Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Главная роль Алекс Вуд Кейт Феллоу, скромному менеджеру в агентстве по подбору актеров, выпадает редкий шанс. Известный режиссер Джонатан Блайт, обратившийся в их агентство, предлагает ей главную роль в своем новом фильме. Кейт с радостью соглашается – ее привлекает не только новая, интересная работа, но и сам Блайт. Отношения актрисы и режиссера развиваются, словно в прекрасной голливудской сказке, но однажды Кейт понимает, что в жизни все гораздо сложнее… Алекс Вуд Главная роль 1 – Эй-ки-эй, здравствуйте. Чем я могу вам помочь? – Мне нужна девушка. Ей двадцать пять – тридцать лет. У нее темные волосы и светлые глаза. Она такая же, как тысячи американок вокруг нее, но у нее хватит сил противостоять злу и сражаться за свое право на жизнь. Вы понимаете, о чем я говорю? – Поточнее, пожалуйста. Желаемый рост, параметры фигуры. Особые требования к акценту, навыкам. – Оставляю это на ваше усмотрение. Через два дня я загляну к вам и посмотрю, что вы нашли. Оформите заявку на имя Джонатана Блайта. Мужчина повесил трубку. Кейт вздохнула. Слава Богу, не так уж часто попадаются подобные клиенты, хотя за полгода в Эй-ки-эй она повидала всякого. – Эй, Джейми, кинь-ка мне пачку с заявками! – крикнула она. – Моя закончилась. Над тонкой перегородкой, которой отделялись друг от друга рабочие места сотрудников Эй-ки-эй, показалась смуглая рука с папкой. Кейт взяла бумаги. Надо же, какая запарка. Даже нет времени, чтобы заглянуть к подруге, поболтать, сигаретку выкурить. Ладно, чем больше клиентов, тем лучше. От этого напрямую зависит заработок. А Кейт достаточно настрадалась из-за отсутствия денег… Итак, очередная заявка. Имя. Джонатан Блайт. Должность. Интересно, кто он такой, обладатель столь властного голоса? Разберемся позднее. Фильм. С этим тоже не ясно. Роль. Та же самая история. Да, вопросов придется задать мистеру Блайту немало. Твердой рукой Кейт заполнила графу «Требования к кандидату». Что ж, подобных типажей в ее картотеке много, у клиента будет огромный выбор. Нынче все рвутся в звезды, и база данных их агентства перегружена информацией. Элегантные блондинки, страстные брюнетки, мускулистые парни, бродяги и ковбои – все терпеливо ждут своего шанса. А вдруг завтра позвонит именитый режиссер, предложит головокружительную роль в своей новой картине, и тогда для них начнется совсем другая жизнь, полная богатства, блеска, приключений и внимания к их персоне. На самом деле, такое случалось, но очень редко. Фортуна предпочитала искать любимчиков без помощи Эй-ки-эй или любого другого агентства. Но неистребима людская вера в чудо, и каждый день все новые и новые кандидаты в звезды приносили свои данные, не веря в то, что им уготована заурядная роль статистов. Агентство «Америкен кастинг эдженси» было образовано всего три года назад. Настойчиво пробивалось оно к известности, яростно сражалось за каждого клиента и уже могло похвастать некоторыми весьма солидными заказами. Например, актеры для фильма «Мертвая тишина» или «Угрюмый» почти полностью были подобраны Эй-ки-эй. А ведь оба фильма получили Оскара. За что, правда, Кейт не помнила, но это не мешало ей гордиться агентством. И вот теперь новое задание. Если она правильно поняла, нужно подобрать исполнительницу на главную роль. Вряд ли из-за простой статистки будут обращаться в агентство. Как жаль, что она не расспросила мужчину подробнее. Начальство непременно будет ругаться, ведь никому не хочется работать просто так, неизвестно на кого. Но Кейт была новичком в этом деле и не умела еще идеально вести телефонные переговоры. Джонатан Блайт. Это имя казалось странно знакомым. – Джейми! – позвала Кейт. За перегородкой завозились. – Джейми, пожалуйста, оторвись на пять минут. – Что? – послышался недовольный голос, – У меня работы по горло, не до болтовни. – Джейми, кто такой Джонатан Блайт? Я никак не могу вспомнить. За перегородкой шумно отодвинули стул, а мгновение спустя над ней возникла голова Джейми, растрепанной дамы средних лет весьма воинственной наружности. Однако выражение ее лица на этот раз было донельзя растерянным. – Кейт Феллоу! Ты сведешь меня в могилу! Не знать имени одного из величайших режиссеров современности! Стыд и позор для сотрудника Эй-ки-эй. Точно. Как же она могла забыть. Непростительная ошибка, если работаешь в этом бизнесе. «Увлечение миссис Биллингтон», «Падение», «Открытие Луны». Именитейший Джонатан Блайт, гениальный, прославленный, обласканный людьми и судьбой. Неужели она говорила с ним? – Знаешь, Джейми, кажется, он только что сделал заказ… Джейми с размаху опустилась на стул. Через секунду она появилась в закутке Кейт. – Понимаешь, сейчас я разговаривала с мужчиной. Он сказал, чтобы я оформила заявку на Джонатана Блайта и искала темноволосую и светлоглазую женщину до тридцати… – Невероятно. И почему таким, как ты, всегда везет! Джейми работала в Эй-ки-эй с самого начала. Трудилась как вол, придумывала различные ухищрения, чтобы попасть на заметку у начальства и продвинуться по службе. Но ни разу за все это время у нее не было по-настоящему стоящего клиента. Просто не везло. Редкие знаменитости, которые обращались в Эй-ки-эй, постоянно попадали на других менеджеров, и Джейми все чаще занималась собеседованиями с теми, кто жаждал пополнить их картотеку. Не самое увлекательное занятие. А тут звонит сам Джонатан Блайт и разговаривает с этой дурочкой Кейт, которая даже не слышала о нем! – Интересно, что он сейчас снимает, – сказала Джейми. – Для чего ему нужна эта дамочка? И только одна? Он рассказал что-нибудь про роль? – Не все сразу, Джейми. Мы обсудим все детали позднее, при личной встрече через два дня. – Ни за что не поверю, что сам Джонатан Блайт будет с тобой беседовать! – хмыкнула Джейми. Кейт придерживалась того же мнения. Но работа должна быть сделана, и она углубилась в картотеку в поисках молодой женщины с темными волосами и светлыми глазами. Руководство Эй-ки-эй было чрезвычайно польщено. Директор агентства раздулся от важности, узнав, что Джонатан Блайт решил воспользоваться их услугами. Кейт Феллоу попеняли за то, что она не оформила все как следует, но милостиво простили. Сейчас было не до мелочной мести. Главное – не упустить выгодного клиента. Ведь если в Голливуде узнают, что великий Блайт, работает с ними, заказы посыплются, как из рога изобилия. – Я лично буду беседовать с мистером Блайтом, – распорядился директор. – Проинформируйте об этом мисс Феллоу, и пусть в следующий раз она получает от клиента все сведения. Кейт только пожала плечами, когда узнала об этом. Пусть будет так. Она всего лишь обычный менеджер и не рвется в первые ряды. Хотя было бы интересно посмотреть на прославленного Джонатана Блайта. Как выглядит мужчина с таким голосом? Утром Кейт всегда вставала с трудом. Если бы не настойчивый трезвон будильника, она постоянно просыпала бы, а так приходилось пробуждаться поневоле. Что делать… Ворчишь, возмущаешься, клянешь все на свете, но ведь встаешь, умываешься, чистишь зубы, завтракаешь, натягиваешь на себя одежду и спускаешься к стоянке машин, чтобы завести, старенький «бентли». Впереди очередной рабочий день, а за ним еще один, и даже выходные отравлены осознанием надвигающегося понедельника. Ровно в девять Кейт влетела в здание Эй-ки-эй. Каждый раз она давала себе зарок приходить пораньше. Безуспешно. И когда старший менеджер проходил с осмотром по агентству, Кейт еще копалась в бумагах, выдавая себя с головой. – Мисс Феллоу, вы снова опоздали, – назидательным тоном произнес мистер Коули. Объяснять ему, что она пришла вовремя бесполезно. В девять она должна приступать к