я вся внимание. – Ты забыла? – вскинула на Яну светло-серые глаза Арина. – Что? Я много чего помню, но не за все готова нести уголовную ответственность! Ха! Шутка! – Что наша отвязная группа решила встретиться через тринадцать лет после окончания института в пятницу тринадцатого числа? – спросила, а заодно и напомнила Арина. – Точно! Боже мой! Тринадцать лет прошло! Жизнь меня так закрутила, что я все забыла! С ума сойти! Тринадцать лет – как один миг! – Вот я и пришла напомнить. – А сегодня что? – испугалась Яна. – Четверг, – деловито пояснила Арина. – Так мы что? Должны ехать? – Как хочешь, конечно… Но ребята соберутся в нашем кафе, а тебя, заводилы, не будет. Скажут – зазналась! – пожала плечами Арина. – Я забыла, а вдруг и они забыли? – спросила Яна, не ответив на телефонный звонок. – А вдруг нет?! Яна, неужели ты не поедешь?! – изумилась ее нерешительности Арина. Дверь в кабинет открылась, и заглянувшая Вика сообщила: – Звонит ваш бывший муж и напоминает, что вы обещали пообедать с ним. Яна моментально очнулась от своих воспоминаний: – Передай ему, что я абсолютно занята. Так прямо и скажи – абсолютно! Все, решено, Арина! Я еду с тобой сегодня же, и пусть пожалеют те, кто не придет на нашу встречу! – Мне показалось или ты действительно избегаешь встреч с бывшим мужем? – спросила Арина. – Он давит на меня морально, понимаешь? Меня не покидает чувство, что он надеется воссоединиться со мной и нашим сыном. Ричард – умный мужчина и видит, что в силу разных обстоятельств мы за два года так и не поженились с Карлом Штольбергом, а он рядом, он не чех и не князь… – Да к тому же у вас ребенок общий, – вторила Арина, проникаясь жизненной ситуацией. – Вот именно, но сердцу не прикажешь, и в нем у меня никто не живет, кроме моего печального рыцаря, то есть князя. – Все-таки странная ты, Яна, все девушки мечтают о принце. Тебе такой принц попался в реальности, а ты этого не ценишь, все никак не приберешь его к рукам. – Никуда он от меня не денется, мы – половинки одного целого, – заверила Яна, вскакивая с места. – Чего мы ждем? В путь! В пятницу! В тринадцатое число! На встречу, где все будут хвастаться успехами и рассматривать каждую морщинку! – Яна с горящими глазами и развевающимися волосами бросилась к двери, не заметив, как ее приятельница сплюнула три раза через левое плечо. Глава 2 Огромная женщина, с большими грудями, высокой прической из свалявшихся волос, похожей на плохой парик или того хуже – валенок, стояла у каких-то рычагов с пластмассовыми красными набалдашниками и со злостью смотрела на Яну. Яна понимала, что где-то уже видела эту женщину, вернее, она ей кого-то напоминает. То ли ее домоправительницу Агриппину Павловну в годы ее не лучшего отношения к Яне, то ли руководительницу ее школьной практики на фабрике головных уборов, ужасающуюся криворукостью Яны и ее неумением пришить пуговицу к ткани. А больше всего эта женщина смахивала на учительницу физики, ненавидевшую Яну за то, что та не совсем понимала ее предмет, вернее, совсем не понимала и понимать не хотела. Женщина еще раз сурово посмотрела на Яну и мощным движением большой натруженной руки включила сразу все рычаги с устрашающими набалдашниками. Тут же в голове у Яны заработали тысячи отбойных молотков и пара противно звенящих дрелей. Ей немедленно стало дурно, перед глазами поплыл какой-то конвейер, в воздухе запахло фабричной пылью, а во рту наравне с сухостью будто шуршал песок. «Все-таки руководитель практики… лучше бы это была учительница физики… как-то спокойнее… интеллигентная женщина…» – мелькали обрывки мыслей в плохо соображающей голове Яны. Женщина между тем открыла рот и неприятнейшим голосом заорала, перекрикивая все работающие механизмы: – Цветкова, из какого места у вас растут руки? Я не могу вас посадить даже на пришивку пуговиц! Вы не женщина, вы – сплошное недоразумение! Надеюсь, что вы хоть гладить умеете? Смотреть сюда! Показываю один раз: берешь белье и гладишь его, да поживее, конвейер работает, белье не должно скапливаться! Пока работаешь, вспомни, как рассчитать напряжение при переменной силе тока! – строго проговорила женщина, и Яна покрылась липким потом. «Неужели все-таки физичка?» – с трудом соображала она. – Поторопись! – прикрикнула женщина. – А то не получишь аттестат. Яну снова кинуло в жар, и она принялась разматывать огромный тюк влажного, серого белья. До ее слуха донесся грозный окрик дамы: – Растяпа, шевелись! Это не мужчинам глазки строить! Здесь работать надо! Вы мужей меняете, детей рожаете, потом на принцев перекидываетесь! Несерьезно все это, Цветкова, несерьезно! Если вам некуда девать свою энергию, так приступайте к глажке. Перелопатите тонну белья – вся прыть сразу уйдет! Это я вам обещаю! Излечитесь от всех болезней! «Все-таки это Агриппина Павловна», – ужаснулась Яна, запутываясь в мокрых дурно пахнущих простынях и невольно задумываясь, в чем их стирают, почему не проходит этот запах затхлости и плесени. Дама будто растворилась в воздухе, а вот грязного белья прибавилось еще больше, конвейер стал работать еще быстрее, закатывая Яну в грязные простыни. У Яны закружилась голова, ее затошнило, затряслись руки, а где-то глубоко в подсознании зародилась спасительная мысль: «Извините… какого рожна я должна учить физику и мучиться на практике, если я уже это делала в своей жизни? Да и с Ричардом я официально разведена. Я свободная женщина, что хочу, то и делаю! И все свои пятерки, четверки, тройки я уже давным-давно получила! Э… женщина, как вас там!? Я ничего никому не должна! Я даже не должна знать закон Ома!» Но конвейер не останавливался, механизм грохотал все сильнее, а белье накрывало ее удушливой волной, запутывая и увлекая за собой по движущейся ленте под лязгающие зубцы работающих механизмов, словно в фильмах ужаса. Яна вздрогнула и открыла глаза. Голова шла кругом, но самое главное, что она не могла понять, где сон, а где реальность. Потому что реальность или то, что предстало перед глазами Яны, когда она их открыла, была еще кошмарнее. Она лежала в гробу, а прямо над ней тянулась деревянная полка. Яна в ужасе повернула голову и увидела просвет до следующей стены. Пространство было ограничено, да что там говорить, это было четырехместное купе поезда, который явно куда-то мчался на всех парах. Она лежала на нижней левой полке, вытянувшись в струнку и сложив руки на груди, словно покойник в морге, без подушки, прямо на покрытии из искусственной кожи. А на ее тощей груди покоилась аккуратная стопка дорожного белья. Пахло оно совсем даже не «морозной свежестью», не «лугом и цветами Полесья», как обещает реклама стиральных порошков, а как в ее сне – сыростью и затхлостью. Яну удивило, что белье, а также сложенная вдвое подушка с разводами непонятно от чего и торчащими острыми перьями лежали на ней, а не наоборот. «Вот я и попала, – заползла в голову Яны леденящая душу мысль, – кажется сбрендила… А интересно, бывает сон во сне?» Она пошевелила бровями, а затем конечностями и присела на своем необустроенном ложе, аккуратно положив дурно пахнущие подушку и комплект белья рядом. Не было сомнения, что она находится в поезде и этот поезд действительно двигается. За мутным стеклом окна тянулся ничего не говорящий Яне пейзаж: бескрайние поля, деревни, растущие вдоль путей деревья, кустарники и линии электропередачи, режущие голубое небо на продольные полоски. Голова у Яны болела и кружилась, а шея ныла от неудачного лежания на сиденье поезда. Она оглядела себя с неподдельным интересом, отметив колготки, зацепленные в нескольких местах, свою короткую, джинсовую юбку и явно чужой, мужской пиджак, а в придачу – нелепый, красный в белый горошек галстук, надетый прямо на голую шею. Других вещей и людей в купе не было. Яна ущипнула себя за худые коленки и поморщилась. «Куда это я еду?! Ничего не помню… Господи, я – человек, потерявший память, много сейчас таких колесит по России, потерявших себя, семью, всех… Постой-ка, я знаю, что меня зовут Яна Цветкова, живу я в Москве, сын у меня Вовик… Вот только не помню, как я оказалась в поезде и куда еду? Предположить можно только, что я прибилась к группе бродячих цирковых артистов и еду с гастролями по бескрайней России». Яна снова бросила тоскливый взгляд в окно, понимая, что местность за стеклом ей ни о чем не скажет. Поезд замедлил ход, Яна поднялась и на шатких ногах направилась к выходу из купе. На нее строго уставилась какая-то женщина, Яна даже испугалась и сразу же поздоровалась, боясь, что женщина поинтересуется, что она тут делает, а еще хуже – попросит у нее билеты. Яна пока не готова была ответить на этот, по сути, простой вопрос и предъявить билет. Женщина тоже испугалась, увидев Яну, и поздоровалась. Яна некоторое время не хотела верить, что это она сама и есть, то бишь ее отражение в зеркале, но пришлось. Бледное лицо с размазанной тушью, лохматые, торчащие во все стороны волосы, припухшие веки и мятые щеки завершали образ неотразимой красотки. С трудом она открыла дверь из купе, так как не сразу вспомнила, что ее надо тянуть не на себя или от себя, а в сторону, и выглянула в коридор. Пара незнакомых людей в спортивных костюмах прошла мимо, Яна трусцой поспешила за ними. Уже в конце коридора она заметила хмурую женщину в форме проводницы и замешкалась. «Спросить ее, куда мы едем, или не стоит? Нет, пожалуй, это будет звучать подозрительно. Непонятно, как я сюда попала, есть ли у меня билет, и мне лучше помалкивать, а то мой вопрос привлечет ко мне внимание. Еще ссадят с поезда, и я окажусь опять же неизвестно где. Если честно, я не знаю, что лучше? Ходить по земле неизвестно где или ехать в поезде в неизвестном направлении», – здраво рассудила она, вовремя удержавшись от рокового вопроса. Ее взгляд и рассеянный вид проводница оценила по-своему. – Стоянка пять минут, мы опаздываем… – Куда? – схитрила Яна, радуясь, что не совсем потеряла сообразительность. – Куда-куда? По расписанию! – ответила проводница, возясь с титаном. Яна на слабых, дрожащих ногах спустилась на платформу и осмотрелась. Помятый, не выспавшийся народ в тапках-шлепках и спортивных костюмах высыпал на перрон. Пассажиров обступили местные жители, занимающиеся коммерцией с особым размахом. Они наперебой предлагали уставшим и оголодавшим пассажирам минеральную воду, пиво, пирожки сомнительного производства, помятую клубнику, мелкую черешню и вездесущий «Доширак». Яну тошнило от предлагаемого ассортимента, и, зная свой организм, она предположила, что явно перебрала спиртного. Но один мужичонка вцепился в нее мертвой хваткой, буквально повис у нее на локте. В одной руке он держал пакет с вареными раками, другой схватил Яну. – Купите раков!! – заорал он ей в ухо так отчаянно, словно вопрос шел о жизни и смерти. – Не надо… – попыталась высвободиться Яна, заметив, что у мужика