Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Место в жизни Владимир Наумович Михановский Владимир Михановский Место в жизни Все подвергнув сомненью, Как химик кислотам, Разуверившись вдрызг, Плюнешь в бешеный вал, Прыгнешь в лодку И вдруг Ты отыщешь весло там, Руль и компас, Которые столько искал. Теперь уже трудно установить, кому первому пришла в голову мысль купить в складчину билет в Лабиринт и затем разыграть его. Доподлинно известно лишь, что указанное событие в самом деле произошло в городском порту в послеобеденный час, когда под отвесными лучами солнца жизнь в гавани предельно замедляет свой бег, замирают корабли, никнут на мачтах разноцветные флаги, застывают краны, а докеры, разбившись на кучки, отдыхают. До гудка оставалось еще минут сорок. В тени, отбрасываемой длинным пакгаузом, было относительно прохладно, а молодое вино, распитое по случаю шестидесятилетия дядюшки Леона, приятно кружило головы. – Нас называют обломками, накипью большого города, разглагольствовал дядюшка Леон, развалившись на бунте джутового каната. – А что? Мы не обижаемся. Что тут зазорного быть обломком корабля, доблестно погибшего во время шторма? Дядюшка Леон обвел взглядом слушателей, расположившихся в кружок. – Что ж, не всем суждено попасть в Лабиринт, чтобы получить место в жизни, – вздохнула Люсинда, сверкнув цыганскими глазами. – У каждого своя судьба, – добавила молодая женщина с ребенком на руках. – Не судьба, а деньги, – сердито поправил молодую женщину смуглолицый крепыш, сидевший рядом с Люсиндой. – Чтобы купить билет в Лабиринт, нашему брату нужно гнуть спину добрых десять лет. – И то не хватит, сынок, – махнул рукой дядюшка Леон. – За место в жизни никакая цена не является слишком высокой, – задумчиво произнес юноша с острыми чертами лица.Знать, что ты на своем месте, – это и есть счастье. – Счастье… – повторила Люсинда, тихонько высвобождая свою руку, которую под шумок пытался пожимать смуглолицый Топеш. – Кто может знать, какое оно, счастье? Где оно бродит? – Счастье заблудилось в Лабиринте… – бросил Орт, юноша с острыми чертами лица. – Лабиринт – главное государственное учреждение, – строго оборвал его дядюшка Леон, рассматривая свой кулак размером с кокосовый орех. – А я и не думал шутить, – пожал плечами Орт. – И готов повторить: только в Лабиринте и можно сыскать свое счастье. Однако, пожалуй, слишком дорого стоит оно, то счастье… – Да уж подороже, чем иные стишки, – усмехнулся Топеш. Никто не успел и глазом моргнуть, как к Топешу метнулся Орт. В глазах крепкоплечего грузчика мелькнул испуг. Он подался назад, и тут же несколько рук схватили Орта. – На этот раз я доберусь до тебя! – крикнул Орт, тяжело дыша. – Спокойно, петухи, – сказал дядюшка Леон. – Все равно едва ли кому-нибудь из вас суждено изведать счастье Лабиринта. У всех у нас одна судьба. Чего ж вам делить, молодо-зелено?.. Вот тут-то кто-то и предложил: – А почему бы нам всем вместе не осчастливить одного? Скинемся все на один билет, а потом разыграем его… Реплику встретили возгласами одобрения. Предложение всем пришлось по вкусу. Тотчас в ход пошла широкая шляпа дядюшки Леона, и через несколько минут тулья ее заполнилась трудовыми медяками докеров. Весть о необычной затее с быстротой звука облетела гавань. Люди подходили к пакгаузу, и каждый, вносил свою лепту в счастье, предназначенное неизвестному, тому, кто вытянет счастливый жребий… – Подведем итоги, – сказал дядюшка Леон, когда поток монет иссяк, а шляпа оказалась полной с верхом. Он торжественно высыпал деньги на днище рассохшегося бочонка из-под пива, и обступившие бочонок докеры молча наблюдали за корявыми пальцами, которые складывали в столбики монеты разного достоинства. – Готово? – спросил Орт, когда дядюшка Леон закончил счет и перестал шевелить губами. Дядюшка Леон махнул рукой. – Голытьба! – сказал он, выпрямляясь. Помолчал и добавил: – Я всегда считал, что если даже вывернуть все ваши карманы… – Не хватает, дядюшка Леон? – спросила Люсинда. Дядюшка Леон не удостоил ее ответом. – В общем, разберите, друзья мои, по карманам, кто сколько положил, и дело с концом, – решил он. – Погодите! – воскликнул Топеш, когда две-три руки уже протянулись к бочонку. На смуглом лице парня отражалась отчаянная борьба. – А много недостает, дядюшка Леон? – спросил Топеш. – Сорок монет, сынок, – пробасил старый грузчик. – Сорок монет… – Казалось, парень колебался. – А, была не была! Топеш стремительно сорвал с себя кожаный пояс и высыпал на бочонок струйку тусклых металлических кружочков. – Вот. Здесь как раз сорок, – сказал Топеш, кивнув на деньги. – Откуда у тебя такие деньги? – строго спросил дядюшка Леон и потрогал пальцем кучку монет – Собирал я. Четыре года. – На что? – На свадьбу, – ответил Топеш, опустив голову и теребя в пальцах опорожненный кожаный пояс. – Свадьба – дело, – одобрил дядюшка Леон. – Только с чего же ты вдруг так расщедрился, парень? А? Верно, надеешься на счастливый билетик? Топеш молчал. – Ну ладно, – заключил дядюшка Леон. – Будем надеяться, бог тебя услышит. Старый Леон заново пересчитал деньги, сгреб их ладонью в видавшую виды шапку и провозгласил: – Запомните этот день! Сегодня мы сообща сделаем счастливым одного человека. А кого именно – сейчас выяснится! И толпа, предводительствуемая дядюшкой Леоном, с песнями и хохотом двинулась покупать билет в Лабиринт. – Подумать только, такая маленькая штучка стоит целое состояние, – сказал Топеш, задумчиво глядя на узкий картонный прямоугольник, торжественно возлежащий в самом днище перевернутого бочонка. Для пущей важности кто-то застелил днище старой газетой. – Начнем! – произнес дядюшка Леон, встряхивая шляпу. Вместо денег шляпа была заполнена теперь клочками бумаги, торопливо свернутыми в трубочки. Клочки были пусты, лишь на одном торопливо, корявыми буквами было выведено: «Билет»… Люди подходили, брали из шляпы дядюшки Леона бумажную трубочку, отходили в сторонку и разворачивали ее. После чего одни молча швыряли пустой клочок бумаги наземь, скомкав его, другие вертели бумажку так и сяк, чуть не рассматривая ее на свет, третьи равнодушно совали пустой жребий в карман робы и улыбались, будто именно этого они и ожидали. Когда подошел черед Топеша, он побледнел как мел и, сунув руку в шляпу, которую дядюшка Леон держал на весу, на мгновение закрыл глаза. Медленно развернул Топеш трубочку – ничего!.. Он изорвал бумагу тщательно, в мелкие клочки и пустил их по ветру. – Плакали твои денежки, жених! – крикнул босоногий мальчишка, но Топеш не удостоил его даже подзатыльника. Между тем количество бумажных трубочек в шляпе старого Леона стремительно таяло. Уменьшалось и количество людей, еще не испытавших свой жребий. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/vladimir-mihanovskiy/mesto-v-zhizni/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 5.99 руб.