Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Гудвин, Великий и Ужасный Сергей Стефанович Сухинов Изумрудный город Давным-давно в маленьком городке Канзас-Сити жил молодой актер по имени Джеймс Гудвин. Он переменил много профессий, но удачи так и не достиг. И вот однажды сильный ураган перенес его в Волшебный край, где жили маленькие робкие человечки. Гудвин объявил себя великим чародеем и новым правителем Зеленой страны. Чудесный случай подсказал ему, как можно построить удивительный Изумрудный город. Но в соседних странах жили колдуньи Гингема и Бастинда, и они решили прогнать самозваного волшебника. Как же бывший актер сумел перехитрить злых колдуний и стать Великим и Ужасным правителем Изумрудного города? Сергей Сухинов Гудвин, Великий и Ужасный Награды В сентябре 1997 года писатель Сергей Стефанович Сухинов был награжден медалью и Дипломом за сказочную книгу «Фея Изумрудного города» на Московской Междунарожной книжной ярмарке на ВВЦ 5 июня 2009 года писатель Сергей Стефанович Сухинов за сказочные книги о Волшебной стране был награжден медалью и Дипломом «Н.В.Гоголь» в номинации «За сказочную литературу». * * * Художник, заслуженный деятель искусств России Леонид Владимирский Вступление Дорогие дети всех возрастов! Мое детство прошло в Баковке, неподалеку от знаменитого на всю страну поселка Переделкино, где расположены дачи многих известных писателей. Меня как магнит притягивала уютная переделкинская библиотека в деревянном домике под черепичной крышей. А построил ее на своем густо заросшем елями участке великий сказочник Корней Иванович Чуковский. Там-то я впервые и встретился со своей самой любимой сказочной книгой. Это была повесть «Волшебник Изумрудного города», написанная замечательным писателем Александром Мелентьевичем Волковым, с чудесными рисунками Леонида Викторовича Владимирского. Уже тогда, в детстве, я не раз пытался придумать продолжение приключений Элли и ее друзей. Мне очень хотелось разгадать секреты всех четырех волшебниц – Виллины, Стеллы, Гингемы и Бастинды; узнать, кто же живет в Желтой стране, побывать в Розовой стране, чтобы поближе познакомиться с Болтунами и их прекрасной правительницей Стеллой. Порой я спрашивал себя: неужели Элли, став взрослой, не попытается вернуться в чудесную страну, где была когда-то счастлива? Неужели на пороге смерти – а люди в Большом мире, увы, смертны – друзья не придут ей на помощь? К сожалению, в последующих повестях Волкова «Урфин Джюс и его деревянные солдаты», «Семь подземных королей» и остальных ответов на эти и многие другие вопросы не было. Прошли годы, и я узнал, что «Волшебник Изумрудного города» – это пересказ знаменитой сказки американского писателя Лаймена Фрэнка Баума «Удивительный волшебник страны Оз». Оказалось, что Баум давным-давно, в начале XX века, написал еще тринадцать книг о стране Оз, в которых тоже действовали Элли (у Баума ее зовут Дороти), Страшила, Лев и Железный Дровосек. Эти книги очень интересны и увлекательны, но тем не менее А. Волков не стал переводить и продолжать их, а начиная с «Урфина Джюса…» решил писать свой собственный сериал, совершенно не похожий на сказки американского писателя. Вот и я поступил точно так же и написал новый сериал, не похожий ни на сказки Л. Ф. Баума, ни на повести А. Волкова. Он является продолжением книги «Волшебник Изумрудного города», и только ее одной! Поэтому не удивляйтесь, что вы не встретите в моих книжках Энни Смит, Урфина Джюса, одноногого моряка Чарли Блэка, Тилли-Вилли и некоторых других полюбившихся вам героев, придуманных Волковым. Вы наверняка спросите: и все же можно ли считать сериал «Элли в Изумрудном городе» продолжением сказок Александра Волкова? Отвечаю: если не забывать о том, что я сказал раньше, то – да! Ведь основное действие моего сериала начинается спустя пятьдесят лет после первого путешествия Элли в Волшебную страну! А это большой срок, за это время там, за Кругосветными горами, должно было очень многое измениться. К тому же все главные герои сериала Волкова появились именно в «Волшебнике Изумрудного города»: Элли, Тотошка, Страшила, Железный Дровосек, Лев, Стелла, Виллина, Фарамант, Дин Гиор. Они и стали одними из главных героев моего сказочного сериала. И даже… Но это пока – большой секрет! А еще вы познакомитесь с новыми персонажами: злой, но в то же время и доброй волшебницей Кориной, мальчиком-калекой Дональдом, юным рудокопом Алармом, забавным медвежонком Томом, коварным людоедом Людушкой-голубушкой, вздорным алхимиком Парцелиусом, мудрым драконом Варагом и