Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Дом колдовства Картер Браун Дэнни Бойд #20 Картер Браун Дом колдовства 1 – Вас ждут, мистер Бойд. Горничная спелого возраста, неодобрительно хмыкнув, отступила назад. Я стряхнул со своих волос снег и вошел в Дом Колдовства. Несколько месяцев назад я видел отличные фотоснимки в одном из иллюстрированных журналов, и поэтому его вид меня не слишком удивил. Легкий аромат, который, казалось, распространялся по всем помещениям, заставил мои ноздри затрепетать. Едва я вошел, то почувствовал странное ощущение в ногах, и лишь через мгновение понял, что они утонули в плотной шерсти ковра. Стены вестибюля были задрапированы черным бархатом, а переливчато-зеленый потолок освещен умело скрытыми лампами. Горничная проводила меня к спрятанной в глубине помещения лестнице, возле которой, словно живая, сидела египетская кошка из синего венецианского стекла. Мне показалось, что при моем приближении в ее хищных глазах загорелся недобрый огонек. – Мисс Лорд просила вас сойти вниз. Горничная снова громко хмыкнула. Я пошел по мозаичной лестнице, каждая ступенька которой была украшена каббалистическим рисунком, и вскоре очутился перед тяжелой деревянной дверью. За ней находилось теплое и влажное помещение бассейна. Бассейн был невелик: шесть на шесть метров. Легкая дымка пара поднималась с его поверхности. В воде, широко раскинув руки, лежала молодая светловолосая женщина. Она смотрела в потолок, представляющий собой нечто вроде фальшивого неба, и была, по-видимому, глубоко погружена в свои размышления. – Закройте дверь! – неожиданно проговорила она приказным тоном. – Ужасный сквозняк! Я старательно закрыл дверь, потом подошел к бассейну и погрузил в него свой взгляд. Длинные светлые волосы ореолом окружали женскую голову, а глаза ее по-прежнему были устремлены в потолок. Нос между выступающими скулами был прямым и классически красивым. Крупный рот являл собой чувственную поэму: верхняя короткая и нижняя припухлая губы были плотно сжаты. Она имела вид женщины, привыкшей выполнять свои желания, и я подумал, что, несмотря на этот почти чудесный фасад, она, вероятно, деликатна и нежна, словно бульдозер. Лорд неглубоко вздохнула, перевернулась на живот, несколькими легкими движениями достигла края бассейна и вылезла из воды. Я подумал, что черный купальник, который, вероятно, достаточно тесно обхватывал ее до купания, еще немного подсел. Когда женщина выпрямилась, я увидел, что она еще выше, чем казалось на первый взгляд. Всего сантиметров на шесть меньше моих ста восьмидесяти. Тело ее напоминало античную статую. Ее полная грудь, как впрочем и благородные округлости бедер, бросали вызов моей чувственности. Длинные, точеные ноги и полные ляжки были двумя минаретами желания. На одно мгновение извращенное воображение подсказало мне, что неспроста она назначила мне встречу в бассейне, где могла появиться в полном своем великолепии, но потом я одумался и принялся тупо смотреть, как она вытирает полотенцем волосы. – Вы Бойд? – раздался через десять минут вопрос. – А вы – Лорд? – сухо ответил я. – Пожалуйста, называйте меня мисс Лорд! – Называйте меня мистер Бойд, если вам не трудно, – проговорил я с ледяной улыбкой. – Думаю, вы замечательный человек, и схожу с ума от радости, что могу иметь вас своей клиенткой, только не забывайте о хороших манерах при обращении со мной. Казалось, она вот-вот взорвется, но ей удалось сдержаться. Тень улыбки на ее губах излучала такую холодность, что меня это немного обеспокоило. – Вы, конечно, знаете, кто я такая? – Безусловно, – ответил я. – Однажды я раскрыл журнал, в котором печатались голые женщины и сразу… – Я поднял руку, увидев, что она показывает зубы не только в улыбке. – Хорошо, хорошо, согласен, вы – Максин Лорд, и вы владеете Домом Колдовства, парфюмерной фабрикой. И свое жилище, которое замечательно разукрасили, вы назвали также. По общему мнению, эта вещица первого сорта. По крайней мере, об этом я прочитал несколько дней назад. – Я нуждаюсь в частном детективе, – заявила она, тщательно расчесывая волосы. – Вас мне рекомендовали как энергичного и неболтливого человека. Это то, что мне нужно. Скорей всего и услуги ваши стоят недешево? Ее лазурные глаза оценивали меня. – Как ваши духи, – ответил я, – по сорок долларов за унцию. Она принужденно улыбнулась. – Я заплачу вам пять тысяч долларов, если вы добьетесь успеха. И ничего – в случае неудачи. Что вы на это скажете, мистер Бойд? – Мне кажется, все зависит от того, что вы хотите, чтобы я сделал. Мисс Лорд закуталась в простыню, как в саранг, и направилась к лестнице. Я последовал за нею в вестибюль, затем в лифт. На третьем этаже мы вышли, и она впереди меня пошла в спальню, достаточно обширную и вполне подходящую для ночных развлечений разного рода, весьма ценимых в Большой Катеринке. По обе стороны кровати несли сторожевую службу еще две египетские кошки из венецианского стекла. Когда они смотрели на меня, шедшего позади хозяйки, их хищные глаза были явно недоброжелательны. Максин Лорд уронила простыню на пол, спустила лямки своего купальника с плеч и повернулась ко мне спиной. – Расстегните меня, – приказала она. Застежка-молния проходила вдоль всей ее спины до самого низа, и, расстегивая, я подумал, что кошки очень сердятся на меня. Их хозяйка, не поворачиваясь ко мне, позволила купальнику соскользнуть со своих бедер, и направилась к тому, что, как я догадался, было гардеробом. – Я недолго, – бросила она через плечо. – Во время моего отсутствия подумайте о серьезных вещах мистер Бойд. В течение нескольких секунд мною овладели исключительно возбуждающие мысли, что было совсем некстати. Желая как-нибудь отвлечься, я стал осматривать интерьер. Здесь потолок представлял собой тоже фальшивое небо, а стены были задрапированы черным бархатом. Я подумал о том, что либо у Максин Лорд очень сильная индивидуальность, либо она немного свихнулась на каббалистике. «Либо и то и другое, и на сексе тоже», – со вздохом добавил я. Она появилась с тюрбаном из полотенца на голове и в черном шелковом халате до колен. Безусловно, вниз она ничего не надела, кончики прекрасных грудей отчетливо