работе, а не входить в здание. Кейт философски вздохнула и потупилась. К выговорам ей не привыкать. Мистер Коули любил придираться к молодым сотрудницам по поводу и без повода. Он часто вызывал их к себе в кабинет и, глядя на перепуганных девушек поверх очков, читал длинные нотации. Кейт обычно в таких случаях, старалась не давать волю подступающему гневу, и сосредотачивалась на мелочах. Например, на лысине мистера Коули, которая даже зимой покрывалась капельками пота. Порой так хотелось плюнуть в самую середину! Кейт представляла себе, какое впечатление это произведет на заносчивого коротышку, и это помогало ей мужественно переносить его нравоучения. – Кейт, Коули явно к тебе неравнодушен – хихикнула Элис Бригстон, ее соседка слева. Кейт недовольно повела плечом. Замечания Элис как всегда неуместны. Кейт уселась на свое место и раскрыла ежедневник. Итак, что на сегодня? «Джонатан Блайт» было написано на странице сверху и обведено красной ручкой. Как жаль, что он придет не к ней. Вчера вечером директор определенно высказался по этому поводу. Кейт Феллоу недостойна общения с таким важным клиентом, она может опозорить славное имя Эй-ки-эй. – Не очень-то и хотелось, – вслух сказала Кейт и показала язык в сторону коридора, по которому можно было попасть в огромный кабинет директора. – Этот ваш Джонатан Блайт наверняка маленький лысый толстячок, которому просто повезло немного больше, чем остальным. За загородкой слева кто-то отчетливо хмыкнул, и Кейт напряглась. Но, прислушавшись, успокоилась. Этот звук относился вовсе не к ее легкомысленному высказыванию. Элис Бригстон погрузилась в очередной пошлый романчик и вслух выражала свои эмоции. Элис была всего на несколько лет старше Кейт, но, со своими зализанными волосами мышиного цвета и выпирающими передними зубами, выглядела настоящей старой девой. Она была чрезвычайно дружелюбна и обладала гипертрофированным интересом к литературе непристойного содержания. В минуты отчаяния Кейт казалось, что скоро она превратится в такую вот Элис. Перестанет принимать душ каждый день, забудет о том, как выглядит парикмахерская, начнет совать нос в чужие дела и с интересом читать, как другие занимаются любовью. Брр. Мороз по коже. – Мисс Феллоу, срочно пройдите в переговорную, – донеслось из динамика громкоговорителя. Шуршание бумаг моментально смолкло, все были заинтригованы. Кейт медленно встала. Очень интересно. У самых дверей переговорной она вспомнила, что забыла захватить ежедневник. Жаль, с ним она смотрится солиднее. Неизвестно, что ждет ее там, но хотелось бы сразу произвести хорошее впечатление. Она открыла дверь. В переговорной комнате сидели трое. Высокий, грузный мистер Арпшот, директор, имел на удивление кроткий вид. Он улыбался во весь рот, и Кейт стало не по себе от зрелища его сверкающих крупных зубов. Вторым был мистер Коули, который всегда исполнял обязанности секретаря на совещаниях. Он с умным видом держал ручку, показывая, что в любой момент готов к записыванию драгоценных мыслей директора. Третьего Кейт не знала. Мужчина сидел вполоборота, свободно развалясь на стуле. Когда Кейт вошла, он мельком взглянул на нее, а потом снова отвернулся. Она уловила лишь слегка насмешливое выражение его широкого лица и короткие, тронутые сединой волосы. – Доброе утро, мисс Феллоу, – приветствовал ее директор. – Здравствуйте, – ответила она, усаживаясь напротив. Кейт была настороже. Обычно мистер Арпшот не замечал рядовых сотрудников Эй-ки-эй, считая прерогативой мистера Коули общаться с ними и следить за их поведением. Возникал естественный вопрос: что ему от нее надо? Неужели незнакомец имеет к этому какое-то отношение? Кейт чуть покосилась в сторону мужчины, пытаясь его разглядеть, и наткнулась на его пристальный взгляд. Мужчина довольно усмехнулся. Она вздрогнула и сразу перевела глаза на мистера Арпшота. – Мистер Блайт изъявил желание работать с менеджером, который принимал его заказ, – произнес директор. Несмотря на его выдержку, было видно, что ему неприятен такой поворот дела. Ведь вчера он, не стесняясь в выражениях, пояснил, что только первое лицо Эй-ки-эй достойно вести переговоры с самим Блайтом. И вот теперь получается, что великий режиссер так не думает… Мистер Блайт? Кейт не выдержала и во все глаза уставилась на незнакомца. Значит, это. Джонатан Блайт? Мужчина слегка склонил голову, как бы отвечая на ее молчаливый вопрос. Кейт почувствовала, как кровь прилила к лицу. Блайт с любопытством наблюдал за ней. Немедленно перестань краснеть, приказала себе Кейт, пытаясь отвести глаза. Но Джонатан Блайт как магнитом притягивал ее взгляд к себе. Ну что ж… Ей никто не запрещал смотреть на прославленного режиссера. Ему ведь не привыкать к вниманию… И когда еще она увидит знаменитость так близко? Именитому режиссеру было около сорока. Загорелое лицо, у глаз – мелкие лучики морщинок. Короткий широкий нос, упрямый подбородок и выдающиеся скулы, ежик тронутых сединой волос. Далеко не красавец. Но что-то было в нем, в этом обыкновенном лице. В него хотелось всматриваться, наблюдать за тем, как оно растягивается в улыбке, как хмурятся брови, и морщится лоб. Странным обаянием было проникнуто лицо Джонатана Блайта, и Кейт в смущении отвела глаза. – Как вас зовут? – обратился Блайт к ней. Мистер Арпшот был так раздосадован, что даже не представил Кейт. – Кейт Феллоу, наш лучший менеджер, – заторопился директор с объяснениями, стараясь исправить ошибку. Кейт чуть не хмыкнула, услышав столь лестную характеристику. Много приятного, оказывается, можно иногда услышать о себе из уст начальства. – Мисс Феллоу не умеет говорить? – насмешливо осведомился Блайт. Арпшот побагровел. На лице Коули было написано страдание при виде унижения обожаемого начальника. Кейт терпеливо ждала, что из этого выйдет. Джонатан Блайт явно не собирался плясать под дудку Арпшота. – Я бы хотел посмотреть, мисс Феллоу, что вы подготовили для меня, – снова заговорил Блайт после минутной паузы. Он один не чувствовал себя неловко, явно наслаждаясь замешательством остальных. – К-конечно, – выдавила из себя Кейт и вопросительно посмотрела на Арпшота. В конце концов, это он забрал у нее все материалы, чтобы лично продемонстрировать их важному клиенту. – Мистер Коули, распорядитесь, чтобы принесли документы, – властно произнес Арпшот. Он моментально понял причину замешательства Кейт и обрадовался случаю восстановить свой авторитет в глазах подчиненных. Но Блайт и здесь умудрился испортить ему настроение. – Я думаю, мне будет удобнее посмотреть картотеку на рабочем месте мисс Феллоу, – невозмутимо произнес он и поднялся с места, давая понять, что разговор закончен. Мистер Арпшот был окончательно раздавлен. Но что делать? Спорить со знаменитостью бесполезно, чревато различными неприятностями. Оставалось надеяться, что Кейт угодит Блайту настолько, что он захочет продолжить сотрудничество с Эй-ки-эй. 2 – П-присаживайтесь, пожалуйста. – Кейт немного заикалась, что было вполне понятно, учитывая то, что рядом с ней стоит величайший режиссер современности и просто обаятельный мужчина. Все вокруг затаили дыхание. Неизвестно, каким образом распространялись новости в этом офисе, но уже все были в курсе, что Джонатан Блайт изъявил желание лично поработать с Кейт Феллоу. Зависть поразила сердца многих, когда они узнали о счастье, выпавшем на долю не самого выдающего сотрудника Эй-ки-эй. Джейми, соседка Кейт, сразу приобрела немыслимую популярность. Каждые две минуты кто-нибудь заскакивал в ее закуток с очередным пустяком, на самом деле жадно прислушиваясь к тому, что происходит за тонкой перегородкой. А там ничего особенного не происходило. Джонатан