Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Посетите город Горький Наталья Владимировна Резанова Альтернативные истории России #6 «В нашу эпоху воистину глобальных перемен Россия заново открывает для себя некогда славные, но несправедливо забытые имена деятелей родной культуры. Среди них особо выделяется имя Максима Горького (псевдоним Алексея Максимовича Пешкова), творчество которого десятилетиями замалчивалось, а общественная деятельность преподносилась в уродливо искаженном виде…» Наталья Резанова Посетите город Горький В нашу эпоху воистину глобальных перемен Россия заново открывает для себя некогда славные, но несправедливо забытые имена деятелей родной культуры. Среди них особо выделяется имя Максима Горького (псевдоним Алексея Максимовича Пешкова), творчество которого десятилетиями замалчивалось, а общественная деятельность преподносилась в уродливо искаженном виде. Еще не забыт пережитый в середине 80-х шок, когда широкой публике стало известно, что Горький был не только основателем «Русского общества для изучения еврейской жизни» (единственное, что о нем сообщала официальная пропаганда), автором не только ангажированных самиздатом «Несвоевременных мыслей» и всеми ругаемого, но никем, в сущности, не прочитанного романа «Мать», но писателем, более двух десятилетий бывшего властителем дум в России, чьи книги широко издавались едва ли не во всем мире, и повсюду встречали широкий резонанс. В пору журнального бума конца 80-х, в библиотеках выстраивались очереди за номерами «Нового мира», где печаталась прославленная трилогия «Детство», «В людях», «Мои университеты „, или „Дружбы народов“, публиковавшей цикл «По Руси“. Благодаря нынешней популярности автобиографических произведений Горького, нет нужды подробно останавливаться на раннем периоде его жизни и творчества. Но имеет смысл рассказать о переломном моменте его биографии, благодаря которому имя Горького стало запретным в родной стране. С середины 20-х годов писатель, обосновавшийся на острове Капри, переживал период острой депрессии. В целом, это случалось с ним не так уж редко – Горький был крайне впечатлительной натурой, что обычно свойственно туберкулезникам. Но теперь для подавленного настроения писателя были глубокие основания. Он явственно видел, как меняется политический климат. В Италии, где он жил, укреплялся фашистский режим, представители которого не скрывали ненависти к литератору-гуманисту. Несомненно, назревал вопрос об отъезде. Но куда? Вернуться в СССР? Возможно, Горький размышлял над этим, и отверг подобную идею. С прежним советским руководством он еще находил общий язык – но не с нынешним. С другой стороны, Горький оставался чужим для белой эмиграции, группировавшейся в основном в Чехии и Франции, и в своей непримиримости не желавшей простить Горькому ни его материальной поддержки, оказываемой большевикам в дореволюционный период, ни того, что его ранний и незрелый роман «Мать» имел несчастье удостоиться похвалы Владимира Ленина.(В дальнейшем советская печать упорно замалчивала это обстоятельство, эмигрантская же только о нем и помнила.) Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/natalya-rezanova/posetite-gorod-gorkiy/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.