Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Словесники Евгений Юрьевич Лукин Лаве всегда доставалось на рынке, но сегодня ей особенно не повезло: вернулась она домой с кривой шеей, косыми глазами, одно плечо выше другого и увенчано вдобавок весьма приметным горбиком. Да еще вдобавок гнилые помидоры принесла с рынка! И теперь Радима, мужа Лавы, мучает вопрос: кто же её такой сделал, неужели Кикимора с Грачихой? Оказывается да, но им от слов Лавы тоже не сладко пришлось … Евгений Лукин Словесники Солнце останавливали словом, Словом разрушали города.     Николай Гумилев Лаве и раньше частенько доставалось на рынке, но сегодня… Радим даже отшатнулся слегка, завидев ее на пороге. «Ах, мерзавки…» – подумал он изумленно и растерянно. Неизвестно, с кем Лава поругалась на этот раз, но выглядела она ужасно. Шея – кривая, глаза – косят, одно плечо выше другого и увенчано вдобавок весьма приметным горбиком. Цвет лица – серый с прозеленью, а крохотная очаровательная родинка на щеке обернулась отталкивающего вида бородавкой. – Вот! – выкрикнула Лава. – Видишь? Уронила на пол корзину с наполовину зелеными, наполовину гнилыми помидорами, и, уткнув обезображенное лицо в ладони, разрыдалась. «Что-то с этим надо делать, – ошеломленно подумал Радим. – Чем дальше, тем хуже…» Ушибаясь, он неловко выбрался из-за коряво сколоченного стола (как ни старался Радим переубедить сельчан, считалось, что плотник он скверный) и, приблизившись к жене, осторожно взял ее за вздрагивающие плечи. – Не ходить бы мне туда больше… – всхлипывала она. – Ты видишь, ты видишь?.. – Дурочка, – ласково и укоризненно проговорил Радим, умышленно оглупляя жену – чтобы не вздумала возражать, и Лава тут же вскинула на него с надеждой заплаканные младенчески бессмысленные глаза. – Они это из зависти… – Ноги… – простонала она. – Ноги? – Он отстранился и взглянул. Выглядывающие из-под рваного и ветхого подола (а уходила ведь в нарядном платье!) ноги были тонки, кривы, с большими, как булыжники, коленками. С кем же это она побеседовала на рынке? С Кикиморой? С Грачихой? Или с обеими сразу? – Замечательные стройные ноги, – убежденно проговорил он. – Ни у кого таких нет. Зачарованно глядя вниз, Лава облизнула губы. – А… а они говорят, что я го… го… гор-ба-тая!.. – И ее снова сотрясли рыдания. – Кто? Ты горбатая? – Радим расхохотался. – Да сами они… – Он вовремя спохватился и оборвал фразу, с ужасом представив, как у всех торговок на рынке сейчас прорежутся горбы, и, что самое страшное, каждой тут же станет ясно, чьего это языка дело. – Никакая ты не горбатая. Сутулишься иногда, а вообще-то у тебя плечики, ты уж мне поверь, точеные… Он ласково огладил ее выравнивающиеся плечи. Упомянув прекрасный цвет лица, вернул на впалые щеки румянец, а потом исправил и сами щеки. Покрыв лицо жены мелкими поцелуями, восхитился мимоходом крохотностью родинки. Парой комплиментов развел глаза, оставив, впрочем, еле заметную раскосость, которая в самом деле ему очень нравилась. Лава всхлипывала все реже. – Да не буду я тебе врать: сама взгляни в зеркало – и убедись… И, пока она шла к висящему криво зеркалу, торопливо добавил: – И платье у тебя красивое. Нарядное, новое… Лава улыбалась и утирала слезы. Потом озабоченно оглянулась на корзинку с негодными помидорами. С них-то, видно, все и началось. – А насчет помидоров не беспокойся. Сам схожу и на что-нибудь обменяю… – Но они теперь… – Лава снова распустила губы. – А я их