выделялись под тонким шелком. При каждом шаге они восхитительно колыхались. Пока я восстанавливал дыхание, она села в кресло и принялась рассматривать меня, словно нежелательный подарок, преподнесенный по ошибке. – В вас чувствуется некоторая мужественная животность самого низкого класса, – произнесла она своим очаровательным голосом. – В сущности, откуда я могу знать, что вы не кретин? – А откуда мне может быть известно, что вы не просто надушенная сумасшедшая? – спросил я, защищаясь. – Вы, может быть, попросите меня достать вам флакон с духами, который вы уронили в бассейн на прошлой неделе? И все-таки, история о пяти тысячах долларов в случае удачи, это что – выдумка? – Серая эмбра. Отвратительное вещество из кишечника кашалота. Она стоит целого состояния и является основой всех духов, – она небрежно махнула рукой. – Все остальное, в принципе, смесь пахучих компонентов. Но это то, что отличает хорошие духи от остальных, и потому каждый рецепт держится в секрете… – Как яйца Венедикт? – предположил я с уверенностью. – Весь секрет заключается в голландском соусе и… – Замолчите! – сухо перебила она. – Я сообщаю некоторые сведения, которые вам необходимо знать, несчастный идиот! Вся моя промышленность зависит от секрета моих духов. И в этом вся проблема. – С серой эмброй у кого хочешь возникнут проблемы – с дрожью в голосе произнес я. – И как же это получается, что духи в конце концов пахнут так чудесно? – Это то, что я пытаюсь вам объяснить, – прошептала она. – Все дело в смеси. Качество духов зависит от одного или несколько животных базисов и все они отвратительны. Вам уже известна эмбра. Мускус – это выделения мускусного мешочка оленя. Цивета – железистое выделение у абиссинского кота. А катериум – это выделения канадского бобра. Запах же духам придают синтетические цветочные масла, плюс эфирные масла натуральных цветов и все эти компоненты очень дорого стоят. Этим и объясняются высокие цены на духи, – на ее лице появилось раздражение. – Не понимаю, зачем только теряю время на объяснения? Важно другое: кто-то ворует у меня секреты! – Вы хотите, чтобы я обнаружил, кто? – лукаво спросил я. – Да! Кто и почему, – злобно проворчала она. – И вы, конечно, должны быть исключительно осторожны. Уже сейчас дело достаточно скверно, но если об этом узнают, то это будет конец духам Дома Колдовства! – Не будет больше духов Венедикт? – со смехом проговорил я. Синие глаза вспыхнули, испепелили меня и погрузили мои бедные останки в глубокую могилу. – У меня совершенно отсутствует чувство юмора, когда речь заходит о моих духах, – прошипела она. – Уж так получилось, что это дело принадлежит семье Лорд в течение четырех поколений, и у меня нет ни малейшего желания увидеть его банкротство по причине крючкотворства! Теперь уже крючкотворство? Я зажмурился и начал искать сигарету. – Хорошо, согласен, – внушительно проговорил я. – Теперь уже нечего смеяться. Полагаю, вас обкрадывают не для того, чтобы позабавиться? Их отдают или продают вашим конкурентам. – Чарли Фремонт, – выплюнула она, – грязный спесивый подонок! Я решился на смелый вопрос: – Вы это знаете? Ее губы презрительно скривились. – Год назад я должна была выйти за него замуж, а потом внезапно поняла, что не меня он хотел, а мое дело. Теперь у меня с ним плохие отношения. – А он тоже работает в парфюмерной промышленности? – Восемь лет назад он начал с нуля, с небольшой самостоятельной торговли. Но и раньше он был нечист на руку. Он копировал наши запахи, наши упаковки, наше оформление – все! – Лазурные глаза становились все холоднее и напряженнее. – За последнее время у нас было только два вида духов: «Колдовство» и «Чары». В течение двух лет мы пытались выпустить третьи: «Заклинание». Наконец, месяц назад они были выпущены, а через неделю Фремонт выпустил идентичные под названием «Гри-гри». Их формула почти, вернее, та же, что и наша, и он не оставил мне другого выхода, как изъять из продажи «Заклинание». Эта потеря, которую мы еще окончательно не подсчитали, выражается пятизначным числом. – А это не могло быть совпадением? – поинтересовался я. У нее вырвалось восклицание и звуки, которые могли бы означать смех. – Он не располагает сотрудниками, занимающимися разработками состава, и, как я уже вам сказала, его духи идентичны нашим. Не похожи, а идентичны! Мои химики произвели нужные анализы, и это оказались наши духи, абсолютно того же состава! Итак, или он подкупил кого-то из моих служащих, чтобы завладеть формулой состава, или у одного из них появилась идея продать ему эту формулу. – Сколько человек знакомо с формулой? – Очень немногие, – она скрестила ноги, и халат обнажил ее ляжки. – «Заклинание» было изобретено Лео Сталем, моим первым химиком. Остальные знают лишь часть. Существует только один экземпляр формулы, и он находится в сейфе, в конторе. Единственные люди, которые могли знать формулу или сделать с нее копию, за исключением Лео и меня, это мой брат Джонатан и моя личная секретарша Урсула Овен. – Освободим вас от ответственности, – великодушно проговорил я. – Расскажите мне о других. – Лео Сталь работает у нас двенадцать лет. Это блестящий работник, и он полностью поглощен работой и нашим производством, – она вздрогнула и пожала плечами. – Я не могу себе представить, чтобы он сделал такое! То же самое относительно Урсулы: она моя Маленькая Пятница и работает у меня около пяти лет. Я доверяю ей без малейшего сомнения. Понятно? – Остается братишка Джонатан. – Мы не в очень хороших отношениях с ним, – голос ее стал жестким. – Он на четыре года младше меня и у него не так сильно развито чувство уважения к семейным традициям. Я ему плачу жалованье двенадцать тысяч долларов в год, тогда как по существу, он зарабатывает не больше трех с половиной. Это распущенный тип, но я всегда надеялась, что когда-нибудь он угомонится. В настоящий момент есть все основания думать, что этот день наступит не завтра. Он по шею погряз в долгах, так как содержит бывшую стриптизершу с самыми разорительными вкусами. Несколько недель назад, когда я отказалась подписать чек, который освободил бы его от долгов, мы сильно повздорили. И так как я очень объективна в суждениях, мистер