многими-многими другими. Вы побываете в таинственных, доселе вам незнакомых уголках Волшебной страны, узнаете ее историю и самые сокровенные тайны, переживете множество увлекательных приключений. Вы узнаете, почему мне нужно было, чтобы Волшебную страну создал не Гуррикап, а чародей из Атлантиды Торн. А самое главное, поймете, что дружба способна творить самые удивительные на свете чудеса; что нельзя, служа Злу, получить от него Добро; и что борьба со Злом – очень трудное, долгое и опасное дело, и под силу оно только тем, у кого в груди бьется мужественное и любящее Сердце. В заключение открою вам очень важный секрет. Дело в том, что я написал свой новый сказочный сериал не только для вас, детей, но и для ваших родителей! Наверняка многие из них, когда были маленькими, тоже зачитывались книгами А. Волкова об Изумрудном городе. Сейчас, много лет спустя, они могут вместе с вами отправиться в новое путешествие по стране своего детства! До свидания, друзья, до встречи на страницах моих новых книг. Жду ваших писем!     Сергей Сухинов Глава первая Мечтатель из Канзаса Много лет назад, когда на свете не было не только тебя, мой юный читатель, но и твоих бабушек и дедушек, в далекой стране под названием Америка жил молодой человек по имени Джеймс Гудвин. Ему было двадцать пять лет (ужасно много, не так ли, ребята?), он был невысок, крепко сложен, и обладал пышной рыжей шевелюрой. А главное, он был энергичен и предприимчив. У него были золотые руки, привычные ко всякому ремеслу. Больше всего на свете Джеймс хотел разбогатеть, и в одно прекрасное утро проснуться миллионером. Часто лежа в кровати по утрам, он мечтал: «Однажды я выйду из своего роскошного особняка в сопровождении целой толпы слуг, сяду в двуколку, запряженную в пару красавцев-коней, и лихо помчусь по улицам родного Канзас-сити, со свистом размахивая над головой кнутом. А вслед со всех сторон будут нестись завистливые вздохи мужчин: „Ну, и счастливчик этот Гудвин! До чего же ему повезло в жизни!“ А девушки будут в ответ качать своими прелестными головами и возражать: „При чем здесь везение? Просто вы все – лентяи и неудачники, а Джеймс умеет добывать деньги буквально из воздуха. Да он самый настоящий волшебник! Наверное, когда-нибудь Гудвин станет великим человеком, может быть, генералом или даже президентом!“» Иногда Гудвин вставал возле зеркала в вальяжной позе, и представлял себя роскошно одетым миллионером с сигарой в руке. Сердце его радостно билось при мысли, что он когда-нибудь непременно станет богатым и знаменитым. Увы, все это были только сладкие мечты. На самом же деле Джеймс Гудвин снимал комнатку в подвале старого двухэтажного дома, где жили еще с десяток таких же бедных людей. У него не было ни слуг, ни коней, ни даже сигар. И денег у него никогда не водилось хотя бы столько, чтобы пообедать досыта. Зато у него было много веселых и таких же бедных, вечно голодных друзей, и самая замечательная профессия на свете. Догадываетесь, какая, ребята? Ну конечно же, Джеймс был актером! Каждый вечер в маленьком канзасском театре собиралась пестрая и шумная публика: торговцы, лесорубы, пекари, плотники, чиновники и даже полицейские. В те далекие годы телевидения и кино еще не придумали, и потому развлечений в провинциальном Канзас-сити было немного. И самым главным развлечением, конечно же, был знаменитый на весь город актер Джеймс Гудвин! Рассаживаясь на жесткие стулья, публика весело переговаривалась: «Миссис Харлейн, вы не знаете, какую сегодня будут показывать пьесу?» – «Право не знаю, дорогая миссис Уйат. Да и какая разница? Главное, наш милый Джеймс будет играть! Говорят, хозяйка дома вчера устроила ему скандал за то, что он привел в свою квартиру сразу с дюжину бродячих псов, а потом всю ночь выл с ними хором. Так что можно не сомневаться, Джеймс будет сегодня в ударе!» И все весело смеялись и потирали руки в предвкушении замечательного зрелища. В этот вечер в театре показывали пьесу Шекспира – когда ты немного еще подрастешь, дружок, то обязательно узнаешь, какой это был великий сочинитель пьес. Дело происходило в средневековом замке на берегу моря, где жил молодой датский принц по имени Гамлет. Его в канзасском театре играл бывший пожарник, толстый усатый дядя, обожавший перед каждым представлением пропустить по две-три кружки пива. После этого он немного пошатывался, путался в своем длинном плаще и постоянно забывал слова. Публика давно уже знала эту его маленькую слабость, и потому дружно подсказывала ему – ну, как в школе иногда ребята подсказывают нерадивым