Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Бретонцы. Романтики моря

Бретонцы. Романтики моря
Бретонцы. Романтики моря Пьер-Ролан Жио Известный антрополог Пьер-Ролан Жио в своей книге рассказывает о ранних цивилизациях Бретани. Под давлением саксов часть древнекельтского племени бриттов переселилась с Британских островов в северо-западную Галлию. Автор приводит подробное описание древнейших сооружений, керамики, оружия и бытового инвентаря начиная с эпохи палеолита. Повествование завершается описанием периода покорения Галлии Цезарем. Пьер-Ролан Жио Бретонцы. Романтики моря Предисловие Бретань – земля, богатая доисторическими и относящимися к ранней истории памятниками, издавна привлекающими к себе внимание исследователей и ученых. В результате их изысканий появились многочисленные труды, в том числе отчеты о раскопках и монографии, представляющие значительную научную ценность. Однако авторы этих работ сосредоточили свое внимание на определенных регионах и рассматривали в основном детали. Всеобъемлющий синтез, таким образом, стал насущной необходимостью. Такой синтез, ставший плодом двенадцатилетнего труда, автор и предлагает вниманию читателей в своей книге. Неоценимую помощь мне оказали два студента, которые в процессе работы над этой книгой стали моими близкими друзьями. Возьму на себя смелость сказать, что без их ценного вклада (Ж. Бриар помогал мне в написании глав VIII и IX; Ж. Лельгуаш – глав III и V; оба они оказали помощь в написании глав IV и VI) эта книга никогда не была бы завершена. Вследствие естественных ограничений не представлялось возможным во всех подробностях описать различные культуры, сменявшие друг друга в Бретани, или, если быть более точным, в Арморике, в доисторическую эпоху. Это потребовало бы написания фолианта куда более внушительного объема. Тем не менее автор выражает надежду, что все-таки достиг своей более скромной цели, а именно предоставил обзор археологической информации по Бретани, которая представляет ценность не только для археологов и студентов, но также, надеюсь, пробудит интерес у самого широкого круга читателей. Автор и его сотрудники хотели бы воспользоваться возможностью, чтобы выразить искреннюю благодарность всем тем, кто оказывал нам всемерную поддержку в работе, начиная с наших коллег и заканчивая хранителями музеев, частными коллекционерами, а также официальными лицами, равно как и друзьям, которые столь многочисленны, что нет возможности упомянуть их всех поименно.     Пьер-Ролан Жио Глава 1 Страна Существование доисторического населения Бретани определялось ее географическими условиями и особенностями. Однако, поскольку в то время политические границы, в нашем сегодняшнем понимании этого слова, не существовали, регион был более открыт внешним влияниям. Главная «природная» граница Бретани – море, которое составляет две трети ее периметра, – с той поры как люди освоили мореходство, как раз часто служила связующим звеном между соседними регионами. На многих этапах своей доисторической эпохи Бретань была ближе скорее к группе атлантических стран, чем к материковой Галлии. На страницах этой книги мы постоянно будем встречать свидетельства сдвига баланса между цивилизованным влиянием с континента и тем влиянием, что проникало через Ла-Манш (а также с Северного моря) и Атлантику через «Кельтское море» и «Гасконский залив». Более того, на территории, протянувшейся от Иберийского полуострова до Британских островов, встречаются регионы, такие, как Галиция и Корнуолл, условия в которых очень близки к бретонским. Недра В действительности Бретань является частью древнего армориканского массива, сформированного в основном из кристаллических пород и палеозойских отложений, причем известковые отложения встречаются здесь довольно редко. Именно этим объясняется отсутствие в Бретани карстовых образований, за исключением тех, что возникли вследствие растворения и вымывания минералов грунтовыми водами. Будучи относительно слабо минерализованным, древний массив тем не менее содержит значительные запасы олова, свинца и железа, небольшое количество разрозненных залежей серебра и золота и совсем немного меди. Кремневые породы встречаются только в мезозойских залежах, а также в морских отложениях на некотором отдалении от нынешней береговой линии (хотя морские течения могли, разумеется, до некоторой степени изменить ее). В третичный период