Бойд, то Джонатан для меня – подозреваемый номер один. Мисс Лорд встала, чтобы подойти к комоду, приятные округлости ее зада отчетливо колыхнулись под черным шелком. Она вернулась с конвертом и протянула его мне. – Я записала здесь для вас их имена и адреса, – крепкие белые зубы на мгновение прикусили нижнюю губу. – Естественно, существует вероятность, что кто-то другой украл формулу, но пока я не вижу, каким образом это могло быть сделано. Никто не мог тронуть формулу в сейфе. – Четыре подозреваемых для начала – это уже неплохо, – проворчал я. – Еще вы должны понимать, мистер Бойд, что существуют определенные положения, – быстро проговорила она, – так что вам не следует посещать моей выставочной залы, кабинета, лаборатории или фабрики. Если малейшие подозрения забродят в мозгах моего персонала, это может привести к очень нежелательным психологическим эффектам. Официально «Заклинание» было снято с продажи, чтобы усовершенствовать формулу. Поэтому вы должны проявлять максимальную осторожность при разговоре с этими людьми, – сказала она, указывая глазами на конверт в моих руках. – Я не хочу, чтобы невиновные испытывали какие-нибудь неприятности. – Вы смеетесь? – возмутился я. – Вы хотите, чтобы я занялся этим делом по тарифу пять тысяч долларов или бесплатно и при этом еще надел перчатки? Хорошо, я не сделаю ни шага в ваши кабинеты, но что касается остального – буду действовать так, как сочту нужным. И если вам это не нравится… вам остается лишь взять обратно вашу проблему и пропустить ее через кондиционер. В течение довольно долгого времени она пристально разглядывала меня, потом расхохоталась. – Я люблю слушать, как говорят мужчины, мистер Бойд. В настоящее время их не так уж много, – голос ее снова стал голосом деловой женщины: – Я прошу докладывать мне о деле здесь. И, разумеется, возмещу вам все расходы. – Тысячу раз спасибо. У вас много прекрасных качеств: вы отлично скроены и к тому же, мисс Лорд, вы очень деловая женщина, а такие сочетания… – С вашим профилем, я уверена, вы одерживаете многочисленные победы, мистер Бойд, – насмешливо проговорила она. – Но немедленный флирт не в моих привычках, так что советую вам убрать свой профиль и ваши нервы в другое место и начать работать. – Вы хотите сказать, что предоставили мне возможность посмотреть на ваше замечательное тело, просто чтобы посмеяться? – спросил я с некоторым удивлением. Глаза женщины опять стали холодными. – Сейчас же уходите, – сказала она властным тоном. – Пока я не запустила в вашу голову каким-нибудь предметом. – Вы меня обольщаете, Максин Лорд, – уверил я, огорченно качая головой. – Если бы мы были в стадии немедленного флирта, я готов был бы предложить вам скидку на десять процентов. Я уже почти достиг двери, когда она снова заговорила: – Мистер Бойд! – по голосу можно было предположить, что она забавляется. – Как вы справляетесь со своими делами, если разговариваете таким тоном со своими клиентами? – Я разговариваю таким тоном только с клиентками-блондинками, красивыми и притягательными, – совершенно чистосердечно ответил я, – а они довольно редки. Вниз я спустился в застекленном лифте и почти пересек весь вестибюль, когда позади себя услышал шуршание материи. Обернувшись, я увидел горничную, смотревшую на меня со слабой улыбкой. – Вам что-нибудь нужно? – вежливо спросил я. – Ничего, – она с довольным видом скрестила руки на животе. – Я просто удивилась, что вы так быстро вернулись. – И это означает? – Что вы, может быть, посильнее других. Или, может быть, позабыли принести длинную ложку! – Чтобы ужинать с дьяволом? Полный надежды я закрыл глаза, но когда их открыл, девушка все еще была здесь. – Вы видели этих ужасных стеклянных кошек? – слова у нее вылетали со свистом, так как она продолжала сжимать губы. – Все эти дурные знаки на лестничной стене и в подвале? – Это каббалистические знаки, – сказал я. Она, видимо, не поняла, и я добавил: – Это мистика. – Скорее это знаки дьявола, – воскликнула она, вытаращив глаза. – Она никогда не пыталась сдерживать желаний своего тела, и это еще цветочки. А теперь она дважды проклята, она связалась с сатаной, потому-то в доме и находятся эти ужасы. – Если вам все это до такой степени не нравится, почему же вы не вернете ей свой передник? – задал вопрос я. Горничная гневно покачала головой. – Я была в услужении у ее отца и обещала ему на смертном ложе, что буду заботиться о его дочери. Я боюсь только за нее, не за себя. – Ну что ж, – сказал я, направляясь к двери, – вероятно, жизнь не такая уж легкая штука, вот и все. – Я в самом деле счастлива видеть, что у вас хватило сил противиться искушению, мистер Бойд, – проговорила она, следуя за мной по вестибюлю. – Я надеюсь, вы снова зайдете повидать ее. Для нее будет очень полезно знакомство с мужчиной, которого нелегко соблазнить телом, полным пороков и проданным сатане. – Конечно, я приду. Мне было очень приятно поговорить с вами, мисс… э? – Мэлон, – ответила она еще более мягким голосом. – Бойд – это ведь, ирландская фамилия? – Мой папа был гном, – не задумываясь, ответил я. – Ему было более двухсот лет, когда он умер. Он жил бы еще и сейчас, если бы другой гном не рассердился на него и не раздавил его своим каблуком. – Вы совершенно другой и намного лучше других, мистер Бойд, – уверяла она меня, энергично покачивая головой. – Этот Фремонт всегда вызывает у меня дрожь в спине. А другой, с иностранной фамилией Сталь? У него вид большого стакана воды, носящего шляпу. – Сталь? И когда же он поддался чарам тела, полного пороков и связанного с сатаной? – Несколько месяцев назад, – поджав губы, ответила она. – В течение какого-то времени создавалось впечатление, что это его дом, он все время ошивался здесь. Но вот уже два месяца его здесь больше не видно. И, когда вы появились тут, я подумала, что вы новый… – Ну что ж, – сказал я, взявшись за ручку двери, – вероятно мы скоро увидимся, мисс Мэлон. – С удовольствием. И не промочите ноги в такую отвратительную погоду. Вот так мой муж забыл надеть галоши, а на следующий день умер. Дверь позади меня закрылась, и я оставил мисс Мэлон наедине с воспоминаниями об усопшем супруге, а сам отправился по пустынной шестнадцатой улице в поисках такси. 