ученикам. Пьеса шла своим чередом. Гамлет, спотыкаясь, бродил по сцене и безуспешно искал свою невесту по имени Офелия. Той почему-то нигде не было видно. Позднее выяснилось, что у актрисы, игравшей эту роль, тем вечером как назло разболелся зуб, и девушке пришлось срочно поехать не в театр, а к зубному врачу. Гамлет даже побагровел от злости. Подняв над головой волосатые ручищи, он зарычал: – Молилась ли ты на ночь, Дездемона? Обманщица, умри! В зале послышался хохот и одобрительный свист. Какой-то мальчишка из заднего ряда завопил: – Это же из другой пьесы, дядя! Пожарник свирепо завращал глазами. – Ну, Офелия, какая разница? Все равно придушу! Одна пожилая дама, сидевшая в первом ряду с букетом цветов в руках, закричала тоненьким голоском: – Обойдемся сегодня без Офелии! Будто мы не знаем, что она сошла с ума и утопилась в озере? Хотим Короля-призрака! А надо вам сказать, ребята, что у Гамлета был когда-то отец – самый настоящий король. Его отравили, и после этого король-отец и стал призраком. Вот эту-то роль в спектакле и играл Джеймс Гудвин, и надо сказать, с очень большим успехом. Пожарник-Гамлет озадаченно почесал всклокоченную голову. – Ну ладно, – пробормотал он. – Так, что я должен сказать, никто случаем не помнит? Кажется, «Святители небесные, спасите!» Ну, и так далее. Эй, призрак, выходи! Гудвин в это время стоял за фанерной башней и хмуро смотрел в зал. Как же ему хотелось выйти на сцену и сыграть Короля-призрака так, чтобы все поняли, какой он замечательный актер! Но увы, публика ждала от него совсем другого… Набрав в грудь побольше воздуха, он опустил на голову капюшон своего темного плаща и на негнущихся ногах вышел из-за башни (так смотрелось страшнее). А затем, медленно подняв правую руку, загробным голосом произнес: Я дух родного твоего отца, На некий срок скитаться осужденный Ночной порой… Затем, вздохнув, он сделал еще шаг к Гамлету (тот вовсю корчил рожи, показывая публике, до чего же ему страшно), и… И Гудвин с треском провалился под сцену! Публика разразилась восторженными криками: «Браво, браво!» На сцену полетели цветы, мальчишки заулюлюкали, и даже пожилые джентльмены не удержались от звонкого одобрительного свиста. А потом все вскочили со стульев и начали бешено рукоплескать. Спустя некоторое время из оркестровой ямы выбрался Гудвин. Его плащ был покрыт пылью, с капюшона клочьями свисала паутина. Прихрамывая, он вышел в центр сцены и стал раскланиваться под бурные аплодисменты. А пожарный-Гамлет тем временем посылал в зал воздушные поцелуи, а потом принялся собирать букеты цветов. Затем занавес закрылся. На этом первое действие спектакля завершилось. Публика стала шумно обсуждать забавное зрелище. «А сегодня Джеймс на самом деле в ударе! Как он провалился под пол – одним махом! Не то, что на прошлой неделе, когда плотники плохо подпилили доски. Помните, как ему пришлось долго бить каблуками по полу?» А Гудвин тем временем сорвал с плеч грязный плащ и, сурово сдвинув брови, направился за сцену. Там стоял директор театра, мистер Тёрнер, толстый розовощекий человек с мохнатыми бровями, лысый и очень противный. – Все, больше я никогда не буду играть в этой дурацкой пьесе! – звенящим от негодования голосом воскликнул Гудвин. – Это балаган, а не театр! И потом, от ежедневных падений у меня здорово разболелась правая нога. Скоро мне придется выходить на сцену на костылях! Я актер, понимаете, актер, а не шут гороховый! Мистер Тёрнер скорчил злую мину. – Ну что ж, если надо, будешь играть даже в инвалидной коляске. Подумаешь, какая неженка, фу ты, ну ты! Актер он, видите ли, ха-ха-ха! Да если бы доски на полу сцены не подгнили от старости и месяц назад не рассыпались под тобою, то я бы уже давно тебя уволил! Таких актеров в Канзасе – пруд пруди. Стоит мне только поманить пальцем, и любой разорившийся фермер сыграет Короля-призрака в сто раз лучше тебя. Но тебе повезло, Джеймс – ты очень здорово умеешь проваливаться под сцену, и публике это нравится. Только поэтому я еще держу тебя в своей труппе. – Ах, так? – возмутился Гудвин. – Все, ухожу навсегда! Сами проваливайтесь, сколько угодно, и под сцену, а на сцене! А я когда-нибудь еще сыграю короля, и не какого-то призрака, а самого настоящего. И так, что все назовут меня Великим! – Скорее, Ужасным, – скривился директор театра. – Потому что актер ты совсем никудышный, Джеймс. Не выйдет из тебя толка, уж попомни мое слово. – Посмотрим! – негодующе нахмурился Гудвин и, выбежав из театра, громко хлопнул дверью. Тем же вечером он продал свой единственный сюртук, купил