и лицо одного цвета с вареными раками. – К пиву!! – продолжал настаивать мужик, и Яна в глубине души его поняла. В том виде, в каком она пребывала в данный момент, ей действительно надо было опохмелиться пивом, то есть он правильно вычленил ее из толпы пассажиров. – Сам ловил все утро вот этими самыми руками, сам варил. Купите, девушка, не пожалеете! Свежие раки фактически даром! – Мужчина угрожающе потряс пакетом перед ее лицом. – Да я не хочу, – сопротивление Яны было очень слабым, так как у нее не ворочались ни язык, ни руки с ногами. – Спасите меня!! – еще громче закричал мужчина, понимая, что поймать другого желающего купить раков до отправления поезда он не успеет, а опохмелиться ему надо было срочно. – Я же даром отдаю – по десять рублей за штуку! Умоляю! Они протухнут до следующего поезда! – Что это за место? – спросила Яна, которую интересовал только этот вопрос. – Хорошее, чистое место, экологическое, тут и заводов-то никаких нет, один совхоз, так что раки свежие. На, понюхай! – Да я не про раков! Как это место называется?! – с отчаянием воскликнула Яна. – Место-то? – опешил краснолицый. – Да… деревня здесь и станция «Черногрязь». Черногрязцы мы… – ответил мужик. Яна с ужасом поняла, что и это название ей ни о чем не говорит, и ее уже не заботило, что она роется в карманах чужого пиджака, висящего на ее плечах. – А до Москвы далеко? – задала Яна красномордому вопрос как уже близкому человеку. – До Москвы-то? – покосился на нее мужик. – Да часов пятнадцать поездом, а что?! Дочка, да ты ж из Москвы едешь-то! – Да я знаю, – Яна приняла безмятежный вид, – просто заснула и потеряла счет времени… Она вытащила из кармана горсть смятых купюр и отдала мужчине, взамен получив красных раков. Люди с кульками закупленной продукции засуетились и стали заползать в поезд. Состав дал гудок, Яна замешкалась, пытаясь рассмотреть на соседнем вагоне табличку, указывающую направление следования. Табличку ей рассмотреть не удалось, а вот отстать от поезда оказалось вполне реально. Электровоз стремительно набирал обороты, лестницу проводница уже убрала, кроме Яны, желающих попасть в поезд не осталось. Яна с обезумевшим видом бежала по перрону, наталкиваясь на местных торговцев с их корзинками и лотками и слыша вслед себе проклятия. – Сумасшедшая! Куда бежишь? Пьяная, что ли?! Перед ее глазами все плыло, вагон тоже уплыл далеко вперед, а она все бежала и бежала за набиравшим ход поездом, словно он был последним связующим звеном ее с действительностью. Яна не сразу поняла, что произошло, но она, словно самолет, набравший высоту, вдруг оторвалась от земли и полетела по воздуху, болтая длинными руками и ногами. Глава 3 Кто-то очень сильный поднял ее за шкирку и втащил в тамбур уходящего поезда. Яна, почувствовав под ногами твердь, пусть и шатающуюся, с благодарностью посмотрела на спасшего ее человека. Им оказался молодой парень лет двадцати восьми с внушительной фигурой и очень своеобразным лицом. Яна никогда в жизни не видела более красивой линии подбородка и скул со слегка запавшими щеками. Очень темные, будто агат, глаза и черные волосы. В общем, это был типаж, который очень нравился Яне, как и большинству нормальных женщин. Но не со всеми мужчинами такого типа у Яны проскальзывала искра притяжения. Хотя в этот момент их притянула друг к другу не искра, а скорее мощнейший разряд молнии. Дело в том, что, когда молодой мужчина уже фактически втянул Яну в тамбур, кто-то дернул стоп-кран. По инерции парень что есть силы стукнулся плечом о стенку, так как не мог защитить себя от удара рукой, отдав ее Яне. Яна же, будучи очень легкой, взлетела, словно палочка проводника, указывающая на готовность или задержку отправления поезда. Состав со страшным скрежетом затормозил, Яну подхватило воздушной волной и кинуло прямо на ее спасителя, сбив его с ног и опрокинув на спину. В довершение всего она припечатала этого импозантного мужчину по голове пакетом с раками. Он и Яна затихли, боясь поверить, что все закончилось и они остались живы. А из вагонов раздавались людская брань, отборный мат, детский плач вперемешку с женскими стенаниями и повторялся интересующий всех вопрос: «Какая сволочь это сделала?!» Правда, этот вопрос перекрыл вопль отчаяния: «Клава! Какого черта ты вытащила бутылки водки из ящика?! Мать ети, они все разбились!» Яна лежала лицом вниз, пытаясь сосредоточиться на своих ощущениях и проверяя способность шевелить руками и ногами. Ее длинные волосы накрывали их с мужчиной, словно покрывалом. Сердце красавца под Яниным телом стучало, как колеса поезда. – Снимите пакет с моего лица, – хриплым голосом попросил он. – Сами снимите, я боюсь пошевелиться, – ответила Яна. – Я не могу. Одну руку я выбил, на другой вы лежите, – ответил он. Яна и не подумала выполнять его просьбу. Неизвестно сколько бы продолжалась их идиллия, если бы в тамбур не ворвались двое изрядно подогретых спиртным мужиков. По мокрой и источающей спиртной запах одежде одного можно было сразу догадаться, что именно он стал невинной жертвой, потерявшей «белое золото», закупленное в дорогу. Его напарник в клетчатых шортах, больше походивших на семейные трусы, был абсолютно сухим, но от этого он не менее скорбел по преждевременной утрате горячительного напитка. Это просто-таки читалось в его маленьких, налитых кровью глазках. За двумя молодчиками маячило опухшее женское лицо с подбитым глазом. Видимо, это и была Клава, так необдуманно вынувшая дешевую водку из крепкой тары. Сине-зеленый фингал она, похоже, заработала уже давно, а вот разливающееся красное пятно под другим глазом схватила, видимо, совсем недавно за свою опрометчивость. Мужики долго думать не стали. Один из них грубо схватил Яну за волосы и оторвал от распластавшегося красавца. – Вот эта зараза! Я сам видел, братан! Она бежала за поездом, из-за этой курвы рванули стоп-кран! Ты должна нам ящик водки или отдавай деньгами! Пакет в руках Яны порвался, и раки посыпались на пол. – Отпустите! Немедленно оставьте меня в покое! – завизжала Яна, явно не желавшая получить фингал, как Клава. – Мочи ее, она и нажала стоп-кран! – вошли в раж мужики. Молодой красавец в джинсах и некогда светлой футболке поднялся на ноги, правая рука его висела безжизненной плетью, а лицо было слишком бледным для здорового человека. По всей видимости, он получил приличный удар при остановке поезда и падении на него Яны. – Отпустите ее, – приказал он алкоголикам, пытаясь перевести дух. – Слышь, братан, – отвлекся один из них, – а ведь они… совокуплялись здесь, видел? Этот хмырь и дернул стоп-кран, чтобы его девка не опоздала! – Алкоголиков явно заклинило на выяснении того, кто виноват в их трагедии. Внимание их рассеялось. Один продолжал трясти Яну, а другой грозно двинулся на молодого мужчину. Несмотря на то, что он был пьян, алконавт явно по молодости занимался борьбой, так как очень ловко махал руками и ногами. Но красавец сумел увернуться от него, сбить его с ног и добить уже на полу здоровой рукой. Клава закричала, склоняясь над вырубленным возлюбленным, а второй алкаш бросил почти не сопротивляющуюся Яну и кинулся на обидчика «братана». Мужчины сразу же перешли в борьбу на полу, периодически то один, то второй оказывались в лидирующей верхней позиции. Слышны были страшные удары кулаками и стук тел о стены и пол тамбура. Отчаяние Клавы сменилось гневом, и она тоже набросилась на незнакомца. Яне показалось, что двое против одного – это не справедливо, и она кинулась на Клаву, вцепляясь ей в волосы, чтобы помочь красавцу. Яне удалось стащить с кучи-малы Клаву и обратить ее в бегство. Но этого ей показалось мало, она понеслась за Клавой по коридору с дикими воплями, кидая ей вслед подобранных с пола раков. Навстречу им уже спешили проводница, начальник поезда и милиционер. Один из раков попал в голову начальника поезда, сразу выбив из нее все мысли. – Что это такое? Кто это разбрасывает раков? – удивился милиционер. – Там двое выпивших мужчин избивают человека! – сразу же заявила Яна, смахивая с лица белокурые волосы. – Я же говорю, что эта троица нарушает порядок, – пожаловалась проводница, косясь на подбитого раком начальника. Милиционер трусцой побежал в тамбур, но там бой закончился. Оба алкоголика стонали, скрючившись на полу, а молодой человек стоял, прислонившись к стене, и тяжело дышал, держась за вывихнутую руку. – Вот эти два негодяя! – указала на пьяниц проводница. – А этот мужчина выкупил все купе и едет очень скромно и тихо. Не пил, не гулял, ни в чем замечен не был, – добавила она. – А вы кто, девушка? – подозрительно посмотрел на Яну молодой милиционер. – Я-то? Я это… я успела впрыгнуть в этот вагон, но еду в другом… – не очень уверенно ответила Яна. – Точно не являешься подружкой этой троицы? – уточнила проводница, уж очень Яна подходила им по имиджу. – Первый раз вижу, – ответила Яна. – Ладно, уберите своих раков и можете быть свободны, – мент не стал настаивать на наказании. Они с начальником поезда и двумя вызвавшимися помочь пассажирами подняли алкашей и увели их в неизвестном направлении. Яна хмуро посмотрела на спасителя и отметила, что из его носа сочится тонкой струйкой кровь. Его темные глаза тоже ее оценивали. «Почему всегда, когда судьба сталкивает меня с красивым мужчиной, я выгляжу хуже бомжа. Ну и видок! Рваные колготки, неизвестно чей пиджак и пакет с раками!» – с ужасом подумала Яна и, вздохнув, принялась подбирать раков и выбрасывать их в окно. – Можете сделать одолжение? – спросил красавец, и Яна, подняв на него глаза, с удивлением заметила, что он улыбается. – Что такое? – нахмурилась она, выбрасывая последнего рака. – Держите мою руку, только крепко, я вправлю плечо. – Не вопрос, – ответила Яна и что есть силы вцепилась в его руку. Ладонь была широкая и теплая, Яна любила такие руки у мужчин, от них веяло силой и надежностью. Следующие секунды ее жизни были не самыми приятными. Мужчина дернулся и стукнулся плечом о стенку, Яна, конечно же, не удержала такую мышечную массу, но жуткий хруст оповестил, что плечо все же вправлено. Мужчина не издал ни звука, только побледнел еще сильнее. Он прислонился к стене и вытер пот со лба. Яна поняла, что терять сознание он не собирается, и расслабилась. Выглядела она со стороны очень комично, готовясь подхватить красавца на руки и не дать ему расшибиться еще раз. – Услуга за услугу, – произнесла она. – Что? – напрягся он. – Куда идет этот поезд? – спросила Яна и тут же поняла, как ее вопрос звучит для постороннего уха. Глаза мужчины стали еще больше и красивее, что заставило Яну занервничать еще сильнее. – Я не понял? Что значит куда он идет? – спросил он и замолчал. – Что-что? – передразнила его Яна, когда пауза затянулась. – А что такого? Простой вопрос: куда мы едем? Правдивый ответ – это все, что от вас требуется, неужели сложно