Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Привет от верблюда

$ 99.90
Привет от верблюда
Об авторе:Автобиография
Тип:Книга
Цена:99.90 руб.
Издательство:Эксмо
Год издания:2002
Просмотры:  28
Скачать ознакомительный фрагмент
Привет от верблюда Валерий Борисович Гусев Дети Шерлока Холмса #15 В наказание за школьные «подвиги» Дима и его брат Алешка вместе с папой едут в пустыню Казахстана: папа – по служебным интерполовским делам, а мальчишки – гоняться за тарантулами и любоваться миражами… Но не тут-то было! Папе пришлось задержаться в пути, а самолет, в котором летели братья, захватили самые что ни на есть настоящие террористы. Но Дима и Алешка не желают мириться с положением заложников! Они задумали обхитрить бандитов и устроить им веселую жизнь. «Мы еще посмотрим, кто кого!» – решают ребята. Глава I ЩА ЗМЕЙ НАЛОВИМ! Спор шел, как обычно, на кухне, за завтраком. Мама одной рукой нас кормила, а другой сердито жестикулировала. Мы с Алешкой помалкивали. – Это непедагогично, – говорила она папе. – Ты видел их дневники? Они же убежденные двоечники. А ты устраиваешь им в подарок такое путешествие! – Это не подарок, – отвечал папа, прячась за газетой. – Это наказание. Ведь мы летим в пустыню. В далекую страну Казахстан. К моим коллегам. Он отложил газету, допил свой кофе и добавил: – Кстати, как только мы там устроимся, ты прилетишь к нам. – И что я там буду делать? – возмутилась мама, убирая со стола посуду. – Куличики из песочка лепить? Папа мечтательно прикрыл глаза: – Вечерами, когда спадает жара, ты будешь сидеть на горячем песке самого высокого бархана и любоваться сказочными миражами. Знаешь, как красиво! – Мне этих сказочных миражей по телевизору хватает. – Мама брякнула грязную посуду в мойку и отвернула кран. – И потом, там же воды нет. Ни капли. – Зато знаешь, сколько там ядовитых скорпионов и змей! – обрадовал ее Алешка. – А бараны какие! – Вараны, – поправил его папа. – Большие такие ящерицы. – Ага! – с восторгом подхватил Алешка. – Один такой ба… варан может схватить человека за ногу и утащить в свою нору! – Зачем? – похолодела мама. Папа взглянул на Алешку и молча постучал себя пальцем по лбу. Алешка стал выкручиваться: – Ну… мало ли… Может, он… это… – Так! – Мама даже про посуду забыла. – Я все поняла. Это он так пищу на зиму заготавливает, да? – А там не бывает зимы, – брякнул я. – Там все время лето. Пятьдесят градусов в тени. Песчаные бури… Тут папа и в мой адрес постучал себя по лбу. В общем, дискуссия закончилась тем, что мы с Алешкой, в наказание за школьные «успехи», летим в пустыню – бегать от варанов и за тарантулами и любоваться миражами в натуре, а мама остается любоваться ими по телевизору. И она сразу же приступила к этому делу – уселась смотреть какой-то жутко нудный сериал из жизни иностранных влюбленных, которые двадцать лет не могли найти друг друга, хотя жили в соседних домах. А нас с папой мама выгнала в магазин, покупать продукты в дорогу. Папа тоже не сплоховал – тут же, конечно, сослался на свои ужасно важные служебные дела и заперся в кабинете. – Ма, – угрюмо спросил Алешка, – а чего покупать-то? Сникерсы? – Они не знают, что она его дочь, – прошептала мама в ответ, не отрывая завороженных глаз от экрана. – Кто? Сникерсы? – оторопел Алешка. – Нет. Томпсоны. Мы переглянулись, вздохнули и отправились в универсам. А там нас (вернее, Алешку) сразу же заловила его учительница, которую по молодости лет вся школа называла Любашей. Она раскинула руки и загнала Алешку в угол, к автомату с игрушками. – Стой, Алексей! Я тебя три дня ищу. Ты не забыл, что у тебя задание на лето по географии? – Я учебник потерял, – вильнул Алешка. – А я – нет! – Любаша вытащила из сумки учебник с торчащими из него закладками. – Вот отсюда досюда. Назубок! – Мы в пустыню уезжаем, – в голосе Алешки задрожали фальшивые слезы. – Вот и хорошо! В свободное от географии время поймаешь для школьного зоопарка черепаху. Только не очень большую. По Алешкиным глазам я понял, что он поймает злобного тарантула. Очень большого. Он с отвращением взял учебник и сунул его в сумку. Любаша с облегчением вздохнула и исчезла. Как дурной сон на рассвете. Сделав покупки, мы, с испорченным настроением, вернулись домой. Наша задумчивая мама была на кухне. – Томпсоны уехали в Австралию, – с печальным ужасом сообщила она. – А сникерсы – в Астрахань, – в тон ей отозвался Алешка. – Какие сникерсы? – Мама пришла в себя, с трудом вернулась в действительность. – Набрали всякой гадости! Надо было курицу купить! Мы дружно не согласились. Какая курица? Да она там в два счета протухнет, при таком климате. Пятьдесят градусов в тени. Песчаные бури… Вот сникерсы – это да! Им ничего не будет. Они ни в воде, ни в огне не гибнут, даже под асфальтовым катком. Мы пробовали… – Хватит трепаться! – оборвала нас мама. – Мойте руки, ложитесь спать и собирайте вещи в дорогу. Да… Эти Томпсоны серьезно маму беспокоят. Но мы не стали спорить (и руки мыть – тоже), а стали собираться. Сложили в старый папин дипломат сникерсы и зубные щетки. Алешка разыскал старый сачок (для ядовитых пауков) и несколько банок из-под варенья с крышками (для ядовитых змей), сложил это все в старую мамину сумку на молнии. Туда же запихнул и учебник географии. – Да сунь ты его под тахту, – посоветовал я. – Не, Дим, – отказался Алешка. – Там, оказывается, про пустыню написано – пригодится. Мы уже улеглись спать, а мама все еще хлопала дверцей холодильника на кухне и ворчала на всю квартиру: – Курица… Придумают тоже… Протухнет… Да она там изжарится… Пятьдесят в тени… Ни за что не поеду… Забегая вперед, скажу, что курица, за которой мама сама сбегала в магазин, изжариться не успела – она протухла еще в дороге. И в дороге же мы расправились со всеми непобедимыми сникерсами, а старый папин дипломат «забыли» при какой-то очередной пересадке на каком-то очередном аэровокзале. Пока мы летели до Астрахани и потом добирались до Аральска, Алешка успел изучить по учебнику географии многое. Он даже понял разницу между флорой и фауной. И пришел в восторг от своего открытия: – Дим! Флора – это, оказывается, все, что растет и цветет, понял? А фауна – это все, что бегает, прыгает, плавает, летает, ползает. И кусается. – Ну и какая флора в пустыне? – спросил я, чтобы он отвязался. – Бедная, – вздохнул Алешка. – Одни аксакалы. – Саксаулы, – с усмешкой поправил папа. – Они не бегают и не кусаются. Так же как и аксакалы. …В Аральске папа задержался на несколько дней. Ему нужно было обсудить какие-то секретные проблемы с местными коллегами из милиции, а потом слетать в какой-то маленький городок Джусалы и в поселок Вейск. Это ведь мы с Алешкой летели любоваться флорой, фауной и миражами. А папа – по служебным интерполовским делам. – Встретимся в Вейске, – сказал нам папа, прощаясь, – а оттуда – в пустыню, на место раскопок у древнего мавзолея Тенгиз-кара. Оказывается, вокруг этого памятника старины работали археологи и случайно наткнулись на замаскированный тайник, который устроили современные