в Бретани серьезно изменилась форма рельефа, в это же время сформировались кварциты и другие породы, служившие людям сырьем для изготовления различных изделий в течение разных доисторических эпох. Наконец, в эпоху плейстоцена, перигляциальный процесс сыграл важную роль для Арморики, аккумулировав обломки горных пород на склонах и утесах. Тогда же происходило и отложение лёссовидных грунтов, в особенности на побережье Ла-Манша. Это явление оказало важное влияние на условия жизни древних обитателей региона. Рельеф Древний массив Бретани нельзя назвать горной местностью, поскольку в основном он едва ли превышает 200 метров над уровнем моря. Только в некоторых внутренних «горных» районах, возвышающихся на 250–384 метров, глаз отдыхает от монотонных равнинных пейзажей. Холмы легко задерживали дожди, и оттого над ними выпадали более обильные осадки и царила большая облачность, чем в долинах, они также испытывали на себе всю силу ветров. Почва Азональные, в небольшой степени подзолистые почвы Бретани можно причислить к «буроземам». Из-за отсутствия извести и фосфатов почва здесь в значительной степени щелочная. Вследствие этого останки животных и людей сохранились не очень хорошо. В большинстве мест над кристаллическими породами или палеозойским подпочвенным слоем есть серая почвенная прослойка. На глубине 10–20 сантиметров она теряет свой цвет из-за выщелачивания перегноя и окислов, которые часто перемещаются вниз и на определенной глубине образуют массивы. На побережье Ла-Манша условия другие: здесь можно говорить о слое лёсса или слое древнего ила. В большинстве случаев во внутренних районах страны пахотный слой довольно тонкий, скрывающий скальные грунты, разрушенные или все еще относительно крепкие. Как следствие, условия для сохранения культурных слоев крайне неблагоприятные: при вспашке плуг крестьянина постоянно выворачивал перемешанные останки и орудия разных периодов, начиная с палеолита до наших дней. Только в нетронутых местах можно обнаружить культурные слои в большей или меньшей степени сохранности. Растительность Бретонская флора по своей сущности атлантическая. Однако растительность, покрывающая область сегодня, не дает никаких представлений о тех растительных формах, что существовали в Бретани в доисторические и относящиеся к ранней истории периоды. Теперь не более пяти или, может быть, десяти процентов территории полуострова покрыто лесами. Исчезновение лесов до некоторой степени скрадывается зарослями кустарника (в качестве живых изгородей) и подлесков, однако это лишь результат культивации. Неплодородные почвы или те, что были обеднены в результате вырубки леса (а следовательно, стали защелачиваться), превратились в вересковые пустоши, где начиная с XIX века высадка хвойных деревьев привнесла некоторое разнообразие в равнины, поросшие вереском, утёсником и ракитником. Но все это результат традиционной сельскохозяйственной эксплуатации, основанной на севообороте. Из анализа пыльцы мы получаем мало информации, а та, что все-таки доступна нам, уводит нас не дальше неолита. Вкупе с геоботаническими данными и сравнением с регионами с более или менее похожими условиями мы в состоянии составить приблизительное представление об изменениях в мире растений, произошедших в течение последнего тысячелетия. Флора Бретани состояла в основном из широколиственных деревьев, зеленеющих летом и сбрасывающих листву зимой. В эпоху мезолита, в течение добореального периода, климат все еще оставался засушливым и холодным. Уровень моря был на 15–20 метров ниже современного, что позволяло деревьям продвинуться к берегам. Преобладали в основном береза и ива (есть свидетельства того, что на востоке Армориканского полуострова существовали хвойные деревья, однако, поскольку пыльца хвойных растений легко переносится ветром, весьма возможно, она прибыла с Британских островов). В течение бореального периода во внутренних районах Бретани продолжал главенствовать засушливый континентальный (ксеротермальный) климат, в то время как на побережье преобладал океанический. Смешанные дубовые и ореховые леса появились одновременно, вместо того чтобы следовать один за другим. В донеолитическую эпоху, в течение атлантического периода, климат был теплым и влажным, а потому преобладали смешанные дубовые леса, достигшие своего максимального распространения. Во внутренних районах березы стали встречаться реже, и