Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Вампиры из мертвого гарнизона

$ 59.90
Вампиры из мертвого гарнизона
Об авторе:Автобиография
Тип:Книга
Цена:59.90 руб.
Издательство:Эксмо
Год издания:2003
Просмотры:  14
Скачать ознакомительный фрагмент
Вампиры из мертвого гарнизона Андрей Михайлович Дышев Девять граммов дури Все начиналось так. Два студента-химика, решив подзаработать, синтезировали неизвестный ранее наркотик, который даже не поддается анализу. Их опытами заинтересовался вор в законе Князь. Он лично организовал подпольное производство и сбыт необычной наркоты, которую называли «белым китайцем». Вся цепочка была налажена до тонкостей и долгое время не давала сбоев. Розыскники сбивались с ног, чтобы выследить пути поставки. Но, как всегда, дело погубила маленькая случайность… Андрей Дышев Вампиры из мертвого гарнизона ДЕЛОВАЯ ХВАТКА Лариса Геннадиевна совершенно обоснованно считала, что жизнь ее удалась. И счастье материнства вдосталь испытала, и помогла внучку Оксану на ноги поставить, и на свадьбе ее гуляла, громче всех «горько» кричала, да вот еще хватает сил с правнуками нянчиться. А их у внучки двое. Детишки красивые – глаз не оторвать. И муж внучки Лешка Порохов – парень работящий, в меру спиртное употребляет, не ругается, жену не обижает. Живут в Ярославле, своя квартира. Прямо-таки идеальная картинка получается. Тьфу-тьфу-тьфу, не сглазить бы! Летом Лариса Геннадиевна обычно жила в деревне Любимовке, в своем доме. Ярославская область, живописная русская глубинка! Рядом лес, дремучий, непроходимый, эхо в нем гулкое, долгое. Заладит кукушка свою песню – со счета собьешься. И волки в этих лесах водятся, и Михаила Потапыча встретить можно. А как приятно утром, по росе, сходить на земляникой, когда солнце еще только улыбается из тумана, и катится по полянкам терпкий волжский запах! Но самая благодать наступала, когда Лешка детей с собой в деревню привозил. Вот радость-то для бабки! Лариса Геннадиевна выведет их в палисадник, где трава почище и под яблонями прохладно, и возится с ними до обеда, пока Лешка свои дела решает. Новое поколение, время ценить умеют. Даже баньку топить не стал. "Некогда, бабуля, – говорит. – Я у себя дома в ванне помоюсь". На это Лариса Геннадиевна только руками разводила. Леше видней. Бизнес! И как у него все ловко и быстро получается! Глазом не успела моргнуть, как он через сельсовет оформил в собственность бесхозный пустырь за домом, обнес его рабицей, загнал туда экскаваторы, бульдозеры и грузовики, да еще двух огромных собак для охраны завел. Вот что значит хозяйская жилка! Хорошая молодежь пошла, деловая! Сколько Лариса Геннадиевна себя помнит – никому этот пустырь не был нужен, разве что бурьян на нем разрастался словно в парнике. А Лешке вот пригодился. Он о семье думает, о будущем своих детей. Не то что пьяницы деревенские. Тем лишь бы с утра пораньше зенки свои водкой залить… В середине лета Лариса Геннадиевна захворала и ненадолго уехала к детям в Ярославль. В городе, конечно, старичкам жить проще: тут и поликлиника рядом, и аптека, и не надо воду из колодца носить. И все же бабушка скучала по деревне, письма односельчанам писала. Как-то ей сообщили, что Лешка на своем пустыре копает глубокий котлован, и вся деревня в догадках: то ли пруд он задумал, чтоб карпа там разводить, то ли фундамент для большого кирпичного дома закладывать будет… Ай, молодец парень! Вот что значит деловая хватка! ЦЕХ № 13 – Я следователь из следственного управления, – сказал Андрей Валерьевич Благов и полез в карман за удостоверением. Ему всегда с трудом давались подобные слова. Он знал, что они обладают магической силой, и собеседник, кем бы он ни был, сразу попадает под власть этих слов. А Благову вовсе не хотелось власти над людьми. Он считал, что властью может обладать