Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Мамины сказки Евгений Владимирович Крымов Евгений Крымов МАМИНЫ СКАЗКИ БЕЛАЯ МЕЧТА. Илья ещё маленький мальчик, а мечта у него светлая и большая. Когда он дома сидит у окна, он совершает никому неизвестные, тайные путешествия… Вот сегодня, усевшись удобнее, он полетел над морем и увидал в море белый, блестящий, как зеркало корабль. Отражая лучи яркого солнца, тот приветливо качнул мальчику парусами. – Солнечный корабль! Солнечный корабль! – радостно воскликнул Илья и спросил у капитана, стоявшего на мостике, приветливо помахавшего ему рукой. – Куда вы плывёте? – Мы из страны мечтаний, плывём в страну Любавию, по заданному тобой курсу! – охотно ответил капитан. – А можно мне с вами? – с завистью спросил мальчик. – Даже нужно, без тебя мы собьёмся с курса! – любезно пригласил Илью капитан. Мальчик гордо стоял рядом с капитаном, примеряя его фуражку, любовался искорками мелькавшими в воде и ему казалось что солнце рассыпалось на мелкие осколки. Вдруг над ними проплыла тяжёлая чёрная туча, почти коснувшись их белых парусов. – А куда ты плывёшь, туча? – поинтересовался у неё малыш. – Меня ждут в стране Суховеев, где властвует жестокий Зной. Он захватил некогда цветущие и благоухающие страны, высушил реки и колодцы, и теперь дети этих, некогда райских уголков, обречены, я должна им помочь! Тяжело вздохнула туча и плавно, грациозно поплыла дальше. С глубоким состраданием в сердце мальчика залёг рассказ тучи, и ему тоже захотелось оказать помощь страдающим детям, и он с надеждой спросил капитана: – Может и мы сможем помочь страждущим? – Ты можешь прокладывать свой путь куда захочешь! Это твоё право, мой маленький волшебник и повелитель! – ответил ему капитан. – Тогда меняем курс и плывём за тучей? – обрадовался мальчик. Сменив курс, прибыли в страну Суховеев, тут же сели на мель. – Свистать всех наверх! Высадиться всем на берег! – скомандовал капитан. Когда ступили на землю, горячий песок был так раскалён, что обжигал ноги даже через обувь. Потрескавшаяся земля гудела, кругом валялись останки погибших животных… Некогда прекрасный и цветущий, а теперь выгоревший и засохший сад, опутан густой паутиной, скрипел от дуновения прикасающегося к нему горячего, обжигающего ветра. Рядом с садом стоял колодец, матросы как по команде бросились к спасительному кругу, в надежде напиться и запастись водой, но он был пуст. Тогда они стали загребать засохшие комки земли и песок. Пытались расчистить дно колодца, но подтянувшаяся пыль, оседая в горле, затрудняла дыханье, скрипела на зубах, забивала глаза. Вдруг над ними раздался дикий хохот: – Что вы здесь ищите? Вы здесь потеряли воду? Как ни старайтесь, её вы не найдёте! Убирайтесь от сюда подобру-поздорову, иначе вы обречены! – Ты жестокий Зной, но не всесильный, мы тебя победим! И в этом нам поможет туча! – ответил ему Илья, вытирая пот со лба, и облизывая засохшие, потрескавшиеся губы. Уверенный в себе и в своей силе, Зной расхохотался ещё больше громче и яростней: – Вашу тучу я высушу за одно мгновение! – И он закричал так сильно, что рябивший от жары воздух загудел как труба, разнёсся по округе глухим эхом: – Братья суховеи, придите ко мне на помощь! Налетели суховеи, в дикой злобе разгоняли тучу и она, под грозной силой неистовых знойных ветров, становилась всё меньше и меньше, превращаясь в маленькое, беспомощное облачко. Тогда она попросила людей: – Бегите в горы, разбудите короля Гори, он поможет нам! Люди последовали её совету, но на них налетели Суховеи, дули, палили жаром так, что обжигали лица, поднимая вокруг них раскаленный песок, бросали в глаза. От палящей жары мучила