пыльца хвойных, возможно занесенная ветром извне, постепенно исчезает. Собственно, в эпоху неолита возросло количество ольховых лесов, соседствующих с дубовыми. Ольха в основном росла возле торфяников и в сырых низинах, но почти не встречалась на обдуваемом всеми ветрами побережье. На сухой почве росли дубовые леса с подлеском или участками орешника. В менее плодородных зонах распространение получили пустоши с преимущественно торфяной почвой. На побережье среди дубов встречались вязы. Вмешательство человека повлекло за собой вырубку леса и его сжигание и разведение на этом месте овец, коров и свиней, которые поедали молодые побеги. В конце неолита и мелового периода, а также в бронзовый век, в течение суббореального периода, климат стал суше и холоднее, и эта перемена соответствовала второй волне распространения орешника, а также приросту берез во внутренних районах полуострова. Временами там, должно быть, выпадало большое количество атмосферных осадков из-за близости к морю. Уровень моря, медленно повышавшийся с эпохи палеолита, постепенно сокращал площадь суши, расположенной у подножий древних скальных утесов, превращая полуострова в острова и одинокие скалы. В конце бронзового и во время железного века, в субатлантический период, дожди стали более обильными. Буки и грабы, ранее встречавшиеся довольно редко, стали появляться на востоке и во внутренних областях региона. Ольха же, наоборот, реже. Из районов торфяных болот стали исчезать леса. Во внутренних районах возрастает количество буковых рощ и снова появляется береза. Дуб приходит на смену ольхе на побережье, где повышающийся уровень моря начинает наступать на низины. В течение позднего субатлантического периода вырубка леса стала повсеместным явлением, что было связано с развитием земледелия и распространением лугов и пустошей. В южных областях, где сохранился старый лес, верх одержал бук, смешавшийся с обычным дубом. В период Средневековья уровень моря, по всей видимости, достиг своего максимума. Но не только морской прилив разрушил многие доисторические памятники и поселения, расположенные на побережье, но также и песок, сформировавший величественные дюны на том месте, где произрастали типичные растения. Фауна То немногое, что нам известно о дичи, на которую охотились наши предки, говорит о существовании млекопитающих, обычных для лесов умеренного пояса. В период мезолита водились бобры и дикие кошки. Последние волки были уничтожены в конце XIX века, однако у нас нет доказательств их существования во время последних доисторических периодов. Судя по той частоте, с которой во время раскопок археологи находят останки представителей китообразных, они, должно быть, часто выбрасывались на берег. Глава 2 Заселение Арморики Бретань, представляющая собой омываемый океаном полуостров, сформированный из докембрийских и палеозойских скальных пород с обширными включениями кристаллических пород, в период палеолита была заселена не так плотно, как прочие регионы Галлии с более разнообразным животным и растительным миром, с благоприятным климатом, с большим количеством кремня, пригодного для изготовления орудий, и где чаще встречались пещеры и тому подобные пристанища. Большинство обнаруженных в Арморике поселений, относящихся к древнему каменному веку, расположены вблизи побережья (рис. 1). По всей вероятности, основную пищу давало море, и, возможно, многие интересные памятники того времени теперь скрыты под водой в результате изменения береговой линии в четвертичный период. Другие стоянки располагаются вблизи залегания осадочных пород, где можно было добывать материал для изготовления орудий, например песчаник и кварцит. Нижний палеолит Исчерпывающий рассказ о Бретани в период палеолита потребовал бы длительного экскурса в геологию, палеонтологию и палеоклиматологию, но объем нашей книги не позволяет нам углубиться в подобные изыскания, поэтому мы ограничимся тем, что назовем лишь основные признаки. За те сотни тысяч лет, что продолжался ранний (нижний) палеолит, о Бретани известно мало. Было обнаружено лишь несколько зазубренных каменных орудий – каменные топоры ашельской культуры (рис. 2). Не ранее последнего межледникового периода и начала последнего оледенения, отмеченного в Арморике обширными перигляциальными отложениями, регион начал активно заселяться, о чем свидетельствуют обнаруженные поселения. Лишь две важные стоянки