Блайт сидел на маленьком круглом стульчике, предназначенном для редких посетителей, и терпеливо ждал, когда Кейт дрожащими пальцами сумеет вывести на монитор анкеты кандидаток. Именитый режиссер вел себя чрезвычайно смирно, что очень нервировало Кейт. Она бы предпочла, чтобы он задирал нос, и в открытую говорил о своей одаренности и избранности. С таким Джонатаном Блайтом она бы знала, как себя вести. А что делать с этим, который притворяется обычным клиентом и лишь поглядывает на нее своими хитрыми маленькими глазками? Кейт смущалась, попадала пальцами не на те клавиши, открывала не те анкеты и вообще чувствовала себя не самым лучшим образом. – Вы не переживайте, – неожиданно сказал Блайт. – Я совсем не такое чудовище, каким вы меня считаете. Кейт взглянула на него и покраснела. Неужели ее мысли написаны на лице? Да, на чудовище он не похож, но это пугало еще сильнее. В Джонатане Блайте чувствовалась некая скрытая сила, от которой хотелось убежать на край земли, так как было ясно, что эта сила не знает никаких преград и сметет все вокруг, если будет на то необходимость… – Я не знала, для чего именно вам нужна эта девушка, – произнесла Кейт и снова покраснела, так как фраза прозвучала очень двусмысленно. Но Блайт не обратил на это внимания, и она продолжала: – Поэтому я придерживалась при отборе только ваших указаний относительно цвета глаз и волос… И было бы лучше, если бы вы мне сообщили конкретно, кто вам нужен, добавила она про себя. А то так работать очень сложно. – Знаете, я еще сам не решил четко, что мне надо, – медленно сказал Блайт, словно отвечая на ее немую реплику, – так что ваш подход – наилучший. Он ободряюще улыбнулся, и глупое сердечко Кейт заколотилось с удвоенной силой. Господи, еще не хватало в него влюбиться, изумилась она себе. Он уедет через час и забудет о твоем существовании. Так что занимайся работой, девочка, и перестань думать о том, какая у него улыбка. – Мелинда Фрамер, – бесцветно выговорила она. На мониторе появилось фото первой кандидатки. Симпатичная девушка с волевым лицом вызывающе смотрела на них. – Ей двадцать девять лет, она окончила Школу актерского мастерства в Лос-Анджелесе и уже снялась в нескольких фильмах. Например… – Не надо, – мягко прервал ее Блайт, – она слишком агрессивна. Не совсем тот типаж. Сила должна быть скрыта внутри девушки, а не написана на ее лице. Моя героиня хрупка и женственна, лишь обстоятельства вынуждают ее стать непримиримо жесткой. Кейт нахмурилась. Если бы у нее было больше информации… – Тогда Элис Силвер. Двадцать пять. Специального образования нет, но есть немалый опыт участия в театральных спектаклях и массовках. На мониторе возникло большеглазое застенчивое личико. Блайт молчал. Кейт осторожно обернулась и увидела, что он сосредоточенно смотрит на фотографию девушки. Тень сомнения пробежала по его лицу, затем бесследно исчезла. – Нет, эта тоже не годится, – наконец сказал он. Карен Липсхарт, Анжела Браун, Кристин Лавранс, Джессика Стоунрант и многие другие. Кого-то Блайт браковал сразу, кто-то заинтересовал его. После двух часов напряженной работы было отобрано восемнадцать девушек, которых ей предстояло вызвать на кинопробы. Возможно, для кого-то из них этот звонок откроет двери в ослепительно прекрасную жизнь. Сниматься у Джонатана Блайта почли бы за честь самые знаменитые актрисы, не только начинающие звездочки. Кейт протерла покрасневшие глаза. Никогда еще она не работала в таком напряжении. Интересно, понравилось ли Блайту? – Вы молодец, Кейт, – раздался голос режиссера. – Вы позволите мне называть вас так? Она кивнула, не оборачиваясь. Глаза начинали предательски слезиться, и ей не хотелось, чтобы Блайт видел ее в таком состоянии. Через, несколько минут она будет в порядке, а пока его надо чем-нибудь занять… Кейт принялась лихорадочно открывать и закрывать файлы, создавать новые документы, группировать анкеты, делая вид, что выполняет необходимую работу. – Скажите, мистер Блайт, почему вы не хотите снять в своем фильме какую-нибудь знаменитую актрису? Блайт рассмеялся за спиной у Кейт. Она почувствовала, что он смотрит на нее, и усиленно застучала по клавиатуре. – Если бы вас слышал сейчас милейший мистер Арпшот, он бы решил, что вы действуете во вред Эй-ки-эй. Вы не боитесь лишиться клиента, задавая такие опасные вопросы? Кейт пожала плечами. – Мне просто интересно. А вы вряд ли будете менять свое решение из-за моего вопроса. Блайт рассмеялся. – А вы не такая тихоня, какой кажетесь, – заметил он и, не дав Кейт опомниться, деловито продолжил: – Мне нужно абсолютно новое лицо для этого фильма. Хочу поразить зрителя, свести его с ума. В Голливуде немало прекрасных актрис, но все они довольно… заезжены… если вы понимаете, что я имею в виду… – Привязаны к определенному амплуа? – закончила за него Кейт и повернулась. Предательская влага больше не заслоняла глаза, и она могла смело смотреть на Блайта. – Что-то в этом роде, – подтвердил он, снова улыбнувшись. – Вы необыкновенно догадливы, Кейт. Девушка нахмурилась. Ей почудилась легкая насмешка в голосе Блайта. Но ничего не поделаешь. Клиенту, тем более такому, позволено многое. – Когда именно вы планируете устраивать пробы? – с нарочитой суровостью спросила она. – Думаю, в начале следующей недели. Точно не знаю. – Он пожал плечами. – Вы, не против, если я позвоню вам позднее и уточню время? – Конечно. – Кейт чувствовала, что снова заливается краской. Какой дурой я выгляжу в его глазах… Блайт молчал, как будто ожидая от нее чего-то. Кейт не представляла, что он хочет от нее на этот раз, и не знала, куда посмотреть. Когда пауза до невозможности затянулась, Блайт наконец спросил: – А номер вашего телефона?Кейт изумленно уставилась на него. – Вы же звонили сюда, – невежливо буркнула она. – Пять восемь девять… – Я имею в виду ваш личный номер телефона, – мягко перебил ее Блайт. – Я не уверен, что смогу позвонить в ваше рабочее время. Мои планы могут измениться в любой момент, и я хочу иметь возможность связаться с вами тогда, когда мне будет удобнее всего. Кейт прикусила язык. Так тебе и надо, идиотка. И радуйся, если никто из подслушивающих, не донесет на тебя Арпшоту. Подумать только, она допустила столько ошибок за время их сегодняшнего общения! Любой было бы достаточно, чтобы лишиться работы. – Извините, я не поняла вас, – деревянно произнесла она и распахнула визитницу. И тут же с запоздалым сожалением вспомнила, что не заказала новую партию своих дешевеньких визиток. А все старые закончились. Блайт с интересом наблюдал за тем, как она лихорадочно шарит в карманах, потом в ящиках. Наконец Кейт решилась и, выхватив листок бумаги, размашисто написала на нем телефон. – Это, домашний, – сказала она, протянув ему бумажку. – Спасибо. Если Блайта и позабавило ее нелепое поведение, он ничем не выдал этого. Кейт была благодарна ему. – Значит, я буду ждать вашего звонка? – спросила Кейт, почти жалея про себя, что, забирая у нее листок с номером, Блайт и не подумал дотронуться до ее руки. – Да. Он встал и вышел в коридор. Кейт последовала за ним. – Не смею больше отрывать вас от работы, Кейт, – ласково улыбнулся Блайт. – Думаю, здесь найдутся желающие проводить меня до двери. Он указал ей на грузную фигуру мистера Арпшота, которая маячила в конце коридора, наводя ужас на служащих. Непосвященные не понимали, почему их босс не сидит в своем прохладном кабинете, а толчется в душном офисе. Он же высматривал великого Джонатана Блайта, чтобы хоть как-то засвидетельствовать ему свое почтение. – Тогда до свидания, – радушно улыбнулась Кейт, чувствуя облегчение оттого, что она может нырнуть обратно в свой угол и не задаваться