жажда, в горле оседала горечь, перехватывая дыхание. Выбившиеся из сил люди падали, теряя сознание. Зной и Суховеи обмотали обессилевших людей паутиной и бросили в глубокую яму, буквально утопив их в пыли. Сколько люди пробыли в таком состоянии, неизвестно, только вдруг Илья почувствовал под собой холод и сырость, приведших его в сознание. Он стал ощупывать почву и наткнувшись на воду, неожиданно для себя вскочил, радостно закричал: – Вода! Вода! – Но у него в голове будто ударило молотом, и он снова потерял сознание. Услыхав мальчика, капитан силился подняться, превозмогая слабость и головокружение, начал разгребать песок… Отбросив в сторону груду песка и камней, добрался до маленького ручейка. Освободившись от груза, ручеёк весело зажурчал: – Спасибо люди, вы спасли мне жизнь! В благодарность за это, я приведу вас к реке Счастья, и она поможет вам добраться до Гори. Следуя за ручейком под подземным лабиринтам, люди добрались до реки и к великой радости увидали у берега мирно покачивавшиеся на волнах лодки. Река быстро понесла вниз по течению… А когда Зной увидал их живыми и невредимыми, с неистовой силой закружил над головами, окончательно рассвирепел: – Река Счастья, я превращу тебя в стойло грязного и липкого ила! Тогда ты станешь рекой горя и слёз, если немедленно не отдашь мне людей! Но река ещё быстрей побежала и весело сказала: – Пока я движима, ты передо мной бессилен, Зной! – Если не разобьёшь лодки о свои пороги и не выбросишь плывущих на берег, я тебя высушу немедленно! А река упорно и бурно продолжала бежать, помогая путникам доплыть до величественных, покрытых вечными снегами гор, спрятавших ледяные вершины под оболочкой густых, холодных облаков, ответила Зною: – Пока обо мне заботятся мои дети, подводные родники и реки, я бессмертна! – Ты ещё пожалеешь, что помогаешь людям! Я проучу тебя, как перечить великому и всемогущему Зною! – И он завыл, засвистел, снова привязывая Суховеев себе в помощь. Суховеи заметались над рекой, бросая на людей горячее дыхание, но лодка несла их всё быстрее и быстрее… И вдруг им преградила путь плотина из высохшего ила, река метнулась в сторону но, просочившись сквозь трещины рассохшейся земли, стала мелководной, сказала: – Наберите воды, чтобы вам хватило на весь оставшийся путь, двигайтесь дальше, а я больше ничем помочь не смогу! Люди поспешили в горы, а Зной и Суховеи неотступно следовали за ними, обгоняли и кружились над головами, угрожающе и злобно выли, поднимая смерчи и столбы пыли с песком, забивали глаза, лезли в уши и рот. – Я не допущу, чтобы вы дошли до Гори! Вернитесь назад! Люди упорствовали и на конец добрались до цели, обратились к Гори! – Гори, проснись! Пока ты спишь, Зной и Суховеи уничтожают и сжигают твою страну! Посмотри, некогда твой цветущий оазис у подножья, превратился в чёрную, горелую, неспособную к жизни груду камней! Гори проснулся, вздохнул так, что горы шевельнулись, земля пошатнулась: – Если вы смелые, поднимайтесь выше! Совершенно выбившись из сил, команда поднималась выше, а рассвирепевший Зной метнул горячие стрелы своего дыхания на самую вершину горы, растопив вечные снега и льды. Бурным потоком хлынули горные реки, заливая долину живительным источником. А Гори рассмеялся: – Текут мои слёзы счастья, несут людям источник жизни! О! Великий и могущественный Зной, постарайся ещё, метни свои огненные стрелы и дыхни ещё раз палящим дыханием! – Да здравствует Гори! – произнесла туча, набирая силу от испарений горных рек. А когда стала тяжёлой и сильной, загромыхала раскатом, метнув на Суховеев стрелы молний, хлынула на землю крупными каплями… А метавшиеся в дикой злобе Суховеи, кружась и промокнув