международные преступники. Что там обнаружилось в этом тайнике, папа и сам еще толком не знал. А может, просто не имел права рассказывать даже собственным детям. В общем, он связался по рации с археологами, попросил их о нас позаботиться, а сам остался в Аральске, чтобы выяснить для следствия еще какие-то важные и тайные детали. Местный майор милиции отвез нас с Алешкой и со всеми нашими личными вещами (кошелкой для змей, набитой банками для тарантулов) в местный аэропорт. Ну, это только название такое – аэропорт. На самом деле это было чистое поле, заросшее мелкой флорой вроде травы. Оно даже огорожено не было. Там стоял только длинный сарай с пыльными окнами, который назывался гостиницей, и будочка с диспетчером. Над будочкой торчал высокий шест, а на нем болтался какой-то полосатый мешок вроде большого сачка. – Это колдун, – объяснил нам майор, вылезая из машины. – А чего он колдует? – с опаской спросил Алешка. – Вредность какую-нибудь? – Как раз наоборот. Летчику, когда он сажает самолет или поднимает его в воздух, нужно знать направление и силу ветра. Вот этот колдун и показывает, откуда дует ветер и с какой силой. Все понял? – Не все. Зачем он такой полосатый? Как зебра раскрашенный. – А это чтобы его лучше было видно. У нас здесь знаешь какие бури бывают песчаные? Даже солнце в небе теряется. Пассажиры тогда в гостинице прячутся. И сидят там много дней. – А едят кого? – Варанов. Они вкусные. Алешке это понравилось: оказывается, не только вараны людей едят, но и наоборот бывает. Во время песчаных бурь. – Ну все, пацаны. Вон ваш самолет. Валяйте на посадку. Счастливого полета. И мы побрели по высокой траве к самолету, гремя в маминой сумке пустыми банками из-под варенья, в которых еще не было ни тарантулов, ни пауков. Самолет был маленький, смешной, чем-то похожий на кузнечика – зеленым цветом, наверное. Он стоял в высокой траве, раскинув крылья и задрав курносый нос, словно прикидывал – куда бы ему прыгнуть. Пилот распахнул дверцу, сбросил трап и весело заорал: – Прошу занимать места, граждане пассажиры! Граждан пассажиров было немного: мы с Алешкой, какой-то лысый худой дядька в совершенно мятом белом костюме и с таким же мятым, но черным портфельчиком, еще трое каких-то геологов: двое здоровенных, с огромными рюкзаками, а один так себе, мелковатый. Но шустрый. Он первым вскарабкался по трапу на борт кузнечика, занял самое лучшее место, поближе к кабине пилота, и поставил между ног брезентовый чехол (наверное, с удочками), в котором что-то звякнуло. За ним забрались в горячее нутро самолета и мы. Это нутро было очень простенькое. Впереди – кабина пилота, даже без дверцы, вдоль бортов – две деревенские лавочки. А в хвостовом, багажном отсеке – железная бочка и большой брезент, скатанный в рулон, длинные трубы, вроде водопроводных, и еще какие-то железяки. Даже помятое ведро без дужки. Пилот захлопнул пассажирскую дверцу и запер ее на задвижку, совсем как у нас на даче, в туалете. Потом он прошел в кабину, уселся в кресло и, обернувшись, весело заорал: – Ну что, граждане, полетаем, что ли? Тут лысый дядька сорвался со своего места и спросил: – А когда будут выдавать парашюты? – А никогда, – засмеялся пилот. – Главно-дело – парашюты у меня кончились. Да и не нужны они – мы низко летаем. Тыща метров над уровнем моря. Лысый дядька сел на лавочку и задумался: много это или не очень. И почему у этого бравого пилота кончились все парашюты? Неужели он не высаживает своих пассажиров как положено, а сбрасывает их с тыщи метров на парашютах? Взревел мотор, самолет дрогнул и медленно пополз, приминая колесами высокую траву, к взлетной полосе. Взлетная полоса ничем не отличалась от остального поля – только трава на ней была пониже да виднелись кое-где следы от самолетных колес. Кузнечик приостановился. Пилот громко сказал в микрофон: – Вася, давай взлет. Борт двенадцать. Спасибо. Самолет снова вздрогнул, взревел мотором и поскакал по траве. Потом вдруг подпрыгнул и задрал нос. Мы с Алешкой уткнулись в иллюминаторы – круглые такие окошки, поменьше тарелки. Трава рядом с нами бежала все быстрее и быстрее и скоро слилась в одну зеленую полосу. Все выше задирая нос, самолет лег на левое крыло, и мы увидели уже далеко внизу зеленое поле, будочку диспетчера и полосатый сачок над ней, надутый ветром. Ну вот, путешествие началось. Скоро мы встретимся с папой в каком-то Вейске, а оттуда отправимся на археологическую базу. Потом туда, конечно, прилетит мама, и мы будем осваивать пустыню, осматривать всякие доисторические развалины памятников старины, Алешка будет ловить змей и тарантулов, папа – своих международных жуликов. А мама будет созерцать миражи с высокого бархана, сидя на горячем песке. Все прекрасно… Я снова расплющил нос о стекло иллюминатора. Но ничего особенного за бортом не увидел – никакой флоры и фауны, а только бескрайние просторы пустыни, все изборожденные застывшими песчаными волнами. Все прекрасно… Вот только мы не знали, что совсем недавно в одном городе… В одном черном-пречерном городе, в одном высоком черном-пречерном здании сидел на двенадцатом этаже в своем кабинете, обшитом черным деревом, Черный человек. А перед ним стояли и внимательно его слушали три типа – два из них здоровенные, как шкафы, а третий – так себе, мелковатый. Черный человек (сильно и надолго загоревший под горячим солнцем юга) говорил: – …Об этих документах что-то пронюхал Интерпол. И если он до них доберется раньше вас, я вам не советую возвращаться. Трое молча кивнули. А Черный человек продолжил: – Что за документы, объяснять вам не буду, все равно не поймете… Трое опять, соглашаясь, кивнули. – …Но если они попадут в руки ментов, вся наша организация лопнет, развалится и надолго поменяет дислокацию… – Не понял, – гулко сказал один из шкафов. – Я – тоже, – признался другой. – На Канары, что ли, рванем? – На нары, – терпеливо пояснил Черный человек. Трое переглянулись и закивали изо всех сил: поняли, мол, все сделаем. – Кроме документов заберете там же деньги. Их, правда, не очень много, килограммов семьдесят всего, но они мне нужны. И не забудьте про эти французские цацки. Мы за них приличные бабки с Парижа слупим. Черный человек выдвинул ящик стола, достал из него толстый конверт, протянул мелковатому: – Тут ваши паспорта, командировочные, билеты на самолет. Завтра вылетаете в Астрахань, затем морем до Гурьева. В Аральске возьмете самолетик и на нем – до места. – Самолетик за деньги взять? – уточнил мелковатый. – Как хотите, – буркнул шеф. – Но на вашем месте я бы сэкономил. – И я, – вставил один шкаф. – Чего это платить за то, что можно взять даром? – Силой, – вставил другой шкаф. Шеф поморщился: – Это ваши проблемы. Не грузите меня пустяками. – Шеф, – поинтересовался мелковатый, – а чего нам вообще-то с самолетиком связываться? У местных братков вертолет взаймы возьмем и все дела. – Ты умнее меня, Клоп, да? Знаешь, сколько они с нас за вертолет слупят? А нам для нашего дела сейчас даже малая копейка многого стоит. – Он постучал