вопросом, почему ей так неловко смотреть ему в глаза. – До свидания, – кивнул Блайт и направился к Арпшоту. Тут же с его правой стороны возник вездесущий Коули, и Кейт невольно поежилась. Надо же, когда она только пришла в Эй-ки-эй она считала его одним из самым приятных сотрудников. Потом, правда, ее глаза открылись, но никогда Коули не казался ей таким мерзким, как сейчас, когда он семенил рядом с Блайтом, стараясь попасть с ним в ногу. Несуразность одного мужчины только подчеркивала привлекательность второго. Блайт двигался очень пластично и одновременно мужественно, совсем не так, как эти очаровательные смуглые танцоры в платных залах, где не всегда поймешь, к кому они больше тяготеют – к мужчинам или к женщинам. Нет, с Джонатаном Блайтом все было ясно с первого взгляда. Недаром проходившие по коридору дамы останавливались и в немом изумлении смотрели ему вслед. Кейт даже почувствовала нечто вроде ревности. – Кейт, ну как он? – возбужденно зашептали ей на ухо. – Нормально, – вяло ответила она, не поворачивая головы. Это Джейми, больше некому. – Что нормально? – не унималась та. – Он такой классный. Подумать только, ты целых два часа с ним вместе просидела… Он к тебе не приставал? Кейт возмущенно воззрилась на Джейми. Но та ничего не заметила, так как была слишком занята созерцанием удаляющейся спины великолепного мистера Блайта. – Господи, Джейми, – вздохнула Кейт. – Я еще понимаю, Элис, у нее только одно на уме. Но ты… – А что в этом такого? – возмутилась Джейми. Блайт уже скрылся из поля зрения, и она снова обрела способность рассуждать. – Шикарный мужчина. От такого всего можно ожидать… – Мы только работали. – Кейт поджала губы. Слова Джейми были неприятны ей. В самом деле, ей тоже показалось нечто чрезвычайно интригующее во взгляде его небольших глаз, какое-то исконное мужское коварство, словно он говорил каждой женщине: «Посмотрим, крошка, на что ты способна!». Получается, что она, Кейт Феллоу, способна только на то, чтобы выкладывать перед ним горы анкет со смазливыми девчонками. Уж с кем-нибудь из них он точно найдет общий язык! – Кейт, что с тобой? До Кейт дошло, что Джейми уже минуту говорит ей что-то, а она никак не реагирует, поглощенная мыслями о Блайте. – Все… в порядке, – пробормотала она. – Я просто очень устала… – А ты часом не влюбилась? – хихикнула Джейми. – С тебя станется. Да не красней ты так, не красней. Я же шучу. Джейми пожала плечами и пошла к себе. Кейт зажал руками горящие уши. Какие глупости говорит иногда эта Джейми! Как не стыдно! Разве можно влюбиться в кого-нибудь за час? Пусть даже это неотразимый Джонатан Блайт… Вначале был только сок. Густой, оранжевый, распространяющий вокруг себя терпкий запах апельсинов. Кейт налила его в высокий бокал из прозрачного стекла и сделала большой глоток. Изумительно. Она включила телевизор и опустилась в кресло. Самый подходящий конец для скучных выходных. Уютный вечер наедине с героями какой-нибудь мелодрамы. Она защелкала пультом, выбирая подходящую. Ничего интересного. Кейт остановилась на музыкальной передаче и несколько минут пыталась внимательно смотреть и слушать. Нет, чего-то явно не хватает. Пожалуй, капелька мартини не повредит. Совсем чуть-чуть, с таким расчетом, чтобы даже не почувствовать его вкуса в апельсиновом великолепии. Кейт подошла к бару и вытащила початую бутылку. Как раз осталось немного после визита тети Розы. Она была единственной родственницей Кейт и регулярно навещала ее, не забывая прихватить с собой бутылочку. Кейт ненавидела эти посещения, зато после них всегда оставалось что-нибудь выпить. Хотя бы в чем-то тетя Роза приносила пользу. Кейт капнула немного мартини в бокал, отпила. Покачала головой, потом достала поднос, поставила на него бокал, бутылку и пакет с соком. Музыкальная передача уже закончилась, и на экране появилось лицо Дина Келлермана, ведущего, известного ток-шоу. Видимо, сегодня мне не удастся посмотреть ничего интересного, вздохнула Кейт. Она терпеть не могла Келлермана, с его вечными ужимками и неприличными вопросами. Но, потянувшись за пультом, ее рука замерла на полпути, потому что в студию Келлермана вошел Джонатан Блайт. Сердце Кейт совершенно возмутительным образом забилось быстрее. Нет, мне абсолютно нельзя пить, проворчала она про себя. Мартини ужасно действует на меня. Но она все-таки сделала еще глоточек. Блайт тем временем расположился в кресле, закинул ногу на ногу, и выжидательно посмотрел в камеру. Как показалось Кейт, прямо ей в глаза. – Здравствуйте, Джонатан, наконец-то вы у нас появились, – затараторил Келлерман. – В первую очередь, вопрос о том, что интересует нас больше всего. Говорят, вы собираетесь снимать новый фильм? – Собираюсь. Достаточно обычное занятие для режиссера, вы не находите, Дин? – Блайт обворожительно улыбнулся. – Да, конечно, но это должно быть что-то особенное, ведь вы ничего не снимали последние пять лет… – Я находился в творческом отпуске. – Неудовольствие мелькнуло в лице Блайта. – Набирались идей? – Келлерман заметил, что эта тема неприятна его собеседнику, и как стервятник набросился на нее. – Можно и так сказать. – Над чем же вы сейчас ведете работу? – Рабочее название «Крик в тишине», сейчас я набираю актеров, устраиваю пробы. Если с главным героем у меня все более-менее понятно, то вот с героиней… Келлерман продолжал задавать вопросы, Блайт терпеливо отвечал на них. Кейт была увлечена созерцанием своего недавнего клиента и не сразу осознала тот факт, что ее телефон разрывается уже несколько минут. Она рванулась к нему, опрокинув пакет сока на пол. Чертыхнувшись, Кейт подняла трубку. – Кейт Феллоу слушает, – недовольно буркнула она. – Добрый вечер, Кейт. Она замерла на месте. Этот хрипловатый голос мог принадлежать только одному человеку. – З-здравствуйте, мистер Блайт. – Простите, что не позвонил раньше. Дела всякие… – Ничего страшного, – с придыханием произнесла Кейт. – Тогда давайте договоримся насчет проб. Думаю, что завтра, в десять утра мне будет удобно… Кейт чертыхнулась про себя. А вот мне не очень. Ведь это значит, что сейчас мне придется садиться на телефон и обзванивать всех девиц. А вдруг кого-то не будет на месте? – Кейт, вам это подходит? Она очнулась. – Да, мистер Блайт, конечно. Где именно им следует ожидать вас? – У главного входа в киностудию Маунт Пикчерс. Там будет стоять мой помощник, Роберт Фритман. Я дал ему ваш телефон, так что он свяжется с вами и уточнит все необходимые детали. – Хорошо, – вежливо ответила Кейт. А про себя подумала, что и этот звонок вполне мог бы сделать господин Фритман. К чему великому Блайту утруждать себя? – До свидания, Кейт, был рад услышать ваш голос, – произнес великий Блайт слишком уж ласково и повесил трубку. У Кейт пересохло во рту. Что все это означает? Что в нем такого, в этом немолодом режиссере, что заставляет ее чувствовать себя полной дурой? 