под дождём, превратились в тёплый, ласковый ветерок. Команда вернулась на корабль, счастливы, что всё благополучно закончилось, отправились в следующее путешествие. Встав на капитанский мостик, Илья и капитан, переглянулись. Капитан ласково и озорно взъерошил мальчику чуб: – Ты счастлив? – Ещё как! – ответил малыш с сияющими от восторга глазами. – Отлично! – отчеканил капитан и добавил: – А теперь нас с тобой ждёт страна Ледвиковия! СТРАНА ЛЕДВИКОВИЯ. Корабль мирно покачивался на волнах, казалось уснувшего моря, и вдруг началась буря. Ударил ледяной ветер и огромные волны, как снежные валы, стали бросать корабль пушинкой. Солнце спряталось за тучи, стало мрачно и холодно. Ветер усилился, льдины окружавшие корабль со всех сторон, грозились раздавить его. Мальчик восторгался капитаном, как тот умело и уверенно отдаёт команды рулевому, корабль лавирует между льдин и выходит в безопасное место. Наконец буря закончилась, и они причалили к берегу. Илья увидел вдалеке знамя, которое развевалось на ветру полыхающим красным заревом. – Что это такое? – спросил мальчик, указывая на полотнище. – Там расположилась научная экспедиция, мы для них привезли питание и технику, – ответил капитан. Команда с трудом пробиралась к рыхлому снегу на санях, запряжённых собаками. Илья увидел купающихся в море и мирно отдыхающих на берегу серых животных. И так как дети созданы для вопросов, тут же спросил: – Кто это? – Это моржи, – не уставая, отвечал ему капитан. Животные манёвренно и красиво ныряли, смешно фыркали, отдуваясь, а мальчику показалось, что они говорят: – Уйди! – Они недовольные, что мы приплыли сюда? – полюбопытствовал ребёнок у матросов. – Нет, к человеку они уже привыкли и вполне мирно относятся к нашим визитам. Просто они так между собой общаются, – ответили матросы. Илья долго и с большим интересом наблюдал за животными… Вдруг увидал вдалеке огромного, грациозно шагающего, похожего на шевелящийся снежный вал, белого медведя. – Это Умка? – только успел спросить мальчик, как кто-то вдруг крикнул: – Смотрите! Смотрите, наш корабль, он уходит в море… Огромная, наплывающая льдина, будто специально пыталась перевернуть их белый, блестящий корабль. А корабль, как бы кем-то управляемый, умело отходил в сторону, лавируя, освобождался от льдины. Тогда надвигающаяся на судно льдина отплыла на некоторое расстояние назад и будто кем-то управляемая и подгоняемая ветром, резко ударилась о борт корабля, погнав его в открытое море… – Моя мечта! Мой белый корабль, он погибнет, спасите его! – не на шутку встревожился мальчик. – Не надо отчаиваться! – дружески обнял его за плечи капитан. – Пока в твоём сердце живёт мечта, и ты будешь стремиться осуществить её, твой корабль не погибнет! Он обязательно вернётся за тобой через любые препятствия и невзгоды! – Я устал и хочу домой! – стыдливо опустив глаза, чуть не плача, проговорил Илья. – А ты можешь лететь! – попытался успокоить его капитан. – Как?.. – растерялся Илья. – Здесь нет ни самолётов, ни аэродрома. Или вы надо мной подшучиваете? Но капитан вполне серьёзен, и по отечески улыбнувшись мальчику, показал на небо: – Смотри, сюда надвигается твоя знакомая туча, давай попросим её, и она доставит тебя, куда захочешь. И полетите вы по проложенному тобой маршруту! – Правильно! – обрадовался малыш. Летать, как и плавать, тоже очень интересно! Туча низко опустилась, и Илья очень удобно устроился в пуховых подушках, закутавшись в её ультрамариновом одеяле. Мальчик попрощался с друзьями, туча поднялась высоко над землёй, и они полетели… А пока летели, туча дарила людям живительную влагу, постепенно превращаясь в маленькое, воздушное облачко… И вдруг