помочь даме? – И она попыталась принять непринужденный вид. – То есть вы хотите сказать, что я зря втащил вас в этот поезд? Вы так бежали… – удивился мужчина. – Нет, втащили не зря… я точно ехала в этом поезде, и купе с моей сумкой где-то тут… просто я не знаю, куда он едет? Понимаю, это звучит дико, но считайте, что у меня амнезия, потеря памяти. – Бедняжка, вы приложились головой? – Еще раз назовешь меня бедняжкой, зайкой или деткой, и я снова вывихну тебе плечо, и твой вывих станет хроническим. – Какие ты знаешь слова… хронический, – прищурился красавец, шмыгая носом. – А я – медик! – с вызовом сказала Яна, принюхиваясь к запаху раков, источаемому ее одеждой. – Не может быть! Вернее, не похоже. – Что делать? – пожала плечами Яна, снова начиная нервничать от неизвестности, которая пугала ее больше всего. – Я помню, как меня зовут, где я живу, что у меня есть ребенок и даже кто я по профессии… не помню только, куда еду и сколько мне лет, – нагло врала Яна, понимая, что он моложе ее лет на семь. – Ну хорошо… – улыбнулся парень своими красиво очерченными губами, при улыбке на его щеках образовались забавные ямочки, – думаю, что вы не помните еще одну вещь. – Какую? – заинтересовалась Яна. – Как вы попали в этот поезд! – Ты – ясновидящий? – поморщилась она, нюхая руки, противно пахнущие тиной. – Нет, я просто видел, как тебя вносили, – засмеялся он, тоже переходя на «ты». – Я обратил на вас внимание: не терплю, когда люди так напиваются. – Ой-ой-ой, какие мы нудные и правильные, – поморщилась Яна. – Постой! Так меня несли?! Кто? – Ты и этого не помнишь? Я имею в виду, с кем пила? – удивился парень и сразу же добавил под строгим взглядом Яны: – Тебя несли парень и девушка. – Как они выглядели? – деловито поинтересовалась Яна. – Вот этого я совершенно не помню, – серьезно сказал красавец, – я запомнил только тебя. – Я такая заметная? – состроила ему глазки Яна, понимая, что в ее нынешнем положении это выглядит по меньшей мере глупо. – Нет, просто твои длинные волосы волочились по земле, и я боялся на них наступить. А еще ты периодически приходила в себя и орала «как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!». Кстати, поешь ты отвратительно. – А я не певица! – огрызнулась Яна. – Этот поезд идет в Анапу, – примирительно сказал парень. – В Анапу? – тупо переспросила Яна, с ужасом понимая, что это ей ни о чем не говорит. От этого стало еще страшнее. – Москва – Анапа, – подтвердил парень. – У тебя нос разбит, – отметила Яна. – Ничего страшного. Могу я узнать, как тебя зовут? Ты сказала, что помнишь свое имя. – Яна. Яна Цветкова, – буднично ответила она, думая о том, что ни разу в жизни не была в Анапе и не имеет там ни одного знакомого. «К кому я туда еду? И зачем?» – размышляла она. – А меня зовут Евгений, просто Женя. Я как только протянул тебе руку, сразу же выбил плечо, поцарапал лицо раками, а затем получил удар в нос. Как считаешь, это плохой признак? – Я сейчас думаю только об одном: что я делаю в этом поезде, – нахмурилась Яна. – Тебе не говорили, что ты – роковая женщина? – Кто это говорил, тот давно уже в могиле, – подмигнула ему Яна и пошла по вагону, потом в следующий и так далее в поисках купе, где она пришла в себя. Путь ее пролегал по вагону-ресторану, где за небольшими столиками с белыми скатертями сидели люди, пили, ели и мирно беседовали. И тут дикий крик «Яна, где ты ходишь, мать твою?» вывел ее из задумчивости. Она рассеянно оглянулась и заметила какую-то блеклую женщину в светлом сарафане и мужчину лет тридцати пяти с кудрявыми черными волосами и смуглой, как у мулата, кожей. Яна мысленно перекрестилась, так как сразу поняла, что это и есть парень и девушка, несшие ее в поезд. Она их хорошо знала, это были ее однокурсники: Арина, она же Родионовна, и Сергей Артюхин. – Господи! Аллилуйя! Я не одна еду в Анапу! – возликовала Яна, присаживаясь к ним за столик. Глава 4 Только сейчас Яна заметила, что ее друзья тоже выглядят не лучшим образом. Всегда строго одетая и гладко причесанная Арина напоминала метелку. Русые волосы стояли дыбом, под глазами залегли круги, правда, не от усталости, а от размазанных теней. Даже ее светлый сарафан был надет на легкомысленную розовую кофточку в мелкое сердечко, в которой Яна сразу признала свою. А вот Сережа Артюхин очень сильно изменился с тех пор, как Яна его видела в последний раз. Когда-то он был просто красивым мальчишкой, а сейчас это был мужчина со слегка тронутыми сединой висками и с небольшим брюшком, вываливающимся из-под перетягивающего живот ремня. Короче говоря, от былой красоты не осталось и следа. На лице – морщины, а на некогда стройном теле – лишний жир. Яна даже испугалась, что и она, по его мнению, так же ужасно выглядит, ведь они были ровесники и даже когда-то испытывали друг к другу симпатию. Одет Сережа тоже был странно: в какие-то шорты цвета хаки и спортивную куртку «Адидас», почему-то с четырьмя полосами и нелепым капюшоном, на макушке которого болтался рыжий помпон с символикой «Долче Габана». Однокурсники, похоже, обрадовались ее появлению. – Янка, наконец-то! Присоединяйся! Почему ты идешь с того конца поезда? – удивилась Арина. – Неудачно вышла покурить, – пошутила Яна, не переставая разглядывать Сергея. «И с этим человеком я когда-то целовалась…» – невольно подумала она. – Хорошо, что ты вообще очнулась, – прогундосил Сергей скрипучим голосом. – А была вероятность, что я того? – насторожилась Яна. – Что, собственно, произошло? – Ты ничего не помнишь? – спросила Арина. – Мы тоже не все… но основное восстановили в памяти. – А я вообще – ноль! – заверила Яна, скользя взглядом по их тарелкам. Они были наполнены омлетом с заскорузлой ветчиной и красным перцем, а вот четыре бутылки боржоми были уже опустошены. Не только ее в это утро, или скорее день, мучила жажда. Сергей встал и подошел к импровизированной барной стойке. – Четыре минералки, – икнул он, доставая деньги. – Как он изменился… – протянула Яна. – Ну мы тоже не помолодели, – Арина поправила торчащую вперед, словно козырек подъезда, челку. Сергей вернулся с бутылками и стаканом для Яны. Он как-то смущенно смотрел на нее, словно не верил, что наконец-таки встретил ее после стольких лет разлуки. – Здесь едут все наши? – уточнила Яна, оторвавшись от бутылки и срыгивая газ. – Извините! – Извиняем. Придется, Серж, рассказать ей все, что было, – вздохнула Арина, обращая свои серые глаза к нудному пейзажу за окном. – Мы с тобой выехали из Москвы на твоей машине на встречу выпускников, это-то хоть ты помнишь? Ты тогда еще трезвая была. – Не-а, провал… – Это уже хуже… – Арина продолжала вести неравный бой с челкой, – ты хоть помнишь, как я нашла тебя в Москве в твоей «Белоснежке»? – Ага! – обрадовалась Яна. – Вот! – не менее радостно откликнулась подруга. – Этим же днем мы уехали в Тверь, а конкретно, сразу же в ресторан «У Гоши». Я еще говорила – давай заедем к тебе домой, поздороваемся с твоей мамой. А ты в ответ: «Какая мама?! Я ее видела на той неделе, а вот своих сокурсников не видела миллион лет! К тому же у моей мамы наверняка вечерний спектакль! Так что гоните сразу к „Гоше“! Эту пламенную речь ты, конечно, не помнишь? – участливо спросила Арина. Яна в ответ отрицательно покачала головой, сосредотачиваясь на пузырьках в бутылке: они завораживали ее, легко отрываясь от прозрачных стенок и лопаясь на поверхности. – Ну так вот, приехали мы к «Гоше», и тут-то все и началось… – вздохнула Арина. – В смысле? – напряглась Яна. – Ты сама не верила, что соберется много наших… да и я была убеждена, что будет менее половины. Но не тут-то было… Боже мой! Яна, явился весь наш курс! Представляешь? – Да ты что?! – удивилась та, словно ее там не было. – Точно говорю! Все! Как же мы радовались! Плакали, целовались, обнимались! Спрашивали друг у друга, как сложилась жизнь, карьера? Какой фейерверк эмоций! Яна, ты блистала! Ты была чудом! Все так веселились, глядя на тебя! – Арина сложила руки на груди, с восхищением глядя на подругу. Та рассеянно хлопала большими голубыми глазами, явно ничего не помня, но все равно ей было приятно. – Ты была звездой, – кивнул Сергей, – это твое голубое с серебром платье, длинные волосы… Кстати, где платье? – спросил он. – Ты меня спрашиваешь? – поежилась Яна. – Я даже не знаю, чей это пиджак. – Пиджак мой, – Сергей выпустил сигаретный дым в потолок и задумался, словно вычисляя, кто мог покушаться на голубое платье Яны. – Ты, Яна, выделялась в толпе сокурсников, – подтвердила Арина, – ты абсолютно не постарела, ни на грамм не поправилась, и морщин на лице у тебя не прибавилось. Девчонки с завистью рассматривали тебя, шептались, что ты вышла замуж за богатого и сделала кучу пластических операций. – Какая чушь, – нахмурилась Яна. – Ну ты же знаешь Алину – нашу главную сплетницу, она и начала войну против тебя. – Войну? Так вот почему я ничего не помню! Меня что, огрели по голове?! Сколько ударов я выдержала? И самое главное, как я отомстила Алине? – гадала Яна. – Нет, она начала невидимую войну, стала нашептывать про тебя всякие гадости. Ты же знаешь Алину. Подлая девица. Ну а дальше… – махнула рукой Арина и заковыряла вилкой в салате. – Что? – похолодела Яна, почему-то вспомнив улыбку и глаза парня, который ее подсадил в поезд. – Ты пользовалась успехом у всех мужчин нашего курса, все приглашали тебя танцевать. А Алина все нашептывала, что ты вся искусственная, ну ты и решила ей доказать… – Чего? – не поняла Яна. – Понимаешь, ты уже много выпила, расслабилась, – отвела глаза Арина, – да что там ты?! Все были на ушах! – Что я сделала? – не хотела верить Яна жуткой догадке. – Ты изобразила стриптиз на столе под всеобщее улюлюканье, – вздохнула Арина. – Стриптиз!? – ужаснулась Яна. – К сожалению, да… Да еще комментировала, сколько лишних подбородков у Розы, подруги Алины, сколько у самой Алины целлюлитных складок, и, мол, смотрите, какая я! Видит бог, Яна, я пыталась стащить тебя со стола, но какое там… Ты мне чуть черепушку не пробила своей шпилькой. Тебя просто занесло, не переживай, бывает… Но на тебя в тот вечер напала мания величия. – Какой кошмар! – Яна закрыла лицо руками. – Да нет, не все так плохо, – успокоила ее Арина, – правда, потом началась жуткая драма с битьем лиц, посуды и крушением мебели. – В этом я тоже виновата?! – воскликнула Яна. – Косвенно. Поклонники Алины, ну ты помнишь, эти ненормальные Гриша с Мишей, высказались не очень лестно о твоей красоте, а твои поклонники – об ее складках на животе, ну и понеслось… – Я был на твоей стороне! – сразу же сказал Сергей, поднимая руки, словно сдаваясь. – Ужас… во что же это вылился вечер выпускников, – поежилась Яна, тоскливо глядя в окно. – Извините, но вся эта заварушка не объясняет, почему мы едем в Анапу? Стоп! Мы в бегах?! – Закрыла рот руками Яна. – До этого не дошло, – успокоила