пальцами по столу, как бы требуя особого внимания. – Когда возьмете самолетик, в воздухе распечатаете маленький зеленый конверт. Там… – Баксы? – обрадовался шкаф. – Там маршрут следования. С указанием точки, куда вам надо во что бы то ни стало попасть раньше Интерпола. Объясните это летчику: убедительно и доходчиво… Да, оружие с собой не брать; здесь вы с ним в самолет не сядете. Оружие получите в Гурьеве. Все ясно? – Так точно! – ответили все трое. – А вот и не все! – уличил их черный шеф. – По глазам вижу. И еще раз поясняю. Если не привезете документы или слиняете с деньгами, я вас достану. Хоть где! Хоть на дне морском. И там вас оставлю. Навсегда. – Теперь все ясно! – радостно ответил за троих мелковатый командир. – Приступаем к выполнению задания! Глава II ПАЛЕЦ ПОД ОБЛАКАМИ Скоро нам надоело смотреть в окошки – ничего, кроме желтых песков, под крылом самолета не было. А змей и тарантулов с такой высоты разглядеть было трудно. Алешка, как обычно, принялся знакомиться с попутчиками. Для своих десяти лет он очень общительный. И всегда это общение умеет провернуть с пользой для себя. Вначале он направился к пилоту, сел с ним рядом на откидное сиденье (как в коридоре вагона) и стал задавать ему всякие вопросы. Пилот был очень симпатичный. У него были круглые щеки, похожие на красные яблоки, и полный рот белых зубов. И говорил он все время очень громко, наверное, по привычке, из-за шума двигателя. – Меня зовут Серж! – кричал он Алешке. – А тебя? – Меня тоже! – почему-то проорал в ответ мой братец. То ли не расслышал вопрос, то ли хотел сказать пилоту приятное. – Как у вас тут с фауной? – Полно! – Что-то не видно. – Высоко летим. Да вон, гляди! Алешка приник к боковому стеклу, а потом повернулся ко мне и заорал: – Гляди, Дим! Целая череда зайцев. Пилот расхохотался: – Череда зайцев! Во дает Серж! Это караван верблюдов, дитя! – Они у вас такие маленькие? – восхитился Алешка. – Вполне можно дома десяточек завести… Вскоре они так подружились, что даже поменялись местами. Алешка вцепился в штурвал, визжа от восторга, а пилот орал ему в ухо: – Так! Молодец! Главно-дело – убирай правый крен. Ты куда! Клади на левое крыло. Молодец! За компасом следи, а то в Турцию улетим. Вот так! Чуток еще к северу. Молодец! Самолет вихлялся в воздухе, как кленовый лист под ветром, нырял, выныривал и снова нырял. Дело кончилось тем, что он клюнул носом и резво вошел в пике, так взревев двигателем, что под нами задрожали лавки. Или это мы задрожали, побледнев? – Выводи! – весело орал пилот. – Круче на себя штурвал! Тут он сам взялся за управление, и самолет, завывая, чиркнув колесами бархан, задрал нос и снова полез в небо. Мы вздохнули с облегчением. Покинув кабину пилота, Алешка вернулся в салон и пристал к одному из шкафов, протянув ему руку. – Алексей, – представился он. – Из столицы нашей родины. А вы? Тот ничего не ответил, но по его глазам было видно, что он изо всех сил борется с тошнотой: то ли от воздушной болтанки, то ли от Алешкиной болтовни. Алешка сообразил, что от него лучше держаться подальше, и прилип к мелковатому, деловито потрогал его чехол: – Удочки? Мелковатый кивнул. – А где рыбу ловить будете? В песках? Что он ему ответил, я не разобрал, потому что уже сам, по Алешкиному примеру, знакомился с лысым пассажиром. Мы разговорились. – А вы кто, геолог? – спросил я. – Король, – скромно ответил он. – Это фамилия такая? – удивился я. – Нет. Должность. Я мгновенно проскользил по лавочке от него подальше. Ну и попали мы! Один мальцу самолет вести доверяет, другой в барханах рыбу ловить собирается, а третий – вообще король. Лысый заметил мой испуг, правильно оценил его и улыбнулся: – Я в самом деле король. Но мое королевство такое маленькое, что его почти никто не знает. Я придвинулся к нему. Становилось интересно. Правда, в моем представлении короли не летали на кузнечиках и носили не белый мятый костюм, а горностаевую мантию и корону, усыпанную бриллиантами. О чем я и сказал этому… королю. Он опять улыбнулся. – Мне надо экономить. Чтобы мой народ не голодал. Какой молодец. Кое-кому у него надо поучиться. Но тут меня отвлек повысивший голос мелковатый геолог. Видно, совсем уж его Алешка достал. – Кто, кто? – раздраженно отвечал мелковатый. – Фокусник я, вот кто! – Здорово! – восхитился Алешка. – Покажите чего-нибудь. Озверевший фокусник выпустил из рук чехол, покрепче зажав его коленями, и показал старый неинтересный фокус. Он выставил большой палец, обхватил его ладонью другой руки, сделал вид, что оторвал, дунул, плюнул и вернул на место. – Вот так вот! – гордо сказал он, снова вцепившись в свой чехол. – Подумаешь, – махнул рукой Алешка. – Я тоже так могу. – Ну-ка, ну-ка, покажи, – только чтобы он отвязался, согласился фокусник. – Пожалуйста. Алешка обхватил палец ладонью, подергал его – что-то хрустнуло – и доверчиво протянул фокуснику… оторванный палец. Совсем как настоящий. Даже с грязью под ногтем. И даже окровавленный на другом конце. Этот палец-страшилка сохранился у нас на память об одном приключении. Он совсем как настоящий, отвратительный на вид. – Я только обратно его приставлять еще не умею, – робко и невинно пожаловался Алешка. – Помогите мне, пожалуйста. Фокусник молча упал в обморок. – Чего у вас там грохнуло? – обернулся пилот. – Пассажир упал, – ответил Алешка, пряча палец в карман. – На землю? – с интересом уточнил пилот. – На пол. Его укачало. Пилот спокойно кивнул и вернулся к своим обязанностям. Только посоветовал: – Главно-дело, подложите ему что-нибудь под голову. Шапку, что ли. – Я ему палец подложу, – пообещал Алешка. – Главно-дело. – А тем временем товарищи фокусника подняли его с пола, усадили на лавку и похлопали по щекам. Мне подумалось, что от таких хлопков он еще глубже уйдет в обморок, вроде нокаута, но тот открыл глаза, поморгал и спросил: – Где летим? – Все там же, – ответили ему. – Пора, – сказал он таким тоном, будто собирался прыгнуть без парашюта. С тыщи метров над уровнем моря. – А малец жив? – Тут я, тут, – сказал Алешка. – И палец на месте. Прирос как новенький. – Иди отсюда, – сморщился фокусник и взялся за чехол. И показал свой главный фокус. Всем нам. Он размотал завязки чехла, вытащил из него что-то блестящее, щелкнул, звякнул – и в руках у него появился автомат. А в руках его приятелей – по пистолету. Я сразу все понял. И Алешка тоже. Только Король хлопал глазами. Фокусник встал и, покачиваясь, пошел к пилоту, приставил к его затылку ствол автомата. – Объявляю террористический акт! – важно сказал он. – Самолет захвачен! Меняй курс! Я было привстал со своего места, но увидел, что один из пистолетов смотрит в королевский лоб, а другой – в мой собственный. Но Серж не растерялся. Он был отважный человек. Судя хотя бы по тому, что смело отдавал Алешке штурвал самолета. – Я ничего не решаю сам, – спокойно сказал пилот. – Я лечу в Вейск. Мне надо связаться с базой, чтобы изменить курс. – Связывайся! Да в темпе! – и Фокусник снова ткнул его автоматом. Пилот Серж щелкнул