облачко превратилось в белого, с густой гривой коня и они плавно опустились на знакомую Илье поляну, усыпанную цветами, а над ними, похожие на цветы, кружили весёлые бабочки, приглашая мальчика порезвиться с ними… Илье стало хорошо и весело, он скакал за бабочками на белогривом коне, а на них сверху смотрело солнце и тоже радостно и весело улыбалось. Вдруг белый конь превратился в красивую белоснежную птицу, взмахнув мальчику крылом, прощально сказала: – Мне пора лететь дальше, а ты жди меня, я однажды вернусь к тебе, и мы ещё не раз полетаем вместе! – И взмылив вверх, полетела в дальние дали… Мальчик хотел удержать её, хотел ещё полетать, но тут раздался звонок в дверь. Это мама вернулась с работы. ЧЁРНАЯ ВОРОНА. Жил да был царь Сименон с женой и малюткой сыном. Жили втроём, были счастливы и думали навсегда. Но беда приходит нежданно-негаданно, как гроза нагрянет, будто молнией в дом ударит и спалит. Заболела у Сименона жена, скоропостижно скончалась, оставив несчастному крошку сына по имени Тимур. Долго царь был безутешен, но в одиночестве переживать несчастье вдвое горше, решил он жениться ещё раз. Прослышал царь, что в соседнем государстве тоже овдовела королева, поехал свататься. Выслушала его королева, говорит: – Убей своего сына, тогда за тебя замуж выйду и другого сына тебе подарю! Я хочу, чтобы мой сын стал наследником! – Тебя только хищницей можно назвать, только хищник способен напасть на детёныша, чтобы утолить свой голод! – возмутился царь и уехал. Через некоторое время ему доложили, что ещё есть одна овдовевшая королева и имеет дочь, а если свою дочь женщина любит, знать материнское сердце любого дитяти примет. И поехал Сименон за той королевой. Вышла Злоя замуж за Сименона, зажили вроде счастливо. Но хитрая Злоя, сколько во дворце Сименона живёт, свою дочь больше жизни любит, а царевича возненавидела, да так сильно, что мысль её одна гложет. «Как бы избавиться от мальчика!» Да так, чтобы её в злодействе не заподозрили. И вдруг однажды приходит нищенка, просит: – Отдай мне то, что больше всего ненавидишь! Обрадовалась Злоя и отдала царевича, а сама к Сименону побежала, руки заламывает, за сердце хватается, рыдает: – Твой сын покинул дворец, ушёл с какой-то нищенкой! А я ему ласки и тепла дарила больше чем родной дочери! Он неблагодарным предателем оказался! Рассердился царь, в погоню послал. Поискали их, поискали, даже собак по следу пускали, но царевича и след простыл. Так ни с чем и вернулись. Погоревал царь, погоревал, да так и остался жить с женой и падчерицей. А женщина, что царевича забрала, волшебница Слома. Она знала тайные замыслы королевы, решила спасти его. С той поры много дней пролетело, много лет прошло и много времени пролетело. Вырос Тимур, добрым молодцем стал. И вот однажды говорит Слома царевичу: – Твоя названная сестра стала красавицей, женихи около неё как пчёлы вьются, решили её родители замуж выдать. Мать-королева придумала такие состязания, молодые люди должны будут убивать друг друга обязательно, кто последним в живых останется, тот будет её мужем. Ты в царский дворец поезжай, но участия в соревнованиях не принимай, в сторонке сиди и молча за королевой наблюдай. Я тебе сундук золота да корзину полную самоцветов дам, ты королеве сокровища покажи, но ничего не давай. Состязания закончатся, домой возвращайся! Тимур всё сделал, как наречённая матушка велела. Сидит в сторонке, на состязания посматривает, за королевой наблюдает. И тут подсаживается к нему королева, спрашивает: – Ты, почему в состязаниях не участвуешь! Королевна что ли не нравится или просто трус? – За царство, которое мне по праву принадлежит, я могу в честном бою