ее Арина, – ты же ничего не помнишь, откуда знаешь, что мы едем в Анапу? – поинтересовалась она, проявляя чудеса дедукции. – Спросила, – буркнула Яна. – Надеюсь, не у начальника поезда? – хмыкнул Сергей и сразу же присмирел под строгим взглядом Яны. – Будете еще что-нибудь заказывать? – подошла к ним официантка. – Может… фрукты? – неуверенно посмотрел Сергей на своих дам. – Мандарины… а то что-то тошнит, – согласилась Яна. – А мне виноград, – заказала Арина. Официантка удалилась, а Арина продолжала рассказывать сказку «Что я делал прошлым вечером?». – Еще до драки всеобщее внимание привлек Сергей, – покосилась на своего соседа Арина. Яна удивленно вскинула брови: неужели что-то могло быть более впечатляющим, чем всеобщая потасовка в конце вечера? – Сергей Артюхин – единственный из всех наших сокурсников, о котором вообще ничего не было известно. Ты, Серж, весь оброс легендами: говорили, что ты ушел в монастырь где-то в Тибете и даже умер. – Может, Серега сам расскажет, что с ним было? – предложила Яна. – Он стесняется, – Арина сразу отвергла предложение Яны и продолжила: – Так вот, Сергей появился в середине вечера и сразу же привлек к себе всеобщее внимание. «Тем, что так изменился?» – невольно подумала Яна. – Все обрадовались, что он жив-здоров, и, конечно, забросали его вопросами, где он пропадал все это время? – невозмутимо рассказывала Арина. – Оказывается, наш Сергей стал крупным бизнесменом, работающим во многих областях, я даже толком не поняла, в каких именно. Он долго жил в Америке и стал настоящим миллиардером. Так? – обратилась к нему Арина. На Яну эта информация не произвела никакого впечатления, так как Карл Штольберг, ходивший у нее в женихах, был одним из богатейших людей в Европе, хотя за Сергея она порадовалась. – Значит, ты не занимаешься медициной? – спросила она. – У меня пара клиник в Америке, большая аптечная сеть, производство биологических добавок к пище, продажа медицинского оборудования, – Сергей наморщил лоб, словно вспоминая, все ли он перечислил. – Молодец! А что тебя привело в Россию? Уж не встреча ли бывших выпускников? – спросила Яна, отпивая минералки. – Я приехал за тобой, Яна. Я не смог тебя забыть, – просто сказал Сергей. Яна выдохнула разом всю воду ему в лицо и удивленно захлопала ресницами. – Такую, как наша Цветкова, точно больше нигде не найти, – со вздохом согласилась Арина, заботливо промокая лицо Сергея бумажной салфеткой. – Вот и я искал очень настойчиво… Каких только у меня женщин не было! Сотни… нет, тысячи! И негритянки, и азиатки, и белокожие красавицы, и порядочные домработницы, и проститутки, – перечислял Сергей, а у Арины с Яной при этом все больше открывались глаза и рот. Особенно в этом списке Яну умилили «порядочные домработницы». – И я понял, что лучше Яны никого нет… Та начала икать, думая о том, как оригинально Сергей вспомнил о своей былой привязанности, проверив на профпригодность тысячи других женщин. – Если ты вернулся из-за меня, то зря, Сережа, извини… Хотя за эти годы у меня не было тысячи мужчин, но я нашла своего человека. – Я крепкий орешек, бизнес закалил меня, и я просто так не сдамся, – Сергей пошатнулся на стуле и сказал подошедшей официантке: – Принесите мне пивка… литра так… два-три… Яна поняла, что ситуация осложняется. – Хорошо, вы мне все объяснили, но я не понимаю, что мы делаем в поезде? – Сейчас дойдем и до этого, – успокоила ее Арина и вдруг оцепенела, прямо-таки превратилась в статую. Яна выждала для приличия несколько минут, а потом прокашлялась. – Арина, что с тобой? Сережа, у нее что, приступ? Сергей повернул голову, но сфокусироваться на Арине не успел, так как все его внимание привлекли большой кувшин пива, поставленный на стол, и принесенные три кружки. – Я не буду, – быстро сказала Яна, у которой до сих пор гудело в голове. – Какой красавец-мужчина! – наконец-то «разморозилась» Арина. – Я никогда не видела ничего подобного… Ой, он смотрит сюда! Меня сейчас удар хватит! – Какая ты слабая, – хмыкнула Яна и обернулась. Тот же час ее взгляд столкнулся с пронзительным взглядом красивых темных глаз. Евгений улыбнулся ей, приветствуя легким поклоном головы. Яна покраснела и отвернулась. – Ой, он кивнул нам! Яна, ты его знаешь? Ты покраснела! – Ничего страшного… у меня бывают эти, как его… приливы… климакс у меня, вот что! – Какой климакс, ты с ума сошла? Ты же еще молодая! – А у меня ранний, – Яна начала обмахиваться салфеткой, чтобы унять дрожь и жар. – Он улыбается, – продолжала паниковать Арина, покрываясь пятнами. «Еще бы, – подумала Яна, просто-таки спиной чувствуя его взгляд, – такая веселая компания. Неплохие у меня собутыльники, Арина в моей нелепейшей кофточке и Сергей – эдакий подпольный „Корейко“ с помятым лицом. А еще два литра дешевого пива и пропавшие раки, из-за которых я чуть было не отстала от поезда и устроила заварушку…» – Яна, – обратилась к ней Арина, – ты веришь в любовь с первого взгляда? Та посмотрела на ее лоснящееся лицо с пивными усами и содрогнулась. – Арина, держи себя в руках! В нашем возрасте нельзя искать любовь с первого взгляда… Надо уже голову включать! – А она у меня как раз сейчас отключилась напрочь, – пожаловалась подруга, рукой смахивая пену с губ. Сергей молча поглощал пиво, не обращая внимания на объект вожделения Арины, а потом буркнул: – Вот такие вы, бабы, только увидите смазливое лицо и широкие плечи – сразу же таете. – Да это мужчина моей мечты! – возразила Арина, заглатывая гроздь винограда целиком с палочками и косточками. – Тебе не станет плохо после закусывания пива виноградом? – поинтересовалась Яна, чувствуя, как у нее под теплым мужским пиджаком по спине стекают капли пота. – Мне очень хорошо, – Арина не сводила восторженного взгляда с Евгения. – Как ты при таком темпераменте все еще не замужем? – удивилась Яна. – Со мной это впервые, – заулыбалась Арина, кидая в рот все, что лежало в тарелках, причем и в чужих тоже. – Встреча выпускников пошла и мне на пользу. – Сережа, хватит пить пиво! Какого черта мы едем в Анапу? – завелась Яна, понимая, что этот незнакомец нравится ей тоже, но она помнила о своем чешском женихе. – Так мы едем к моему принцу! – громко заявила Арина, косясь на Евгения. – К какому принцу? – ужаснулась Яна, понимая, что ее попутчики явно пьяны, и виной этому вовсе не это пиво. Видимо, они успели приложиться к бутылке еще раньше, пока она спала, а потом боролась с двумя алкашами и Клавой. – Ты же обещала мне принца, – капризно поджала губы Арина. – Я?! – ужаснулась Яна, поражаясь, до какой же степени она должна была допиться, чтобы нести такой бред. – Я могу освободить тебя от данного публичного обещания, если ты познакомишь меня с этим мужчиной, – милостиво согласилась Арина, – не нужны мне никакие принцы. – Но я его не настолько близко знаю, чтобы знакомить с другими, – передернула плечами Яна, вопросительно глядя на Сергея. – Дело было так… – пояснил он. – Твои недоброжелатели в лице Алины и ее поклонников стали подтрунивать над Ариной. Мол, так и осталась старой девой. Почему же яркая Яна Цветкова не следит за своей подружкой? Могла бы и одеть ее как-нибудь повеселее и помоднее, и так далее, и тому подобное. Мол, сама богатая, а подруге помочь не хочет, все себе… – Я, естественно, не могла не ответить, – зная себя, предположила Яна. – Совершенно верно! А когда они напомнили, что у тебя у самой жених то ли граф, то ли… – Князь, – подсказала Яна. – Вот именно! Тогда ты и высказалась, что у тебя этих знакомых князей как собак нерезаных. Ты найдешь князя и для Арины. Яна с замиранием сердца слушала Сергея и не понимала, кто ее тянул за язык. О каких вообще князьях шла речь? Она никогда не ходила с Карлом на светские рауты, никого не знала и почему вообще решила, что Арина может понравиться кому-то из аристократов? – Какой ужас, надеюсь, все восприняли мое заявление как шутку? – робко спросила Яна. – Как бы не так! – разуверил ее Сергей. – Народ делал ставки, все спорили и провоцировали тебя, говорили, что великой авантюристке Цветковой не удастся выдать Арину замуж за аристократа. – Ты обещала! – плаксиво заявила та. – Хорошо… обещала… – Яна покрылась липким потом, пытаясь хоть что-то вспомнить – тщетно, но не доверять своим попутчикам у нее не было никакого резона, – так мы в Анапу за принцем едем? Или для начала решили позагорать? Не легче ли было сходить в солярий? А почему я ничего не помню? Я, конечно, могу предположить, что на вечере выпила, но я никогда не напиваюсь до полной отключки, хоть убей меня! – Ты вчера позвонила своему Шлагбауману… – Арину совсем развезло от пива. – Кому? – Ну своему князю! – Штольбергу, – догадалась Яна. – Вот я и говорю – Штрубелю, – икнула Арина, наблюдая за скромно обедающим Евгением. – Кому я позвонила?! – закричала Яна, до которой только сейчас дошел смысл сказанного. – Я в пьяном угаре еще и Карла потревожила этими бредовыми идеями? Какой ужас… – Думаю, что твой Карл отреагировал очень даже нормально… Он проникся проблемой поиска одинокого аристократа для твоей одинокой подруги и нашел такого человека, – сказал Сергей, отрыгивая, – извините! – Я так понимаю, что к нему мы и едем? Да, Карл интеллигент до мозга костей, он не мог отказать, – заявила Яна, наблюдая за Ариной. Раньше она не замечала, что Арина косит и к тому же страдает нервным тиком правого глаза. Хотя… вполне возможно, что это она так строит глазки и подмигивает Евгению. – Да, мы едем в Анапу, потому что твой Шт… неважно, посоветовал обратиться к своему хорошему знакомому, потомку русских князей Соболевых, эмигрировавших во Францию, но затем вернувшихся в Россию. У его друга есть титул, денег – море, дом в Париже, вилла где-то на островах, поместье в средней полосе России, которое скоро вернут истинному владельцу, и летняя резиденция под Анапой. Завидный жених? – спросил Сергей, толкнув Арину локтем и привлекая к себе ее внимание. Зря он это сделал. Арина была абсолютно пьяна, внимание ее полностью было поглощено одним-единственным человеком, а кроме того, она не ожидала толчка локтем, поэтому благополучно упала на пол, задрав кверху ноги. Яна покраснела еще больше, став похожей на одну из сестер-вишенок из детской сказки «Чиполлино», а Сергей выругался и попытался поднять Арину. Яну насторожило, что сама она подняться не может. «Еще сломала себе что-нибудь…» – испугалась Яна. Сергей тащил Арину за безжизненно торчавшие конечности. – Что ты делаешь?! – воскликнула Яна. – Что за безобразие?! Поставь Арину на ноги! – Она задыхается! У нее что-то в горле застряло! – закричал Сергей. – Надо вытрясти из нее это… По его протрезвевшему лицу Яна поняла, что дело серьезное. Окружающие смотрели на их действия с нескрываемым ужасом и с праздным интересом. Яна краем глаза заметила, как к ним метнулась темная фигура. Евгений отстранил