3 – Мисс Феллоу, мне необходимо с вами переговорить. Не успела Кейт зайти в здание Эй-ки-эй, как ее перехватил Коули. Он чему-то хихикал про себя и потирал руки. – В чем дело? – спросила Кейт неприязненно. От этого пройдохи, можно ждать любых гадостей. – О, ничего страшного, не бойтесь, – улыбнулся он. Кейт передернуло. – А с чего вы взяли, что я боюсь? – холодно осведомилась она. – Ах, не будем придираться к словам, – угодливо улыбнулся Коули. – У меня к вам важное дело. Он взял девушку под локоток и отвел в сторону. – У меня есть для вас конфиденциальная информация. – Коули понизил голос. – В самое ближайшее время наш дорогой мистер Арпшот намерен вас повысить! Коули наклонил голову на одну сторону и триумфально улыбнулся. Кейт по-прежнему холодно смотрела на него. Спасибо, не надо нам никаких одолжений… Но по спине все равно пополз приятный холодок. Повышение? – С какой стати? – спросила она излишне резко. Коули поморщился. – Вы бываете так несдержанны, мисс Феллоу, – процедил он. Кейт вспомнила его единственную попытку поухаживать за ней и чуть не расхохоталась. Пожалуй, у Коули есть все причины считать ее невоспитанной. – Надеюсь, что с мистером Арпшотом вы будете вести себя более корректно. Кейт слишком поздно поняла, что разозлив Коули, упустила возможность, получше узнать о планах директора. Теперь, оставалось только ломать голову самой и посылать умоляющие взгляды, оскорбленному Коули, в надежде на его милость. Не сработало. – Кейт, дорогая, пришло время доказать, что Эй-ки-эй заботится о своих сотрудниках. Лучших сотрудниках! Мистер Арпшот оказал ей честь, встречая в дверях своего кабинета. Кейт была поражена. Да уж, в последнее время судьба балует ее сюрпризами… Она благоразумно промолчала. С этим Арпшотом приходилось держать ухо востро… – Я хотел сообщить вам, что с сегодняшнего дня вы – старший менеджер. Арпшот замолчал, ожидая бурного восторга со стороны Кейт. Его круглое лицо лоснилось от пота, маленькие глазки радостно поблескивали. Но Кейт не торопилась падать в обморок от счастья. Случись это месяц, да что там месяц, неделю назад, она была бы на седьмом небе. Всего полгода работы в столь солидной компании, никаких особенных достижений и уже продвижение, да еще озвученное самим директором. Мечта, да и только. Что такое? – явно удивился мистер Арпшот. Где поток благодарных слез, где застенчивая улыбка и бессвязные всхлипы радости? Мистер Арпшот был сам слезлив и обожал, когда его сотрудники, в особенности женского пола, давали волю своим эмоциям. Ему было приятно чувствовать себя благодетелем. Однако Кейт не торопилась доставить боссу удовольствие. – Спасибо, – выдавила она из себя. – Только я не представляю, чем я заслужила эту честь… – Ты так ему и сказала? – не веря собственным ушам, переспросила Джейми. – Ты, точно чокнутая, Кейт Феллоу. Она покрутила пальцем у виска. Кейт пожала плечами. – Это такая подозрительная парочка, Арпшот и Коули… С ними надо всегда быть начеку. – Господи, вы только послушайте ее, – истерически захохотала Джейми. – Ее повышают, а она еще пытается до причин докопаться! – Но согласись, это странно. Меня не повысили после проекта «Пурпурное солнце», хотя я работала как проклятая и в одиночку сделала все. А тут вдруг… как гром среди ясного неба. Еще и в кабинет пригласил! – Не знаю, – хмыкнула Джейми. – Может, старина Арпшот на что-то рассчитывал… Они переглянулись и одновременно прыснули. Все Эй-ки-эй было в курсе, что директор изо всех сил пытается поддержать репутацию отъявленного бабника, не боясь обвинений в сексуальных домогательствах. Но на самом деле мистер Арпшот был ни на что не способен. Его многочисленные потуги не раз служили великолепной темой для игривой беседы среди сотрудниц, которые частенько засиживались после работы в ближайшем баре. – Как минимум, он рассчитывал на твою признательность, – заметила Джейми, отсмеявшись. – А ты начала задавать ему дурацкие вопросы… – На которые он стал давать дурацкие ответы, – парировала Кейт. – Вы, мисс Феллоу, отличный работник, ваши достижения за последнее время поражают меня… И все в таком духе. Представляешь, каково мне было выслушивать весь этот бред? – Достижения в последнее время… – задумчиво протянула Джейми. – Может быть, он имеет в виду Блайта? Кейт почувствовала, что неудержимо краснеет. – При чем тут Блайт? – выдавила она из себя. – Но ведь он захотел работать именно с тобой, подружка. Наверное, Арпшот спохватился и вспомнил про «Пурпурное солнце» и что тебя несправедливо обошли… Джейми замолчала, понимая абсурдность своего предположения. Мистер Арпшот никогда ни о чем не вспоминал. До рядовых сотрудников ему не было никакого дела. Однако факты были на лицо – желанное повышение в кармане у Кейт Феллоу. – Это точно Блайт, – уверенно сказала Джейми. – И еще не то будет, когда вы с ним начнете работать вплотную. Кейт почувствовала, что краска заливает ее лицо. Работать вплотную с Джонатаном Блайтом, должно быть, очень приятно… – Да не красней ты, цыпленочек, – хихикнула Джейми. – Блайт, конечно, отъявленный сердцеед, но еще ни разу не увлекался обычным менеджером. Только кинозвезды, модели и прочая мелочь. Хотя для старшего менеджера он, может быть, сделает исключение… И Джейми беззаботно рассмеялась, видя, что ее ирония попала в цель. – Мне нет до него никакого дела, – фыркнула Кейт. – Кто он такой? Просто стареющий плейбой и клиент нашего агентства. – Клиент… Звучит многообещающе, – прищурилась Джейми. – А насчет стареющего плейбоя, – я бы на твоем месте не разбрасывалась словами. Вдруг ему захочется доказать именно тебе, что это не так. Тогда берегись. И потом, ему, кажется, даже пятидесяти еще нет. Что за возраст для мужчины? Кейт развела руками. Слов у нее больше не было. Джейми вбила себе в голову, что Джонатан Блайт и она обязательно должны… Кейт одернула себя. А разве она не думает о нем постоянно в последнее время? Наверное, все эти мысли написаны у нее на лице, она с детства не умеет ничего скрывать. – Не забудь все мне потом рассказать, – улыбнулась Джейми напоследок и подтолкнула Кейт локтем. Кейт вздохнула. Оставалось только надеяться, что Джейми, не будет трепаться о своих предчувствиях направо и налево. Иначе скоро все агентство будет в курсе ее отношений с Джонатаном Блайтом… Каких еще отношений?! Кейт действительно рассердилась. И на себя, и на Джейми, и на Блайта, и на весь мир. Она просто работает. И нет ничего странного в том, что знаменитый режиссер пригласил ее на пробы. В конце концов, ему так будет легче. Она поможет его ассистенту справиться с толпой из восемнадцати прелестных девиц, жаждущих славы. Она ведь уже знакома с ними, и, может быть, ему будет интересно ее мнение. К тому же она ни разу не была на съемочной площадке, хотя прожила здесь полтора года. Это будет очень увлекательно… Насчет увлекательности Кейт не обманулась. День начался с того, что сломался будильник, отчего она самым позорным образом проспала. Пришлось очень быстро одеться и забыть о завтраке. Но это было еще не страшно. Не успела Кейт закрыть дверь квартиры, как к ней бросилась растрепанная соседка с верхнего этажа. Из ее сбивчивых воплей Кейт поняла, что трехлетний малыш соседки заперся в ванной комнате, открыл все краны и устроил небольшое морское сражение. Мать слишком поздно поняла, что происходит, и совсем потеряла голову. Кейт судорожно открыла дверь и рванула в ванную. Так и есть, на потолке уже набухли свинцовые капли, готовые пролиться мини-дождем. – Надо же его остановить! – закричала Кейт. – Почему вы ничего не сделали? Женщины побежали вверх по лестнице, причем соседка лепетала что-то насчет очень крепких дверных петель в ванной и всего такого. Кейт, слушала вполуха, тратя все силы на скоростной подъем. Надо признать, что все мысли о встрече с Джонатаном Блайтом вылетели у нее в этот момент из головы. Дверь в ванную не поддавалась. Кейт попыталась выбить ее плечом, да куда там! – Ну, позвоните куда-нибудь! – выкрикнула она в отчаянии. За дверью оглушительным ревом заливался малыш, шумела вода, а молодая мать бегала по комнате и причитала. Никогда в жизни Кейт так не злилась. Все это походило на плохо сыгранную драму в третьесортном театре. Она огляделась. В углу скромно стояла бейсбольная бита, неизвестно как попавшая в гостиную. Кейт схватила увесистую палку и со всей силы ударила по двери. Та затрещала, чуть подалась, и, видимо от сотрясения, щеколда соскочила. Дверь