Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Секрет мрачного подземелья

Секрет мрачного подземелья
Секрет мрачного подземелья Екатерина Николаевна Вильмонт Даша и Ko #13 Лето. Дача. Скукота… Особенно, если нет рядом Дашки Лаврецкой, за которой уже наверняка ухаживает некий красавчик – против которого у остальных парней нет практически никаких шансов. Такие грустные мысли беспокоили Петьку Квитко. Но вовремя приехал лучший друг, Игорь. Теперь можно целыми днями купаться в речке, есть землянику и ничего не делать! Но Петька и Игорь и не подозревали, что впереди их ждет не безмятежный отдых, а детективное расследование. Что скрывает сосед Игоря за картиной на стене? Почему местные жители обходят стороной Поганое поле? И что за страшный вой доносится оттуда?.. Екатерина Николаевна Вильмонт Секрет мрачного подземелья Глава I Дачная тоска Петька тосковал. Он ненавидел жить на даче. Не на даче вообще, а на их даче, представлявшей собой почти голый участок, засаженный всякими там морковками и кабачками, которые мама с упоением консервировала ближе к осени. А сейчас к тому же стояла жуткая жара, и, чтобы мамины насаждения не погибли, приходилось беспрерывно таскать воду. Ему это было не трудно, но скучно. Никакой интересной компании в поселке тоже не было. Да и вообще… Где теперь Лавря? Тоже на даче. Но там – совсем другое дело. Они снимают большой дом на огромном, зеленом участке. И она там не одна. Стас тоже сидит на даче и готовится к экзаменам в институт. Да еще этот Юрик, черт бы его побрал… Наверняка таскается туда при первой возможности. Петьке так невыносимо захотелось вдруг увидеть Лаврю, что он чуть не завыл в голос. – Петенька, у тебя что, зубы болят? – осведомилась мама. – Ничего у меня не болит, – вздохнул Петька. – Просто я тут с тоски погибаю… – Без Даши своей? Привыкай, сыночка. Она ведь теперь пойдет в другую школу. – Ничего подобного! Она сказала, что доучится в нашей школе. – Мало ли что она сказала. А мама ее вряд ли согласится, чтобы она каждый день столько времени и сил на дорогу тратила. «Не знаешь ты Лаврю», – подумал Петька. И тут же пришло решение. – Мама, я, пожалуй, смотаюсь в Москву, а? – Зачем это? В такую жару? – Мама, но я же натаскал воды! Тебе хватит! А к вечеру я вернусь! Светлана Петровна поглядела на сына и по выражению его лица поняла, что лучше сейчас с ним не спорить. Да, в конце концов, пусть поедет, встряхнется. – Хорошо, езжай! – кивнула она. – Только постарайся вернуться с папой, на машине. В электричке вечером можно только умереть! – Ладно! – с восторгом крикнул Петька и побежал переодеваться. По дороге на станцию ему встретился Матвей Григорьевич, средних лет мужчина, живший с ними на одной улице. – Здрасьте! – на бегу бросил Петька. – Куда это ты так несешься, Петр? – спросил сосед. Ничего не попишешь, пришлось остановиться. – В Москву! – В такое пекло? Зачем это? «А тебе какое дело», – подумал Петька, но как воспитанный мальчик, разумеется, этого не произнес. – Дела! – Какие дела на каникулах? Эх, мне бы твои годы… – Извините, Матвей Григорьевич, я на электричку опоздаю! И, не дожидаясь ответа, Петька припустился бежать. А сосед неодобрительно покачал головой и отправился восвояси. Петька успел почти что в последний момент вскочить в электричку. В Москве он с вокзала позвонил отцу на работу. – Пап, я в Москве, – радостно сообщил он. – Сейчас у меня всякие дела, а вечером мы с тобой на дачу вместе поедем. Если что, подожди меня дома, ладно? – Если что? – Ну, если я вдруг задержусь на полчасика… – Короче, какие у тебя дела? – Ну, пап… – А, небось к Лавре своей на дачу намылился? Петька предпочел промолчать. – Понятно, парень. Что ж, ладно, подожду тебя. Если что. Из мужской солидарности! – Спасибо, пап! Пока! И он кинулся на другой вокзал, где опять сел в электричку. По дороге от станции к Лавриной даче он вдруг испугался: а вдруг там этот красавчик ошивается? Как тогда быть? Повернуться и уйти? Его не поймут. Остаться? Ну не отступать же! «Я буду бить его интеллектом! – решил Петька. – Он, конечно, красивый, спору нет, высокий, зеленоглазый, светловолосый, но интеллект – не самая сильная его сторона. Зато у меня с этим все в порядке. Красота для настоящего мужчины не главное. Вот на днях я смотрел передачу для баб «Я сама» – что только не будешь смотреть на даче! – так там женщины говорили, что главное для них – преданность, верность и ум. Так что мы еще посмотрим, чья возьмет!» А вот и их дача! Петька еще издали заметил Лаврину бабушку, Софью Осиповну. Она сидела в качалке под тентом с книгой в руках. А больше никого не было видно. Он решительно открыл калитку. – Здрасьте, Софья Осиповна! – Петруша! Здравствуй, дорогой! Ты откуда? – С дачи. Вот, решил проведать… – Ну и молодец! Только они все на речке… – Все? – удивился Петька. – Ах да, ты же не в курсе… Игорь с Олечкой приехали сюда… Одним словом… – Тогда я пойду к ним. – А ты дорогу-то найдешь? – Конечно! С прошлого года помню. А Стас тоже там? – Нет, Стасик в Москве, у него консультации… – Понял! – Петя, скажи им, что в такую жару нельзя без конца торчать на солнце! Тут с крыльца спустилась тетя Витя. – Соня, я слышу, ты с кем-то болтаешь… О! Петя! – Виталия Андреевна, здравствуйте! – Ты в гости или по делу? – В гости! Дел, слава богу, никаких нет! Лето! Каникулы! – А куда это ты собрался? – Витя, мальчик бежит на речку. Не задерживай его! – поняла Петькино нетерпение Софья Осиповна. Петька улыбнулся обеим дамам и припустился бежать к речке. Здорово! Круз тоже тут! А Юрика нет! Ура! Первой его заметила Оля. – Даш, смотри, по-моему, это Петька! – воскликнула она. – Где? – И вправду Квитко, – обрадовался Круз. – Петька! Мы тут! – завопил он. И Петька его услышал. – Привет! – Откуда? – Какими судьбами? – забросали они его вопросами. – Да вот… Соскучился! Здорово, Круз! Не ожидал! Он быстренько разделся и бросился в воду. Ух, хорошо! У них на даче до речки – пять километров. Не набегаешься. И даже на велике, пока доедешь, вся свежесть от купания уже куда-то делась… А тут – кайф… Он долго плавал, потом они все вчетвером плескались у берега, загорали, снова купались. – Петь, – тихонько спросила его Даша, – ты и правда просто так приехал? – В каком смысле? – Или ты какое-то дело опять нарыл? – Нет, Лавря, если я что и рыл, то грядки… Таким огородником заделался, фу-ты ну-ты! Просто мрак! А у вас тут как, все спокойно? – Пока да. Просто отдыхаем. – А как у Стаса дела? – Корпит. Даже со своей Никочкой ненаглядной почти не видится. – А этот… как его, Юрик, что ли? – Юрик? – Даша лукаво взглянула на Петьку. – Юрик на выходные приезжает, он же работает… А вот Денисика на все лето увезли… – Куда? – В Англию! Он боится, что брат его там оставить хочет… – Да, хреново… Хотя вряд ли его там насильно оставят. Ну, если он сам не пожелает… Неохота такого классного друга терять… – признался Петька. – Ах, клево тут у вас… – Ну, приезжай почаще или, еще лучше, оставайся у нас на несколько дней! – Спасибо, Лавря, но ничего не выйдет. – Почему? – Не могу я маму одну оставить с ее огородом. Там надо все время воду таскать… – А… Но если погода испортится, тогда приезжай! – Ладно. Там видно будет… Они еще довольно долго купались, покуда Игорь не заявил, что вот прямо сейчас, сию секунду, умрет с голоду. Тут и все остальные почувствовали, что изрядно проголодались. На обратном пути вышло так, что