2 Следующим утром, когда я встал, снег уже не шел, небо было голубое и вовсю светило солнце. Центральный парк превратился в обширный белый ковер, и по меньшей мере на несколько часов Манхеттен приобрел чистый и праздничный вид. Я проделал все обычные, предшествующие дню процедуры: душ и небольшой завтрак. После этого я попросил привратника поймать для меня такси. Контора Чарли Фремонта находилась на третьем этаже почтенного здания в центре, сохранившего старинную обстановку, даже лифт обслуживал мальчик. В выставочном зале царил хрусталь: сверкали две огромные люстры, повсюду стояли флаконы всех видов и размеров, наполненные духами. Конечно, запах стоял неописуемый. Почему-то все это мне напомнило роскошный бордель в Новом Орлеане. Ко мне подошла блондинка с китайскими голубыми глазами. Она была в черном футляре, обтягивающем ее до самого подбородка, он явно затруднял движения ее тяжелых ляжек. – Что вам угодно? Деланная улыбка осветила на мгновение ее лицо, но тут же исчезла. – Я хочу видеть мистера Фремонта, – ответил я, подавая ей свою карточку. – Скажите ему, что мисс Лорд хотела бы, чтобы я поговорил с ним о формуле. Она два раза моргнула и, казалось, совершенно расстроилась, как будто я ей объявил, что в этом году в моде плоская грудь. – Мистер Фремонт никогда никого без предварительной договоренности не принимает. – Держу с вами пари на уикэнд во Флориде, что меня он примет, – уверенно проговорил я. – Если я ошибусь, у вас будет шанс провести со мной уикэнд, и это обойдется вам всего лишь в карманные расходы. Ее рот медленно раскрылся, некоторое время оставался таким, потом медленно закрылся. Блондинка повернулась и сомнамбулически удалилась. Через минуту она вернулась уже без моей карточки. – Мистер Фремонт вас сейчас же примет, – с некоторым трудом проговорила она. – Его кабинет в глубине, вторая дверь направо. – Спасибо, – вежливо ответил я. – Я теперь не смогу спать при мысли об уикэнде, который мы не сможем провести во Флориде. Ее рот снова медленно раскрылся, а я направился к кабинету Фремонта. Дверь была открыта, так что я даже не стал стучаться. Комната напоминала кабинет старого президента агентства, был даже фальшивый камин, который занимал целую стену. Дна огромных флакона духов стояли в нишах позади письменного стола, а ковер имел такой вид, словно он дышал всю жизнь пыльным городским воздухом, как это делаем мы с вами. За письменным столом сидел человек среднего возраста, лет сорока пяти. Его густые черные волосы слегка завивались на висках, темные глаза беспокойно бегали, а, когда он улыбался, лицо сплющивалось, но резцы резко выступали вперед. Он был похож на что-то вроде мини-льва, странной смеси льва и кролика. – Мистер Бойд? Садитесь, пожалуйста. Его звучный баритон оказался для меня совершенной неожиданностью. Я сел в кожаное кресло и почувствовал, как сиденье вздохнуло под моей тяжестью. С заинтересованным видом он громко прочитал мою карточку, потом уронил ее на бювар. Кроличьи зубы снова блеснули в улыбке. – Я так понял, вы частный детектив, мистер Бойд? – Об этом как раз и говорится в карточке, мистер Фремонт, – согласился я с ним. – Вы наняты этой шизофреничкой Максин Лорд, чтобы попытаться напугать меня. Вы видите меня дрожащим, мистер Бойд? Замечаете ли вы признаки нервозности в моих руках, в моих глазах, видите ли вы смертельную бледность моего лица? – Позвольте мне догадаться! Вы пытаетесь дать мне что-то понять? – Я не сомневаюсь в том, что эта бедная Максин сказала вам, что я украл у нее формулу новых духов, причинив ей мучения и огромные потери, ведь она была вынуждена снять их с продажи. Ответ на все очень прост, мистер Бойд: правильно обратное. Формула изначально была моей и кто-то у меня ее украл. Я не думаю, что Максин прямо повинна в этом, до этого мои подозрения не доходят, но формула безусловно была украдена кем-либо из ее окружения. В глубине души она хорошо знает это, в противном случае, почему она изъяла духи из продажи? Но вследствие некоторых личных мотивов, она пытается доставить мне неприятности. Итак, мистер Бойд, я могу вас уверить, что не позволю себя запугивать. Если она будет настаивать на своих грязных инсинуациях, я отвечу законным актом: подам жалобу на клевету. – Будьте добры, – умолял его я, – переведите немного дух. Я буду очень огорчен, если вы скончаетесь посреди фразы от недостатка воздуха. Темные глаза быстро вращались в своих орбитах, как будто кролик, живущий во Фремонте, искал новых мест латука, чтобы погрызть его. – Если вы думаете, что я шучу, мистер Бойд, то могу вас заверить, что вы ошибаетесь. – А если мы уточним некоторые детали? – предложил я. – Максин Лорд говорит, что у нее украли ее формулу для вас, а вы утверждаете, что у вас украли вашу. Она говорит, что Сталь довел до конца эти духи. А что вы на это скажете? – Формула была моей, и я работал над ней в течение двух лет, – заявил он, немного покраснев. – Я полагаю, она вам сказала… Что мы должны были пожениться? – Она вскользь упомянула об этом. – Я, как дурак, питал к ней полное доверие и рассказал о моих новых духах. У меня даже было намерение после свадьбы слить оба наших предприятия и выпустить новые духи как символ… А потом я узнал правду о Максин. Я знаю, что должен был хоть немного пожалеть ее, но после того, что она попробовала мне сделать… Она больна, это несомненно, у нее поврежденный ум. Когда я обнаружил ее неудержимый аппетит по отношению к мужчинам, к другим мужчинам, а мы были уже почти женаты, я порвал с ней. И она ищет возможность отомстить. Кто-то из ее служащих наложил руку на мою формулу и… – А как точно? – спросил я. Он провел обеими руками по своим густым волосам и пристально посмотрел на меня. – Откуда бы я мог знать, мистер Бойд? Если бы я это знал, я бы немедленно заявил в полицию. Я абсолютно не знаю, каким образом они это проделали. – Согласен, – вздохнул я. – А когда это было? – Когда? – сердито заговорил он. – Откуда я могу это знать? – Вы хотите сказать, что ваши формулы валяются, где попало? – Когда я работал в лаборатории, эта формула не покидала моего кармана. Здесь, в