предоставили нам хорошие стратиграфические данные. Обе находятся на дне Бретонского залива, в Иль-и-Вилен. Обнаруженный каменный заслон от ветра на восточном берегу устья реки Ране расположен у подножия скалы и на уровне современного прилива, который разрушил большую часть этого заслона, еще до того, как он был обнаружен. Там был найден очаг, вылепленный из глины и расположенный чуть ли не на самой скале, датируемый началом периода Вюрм I, с останками животных рядом с ним (Elephas primigenius, Equus sp., Cervus sp.). Процветало производство кремневых орудий, а также орудий из кварцита и других пород, также найдены были микокские каменные топоры и зазубренные орудия, которые трудно отличить от орудий мустьерской культуры. Нет сомнений, что производство этих орудий носило на себе отпечаток позднего и несколько смягченного влияния микокской культуры. Верхний палеолит Собственно, в Бретани нет поселений, которые с полной уверенностью можно было бы отнести к верхнему палеолиту. Лишь на восточной оконечности армориканского массива мы встречаем хорошо стратифицированные пещеры (Майенн) или несколько открытых стоянок к югу от Луары. На побережье Ла-Манша было обнаружено несколько отдельных кремневых орудий, которые иногда приписываются этому периоду. С другой стороны, уже давно в Финистере в результате раскопок была обнаружена пещерная стоянка, датируемая эпипалеолитом. По соседству с ней располагается стоянка на открытом воздухе. Орудия из кварца, найденные в пещерной стоянке, несколько напоминают орудия с Пиренеев. Мезолит Наиболее примечательные стоянки периода мезолита в Бретани расположены на островах и на полуострове, которые в то время составляли единое целое с материком. Это единственные стоянки, которые с полной уверенностью можно датировать мезолитом – временем, когда первые неолитические культуры уже появились в южных районах Галлии. Типичный образец такой стоянки – Тевьек, Сен-Пьер-Киберон (Морбиан) – каменистый островок к западу от полуострова Киберон. Археологический слой около метра толщиной в виде черноватой каменноугольной почвы, изобилующей останками съедобных моллюсков, занимал площадь около 200 квадратных метров. В мешанине кухонных отходов было обнаружено несколько домашних очагов, семь больших ритуальных очагов и десять погребений, содержащих останки двадцати трех скелетов. Слой оказался на редкость однородным, как в том, что касается культурного периода, так и фауны. Вторая стоянка была обнаружена на одном из островков в заливе Киберон. На восточной стороне мыса, расположенного на северо-западе острова, открыт археологический слой площадью 200 квадратных метров, защищенный дюной, содержащей материал позднего неолита. Он имеет вид кухонного мусора, как и на предыдущей упомянутой нами стоянке, но толщина его всего лишь 30–40 сантиметров. Домашние очаги с трудом можно отделить друг от друга, кроме того, на стоянке обнаружены девять погребений с тринадцатью скелетами. Третья стоянка расположена у залива Одьерн. Первоначально она простиралась на несколько сотен квадратных километров. Удалось последовательно идентифицировать по меньшей мере три домашних очага на участке, не затронутом морской эрозией. Однако на этой стоянке не было обнаружено ни одного погребения того периода. На слой, относящийся к мезолиту, последовательно наложились слои позднего неолита и железного века, что в результате раскопок нарушило целостность слоев и тем самым затруднило их изучение. Все кухонные отходы свидетельствуют о скудости пищи наших предков. Большую часть пропитания им приносило море в виде моллюсков (их было легко и безопасно собирать). Рыбы почти нигде не обнаружено. Но найдены остатки дичи: кабан, олень, козел и прочие, более редкие животные. В Тевьеке обнаружены плоды дикой груши и останки собаки (вне всякого сомнения, прирученной). Среди отходов практически нет следов работы по камню или кости. Стоянка в Тевьеке в особенности интересна своими погребениями, рассеянными среди остатков поселения без всякой определенной схемы. Погребения наполовину погрузились в подпочвенный слой и были частично засыпаны кухонными отходами, как в каждом погребении в Тевьеке. Благодаря исключительно осторожным действиям археологов, трудившихся над раскопками этих стоянок, был найден целый ряд скелетов, чрезвычайно важных для изучения антропологии мезолита и погребальных обрядов того периода. Захоронение