девочки шли вдвоем, и Петька остался наедине с Игорем. – Слушай, Петь, ты мне расскажи, как до твоей дачи добраться, может, я на днях к тебе заеду. Мне тоже на даче скучно до опупения! – Здорово, Крузейро! – Я и воды тебе натаскать помогу… – Еще здоровее! На даче их уже ждали с обедом. После обеда друзья валялись на траве в тени и болтали обо всем на свете. Одним словом, день прошел чудесно. Петька остался страшно доволен. Когда Петька только вылез из машины отца, мама всплеснула руками: – Сыночка! Это что ж, выходит, я тебя тут заморила? У тебя совершенно другой вид! Игорь, ты видишь? – Успокойся, мать, просто парень развлекся. Но каждый день развлекаться тоже ведь скучно. «Я бы этого не сказал», – подумал Петька, но счел за благо промолчать. На другой день, часов в десять утра, Петька решил не лениться, а сесть на велик и поехать на речку. Кстати, может, там и компания какая-нибудь найдется. Воду они с отцом еще вчера натаскали, так что он был свободен. – Мам, я, пожалуй, на речку съезжу! – На речку? А что, это идея! И я с тобой! Не возражаешь? Петька не возражал. Но едва они вывели велосипеды на улицу, как мама воскликнула: – Петя, а это не к тебе ли? Он глянул туда, куда указывала мама. – Круз! Мама, это Круз приехал! – Так… Накрылась моя речка, – с грустью проговорила мама. – Ничего подобного! Ты, мамуля, поезжай, искупайся, позагорай, а уж мы тут побудем! И он припустился навстречу другу. – Крузейро, вот молодец, что приехал! – Я так понимаю, что еще немного и я бы поцеловал дверь? – Ага, мы с мамой на речку собрались. – Далеко? – Пять километров! Но, думаю, мы и без водных процедур обойдемся? Нехай мама одна едет, а мы тут побалдеем, а? – Не возражаю. Здравствуйте, Светлана Петровна! – Здравствуй, Игорек. Какими судьбами? – Да вот, соскучился… – Ну и отлично! Хозяйничайте тут, а я уж, коли собралась, поеду на реку. Проголодаетесь, сами сообразите, что съесть! И имейте в виду, я надолго! – Конечно, мама! Мы тут сами управимся, а ты купайся сколько влезет! И Светлана Петровна укатила. – Да, – сказал Игорь, окидывая взглядом участок, – я бы это раем не назвал! – Какой там рай, две елки, три палки… Все еще только в перспективе. Мама говорит: зато твоим детям тут будет хорошо! – И тебя это не утешает? – заржал Игорь. – Да как-то, знаешь ли, не очень! – присоединился к нему Петька. – Петя! Петя! – раздался вдруг голос соседки Ирины Игоревны. – Петя, ты Барса не видел? – Барса? Нет! А что, он потерялся? Барс был роскошный рыжий щенок двух месяцев от роду, неимоверно веселый и симпатичный. – Да! Помчался, неслух такой, за кошкой и сгинул. Я ищу его, ищу, с ног сбилась… Петенька, ты не мог бы его поискать? – А какой породы щенок? – полюбопытствовал Игорь. – Ах, да какая там порода! Обычный двор-терьер, но он такой славный, – сквозь слезы проговорила Ирина Игоревна. – Поищем, найдем! Не расстраивайтесь! – утешил ее Игорь. – Не такое находили. Правда, Квитко? – Конечно! Вы только скажите, он в какую сторону побежал? – Вон в ту! – показала соседка. – Крузик, айда на поиски! Они долго лазали по кустам, но Барса нигде не было. – Что за глупость – назвать щенка Барсом? – негодовал Игорь. – Барсик испокон веку было котячьим именем! – Ну, не могу же я сказать соседке, что она дура! – резонно заметил Петька. – К сожалению, – буркнул Игорь. – Ой, гляди, это не он? Под кустом на чужом участке лежал рыжий щенок, еле живой от усталости и страха. – Барсик! – возликовал Петька. – Нашелся, дурашка! Барс, Барс, иди сюда. Щенок поднял уши, но не двинулся с места. – Черт, придется лезть за ним! – проворчал Петька. – Хозяев, похоже, нету! Они открыли калитку и вошли на чужой участок. Но стоило им приблизиться к щенку, как тот вскочил и бросился наутек. Мальчики за ним. Он подбежал к заднему забору и протиснулся между штакетинами. Решив, что преследователи теперь уже до него не доберутся, он разлегся на траве. – Барсик, Барсик, миленький… – ласково звал Петька. Но на щенка это не действовало. – Петь, ты его отвлекай, а я перелезу вон там, где кусты, и подберусь к нему сзади. – Правильно, Круз! Игорь перемахнул через высоченный забор и скрылся в кустах. Щенок под ласковые Петькины призывы нахально уснул, он совсем вымотался. Черт, куда же девался Круз? Он давно уже должен был бы появиться, а его все нет. Может, с ним что-то случилось? Но тогда он позвал бы на помощь! Наверное, старается не производить шума, чтобы не спугнуть Барса… Прошло еще несколько минут, а Игоря все не было. Петька уже не на шутку встревожился, но тут непонятно откуда выскочил Игорь и схватил потерявшего бдительность щенка. – На, держи его! Он передал Петьке Барса и опять перемахнул через забор. С его длинными ногами это было чрезвычайно просто. – Барсик, милый, – гладил беглеца Петька. Щенок был мягким и пушистым. – Ты чего там застрял? – Слушай, Петька… А чья это дача? – Эта? Погоди, сейчас вспомню… А! Матвея Григорьевича! – А кто он такой? – Черт его знает. А что? – А то, что я его очень часто вижу в нашем поселке. – Ну и что? – Не знаю. Просто он мне каким-то подозрительным показался. – Крузик, у тебя от всех наших дел уже крыша поехала. Подумаешь, ездит человек к кому-то в ваш поселок! Может, у него там родственники живут или дама сердца… – У такого? Дама сердца? – Ну и что? Дамы сердца бывают даже у вурдалаков! – У вурдалаков? Скажешь тоже! – рассмеялся Игорь. – И все-таки я бы на твоем месте за ним последил. Ты же все жалуешься, что тебе тут скучно. – Но с какой стати мне за ним следить? – А если мне интуиция подсказывает, что это очень подозрительный тип? – Вот ты за ним и следи. А мне моя интуиция ни фига не подсказывает. – Петя! Золото мое! Я так и знала, что ты его найдешь. Барсик! Барсик! – бросилась к ним Ирина Игоревна. – Ну и погонял он нас! Все время удирал! – Ой, Петя! А как тебя звать, мальчик? – Игорь! – Петя, Игорь! Я вам так благодарна… – Не о чем говорить! – сказал Петька. – Если еще убежит, обращайтесь, отыщем! – Вот что, мальчики, идемте ко мне, я вас домашним квасом угощу. В такую жару квасу попить приятно. – Спасибо, не откажемся! – сказал Игорь. Ирина Игоревна провела их на маленькую открытую веранду, усадила за стол и принесла большущий запотевший кувшин и стеклянные кружки. – Только пейте осторожно, он все-таки холодный! – предупредила Ирина Игоревна. Квас и вправду оказался отменным. – Ух ты! Какой кайф! – простонал Петька. – Ирина Игоревна, научите маму! – Да ради бога! Пейте, мальчики, не стесняйтесь! А я сейчас дам этому бандиту молочка! Где вы его нашли? – На участке Матвея Григорьевича! – А он-то его видел? – почему-то нахмурилась женщина. – Нет, а что? – Да неприятный тип! И животных не любит. Он мог бы его обидеть, моего Барсюшу. Игорь кивнул Петьке: мол, что я говорил! – А кто он такой вообще-то? Чем занимается? – на всякий случай осведомился Петька. – Да он инженером был на ткацкой фабрике, а потом в коммерцию подался. Жена его еще в молодости бросила. Но больше я ничего не знаю. Просто вот не хочется с ним общаться и все. Несимпатичный он человек. Выдув полный кувшин квасу и поболтав с хозяйкой о разных разностях, мальчики вернулись на свой участок. – Ну, что я тебе говорил! – не без торжества воскликнул Игорь. – Знаешь, Круз, я больше на такую дешевку не покупаюсь. Ты вспомни, как я подозревал неизвестно почему своих соседей, и все вроде было против них, а они оказались просто