открылась. Взглядам женщин предстал вселенский потоп и зареванный малыш. Ситуация была спасена. Соседка долго благодарила Кейт за своевременное вмешательство. Она еле отделалась от нее – очень спешила. Одежда была в плачевном состоянии, надо было переодеться. Не могла же она идти на съемки в таком виде! А так как она все равно безнадежно опоздала на встречу с этим Робертом, то и спешить не стоило. Все равно придется разыскивать Джонатана самой. Через двадцать минут Кейт снова вышла из квартиры. Она опасливо огляделась по сторонам, опасаясь очередной безумной мамочки, но на этот раз все прошло благополучно. Она села в «бентли», завела его и поехала, стараясь не думать о том, как отреагирует Блайт на ее почти часовое опоздание. Может быть, он забыл про мое существование, утешала она себя, и от подобных утешений ей хотелось реветь в полный голос. Но припасенные для нее в этот день неприятности еще не кончились. Кейт уже подъезжала к съемочным площадкам компании Маунт Пикчерс, когда мотор «бентли» зачихал. Еще несколько метров она проехала, а потом машина встала и, как уже знала Кейт по опыту, окончательно. Она вышла, захватила сумочку, изо всех сил лягнула переднюю покрышку и посмотрела вперед. Почти три гектара неизведанной земли лежало перед ней, земли, полной средневековых замков и городов будущего, уютных аллей и грязных подворотен, улиц и бальных залов. Кейт не имела ни малейшего представления, как среди всего этого ей отыскать Джонатана Блайта. Кейт, вздохнула и смело зашагала вперед. На назначенном месте ее, конечно, уже никто не ждет, сама виновата, но она знала, что Джонатан должен проводить пробы в павильоне семнадцать. Наверное, кто-нибудь сможет подсказать ей дорогу… А «бентли» можно будет забрать потом. Если будет кому. 4 Никогда Кейт Феллоу не думала, что прогулка по съемочным площадкам кинокомпании может быть настолько увлекательна. Если бы не необходимость срочно отыскать павильон номер семнадцать, она подольше побродила бы здесь, вглядываясь в величественные замки и тенистые рощи, уютные кухни и гостиные, мощенные камнем узенькие улочки, кареты, искусственные озера и водопады. Чего тут только не было! Средневековые площади и магистрали будущего, крошечные паровозики и сверхскоростные машины, салуны времен Дикого Запада и сверкающие позолотой и хрусталем ресторанные залы. Актеры в костюмах всех мыслимых эпох уверенно двигались в этом пестром мирке, и Кейт не раз охватывало ощущение нереальности происходящего. Словно и не существовало ее каждодневной жизни, работы, душного офиса и противного мистера Арпшота. Тысячи различных жизней мелькали сейчас перед ней, и как разобраться, где настоящее и где фальшивое? Некоторые декорации были настолько реальны, что Кейт лишь усилием воли могла заставить себя сомневаться в их подлинности. А один раз она даже прикоснулась рукой к шершавой каменной стене, чтобы убедиться, что она настоящая. Стена оказалась ложной, из тонкого картона, и угрожающе закачалась от прикосновения Кейт. Девушка отпрыгнула в сторону и поспешно зашагала прочь, не дожидаясь гневного оклика со стороны какого-нибудь сердитого помощника режиссера. Ей было ужасно интересно. Но и стыдно, – она битый час разгуливает по территории Маунт Пикчерс, и до сих пор не выяснила, где же находится этот злополучный павильон номер семнадцать! Джонатан наверняка уже забыл о моем существовании, думала Кейт с непозволительным легкомыслием. В этом мире иллюзий не верилось в то, что существует злобный господин директор. Стоит только Блайту пожаловаться на нее, как она моментально потеряет работу. Кейт два раза спросила дорогу, и каждый раз ей в ответ лишь недоуменно пожали плечами. Никто не знал, где находится этот загадочный павильон. Может быть, она что-то напутала? Несмотря на беззаботность, Кейт стало не по себе. Она не любила подводить людей, а ведь Блайт явно дал ей понять, что желает видеть ее на пробах. И девушкам было бы поспокойнее, если бы она присутствовала. Кейт вспомнила самоуверенные повадки будущих звезд и усмехнулась. Нет, пожалуй, как раз они без нее обойдутся… Кейт растерянно оглянулась. Как назло, ни одной живой души. Ни дамы в фижмах, ни статного гвардейца в напудренном парике, ни бродяги тридцатых годов, ни гангстера, ни полицейского. Даже ни одного оператора или фотографа в рубашке с закатанными рукавами и дымящейся сигарой в зубах. Только в конце импровизированной улицы виднелся мужчина. Он стоял, прислонившись к фонарному столбу, и оглядывал что-то, невидимое Кейт. Она бросилась к незнакомцу, от души надеясь, что это живой человек, а не очередной манекен. Услышав топот, мужчина медленно повернул голову, увидел бегущую к нему девушку и нахмурился. – Простите, вы случайно не знаете, где павильон номер семнадцать? – пробормотала запыхавшаяся Кейт. Складка на лбу мужчины разгладилась. – Павильон номер семнадцать? – переспросил он. – А что там снимают? Кейт, мысленно себя ругнула. А вот этого она как раз не знает. Даже не удосужилась запомнить название фильма. – Я не знаю… – Она пожала плечами. – Там должен работать Джонатан Блайт. Мужчина кивнул. – Тогда я знаю, где это, – улыбнулся он. – Вы забрели в другую сторону. От входа вам надо было повернуть направо… Кейт вздохнула. Никогда она не умела правильно выбирать направления! – Вы спешите на пробы? – поинтересовался мужчина. Она расстроенно кивнула. – Должна была быть на месте час назад, – грустно проговорила она. – Ого! – присвистнул мужчина. – Блайт такого не прощает… неизвестным актрисам. – Я не актриса! – Кейт гордо вскинула голову. Она поняла, что собеседник воспринимает ее как очередную охотницу за легкой славой и деньгами. – Я сотрудник агентства по подбору актеров, и мистер Блайт лично просил меня присутствовать на пробах сегодня. – А, это другое дело, – протянул мужчина. В его голосе даже послышалось некоторое уважение. – Но и в этом случае опаздывать не положено… Кейт понимала, что ее собеседник всего лишь шутит, но его ироничный тон выводил ее из себя. – У меня дома произошла маленькая неприятность, – сказала она, гневно раздувая ноздри. – Сын моей соседки заперся в ванной и чуть не затопил весь дом. В таких обстоятельствах мне было не до мистера Блайта! Она подбоченилась и с вызовом посмотрела на мужчину. И тут же чуть отступила назад. Где были ее глаза раньше? Этот человек знаком миллионам людей во всем мире, а она вздумала спрашивать у него дорогу, словно у простого прохожего! Видимо, в глазах Кейт отразилась часть испытываемого ею смятения, потому что мужчина вдруг усмехнулся и проговорил: – Да, это действительно уважительная причина. Но я не думаю, что Джонатан примет это во внимание. К тому же, вы скорее всего опоздаете еще на час, пока найдете его… Кейт поникла. Как же не везет ей сегодня! Надо было прислушаться к себе и остаться дома. Блайту можно было просто перезвонить и предупредить… Она была настолько занята самобичеванием, что на секунду позабыла о своем знаменитом собеседнике. Он напомнил ей о себе самым неожиданным способом. – Хотите, я вас подвезу? – вдруг предложил он. Кейт вытаращила глаза. – Конечно, хочу, – пробормотала она, – это было бы здорово. – Тогда пойдемте. Мужчина махнул ей рукой и пошел вперед по улице к низкой машине с открытым верхом. Он галантно распахнул дверцу, и Кейт села вперед. – Не волнуйтесь, через десять минут будем на месте, – успокаивающе произнес мужчина, заводя машину. – Может быть, старина Блайт не очень на вас рассердится… Он залихватски подмигнул Кейт. Она улыбнулась в ответ. Здорово! Ни одна подруга не поверит ей, когда она расскажет,ктоподвез ее до павильона. Девчонки в агентстве и так все обзавидовались, когда