тумблером и сказал в микрофон: – Вася! Борт двенадцать на связи. Как слышишь? Меня захватили какие-то жлобы. Требуют изменить курс. Понял тебя. Спасибо. – И чуть повернул голову к Фокуснику: – Сейчас диспетчер доложит по команде. Свяжется, как положено, с милицией и ФСБ. Потом сообщит решение. – Бюрократы! – проворчал Фокусник. – Куда будем лететь-то? – спросил его Серж. – В Турцию, что ли? Туда горючки не хватит. – Узнаешь… Тут на связь вышел диспетчер Вася, пилот выслушал его и ответил: – Добро. Будь на связи. – Он отключил рацию и повернулся к Фокуснику: – Мне посоветовали выполнять все ваши требования. Вам предложили добровольно отказаться от теракта. Это учтется… Когда вас арестуют. – Не каркай! – Фокусник ткнул пилота автоматом. – Меняй курс! – Он достал из кармана зеленый конвертик, вынул из него небольшой листок и показал пилоту. – Лады, – пилот, изучив листок, пожал плечами. – Мне без разницы. Топлива хватило бы. – А ты лети побыстрей, да повыше, – посоветовал Фокусник. Дело приняло скверный оборот. В кино мы такое видели. А вот самим оказаться в лапах террористов не приходилось. – Можно я пересяду к летчику? – вдруг спросил Алешка. – Вдруг он неправильно летит? От такой наглости террористы немного обалдели, а я тут же понял, что Алешка что-то задумал. – Только штурвал не трогай, – сказал Фокусник, возвращаясь на свое место, и погрозил Алешке автоматом. А потом сказал нам: – Всем сидеть смирно, иначе у вас будут большие проблемы. Когда Алешка сел рядом с пилотом, я заметил, что он что-то ему шепнул, а пилот чуть заметно кивнул. И через некоторое время Алешка завопил с возмущением: – Что я говорил! Не туда он летит! Фокусник тут же подскочил к кабине и взглянул на приборную доску. – Ты чего, малец, пугаешь? Правильно летим. На восток нам надо. Все путем. На компас смотри. – А вы на солнце посмотрите! – взвизгнул Алешка. – Оно где? – Где? – захлопал глазами Фокусник. – Где, где? Сзади! – Ну? – А должно быть впереди! – Чего ты путаешь? – Фокусник явно растерялся. – Все путем. Сзади солнце – справа восток. – Так мы же в Южном полушарии! – так уверенно заявил Алешка, что даже я начал сомневаться: где юг, где север? Потом Алешка мне объяснил, что он затеял и что подсказал пилоту. Вся эта перепутаница с полушариями нужна была для того, чтобы направить самолет совсем не туда, куда было нужно террористам. А по возможности к маленькому городку под названием Вейск, где в это время находился наш папа со своими коллегами из милиции. И тогда уже большие проблемы будут не у нас, а у террористов. – Ну и что? – совсем отупел Фокусник, даже автомат опустил. – Вон туда надо лететь, – махнул рукой Алешка. – Налево. – Точно знаешь? Откуда? – Из географии. Два часа назад прочитал. Фокусник на секунду призадумался, потом хлопнул пилота ладонью по плечу: – Ты что ж это, гад, играть со мной задумал? Большие проблемы ищешь? Пилот сделал вид, что очень смутился. – Главно-дело, похоже, что пацан прав. Это я оплошал. Совсем забыл, что мы часовой пояс пересекли. – Ну так верти баранку куда надо! – заорал Фокусник. – Застрелю! – Вот еще! – дернул пилот плечом. – И сам за штурвал сядешь? Ну, ну… – Пацана посажу. Он, видать, лучше тебя штурманит. Самолет стал разворачиваться влево, ложась на новый курс. – Боюсь, горючки не хватит, – пожаловался пилот. – А ты повыше лети, – посоветовал Фокусник и вернулся на лавку. … Летели мы долго. Высоко. И молча. Даже Алешка примолк. А потом вдруг в самолете стало необыкновенно тихо, и он начал плавно спускаться к земле. А его винт косо застыл перед ветровым стеклом. И в этой тишине прозвучал спокойный голос пилота: – Все, ребята, садимся. Бензин на нуле. – Ты планировай! Планировай! – засуетился Фокусник. А его сообщники-амбалы мрачно смотрели в иллюминаторы на быстро приближающуюся землю. Самолет перед ней чуть приподнял нос, мягко коснулся песка и, облаком вздымая его за собой, покатился – все медленнее и медленнее. Встал. Пилот устало поднялся из кресла, прошел в салон, распахнул дверцу. Стояла полная тишина. Только с тихим шорохом струился по барханам желтый песок. Смеркалось. Замигали в небе первые звездочки вокруг месяца. Кругом была необъятная пустыня… Глава III СУМАСШЕДШИЙ КОРОЛЬ Мы вылезли из самолета на приятный свежий воздух. Горячий, как в печке у Бабы-яги. Кругом расстилалась одна песчаная пустота, а над ней – темно-синее небо, в котором висел белый месяц. Было тихо-тихо. Только все время шуршал песок, осыпаясь то ли под лапками скорпионов, то ли под брюхом змей. Да время от времени чем-то потрескивал и попискивал наш уставший самолет. – Ну, ща змей наловим! – обрадовался Алешка. – Я тебе наловлю! – пригрозил маленький террорист, которого мы уже называли про себя не Фокусником, а Шкорпионом. Потому что он именно так произносил это зловещее слово. И, кстати, когда он случайно услышал свое новое прозвище, оно ему понравилось. Хорошая кличка для бандита. К тому же он был такой мелкий, ползучий и злобный. Раздавить его, конечно, легко, если бы не жало в виде автомата. Он наставил это жало на пилота и заорал: – Говорил тебе, что надо повыше лететь! Включай рацию! Вызывай вертолет с бензином. – А у меня рация только от генератора работает, – развел руками хитрый Серж. – А генератор – от мотора, – продолжил я. – А мотор – от бензина, – не очень уверенно подсказал Король. – А бензина нет! – злорадно заключил Алешка. – Будет бензин, – буркнул Шкорпион, вытаскивая из кармана собственную рацию. – Придется свою батарейку на вас тратить. – Ну и не трать, – вспылил летчик. – Нам и так хорошо. Да, Серж? – Не знаю, не знаю, – не принял его дружеского тона Алешка. – Во-первых, меня Алексеем зовут, а во-вторых, вы плохо, дядя Серж, летаете. Сколько людей подвели. Даже целого короля. И отважных геологов. Сначала я не мог раскусить их хитрой игры. Алешка время от времени старался поддакивать террористам против летчика. А потом я сообразил, что он таким путем входит к ним в доверие. А уж их доверие при удобном случае Алешка сумеет использовать или нам на пользу, или им во вред. Шкорпион со своими амбалами отошел от нас подальше, чтобы мы его не подслушали, и стал связываться со своими сообщниками. – А что же мы теперь будем делать? – растерянно спросил Король. – У нас даже парашюта нет. Опять ему парашют понадобился! – А он вам зачем? – ехидно спросил Алешка. – С бархана на бархан прыгать? – Почему прыгать? – пожал плечами Король. – Мы бы из него навес от солнца соорудили. Шатер построили бы. Это ведь сейчас нам прохладно. А днем мы изжаримся. Это он верно заметил. Мы как-то из-за этих террористов совсем забыли, что оказались в пустыне, вдали от цивилизации. И никто не знает, где мы находимся. Даже наш папа. – Ладно, ребята, – сказал пилот Серж. – Зимуем здесь. Тащите башмаки. Мы с Алешкой уставились себе под ноги, на кроссовки: – А зачем вам наши башмаки? – Да не ваши, – улыбнулся Серж, – самолетные. Там, в багажном отсеке, треугольные такие железяки. Мы снова забрались в самолет, отыскали в его хвосте