нормальными хорошими людьми? Подумаешь, несимпатичный он! А сколько симпатяг оказывались преступниками? Нет, тут для подозрений ничего нет. Ровным счетом ничего! – Да что ты так горячишься? Не хочешь следить – не надо! Давай лучше в шашки перекинемся? – Давай! Они поиграли в шашки, за этим занятием их и застала вернувшаяся с речки Светлана Петровна. – Подумать только! Они сидят и играют в шашки! Не лазают по чужим участкам, ни за кем не гоняются! – Мамуля, ты просто опоздала! Мы уже погонялись вволю за Барсом. Он удрал, и мы его искали. Просто уже выполнили свою норму, – засмеялся Петька. – Вы уже проголодались? – Нет! – хором ответили мальчики. – Отлично! Тогда через час будем обедать. Ой, Петя! У нас вода кончилась. – Как? Там же было полно. Две бочки! – Ты меня не понял! Попить у нас нечего. Полбутылки пепси осталось, и все. Может, смотаешься в магазин или на станцию? И мороженого заодно купишь. Петька с Игорем переглянулись. – Мы на великах, ладно? – Разумеется! А вернетесь, я вас из лейки оболью вместо душа! Мальчики сели на велосипеды и не спеша покатили к станции. Там было больше шансов купить мороженое. – Слушай, а мы довезем мороженое в такую жарищу? – спросил Круз. – Ага, мне мама такой специальный пакет дала. В нем все долго не тает! Они купили мороженое, воду, хлеб и уже собрались ехать домой, как вдруг Игорь метнулся за дерево. – Круз, ты чего? – ошалело вертел головой Петька. – Ты где? – Тут я, тут! – прошипел Игорь. – Видишь, вон он! А я не хочу, чтобы он меня тут засек. – Да почему? Что за чушь? – Ничего не чушь. Береженого бог бережет! – Чудила ты, Круз! Между тем Матвей Григорьевич купил сигареты в киоске и не спеша направился к перрону. – Интересно, куда он намылился? – прошептал Игорь. – Ну, точно, что в сторону Москвы. – А он москвич? – Да вроде… Чего ты, Крузейро, на нем зациклился? В этот момент подошла электричка, и мальчики видели, как Матвей Григорьевич вошел во второй по ходу вагон. – Эх, если бы не велосипеды… – вздохнул Игорь. – Нет, ты точно сдурел! Следить за человеком просто потому, что тебе его рожа не нравится! Ладно, поехали, а то и вправду мороженое растает. Больше они о Матвее Григорьевиче не говорили. Глава II Большие деньги Дело близилось к вечеру. Игорь засобирался домой. – Спасибо, Светлана Петровна, мне уже пора, – сказал он. – Игорь, а может, ты бы остался, а то, боюсь, гроза вот-вот разразится, посмотри на небо! Может, переждешь? – Я бы с радостью, но мама волноваться будет. – А у вас на даче есть телефон? – Есть! – Так в чем дело? Позвони маме и скажи, что приедешь завтра! – Круз! Ура! – возликовал Петька. – Но откуда звонить-то? – У нас тут за углом автомат, если он не работает, попрошу у соседки разрешения позвонить по мобильному. Вы ей как-никак щенка нашли! – Скорее, Круз, бежим в автомат! К счастью, автомат был исправен, и Игорь довольно быстро дозвонился. – Мама, сейчас гроза начнется, можно я у Петьки переночую? – А его мама согласна? – Его мама это и предложила. – Что ж, оставайся, а то я уж начала волноваться. И, насколько я понимаю, тебя с утра не ждать? – Правильно понимаешь, мамочка. Ну все, а то сейчас ливанет. Пока! И в самом деле, едва они успели добежать до дома, как упали первые капли дождя. – Здорово! – радовался Игорь. – Твоя мама молодец! И тут хлынул ливень. – Только бы града не было, – озабоченно проговорила Светлана Петровна, – а то все грядки побьет! А вообще-то хорошо, давно дождя не было! И воду таскать не нужно будет! А то уж мои мужички замучились. Ну вот что, может, пока дождь, сыграем в подкидного, а? – Сыграем! Стало так темно, что пришлось зажечь свет. За окном бушевал ветер, дождь ручьями стекал с крыши, а в их маленьком доме было уютно и тепло. – Надеюсь, у твоего отца хватит ума переждать дождь в городе, – сказала Светлана Петровна, глядя в окно. – В такую погоду ездить опасно. – Конечно, переждет, а может, и вовсе в Москве ночевать останется, – сказал Петька, – если не утихнет… Но мало-помалу ветер улегся, и дождь пошел на убыль. А через полчаса все кончилось, как не бывало. – Хорошо, тут у вас почва песчаная, а у нас такие лужи после дождя, ужас просто, – заметил Игорь. Между тем Светлана Петровна занялась ужином, а через минут сорок появился и Квитко-старший. – Петь, – сказал Игорь тихонько, – слушай, а давай-ка… – Знаю, что ты хочешь, – перебил его Петька, – обследовать Матвееву дачу? Угадал? – Ага! – Можно, конечно, но уж больно мокро! Представляешь, каково сейчас в кустах прятаться? – Не сахарный, не растаешь. Ветровку можешь надеть. – Зачем? У нас в сарае штормовки есть, с капюшонами, брезентовые… – Вот видишь! – Надо только подождать, когда родаки угомонятся, – уже увлекся идеей Петька. Вскоре их позвали ужинать. А после ужина родители уселись у телевизора. – Мам, мы пойдем прошвырнемся немножко, – сказал Петька. – Идите, мальчики, идите! Они выскользнули из дома. – Ну, где твои штормовки? – Какие сейчас штормовки? Сейчас мы просто сходим на разведку. А обследовать дом будем в темноте. Не хватало только, чтобы нас заловили на чужой даче! Они пошли по улице. – Петь, а ведь он уехал! – вспомнил Игорь. – Самое время порыскать… А то вдруг он вернется… – Да, я и забыл… – Давай опять сзади подберемся к дому. Я вот его видел, а он меня нет. Там удобно. – А вымокнем? – Вымокнем – высохнем, большое дело! – Тоже верно, – сразу согласился Петька. И они отправились уже проторенной дорожкой к участку Матвея Григорьевича. И добрались без всяких осложнений. – Между прочим, если бы он был преступником и что-то тут скрывал, у него была бы злющая собака, – шепотом заметил Петька. – Но он же не любит животных! – Можно подумать, собак держат только страстные любители. Тогда бы они не сидели на цепи… Разве любимую псину на цепь посадишь? – Все, Квитко, помолчи. Похоже, никого нет дома. В самом деле, света в окнах не было, хотя уже начало темнеть. Мальчики по мокрым кустам подобрались к самому дому. Дом был маленький, неухоженный, так же как и участок. Игорь заглянул в окно. – Кухня, – прошептал он. И в этот момент они явственно услышали шаги. Кто-то от калитки шел к дому. – Он! – шепнул Петька. И они затихли в кустах. Хозяин взошел на крыльцо и отпер дверь. Вскоре в окне кухни вспыхнул свет. Теперь мальчикам было все отлично видно. Матвей Григорьевич поставил чайник на маленькую газовую плиту, достал из холодильника колбасу, нарезал хлеб и набросился на еду. «И чего мы тут торчим, – с тоской думал Петька, чувствуя, как по спине сползают ледяные капли. – Человек ужинает, какой в этом криминал?» Но вылезти из кустов не было никакой возможности. Пусть уж поест и уйдет в комнату. Между тем Матвей Григорьевич покончил с ужином, аккуратно убрал со стола, нагнулся и поставил на стол небольшую дорожную сумку, которую он привез с собою. И тут у Петьки перехватило дыхание в предчувствии удачи. Матвей Григорьевич вынул из сумки пластиковый пакет, а из пакета еще один. «Кощеева смерть, – мелькнуло в голове у Петьки. – Что же там у него?» Но вот снят последний пакет, и глазам мальчиков представилась целая куча денег – штук двадцать толстеньких пачек. И не рублей, а долларов! – Ну, что я говорил! – едва слышно прошептал Игорь. Но в этот момент хозяин дома поднял глаза, и мальчикам показалось, что он их обнаружил. Однако нет. Он просто спокойно подошел к окну и задернул занавески. – Поздновато, голубчик! – с