Блайт пригласил ее присутствовать на пробах, а тут еще такое! – Меня зовут Шон, – представился мужчина. Как будто я не знаю! – хмыкнула про себя Кейт. – Я Кейт, – ответила она. – Кэтрин? – уточнил он. – Нет, просто Кейт. – И давно вы работаете с Блайтом? – Это наш первый контракт. – Большая честь, да, что он пригласил вас на пробы? – понимающе спросил Шон. – Наверное. – Кейт пожала плечами. Если бы кто мог слышать их разговор! Обычная болтовня случайных попутчиков на пустынной дороге. Как будто они не в самом сердце Голливуда и как будто ее водитель не один из самым известных и высокооплачиваемых актеров. Сколько он получил за свой последний фильм? Десять миллионов? Двадцать? Тридцать? Кейт впервые пожалела, что не увлекается светской хроникой. Тогда бы она точно знала все детали личной и финансовой жизни этого человека. Сколько у него денег, вилл, яхт, машин, жен, детей. Впрочем, стоп. Он еще слишком молод, чтобы иметьмногожен и детей… Кейт усмехнулась про себя, представив себе, как он отреагирует на вопрос о его личной жизни. Наверное, на полном ходу выкинет меня из машины. И поделом мне. Уж лучше делать вид, что я не знаю, с кем имею дело. Его, похоже, это устраивает. Меня тоже. Роль восторженной поклонницы мне совсем не по душе. И Кейт принялась спокойно болтать с Шоном, как будто он был ее соседом по лестничной клетке, а не героем эротических грез половины женского населения Америки. – Приехали, – произнес Шон и затормозил перед невысоким зданием из красного кирпича. Никаких указаний на то, что это павильон номер семнадцать, не было. – Вы уверены? – боязливо спросила Кейт. – На все сто, – кивнул Шон. – Вы разве не слышите громовой голос Блайта? Кейт прислушалась. На площадке перед зданием не было ни души, но внутри действительно кто-то был – слышался неразличимый гул голосов, и ей показалось, что она улавливает знакомые интонации Джонатана Блайта. – Ой, огромное, вам спасибо. – Кейт повернулась к своему спасителю и широко улыбнулась. – Я ведь не сильно отвлекла вас от дел? Шон покачал головой. В глубине его глаз промелькнула легкая досада. – Нам было по пути, – сказал, он наконец, и в следующую секунду Кейт уже выскочила из машины. – Спасибо! – выкрикнула она еще раз и бегом устремилась в здание павильона, с трудом представляя себе, как будет оправдываться сейчас перед Блайтом. Красная кирпичная стена здания оказалась единственной. Кейт поняла это, когда толкнула тяжелую дверь и попала на огромную лужайку, заставленную различной техникой. Повсюду суетились люди. Одни настраивали оборудование, другие с увлечением листали какие-то папки, третьи ожесточенно спорили. Кейт сразу бросилась в глаза группа девиц, сиротливо толпившихся возле длинного стола. Они пытались притвориться, что чувствуют себя вполне уверенно, но это у них плохо выходило. И немудрено – в такой суматохе любой бы растерялся. На секунду Кейт показалось, что на площадке царит абсолютный хаос, но вскоре стало ясно, что управляет всем одна и та же железная рука. Вернее, железный голос. – Энни, оттащи это чуть дальше. Дальше, я сказал, а не ближе! Крэг, у тебя все готово? Джереми, подотри грим Памеле, она похожа на облезлую кошку! Кейт улыбнулась. От Джонатана следовало ожидать именно такого стиля поведения – чтобы всем сразу становилось ясно, кто тут главный. Вряд ли он потерпит соперничество. Правит в своем мирке, как абсолютный монарх. Карает и награждает своих подданных, судит их поступки… Вот и она сегодня должна склониться перед этим всемогущим властелином. – О, мисс Феллоу! – прозвучал ироничный голос Блайта. – Сподобились. Наконец-то. Кейт смущенно потупилась. Сейчас ее подвергнут публичной порке. – И что же вам помешало прибыть на место встречи вовремя? – спросил Блайт, подойдя к девушке поближе. Вопрос прозвучал угрожающе, но Кейт видела, что его глаза насмешливо поблескивают. Он совсем на меня не сердится, подумала она обрадованно. Как здорово… – Непредвиденные обстоятельства, – пробормотала она, надеясь, что не слишком откровенно смотрит на него. Впрочем, надежды на то, что ей удастся провести Блайта, было мало. Уж он-то наверняка прекрасно разбирается в человеческих эмоциях. А уж в женских особенно. На съемочной площадке великий Джонатан Блайт выглядел гораздо моложе, чем в офисе директора Эй-ки-эй. Темные джинсы, легкая голубая рубашка, спортивная бейсболка скидывали, как минимум лет пятнадцать. Но его глаза и белозубая улыбка оставались такими же, и Кейт ощутила, как сердце ухнуло в пятки под пристальным взглядом режиссера. – Мою квартиру чуть не затопило, – заторопилась она с объяснениями, чувствуя, что вскоре вообще лишится способности говорить. – Извините меня, мистер Блайт. Джонатан молчал, но, даже не глядя на него, Кейт знала, что он не отрывает от нее глаз. – А потом я очень долго не могла найти этот павильон, – продолжила она, окончательно сбиваясь на лепет. – Да, нас найти нелегко, – согласился Блайт. – Поэтому я и хотел, чтобы мой помощник встретил вас… Кейт покраснела. Конечно, он проявил о ней заботу, а она по глупости пренебрегла его вниманием. – Как же вы все-таки добрались сюда? – спросил Блайт, и Кейт только сейчас вспомнила о своем необычном водителе. – Меня подвезли, – сказала она и лукаво улыбнулась. – О, вам повезло. Это место находится на отшибе, о нем мало кто знает… Это был, кто-то из наших? Вопрос был задан небрежно, как бы, между прочим. – Не знаю, – пожала плечами Кейт. Она непроизвольно обернулась, словно рассчитывая увидеть машину Шона на том же самом месте, где она из нее выскочила. Естественно, машины не было. Но недалеко от них стоял сам Шон и разговаривал с каким-то мужчиной в забавных шортах по колено. У Кейт перехватило дыхание. Приглядеться к Шону раньше у нее не получилось – она слишком торопилась на встречу с Блайтом. Зато теперь у нее была для этого прекрасная возможность, и Кейт могла лично убедиться в том, что журналисты ни капли не преувеличивают, когда называют его одним из самых сексуальных мужчин мирового кинематографа. Шон был очень высок, на голову выше своего довольно рослого собеседника. У него не было фигуры атлета или мощных бицепсов; он немного сутулился в плечах. В моем дворе его назвали бы долговязым, подумала Кейт с мстительной мелочностью, стараясь найти в Шоне хотя бы какой-нибудь недостаток. Но все бесполезно. Кейт прекрасно видела, что и чуть согнутые широкие плечи, и общая расслабленность, и длинная челка, спускающаяся на глаза, лишь придают Шону дополнительное очарование. Он не был записным красавцем, смущающим женские сердца; не был и образцовым суперменом вроде Джеймса Бонда. Он был Шоном Гордоном, простым парнем из глубинки, который обожает футбол и холодное пиво. Наверное, в этом и крылся секрет его сверхпопулярности. Он был таким близким, таким знакомым. При виде него не хотелось сказать, что таких мужчин не существует. Нет, он был реален до мозга костей, мальчик с соседней улицы, чуточку разболтанный, в меру воспитанный. И безумно обаятельный. Перед его широкой и искренней улыбкой не мог устоять никто. Девочки школьного возраста обклеивали плакатами Шона Гордона свои комнаты, их старшие сестры не пропускали ни одного его фильма, а их матери украдкой вздыхали, когда натыкались случайно на его фотографии в сумках дочерей. Надо же было так случиться, чтобы именно он подвез меня сегодня, мелькнуло в голове Кейт. – Меня Шон подбросил, – небрежно произнесла она, поворачиваясь к Блайту. – Шон? – Джонатан посмотрел в сторону актера, потом медленно перевел глаза на Кейт. Она стоически выдержала его взгляд, хотя ей пришлось приложить немало усилий для этого. – Шон Гордон? – Фамилию я не