Сергея, легко поднял посиневшую от удушья Арину на ноги и, обхватив ее сзади, сильно надавил ей на диафрагму. Огромный кусок огурца пулей вылетел изо рта Арины и просвистел в миллиметре от лица Яны. Арина сразу же закашлялась, шумно задышала и, прокрутившись в руках Евгения, повисла у него на шее, преданно глядя ему в глаза. Говорить она пока не могла. Зато самой словоохотливой оказалась официантка в фартуке, перекрыв всех визгливым криком: – Так, все! Хватит безобразничать! Что вы тут устроили? Всю посуду перевернули, еще немного – и вагон-ресторан разнесете! Оплачивайте счет – три тысячи – и уходите отсюда! Никогда еще Яна не испытывала такого позора, никогда ее с треском не выгоняли из ресторана, пусть и на колесах. Она машинально сунула руку в карман пиджака и замерла. Всю имеющуюся в карманах наличность она уже отдала мужику с красным лицом. – Не смей! – пафосно закричал Сергей, заметив ее движение. – Я не позволю, пока жив, ни одной женщине платить за еду, если она ела за моим столиком! – И он стал вываливать из карманов на стол денежные купюры всех цветов радуги. Здесь были и доллары, и евро, и фунты стерлингов, и еще черт знает какая валюта, не было только рублей. У Яны полезли глаза на лоб, во-первых, от обилия банкнот (проскользнул даже белорусский «зайчик»), а во-вторых, из-за пренебрежительного отношения к деньгам. И в-третьих, Яну не могло не задеть, что Сережа не имел российской валюты, являясь русским. – Я миллионер! – продолжал распаляться Сергей. – Я не потерплю такого ко мне отношения! Заберите все!! – Молодой человек, – нахмурилась официантка, знавшая, что делать с перепившимися клиентами, – заберите свои бумажки и заплатите три тысячи рублей. – Бумажки?! – завелся Сергей, и Яна поняла, что ему вообще пить нельзя. – Да это ваши рубли – бумажки! Это международная валюта! Я – человек мира! Яна понимала, что она пропала, так как в купе, из которого вышла, не видела своего кошелька с деньгами. «Человек мира» в это время распоясывался все больше и больше, обвиняя всех в мелочности и предвзятости. – Вы на территории России и расплачиваться можете только российскими деньгами, – настаивала официантка. – Да плевать я хотел! У меня есть кредитки банков всего мира! – хвалился Сергей. – Берем только наличные, – поджала губы официантка. – Я заплачу, – подал голос Евгений и выложил из своего кошелька три тысячи рублей, чтобы предотвратить вызов милиции. Яна чувствовала себя не в своей тарелке еще и от того, что Арина до сих пор висела у него на шее, и ему это явно не приносило никакого удовольствия. Сергей еще долго разбухал, пока Яна с Ариной волокли его из вагона-ресторана. Яне повезло, что в отличие от нее ребята четко помнили номер своего купе, и ей не пришлось рыскать по всем вагонам. – Безобразие! – не унимался Сергей. – Я так этого не оставлю! – Все нормально, – успокаивала его Яна, косясь на безмятежно улыбающуюся Арину. – Сергей – очень горячий парень, – выдала та загадочную фразу, – он и на встрече выпускников раздухарился, полез в драку. Девчонки накапали ему снотворного в коньяк, чтобы его угомонить и избежать более крупных неприятностей. А этот коньяк ты махнула, что называется, не глядя, по ошибке, и отрубилась. Но билеты в Анапу уже были заказаны, конечно, мы погорячились, собравшись на юг вот так спонтанно, но… сделай скидку: мы с Сержио тоже были пьяны и мыслили не совсем адекватно. Вот и завалились в вагон… – Я, понятно, как всегда, влезла туда, куда меня не просят, ты, ясно, рада встрече с принцем на белом коне. А Серега зачем? – покосилась на него Яна, заметив, что он погружается в мирный глубокий сон. – У него какой-то бизнес там… Он даже обрадовался, что все так совпало. И потом, он твердо заявил, что теперь не отстанет от тебя ни на шаг. Ты едешь в Анапу, и ему туда надо, – ответила Арина, мечтательно закатив глаза. – Если бы ты знала, какие крепкие объятия у этого парня… – Он не обнимал тебя, а спасал жизнь, – Яне стало неловко, что они с Сережей, окончившие медицинский институт, оказались менее расторопны. – Не знаю, что он делал, но мышцы у него стальные, – вздохнула Арина, мечтательно улыбаясь. Яна выключила свет в купе и пошла к двери, не в силах больше терпеть храп Сергея и пустую болтовню Арины. – Ложись спать! Хватит витать в облаках! – А ты куда? – Скоро приду, – ответила Яна. – Ты что, злишься? Ревнуешь? – Не говори ерунды! – ответила Яна, выходя из купе. Глава 5 Яна не любила путешествовать, но если бы пришлось выбирать между самолетом и поездом, она, несомненно, выбрала бы последний. Она прошла по качающемуся вагону с лязгающими металлическими дверями в тамбуре, вышла в другой вагон и последовала намеченным курсом. Яна старалась не думать о том, каким диким взглядом посмотрела на нее официантка в вагоне-ресторане. Она все еще не могла переодеться в нормальную одежду за ее отсутствием. Яну радовало то, что паспорт с кредитками был при ней, а значит, по прибытии она сможет снять деньги сколько потребуется и купить себе одежду. Естественно, она шла к Евгению, но не с целью излиться ему в чувствах или сосватать не совсем адекватную сейчас Арину Родионовну, а просто поблагодарить за все, что он сделал, и пообещать вернуть потраченные деньги. Яна не любила оставаться в долгу. Наконец она оказалась в нужном вагоне и, чтобы не рыскать по всем купе, заглянула к проводнице и с совершенно серьезным видом спросила: – У вас в вагоне едет мужчина, выкупивший все купе? – Да! – испуганно кивнула проводница, роняя изо рта в чай крошки печенья. – Безобразие! – выдала Яна. – Детям Анголы есть нечего, людям в общем вагоне сидеть негде, а он один на четырех полках! Какой номер купе, ему посылка! – не дала опомниться проводнице Яна. – Семь… – икнув, ответила та. – Можете продолжать пить чай, я сама разберусь, – козырнула ей Яна и размашистым шагом направилась к седьмому купе. Предварительно постучав и услышав разрешение войти, Яна вошла внутрь. При встрече с Жениным пронзительным взглядом весь ее пыл улетучился. Она стояла посреди чужого купе и мялась как школьница, стараясь не поворачиваться к зеркалу, потому что на вопрос «Я ль красивее и умнее?» зеркало по идее должно было плюнуть ей в лицо и ответить человеческим голосом: «Надо меньше пить и не изображать стриптиз!». – Здрасте, – поздоровалась Яна. – Здравствуй, – ответил Евгений, улыбаясь одними глазами. В джинсах, рваных на коленках, и белоснежной майке он лежал на нижней полке. В руках у него была книжка, а на шее болтались наушники от выключенного плеера. Парень явно со вкусом проводил время. Воспитание не позволило Евгению лежать в присутствии дамы, он встал, заняв сразу все пространство, и пригласил Яну садиться. – У тебя нет никакой футболки… взаймы? – вдруг спросила она, забыв о том, что вообще-то шла не брать у него еще что-то, а наоборот, пообещать вернуть все, что должна. – А то я в этом пиджаке чувствую себя Олегом Поповым на арене. Уже чешусь вся. – Конечно, – рассмеялся Евгений и достал из небольшой сумки, лежащей на верхней полке, футболку темно-синего цвета с аппликацией в виде черепа на груди. – Чистая. – Верю. Да потом, все, что ты ни дашь, будет чище, чем то, что сейчас надето на мне, – обрадовалась Яна. – Тебе подойдет, – усмехнулся он, разглядывая аппликацию. – Верю на слово, – сказала Яна и буркнула, – отвернись! Евгений отвернулся к зеркалу и с интересом уставился на ее изображение. – Интересная ты особа, Яна. Врываешься ко мне в купе, просишь дать тебе одежду и тут же играешь в скромность. – Да, я такая! – подтвердила она. – Глаза закрой! Не подглядывать! Я знаю твое слабое место, помни об этом! – намекнула она о его плече. Евгений подчинился. Яна скинула ненавистный пиджак и быстро облачилась в футболку, которая повисла на ее худых телесах, словно знамя на флагштоке в безветренную погоду. По длине майка полностью закрыла ее мини-юбку, что снова придало Яне комический вид. – Все, отбой! – заявила Яна и присела у окошка. – Я что зашла-то… во-первых, попросить прощения за все… ну ты ехал, никого не трогал, а тут я… и вся эта заварушка. Я не хотела, – Яна вскинула на него свои честные голубые глаза. – Я верю, – ответил Евгений. – И эти три тысячи… ты не обязан был платить за нас. Мои друзья несколько… не в себе, все мы на взводе… вечер встречи выпускников, понимаешь? – теребила край футболки Яна. – Вполне. Я, как обычный обыватель, все очень хорошо понимаю. – А Сергей вообще, говорят, миллионер… вот только рублей у него не оказалось. Но я за него отвечать не могу, я его не знаю… вернее, не видела много лет, и чем он занимается, понятия не имею… А три тысячи я тебе отдам, честное слово, вот увидишь. – Яна, о чем ты говоришь? Какие три тысячи? Я уже забыл о них! Ты такая забавная, и я не хотел, чтобы тебя ссадили с поезда. Твои друзья тоже очень милые. – Ты, правда, так считаешь? – вздохнула Яна с облегчением. Конечно, как она могла предлагать три тысячи человеку, выкупившему все купе, чтобы ехать в гордом одиночестве! – Мне хочется тебя чем-то угостить, – посмотрел на нее Евгений, – но ты, наверное, наелась в ресторане? Яна чувствовала, что он несколько смущен и скован, и это забавляло ее. Не может быть, чтобы такой молодой человек не знал, какое впечатление он производит на женщин. Уж кому и надо было краснеть и смущаться, так это ей, хотя в этом она тоже сейчас преуспела. – А ты предложи мне что-нибудь такое, от чего я не смогла бы отказаться, – ответила Яна, наглея, положив ногу на ногу и откидываясь на сиденье, словно она находилась в модном ночном клубе. – Могу предложить швейцарский сыр, шоколад и вино. Яна задумалась, выдержит ли ее голова продолжение банкета, но ведь пиво она не пила. Женя между тем заявил с гордостью: – Дело в том, что я – настоящий винодел. – Сам гонишь вино? – поинтересовалась Яна. – В промышленных масштабах, – ответил он. – Я являюсь владельцем самого крупного частного винодельческого производства. Фирма «Форос», слышала? Яна смутилась. – Я не такой знаток вин и заводов, их производящих, как тебе могло показаться… То есть я не всегда пьяна, просто так совпало, понимаешь? – Фирма «Форос» – крупнейшая в окрестностях Анапы и одна из самых больших в Краснодарском крае. Я очень горд, что произвожу этот божественный напиток. Именно с нуля, не закупая сырье, а выращивая виноград и из него делая вино, шампанское, коньячный спирт, ну и немного сока для детей, из фруктов, выращенных в наших садах. Минимум концентратов и полное отсутствие искусственных красителей. Евгений так захватывающе рассказывал о своем деле, что Яна заслушалась. Он словно выступал с лекцией перед аудиторией. – Это не так просто… Вырастить виноград – это огромный, многолетний труд. Я посвятил не один год своей жизни изучению этого искусства. Каждую лозу надо взрастить с любовью в сердце. – Я не сомневаюсь, – ответила