торжеством пробормотал Игорь и, понимая, что больше они ничего не увидят, схватил Петьку за руку и рванул через кусты. – Боже мой, что с вами? Как вы умудрились так промокнуть! – в ужасе всплеснула руками Светлана Петровна. – Кошмар какой-то! Немедленно переодевайтесь! Петя, дай Игорю свои вещи! – Да они же ему на нос! – засмеялся Петька, не отличавшийся высоким ростом. – Лучше дай ему папины! Светлана Петровна принесла полотенца и вещи для Игоря. Потом заставила ребят выпить по большущей кружке чая с медом и велела немедленно ложиться в постель. А им только того и надо было. Оставшись наедине с Петькой, Игорь снова повторил: – Ну, что, я был прав? – Откуда я знаю, прав ты или не прав. – То есть как? – задохнулся от возмущения Игорь. – У какого-то захудалого мужичонки такие деньги? Ты полагаешь, он их честно заработал, да? – А почему бы и нет? Может, это его сбережения за долгие годы? – Зачем же он их припер в свою халабуду? – Может, ему приятно просто их пересчитывать, как Скупому рыцарю! – Скажешь тоже! – Или он собирается завтра купить что-то, машину, например, или новый домик, или еще что-нибудь… – Петька, ты нарочно? Дразнишь меня, да? – Ну почему? – Неужели тебе это не кажется подозрительным? – Может, и кажется… А только Стас всегда твердит насчет презумпции невиновности или, как говорил один деревенский мальчишка, трезубции невиновности. – Да какая там презумпция? За версту видно, что это преступник! – Погоди, Крузик, не горячись. Давай порассуждаем. – Давай! – Что мы в данной ситуации можем сделать? Мы ведь все в разных местах живем. А опыт показывает, что действовать совсем в одиночку – плохо! Я, конечно, могу последить за ним, но много ли я один сумею? – Почему это один? Я тоже с тобой буду! – Крузик, твои родаки согласятся, чтобы ты у меня пожил? – Не уверен… – То-то и оно… – Слушай, Петька, а мне вот что в голову пришло, давай-ка ты приезжай ко мне на несколько дней… – К тебе? Зачем? – Затем, что здесь мы вряд ли еще что-нибудь более важное узнаем, а вот выяснить, что он так часто у нас в поселке делает, тоже совсем невредно, и, кстати, может, он совсем даже не главный, может, он шестерка у нашего соседа. Петька задумался. – То есть ты предлагаешь подобраться к нему с другого конца? – Именно! – А ты знаешь, к кому он в вашем поселке ездит? – Пока нет, то есть я знаю, на какую дачу, но кто там живет, понятия не имею. Но мы с тобой это в два счета выясним. Тебя мама отпустит ко мне хоть на пару дней? – Теперь отпустит. После такого дождя и без меня управится. А твои возражать не будут? – Конечно, нет! – И все же ты утром поезжай домой, поговори со своими… – Хорошо, но надо действовать быстро, не терять время. Я утром уеду, а днем ты мне позвони, если все нормально, завтра же и приезжай! – Договорились. И они уснули. Утром, за завтраком, Игорь спросил: – Светлана Петровна, а можно Петя поживет у нас денька два-три? – Зачем это? – Ну как зачем? Просто так… – Мам, мне очень хочется! – Тебе-то хочется, а вот захочется ли маме Игоря… – Я у нее спрошу! Но уверен – она будет рада. Она вообще жутко рада, что я с Петей подружился! У меня с матешей сразу меньше проблем стало. И вообще… – горячо убеждал Петькину маму Игорь. Светлана Петровна рассмеялась. – Ну что с вами делать? Ладно, если твоя мама не будет возражать… Петьку надо время от времени отпускать на волю, а то он чахнуть начинает! – Отлично! Я прямо сейчас домой двину, а ты мне позвони часа через два. Но я на сто процентов уверен – мама будет только рада. И сразу после завтрака Петька пошел провожать Игоря на станцию. Перспектива пожить дня два-три на даче у друга и заняться совместным расследованием весьма его вдохновляла. Ровно через два часа Петька побежал к автомату. Игорь мгновенно схватил трубку. – Порядок, Петька! Мама жутко рада. Приезжай прямо сейчас. Погоди, вот мама говорит, что мы за тобой на машине заедем. Так что жди! Действительно, не прошло и двух часов, как к их дому подъехала машина Крузенштернов. За рулем сидела мама Игоря Алевтина Сергеевна. Петька выскочил им навстречу, за ним поспешила Светлана Петровна. – Здравствуйте, здравствуйте, заходите, вот привел бог познакомиться, а то мы только по телефону общались! Очень, очень рада! – Я тоже весьма рада! – отвечала Алевтина Сергеевна, протягивая руку Светлане Петровне. И, убедившись, что Петька и Игорь их не слышат, проговорила: – У нас с вами чудесные мальчики, и, на мой взгляд, они отлично друг на друга влияют. Это не так уж часто случается! – Совершенно с вами согласна! Они посидели на веранде, попили чаю, потом Светлана Петровна заставила Алевтину Сергеевну взять с собой целую сумку всяких домашних консервов – огурчиков размером с мизинец, патиссонов размером с пятирублевую монету, опят и даже большую бутылку соуса ткемали. – Это хоть и прошлогоднее, но все очень вкусное! Этого года – только ткемали! – Вы сами делаете ткемали? – Ну да, покупаю сливу, конечно, у меня такая не растет, но остальное со своего огорода! Если понравится – научу! – пообещала Светлана Петровна. – Уверена, что понравится! Игорь всегда рассказывает, какая вы кулинарка! Игорь, Петька и Алевтина Сергеевна погрузились в машину и поехали на дачу к Крузенштернам. Глава III Облом по полной программе Дача Крузенштернов была полной противоположностью даче Квитко. Большой двухэтажный старый дом с полукруглыми террасами внизу и наверху принадлежал еще прадеду Игоря. Первый этаж был отремонтирован и приведен в порядок года два назад, а до второго этажа пока дело не дошло. Там находились две большие комнаты и одна совсем маленькая. Одна из больших комнат отведена была Игорю, а вторая – его старшей сестре Вере, которая крайне редко бывала на даче. В маленькой был свален всякий хлам. Так что наверху мальчики были предоставлены самим себе. Да еще в их распоряжении имелась большая терраса. – Круз, какой балдеж! А участок! Офигеть можно! Просто джунгли! – Да, участок тут клевый. Что правда, то правда. – Ну, друг, мы тут развернемся! – Ладно, кончай восторги, пора делом заниматься, – напомнил Игорь. – Круз, а ты мне вот что скажи, есть тут какой-нибудь запасной выход? – Какой выход? – не понял Игорь. – Ну, можем мы передвигаться так, чтобы не напарываться каждый раз на твою маму? Скажем, ночью? – Запросто! С верхней террасы можно спуститься на нижнюю. На нижней террасе никто не спит, так что путь свободен. – Отлично! – Тогда пошли. Они спустились вниз. – Мам, я пойду покажу Петьке наш поселок. – Хорошо, но через полтора часа обед. Прошу не опаздывать. – Ладно! Они выскочили за калитку. Улица была тенистая, безлюдная, с высокими заборами, через которые перевешивались старые раскидистые деревья. – Наша улица тут самая клевая! И самая старая. А наш клиент живет в более новой части поселка. – Там, надеюсь, не такие глухие заборы? – осведомился Петька. – Разные! Но у него сейчас как раз меняют забор… – Это удача, если, конечно, еще не поменяли на какую-нибудь бетонную стену. Они прошли еще несколько улиц. – Квитко, внимание! Второй участок справа! Действительно, второй участок справа сейчас был не огорожен. Только двое полупьяных мужиков, матерясь, клали кирпичный столбик для будущей ограды… – Да как ты раствор ложишь, Валька? Ровней, мать твою, ровней! – приговаривал один, постарше. – Ох, руки бы тебе оторвать! – Да че ты все ругаесся, дядя Витя? Плохо я ложу, ложи сам! – А учить