спрашивала, – отрезала Кейт. – Неужели вы хотите сказать, что не знаете в лицо самого Шона Гордона? Блайт говорил с заметной иронией, и Кейт разозлилась. За кого он ее принимает? За очередную фанатку? Никогда она такой не была и в экстаз от одного взгляда голливудского небожителя не приходила. – Знаю, – сказала она как можно равнодушней. – Даже видела с ним какой-то фильм… – И? – В глазах Блайта застыл немой вопрос. – Он просто вас подвез? – А что, я должна была падать в обморок при виде него? – хмыкнула девушка. – У меня крепкая голова, мистер Блайт. Она скрестила руки на груди и с вызовом посмотрела на него. – Я в этом не сомневался, – усмехнулся режиссер и чуть склонил голову. – А теперь, если не возражаете, мы приступим к работе. Самое время начинать пробы… Он указал Кейт рукой на стол, возле которого толпились актрисы. – Нам предстоит выбрать из них лучшую. – Нам? – удивилась Кейт. – Разве ваше слово не является решающим? – Является, – кивнул Джонатан. Казалось, изумление девушки забавляет его. – Но я прислушиваюсь к мнению своего помощника. У него иногда бывают здравые идеи… А также мне будет очень интересно, что скажете вы. – Я? Но я ничего в этом не понимаю… – А разве ваша работа не заключается в подборе актеров? – невинно осведомился Блайт. Кейт вздохнула. Деваться некуда, он ее поймал. Конечно, она занимается как раз подбором актеров. Но одно дело – составить картотеку и регулярно пополнять ее, и совсем другое – выбирать исполнителя для фильма самого Джонатана Блайта. – Не волнуйтесь, Кейт, я не заставлю вас делать окончательный выбор, – засмеялся режиссер, видя замешательство девушки. Он как бы невзначай подхватил ее под руку и повел к столу. Кейт не сопротивлялась – все было слишком неожиданно. Это приглашение, блуждание по съемочным площадкам, встреча с Шоном Гордоном и сам Джонатан. Такой знаменитый, необычный и чертовски привлекательный… 5 Мужчина в смешных шортах, с которым разговаривал Шон Гордон, оказался помощником Джонатана Блайта. – Роберт, – представился он, подойдя к столу, за которым уже сидела Кейт. Она приветливо улыбнулась ему, от души надеясь, что ей не придется оправдываться за опоздание, еще и перед ним. Но Роберт был настроен исключительно миролюбиво. Он достал из кармана большой цветастый платок и вытер им лоб. – Ужасно жарко сегодня, правда? – пробормотал он, усаживаясь рядом с Кейт. Кейт кивнула, отметив про себя, что сегодня все-таки не самый жаркий день и шорты с забавными физиономиями, а также майка с короткими рукавами смотрятся немного неуместно. – Ваши подопечные? – Фритман кивнул в сторону девиц, совсем одуревших от ожидания. – Да. – О, Джонатан очень ответственно подошел к этому вопросу, – хихикнул Роберт. Кейт почему-то стало противно. Наверняка каждая из этих девиц мечтает соблазнить великого режиссера и через его постель пробиться к вершинам славы, подумала она. И он, скорее всего, имеет такую же точку зрения. Эта мысль была особенно неприятна ей. – Я вот только одного не понимаю, зачем я ему понадобилась, – проговорила Кейт с раздражением. – У меня в офисе полно работы, а я тут прохлаждаюсь… Ну, разве могла она знать, что Джонатан Блайт в этот момент подходил к ним и услышал ее гневную реплику?! – Ваше руководство, мисс Феллоу, сочло необходимым удовлетворить мою просьбу и направить вас на пробы, – сухо заявил он, внезапно появляясь перед Кейт со стопкой листков. – Наверное, если бы вы были очень, нужны в агентстве, мне бы отказали. Кейт прикусила язык. Так ей и надо. – Ну что, начнем? – подчеркнуто официально спросил Блайт. Он положил на стол листки, оказавшиеся при ближайшем рассмотрении анкетами кандидаток. Восемнадцать молодых красивых лиц смотрели на Кейт со страниц. Она с легкой завистью разглядывала их. Кому же повезет сегодня? Кто окажется избранной? Кого ждет слава, безумные гонорары, лучшие роли? И несколько месяцев постоянного общения с Джонатаном Блайтом? Кейт подавила вздох. Незачем душу травить. Она сделала свой выбор. Ее удел – корпеть над бумагами в офисе. И не так уж он плох, надо сказать. Счастливый лотерейный билетик достается одной из миллиона, а что остается делать другим? Завидовать, плести интриги, всеми способами добиваясь внимания влиятельных людей, делать подлости и ждать, ждать, ждать. Когда заметят, позвонят, предложат роль. И так изо дня в день, из года в год. Спасибо, такая жизнь ничуть ее не привлекает! – Что скажете, Кейт? – обратился к ней Блайт, и девушка поняла, что, размышляя о превратностях актерской судьбы, пропустила что-то очень важное. – Простите? – Кейт повернулась к Джонатану и беспомощно заморгала. Теперь он ее в порошок сотрет. И правильно сделает. Она давно заслужила это своим ужасным поведением. Но Блайт не торопился обрушивать на ее голову громы и молнии. Он внимательно разглядывал ее лицо, и Кейт, впервые оказавшаяся, в такой близости от прославленного режиссера, растерялась. Такой изучающий взгляд, от которого невозможно укрыться… Сразу захотелось достать зеркальце, чтобы убедиться, что нос не блестит, а помада на губах не разъехалась. – Мы с Робертом обсуждали, какой из этих монологов предложить девушкам, – лениво пояснил Блайт, в полной мере насладившись смущением Кейт. – А какой больше нравится вам? Он протянул девушке несколько отпечатанных листов. Кейт послушно взяла их и даже сделала честную попытку прочитать. Но строчки расплывались у нее перед глазами. Боковым зрением она видела, что Блайт по-прежнему смотрит на нее, и никак не могла собраться с мыслями. – Итак, Кейт? – Наверное, вот этот… – Кейт наугад вытащила листок из общей кучи. – Отлично, – доброжелательно проговорил Джонатан, и Кейт немного расслабилась. Ах, если бы он все время вел себя так! Никаких пронизывающих взглядов и насмешливых интонаций! Тогда она бы могла показать себя с лучшей стороны, а не выглядеть, как перепуганная школьница, впервые попавшая в общество взрослых мужчин. Роберт Фритман, наверное, недоумевает, с какой стати Блайту вздумалось притащить на пробы столь неуверенную в себе девицу… Но на самом деле Роберт совсем не думал о Кейт. Он знал, что Джонатан Блайт способен на весьма неожиданные поступки, и поэтому просто делал свою работу. В данный момент она заключалась в том, чтобы направить усилия многих людей – оператора, гримера, фотографа, актрис – в одно русло. Девушки получили листы с текстом и усиленно учили его, понимая, что от волнения все равно все слова вылетят из головы. Оператор настраивал оборудование, его помощники суетились рядом. Гример разложил свои кисточки и краски на импровизированном трюмо и терпеливо ждал команды режиссера. Тут же на стуле лежала одежда, которую предстояло примерить каждой кандидатке. Джонатан Блайт не упускал ни одной мелочи. Кейт наблюдала за тем, как рабочие воздвигают большой деревянный щит, имитирующий одну стену кабинета. Откуда ни возьмись, рядом со щитом появился стол и два стула, и издалека можно было подумать, что перед вами самая настоящая комната в разрезе. Кейт поняла, что именно здесь девушкам и придется сражаться за роль в фильме Джонатана Блайта. Она закусила губу. Сердце отчаянно колотилось, как будто ей самой предстояло выйти на залитую огнями площадку и ожидать решения великого режиссера. – Волнуетесь? – шепнул Блайт ей на ухо. Кейт вздрогнула. Он по-прежнему наблюдает за ней! – Все это очень необычно для меня, – неохотно проговорила она. – Интересно? Блайт говорил вполголоса и, чтобы Кейт могла его услышать, наклонялся к ней. А Кейт едва соображала, о чем они говорят… Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/aleks-vud/glavnaya-rol/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.