кабинете, формула всегда заперта в сейфе. Я признаю, что в своей квартире был небрежен. Я живу один, мистер Бойд, без прислуги, без никого. Вполне возможно, что формула могла лежать на столе. Я просто не могу предположить, что в один из вечеров, во время моего посещения Максин, кто-то из ее служащих, знавший, где я нахожусь, воспользовался моим отсутствием для кражи. – А как вы обнаружили доказательство его воровства? Кроличьи зубы снова блеснули. – Не обнаружил, но с другой стороны, если только хотели скопировать формулу, то могло и не быть следов взлома и прочего, не так ли? – Может, и нет. – Так вот, – продолжил он, выразительно посмотрев на меня, – я человек очень занятый, мистер Бойд, и уже уделил вам достаточно внимания. Я очень огорчен, что заставляю вас терять работу, но скажите Максин, чтобы она прекратила эту историю. В противном случае я дам своим адвокатам распоряжение придать делу официальный характер. До свидания. Я встал, и, опершись обеими руками об его стол, наклонился к нему. – Единственная вещь, которую я могу сказать мисс Лорд, это то, что я увидел в вас проклятого лгуна, Фремонт, – холодно заявил я. – Даже ребенок не поверит ни одному слову из вашего рассказа. Это ваша формула, говорите вы и валяете ее по всей квартире, так что кто-то однажды вечером забирается к вам и копирует ее. Потом этот кто-то отдал ее мисс Лорд, чтобы посмеяться над вами, и она одновременно с вами пускает в дело эти духи. Держу пари, что она хохотала до колик, изымая духи из продажи пятнадцатью днями позже, даже если ей обошлось это не в одну тысячу! Вероятно, вы совсем лишились разума, если вообразили, что я хоть на минуту поверю вашему рассказу! На этот раз лицо его стало кирпичным. – Я вижу, что допустил ошибку, позволив вам вступить в мой кабинет, – оскорбленным тоном произнес Фремонт. – Уходите или я выкину вас вон. Я протянул руку, схватил его за пиджак и приподнял с кресла. Его глаза закатились, и он издал вопль ужаса. Через несколько секунд я выпустил его, и он упал в кресло. – Не говорите о том, что выкинете меня наружу, – любезно проговорил я. – Вы для этого недостаточно крепки. В течение нескольких секунд он занимался тем, что восстанавливал свое дыхание. Неожиданно скверный огонек зажегся в его глазах. Слова полетели из его рта с неимоверной быстротой. – Теперь еще и насилие! Ну что ж, если вы хотите, можно вдвоем поиграть в эту игру! Если Максин считает нормальным нанимать мускулистого бродягу, чтобы попытаться напугать меня, я приму меры предосторожности. И я это сделаю, знайте! У меня есть друзья, которые хорошо знакомы с подобными вещами. Можно даже назвать их экспертами. Они будут только счастливы оплатить кое-какие услуги, которые я некогда им оказал. Фремонт замолчал, прижал ладонь ко рту и сильно укусил ее. Вскоре он снова заговорил, но уже спокойным топом. – Мистер Бойд… Все равно это будет неприятный сюрприз для Максин и вас. Поприветствуйте ее от моего имени, при встрече, – значительно проговорил он. – И не забудьте сказать, что я спрашивал вас, нет ли чего новенького о ее брате Джонатане, хорошо? Еще несколько месяцев, и он получит свое наследство. – Свое наследство? – Как? Она вам ничего не говорила? – удивился он и поднял брови, чтобы усилить выражение удивления. – Как она рассеянна, эта удивительная Максин. Видите ли, ее отец знал, что умирает, и он доверял дочери, но совсем не доверял сыну. Отсюда, по условиям его завещания, Максин наследовала дело и должна была руководить им до тех пор, пока Джонатану не исполнится двадцать пять лет. Тогда, при условии, что Джонатан проработает три предшествующие года на предприятии, он заменит Максин, которая должна будет все передать ему. Естественно, он должен устроить все так, чтобы сестра, после того как ее заменит брат, ни в чем не нуждалась. И все это осложняет жизнь Джонатана, ведь согласно воле отца, он ничего не должен получать, пока ему не исполнится двадцать пять лет. А Максин никогда не была к нему особенно великодушной, и молодой человек здорово нуждается в деньгах для того… чтобы удовлетворить собственные нужды. Вы согласны с этим, мистер Бойд? – Нужды? Например, стриптизерша? – А! Я вижу, что Максин все-таки кое-что сообщила вам, – он снова подчеркнуто рассмеялся. – Разумеется, ничего хорошего о брате? – его лицо стало серьезным. – Кроме шуток, если вы только можете на нее повлиять, я прошу вас, попытайтесь уговорить ее пойти к врачу. Я уверен, что она нуждается в лечении у психиатра. «Это скорее хамелеон, чем мини-лев, – подумал я. – Он так быстро меняет свое настроение». – Я передам ей привет от вашего имени и скажу, чтобы она ждала сюрприза от ваших друзей-подонков, и что она срочно нуждается в лечении у психиатра. И я не забуду сказать ей, что вы спрашивали новости о Джонатане. – Благодарю, мистер Бойд, – резко проговорил он. – Вы, кажется, довольно умны, и я удивлен, что вы не нашли себе занятия более достойного, чем пускать в ход руки ради того, кто вас нанял. С этими словами он поглубже уселся в кресло и с беспокойством посмотрел на меня. Через некоторое время, видимо, успокоившись, Фремонт выпрямился. – Я скажу своим друзьям, что Максин более виновата, чем вы, – сказал он с самым серьезным видом. – Это может оказать вам услугу. – Вы человек большого сердца, мистер Фремонт, – ответил я, – даже для ненормального. Потом я вышел из кабинета, почувствовав, что еще немного, и у меня разболится голова. Снаружи, на улице, холодный и немного резкий ветер прояснил мои мысли. И мне захотелось только одного: не думать, потому что, если я начну думать и вспоминать о Максин Лорд или о Чарли Фремонте, то через несколько часов окажусь в сумасшедшем доме. Я выпил стакан вина, не торопясь поел, убеждая себя, что Сталь, Джонатан Лорд и Маленькая Пятница работают весь день, так что, связанный обещанием не встречаться ни с кем из них до вечера, мне осталась только одна в списке Синди Викерс, экс-стриптизерша, ввергнувшая Джонатана в нищету. Она жила на Вест-Сайде на втором этаже переоборудованного отеля. Это был квартал, некогда видевший лучшие дни, но теперь пришедший в упадок. Через пять минут после того, как я нажал кнопку звонка, дверь