тебя, балбеса, кто будет? Давай, работай! – Боюсь, этот забор еще не скоро поставят, – шепотом заметил Петька. – Похоже на то, – засмеялся Игорь. – Нам только лучше! Черт, я думал, этот мужик один живет, а у него тут ребятенок какой-то крутится… – разочарованно протянул Игорь. – Чем тебе ребятенок помешал? Ему от силы годика четыре! – Но если у него семья, значит… – А семейных преступников, по-твоему, не бывает? – усмехнулся Петька. – Почему… Бывают… Но за семейными следить куда труднее… Но тут раздался громкий женский голос: – Вова! Вова! Ты куда запропастился, окаянный мальчишка? С соседнего участка выскочила молодая женщина в красном сарафанчике и всплеснула руками: – Вова, тебе там что, медом помазано? Иди сюда! Сию минуту! Горе мое! Толстенький Вова вперевалочку направился к маме. – Слава богу, я все же не ошибся, бездетный он! – вздохнул Игорь. – И, кажется, его дома нет! Не беда, наведаемся попозже. – Наведываться сюда пока не будем! – сказал Петька. – Надо сперва справки о нем навести. – У кого? – Да хоть у этих работяг! Ты, Крузейро, отойди куда-нибудь в сторонку, ты наверняка уже тут примелькался… Круз пожал плечами и отошел, а Петька решительно направился к рабочим. – Здравствуйте, – очень вежливо проговорил он. Тот, что помоложе, поднял голову. – Здорово, коли не шутишь. – Что тебе, малец? – спросил старший, дядя Витя. – Да вот хозяина ищу. – Нету его дома. – А когда будет? – Мне не докладался! А тебе зачем? – Да мне сказали, он адвокат хороший… – Чего? – Адвокат! – Дядя Витя, разве ж он адвокат? – недоуменно вскинул брови Валька. – Он же вроде инженер? – Точно, инженер, бывший, правда, но все равно… Ошибся ты, малый, не адвокат он… – А где тут адвокат живет? – гнул свое Петька. – А на кой тебе в твои годочки адвокат понадобился? – заинтересовался дядя Витя. – Да брат у меня в историю попал… – понурился Петька. – Посадили? – Пока нет, но могут… – Да, хреново… А чего ж ты-то рыщешь? А родители что? – Нет у нас родителей, мы вдвоем с братом… – Да, действительно… Плохо! Надо и вправду адвоката найти, только они деньги большие дерут! – сочувственно проговорил Валька. – Потянешь? – Откуда я знаю? Ну ладно, если хозяин инженер, то, выходит, меня не туда послали… – А как звать-то адвоката твоего? – Иннокентий Иннокентьевич Бугров! – ляпнул Петька первое, что пришло в голову, надеясь все-таки, что Иннокентии Иннокентьевичи на каждом шагу не попадаются. – Чтой-то я такого вообще не слыхал! – пожал плечами дядя Витя. – А я тут, почитай, всю жизнь живу. – Послушайте, вы сказали, что он бывший инженер? Так, может, он теперь адвокат? – Не! Он и вправду бывший… Ткацкими станками занимался, а теперь бизнесмен! И зовут его не так. Иван Борисович. – Да? Ну что ж, спасибо вам за все, пойду… И как меня сюда занесло? – дивясь собственной глупости, Петька постучал пальцем себе по лбу. – Это я от неприятностей, видать, совсем сдурел. До свидания! – Пока, парень! И удачи тебе! – напутствовал его Валька… – Ну ты даешь! – воскликнул Игорь, когда Петька приблизился к нему. – Да нет, я глупость придумал с этим адвокатом… – Но ведь сработало! – Ладно, Круз, отложи свои восторги. Ты понял, что они коллеги, эти типы? – Ткацкие станки? – Именно! Они наверняка вместе работали! – Это еще ни о чем не говорит. Может, они просто друзья? И, судя по их дачам, большими деньгами тут не пахнет. Богатый человек таких работяг не нанял бы. Видал, как они работают? Все криво-косо! Один вообще мастерок еле держит, а у другого от пьянства в глазах небось двоится. – Здрасьте, я ваша тетя! А кто вообще все это расследование затеял? Я, что ли? А теперь они, видите ли, просто друзья-коллеги! – Но ведь такой вариант не исключен? И насчет презумпции невиновности ты говорил, а не я! Меня лично это сходство профессий настораживает. Почему они оба бывшие инженеры, а? – Так работали, наверное, на одной фабрике, а потом ее закрыли. И они подались в бизнес. – Хорошо бы узнать, что за бизнес у них. – Да, не мешало бы. Но все же кое-какой информашкой мы разжились. – Конечно, и для первой попытки не такой уж и слабенькой. Бывший инженер Иван Борисович. – Нет, Крузик, главное не это! – А что? – То, что дом его сейчас не огорожен! И ночью мы сможем подобраться совсем близко к дому. – Надеешься, что он тоже доллары считать будет? – А почему бы и нет? Одним словом, надо нынче ночью провести разведку боем. – Без боя лучше! – Хорошо, – засмеялся Петька, – просто разведку, без боя! Вернувшись на дачу, мальчики занялись расчисткой лестницы, ведущей с верхней террасы на нижнюю. – Мама давно просит это сделать, а мне одному все лень было, – тихо сообщил Игорь, – а теперь она просто в восторге! Я тут заодно еще укреплю некоторые ступеньки… Они провозились до самого ужина, Алевтина Сергеевна и впрямь была в восторге. – Вот молодцы, мальчики! Ты жуткий лентяй, Игоряша! Ведь все можешь, руки у тебя хорошие, да и голова соображает, но лень… Хорошо, Петя приехал! – Конечно, хорошо. Одному-то кисло тут возиться, а вдвоем – милое дело. – Вот, Петя, теперь, если мне что-то от него понадобится, буду тебя вызывать! – засмеялась Алевтина Сергеевна. – Всегда готов! – отозвался Петька, решив, что, в общем, все пока складывается удачно. После ужина они отправились на прогулку. Было еще совсем светло, и лезть на участок Ивана Борисовича пока смысла не имело. Они решили прошвырнуться до станции. Сначала шли молча. Потом Игорь сказал: – Петь, слушай, как тебе кажется, есть в этом деле перспектива? – А тебе? – Мне-то с самого начала так кажется! – А мне сперва казалось, что это пустой номер, а теперь – нет! – Из-за долларов? – Нет, не столько из-за долларов, сколько из-за профессии… Но я уже про это говорил… – Э! Да никак это мой сосед! – раздался вдруг мужской голос. Петька обернулся и увидел Матвея Григорьевича. – Ой, здрасьте! – Ты что тут делаешь? – Да вот, к другу на несколько дней приехал, – почему-то смутился Петька. – Какое совпадение, и я тоже! К другу приехал! Это и есть твой друг? – посмотрел он на Игоря. – Да! – А ваш друг кто? – нахально полюбопытствовал Игорь. – Мой друг? Иван Борисович Горлач. Знаете такого? – Ну, я с ним не знаком, но что-то слыхал, – ответил Игорь. – Вот и ладненько! Ты, сосед, когда домой вернешься? – Дня через два! – А я завтра утречком! Могу маме привет передать! Доложить, что ты жив-здоров! – Спасибо! Передайте, если можно, – пробормотал сбитый с толку Петька. – Непременно! Ну пока, братцы! И он зашагал в сторону дачи Горлача. Мальчики остались стоять в полном недоумении. – Ну, что скажешь? – нарушил молчание Петька. – А что говорить-то? Петька пожал плечами. – Слушай, Круз, давай все же проберемся сегодня туда и поглядим, что к чему, как проходит встреча друзей, а? – Ты как-то неуверенно говоришь… – Меня сбило с толку его поведение… Он не смутился, не испугался, не пытался ничего скрыть, навести тень на плетень. Обычно преступники так себя не ведут, но, с другой стороны, с какой стати ему нас в чем-то подозревать? Он же не знает, что мы видели, как он баксы считает. И встретил он нас просто на дороге… Нет, ему и в голову не приходит, что мы можем представлять для него какую-то опасность. Да и с какой стати? – Действительно, – улыбнулся Игорь. – Мы с тобой просто ошизели от неожиданности. Они вернулись домой и в половине одиннадцатого сказали, что идут спать. Алевтина Сергеевна пожелала им спокойной ночи и решила