треугольные «башмаки» и сбросили их на землю. Пилот плотно загнал их под колеса самолета и пояснил: – Чтобы его ветром не укатило. Здесь такие бураны бывают! Не то что самолет – товарный поезд смести могут. Да, бураны здесь бывают… А вот товарных поездов нет. И не предвидится. А потом пилот сделал странную вещь: отлил из бочки воду в канистру, отнес ее подальше в сторонку и закопал в песок. – Неприкосновенный запас, – пояснил он нам. – Да и в песке вода не так будет нагреваться. Только вы об этом помалкивайте. Поняли? Мы не поняли, но помалкивать обещали. Тут вернулся Шкорпион, еще более злой и озабоченный. – Бензин будет, – хмуро сообщил он. – Нужно только точно указать место нашей вынужденной посадки. – Вот оно! – не выдержал Алешка и топнул ногой. – Не видишь, что ли? Или тебе пальцем показать? Шкорпион не обиделся, только немного побледнел. При упоминании о пальце. – Да не мне! – сказал он. – Вертолетчику с бензином нужно знать наше место. – У вас же карта есть, – напомнил пилот. А про свою промолчал. – И у меня есть карта, – подумав, признался Король. И как-то само собой получилось, что Алешка, пилот и Шкорпион склонились над одной картой, а я и Король стали рассматривать другую, королевскую. Амбалы же развалились на песке, закурили и стали рассматривать небо. На карте ничего особенного не было. Никаких королевских печатей. И не был на ней нарисован наш крошечный самолет среди необозримых пустынных пространств. И не стояли рядом с ним цифры координат нашей вынужденной посадки. В одном углу – круглая точка и возле нее надпись «Аральск». В другом углу, наискосок, какой-то значок, похожий на перевернутую чашку без ручки. Возле значка стояли всего две буквы – «Т. – К.». Кружочек и чашку соединяла пунктирная линия. Ну и еще извивалась там длинная лента – река, над которой мы пролетели так высоко и быстро, что даже не успели ее разглядеть. И еще мне показалось, что эта карта нарисована детской рукой. И Аральск был написан без мягкого знака. Король между тем водил над картой кончиком карандаша и что-то бормотал. Причем не громко. И еще мне показалось – так, чтобы его не услышали другие: – Вот – вылетели мы отсюда и шли этим курсом около двух часов. Потом свернули на запад и летели минут сорок. Если учесть верховой ветер, то, скорее всего, мы находимся где-то здесь. – И он поставил на листке чуть заметную точку совсем недалеко от перевернутой чашки без ручки. И кажется, ему это очень понравилось. А мне что-то не понравилось. Какое-то тревожное подозрение шевельнулось внутри. Но тут Король сказал каким-то учительским тоном: – Мне представляется, что мы верно решили эту задачу, друзья мои. В ответ заглядывать не будем – нам его подскажет сама жизнь. – Тут он вроде бы как опомнился, вздрогнул и как-то виновато, немного испуганно посмотрел на меня. – Это вы так своих подданных называете? – спросил я. – «Друзья мои». – Иногда. Когда они хорошо себя ведут. На уроках и в дортуарах. – И опять испуганно посмотрел на меня. Сумасшедший король… В пустыне… Что ж, бывает. Кажется, был какой-то сумасшедший король Карл во Франции. Но его вовремя казнили. Впрочем, казнили, кажется, английского Карла. Но этот псих вполне симпатичный. «Друзья мои» – это звучит. – А что такое дортуары? – спросил я. – Какие-нибудь ристалища? Король рассмеялся от души. – Что ж, в нашем королевстве дортуары порой превращаются в ристалища. Там сражаются подушками. Какой мирный народ. Этот король-псих становился мне все приятнее. Как же он здорово заботится о своем народе, если у него воюют только подушками. В каких-то дортуарах.[1 - Дима, вероятно, не знал, что дортуар – это общая спальня в закрытом лицее или пансионе, а ристалище – место для всяких состязаний по борьбе и другим видам спорта; да, собственно, и сами эти сражения тоже порой называют ристалищами. Зная это, Дима во многом разобрался бы гораздо раньше.] Не очень все это понятно, но опасения пока не внушает. А только симпатии… У второй карты между тем шло такое ристалище, что казалось, вот-вот эти дортуары возьмутся за оружие. И я переметнулся к ним с миротворческой миссией. – Тебе чего? – встретил меня вежливым вопросом Шкорпион. – Посмотреть. Может, и я что-нибудь полезное вспомню. И я ткнул свой нос в бандитскую карту. И прибалдел. Она была почти точной копией королевской карты. Только нарисована аккуратней. И Аральск был с мягким знаком, где ему положено. И перевернутая чашка без ручки. И буквы «Т. – К.». И смутное подозрение снова черной птицей мелькнуло передо мной. Ну, как бы перед моим внутренним взором. Но я эту птицу отогнал и постарался вникнуть в суть спора. А она была такова: каждый выбрал на карте свою точку. Свою любимую. И доказывал, что прав именно он. Больше всех горячился пилот. Его точка отстояла от чашки дальше всех других. И он доказывал свою правоту тем, что никто лучше него не разбирается в картах. Молчали только амбалы. Они уже разглядели все небо, и теперь один из них чесал пистолетом спину, а другой, усевшись, пересыпал теплый песок из ладони в ладонь. Очень умные ребята. – Жрать пора, – вдруг мрачно сказал в самый разгар спора один амбал. – И спать, – так же мрачно добавил другой. – Ставьте палатку, – приказал Шкорпион. – Я в самолете буду спать, – в один голос заявили амбалы. – В палатку может змей заползть. Тем не менее палатку свою эти жлобы нам не дали. Пилот Серж вытащил из самолета брезент, раскатал его во всю ширь. Мы улеглись и укрылись другим краем брезента. Практически мы устроились на ночлег посреди пустыни на голом песке. Но он был еще теплый и мягкий. Террористы забрались в самолет, и тот вскоре задрожал от двух мощных храпов и одного жиденького. – Эх, покурить бы, – помечтал перед сном дядя Серж. У него кончились сигареты, и он уже от этого начал страдать. – Погодите спать, – шепнул он. – Главно-дело, слушайте меня. И он потихоньку рассказал нам, что бензин в самолете есть. Что он нарочно перекрыл краник резервного бака. И что он точно знает, где мы находимся. А Шкорпиону здорово наврал про наше местонахождение. Нам нужно только какой-то хитростью всем вместе оказаться в самолете, когда в нем не будет бандитов. Тогда мы мгновенно взлетим, свяжемся по рации с кем надо и вызовем на них взвод милиции. Вот и все. Нужна только какая-то хитрость. – Хитрость я придумал, – сказал Алешка. – Им понравится. Глава IV ШКОРПИОН В БОЧКЕ К утру песок, на котором мы спали, был уже не мягким и не теплым. Он окаменел под нашими телами и охладился за ночь. У меня было такое ощущение, что я валяюсь на холодном асфальте, только что очищенном дворниками от снега. С этим приятным ощущением я и проснулся. Было уже светло. Наступило первое утро в пустыне. Прохладное, тихое. Совсем не наше, привычное, когда с рассветом шелестит листва и стоит вокруг птичий звон. А здесь в это время даже песок не шуршал. Он остыл и повлажнел за ночь и уже не струился, шурша, а застыл как каменный. В тишине только слышалось посапывание Короля да ворочался от донимавшего его холода пилот Серж, что-то