отворилась и появилась брюнетка. Я едва успел заметить большие округлости под зеленой блузкой, а также большие совершенно обезумевшие темные глаза. Она мгновенно издала радостный вопль и бросилась ко мне на шею. – Руди! – закричала она, напрягая голос, как будто играла комедию перед компанией пьяниц в кабаке. – Руди, дорогой! Как я рада тебя видеть! Потом, по-прежнему не отпуская мою шею, она потащила меня внутрь квартиры. Пока я пытался освободиться от этой хватки, мы достигли гостиной, и там я обнаружил, что мы не одни. Тот, для кого она играла, мог привидеться только в кошмарном сне. Он был приблизительно моего роста, килограммов на пятнадцать тяжелее и, судя по его тупому взгляду рептилии, только что выскользнул из лесной чащи. – Кто это? – пробормотал он глухим голосом. – Руди, – ответила брюнетка, повернув ко мне умоляющий взор. – Руди – мой старый друг из Чикаго. Я вспоминаю, – добавила она с нервным смехом, – патрон говорил, что до Руди у него была маленькая армия потрошителей. Тип стал рассматривать меня. Ему было около тридцати лет, но лицо его казалось изможденным, вероятно, после нападения на одиноких старых дам в Центральном парке. Его взгляд больше всего беспокоил меня, трудно было предположить существование чего-либо человеческого позади таких глаз. – Ой, мне сделалось плохо, – проговорил он. – Потрошитель, этот? Скорее можно сказать, опустившийся грум, да! – его тонкие губы раздвинулись. – Я в восторге от возможности познакомиться с тобой, слабак! Ладно, Синди и я хотим поговорить. Итак, выметайся, понял? Я посмотрел на брюнетку, у которой от страха почти начались судороги, потом снова на типа. – Хочешь, я выкину его в окно? – предложил я. Он неторопливо направился ко мне с полуулыбкой гурмана. Я ждал, когда он дойдет до пределов моей досягаемости, чтобы выдать хороший удар правой и в последний момент отдернуть кулак и ударить ребром ладони по шее. По крайней мере, таковы были мои намерения, однако мое нападение не имело успеха. Парень с необычайной быстротой переменил место, проскользнул под мою левую руку, схватил меня за запястье. Через секунду я уже летел по воздуху и потом треснулся о стенку. У меня было мгновение, когда я лежал на полу, и мог задать себе вопрос: что же здесь происходит? Но тут конец его ботинка вошел в соприкосновение с моим виском, и я перестал задавать себе вопросы. Когда я пришел в себя, то увидел темные полные испуга глаза Синди в двадцати сантиметрах от моих. Ее полные губы дрожали, а мой череп разламывался от страшной боли. – Ничего? – прошептала она. – Сойдет, – простонал я сквозь сжатые зубы. – А тот тип, что с ним? – Ушел пять секунд назад. – Смылся, – вновь со стоном прошептал я. – Это все моя вина, – тихо проговорила она, почти плача. – Я невероятно огорчена. Вы были так любезны, что не выдали меня. Он так меня пугал… я даже подумала, что он хочет меня убить. Верхняя половина ее туловища колыхалась очень забавным образом. С большими предосторожностями я встал, дотащился до кушетки и сел. Моя голова по-прежнему раскалывалась, но, по крайней мере, боль стала терпимой. – Я не могу предложить вам чего-нибудь? – нерешительно спросила брюнетка. – Какой угодно марки виски, – с благодарностью ответил я. Она направилась к ящику с красным крестом и занялась наполнением стакана жидкостью. У нее была классическая фигура для стриптиза: высокая и тонкая, с пышной грудью, производившей впечатление, что тело может не выдержать ее тяжести. Девушка вернулась со стаканом, подала его мне и села рядом. Когда стакан опустел, я почувствовал себя чуть лучше. – Я Синди Викерс, – сказала она, – но вы, вероятно, уже знаете это. – Конечно. Меня зовут Дэнни Бойд. Что, этот тип ваш друг? – В свое время я занималась стриптизом, а при такой работе встречаешь кучу грязных типов, – ответила она. – Он хотел, чтобы я снова начала работать с ним. Он хотел быть моим импресарио, а когда я приказала ему убираться отсюда, все сразу стало плохо. Он из породы людей, которые не переносят ответа «нет». Это Оги. – Оги? – Оги Кран. Я не знаю, что смогу поделать с этими ужасными… с Джонатаном и… Она неожиданно замолчала и посмотрела на меня. – Но прежде всего, почему вы пришли ко мне, Дэнни? – Максин Лорд наняла меня, чтобы я нашел того, кто украл у нее формулу духов. Она считает, что этим человеком может быть один из четырех, из которых трое, не считая Джонатана, работают на фирму. Она также сказала мне, что ее брат по уши в долгах, так как содержит подружку с дорогими вкусами, бывшую стриптизершу. – Сестра Джонатана – грязная лгунья! Девушка вскочила на ноги, и ее тяжелые груди радостно запрыгали под зеленой блузкой. – Я шутя зарабатывала две сотни долларов в неделю, и бросила это единственно потому, что Джонатан просил меня. – Он не закидал вас бриллиантами и норками? Мечтательное выражение появилось в ее глазах. – Он меня любит. Это самый замечательный человек, какого я когда-либо встречала, и он меня любит. Еще больше: он меня уважает! Может, все это кажется вам комичным, но это самая прекрасная история из всех, что со мной случались. И я по двум причинам не могу на вас сердиться, Дэнни Бойд. Вы были очень милы со мной, и вы пострадали от того, что хотела оказать мне услугу. Я забуду эту гнусную ложь, которую вы сказали насчет меня и Джонатана, потому что вы лишь выполняете свою работу, а ведь распоряжения отдает Максин Лорд. – Мое сердце обливается кровью, слушая вас, Синди, – простонал я. – Я так и жду, что появятся две злые сестры Золушки и сунут вам метлу в руки. Я не знаю, что хотел от вас Оги, но безусловно не того, чтобы стать вашим импресарио и заставить вас снова зарабатывать на антрекот стриптизом. Это было бы слишком ничтожно, разве только на пиво, а Оги не так глуп, как кажется. – Если вы мне не верите, когда я говорю правду, – сухо сказала она, – то можете убираться отсюда. – Я таким образом зарабатываю себе на антрекот, – значительно проговорил я. – Рыща повсюду. Вы мне ничего не говорите, отлично. Я продолжаю рыскать, пока не докопаюсь до правды. Вы можете мне помочь избежать лишних хлопот, и вы должны сделать это для меня. – Я вам сказала правду. Если вы не хотите