Яна, – хоть я ничего и не знаю о винопроизводстве, но мне интересно. – Честно? – Темные глаза Евгения зажглись внутренним светом. – Угостить тебя одним из лучших сортов моего вина? – Ворваться в гости и обидеть хозяина отказом? Ни за что! Тем более ты так аппетитно рассказываешь о вине, что я уже захотела выпить, – согласилась Яна. – Сейчас я тебя просвещу о своей работе и угощу, Яночка, обязательно. Только на второй год к виноградной лозе ставят шпалеры, такие палочки, на которые она потом будет наматываться, на четвертый год на лозу дают нагрузку, чтобы в будущем она выдержала тяжелые гроздья. Нужно все время следить за составом и увлажненностью почвы, поливать, если засушливое лето, ведь мы выращиваем не изюм. От того, как наполнится ягода влагой, зависят неуловимые свойства вина. А паразиты? – резко спросил Евгений. – Что? – испугалась Яна. – Паразиты, которые поражают виноград, и с ними наши аграрники ведут бой. А потом начинается сбор урожая, пора, которую ждут все. Именно урожай окупает все материальные и моральные затраты тружеников. – Ты знаешь, как собирают виноград? – спросил Евгений. – Не знаю, – честно ответила Яна, уже поняв, что эту лекцию ей придется выслушать до конца. – Наверное, машинами… такие большие поля… – Машинами собирают второсортный мелкий виноград, который пойдет на столовые, дешевые вина. А виноград для дорогих, марочных вин собирают вручную. Гроздь к грозди, понимаешь? – Ягодка к ягодке… поразительно, я этого не знала. Потому и вино бывает такое дорогое? – И потому тоже… Эх, Яна, это такой увлекательный процесс… Я занялся виноделием в Европе, где жил некоторое время, а затем решил освоить огромные российские территории. Кстати, здесь можно выращивать большинство элитных сортов винограда, этим я и занимаюсь. Евгений открыл чемодан на колесиках и достал бутылку вина, представив: – «Каберне» сухое. Оцени его рубиновую окраску. – Оценила. – Яне уже не терпелось оценить его вкус. – Теперь надо оценить аромат, – сказал Женя, откупоривая бутылку, – у меня нет с собой дегустационных бокалов, поэтому придется довольствоваться пластиковыми стаканчиками, что уже плохо… – Ничего, наливай скорее, змей-искуситель! – сказала Яна. – Ты действуешь как профессиональный дегустатор. Евгений рассмеялся. – В этом бизнесе я хочу знать все и надеюсь, что знаю. Почувствуй аромат сыра, вишневой косточки и смородинового листа. Яна понюхала вино и, естественно, почувствовала только запах вина. – Можно пробовать? – Конечно. Один глоток языком к нёбу, чтобы задействовать все вкусовые рецепторы, и глоток… Яна поняла, что ей еще учиться и учиться дегустировать. Ясно было только одно: вино очень хорошее. – Я еду с международной выставки в Москве, и именно этот экземпляр взял «золото». Еще несколько моих образцов получили серебряные медали. Это очень почетно для такого молодого хозяйства, как наше, – похвастался Женя. – Поздравляю, – сказала Яна. Евгений достал и порезал сыр, а шоколад поломал кусочками. – Угощайся, пожалуйста. – Спасибо, знакомых виноделов у меня еще не было. – Буду рад оказаться в числе твоих знакомых, – Женя посмотрел на нее поверх стакана с вином. – Ты знаешь, как угодить девушке. – Я могу прямо сказать, что я не против. – Чего? – не поняла Яна. – Вообще. – Что вообще? – переспросила Яна, думая о побочном действии алкоголя, вызывавшем у нее полную тупость. – Я готов спать с тобой уже сейчас, – спокойно сказал Женя. Яна закашлялась, подавившись вином. – Знаешь, я бы сейчас охладила тебя этим напитком богов, но жалко «медалиста». Там задействован не только твой труд, но и других людей. Кто позволил тебе так говорить со мной? Я дала повод? – оскорбилась Яна. – Карл Штольберг, – растерянно ответил Женя. – К… кто? – Яну чуть не хватил удар, меньше всего в эту минуту она ожидала услышать имя своего любимого мужчины. – Карл Штольберг сказал, что со мной хочет познакомиться девушка Яна, направляющаяся в Анапу за потомком аристократического рода. Он даже описал твою внешность. Я, конечно, был не в восторге от этой идеи, но Карл мой друг, и я решил ему подыграть. Увидев тебя в несколько странном виде, я был ошарашен, но потом ты мне понравилась. Даже эта затея со знакомством уже не кажется мне столь нелепой. Меня к тебе влечет… – честно признался Женя. Яна промокнула бумажной салфеткой вспотевший лоб. – Как тебя зовут полностью? – Евгений Эдуардович Соболев, – представился молодой человек. – А Карл Штольберг что-нибудь говорил тебе о своей невесте? – Да… говорил, что есть такая… – Видимо, ты, господин Соболев, был после хорошей дегустации, когда беседовал с Карлом, и все не так понял. Его невеста – это как раз я – Яна Цветкова, а вот женщина, жаждущая принца, – моя подруга Арина. Евгений не смог скрыть своего разочарования. – Так это не ты?! – Нет! – Яна с облегчением махнула головой. – А ты уже так откровенно стал меня соблазнять. – Прости… – Прощаю. Но, вообще, ты даешь! Сразу предложить девушке постель! С какими дамами вы общались, Дионис – бог вина? – съязвила Яна, добавив: – Кстати, Арина от тебя без ума. – Сожалею, но вряд ли у меня что-то с ней получится, – честно ответил Женя. – Она сегодня просто перепила, – заступилась за подругу Яна. – Все равно, мне понравилась ты, но я не хочу переходить дорогу Карлу. – Вот и держи себя в руках! А Арине сразу не давай от ворот поворот, ее надо сначала подготовить… – Как скажешь, – улыбнулся Евгений, снова разливая вино. – Тебе не удастся меня напоить, – предостерегла его Яна. – И в мыслях не держал! Красное сухое вино полезно для организма, тем более такого качества. Оно стимулирует работу мозга, желудка, улучшает состав крови, кроме того, «Каберне» уменьшает радиоактивность и «согревает душу», – завел свою песню Женя. – Радиоактивность? – задумчиво переспросила Яна. – Это хорошо… Почему ты сразу не признался, что и есть тот самый Соболев, к которому мы едем? Ты ведь слышал наш разговор в ресторане? – спросила Яна, отправляя в рот кусочек шоколадки. – Растерялся от твоего вида и темперамента, – честно признался Евгений. – Ага, и решил слинять, пока не поздно. Присмотреться и подумать, стоит ли признаваться, – догадалась Яна. – Почти так, – опустил свои красивые глаза Евгений. – И все-таки ты решил рассекретиться… Что же тебя на это подвигло? – спросила она, чувствуя в теле приятно разливающуюся теплоту. – Ты очень внимательно и заинтересованно слушала мой рассказ о вине. – Чем и подкупила? – догадалась Яна. – Еще у тебя очень красивые глаза, фигура и… – Стоп! – прервала его Яна, которой кровь снова ударила в голову. – Что? – Мне больше не наливать! Что-то меня повело, может, от ваших комплиментов? – Это плохо? – Это ужасно! Я четыре раза была замужем, правда, два раза за одним и тем же человеком, но меня все равно обвиняют в распутстве! – Не может быть! – притворно округлил глаза Евгений. – По-моему, ты чиста как младенец, только я и домогаюсь тебя. – Ой, не льсти себе, – вытерла рот Яна и, еще раз посмотрев в его красивые глаза, содрогнулась. – Лучше расскажи мне еще что-нибудь. – Легенду? – Вот! Люблю всякие легенды, сказки, былины и прочее, – Яна оперлась о локоть и приготовилась слушать. Она вдруг поняла, что смертельно устала. – Когда-то давно в Азии жил богатый человек Джамшид, у которого было несколько жен. И он очень любил пить сок из гроздьев винограда. И каждая из жен по очереди должна была готовить ему его любимый напиток. Была у Джамшида любимая жена, он ожидал встреч с ней с нетерпением. Но была она самой неумелой и рассеянной и один раз забыла с вечера убрать в прохладное место любимый напиток мужа. Утром она и Джамшид обнаружили, что виноградный сок скис, и муж разгневался. Он прогнал нерадивую жену прочь из своих покоев и велел вылить прокисший сок в бутыль, написать на нем «яд» и поставить на солнце на видное место, чтобы другим женам неповадно было забывать о его пристрастиях. Неделя проходит, вторая, Джамшид не вспоминает о своей бывшей любимице. Тоскует по нему любимая жена, но нет ей прощения… – Еще бы! Когда его гарем утешает, – Яна не выдержала и вставила свое веское слово. – Знаешь, если бы я была на месте брошенной жены, я бы послала этого Джамшида куда подальше… Нет! Я бы никогда не оказалась на ее месте. – Я почему-то в этом не сомневаюсь, – кивнул Женя и продолжил: – Решила тогда впавшая в немилость жена покончить с собой… – Так я и знала! Нет бы отравить этого бабника! – не унималась Яна. – Подошла она к сосуду с надписью «яд» и отпила из него. Прошло некоторое время, и вдруг она ощутила, что ее тревога, плаксивость, подавленное состояние куда-то подевались, что ей стало значительно лучше, и вовсе она даже не умерла. Брошенной жене понравилось это новое для нее ощущение, позволяющее на время избавиться от тяжелых мыслей, и она стала… – С периодичностью прикладываться к бутылке, – прервала его Яна, вечно даже в мыслях бегущая впереди паровоза. – Эта легенда рассказывает нам грустную историю о первом случае женского алкоголизма из-за изменщика-мужа, – закончила Яна. – Не торопись, история имеет продолжение, – улыбаясь, сказал Евгений. – Джамшид заметил, как его жена повеселела, перестала плакать и горевать, как блестят ее глаза и какой у нее на щеках румянец. – Ага, а еще какая шаткая у нее стала походка, – добавила Яна. – Об этом легенда умалчивает, – хмыкнул Женя. – Джамшид позвал жену к себе в опочивальню и расспросил ее о причине столь разительных перемен, происшедших с ней. Она честно призналась ему в своем проступке. – Дура! – не обошлась Яна без комментария. – Приказал Джамшид принести сосуд с испорченным соком и попробовал его сам. Жена снова стала любимой, была прощена и водворена на супружеское ложе. Ты сейчас скажешь, что когда мужчина выпил, его тянет на… – Аминь! – заключила Яна, во все глаза глядя на Женю. – И что? – Что? – не понял он. – История закончилась? – Теперь да… – И какая мораль? – О пользе вина, ведь оно сплотило гаремную ячейку общества, – серьезно ответил Евгений. – А ты как думаешь? – Гаремная ячейка общества! Ну ты даешь! – хохотнула Яна. – А я в этой легенде вижу много негативного! – Да что ты? – удивленно поднял бровь Женя. – Это ода подавлению депрессии алкоголем. Все зло от женщин, а зеленый змий – от нерадивой женщины-растяпы! Или, если будешь пить, – понравишься мужчине! Тебя бы с этой легендой на съезд феминисток, вот я бы порадовалась. – Тебе не понравилась легенда? – Очень понравилась! – заверила его Яна и посмотрела на часы, болтающиеся у нее на руке вперемежку с браслетами. – Ого!! – воскликнула она. – Что? Поздно уже? – Да нет… Вернее, конечно, поздно… заболтались мы… три часа ночи. Я удивлена видом своих часов. Фирма «Полет», я такие не ношу и никогда не носила… У меня были швейцарские, золотые… – Кто-то тебя хорошо обул, – согласился Женя, – причем часы