бормоча во сне. Мне показалось, что он повторяет какие-то цифры. Наверное, наши координаты. Лешки под брезентом уже не было – наверное, отправился на утреннюю охоту за местной фауной. Пока она еще не совсем проснулась. Я с трудом выпрямился, осмотрелся. За ночь ничего вокруг не изменилось. Не вырос по соседству город со всеми удобствами, не появился прозрачный ручей с питьевой водой. Не возникли спасатели в оранжевых куртках. И милиционеры с папой во главе. Застывшие пески, уже почти белое небо с красным солнцем и самолет неподалеку, похожий на уснувшую птицу. Я подошел к нему и, подпрыгивая, попытался заглянуть внутрь. Мне ничего не удалось разглядеть – иллюминаторы запотели изнутри. А где же Алешка? Не заблудился бы! Приглядевшись, я заметил маленькие следы на влажном песке, идущие в глубь пустыни. И пошел по этим следам. Алешка нашелся скоро, он далеко не ушел. Сидел на песке, выстроив перед собой мамины банки. И задумчиво их разглядывал. Рядом с ним валялся сачок и скособочилась старая мамина сумка. Почему-то от этих домашних вещей мне стало грустно и тревожно. Они напомнили мне наш дом – теплый и безопасный. Пустыня мне уже разонравилась. Но Лешка, похоже, был далек от всей этой лирики. – Дим, – сказал он, – я соображаю: в какие банки каких зверей рассаживать. Чтобы не перепутать. На крышках банок маминой рукой были сделаны надписи маркером – тоже, наверное, чтобы не спутать, в какой банке какое варенье сидит. На одной крышке было написано «Ма» – значит, малиновое. На другой – «В» – вишневое. «Ш» – настой шиповника. «Я» – яблочный джем. Лешка еще немного подумал и сказал: – Запоминай, Дим. «Я» – ядовитые змеи. «В» – варанчики. А «Ма», как ты думаешь? – «Ма»? Ну, например, маленькие. Всякие паучки, жучки… – Точно! А «Ш» – шкорпионы. Тут к нам, позевывая, подошел дядя Серж. – Здорово, братцы! Как жизнь? – Как в пустыне, – ответил Алешка. – Главно-дело, не унывай. Вода у нас есть, целая бочка. Харчишки кое-какие наберутся. У меня целая сумка бутербродов. Не пропадем. – Он поскреб свои щеки, которые уже не были похожи на красные яблоки. Больше – на серую картошку, потому что за ночь пилот успел обрасти густой щетиной. – Пошли завтракать. А то Его Королевское Величество уже животом бурчит. Но с завтраком получился облом. Когда мы вернулись к самолету, под его крылом, в тени, развалились обожравшиеся террористы. Они, оказывается, нашли сумку пилота и слопали все, что в ней было. – Вы что натворили?! – заорал на них Серж. – Нам неизвестно сколько еще здесь сидеть, а вы сожрали все продукты. – Во-первых, не все, – лениво отозвался Шкорпион. – А только ваши. А во-вторых, ты чего орешь? Ты на кого орешь? Амбалы при этих словах с ленивой угрозой приподняли головы. – Вы – заложники, понял? И кормить вас никто не обещался. – Ведь здесь же дети! – воскликнул Король. – Они голодные! – Вот у этого, – Шкорпион показал на Алешку, – дохлый палец есть. Пущай погложет. Амбалы подумали и рассмеялись. Им эта шутка понравилась. – Дикари! – бросил им в гневе Король и вытащил из-под брезента свой мятый портфельчик, достал из него пакет с оладьями. – Идите кушать, – позвал он нас с пилотом. – Оладушки вкусные. Их нам министр продовольствия испек. Но как только мы взялись за оладьи, террористы вздрогнули и зашевелились. Раздувая ноздри, они встали и направились к нам. – Оладьи люблю, – сказал один амбал. – Особенно после завтрака. – Особенно в пустыне, – сказал другой. – А я везде, – поспешил за ними Шкорпион. – И всегда. – Жуйте в темпе, – приказал дядя Серж, поглядывая на неумолимо приближающихся живоглотов. Мы послушно и с удовольствием выполнили его команду. Тем более что оладьи были очень вкусные и такие промасленные, что проскакивали изо рта в желудок очень ловко. С большой охотой. – Хороший у вас министр продовольствия, – похвалил Алешка оладьи. – Как его зовут? – Полина Андреевна, – Король с облегчением проглотил последний кусок – не врагу же его отдавать. – А палач у вас в королевстве есть? – спросил Алешка, облизывая пальцы. – Нет. У нас физические наказания отменены. Только моральные. – Жаль, – сказал Алешка, глядя на подходящих амбалов. – Он бы нам здесь пригодился. – Где оладьи-то? – спросил Шкорпион. – Делиться надо. – Вот они. – Мы дружно похлопали себя по животам. Разочарование на их лицах быстро сменилось злобой. – Вот так, да?! – взвыл Шкорпион. – За это вы не получите воды. Ни капли. Не забывайте, что кругом пустыня. Безводная. Пилот незаметно подмигнул Алешке. – А нам вашей воды и не надо, – подхватил тот. – Ее все равно пить нельзя. – Это почему? – Она отравлена, – спокойно сказал Алешка. – Кто посмел? Ты? – Шкорпион, – так же спокойно ответил Алешка. Амбалы грозно повернулись к Шкорпиону. Тот испуганно вскинул автомат и попятился к самолету. – Вы что, ребята! Врет он все! – Да не этот Шкорпион, – уточнил Алешка. – Настоящий. Я сам видел, как он вчера в бочку плюхнулся. Мертвая тишина воцарилась над горячими песками. – Я пить хочу, – прервал ее один амбал. – А я еще больше, – подхватил второй. – Что же ты молчал? – набросился на Алешку Шкорпион. – А я забыл, – безмятежно признался тот. – Да я и не знал сначала, что это скорпион. Смотрю, что-то булькнуло. Пошарил сачком – и выловил. Он уже дохлый был. – И на всякий случай добавил: – Но яд он выпустить успел. – Может, процедить воду, – неуверенно предложил Шкорпион. – Не поможет, – вздохнул пилот, безнадежно махнув рукой. – У наших скорпионов яд – самый лучший в мире. Если через пару дней вертолет не прилетит, мы пропадем от жажды. «Мы-то не пропадем», – сверкнули в Алешкиных глазах искорки. – Нет, так не пойдет, – заныл Шкорпион. – Сколько там в нем яду-то? Капля. А воды? Литров двести! Не опасно. – А ты попробуй, – тупо посоветовал один из амбалов. – А мы посмотрим, подождем. – Ага, – сказал второй, – потерпим. – Еще чего! – Глазки его забегали по сторонам и… остановились на Короле: – Вот он пусть попробует. От него все равно никакого толка. – А как же мое королевство? – прошептал Король, пятясь в пустыню. – Оно без меня пропадет. – Стоять! – крикнул Шкорпион, поднимая автомат. – Воды ему! Один из амбалов схватил бедного Короля за шиворот, а второй взобрался в самолет и вернулся с кружкой воды. – Пей, зараза! – и ткнул кружку ему под нос. Бедный Король попытался отвернуться, но железные пальцы амбала зафиксировали его голову. В нужном положении. – Пей! – Я сначала – маленький глоточек, ладно? – жалобно попросил Король. – А потом – другой. Чтобы постепенно… Он коснулся кружки губами. И мне было видно, как ему хочется осушить ее до дна. Ничего, попозже попьет. Наш Король оказался ко всему прочему еще и мужественным человеком. И прекрасным артистом. Он обвел всех нас грустным взором, будто прощаясь навеки, и сделал крошечный глоток. Тут же ноги его подкосились, и он повис, поддерживаемый за шиворот амбалом. Тот разжал руку. Король рухнул наземь, ноги его дернулись. Глаза закрылись. – Готов! – ахнули амбалы. Пилот склонился над Королем. Прислушался к его