мне верить, я ничего не могу поделать, – черты ее лица стали жесткими. – Итак, спасибо, Дэнни, и прощайте. – У меня еще сильно болит голова, – проворчал я. – Еще один стакан, хорошо? – Обслуживайте себя сами, – ответила она, пожимая плечами. Я покинул кушетку и пошел к ящику с ликерами. У меня болела голова, но это была уже глухая боль. Наливая себе, я повернулся и посмотрел на девушку. – А о наследстве Джонатана вы в курсе? – Разумеется. Он мне говорил. Пользуясь этой кражей, его сестра пытается подложить ему свинью и помешать ему получить фабрику после двадцатипятилетия. – Это так думает Джонатан? – Это то, что он знает. – Вы знаете Чарли Фремонта? – Я слышала о нем от Джонатана. По-моему, это ее конкурент? Это тот тип, который купил или мог купить секрет формулы у Джонатана? – Тот самый. Я тихонько вздохнул и закурил сигарету. «Отличная шляпа, – сказал я себе. – Сперва тот ненормальный Фремонт утром, потом Оги, а теперь эта добрая женщина, полная благодарности, сообщает уже известные вещи. Вероятно, я должен быть умнее или просто сменить профессию». – Послушайте, – произнесла она значительным тоном, – я в самом деле сожалею обо всем, Дэнни. Вы оказали мне большую услугу и за это так пострадали. Но теперь мне стало известно, что вы работаете на Максин Лорд, а, следовательно, против Джонатана, а я люблю Джонатана. И это может показаться вам сентиментальным, но я хочу выйти замуж за этого человека. – До того, как он получит наследство, – вежливо поинтересовался я, – или после? Она скрестила руки над грудью и с отвращением посмотрела на меня. – Максин Лорд наняла меня, чтобы я обнаружил, кто украл формулу, – терпеливо повторил я, – а совсем не для того, чтобы доказать, что это сделал Джонатан. Итак, если он невиновен, помочь мне отыскать виновного – будет хорошим плевком в лицо Максин Лорд. Она еще не была убеждена. – У меня есть только ваше слово… – А я, когда вошел сюда, по вашим словам, был лишь потрошителем по имени Руди. У меня также было только ваше слово! – напомнил я. Синди закусила губу. – Вы меня расстраиваете. Возможно, вы и порядочный человек, но я, за исключением Джонатана, давно не встречала таких… Ах, все так сложно! – по ее виду можно было сказать, что она решилась. – Сперва мне надо поговорить с ним. Согласны? – Согласен, – вздохнул я, потому что мне было нечего больше сказать. Девушка улыбнулась мне. – Я позвоню вам по телефону. – Я не сомкну до тех пор глаз… Опрокинув еще стакан, я протянул Синди одну из своих карточек и направился к двери. Снаружи солнце уже исчезло, небо было покрыто тучами, до ночи снова мог пойти снег. Я поднял воротник пальто и подумал, почему человеческие существа недостаточно умны для того, чтобы впадать в зимнюю спячку в период больших холодов. 3 Когда, около семи часов, Лео Сталь открыл мне дверь, на нем не было шляпы. Но тем не менее, он действительно, как говорила мисс Мэлон, был похож на большой стакан воды. Он выглядел лет на тридцать пять; высокий, немного сутулый и страшно худой. Редкие каштановые волосы уже не скрывали плешь, а темные ледяные глаза дополняли его облик. – Кто вы такой? – спросил он резким и недовольным голосом. – Дэнни Бойд, – представился я. – Мисс Лорд… – Да, она говорила мне о вас. Входите. Я последовал за ним в строгую гостиную. Шторы были задернуты, но, возможно, в светлое время, из окон можно было увидеть несколько сантиментов Ист-Ривер. Коротким жестом Лео Сталь указал мне двухместный диванчик, потом сел напротив меня на какой-то диковинный, очень неудобный стул, явно колониального стиля. – Я сомневаюсь, что могу оказаться вам в чем-то полезным, мистер Бойд. Я могу лишь заверить вас в двух вещах: никто не видел формулы, пока она была в моем распоряжении, и что я не дал и не продал ее Фремонту. – У вас нет никаких подозрений, кто бы мог это сделать? – Никаких, – он с силой ущипнул копчик своего мясистого носа. – Я интересуюсь лишь своей работой! Создание запаха – это редкое сочетание искусства и науки, и я должен сознаться, что я этим уже занимаюсь двенадцать лет, и нахожу это трудным делом. – Если это не вы, – сказал я, – то в списке остаются лишь три человека: мисс Лорд, ее брат и ее личная секретарша. Сталь громко втянул в себя воздух. – Это было бы весьма экстравагантным – подозревать мисс Лорд в краже собственной формулы, когда все было завершено и духи были пущены в продажу, что заставило ее потерять много денег. – А может быть и нет, – сухо возразил я. – Она может быть считает, что эти потери ничтожны по сравнению с тем, что ей удастся убедить всех, что кражу совершил ее брат. – Боюсь, что не в состоянии понять вашу мысль, мистер Бойд. – Когда ее брату стукнет двадцать пять, по завещанию он должен заменить ее на посту руководителя предприятия. У меня не создалось впечатления, что она в восторге от подобной перспективы. – Такое странное завещание! Старый Эндрю Лорд сделал это, когда был не в своем уме! – фыркнул Лео. – И, тем не менее, ваша мысль забавна! – И, чтобы избежать огромных потерь, она может быть заключила секретный договор с Фремонтом, – предположил я. – Вы забываете, что не так давно они были почти женаты. – Но когда поняла, что не она, а ее предприятие интересует его, то сразу же порвала с ним, – быстро возразил он. – А у вас есть намерение жениться на ней? – небрежным тоном спросил я. – Или то была софистическая связь, с шалостями в теплом бассейне? – Что? – его адамово яблоко задергалось. – Из того, что мне довелось услышать, вы проводили у нее больше времени, чем ее горничная, – холодно проговорил я. – И что послужило причиной резкого прекращения ваших отношений два месяца назад? Она обнаружила, что у Фремонта и у вас одинаковые намерения? Выражение бледной злости совершенно изменило его. – Это совершенно скандально! Я не потерплю таких подлых инсинуаций, Бойд, предупреждаю вас! – Ладно, попробуем по-другому, – проворчал я. – Она больше всего опасается, что брат выкинет ее из директорского кабинета. Так? Сначала у нее была авантюра с Фремонтом, потом с вами. Эта ваша формула была украдена, и это Фремонт получил ее. Сталь покачал головой, и глаза его стали слезиться. – Вы все больше и больше ошибаетесь. Я