билет в дилижанс (это был такой автобус на лошадиной тяге) и покинул свой родной город. Джеймс решил отправиться на северо-запад, в штат с таинственным названием Дакота. По слухам, там жилось лучше, чем в Канзасе, тем более что рядом якобы находилось побережье теплого Тихого океана. Оказалось – врали. Никакого океана в Дакоте и в помине не было. Куда не кинь взором, везде расстилалась плоская, выжженная солнцем прерия – ну, почти такая же, как возле Канзаса. Гудвин поначалу приуныл. Ему так хотелось увидеть синие просторы Тихого океана! Но увы, новый билет на дилижанс было купить не на что. И он остался жить в маленьком городке Абердине. Таком маленьком, что там даже и театра-то не было! Целых два года Гудвин работал, не покладая рук – и плотником, и грузчиком, и продавцом. А потом поднакопил денег и открыл самый настоящий универсальный магазин. Какой только всячины там не было! На полках лежали китайские фонарики, кастрюли, швейные машинки, сапоги, конские седла, кнуты, шляпы, дамские платья и многое-многое другое. А еще Гудвин надумал продавать чудесное мороженное: земляничное, лимонное, ванильное и, конечно же, шоколадное. Взрослые жители Абердина с сомнением покачивали головами. «Ну, какой из Гудвина торговец! – судачили они. – Он же совсем не деловой и не солидный человек – не то, что мы. Чего надумал: продавать в универсальном магазине мороженое, воздушные шарики, сладости и прочую чепуху! Только нашим детям головы напрасно морочит. Вот они и торчат у него в магазине днями напролет, вместо того чтобы зубрить арифметику!» И на самом деле, городская ребятня слеталась в удивительный магазин Гудвина, словно стая воробьев на крошки хлеба. В школе было скучно, аж скулы сводит. А дома родители постоянно читают нотации. Почему-то многие взрослые напрочь забывают, что когда-то тоже были детьми, и потому твердят с утра до вечера: этого нельзя, того нельзя. Не ходи гулять под дождем – промочишь ноги. Не ешь много пирожных – заболят зубы. Не ешь много мороженного – горло простудишь… Ну, и так далее, сами, небось знаете. А Джеймс Гудвин оказался совсем другим взрослым! Он улыбался каждому мальчишке, каждой девочке, словно лучшим друзьям. Разрешал ребятам снимать с полок всякие вещи, и играть ими, как игрушками. Мальчишки обожали водружать седла на табуретки, и потом «скакали» на них, словно на лошадях. При этом они размахивали руками и возбужденно улюлюкали, как самые настоящие ковбои. А девочки любили надевать дамские шляпки и вертеться перед зеркалами с веерами в руках. Но больше всего дети любили покупать чудесное мороженое в хрустальных вазочках – лучшее в мире! А если у какого-нибудь мальчика или девочки денег не было (а такое случалось постоянно), то добрый хозяин магазина раздавал мороженое совершенно бесплатно. Понятное дело, очень скоро взрослые перестали ходить к Гудвину. Ну кому из этих солидных дядей и тетей могло понравиться, что в универсальном магазине постоянно бурлит всякая мелкота! От визга и смеха детей только голова болит, и невозможно спокойно и обстоятельно выбрать подходящее седло или дамскую сумочку. Гудвин, конечно, очень огорчился, потеряв всех солидных покупателей. Зато от несолидных отбою не было! И вот однажды, майским вечером… Глава вторая Однажды, майским вечером… Однажды чудесным майским вечером, когда в воздухе был разлит терпкий запах цветущей сирени, в магазине Гудвина собрались как обычно не меньше полсотни ребят. Один маленький мальчик, доев свое любимое клубничное мороженное и вылизав хрустальную вазочку до блеска, вдруг спросил: – Дядя Гудвин, а почему в вашем замечательном магазине совсем нет детских книжек? – Верно, верно! – закричали ребята. – Хотим книжек – сказочных, с картинками! Стоявший как всегда за прилавком Гудвин озадаченно почесал затылок. – Где же я их возьму, ребята? Может, где-нибудь в больших городах и издаются разные детские книжки, но до нашего Абердина они не доходят. Здесь, понимаете ли, куда большим спросом пользуется керосин, восковые свечи и хозяйственное мыло. А еще спички – вот это ходовой товар, нужный каждой хозяйке! А детские книжки, хм-м… Лица детей огорченно вытянулись. Казалось, кое-кто из девочек вот-вот расплачется. Что поделать – куском хозяйственного мыла ребенка не больно-то порадуешь. Заметив это, Гудвин улыбнулся: – Но я могу, если хотите, рассказать вам какую-нибудь занимательную историю. Хотите услышать, например, про Короля-призрака? Я не раз играл эту роль в канзасском театре, и притом с большим успехом! Глаза ребят изумленно округлились. – А