дыханию: – Дышит. Немножко. Проверил пульс. – Сердце стучит. Немножко. Отнесем его в тень. – И, подхватив Короля под мышки, уволок его на брезент и заботливо укрыл. Драма в пустыне! И надо сказать, эта сцена произвела впечатление на террористов. Конечно, им нисколько не было жаль какого-то нищего Короля. Они с ужасом думали о том, что вполне могли разделить его участь, если бы успели напиться из отравленной бочки. – Эх вы! – сказал Алешка с горечью. – Такого человека загубили. – И в глазах его блеснула не то слезинка, не то смешинка. – Оклемается! – отмахнулся один из амбалов. – Он немного выпил. – Хочешь попробовать? – спросил его пилот. – Еще чего! Я уж потерплю. – И вдруг он задумался. – Э! Братва! А чего этот… как его… шкорпион… Чего он в самолет-то полез? – Значит, надо, – сказал Алешка. – Обычное дело, – объяснил пилот. – По ночам очень холодно, и вся ядовитая тварь либо в норках замирает, либо ищет, где погреться. Самолет-то за день нагревается, тепло внутри держит. Вот они туда и ползут. – Они все скоро пронюхают об этом, – добавил Алешка, – и будут на ночь в самолете собираться. – Ага, – добавил и я. – Тарантулы, змеи, черепахи… – Бараны, – сказал Алешка. «Бараны» переглянулись, ничего не сказали, но призадумались. А мы по очереди сходили за дальний бархан, напились прохладной водички из канистры и незаметно принесли фляжку для Короля. Он жадно напился и опять притворился полумертвым. К вечеру террористы тщательно осмотрели весь самолет, проверили все окна и иллюминаторы и накрепко заперли все дверцы. Глава V ЯБЛОЧНЫЕ АРБУЗЫ Утром Шкорпион первым вылез из самолета и сразу же спросил Короля: – Жив? – Почти, – простонал тот. – Могу еще попробовать. Может, привыкну. Иммунитет выработаю. – Нам только твоего иммунитета здесь не хватало. Пошли колодец копать. – А вертолет с бензином? – Летит. Но искать нас долго будет. Еще бы! Особенно если учесть, что совсем в другом месте. Алешку от рытья колодца мы освободили, и он, забрав сачок и банки, углубился в пустыню. А мы, забрав из самолета маленькую саперную лопатку, взялись за колодец. Копалось легко – песочек. Но толку было мало. Именно потому что песочек. Стенки колодца все время осыпались, и получалась просто яма. Правда, на дне ее песок был влажный. Шкорпион даже попробовал получить из него воду. Набрал горсть песка в платок и стал его выжимать. Но не выжал ни капли. То ли влаги в песке было мало, то ли силенок у него не хватало. А скорее всего – ума. – Ладно, – сказал пилот, – не унывайте: будет к вечеру вода. – Чего? – изумился один амбал. – До ночи, что ли, копать? Да я лучше от жажды подохну. – А я – нет, – сказал второй и взялся за лопатку. Но пилот остановил его. Он был опытный человек в пустыне и знал, как добыть воду. Серж поставил на дно ямы ведерко, а саму яму накрыл черной пленкой и придавил ее по краям песком. А потом вытащил из-под самолетного колеса один башмак и осторожно положил его на самую середку пленки. Пленка прогнулась, и получилась большая черная воронка, острием своим направленная в ведерко. – Вот и все, – весело сказал Серж. – Солнышко за день вытянет воду из песка, она, испаряясь, соберется на пленке изнутри и накапает в ведерко. – Во дурак-то! – сказал Шкорпион. – Может, и так, – мирно согласился пилот. – А две-три кружки к вечеру наберется. – Первая моя, – сказал один амбал. – Моя – вторая, – поспешил другой. – А нам? – спросили мы. – А вы из бочки пейте, – хихикнул Шкорпион. – Иммунитет вырабатывайте. Но мы обошлись без иммунитета. И напились не из «отравленной» бочки, а из прохладной алюминиевой канистры. – Надо всеми силами, – сказал Алешка, выдув вторую кружку, – создавать им невыносимые условия. А мне от этих слов опять стало немного грустно. Это ведь были любимые мамины слова: «Я не могу существовать в этих невыносимых условиях, которые постоянно создают три мужика в одном доме». А сейчас она, наверное, уже скучает по этим трем мужикам. И условия без них кажутся ей еще более невыносимыми… Команда Шкорпиона позавтракала своими припасами. А у нас никаких припасов уже не было. Мы даже немного приуныли и стали рассуждать, как бы нам поймать небольшого варанчика пуда на два и сделать из него жаркое. – Таких не бывает, – авторитетно возразил Алешка. – Кило на три только. – А ты откуда знаешь? – удивился я. – В «Географии» прочитал. – А как их ловят? – спросил Король. – За хвост, наверное, – ответил я. – На приманку их ловят. Тухлую, – сообщил пилот. – А у нас и не тухлой-то нет. – Арбузы будете? – вдруг спокойно спросил Алешка. – А шашлыков у тебя нет? – с ехидцей отозвался пилот. – Может, и покурить найдется? – Ну как хотите, – все так же спокойно проговорил Алешка и достал из маминой сумки какое-то крупное зеленое в полосочку яблоко. – А я съем арбузика. На жаре очень приятно… Ножичка ни у кого не найдется? – Найдется, – почему-то шепотом сказал Король и протянул Алешке перочинный нож. Алешка разрезал это полосатое яблоко на четыре части, и оно оказалось внутри… настоящим арбузом. Маленьким, розоватым, с мелкими коричневыми зернышками, не очень зрелым и сладким – но совершенно настоящим! Правда, очень маленьким… – Где взял? – спросил пилот, отбрасывая тоненькую корку. – На огороде, – засмеялся Алешка. – На бахче, – поправил его Король. – Пошли! – скомандовал пилот. – И как же я про них не сообразил. …Алешка вел нас довольно долго. По пути нам все чаще стала попадаться всякая живность. Кто-то проскакал, похожий на маленького хвостатого зайца; черепаха свалилась с верхушки бархана; ящерка мелькнула. Мы даже спугнули большого варана. Убегая, он оглянулся, прошипел что-то, показав свои острые зубы, и махнул по песку хвостом. За такой хвостище я не стал бы его ловить, даже умирая от голода. Дядя Серж с сожалением посмотрел варану вслед: – Быстро, главно-дело, бегает. – Сто двадцать метров в минуту, – сообщил Алешка. – В «Географии» написано. И кусается здорово. Ты, Дим, ему палец не подставляй – может оттяпнуть. А я и не собирался. Вскоре мы вышли к какому-то плоскому месту, которое было покрыто, будто сеткой, длинными плетями с мелкими зубчатыми листиками, желтовато-зелеными. И вдоль этих плетей, прицепившись к ним черенками, валялись в необозримом количестве и грелись под горячим солнышком не очень полосатые, но все-таки арбузики. Да, не такая уж она пустая, эта пустыня. Мы быстренько набрали этих плодов, сложили их в горку, уселись вокруг нее и принялись за дело. – Пользуясь случаем, – сказал через некоторое время дядя Серж, тяжело дыша и покряхтывая, – нам надо обсудить положение и наметить план действий. – Создавать им… – начал было повторяться Алешка, но пилот перебил его. – Это все верно. Это у нас получится. Но дело-то вовсе не в этом… – Надо у них оружие отобрать, – опять вставил Алешка. Раз уж он всех накормил, то, конечно, имеет право на особый голос. Может даже старших перебивать. – Отобрать оружие и… – И не вздумай, – строго сказал Король. – Слишком большой риск. Могут пострадать дети. – Чьи дети? – не сразу понял