сразиться, если ему враг угрожает! А за царскую падчерицу пусть дураки умирают, если у них других целей нет! А я ни в чём неповинных людей убивать не стану! – Ах нахал! Царскую дочь не отвоевал, а царство своим называешь! Такого бесстыдства, я отродясь не видывала! Закончились состязания, Тимур домой собирается. Злится королева, что самый богатый и роскошный жених на их дочь не обращает внимания, подарками не одаривает. И решила Злоя сокровищами овладеть любым способом. Подходит к царевичу, заискивающе улыбается: – Ты верно не так богат, невесте ничего не подарил, сокровища с собой забираешь и сам уезжаешь! А может это и не настоящее всё, а подделка! – Я так богат, что всё твоё царство-государство могу под своими сокровищами похоронить! Но трон и государство, которое мне принадлежит, я покупать не стану! От таких слов, Злоя самообладание потеряла, ногами затопала, слугам приказала: – Этого самозванца к удаву! Делать нечего, не могут слуги королеву ослушаться, на то и приставлены, чтобы её капризы да приказы исполнять. Бросили молодца к удаву в клетку, а Злоя сокровища забрала, к царю пришла: – Этот юноша, что самый богатый, очень щедрым оказался и все сокровища нам отдал, сам домой уехал, ещё привезти обещал! А у царя сердце забеспокоилось, неведомой силой к молодцу потянуло, спрашивает у разлюбезной жёнушки: – А ты не знаешь, какого он царства или королевства сын? Злоя небрежно отмахнулась: – Знать не знаю, и ведать не ведаю, только сдаётся мне, не королевич и не царевич он, а разбойник какой-то! Подумай и ты сам рассуди, в каком таком царстве-государстве, столько богатств и сокровищ отыщется? Как только царевич в клетке у удава оказался, тот на него набросился, могучим телом обвил, задушить хотел… Молодец сопротивляется, силу змеиную одолеть не может. Почувствовав, что его жизни конец приходит, отчаянно воскликнул: – Нет защиты у дитя человеческого, родители бросают, кому не лень обижают, унижают и закон не охраняет, а напротив, извращает. Будто мы не граждане своей земли, а пришедшие неизвестно откуда!.. От таких слов удав оторопел, обмяк, отпустил Тимура и удивлённо спросил: – Разве люди своих детей бросают? Да ещё и на сиротскую долю обрекают??? В зверином царстве такого безобразия не ведают и такого срама не творят! – И тяжело, тяжело вздохнув, уполз в дальний угол, в клубок свернулся, разочарованно и раздражённо зашипел: С виду вроде бы разумен, Дал Бог речь и люд болтает. Так мудрёно и красиво, Покумекав, рассуждает. А делами-то безумный, Хоть в словах и утопает. От бездушья и жестокости, Деток сиротит, бросает! Жизнь земную и небесную В хаос, в беспредел ввергает. Всё живое и цветущее На погибель повергает! Вышел царевич из клетки и к мачехе направился, а та увидала молодца, и на весь дворец, истерично закричала: – Помогите! Помогите, убивают! – Слуги сбежались, а она притворилась, будто в обморок упала. Весь двор всполошился, стараются её в чувства привести. А царица, будто и правда очнулась, грудь свою царапает, платье рвёт и уже не кричит, а визжит: – Этот негодяй меня ограбить пытался, оружием угрожал! Казнить его! Казнить! Конечно, слуги снова на Тимура набросились, руки скрутили, а царевич им говорит: – Разве вы своих детей судите и наказываете за то, что они в родной дом возвращаются, с вами жить хотят, тепло сердца родителям дарить?! Заподозрив что-то неладное, слуги от Тимура отступили, тут уж в самом деле царица в обморок упала. Взял царевич мачеху на руки, к отцу принёс: – Отец, я тебе злодейство принёс, суди его! Как услыхал царь, что его молодец отцом назвал, вздрогнул и зарыдал: – Неужели, правда, что я наконец-то своего сына нашёл? Царица сразу