мужские… – Ладно, хоть без времени не оставили, – сказала Яна, послала Евгению воздушный поцелуй и направилась к двери. – Не останешься? – Конечно, нет… Мои друзья меня заждались. – Я уже говорил, что приглашаю вас всех пожить у меня в доме? – цеплялся за нее Женя. – Говорил, да мог бы и не говорить, все равно мы к тебе бы и заявились. А где мы еще жить будем? – удивилась Яна. – Едем-то к тебе. Евгений рассмеялся. – С тобой не соскучишься. – Не соскучишься – это точно, а вот как бы со мной не попасть в какую-нибудь неприятную историю, – туманно ответила Яна и вышла из купе, где узнала так много о винопроизводстве. Конечно, все нормальные люди в три часа ночи спали крепким молодецким сном. Яна шла по пустым коридорам, стукаясь о стенки вагонов плечами. «Что-то поезд стал больше шататься после выпитого вина», – решила Яна. Она подошла к своему купе и сразу же явственно услышала стоны, вскрики и хлопки. Яна так и застыла с протянутой рукой. «Ничего себе дают… обрадовались, что меня нет. Главное, один из них клялся в вечной любви ко мне, а вторая – в любви с первого взгляда к Евгению. Вот это да, но врываться как-то не хочется, людей пугать… С другой стороны, что я буду здесь делать? Когда они там накувыркаются?» – размышляла Яна, стоя в тамбуре. Возвращаться к Евгению она не хотела, но потом поняла, что это единственное, что ей остается. Яна поковыляла в обратном направлении. Но на полпути она передумала и пошла в вагон-ресторан. В кармане ее юбки лежала смятая сторублевая купюра. – Можно мне что-нибудь? – попросила она полусонную официантку. – Знаешь, сколько времени? – Знаю… но вы вроде работаете… – Что, в купе не можешь вернуться? – хмыкнула женщина. – Любовь-морковь? – Почти… – уклончиво ответила Яна. – Знаю я все… вот возьми ключ от моего купе в соседнем вагоне, мне все равно отсюда не уйти, – вдруг предложила женщина, и Яна с радостью согласилась. Уже через пять минут она безмятежно спала на удобной полке в купе для персонала. Глава 6 – Куда это она направилась? – спросил Сергей у Арины, имея в виду Яну. – Не знаю, но руку даю на отсечение, что она понеслась к тому красавчику из вагона-ресторана. Я бы на ее месте сделала именно так, – ответила Арина, доставая пудреницу и пристально рассматривая себя в зеркало. – Чего мне не хватает во внешности, что есть у Яны? – спросила она. – Ведь чувствую, что и в ресторане он смотрел на нее, а не на меня. Сережа оглядел ее с ног до головы. – Глупости спрашиваешь… Такой, как Цветкова, вообще больше нет. Ты баба ничего, только… – Что? – захлопнула пудреницу Арина. – Какая-то не яркая, что ли… одежда серая, лицо… ну не серое, конечно, просто ненакрашенное и невзрачное. Неухоженная ты, Арина, вот что! Лицо Арины вытянулось. – Ничего ты меня припечатал! – Я сказал правду, как ты и просила. – Да… – задумалась Арина, – а вот Яна совсем другая. – Ну, Яна! – закатил глаза Сергей. – Она – звезда! Яркая личность! Вот и учись у нее, пока вы вместе, тогда мужчины и на тебя начнут обращать внимание. Арина шмыгнула носом. – Я знаешь, о чем переживаю? Вот привезет меня Яна к этому потомку аристократов, то есть к моему принцу… – И что? Надеюсь, мы доедем без приключений, – подал голос Сережа. – «И что? И что?» – передразнила его Арина. – И что ему помешает влюбиться в яркую Яну, а не в неухоженную, как ты выразился, Арину? – Извини, я не хотел… – Молчи! Я все поняла! Что мне делать?! – А что ты мне жалуешься? Если бы я выбирал между вами, конечно, я бы обратил внимание на Яну. – Ну спасибо тебе еще раз! – Щеки Арины запылали огнем. – Пожалуйста! Тебе надо брать чем-то другим, – пытался помочь ей Сергей. – Чем? – Хороший характер, забота, хозяйственность, делать ставку надо на это, поняла? – Поняла, хотелось бы, конечно, красотой брать, но если не судьба… – Арина почти плакала. – Может, выпьем? – предложил Сергей, решив перевести разговор в приятное для него русло, тем более что все его мысли занимало именно желание выпить, а не капризы бывшей однокурсницы. – С ума сошел? Сколько можно пить? Ты же пиво недавно пил, – у Арины явно испортилось настроение. – Что пиво? Вода… – Сергей достал из своей сумки бутылку коньяка. – Вот это уже теплее… Арина с ужасом уставилась на бутылку, понимая, что ей придется коротать ночь с пьяным в стельку мужчиной. «Где черт носит Яну?» – И тут раздался методичный стук в дверь. – Вернулась, ласточка! Легка на помине! Арина вскочила и открыла дверь, тут же получив сильнейший удар в лицо. Она ахнула и, на мгновение потеряв зрение и ориентацию в пространстве, повалилась прямо на столик с едой. Сергей поднял глаза на ворвавшихся в купе людей и тоже получил по голове своей же бутылкой коньяка, вырванной из его рук. Он сразу же потерял сознание, распластавшись на койке, с темени его стала капать алая кровь. – Идиот, зачем ты его так сильно вырубил? – прохрипел мужик с большим животом другому, более худому и молодому. – Мы же еще не сняли информацию! А эта баба явно не та… – Вот у нее и спросим, – сплюнул жирдяй и схватил очумевшую Арину за горло, – говори, стерва!! – Что?! – начала быстрее соображать Арина, так как поняла, что надо спасать свою жизнь. – Где камень?! – еще ощутимее сдавил ее шею нападавший. – К-какой камень? – сдавленно прошипела Арина, понимая, что стала невинной жертвой злого рока. – Камень! Алмаз, дура! Не прикидывайся идиоткой! – Парень явно не шутил. – Я ничего не знаю, – вытаращила она глаза. – Значит, так… – вступил в разговор второй мужик, подтягивая джинсы, – слушай меня внимательно! Мы знаем, что камень у вас, и мы ни перед чем не остановимся, чтобы узнать, где он! Мы в этот камешек вложили всю жизнь, чтобы обеспечить безбедное существование себе и своим детям. На нем еще и кровь есть, так что нам точно нечего терять. – Очень рада за вас, но я, честно, не знаю, о чем речь… – пыталась вести светскую беседу Арина. – Этот камень передали долговязой белобрысой дылде, а она едет вместе с вами. Где эта баба? – Как ни странно, но слова Арины произвели на бандитов некоторое впечатление, и потная рука несколько ослабила свою хватку. – Яна? – выдавила из себя Арина, поражаясь тому, что она опять страдает от своей знакомой. – Меня не интересует ее имя, где эта шалава?! – прорычал толстопузый, на фалангах пальцев которого красовалось татуированное имя «Коля». – Она может быть в третьем вагоне… – ответила Арина, сдавая Яну с потрохами, – у молодого человека по имени Евгений, больше я ничего не знаю, честное слово… – Мне ничего не стоит придушить тебя прямо здесь! Никто не видел, как мы вошли, – снова перешел к угрозам толстопузый. – Я, честно, больше ничего не знаю, – ответила Арина, обливаясь потом и слезами. – Ладно, Вован, грузи этих обоих, на хрен, там узнаем, кто кого обманул и кто чего не досказал. – Куда? Зачем меня? Я сказала все, что знаю, – простонала Арина. – Молчи! У нас нет другого выхода, я уже объяснял, что значит для нас этот камень, мы не можем рисковать. – На Арину надвинулось потное, красное лицо. – Будешь кричать? – Нет, честное слово. – Смотри… – пригрозил ей бандит, – одно слово, и я тебя двину так же, как твоего дружка, и ты замолкнешь навсегда. Поняла? – Да, – сглотнула Арина, которая смогла свободно вздохнуть, только когда ее отпустили. Тощий Вован взвалил на себя безжизненно висящего Сергея. Коля выглянул в коридор и, подталкивая Арину в спину чем-то твердым и холодным, повел ее на выход, зло матерясь. Арина с клокочущим в груди сердцем шла по пустому коридору в плотном окружении мужчин. Конечно, если бы им встретился кто-то, преступники бы сказали, что их приятель сильно напился. Что бы предприняла Арина – неизвестно, и судьба не предоставила ей шанса это проверить, так как им на пути не попалось ни одного человека. Когда они, спросив у проводницы номер, подошли к купе Евгения, Коля дернул Арину за локоть. – Говори, что тебе нужна помощь! Говори что угодно, лишь бы он открыл купе. – Я… – Ну?! – угрожающе надвинулся на нее Николай. – Помогите! Откройте, пожалуйста! Яна! Мне нужна Яна! – забарабанила в дверь Арина с совершенно обезумевшим видом. – Тише, тварь! Нам посторонние не нужны! – щелкнул лезвием ножа Николай. Дальнейшее плохо отложилось в памяти Арины. Как только открылась дверь купе, Николай сразу рассек воздух лезвием, распоров ткань рубашки и кожу Евгения. Почти сразу же бандиты вдвоем нанесли ему серию сокрушительных ударов, ввалились в купе, за волосы втащив следом и Арину. По виду Евгения можно было понять, что он спал и, конечно, не ожидал «прихода гостей». – Здоровый, черт, – оценил его физические данные Коля, сразу же дав команду напарнику: – свяжи его, Вован. Несмотря на весьма плачевное состояние, Евгений попытался оказать сопротивление, за что сразу же получил мощный удар в челюсть и предупреждение, что еще одно лишнее движение – и они порежут «девку». – Что вам надо? – спросил Женя, когда ему стянули руки за спиной. – Им нужна Яна и какой-то алмаз, который, как они утверждают, находится у нее, – сказала Арина. – Вот молодец! Правильно базаришь, – похвалил ее Николай, поглаживая живот. – Здесь нет Яны и нет никакого алмаза, – ответил весьма спокойно Евгений. – Где же эта белобрысая дылда? – сощурил глаза Вован, похрустывая костяшками пальцев. – Я не знаю, а если бы и знал, то не сказал бы, – заявил Евгений. – Короче, все ясно. В «непонятки» играть хотят, ну что ж, гаси их, Вован, нам здесь оставаться опасно, – вздохнул Николай, одаривая присутствующих тяжелым взглядом. Глава 7 Яна проснулась, как ни странно, в очень хорошем расположении духа и просто-таки в отличном самочувствии. В окошко, прикрытое белой занавесочкой, светило яркое солнышко, что тоже сразу же настраивало на приятный лад. «Вино действительно было классное, с утра голова не болит», – Яна вспомнила вчерашний вечер, вернее сегодняшнюю ночь, и сладко зевнула. Она поднялась с койки милостиво приютившей ее женщины, стянула длинные волосы потуже в хвост и оправила футболку Евгения с белым черепом на груди. Открыла купе и вышла наружу. Первая же попавшаяся навстречу проводница с нескрываемым удивлением уставилась на Яну. – А вы… кто? – Я – пассажир поезда! – гордо заявила Яна, не понимая причины ее удивления. – А что вы здесь делаете? – спросила проводница. – Как что? Еду в Анапу, – ответила Яна. – Деточка, все пассажиры вышли час назад. Где ж ты была? – Час назад? – оторопела Яна. – Я? Я была в служебном купе… то есть женщина из вагона-ресторана разрешила мне… – Понятно, почему тебя не разбудили, моя сменщица не знала, что там едет еще один пассажир, – ответила проводница, вздыхая. – Ну что ж… море не убежит, догоняй других отдыхающих! – Мои друзья! – спохватилась Яна и понеслась в свое купе. «Наверное, меня уже обыскались и, надеюсь, что любовью заниматься они тоже закончили», – пронеслось у нее в голове. Но купе встретило ее полным