Алешка. И даже оглянулся кругом. В поисках детей. – Твоих родителей, – усмехнулся пилот. – Глупые дети. – Не такие уж они глупые, – обиделся Алешка. И в доказательство попросил: – Дядя Серж, закрой глаза, открой рот и протяни руку. – И высыпал ему в ладонь целую горсть… патронов. – Откуда? – прибалдел пилот. И открыл рот. – С огорода, – усмехнулся Алешка. – Я их у одного амбала спер. Невыносимую жизнь им создаю. Теперь у них один пистолет пустой совсем. Тут Король расшумелся, стал укорять Алешку, говорить, что он не только сам подвергался опасности, но и всех нас мог подставить. – Да ладно вам, Ваше Величество, – остановил его Серж. – Похвалили бы лучше пацана, что он бандита обезоружил, смекалку и смелость проявил. – Вообще-то, конечно, – смутился Король. – Несомненно. Я придерживаюсь того же мнения, однако… – Однако нам надо поскорее разобраться в этом деле, – сказал пилот. – И не только удрать на самолете, а постараться выяснить – зачем этих бандюков занесло в пустыню? Деньги здесь, главно-дело, под ногами не валяются, грабить некого… – У вас, похоже, есть на этот счет какие-то догадки? – спросил Король. – Поделитесь. – Есть догадки. Правда, загадок больше, – сказал Серж и придвинулся к нам поближе. – Меня очень насторожило, ребята, – вполголоса начал он, – что наши бандиты направляются на место археологических работ. Что им там нужно? Что они собираются натворить? Этого я не знаю. Но знаю точно: какую-нибудь гадость. – Может, они как-нибудь пронюхали, – предположил Алешка, – что археологи раскопали что-нибудь очень ценное? Какое-нибудь древнее золото, например. И хотят эти ценности ограбить. А я вдруг вспомнил, что папа говорил перед отъездом. Будто археологи наткнулись на бандитский тайник. И что нужно поскорее с этим тайником разобраться. И тут страшное подозрение снова вспыхнуло у меня в голове. И сразу оформилось! Две карты! Совершенно одинаковые! Одна – у бандитов, а другая у… Короля! Одна шайка! Только они все притворяются, что Король тут ни при чем. И слова он всякие шпионские употребляет: дортуар, ристалище. И Алешку осуждал за то, что тот патроны стащил. Этот Король (кличка, наверное), может, самый главный в этой банде… Решение созрело мгновенно. Я перебрался поближе к Королю, примерился и, набросившись на него, как тигр, повалил лицом в песок и стал выворачивать ему руки: – Вяжите его! – орал я. – Он нам сейчас все расскажет! Король повел себя очень странно. Он повернул ко мне голову, выплюнул песок изо рта и участливо спросил: – Ты что, друг мой, перегрелся? Тут же я почувствовал, как одна крепкая рука взяла меня за шиворот, а другая – за штаны. Сильные руки пилота подняли меня и положили рядом с Королем. – Он арбузов переел, – услышал я его насмешливый голос. – Однако действовал отважно, – Король поднялся и стал отряхивать свой белый костюм от песка. – Решительно, я бы сказал. – Но глупо, – припечатал дядя Серж. Теперь и мне мои подозрения показались явной чепухой. Стало стыдно. Но Алешка тут же пришел мне на помощь. – А я тоже подозреваю, – сказал он, – что никакой вы не король. – Я тоже так считаю, – улыбнулся Король. – Я директор детского дома. Сейчас я расскажу вам все по порядку, и мне кажется, что нам станет все ясно: зачем здесь оказались эти гнусные захватчики и какие пакости они собираются сотворить. – Пусть только попробуют, – с угрозой сказал Алешка. – Справимся. Их-то всего трое, зато нас четверо. – Да еще каких! – энергично сжал свой большой кулак пилот Серж. И посмотрел при этом на меня: то ли намекал на мою «отвагу», то ли предупреждал, чтобы впредь я этой отвагой без разрешения старших не пользовался. Глава VI ЗУБАСТЫЙ ВАРАНЧИК – Наше королевство, – начал свой рассказ… Король (или директор), – находится в маленьком городе. И владения наши не очень велики: старый дом на окраине, огородик, курятник и мастерская, где мы чиним нашу старую мебель… После ристалищ. – А сколько у вас подданных? – спросил Алешка. – Двести пятьдесят сорванцов. – Маловато для королевства. – Мне и этих хватает с избытком, – вздохнул Король детского дома. – Управлять таким государством, друзья мои, очень нелегко. – А почему вы Королевством называетесь? – спросил я. – Да ребята такую игру придумали. – Ага, – вспомнил я. – Как «Республика ШКИД», да? А зачем? – Так веселее жить. И легче справляться с трудностями. А трудностей нам хватает. Но мы не унываем. – Вы с ними боретесь? – спросил Алешка. – Конечно. Изо всех сил. И он рассказал, что главные трудности у них – материальные. Денег на детский дом выделяют мало, их все время не хватает. Правда, ребята выращивают овощи и собирают яйца в курятнике, но и это плохо помогает. – Нам очень нужны деньги. К осени нам надо починить крышу, купить теплую обувь и – обязательно – компьютер для обучения. – И совершенно неожиданно Королевский директор заключил: – Вот почему я здесь… – За деньгами прилетели? – удивился Алешка и даже огляделся по сторонам – где же здесь валяются деньги на ремонт крыши и покупку компьютера? – За деньгами, друг мой, за деньгами, – вздохнул Король. – В том-то и вся история. Ведь этих бандитов, оказывается, я знаю. И мне кажется, у меня с ними общая цель… Нет, нет, Дима, это совсем не то, что ты подумал. Я знаком с ними заочно, по рассказу одного нашего воспитанника. И он начал рассказывать издалека. – Вовка-Соловей появился у нас недавно. Настоящий Соловей-разбойник. Ну, сначала он все пытался удрать, ему не нравилась дисциплина, ему не нравился распорядок дня, не нравилось, что надо учиться и трудиться… – Кому понравится! – фыркнул Алешка. – Не все, что необходимо, – приятно, – назидательно произнес Король. – Вот ты, к примеру, не любишь чистить зубы, а тем не менее… Вот тут он не угадал. Впечатлительный и доверчивый Алешка, насмотревшись по телевизору всяких ужасов про всякие кариесы, чистит зубы так, что треск стоит по всей квартире. А мама всякий раз с тревогой проверяет – не стер ли он все свои зубы без следа. – Но вскоре, – продолжил между тем свой рассказ Король, – Вовка-Соловей привык к нашей жизни и стал очень активно в ней участвовать. А так как мальчишка он сообразительный, я своим королевским указом назначил его министром финансов. И этот Соловей-разбойник аккуратно вел учет всех наших доходов и расходов. – Быстро карьеру сделал, – проворчал Алешка. – Не растерялся. Король на эти слова только снисходительно улыбнулся и продолжил рассказ: – И вот однажды он приходит ко мне и говорит: «Ваше Величество, нам ведь нужны деньги?» «А как же, – отвечаю я. – Очень. Но у нас их нет». И тут он сообщает: «А я знаю, где они есть». Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/valeriy-gusev/privet-ot-verbluda/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Дима, вероятно, не знал, что дортуар – это общая спальня в закрытом лицее или пансионе, а ристалище – место для всяких состязаний по борьбе и другим видам спорта; да, собственно, и сами эти сражения тоже порой называют ристалищами. Зная это, Дима во многом разобрался бы гораздо раньше.