только закон. Директор с заметным облегчением вздохнул, ослабил узел галстука на воротнике и откинулся на спинку кресла. – Слава богу, слава богу! – оживленно сказал он. – Значит, дело сдвинулось с мертвой точки. Вы знаете, пока я вас ждал, места себе не находил! Капитан юстиции следователь Благов быстрым шагом пересек кабинет директора и крепко пожал ему руку. – Почему? – Как почему? – Директор потянулся к бару, открыл дверку и обвел рукой строй бутылок. – Когда я начинаю ломать голову, подозревая своих сотрудников, то производство начинает чахнуть. Я должен быть полностью уверен в своей команде. Я должен верить людям, как самому себе. Надеюсь, у вас в милиции по таким же принципам строятся отношения? Представляете, как трудно мне смотреть в глаза подчиненным? Но хватит, с меня довольно. Каждый должен заниматься своим делом. Я – руководить производством, а вы – подозревать… Коньячку? – Мы с вами еще не начали работу, а вы уже прочертили между нами границу, – сказал Благов, опускаясь в кресло. – Руководитель руководит, а милиция подозревает. Каждому свое, так, по-вашему? Но преступник, между прочим, не с луны свалился. Он словно сорняк – появляется там, где забывают пропалывать грядки своего огорода. – Как же я должен пропалывать грядки? – усмехнулся директор. – Это уже другой разговор, – ответил следователь. – Об этом мы как-нибудь на досуге поговорим. – При всем уважении к вашей профессии, – сказал директор, наполняя рюмки, – я все-таки вам не завидую. Какой труд! – Это так кажется! – махнул рукой Благов. – Ваша работа намного более нервная и опасная. – Ну что вы! – возразил директор и скромно опустил глаза. – С чем я имею дело? Нефть, бензин, трубы, насосы… Знаете, иногда так хочется махнуть на все это рукой и заняться, как вы говорите, прополкой грядок… Ваше здоровье! Благов кивнул, принимая тост, и пригубил рюмку. – А теперь, пожалуйста, еще раз расскажите о том, как была обнаружена недостача, – попросил он. Директор принялся ходить по кабинету – из угла в угол. Так ему легче было скрыть волнение. – Вот представьте себе, как бензин или дизтопливо с завода перекачиваются по трубопроводу на нефтебазу. Сначала готовый нефтепродукт поступает в резервуары цеха номер тринадцать. На резервуарах установлены приборы для точного определения веса топлива. По этим приборам оператор следит за тем, чтобы резервуар был заполнен полностью, "по горлышко". А потом он контролирует количество топлива, перекачанного на нефтебазу. – Кто конкретно следит за приборами? – перебил следователь. – Начальник участка Иван Семенович Мухин. Работа у него, честно говоря, – врагу не пожелаешь. Казалось бы, ничего особенного, не пыльно, да и не шибко хлопотно. Но это только на первый взгляд. – Почему? – Головная боль начинается с приборов. Дело в том, что эти приборы были созданы еще при царе Горохе. Все они имеют мизерную, определенную техническими и эксплуатационными характеристиками, погрешность – полпроцента. Всего лишь полпроцента! Директор, дабы заострить внимание следователя, поднял вверх указательный палец и покачал им у себя над головой. – В какую сторону? – уточнил Благов. – Что? – переспросил директор. – Извините, я вас не понял… – В какую сторону погрешность – в сторону увеличения или уменьшения? – И в ту, и в другую, – пояснил директор. – Короче, в обе. Вроде бы, по теории вероятностей, эта погрешность спустя некоторое время должна сама себя погасить. Сегодня мы отправим топлива больше, завтра меньше, а в итоге будет норма. Логично? Так раньше у нас и было. Но вдруг эта самая теория вероятностей дала сбой, и в цифрах появились заметные расхождения. – Перебью, – произнес Благов. – А как часто вы перекачиваете нефтепродукты с завода на базу? – Случается это периодически: как ежедневно, так и с перерывами в течение