в чувства пришла и только что-то хотела сказать, как вдруг в окно соловей влетел, на подоконник сел, защёлкал, засвистал и запел: На родную сторонку прилетел голубочек. Цысаревич – наследник, мой любимый сыночек! Только мачеха злыдня, его хочет убить, Но волшебница Слома зло не даст совершить! Всё блестящее любишь, как увидишь, крадёшь. И с прогнившей душою распрекрасно живёшь! Уготовила мальчику долю сирой бродяжки, Под пинками, плевками, как бездомной дворняжке. Но возмездье приходит, в дверь тихонько стучит. Скромно истина входит – справедливость вершит. В ком коварство и жадность, зависть – злобу рождает. Плесень в сердце цветущая, разум напрочь съедает. Лицемерье, двуличье, чёрной тенью витает. Подлость – скверной покроет и в ворон превращает. Триста лет тебе каркать, на судьбину роптать. На помойках питаться, гниль и падаль глотать! Тут царица ногами затопала, от гнева чуть не лопнула, на соловья набросилась: – Кшь, отвратительная птица! Кышь! Я не ворона, я королева! Я не ворона, я королева, я кар,… я кар, кар,… кар… И у всех на глазах стала чёрными перьями обрастать, а вместо рук, крыльями махать, так в ворону превратилась. До сих пор ворона по свету летает и всему миру доказать пытается, что она королева. И свою страсть ко всему блестящему так и не забыла, воровские повадки не утратила, как увидит, обязательно сопрёт. В НОЧЬ ПОД НОВЫЙ ГОД. Баба Яга, Леший, Кощей-бессмертный и змей-Горыныч, хотели весело встретить Новый год. Но у заснеженной, а не сверкающей огнями ёлки и без музыки у них ничего не получилось. Нет в душе праздника, что хочешь делай. Погрустили, погрустили, повздыхали и вдруг Леший предложил: – А что ребята, не сходить ли нам на ёлку к детям? У них ёлка гирляндами украшена, огнями, как бриллиантами горит! Сегодня самый лучший праздник на свете, а нам плохо и одиноко! А там музыка играет, дети много разных песен знают, красиво танцевать умеют! А дед Мороз и Снегурочка им разные подарки раздают! А у нас одна тоска зелёная! Э-э-эх! – горестно вздохнул Леший, мечтательно рассматривая звёзды на небе… Баба-Яга схватилась за живот и начала хохотать: – Да ты, Лёшик, спятил! Нас дети и близко к своей ёлке не допустят! Мы за свою жисть столько напроказничали, столько козней натворили, нахулиганничали, они как нас увидят, моей жё метлой нас оттуда погонят! – Можно подумать, дети сами не проказничали и козней ни родителям, ни учителям не строят! Да если правде в глаза посмотреть, кто из нас похулиганистей!!! – возразил Кощей. – Правильно, если по шалостям помериться, ещё неизвестно, чья перевесит! – поддержал Горыныч. – А ты вообще молчи, куда со своим туловищем поместишься? Да ты всех детей подавишь, если вообще в помещение сумеешь влезть, не развалишь его! Как Топтыгин развалил теремок! – махнула на него безнадёжно баба-Яга. – Если я толстый и несуразный, так мне и праздновать что ли нельзя? – обиделся на неё змей-Горыныч и так горестно вздохнул, чуть не заплакал. – А мне так в гости сходить хочется, меня ведь никогда и никто не приглашал! – Если так в гости хочется, похудей! – предложила баба. – Я бы с удовольствием, но как! – безнадёжно махнул змей. А Кощей рассмеялся: – Она у нас бабка мудрая, как насоветует, что ты тремя головами и не сразу сообразишь! А как дел натворишь, опосля и три дня не проживёшь! – Поговори у меня, бренчалка костлявая! – погрозила ему Яга. А Горынычу сказала: – Ты из себя одним махом жар весь выпусти, станешь стройным, как веточка кипариса! Все расхохотались, а змей губы надул: – Из печи жар и золу выгребают, она от этого не худеет! – А ты попробуй, сегодня ночь волшебная, всё может статься! – поддержал Леший. – Ребята, да