это сказочная история, верно? – выдохнула красивая кудрявая девочка с синими глазами. Гудвин задумчиво пожевал губы. – Вообще-то, не совсем… А вы хотите непременно услышать именно сказку? – Конечно, конечно! – послышалось со всех сторон. – И обязательно волшебную! – Ах, волшебную… Ну, откуда же у нас в Дакоте взяться волшебству? По-моему, здесь его отродясь не было. Иначе ваши родители не были бы такими здравомыслящими и солидными людьми, которые привыкли покупать в универсальных магазинах керосин и хозяйственные мыло, а вовсе не земляничное мороженное. – А в вашем родном Канзасе есть волшебство? – спросил рыжий мальчуган, лицо которого было засыпано веснушками. – Хм-м, в Канзасе… Там, понимаете ли, тоже везде степи да степи. Волшебству просто спрятаться от людей некуда. Все видно вокруг на десять миль в разные стороны! Если бы в Канзасе и появилась вдруг какая-нибудь чудесная страна, то ее тотчас бы заселили взрослые, здравомыслящие люди. И на каждом углу они понастроили бы конторы, банки, пивные бары и керосиновые лавки. А такого никакое волшебство не выдержит! Дети от этих слов начали так горько вздыхать, что Гудвин поспешно добавил: – Вот поэтому у нас, в Канзасе, Волшебная страна и спрятана за Великой пустыней. А за пустыней лежит… хм-м… кольцо высоких-превысоких гор, за которыми и находится чудесный край. Вот так-то! Глаза детей зажглись такой радостью, что Гудвину стало немножко стыдно. Ведь про Волшебную страну он только что придумал. Ну, чего только не сделаешь, чтобы порадовать ребятишек! Но тут толстый мальчик с пухлыми щеками с сомнением спросил: – А почему же через эти горы никто не перебрался? Ведь они, наверное, видны издалека. – Да потому, что эти горы заколдованы одним великим чародеем, – сразу же нашелся Гудвин. – Он специально так сделал, чтобы в Волшебную страну никто не мог бы попасть из нашего Большого мира. Зато сказочному народу: эльфам, гномам, великанам, троллям и всем прочим, там живется очень даже вольготно. Да что там говорить! Эта Волшебная страна – самая чудесная страна на свете. Там всегда царит вечное лето, на лугах растут тысячи видов удивительных цветов – про таких мы и не слыхивали. По вечерам они не закрываются, как обычные цветы, а превращаются в разноцветных мотыльков. Они взмывают в небо и устраивают удивительные танцы в воздухе! Луна им подмигивает и строит смешные рожицы, а звезды всю ночь напролет играют друг с другом в прятки… – А чародеи там есть? – изумленно округлив глаза, прошептала белокурая девочка. – Конечно же есть! И добрые волшебники, и злые колдуны – ну куда же без них? – Гудвин даже вздохнул, вспомнив о своем бывшем директоре театра. – Расскажите нам про них, расскажите! – послышались голоса со всех сторон. Ну что тут поделаешь? Пришлось Гудвину на ходу придумать сказку о Волшебной стране. Он рассказал про маленьких коротышек, правительницей которых была злая-презлая колдунья. Она жила в пещере, и заставляла коротышек каждый день приносить ей корзины с пиявками, пауками и змеями. Из этой пакости колдунья варила свое колдовское зелье. Однажды к пещере вышла одна маленькая девочка по имени Корина, которая заблудилась в лесу. Она так понравилась колдунье, что та стала обучать девочку волшебству. Но Корина оказалась очень упрямой и ленивой, и в конце концов обманула колдунью и убежала от нее. Сказка детям очень понравилась, и на следующий день в универсальный магазин пришло еще больше ребят. Гудвин по привычке достал из холодильника коробки с разноцветными шариками мороженого, но дети неожиданно запротестовали. – Мороженое мы можем съесть и потом, после того как вы нам расскажете новую сказку! – заявил рыжий мальчуган. – Верно! – в один голос поддержали его сестры-двойняшки с одинаково короткими косичками. – Хотя еще лучше есть мороженое, и слушать сказку. Одно другому не помешает! Гудвину не оставалось ничего другого, как придумать новую сказку о Волшебной стране. А потом еще одну, и еще, и еще… Так продолжалось неделю, вторую, третью. Гудвин настолько увлекся, что совсем забросил торговлю. Все дни напролет он придумывал сказки, одна лучше другой. Одни из них были веселыми, другие – волшебными, а третьи вышли довольно-таки страшными. К его удивлению, они понравились детям больше всего. А тебе, мой юный друг, нравятся страшные сказки? Вскоре в Абердине пошел слух, что директор универсального магазина совсем сошел с ума. Вместо того чтобы торговать керосином, хозяйственным мылом и прочими полезными вещами, Гудвин только и делает, что дурит головы детям всякими нелепыми