недели. – График перекачки вы составляете лично? – Конечно, вместе со своими инженерами. – Скажите, а может ли этот график попасть в поле зрения тех работников завода, которым по долгу службы знать о нем необязательно? Директор усмехнулся, пожал плечами, затем развел руками: – Гриф секретности, разумеется, мы графикам не присваиваем. Хотя и не выставляем на всеобщее обозрение… – Я понял. Продолжайте! – Как обычно, Мухин получил задачу отправить на нефтебазу определенное количество топлива. Когда перекачка закончилась, то все данные о количестве отправленного нефтепродукта были зафиксированы в режимном листе дежурного инженера. После чего этот лист поступает к экономисту. – А кто контролирует поступающее топливо на нефтебазе? – Оператор цеха номер тринадцать. Перед резервуаром нефтебазы установлены счетчики, фиксирующие поступление нефтепродуктов. – Счетчики фиксируют количество топлива, влившегося в резервуар под давлением, я правильно вас понял? – Конечно. – А как вы учитываете топливо, оставшееся в трубопроводе после перекачки? – Учитываем! Обязательно учитываем! – заверил директор. – Это топливо стекает из трубопровода в специальный резервуар, и оператор нефтебазы совместно с оператором цеха номер тринадцать при помощи рулетки производят замер его объема. – При помощи рулетки? – Пусть вас это не смущает! У нас есть таблицы, по которым достаточно точно рассчитывается масса поступившего нефтепродукта. Проверено временем! Эти данные сообщаются дежурному инженеру цеха номер тринадцать. Все, вплоть до последнего килограмма, экономист цеха фиксирует у себя. Эти цифры потом заносятся в официальные документы завода. И вот неожиданно всплыла серьезная недостача нефтепродукта, прибывшего на нефтебазу. – Около пятидесяти тонн? – Да, около пятидесяти тонн, – кивнул директор и нахмурился. – Утечки из резервуаров исключены? – Абсолютно. – Приборы? – Мы протестировали их. Выявленная погрешность соответствует норме. – Выходит, топливо теряется где-то на проме-жутке между заводом и нефтебазой? Директор развел руками: – Делать выводы – ваша прерогатива, товарищ следователь. Трубопровод между заводом и нефтебазой охраняется нашими обходчиками. Никто из них не докладывал о каких-либо повреждениях. Следователь встал, подошел к карте района, которая висела на стене кабинета и напоминала замысловатые обои. – Вот наш завод, – сказал директор и ткнул пальцем в россыпь черных прямоугольников. – А это нефтебаза. Красная линия – это трубопровод. Благов медленно скользил взглядом по красной линии, по этой энергетической артерии, которая пересекала поля, рощи, мелкие речушки и дороги. – А это что? – спросил он, указав на вытянутую прерывистую окружность, которая заключала в себе красные угловатые фигуры, которые чем-то напоминали белорусский узор. – Это воинская часть, – ответил директор и, скривив губы, махнул рукой. – Бывшая! Все там разворовано и разрушено. Когда-то ходили строем солдаты, пели песни, чистота и порядок. А теперь – пристанище для бомжей. – Пока у меня все, – сказал Благов. – Я желаю вам удачи! – сказал напоследок директор, но следователь уже не ответил, вышел из кабинета и закрыл за собой дверь. РАНО ВСТАЕТ ОХРАНА Линейный обходчик Дмитрий Петелин брел по тропе, понуро склонив голову. Бывают же на свете такие профессии, от которых с души воротит. Ничего привлекательного и интересного! Одна беспросветная тоска. Зимой холод пронизывает до костей и проваливаешься в сугробы. Весной и осенью слякоть, грязь – после обхода заляпан с головы до ног так, что домой страшно идти. Летом жарко, мозги плавятся от солнца, обливаешься потом и не знаешь, где бы найти тень. Но все эти нюансы Дмитрий перенес бы с легкостью и без стенаний, если бы платили нормально. А что ему платят? Глянуть не на что! Вечно стоишь перед мучительным