тоже лечь. Минут через сорок Петька с Игорем на цыпочках спустились по лестнице на нижнюю террасу и выскользнули в сад. Путь их лежал к даче Ивана Борисовича Горлача. Еще издали они увидали, что в доме Горлача светится только одно окошко. – Круз, у него собаки нет? – Нет! – Точно? – Точно! – Везет нам, что они собак не держат! Они пробрались на участок, благо ограды не было, и неслышно подкрались к дому. Освещенное окно было открыто настежь, но задернуто занавеской, и оттуда доносились голоса. Не меньше четырех! Мальчики прислушались. – Пулю пишут! – разочарованно проговорил Петька. – Что? – В преферанс играют! Они еще постояли под окном какое-то время, но ничего, кроме карточных терминов да отдельных междометий, не услышали. Петька сделал Игорю знак – пора смываться. Уже покинув участок, он вдруг хлопнул себя по лбу. – Петь, ты чего? – Понимаешь, я идиот! У меня что-то с реакцией стало… Плохо соображаю! – Да в чем дело? – Я настроился на одно, а тут, похоже, совсем-совсем другое! – Да что? Скажешь ты наконец? – потребовал Игорь. – Ага! Понимаешь, я недавно читал один дюдик, там ловкая компашка заманивала простаков в уютный семейный дом и обыгрывала дочиста! Вот чем эти друзья-коллеги промышляют! Да, вот откуда такие бабки! Слушай, Круз, чтобы опять не попасть пальцем в небо, не мог бы ты поглядеть, с кем они играют? – Зачем? – Пойми, если с соседями по поселку, то, значит, это нормальная игра, и все! А вот если там совсем чужие люди… – Понял… Они опять шмыгнули к дому. Судя по звукам, игра продолжалась. Игорь едва заметно отодвинул занавеску и тут же отскочил. – Ну что там? – спросил Петька, когда они отошли от дома. – Соседи. Кроме этих двоих, еще Павел Федорович, врач местной больницы, и Геннадий Леонидович, профессор МГТУ! Так что все по-честному. – Да, Крузейро! Облом по полной программе. Теперь понятно, почему и зачем повадился сюда Матвей… Все понятно! – А откуда у него столько баксов? – Да мало ли… Не обязательно, что он их добыл преступным путем. Вдруг он получил в наследство домик где-нибудь в хорошем месте и продал его? Или, скажем, квартиру? Вон Стас с отцом получили квартиру в наследство от дяди, а свою продали… Все бывает! – Значит, ты считаешь, мы должны прекратить следствие? – А что остается? – Знаешь, Петь, то, что они играют в карты с приличными людьми, еще ни о чем не говорит! Сам не знаю почему, но я просто уверен, что они преступники! Уверен! Игорь едва заметно отодвинул занавеску и тут же отскочил. – Крузик, не горячись! Я тоже был уверен, что Эдуард и Максим Николаевичи матерые преступники. И даже улики были – не чета нынешним! Вспомни, эта схема таинственная и многое другое, а что оказалось? – Тогда – да! А теперь… Если бы я эти доллары не видел… еще мог бы поверить… – Дались тебе эти доллары! – А если у меня интуиция? – Что-то раньше ты особой интуицией не отличался. – Но ведь бывает, когда она срабатывает впервые… – Допустим. Что ты предлагаешь? Следить за ними? Когда один из них знает нас в лицо? – Нет, я бы пошел другим путем… – Каким это? – Надо узнать, где они раньше работали, на какой фабрике… – Ну? – Мы бы выяснили, что они за люди, почему ушли с фабрики, если она еще существует, ну и все в таком роде. Петька задумался. – А что? В этом что-то есть! Только надо будет подключить к этому девчонок. С ткачихами им легче будет общий язык найти. И уж они-то точно никаких подозрений не вызовут. И вообще… Знаешь, Круз, мне эта идея жутко нравится! Это будет не просто слежка… Тут нужна работа мысли… Это будет настоящее следствие! С большой буквы! – Ты считаешь? – Не считал бы, не говорил бы! Даже если мы придем к выводу, что они чисты, как божьи ангелы, это будет очень полезный опыт. Мы выясним их биографии… Обрати внимание, оба они – холостяки. Это тоже о чем-то говорит… – О чем, интересно? – Ну, скажем, о характере… Да и вообще! О, Круз, тут такие перспективы! Это так интересно! Без спешки, без необходимости кого-то срочно спасать мы размотаем эти два клубочка… – Петь, ты всерьез или шутишь? – усомнился вдруг Игорь. – Ни капельки не шучу! – А как мы узнаем, где они работали? – Да чего проще? Я вернусь на дачу, подкараулю Матвея, заговорю с ним о том, о сем и спрошу, где он раньше нес трудовую вахту. – Ну, тогда, может, и не стоит заводить канитель? Может, он просто сам тебе свою биографию расскажет? Если ему скрывать нечего? – Может, и так… – немного сник Петька. – Ладно, Круз, пошли спать. Утро вечера мудренее! Глава IV Приставучая танька Утром за завтраком Алевтина Сергеевна заявила, что едет в город, оставляет ребят одних и очень надеется, что они будут вести себя разумно. – Мама! Мы же не маленькие! – оскорбился Игорь. Алевтина Сергеевна не стала препираться с сыном, дала все необходимые указания и уехала. – Ура! Свобода! – закричал Игорь. – Ну и что мы с ней делать будем, с этой свободой? – проворчал Петька. – А ты уже раздумал вести классическое следствие? – Честно? – Честно! – Что-то мне лень… – Игорь! Игорь! – раздался девчоночий голос у калитки. – Ой, принесла нелегкая! – прошептал Игорь. – Кого? – не понял Петька. – Таньку! Соседская девчонка, влюблена в меня по уши! – Игорь! Игорь! Игорь нехотя пошел к калитке. Там стояла девчушка лет десяти, вся усыпанная веснушками. Ее рыжеватые волосы светились на солнце. – Ой, Игорь, здравствуй! – Привет, Татьяна! Ты чего орешь как резаная? – Ой, Игорь, земляника пошла! – А куда она пошла? – сострил Игорь. – Ну ты чего? В лесу земляники – прорва! Я места знаю, хочешь покажу? – Да нет, спасибо! Ко мне друг приехал, у нас дела. А ты иди себе! – А где? Где твой друг? Ты врешь, да? – Петь, выйди на минутку. Петька вышел на крыльцо. – Ой, здрасьте! – проговорила Танька. – Здрасьте! – засмеялся Петька. Девчонка была ужасно забавная. – Ну, убедилась? – Ага! А может, твой друг землянику любит? Вы землянику любите? – Землянику? Люблю! – Хотите я места покажу? Наберете на варенье по целому бидону! – Заманчиво, конечно… – Петь, ты в своем уме? – тихонько спросил Игорь, которого ужасала мысль о прогулке в лесу с приставучей Танькой. Но девчонка смотрела на Игоря с таким восторгом и обожанием, что Петька сжалился над ней. – А что, Круз, может, и вправду за земляникой протрясемся? Не все же мозги разминать, надо и ноги, и спину размять. Да и земляники охота, с молоком и с сахаром! – Петь… – с тоской проговорил Игорь. – Да ладно тебе, пойдем. Тань, ты нам гарантируешь хоть по кружке ягод? – Какое по кружке! Говорю – по бидону! – Круз – у тебя два бидона найдется? – Ты что, и вправду в лес собрался? – Ага! У вас тут леса – дай бог, у нас с этим куда хуже! – Ладно, черт с вами! Игорь скрылся в доме и вскоре вернулся с бидоном и детским пестрым ведерком. – Отлично! – воскликнул Петька. Танька была просто счастлива. Еще бы! Пойти в лес с Игорем и его другом. Какой хороший этот друг! – А твои заветные места далеко? – осведомился Петька, уже шагая рядом с Танькой к лесу. – Ага! Далеко! Где березовая роща. – Да там небось все обобрали! – недовольно хмыкнул Игорь. – Нет, туда никто не ходит. – Почему это? – полюбопытствовал Петька. – А туда дорога через Поганое поле идет. Народ боится… – Поганое поле? – переспросил Петька. – Ага, говорят, там еще в войну минное поле было, и даже сейчас вроде еще мины попадаются! – Так! Только этого нам не хватало! – воскликнул Игорь. – На минное поле переться. – Нет, Игорь! Там давно