отсутствием людей. «Точно, меня ищут», – решила Яна и принялась метаться по абсолютно пустому поезду, стоящему на запасном пути. В расстроенных чувствах она добралась и до купе Евгения, но и там ее никто не ждал. – Горемычная я, горемычная, никому-то я не нужна, – проговорила она вслух, обиженно выпятив нижнюю губу. – Как вообще можно было оставить меня одну? Уйти и не дождаться. Хотя, что им в депо сидеть, меня ждать? Всех пассажиров наверняка выгнали. Может, они подумали, что я вышла раньше и уже на месте? – сама себя успокаивала Яна. – Хорошо, что хоть сумка моя с паспортом и кредиткой на месте. Чего мне стоит самой добраться до дома Соболева? Адрес я знаю, – приняла решение Яна и покинула злосчастный поезд, соскочив на каменистую насыпь под палящие лучи южного солнца. Работники железной дороги с удивлением наблюдали высоченную, худую девушку с длинными волосами, в мужской футболке и сабо на высоких каблуках, неловко ковыляющую по шпалам в сторону вокзала. Она шла, поднимая за собой облако пыли, и больше походила на бомжа, бесплатно доехавшего до места назначения в багажном отделении. Кассирша в здании вокзала тоже заинтересовалась высокой девушкой, спокойно снимающей большие денежные суммы в рублях и долларах и так же спокойно рассовывающей купюры по карманам юбки и в трещащий по швам кошелек. Брови кассирши все больше ползли вверх. Она уже решила, что необходимо вызвать дежурного милиционера, чтобы потом получить премию за поимку особо наглой мошенницы. Но в банкомате закончились деньги, и Яна с оскорбленным видом удалилась. При выходе из здания вокзала ее сразу окружила толпа водителей местного розлива. Яне приглянулся один парнишка в клетчатой рубашке, и она решительно направилась прямо к его «Оке». – Я только начинаю, – испугался парень, увидев ее. – Ничего страшного, едем, – подбодрила его Яна. – Город хоть знаешь? – Конечно! Я здесь вырос. – Ну а что тогда смущаешься? На вокзале больше всех руками махал, внимание к себе привлекал! Яна назвала адрес Жени, пытаясь согнуться в три погибели и свернуть ноги «кузнечиком», чтобы влезть в «Оку». – Усадьба Соболева? – удивился парень, дав понять Яне, что действительно знает свой город. – Угу, – буркнула она. – Вы его знаете, я имею в виду хозяина, или вы просто едете посмотреть на красивую усадьбу? – Вместе пили… то есть ехали в поезде, – кивнула Яна. Парень уважительно, но несколько недоверчиво покосился на нее. – Хороший виноград они выращивают и вино хорошее делают, уж мы, местные, в этом толк понимаем, – сказал парень, садясь за руль, – замечательно, что у вас нет этих ужасных чемоданов, которые не влезают в мою машину. Я из-за них все время теряю клиентов. – Клиентов ты теряешь не из-за больших чемоданов, а из-за своей маленькой машины, – невозмутимо ответила Яна, оттягивая ворот футболки, чтобы пустить струю свежего воздуха. – А почему вы без багажа? – спросил парень, отворачиваясь. – Это так необычно… – Я случайно оказалась в Анапе, не думала, что поеду отдыхать, – пояснила Яна, тут же сообразив, что это трудно понять. – Поехали! Я надеюсь, что встречу своих друзей в усадьбе. Парень завел мотор и довольно-таки шустро сорвался с места. Яна отвернулась к окну: пейзаж чужой полосы привлекал ее внимание, в поезде ей некогда было обращать внимание на такие вещи. Сразу же чувствовались дыхание юга, близость моря и соответственно отдыха. – Много отдыхающих едут к нам в Анапу, – похвастался шофер. – Да? Я здесь была еще ребенком, поэтому ничего не помню. – Что вы! Сейчас тут все так же меняется, как и в Москве! Бизнес! – многозначительно покачал головой парень. – Очень много чего люди строят, скупают землю, квартиры… Полно москвичей. – Так где много денег, там много и москвичей, – поддразнила его Яна, которая уже сталкивалась с мнением, что москвичи деньги просто «гребут лопатой». А тот факт, что деньги никому просто так не дают и москвичам приходится вкалывать с утра до ночи, чтобы их зарабатывать и потом с размахом тратить, никого не волнует. – Точно! К москвичам есть какая-то нелюбовь, скорее из-за зависти, и в то же время, что бы мы без них делали? – хохотнул парень. Яна смотрела на строящиеся коттеджи по обеим сторонам дороги. Многие из них выглядели непрезентабельно и весьма однотипно. – Похоже, благодаря приезжим и у местных жителей появились деньги. – И это хорошо. Наш город развивается на федеральном уровне. Строятся крупные санатории и дома отдыха, ведомственные и простые. Государство повернулось лицом к Краснодарскому краю, теперь это единственный российский черноморский курорт. Раньше-то, при Союзе, все деньги шли в основном на развитие здравниц в Крыму, вот сейчас и поплатились! Крым – чужое государство! – рассуждал парень, крепко держа руль. – Почему некоторые руководители страны, выбранные на ничтожно короткий срок в масштабах истории, считали возможным разбазаривать земли? Алясочку подарить или Крым, там, отдать… Яна удивленно покосилась на него. – Ты-то откуда все это знаешь? Небось даже в пионерах не успел побывать, ты же еще зеленый. – А мне родители все рассказали, – ответил парень, сворачивая с основной дороги на второстепенную. – Сейчас эту степь проедем, потом незначительную часть виноградников господина Соболева, и у пологой горы будет его дом. – А там еще есть дома? – заинтересовалась Яна, высовывая голову в окно и тут же проглатывая песок, летящий из-под колес: – Тьфу! – Небольшой поселок, жители которого в основном заняты на виноградниках и на винном производстве Соболева. Там все есть… магазины, аптека, детский садик… – До моря сколько? – продолжала плевать в окно Яна. – Километров пять. – Ого! – Да… туда лучше на частном такси ездить. Могу оставить телефончик, – предложил парень, подмигивая Яне, – постоянным клиентам я делаю скидки. – Ну и хитрец! Ладно, договоримся… – ответила Яна, прикрывая окно. – А ты уже слышала о наших винах? – спросил водитель, решивший и дальше поддерживать беседу. – Вот только этого не надо! Я уже выслушала целую лекцию от господина Соболева и о виноградниках, и о вине. – Хорошо, не буду ничего рассказывать, – засмеялся парень, – он, говорят, фанат своего дела. Я завидую, что ты будешь жить в таком удивительном месте, – сказал он, сворачивая с дороги и останавливаясь. Яна, кряхтя, вылезла из «Оки». Они стояли на небольшом возвышении, и их взору открывался великолепный вид. Длинная, невысокая гора с пологим склоном, вся покрытая густой, зеленой растительностью, которая кое-где прерывалась серыми каменистыми трещинами в породе. От чего образовывались эти трещины, трудно сказать. Возможно, горы раньше были выше, и сходившие ледники повредили верхний плодородный слой почвы вместе с растительностью. Может, эти места облюбовали сели и сходы камнепадов. В данный момент по одной из таких трещин струился красивейший водопад, который падал в чистейшее горное озеро. Именно в этом укромном и красивом месте расположился большой, вытянутый по периметру в виде буквы «П» двухэтажный старинный дом с современной, ослепительно-белой побелкой. По правую сторону вдоль озера и горы тянулись ряд небольших частных домиков и пара зданий, больше напоминавших бараки. Видимо, это и был пресловутый поселок. А слева и сзади от «белого» дома начинались виноградники. – Красота, правда? – спросил парень. – Я тут редко бываю, но когда бываю, всегда любуюсь. Особенно хорош закат солнца, отражающийся багровыми и розовыми лучами от фасада белоснежного дома. Словно здесь живет какой-то добрый волшебник. Яна просто-таки заслушалась. – Действительно, необычное место, не зря я села к тебе в машину… – Ага! И нет толпы отдыхающих, потому что нет рядом моря, – почесал затылок парень. – А можно я тебя провожу? – Что так? – Честно… хочу посмотреть, что внутри этого красивого дома, – ответил он, – ведь никогда больше такой возможности не будет. – Он смотрел на Яну большими светлыми глазами преданной собаки. – Люблю честных, начал бы сейчас врать, отказала бы, а так – идем! – хлопнула его по плечу Яна. – Идем-идем! Не смущайся! У меня с Женькой, то есть с Евгением Соболевым, прекрасные отношения, и если бы не мой жених, кто знает? Я бы еще тут вино стала гнать на пару с ним! – размечталась Яна. – Надеюсь, что мои друзья уже там. Как тебя хоть зовут? – Илья, – оторопел парень, видимо, не до конца веривший в то, что девушка в таком странном наряде может всерьез претендовать на роль хозяйки такого зажиточного поместья. – А меня – Яна, – представилась она и стала спускаться с холма по крутой тропинке. – Машину здесь оставишь? – А что ей будет? Специально сюда подъ-ехал, чтобы тебе вид показать, – ответил Илья. – Спасибо, впечатляет! – кинула Яна через плечо, исчезая из вида: спуск оказался более крутым, чем она предполагала заранее. – А-а-а! Мать твою, Илья! На черта ты меня здесь высадил?! Все коленки ободрала! – Я иду к тебе на помощь! – прокричал Илья и кубарем полетел за ней следом. Глава 8 Вблизи дом Соболевых впечатлял размерами, большой территорией участка, красивейшей лепниной по фасаду и некоторым налетом старины, что всегда присутствует в старых постройках. Рядом с домом находился райский уголок, оазис для уставших путников: настоящий сад из кустов роз, жасмина, жимолости и еще множества экзотических кустарников и деревьев. Яркое цветовое великолепие разбивали строгие зеленые кипарисы и фонтанчики со статуями древнегреческих богов. Территория фактически не охранялась, обстановка вокруг была мирная и спокойная. Яна с Ильей подошли к двери из орехового дерева с латунными ручками и привлекли к себе внимание громким звонком, потрясшим весь дом. Что-что, а звонок был весьма современный. – Ого! Прямо сигнализация… – поежился Илья, – такое впечатление, что это система противовоздушной обороны. Яна с интересом посмотрела на Илью, только сейчас, казалось, разглядев его. Высокого роста, худой, с вьющимися светло-русыми волосами, трогательными большими голубыми глазами и располагающей улыбкой, он напоминал херувима, спустившегося на землю. Правда, после спуска с холма этот херувим имел несколько помятый вид: одежда запылилась, в волосах появились колючки и ссадины на локтях. – А не пошел бы ты отсюда? – вдруг резко высказалась Яна. – Чего так? – обиделся Илья. – Ты же разрешила войти с тобой в дом. – Я о тебе забочусь… Ты же приятный парень, даже симпатичный, вот я и подумала… – Что? – Какого хрена ты связался со мной? Вернее, зачем я села к тебе в машину? – задумалась Яна. – Мне повезло заработать триста рублей, – ответил Илья. – Как твоя фамилия? – вдруг спросила она. – Дятлов, – ответил парень, услужливо глядя на нее. – Понятно, Илья Дятлов… оригинально. А знаешь ли ты, что связываться со мной опасно? Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/tatyana-luganceva/kuku-shinel/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.