в Тевьеке состояло из десяти погребений, в которых были обнаружены останки двадцати трех человек (фото 1). Таким образом, каждое погребение содержало от одного до шести тел всех возрастов и обоих полов. Кладбище на островке в заливе Киберон состояло из девяти погребений с четырнадцатью телами, от одного до трех в каждом погребении. Эти групповые погребения представляли собой нечто вроде «семейных склепов». Часто в них можно встретить останки взрослого с останками ребенка на руках. Останки нередко посыпались охрой. Ритуальный очаг, как правило, устраивался над погребениями, а в Тевьеке над ними даже воздвигали настоящие каменные мавзолеи. В некоторых погребениях взрослых обнаружены оленьи рога. Однако если в Тевьеке тело обрамлялось рогами, то в некоторых других местах были обнаружены также орудия, изготовленные из оленьих рогов. Среди найденных в погребениях предметов не только орудия из кремня и костяные ножи, но также и украшения из морских раковин с отверстиями, снизанные в ожерелья, ручные и ножные браслеты. На некоторых из этих предметов видны выгравированные линии. Судя по степени мастерства в обработке камня (помимо различных предметов из гальки и кремня, лишь слегка отделанных, были найдены микролитические орудия геометрических форм, неравносторонних треугольников, трапеций и лезвий с отчетливым косым обтесыванием), эти поселения относятся к тарденуазской культуре, которая иногда считается прибрежной или береговой формой. Ряд стоянок у восточной границы Бретани, которые кажутся принадлежащими тарденуазской культуре, по имеющейся на сегодняшний день информации, содержат неолитические элементы. Глава 3 Первые неолитические культуры Арморики После оледенения климат в Юго-Западной Азии и большей части Европы постепенно стал смягчаться. Именно в этот период в наиболее благодатных с точки зрения климата регионах произошла чрезвычайно важная «революция», открывшая путь новым культурам. Революция эта была отмечена совершенной переменой в хозяйственном развитии доисторических людей. Отказавшись от губительного пути, основанного единственно на эксплуатации природных ресурсов и таящего в себе неопределенность и неуверенность в будущем, человек сумел взять под контроль производство пищи. Он открыл для себя питательные свойства диких злаков, узнал, как сеять и жать их, и мало-помалу создал новые сорта. Вскоре человек приручил некоторых животных. Этот прогресс принес с собой формирование более крупных социальных структур, группировавшихся вокруг скотоводства и культивации земли и с того времени находившихся под покровительством новых божеств. Однако Армориканский регион все еще находился на мезолитической стадии развития и оставался таким еще в течение некоторого времени, в то время как на Ближнем Востоке и позднее в других частях Средиземноморья процветал неолитический уклад жизни, характерный для нового каменного века. По сути, хотя некоторые веяния получающей все более широкое распространение неолитической культуры доходили до Запада с Ближнего Востока, берегов Арморики достигали лишь отголоски этих веяний. Влияние неолита, распространявшееся по Дунаю, долине Рейна, достигшее устья реки и Парижского бассейна, проникшее в Нормандию и Джерси (где были обнаружены базальтовые молотки и орнаментированная керамика) еще 4000 лет до н.э., не дало видимых признаков своего присутствия в Бретани. В Средиземноморье неолитическая цивилизация распространялась разными путями. В результате этого распространения сформировалась группа неолитических культур, отличительным признаком которых служила керамика, известная как «западная». Наиболее ранние ее образцы, обнаруженные в Бретани, датируются 3140 г. до н.э. (таким образом, можно предположить, что появилась эта керамика около 3500 лет до н.э.). Обработка материалов в ту пору принимает новые формы, хотя продолжают использоваться и старые способы. Наложившаяся на две эти основные фазы неолитической культуры и более или менее существовавшая одновременно с ними, армориканская халколитическая культура знаменательна распространением кубковой культуры и появлением первых металлических орудий. В регионах Западной Европы, где существовали природные пещеры, они служили неолитическому человеку в качестве склепов. В других местах, где горные породы были податливее, люди сами высекали в них гроты. Может быть, в результате этого родилась мысль возводить на плоскости наземные сооружения, напоминавшие небольшие пещеры, покрытые земляным курганом или грудой камней. Поскольку эти сооружения обычно возводились из крупных каменных блоков, этот тип архитектуры известен под названием «мегалитического». Подобные сооружения, в действительности принадлежащие разным эпохам, существуют во всем мире. Даже в Европе различные группы мегалитических памятников не связаны между собой и не все имеют общее происхождение. По всей видимости, идея эта зародилась в Восточном Средиземноморье в начале 4-го тысячелетия до н.