россказнями! Мэр города, пожилой и очень солидный господин, надел на голову черный цилиндр (в этой шляпе он очень походил на самого настоящего миллионера) и лично посетил странный магазин. Гудвин стоял возле прилавка и торопливо записывал карандашом в тетради очередную сказочную историю, которую он собирался рассказать этим вечером детям. Когда мэр вежливо поздоровался с ним и попросил продать ему коробку самых лучших сигар, Джеймс только махнул рукой и, не поднимая глаз, пробормотал: «Не отвлекайте меня всякими пустяками, сэр. Я сегодня придумал поразительную историю про Подземную страну и про страшного великана-колдуна!» Мэр даже оторопел от таких слов. Это сигары-то – пустяки? А Подземная страна – разве такая есть у них в штате Дакота? Конечно, нет, потому что ее и быть-то не может. А уж о великанах и колдунах здесь и вовсе никто не слыхивал. Нет, это безобразие надо прекратить, и немедленно! На следующий день многие взрослые жители Абердина пришли к универсальному магазину и, потрясая кулаками, тростями и зонтиками, потребовали, чтобы Гудвин уехал из города. «Мало нам было вашего мороженого, так вы еще и сказки сочиняете! – кричали возмущенные горожане. – Прочь, прочь отсюда, безумец! Уезжайте в свою Волшебную страну или летите хоть на саму Луну, но только не мутите головы нашим детям!» Ну что тут было поделать? Пришлось Гудвину закрыть свой магазин – все равно он уже почти разорился без солидных покупателей. На оставшиеся деньги он купил лошадь и ранним утром, когда город, казалось, еще спал, отправился в дальнейшие странствия. И вдруг из всех домов высыпали дети. Они бежали за всадником по улицам, размахивали руками и кричали: – Не уезжайте, дядя Гудвин, не уезжайте! Гудвину было очень грустно расставаться со своими юными друзьями. Но он постарался весело улыбнуться и, сняв шляпу, помахал ею ребятам: – Прощайте! Когда-нибудь вы еще услышите про Волшебную страну, я обещаю! И конь, ударив копытами, унес своего всадника в прерию. Глава третья Ураган С этого дня начались долгие скитания Гудвина. Он побывал во многих местах штата Дакота, но нигде не мог прижиться. Неугомонный характер не давал ему заниматься каким-нибудь солидным делом. А если Джеймс и брался за такие дела, то ничего хорошего из этого не выходило. Например, однажды он задумал выпускать газету под название «Пионер Дакоты». В ней Гудвин очень обстоятельно рассказывал своим читателям о том, как разводить кур и кроликов, как выращивать помидоры, как бороться с молью, ну и про прочие полезные вещи. Но в этот год в Дакоте как назло выдалась засуха. Фермеры не знали, чем кормить свою скотину – ведь у них не было ни зерна, ни сена! Газету завалили письмами с просьбами о помощи. Надо бы Гудвину промолчать, так нет! Наш фантазер не удержался и написал статью о том, что нужно взять да надеть коровам очки – и не простые, а с зелеными стеклами. Тогда скотину запросто можно будет кормить простыми опилками. Коровы, мол, решат, что перед ними сочная трава, и начнут есть опилки – да так, что за ушами захрустит! Конечно же, Джеймс просто хотел пошутить. Что может лучше помочь человеку в беде, чем его же чувство юмора? Но увы, кое-кто из самых простодушных фермеров доверчиво последовал его совету. А потом… Потом Гудвину пришлось ночью поспешно бежать из города, потому что туда съехались разъяренные фермеры со всей округи. Понятное дело, что от опилок у доверчивых коров разболелись животы. А причем здесь Гудвин, скажите на милость? Наконец, он устроился работать в цирке, что располагался на ярмарке в одном довольно большом городе. И знаете, кем работал Гудвин? Никогда не догадаетесь! Воздухоплавателем! Вообще-то, Гудвин никуда не плавал, а просто сидел в корзине, к которой был привязан большой шар из зеленого шелка. Шар наполнялся водородом, становился легче воздуха, и плавно взмывал над ярмаркой. Сама корзина была привязана к железному крюку, вбитому в землю – так, чтобы ветер не унес шар неизвестно куда. Посетителям ярмарки очень нравилось задирать головы и смотреть снизу вверх на отважного воздухоплавателя (хотя он, повторяю, никуда не плавал). Гудвин в ответ снимал шляпу и размахивал ею, приветствуя зрителей. Вот и вся работа. К вечеру шар спускали к земле, и Гудвин шел в гостиницу, где снимал маленькую комнату. Ему было и грустно, и одиноко. Джеймс часто вспоминал слова противного лысого директора театра: «Из тебя ничего не выйдет!» Что ж, как ни неприятно было это сознавать, но директор театра оказался прав. Ну что это за профессия – быть воздухоплавателем, который никуда