так хвалила, так хвалила… – А знаешь что? – сказал Радим. – Похвали-ка ты их еще раз! Умеешь ты это делать – у меня вот так не выходит… И, пока польщенная Лава ахала и восхищалась розовеющими на глазах помидорами, он вернулся к столу, где тут же зацепился локтем за недавно вылезший сучок. – Хороший стол получился, гладкий, – со вздохом заметил он, похлопывая по распрямляющимся доскам. – И дерево хорошее, без задоринки… Сучок послушно втянулся в доску. Радим мрачно взглянул на грязную глиняную плошку. – Чтоб тебя ополоснуло да высушило! – пожелал он ей вполголоса. Плошка немедленно заблестела от чистоты. Радим отодвинул посудину к центру стола и задумался. Конечно, Лаве приходилось несладко, но в чем-то она несомненно была виновата сама. Изо всех приходящих на рынок женщин торговки почему-то облюбовали именно ее, а у Лавы, видно, просто не хватало мудрости отмолчаться. – Знаешь, – задумчиво сказал он наконец. – Тут вот еще, наверное, в чем дело… Они ведь на рынок-то все приходят уродины уродинами – переругаются с мужьями с утра пораньше… А тут появляешься ты – красивая, свежая. Вот они и злобствуют… Лава, перестав на секунду оглаживать заметно укрупнившиеся помидоры, подняла беспомощные наивные глаза. – Что же, и нам теперь ругаться, чтобы не завидовали? Радим снова вздохнул. – Не знаю… – сказал он. – Как-то все-таки с людьми ладить надо… Они помолчали. – Вот, – тихо сказала Лава, ставя на стол корзину с алыми помидорами. – Умница ты моя, – восстановил он ее мыслительные способности, и, наверное, сделал ошибку, потому что жена немедленно повернула к нему вспыхнувшее гневом лицо. – Я тебя столько раз просила! – вне себя начала она. – Научи меня хоть одному словечку! Не захотел, да? Тебе лучше, чтобы я такая с базара приходила? Радим закряхтел. – Послушай, Лава, – сказал он, и жена, замолчав, с сердитым видом присела на шаткий кривой табурет. – Ты сама не понимаешь, о чем просишь. Предположим, я научу тебя кое-каким оборотам. Предположим, ты сгоряча обругаешь Грачиху. Но ведь остальные услышат, Лава! Услышат и запомнят! И в следующий раз пожелают тебе того же самого… Ты же знаешь, я – мастер словесности! Нас таких в селе всего четверо: староста, Тихоня, Черенок да я… Видела ты хоть однажды, чтобы кто-нибудь из нас затевал склоку, задирал кого-нибудь? Ведь не видела, правда?.. Лава молчала, чему-то недобро улыбаясь. – Ну я им тоже хорошо ответила, – объявила она вдруг. – У Грачихи теперь два горба. – Два горба? – ужаснулся он. – Ты так сказала? – Так и сказала, – ликующе подтвердила Лава. – И прекрасно без тебя обошлась!.. – Постой, – попросил Радим, и Лава встала. Он потер лоб, пытаясь собраться с мыслями. – Два горба! Да как тебе такое в голову пришло?.. – Мне это… – Лава не договорила. В глазах у нее был страх. Видно, сболтнула лишнее. Радим тоже встал и беспокойно прошелся по вспучившимся доскам пола. – То-то, я смотрю, сегодня утром: то зеркало искривится, то сучок из стола вылезет… Мы же так со всем селом поссориться можем! Не дай Бог, придумают тебе кличку – тут уж и я помочь не смогу… Два горба!.. – Он осекся, пораженный внезапной и, надо полагать, неприятной догадкой. Потом медленно повернулся к отпрянувшей жене. – Ты от кого это услышала? – хрипло выговорил он. – Кто тебе это подсказал? Со словесником спуталась? Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/evgeniy-lukin/slovesniki/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 5.99 руб.