э. и ближе к концу тысячелетия получила распространение в Западном Средиземноморье. Мегалитические культуры Западной Европы, возможно, берут здесь свое начало. Первую группу формируют коридорные гробницы. В Бретани их называют дольменами от появившейся в XVIII веке композиции бретонских слов taol и maen – каменный стол (однако еще в XI веке слово tolmaen упоминается в монастырской книге записей). По существу, дольмены состоят из комнаты с ведущим в нее коридором. Они накрыты земляными насыпями, или каирнами, зачастую внушительных размеров. Непосредственные прототипы этих сооружений обнаружены на юге и западе Иберии, наряду с высеченными в скалах гробницами того же типа. Впоследствии подобные сооружения распространились в Арморике во времена расцвета западных неолитических культур. Вторая группа состоит из галерейных гробниц. Это протяженные сооружения, которые могут делиться на отсеки, окруженные длинной насыпью, которая не обязательно покрывает сами галереи. Прототипы этих сооружений найдены в различных районах южной Галлии, откуда они пришли в Бретань и Парижский бассейн через западно-центральный регион в тот момент, когда создавались поздние неолитические культуры. Подобная схематичная обрисовка происхождения сооружений очень упрощена. Множество древних памятников, относящихся к более поздним датам, не так легко вместить в тесные рамки жесткой типологии. В Арморике влияние мегалитической культуры вскоре стало более значительным. Этот вывод можно сделать, изучая способ сооружения неолитических курганов. Гораздо позже, в бронзовом веке, у строителей мегалитов вошло в обычай оставлять свою метку во внутренних камерах курганов. Пока еще не представляется возможным показать неолитические культуры в Бретани с точки зрения чистой хронологии. Проще говоря, западные неолитические культуры уступили дорогу поздней неолитической культуре, при этом неизбежно произошло некоторое смешение этих культур. Первое появление металла в халколитической культуре переплелось с угасанием первобытного западного неолита и началом поздней неолитической культуры. Для удобства мы разделили имеющийся в нашем распоряжении материал на три главы, настоящая глава рассказывает о неолите, следующая говорит об элементах халколитической культуры, которая процветала перед окончанием позднего неолита, и, наконец, далее идет речь о собственно позднем неолите. Подобное разделение, как нам кажется, рисует цельную картину и учитывает различные факторы, не претендуя ни на что, кроме как на установление примерной хронологической последовательности. Неолитическая керамика Керамика Бретани, представляющая собой ранние образцы доисторической керамики, хотя и сходна с западной, тем не менее демонстрирует высокую стадию развития. В нашем распоряжении имеются горшки и фрагменты горшков, которые можно сравнить с керамикой культуры Шассе и, более отдаленно, с некоторыми чертами альмерийской и уиндмиллхиллской культур. Стенки гончарных изделий, относящихся к этому периоду, тонкие, от 6 до 8 миллиметров (у некоторых сосудов меньше – от 3 до 4 миллиметров), сами изделия прекрасно обожжены, что делает их структуру однородной. Практически невозможно отыскать изделия, которые имели бы дефекты вследствие неправильного обжига. Расцветка наружных стенок сосудов варьируется от бледно-песочного до густого черного. Стенки отполированы до блеска. Обычно дно сосудов закруглено, а сами они имеют сферическую форму (так называемые аподальные сосуды). Форма изделий, толщина стенок и их блестящая поверхность напоминают имитацию кожаных сосудов. Наиболее распространена керамика в виде сферической чаши высотой от 7 до 10 сантиметров и максимальной шириной от 10 до 15 сантиметров. Существует множество вариаций: кромка горлышка может быть прямой или изогнутой. В этом случае ярко выраженный изгиб формирует