не плавал? Воздухостоятель он, вот кто! Ему, Гудвину, скоро уже стукнет целых тридцать лет, а он не стал не только Великим, но даже и Ужасным. Так, обычный неудачник… Уж лучше бы он оставался жить в родном Канзасе, и до старости играл вечно проваливающегося под пол Короля-призрака! И вот однажды, в жаркое июльское утро воздушный шар как обычно поднялся над ярмарочной площадью. Гудвин стоял в корзине и мрачно смотрел на пеструю толпу людей, постепенно заполняющую торговые ряды. Некоторые дамы махали ему рукой и посылали воздушные поцелуи, но Джеймс даже не подумал снять свою шляпу, чтобы ответить на эти приветствия. «Все, решено, завтра уезжаю из этого проклятого города… – бормотал он. – Надоело! Поеду куда-нибудь подальше отсюда, поближе к Тихому океану. А может, стоит все-таки вернуться в Канзас?» Вдруг он увидел далеко на севере темные облака. Они стремительно неслись к городу. «Э-э, кажется, дело пахнет ураганом! – встревожился Гудвин. – Только этого не хватало…» Он перегнулся через край корзины и закричал: – Эй, вы там, внизу! Тяните веревку и спускайте шар! К городу несется ураган! Но как назло двое рабочих цирка, которые помогали Гудвину, куда-то ушли. А самостоятельно незадачливый «воздухостоятель» спуститься на землю не мог. Ну, разве что продырявив ножом зеленый шелк воздушного шара. Но это дело опасное – запросто можно было рухнуть с большой высоты прямо на головы посетителям ярмарки! Гудвин заколебался, не зная, что предпринять. А ураган несся на него со скоростью курьерского поезда. Еще минута – и ветер словно завзятый боксер ударил невидимым кулаком прямо по шару! Тот задергался, да так сильно, что Гудвин вверх тормашками полетел на дно корзины. Послышалось громкое: кр-р-рак! – это лопнула веревка, связывающая корзину с землей, – и шар помчался в темнеющее небо! «Ну вот, наконец, я перестал быть воздухостоятелем, а стал самым настоящим воздухоплавателем», – озадаченно подумал Гудвин. Он поднялся на ноги и, перегнувшись через край корзины, посмотрел вниз. Земля стремительно удалялась. – А ведь ураган несет меня на юг, прямехонько в Канзас, ха-ха-ха! – нервно захихикал Гудвин. – Ну что ж, значит, сама судьба велит мне вернуться в родные края. Если не расшибусь, то останусь там навсегда, честное слово! Ураган нес шар под облаками целый день и целую ночь. Все это время Гудвин проспал. Свист ветра и постоянное раскачивание корзины убаюкивали его, словно ребенка в колыбели. Как ни странно, Джеймс почему-то ничего не опасался. «Пускай будет что будет», – решил он. Когда он проснулся, то увидел, что солнце только что вышло из-за горизонта. Ветер уже стих, и шар медленно опускался. Поглядев вниз, Гудвин даже вздрогнул от неожиданности. Он летел… над огромной, бескрайней пустыней! А далеко впереди на юге виднелась цепь гор. «И где же это я оказался, а? – озадаченно подумал Гудвин. – Что-то я прежде не слышал про пустыню в моем родном Канзасе… Ну, а горы откуда взялись? Нет в наших степях никаких гор. Чудеса, да и только!» Горы постепенно приближались. Они оказались довольно высокими, а некоторые вершины даже были покрыты снегом. Гудвин с силой потер свои глаза, а потом ущипнул себя за ухо. Было больно – значит, все это ему не привиделось. Но где же он оказался? И тут ему на память пришли чьи-то слова: «Волшебная страна находится за Великой пустыней, и она окружена кольцом высоких гор». Кто же это говорил? – Тьфу, да это же говорил я сам! – воскликнул изумленно Гудвин. – Про пустыню да про горы в Канзасе я попросту придумал, чтобы хоть как-то утешить расстроенных ребятишек. Они ведь так хотели, чтобы Волшебная страна существовала на самом деле! Задумавшись, он тихо добавил: – А что если такая страна и на самом деле существует? Вот это был бы славный фокус! Представляю, как расстроился бы директор театра мистер Тёрнер, узнав про это. А как огорчились бы здравомыслящие граждане города Абердина? Но зато, как бы обрадовались их дети – мои юные друзья! Выходит, сказки иногда сбываются… Ветер подхватил шар с новой силой, перенес его над одним из перевалов и… И перед потрясенным Гудвином открылась чудесная страна. Глава четвертая Гора и птица Стоило только взглянуть на нее одним глазом, как любому бы стало ясно: это Волшебная страна! Нигде в обычном мире не могло быть таких удивительно красивых лугов, лесов и озер. А когда Гудвин поднял голову и посмотрел на солнце, ему показалось, что оно весело подмигнуло ему. Гудвин сорвал шляпу с головы, замахал ею и завопил во все горло: – Здравствуй, Волшебная страна! Ура-а-а! Затем, немного