уж ничего нету. Я три года туда бегаю… И ничего! – Тебе просто везло до сих пор! – Нет, почему? Я там еще Ивана Борисовича сколько раз видела. Он туда даже на машине приезжал. – Иван Борисович? – насторожился Петька. – Ты его, что ли, знаешь? – удивилась Танька. – Видал только… – И Петька подмигнул Игорю. – Тань, а Иван Борисович тоже там землянику собирает? – Я не знаю… Я его просто видала… Но не спрашивала. Хотя не похоже, чтобы землянику собирал… Вроде просто гулял. – На машине по минному полю? – Игорь, ну какое оно минное? – Тань, – перебил ее Петька, – скажи, а обойти это поле можно? – Ага, можно, только дальше получится! – Это не страшно, пойдем в обход! А то не дай бог на мину напоремся, меня это как-то не привлекает. – Меня тоже, – пробурчал Игорь. – И вообще, ну ее на фиг, эту землянику. Лучше мороженого купим! – А с земляникой мороженое знаешь как вкусно? – гнула свое Танька. Тем временем они вошли в лес. Тут земляника тоже попадалась, но ее было немного. – Ой, а там! – закатывала глаза Танька. – Пропасть! Я вчера целую корзинку набрала! – Тань, а тебя бабушка пускает в такую даль? – поинтересовался Игорь, уже смирившийся с необходимостью тащиться невесть куда. – Ага! Только я ей не говорю, куда хожу! Я здешние места с детства знаю, я на этой даче выросла! – Выросла она! – фыркнул Игорь. – Тебе еще расти и расти… Танька надулась. – Круз, а ты бывал когда-нибудь на Поганом поле? – спросил Петька. – Что я, псих? – Значит, это я псих? – оскорбилась Танька. – Конечно, самый настоящий псих! Сама на минное поле шастаешь, а теперь и нас за собою тянешь. – Круз, кончай ныть! – шепнул ему Петька. – Ты что, не понял, сама судьба за нас! – Чего? – поперхнулся Игорь. – Ты что, не слыхал про Ивана Борисовича? – Ну слыхал, и что? – А то, что теперь он от нас не уйдет! Тань, слушай, а ты Ивана Борисовича хорошо знаешь? – Знаю. Ага. – А он хороший человек? – Нет! Он злыдень! Так моя бабушка говорит. – Злыдень? – переспросил Петька. – Ага, злыдень! – А в чем это выражается? – Он недавно Митюху избил! Просто жуть! – Кто такой Митюха? – Да парень один, из деревни. У них какие-то дела общие были, вот он его и избил! – А почему же Митюха ему сдачи не дал? – А ты дай сдачи злыдню! Попробуй-ка! Петька с Игорем переглянулись. – Ну, в принципе, можно дать сдачи и злыдню… Он слабый, что ли, этот Митюха? – допытывался Петька. – Ты что? Он знаешь какой здоровенный! – Здоровенный и дал себя избить какому-то задохлику? – Это Иван Борисович задохлик? Ты его не видал, что ли? – Да так, мельком, не обращал внимания… – То-то же! Ой, глядите, ягода! Изредка собирая красные сочные ягоды, они добрались до опушки леса. – Вот оно, Поганое поле! – возвестила Танька. – Вид у него и впрямь поганый, – задумчиво проговорил Петька. Поганое поле тянулось далеко, до горизонта, являя собой мертвую землю, усыпанную ржавым железом, мусором, битым стеклом. Больше всего оно напоминало свалку. – А где же твоя березовая роща? – спросил Игорь, с омерзением думая о том, чтобы тащиться через эту пакость. – Вон там, видишь? Если прямиком через поле, минут за десять доберемся, а если в обход – за полчаса. – Нормальные герои всегда идут в обход! – решил Петька. Танька насупилась, а Игорь вздохнул с облегчением. Добравшись до березовой рощи и пройдя по ней совсем немного, они словно попали в другой мир. Прогретая солнцем, светлая чудесная роща, где гулял легкий свежий ветерок, мгновенно вытеснила неприятные впечатления от Поганого поля. А земляники тут было видимо-невидимо! Ребята забыли обо всем. Они набрали два бидона и полное ведерко, а уйти было невозможно. Тогда они уселись на травку и съели все ягоды из ведерка, а потом наполнили его вновь. Земляника была крупная, отборная. – Какой балдеж! – воскликнул Петька. – Ай да Таня, молодчина, что притащила нас сюда! С меня мороженое! – Вот, а вы не хотели! – Интересно, а если завтра прийти, наберем еще? – Конечно! – Я хочу домой отвезти, маме! – Здорово! Пойдем утречком, пораньше! – ликовала Танька. Игорь хотел сказать «без меня», но промолчал. Видно, Петька неспроста сюда завтра собирается. Да и ему самому понравилось собирать землянику. От нее исходил такой дивный запах, да и вкусная она, просто сил нет! Наконец они собрались в обратный путь, показавшийся им уже не столь долгим. – А я думал это куда дальше, – заметил Игорь. – Ну, это известно, даже песня какая-то есть про это. «Чем длиннее дорога из дома, тем короче дорога домой!» – заявила Танька. – Что-то я такой песни никогда не слыхал! – засмеялся Петька. – А это у бабушки на старых пластинках… – Тогда понятно! Первым делом они купили Таньке обещанное мороженое. И отправили домой, хотя ей ужасно не хотелось с ними расставаться. – Татьяна, не будешь слушаться, никогда больше с собой не возьмем! – пригрозил Игорь. Девочке пришлось подчиниться. А куда денешься? – Петь, у тебя какие планы? – спросил Игорь, когда Танька ушла. – Планы? – Ну, на утро, я имею в виду? – На утро? Землянику собирать! – И все? – А что же еще? Мне так понравилось… – Ты серьезно? – Ну да. А ты что подумал? – Насчет Ивана Борисовича! – А это само собой! Только чтобы понять, что он делает на Поганом поле, пришлось бы все это поле перелопатить, а оно и впрямь поганое… Тут надо идти другим путем. – Каким? – Надо познакомиться и закорешиться с Митюхой! Это самый короткий и самый перспективный путь. Иван Борисович его обидел, а обидой всегда охота поделиться. И лучше всего с незнакомым человеком, который к твоей жизни никакого отношения не имеет. Почему люди в поезде всю душу часто открывают случайному попутчику? Потому что он завтра выйдет из вагона и ты никогда больше его не увидишь. Поэтому я попытаюсь нынче же с этим Митюхой познакомиться. А ты-то, кстати, его знаешь? – Нет. – Отлично! А деревня тут у вас далеко? – Километра два… Только как ты его искать будешь, этого Митюху? Ты же его фамилии не знаешь! – Кто ищет, тот всегда найдет! Вот сейчас отдохну часок и пойду в деревню. Как она называется? – Прибылково. – Понял! Круз, у тебя молоко есть? – Для земляники? – Естественно! Не для Митюхи же! Игорь достал из холодильника большую бутылку деревенского молока, сахар, и они с восторгом набросились на землянику. – Во кайф! – Да, вкуснотища! Сроду такой не ел! – Петь, а под каким предлогом ты к этому Митюхе сунешься? Мы ведь даже не знаем, кто он такой. Был бы он, к примеру, пастух или шофер, или скотник… А так, неведомо кто… – Зришь в корень, Крузейро, я и сам уж об этом думаю. Надо было у Таньки спросить, она вообще-то толковая… – Ох, черт! Накликал! – простонал Игорь, увидев, что по дорожке к дому бежит Танька. – Игорь! Игорь! Петя! – кричала девчонка. – Ну, что опять? – спросил Игорь, выходя ей навстречу. – Игорь! Петя! Я чего узнала. Митюха, помните я про него говорила, он под поезд вчера попал. Насмерть! – Ни фига себе! – присвистнул Петька. – Как это случилось, Таня? – Я не знаю! Бабушка сказала – какая жалость, молодой совсем под поезд попал! – Пьяный, небось? – спросил Петька. – Наверное, – пожал плечами Игорь. – Я чего думаю, – таинственным шепотом начала Танька, – его скорее всего Иван Борисович убил… – С чего ты взяла? – осторожно осведомился Петька, подмигнув Игорю. У него такая мысль тоже мелькала. – Ну, он же тогда Митюху избил… – И что? Вот если б Иван Борисович под поезд попал, тогда можно было бы на Митюху подумать, а так… Если он