вы с ума посходили! Если я из себя весь жар выпущу, бумажным змеем стану! Вы хотите, чтобы дети меня за верёвочку держали и по воздуху пускали? – И что в этом плохого! Дети очень любят бумажного змея. А о трёх головах им будет ещё интереснее, и ты первым из таковых будешь, в историю новых змеиных родов угодишь! – высказала баба своё мнение. – А вы думали, что с нашим лесом может статься, если я пыл из себя весь выпущу! Такие фейерверки начнутся, всем чертям будет тошно! – Что правда, то правда! – поддержали его Кощей и Леший. Думали они, думали и решили, что змей-Горыныч будет праздновать при ежедневном своём параде. Стали собираться, гостинцы для детей упаковывать, а баба-Яга свою метлу завести не может. Поглядел на бабу Кощей, спрашивает: – А ты вот так и полетишь, в своём ежедневном одеянии? – А что тебе не ндравится? – удивилась старая. – А то и не ндравится! – передразнил её Кощей. – Поглянь на себя, хушь бы платье сменила, лохмотья старые детям на праздник бушь демонстрировать да причесалась бы! – Ах ты мешок с костями, я платье сменю, а дети меня не узнают, вдруг меня с Еленой прекрасной перепутают, как тогда быть?! А я по торжественному случаю зуб себе вставила, аль не видишь? На триста лет помолодела! – Она кокетливо перед Кощеем покрутилась и рот раскрыла, новый зуб показала. А Кощей руками от неё стал отмахиваться: – Фу! Закрой рот, а то тебя за браконьерство посадят, лесной воздух отравишь! Бессовестная, на пасту денег жалеешь! – Сам ты сквалыга и жадина, на свой-то фрак погляди, до чего поистрепал, рёбра, как через марлю просматриваются! – Это моё военное обмундирование и боевое снаряжение! – с гордой осанкой, выставив правое колено, подбоченясь, встал перед ней Кощей. – А ты женщина, всегда должна быть при параде, особливо на праздник и немного перед нами кокетничай! – Гляньте-ка, гляньте на эту побрякушку-трещалку, военным и бравым представляется, а меч-кладенец держать не может! – не осталась в долгу баба-Яга, чтоб не ответить на колкости Кощея. И походкой его передразнила. – Друзей закадычных критикуешь, ты меня, костяная нога, достала! Ногу смажь, а то к детям придёшь, вокруг ёлки пройдёшься и скрипом своей костяной весь оркестр заглушишь! – Гляко-сь на это чудо скрежащее, индивида из себя строит, а сам… – хотела пустить очередную остроту баба, но Леший остановил: – Я смотрю, мы скоро друг другу тумаков наподдаём и синяков наставим, и вместо ёлки, свои физиономии раскрасим! Хватит ссориться, поехали! – Попридержи свой пыл маненечко, у меня что-то с мотором не ладиться, отремонтирую, двинемся! – отозвалась баба-Яга. – Тебя прождёшь, на праздник не успеешь! Дай, помогу, – пошёл к ней Леший. – Я твою таратайку быстренько разберу… – Ага, по частям разберёшь, а потом детали лишние окажутся, прикажешь пешком шкандыбать-спотыкаться! Палка сухостойкая, ты или сейчас схлопочешь, или перестань в мои дела вмешиваться! – оттолкнула Лешего баба-Яга. – Конечно ты у нас дама импульсивная, от тебя любой гадости ожидать можно! Ни снутри, ни снаружи никакой красоты и привлекательности! – встал на защиту Лешего Кощей. Баба-Яга новый зуб обнажила: – Ах ты, красавчик безмышечный!.. Тут опять Леший вмешался, но баба сказать не позволила. – Кстати, у тебя, Лешак, мох обтёрся, клочками висит, обскоблить тебя не мешало бы! Неужели обтрёпанным на праздник поедешь и перед детьми предстанешь? – Ага, обскоблиться и на праздник голым идти! Эх, и почему Новый год не летом, когда на мне зелёненький, свеженький мох вырастает! – почесал бурую, кудлатую бороду Леший. – Ну, Леший, сейчас и тебе на орехи достанется! – засмеялся Кощей. – Сейчас эта сквалыга длинноносая такую головоломку