успокоившись, Гудвин перегнулся через край корзины и жадно стал вглядываться в чудесные пейзажи, проплывающие далеко внизу под воздушным шаром. Вскоре он заметил, что шар летит вдоль какой-то странной желтой ленты, вьющейся среди рощ и холмов. Она порой пронизывала густые леса, а затем вновь выбегала на равнины. – А это еще что такое? – удивился Гудвин. – Хм-м… вообще-то похоже на дорогу. Но почему она желтая? Может, кто-то ее раскрасил желтой краской? А откуда она ведет и куда? В этой стране, кажется, нет никаких городов, и деревень тоже нет. Странно! Наконец, спустя несколько часов Гудвин увидел первые поселки жителей Волшебной страны. Они состояли из симпатичных пузатых домиков с остроконечными голубыми крышами. – Хм-м… к чему бы это? – пробормотал Гудвин. – Дорога желтая, крыши – голубые. Неужели, у жителей этой страны не нашлось красок другого цвета? А может, они специально так покрасили свои дома? Такое может быть, если эта страна называется Голубой! А почему бы и нет? Через некоторое время шар пролетел над широкой рекой. За ней начинались бескрайние пышные леса. Кое-где на полянах виднелись деревеньки, но дома в них были уже зеленого цвета. – А это страна, наверное, называется Зеленой! – обрадовался Гудвин. – Оч-чень красивая страна, просто дух захватывает. В моем родном Канзасе, куда ни глянь, везде видишь только степи да степи… Эти леса мне нравятся куда больше! Пожалуй, именно в Зеленой стране я бы остался жить. Эй, шар, спускайся! Но шар все несся и несся на восток. Гудвину даже стало немного не по себе. До чего же огромной была Волшебная страна – аж дух захватывает! Наверное, не меньше чем весь Канзас. Но как же такое может быть? «А очень просто, – быстро он сам нашел ответ. – Ведь этот край не зря называется Волшебным! Если просто идти по канзасской степи, то, наверное, через кольцо гор можно запросто пройти, и даже их не заметить. Они же заколдованные! До чего же мне повезло, что я каким-то чудом сумел сюда попасть!» Вскоре Гудвин с радостью увидел желтую дорогу, и даже помахал ей рукой, как старому знакомому. Возле желтой дороги находилось немало деревень с зелеными крышами. А вот городов что-то не было видно. Поначалу это встревожило воздухоплавателя. «Эх, как же плохо, что в Зеленой стране нет городов! – размышлял он. – Значит, здесь нет и театров. А мне так хочется снова выйти на сцену, чтобы поразить местных жителей своим мастерством актера!.. Хм-м, но если здесь нет театров, то вряд ли есть и газеты. И больших ярмарок, наверное, тоже нет. Что же я здесь буду делать, чем зарабатывать на жизнь?» Но тут Гудвин весело рассмеялся и даже хлопнул себя ладонью по лбу. – Ну и чудак же я! – бодро воскликнул он. – Я же попал не куда-нибудь, а в Волшебную страну! Еще не хватало мне здесь заниматься всякими глупостями и развлекать публику. Нет, я непременно должен стать королем этой Зеленой страны! Вот расстроится мистер Тёрнер, если узнает про такое. Он прямо-таки лопнет от злости! Гудвин даже руки потер от удовольствия. Ему не терпелось побыстрее спуститься на землю. Но шар несся и несся вперед вдоль желтой дороги, очень медленно опускаясь вниз. Гудвин встревожился. «Э-э, как бы с разгону не перемахнуть через Зеленую страну! – подумал он. – А вдруг где-нибудь за ней снова начинается пустыня или того хуже, море? Запросто и погибнуть можно!» Наконец, впереди появилась большая поляна. Посреди нее стояло огромное раскидистое дерево. Желтая дорога делала вокруг него круг и там и заканчивалась. Шар начал стремительно снижаться. Трах-тара-рах! – и он врезался прямо в пышную крону, и повис на ветвях. Гудвина выбросило из корзины. Перекувырнувшись через голову, он полетел на землю. К счастью, рядом с желтой дорогой стоял большой стог сена. Бух! – и Гудвин врезался в него головой, словно живой снаряд. Снаружи остались торчать только ноги, обутые в короткие сапоги. Гудвин отчаянно заболтал ногами, пытаясь выбраться из стога. Из-за этого сапоги соскочили, и ступни остались в красно-белых полосатых носках. Еще несколько отчаянных усилий, и Гудвин со сдавленным криком вывалился из стога. Он упал на землю, и неудачно – левая нога как назло напоролась на острый камень. Гудвин взвыл и, схватившись за раненую ступню, запрыгал по желтой дороге на другой ноге. От боли у него потемнело в глазах, так что он даже не заметил, как сделал круг по желтой дороге вокруг большого дерева. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/sergey-suhinov/gudvin-velikiy-i-uzhasnyy/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 9.99 руб.