его избил, зачем еще под поезд толкать? – Может, он его за что-то избил, а тот все равно по-своему сделал? – заглянула в глаза Игорю Танька. – Не думаю! И вообще, Танюха, что это ты все про какие-то ужасы думаешь? Бывает же, что человек и сам по себе под поезд попадает. Зазевался, к примеру, на рельсах или и вправду пьяный был… – Не пьет он… Я вспомнила, бабушка говорила – хороший парень, непьющий! – Бывает, Таня, что и непьющий напьется… Слушай, Тань, а у него девушка была? Или он женатый? – Нет, неженатый! И девушка была… Лида Кутепова. А тебе зачем? – Ни за чем. Просто спросил. Жалко девушку-то! – Нет, не жалко! – отрезала Танька. – Почему это? – Она – противная! – Противная? Чем? – Злющая! Все с Митюхи требовала, чтобы он ей дорогие вещи покупал! – Это бабушка говорит? – уточнил Игорь. – Нет, я сама слыхала, как Митюха дяде Жене жаловался. – Кто такой дядя Женя? – Дядя Женя? Водитель автобуса. – Он тоже в деревне живет? – Ага! – Тань, а милиция этим делом занимается? – поинтересовался Петька. – А как же! Дядя Шура из райцентра ментов вызвал. – Дядя Шура – местный мент! – пояснил Игорь. – А чего говорят те, из райцентра? – Не знаю. Мне бабушка сказала… Игорь, а Игорь, как ты думаешь, а мне надо им сказать, что Иван Борисович Митюху избил? – Ни в коем случае! Даже не вздумай! – закричал Игорь. Танька недоуменно глянула на него, а потом обратилась к Петьке: – И ты так думаешь? – Конечно! Не вздумай лезть в это дело! Сама же говоришь, Иван Борисович – злыдень! – напомнил ей Петька. – А злыдень, даже если он и не виноват в смерти Митюхи, может тебе навредить, если ты на него донесешь. Подумает, что ты за ним следишь или еще что… – Убить может? – серьезно спросила Танька. – Ну, убить не убьет, конечно, но… Короче, Таня, не связывайся с этим! Кроме тебя, кто-нибудь знает, что Иван Борисович Митюху избил? – Надо думать! – Значит, менты и так об этом узнают, без тебя! Кстати, очень может быть, там и дела-то никакого нет. Если он пьяный был… А вообще, Таня, рано тебе еще такими вещами интересоваться. И вот что, у нас с Игорем сейчас важные дела! Так что ты ступай пока домой, а утром пойдем за земляникой! – А какие это у вас дела? – Ну, мало ли… – фыркнул Игорь, которого Танька уже достала. – В деревню намылились? Да? – С чего ты взяла? – улыбнулся Петька. – Как же! Все у меня выспросили, кто да что, да где, а теперь – Танька ступай домой. Хитренькие какие! Я с вами пойду. – Куда, интересно? Мы никуда не собираемся! – заявил Петька. – Нам просто надо в одном деле разобраться… Но мы это будем дома делать, никуда не пойдем. Вот! – Он потряс в воздухе какой-то брошюрой, оставленной на столе Игоревой мамой. – Тебе это совсем неинтересно. А вообще, будешь приставать, Игорь с тобой водиться не будет. Имей в виду! – И все вы врете! Эта книжечка тут давно лежит, ее тетя Аля иногда читает! – Ну и что? Мама как раз и просила нас помочь ей в ней разобраться, – нашелся Игорь. – А вы можете? – усомнилась Танька. – Ну все, ты меня достала! – заорал обычно сдержанный Игорь. – Пошла вон! И чтобы я тебя больше тут не видел! – Ты на меня не ори! Тоже мне, нашелся… – забубнила Танька, готовая вот-вот разреветься. – Тань, я тебя предупреждал, – мягко проговорил Петька. – Уйди по-хорошему! – Ну и ладно, подумаешь какие… Дураки проклятущие! Крутые нашлись. Волчары… Петька расхохотался. – Тань, не ругайся! Ты же девочка, а ругаешься… Некрасиво это, тебе не идет! – Не учи ученого, съешь дерьма печеного! – Тань, ты что себе позволяешь? – развел руками Игорь. – Слышала бы твоя бабушка! – А ты пойди, расскажи ей! – И расскажу! – Ну и будешь доносчик – собачий извозчик! Ябеда-корябеда! Стукач малахольный! – уже вне себя вопила Танька, чувствуя, что такого себе напозволяла, что дальше уже ей ничего не страшно. Терять все равно уже нечего. – Иди! Иди! Доноси! А я твоей маме скажу, что ты за Олькой Жуковой бегаешь! Что ты с ней в кустах целовался! Да! Да! Целовался! Я все видела, когда она к тебе приезжала, Олька твоя занюханная! Игорь вскочил и поймал Таньку за подол платья. – Ах ты, шпионка несчастная! А ну, пошла отсюда, и чтобы я тебя больше вообще не видел! – Ай! Пусти, дурак, больно! – Катись отсюда, я кому сказал! Пошла вон, идиотка! – уже вопил Игорь. Он поддал ей коленкой в зад, и она с оглушительным ревом выбежала на улицу. – Кошмар какой-то! – проворчал Игорь. – А все же кое-что интересное мы узнали. Ты, оказывается, по кустам с Жучкой целуешься. – Ну и что? – Ничего! Это твое личное дело, Крузик, но информация есть информация, всегда пригодиться может. – Нет, она меня достала! А виноват ты! Это ты ее поощрял! Ах, Таня, пойдем завтра за ягодами… Вот она и обнаглела! Ну ничего, пусть еще только сунется! – Думаю, не сунется! Она же в тебя влюблена, а ты так с ней обошелся. Если у нее есть гордость… – Гордость? Какая гордость? Откуда? Была бы у нее гордость, она бы уж давно ушла, как ей только намекнули… Гордость! Скажешь тоже! – Ладно, Круз, уймись! Черт с ней, с Танькой. Давай-ка лучше подумаем, что делать будем? Неспроста ведь этот Митюха погиб! Ох, неспроста! – Я тоже так думаю. Даже уверен. Но только что мы тут сделать можем? Наверняка этот Иван Борисович и алиби запасся, и вообще… – Ну, это еще не факт! Может, он под горячую руку это сделал… – И что тогда? – Тогда он сейчас будет алиби себе организовывать… – Постой, мы же не знаем, когда это случилось. Если вчера вечером, то алиби у него самое настоящее, стопроцентное, и даже мы его подтвердить сможем. Он с друзьями в карты играл. – Так это уже поздно было! – А ты думаешь, он стал бы при свете дня его на рельсы толкать? И вообще, вполне возможно, что Митюху сперва убили, а потом уж на рельсы бросили. Скорее всего… – Правильно, Круз! Ты молодец, здорово соображаешь! Игорь польщенно улыбнулся. – Ну что, может, пока двинем в деревню? Разнюхаем там, что и как… – Петь, я вот что подумал… Не надо нам светиться… Лезть в это дело при людях… – Что ты имеешь в виду? – Понимаешь, для всех мы должны остаться совсем в стороне от следствия. Ну не интересно нам это… До фени! Мы и так уже на примете у твоего соседа. – Но он ничего подозревать не может! – Пока да! Но если мы будем соваться… – Понял! – Но зато мы можем предпринять два хода… – Каких? – живо заинтересовался Петька. – Для начала сходить к Павлу Федоровичу! – Врачу-картежнику? – Да! Он же врач, и к нему может обратиться за помощью любой, верно? – Верно! Но какая нам с тобой помощь нужна? – Большое дело! Симульнем немножко. Голова, скажем, кружится или еще что-нибудь! Он человек разговорчивый и запросто может что-нибудь рассказать. – Отлично! А второй ход? – Второй – сложнее и опаснее. – Ну? – Ты сам можешь отправиться к Ивану Борисовичу в поисках своего соседа Матвея Григорьевича… – Зачем? – Чтобы он передал твоей маме, что ты еще на денек задержишься! Петька задумался. – А что, отличная мысль! Круз, это ты от злости на Таньку так фонтанируешь? Одна светлая идея за другой! Конечно! Я запросто могу туда пойти. Мне же сам Матвей Григорьевич сказал, что приехал к Ивану Борисовичу Горлачу. Вот я и подумал, что могу опять его тут повстречать… Блеск, Крузейро! Обожаю такие прямые ходы! Только для начала надо еще с твоей мамой поговорить. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/ekaterina-vilmont/sekret-mrachnogo-podzemelya/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 176.00 руб.