выбором, что купить: или ребенку пачку памперсов, или килограмм мяса. Он остановился, провел рукавом по вспотевшему лбу. Жизнь проходит, и ничего не меняется. Все тот же набивший оскомину маршрут. Те же люди, выгуливающие своих собак. Те же бомжи в кустах, дрожащие над бутылкой дешевой водки. Те же маркировочные столбы. И так будет продолжаться изо дня в день? Из года в год? И мечта купить престижную иномарку и съездить с женой за границу так и останется мечтой? Дмитрию стало так тягостно на душе, что он не выдержал и опустился на траву. Оперся подбородком на кулаки и уставился на темную полосу леса. Надо что-то делать. Так дальше жить нельзя. Не жизнь, а прозябание! Погруженный в свои невеселые размышления, Дмитрий не сразу заметил молодого человека в бежевой футболке и джинсах, который быстрым шагом шел к нему. "Обознался, наверное, – подумал Дмитрий. – Не за того меня принял". Но по лицу незнакомца нельзя было сказать, что он обознался. Приблизившись к Дмитрию и заслонив собой солнце, он попросил зажигалку, прикурил и сел на траву рядом с ним, явно с намерением поговорить. "Что ему от меня надо?" – с вялым любопытством подумал Дмитрий, искоса рассматривая незнакомца. По виду ровесник – лет двадцать семь, от силы двадцать восемь. Фигура спортивная, стрижка короткая. Черты лица крупные, можно сказать, даже грубые, но внешность парня не была отталкивающей, а, наоборот, располагала к общению. – Обходчик? – спросил незнакомец. – Обходчик, – подтвердил Дмитрий, ничуть не удивившись. А кто еще будет болтаться вдоль трубопровода из конца в конец, да еще в любую погоду? Ему хоть на лбу напиши "космонавт", все равно поймут, что он линейный обходчик. – Заработать хочешь? О-па! Вот это вопрос! Что называется, с места в карьер. На этот раз Дмитрий взглянул на незнакомца с интересом. – Допустим, – уклончиво ответил он. – А что надо делать? – А ничего, – ответил незнакомец и приятно улыбнулся. – Ну, это ты лапшу кому-нибудь другому на уши вешай, – серьезно заметил Дмитрий. Он терпеть не мог подобной хитрости, которая была сродни рекламным вывертам: обещают товар "совершенно бесплатно", а на деле оказывается, что стоит он вдвое дороже, чем в магазине. – Я правду говорю! – Улыбка вмиг сошла с лица незнакомца. Он взял Дмитрия за локоть и пристально посмотрел ему в глаза. – Тебе ничего не надо будет делать. – А конкретнее можно? – попросил Дмитрий, все еще не в силах понять, в чем же здесь подвох. Парень не торопился. Он оглянулся по сторонам, поплевал на окурок, тщательно притоптал его каблуком и вполголоса произнес: – Если что-нибудь увидишь на своем маршруте, то сделай вид, что ничего не увидел. – А что, к примеру, я могу увидеть? – уточнил Дмитрий. Он плохо понимал намеки и потому хотел полной ясности. – К примеру… к примеру, врезку в трубопровод. И быстрый настороженный взгляд: как Дмитрий отреагирует? Так вот где собака зарыта! Дмитрий качнул головой, усмехнулся и уставился себе под ноги. Значит, этот парень собирается сделать врезку и отвести от нее трубу с краном. Понятно, для какой цели. Чтобы втихую воровать бензин для какой-нибудь своей раздолбанной "шестерки". Придет к потайному крану как-нибудь вечерком, отвинтит его и за минуту наполнит целую канистру. Халява! – И сколько ты собираешься мне отстегнуть? – спросил Дмитрий. – Пятьсот рублей, – не задумываясь, ответил незнакомец и, помолчав, добавил: – За каждый твой обход. Дмитрию показалось, что он ослышался. Этот парень собирался платить ему по пятьсот рублей за недонесение… то есть за молчание после каждого обхода? Это ж сколько памперсов, и мяса, и водки, и шампанского, которое так любит Настя, можно купить? Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/andrey-dyshev/vampiry-iz-mertvogo-garnizona/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.