тебе устроит, все недостатки выскажет, потом и зеркало не потребуется, во всей красе себя увидишь! Конечно, баба не могла не отозваться: – Вот куча трухлявых костей, я гляжу, до старости дожил, а жениться так и не смог. Сколько девочек воровал, столько от тя и сбежали! Сколько они не обменивались взаимолюбезностями, на праздник всё же собрались. Заявились в город, огней испугались, под фонарём сгрудились и не знают куда дальше идти, совсем растерялись. А тут вокруг них толпа зевак собралась, интересно на артистов посмотреть, разряженных в сказочные персонажи, надеялись, что собрались здесь представление показать. А бабу-Ягу это очень разозлило, она метлой на толпу замахнулась: – Вот рты пораззявили, живой бабы-Яги, что ли никогда не видали! А ну канайте отседова! А публика плотным кольцом, сжимается, хохочут. Кощей решил за Ягу вступиться: – Невидаль какая, как махну мечом-кладенцом, враз всем головы снесу! – И начал своё искусство демонстрировать. Люди, как благодарные зрители, хлопают. Тут баба-Яга вовсе разозлилась, к змею-Горынычу обратилась: – А ну змеюшка, а ну злодеюшка, поддай-ка жару этим непонятливым, может, тогда поверят, что мы настоящие да по избам разбегутся! Змей-Горыныч не заставил себя долго ждать, только сотую долю огоньку пустил, толпы как не бывало, зато тут же пожарные и милиция сбежались. Доставили «хулиганов» в камеру, Кощей сразу на Ягу набросился: – Ведьма длинноносая, из-за тебя на праздник не пойдём! – Заткнись коробка черепная, кость безмешковая! – Ребята! Ребята, давайте не ссориться! – попытался успокоить их Леший. – А ты серо-буро-зелёненький не встревай, пока я твою патлатую бороду по одной пушинке не повыдергала! – заорала та. – Гляньте на это уродство, а ещё женщина! К детям на ёлку собралась, а разговаривать не научилась! Шалопайка-хулиганка! У меня от твоих речей уши вянут! Грубиянка невоспитанная! – И прошёлся по камере, вихляясь, передразнивая бабу Ягу. Тут же баба сдержаться не могла и что есть мочи, вдоль хребтины, метлой Кощея огрела, тот рассыпался. Как увидела Яга, что натворила, руками всплеснула, завопила, запричитала: – Ой, ты батюшки, что я утворила, что же я наделала! Кощеюшка миленький, Кощеюшка родименький! А змей-Горыныч думал, что она притворяется, а не плачет, заорал: – Как нам теперь без Кощея! Без него ни одна сказка не состоится, не получится! Собирай скорей! – Вот курица безмозглая! Беспредельщица-беззаконница! – заложив руки на спину, нервно прохаживался Леший. А баба встала перед кучкой костей на колени, собирая верного друга, продолжала причитать: – Да на кого ж ты меня горемычную покинул, на этих живоглотов! Да они меня с потрохами сожрут! – Как же, тебя и без потрохов не сожрать! Проглотить не сможешь, подавишься! А и того хуже, в уксусе отмочи да поперчи, а потом через огонь Горыныча пропусти и тогда отравишься! – укорил её Леший. – Лёшик, не нервируй! Плесень ты наша пенецилиновая, от тебя на весь лес мхом и сыростью воняет! – не замедляясь, ответила баба. – Делай своё дело, вот соберёшь Кощея, он тебе такую встрёпку устроит… – Собираю, аль не видишь, я бы быстро собрала, да у меня спина болит! – Господи, да ты совсем старушка стала… – хотел посочувствовать Горыныч, но баба тут же оборонительную позицию приняла. – Я старушка?! Сам ты древний, бочка дирижабельная! На одну голову ума не хватает, потому в три соображать больше не можешь! – Ну когда ты устанешь и угомонишься? – вздохнул Горыныч. – Сами поджуживают и хороших слов от женщины ждут! – отозвалась та. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/evgeniy-krymov/maminy-skazki/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 9.99 руб.