признаюсь, что нас связывали нежные чувства… но, как вы сказали, все закончилось два месяца назад. Я предполагаю, что это из-за постоянной близости: двое людей, которые видятся каждый день… – Избавьте меня от переживаний разбитого сердца, я вас умоляю! Кто-то решил, что все кончено два месяца назад. И это была Максин Лорд? Вы может быть, вбили себе в голову жениться на хозяйке, а когда не вышло, решили отомстить, а? Изо всех подозреваемых у вас было больше всех возможностей продать эту формулу Фремонту, потому что она была вашей. – Бойд, вы просто сумасшедший! Он ущипнул себя за нос, и его глаза заслезились еще сильней. – Моя связь с Максин была взаимным аккордом. Ни у кого нет ни малейшей злости. Я совсем на нее не в обиде. – У Максин могла быть причина так же, как и у вас, как и у Джонатана, – сказал я. – Остается секретарша. Что вы о ней думаете? – Я даже не знаю… – он задумался, затем вытер платком глаза. – Какое-то время я считал, что она не совсем равнодушна к Джонатану, но он, казалось, не замечал ее. А потом Максин рассказала мне о подружке своего брата, стриптизерше, и я понял, почему он так вел себя. Но я не вижу совершенно никакого основания для маленькой Овен сделать подобную вещь лишь для того, чтобы доставить Джонатану неприятности за неразделенную любовь. – Формула никогда не покидала вас, пока вы над ней работали, – вздохнул я. – Ладно, тогда что же произошло с ней, когда вы закончили работу? – Я отдал ее Максин, а она заперла ее в сейф. – Вы всегда отдавали работу только ей? – Ну что же, два или три раза Максин отсутствовала, тогда я отдавал формулу мисс Овен, та запирала ее на ключ. – И никогда Джонатану? – Никогда! У меня нет ни капли доверия к этому типу. – Он знаком с комбинацией сейфа? – Понятия не имею. Я отдал ему свою визитку. Мне вдруг показалось, что я похож на безработного актера, который суется во все театры в тщетных поисках работы. – Если вам придет что-нибудь в голову, мистер Сталь, – проговорил я, вставая, – позвоните мне по телефону. Не раздумывая. – Естественно. Я сильно надеюсь на то, что вы скоро раскроете эту тайну. Должен сказать, что я нахожу вашу работу тяжелой и отвратительной! От него я направился к Джонатану Лорду, и, обнаружив, что он отсутствует, подумал об Урсуле Овен. Из списка, который мне дала Максин, я узнал, что Маленькая Пятница живет в Гринвич-Вилледж. Примерно минут через двадцать такси доставило меня к новым зданиям, которые пытались выглядеть роскошными. Привратник искоса посмотрел на меня, но так как он никогда не видел безработных артистов, то решил, что я могу быть просто респектабельным сатиром. Урсула Овен жила на пятом этаже, и я добрался туда лифтом. Когда я позвонил три раза, дверь в квартиру приоткрылась на длину цепочки. Большие фиолетовые глаза на чистом девичьем лице приблизились ко мне. Махровое полотенце окружало ее голову в виде конического тюрбана и скрывало волосы. – Кто вы? – ее голос был низким, слегка вибрирующим. – Дэнни Бойд. Я повернул голову так, чтобы она могла разглядеть мой знаменитый левый профиль: обычно, увидев его, красивые молодые девушки падали в обморок, рыдая от желания. – Ах, да, частный детектив. Мисс Лорд мне говорила. Урсула отворила мне дверь. – Пожалуйста, входите, мистер Бойд. Извините, что я встречаю вас в таком виде. Я только что приняла ванну. На ней был халат, который кончался на несколько сантиметров выше круглых гладких и, весьма, соблазнительных колен. Я снова повернул голову, демонстрируя свой профиль, но она неопределенно улыбалась и, как мне показалось, смотрела на что-то позади меня. Потом девушка повернулась и проводила меня в гостиную. Не успела она переступить порог, как ударилась о низкий столик и упала, поскользнувшись на хорошо натертом паркете, прямо на ковер. Халат задрался и обнажил очаровательные бледно-розовые ножки. Она попыталась встать, и в конечном счете, край халатика оказался не далее двух сантиметров от ее твердых ягодиц. Наконец, она поднялась, одернула халат и, смущенно улыбаясь, пробормотала: – Простите меня. Пожалуйста, сядьте, мистер Бойд, я пойду оденусь. Это займет не более двух минут. Девушка удалилась и, сделав несколько шагов, сильно ударилась о ручку кресла. Я с открытым ртом наблюдал, как она прошла в свою комнату, еще несколько раз ударившись по дороге. Когда за ней закрылась дверь, я услышал страшный шум: то, без сомнения, были предметы, которые разбивались. Затем наступила тишина. Или Урсула умерла, или одевалась. Я от всего сердца надеялся, что она одевалась, потому что не хотел, чтобы она умерла в одних трусиках или чулках. Я поправил сдвинутую ею мебель, потом сел на кушетку и закурил сигарету. Приблизительно через пять минут открылась дверь и появилась Урсула Овен. По крайней мере, это должна была быть она, хотя с первого взгляда вполне можно было ошибиться. Черные волосы, затянутые в строгий узел, вполне шли к белой блузке и прямой черной юбке. Чулки на ней были нейтрального цвета, туфли простые. Толстые стекла очков в черной оправе пояснили тот странный танец, который она исполняла, натыкаясь на мебель, а также то, почему на нее не подействовал мой профиль. – Простите, что заставила вас ждать, мистер Бойд. Голос ее был по-прежнему низким, но очаровательная вибрация была заменена сухим тоном деловой женщины. Она села напротив меня, скрестила ноги и одернула юбку на коленях, словно для того, чтобы у меня не могло возникнуть ни одной фривольной мысли. – Ничего, – ответил я. – Полагаю, вам известно, зачем я здесь? – Мисс Лорд сказала мне, что она наняла вас, чтобы вы нашли похитителя формулы. Надеюсь, что вам это удастся, мистер Бойд. С того времени, как это случилось, атмосфера в конторе стала просто невыносимой. – Вы давно работаете секретарем мисс Лорд? – Около пяти лет. – Какого рода, в сущности, она женщина? Фиолетовые глаза немного увеличились за стеклами очков. – Это странный вопрос, мистер Бойд. Она превосходный начальник и совершенно деловая женщина. Мисс Лорд отлично руководит предприятием. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/karter-braun/dom-koldovstva/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 129.00 руб.