S-образный профиль сосуда. Если края горлышка прямые, обод горлышка может быть довольно высоким. В этом случае прослеживается четкая граница между корпусом сосуда и его цилиндрическим горлышком. Такой сосуд выглядит как бутылка с закругленным донышком. Однако не всегда можно увидеть явную границу между телом и горлышком. В этом случае сосуд имеет грушевидную форму, и его очертания не всегда правильные. Стоит также обратить внимание на относительно большое количество очень маленьких сосудов (от 2,5 до 5 сантиметров высотой) уже описанных нами форм. Служили ли эти миниатюрные сосуды каким-либо определенным целям? Использовались ли они для приготовления травяных отваров или парфюмерных композиций? Впрочем, может быть, это были просто приношения мертвым или использовались как игрушки. Не все эти сосуды были снабжены ручками или приспособлениями для подвешивания (рис. 3). Ручки, там, где они существовали, были небольшими, выглядели просто как защип в глине в форме выступа. Для подвешивания сосудов в стенках делались горизонтальные или вертикальные отверстия. На месте их видна только небольшая выпуклость. Впрочем, иногда встречается значительный выступ, в котором проделано отверстие. Каждый сосуд мог иметь одну или две ручки (рис. 4). Большинство стоянок и сооружений, приписываемых неолитической культуре (курганы, каменные гробницы, простые коридорные гробницы), дают примеры этих типов керамики. К сожалению, неповрежденные образцы встречаются редко. Обычно керамику находят во фрагментарном состоянии – отколотые куски составляют лишь небольшие части нескольких сосудов. Украшения на керамике, принадлежащей истинному неолиту, обнаруживаются не так часто. Большое количество декорированной керамики, которая некоторыми учеными была включена в группу культуры Шассе, в действительности должна быть причислена к более позднему периоду, что следует из результатов недавних исследований. В отделке гончарных изделий прослеживаются некоторые аналогии с истинно неолитической керамикой, однако состав глины указывает, что изделие было изготовлено под влиянием позднего неолита и, таким образом, относится к более позднему периоду. Следовательно, мы должны исключить большую часть «желобчатого» декора, в особенности обнаруженного на сосудах с закругленным дном из Сен-Пьер-Киберон (Морбиан), который, по существу, представляет собой насечки на толстом слое глины. В действительности подлинная «желобчатая керамика» в Бретани встречается редко. Она несет на себе неглубокие линии, сделанные на необожженной глине предметом с тупым концом – соломиной или, может быть, ногтем. Рисунок, составляемый этими линиями, обычно представляет собой половинки круга или овала, располагающиеся под ободком, или двойные косые линии, как на фрагментах, найденных в курганах Карнака (Морбиан) (фото 2). Хотя большая часть сосудов с насечками принадлежит к поздним неолитическим культурам, есть некоторые изделия, которые могут быть причислены к истинному неолиту. К этой категории можно отнести некоторые гончарные изделия с декорированием в виде треугольников и квадратов. Небольшой сосуд из коридорной гробницы в Эр-Мар, Крак (Морбиан), декорированный квадратами, определенно принадлежит к истинному неолиту (фото 3). Точно так же можно причислить к этому периоду небольшой сосуд идентичной формы и состава глины, найденный в коридорной гробнице в Риантеке (Морбиан) (фото 4). Этот сосуд украшен двойными фестонами. Несколько фрагментов, найденных в нижнем уровне в коридорной гробнице D в каирне Барненез (Финистер), несут тот же узор. Фестоны и листья папоротника на большом сосуде из коридорной гробницы в Пенкер-Блоа (Финистер) напоминают узор на этом сосуде, но выполнен он рельефно. Возможно, к фрагментам с насечками с неолитического уровня стоянки в Джерси имеет отношение крошечный фрагмент сосуда, найденный в кургане в Сен-Жюст (Иль-и-Вилен). Каменные орудия В отношении предметов из камня мы находимся даже в более затруднительном положении, чем в случае с керамикой из-за отсутствия стратиграфии. Фактически большая часть каменных орудий обнаружена в неолитической и поздней неолитической культурах. Вследствие этого довольно затруднительно в памятниках, где сосуществуют элементы двух культур, с точностью установить, к какой именно культуре принадлежит найденный объект. Среди кремневых орудий часто встречаются поперечные клинообразные наконечники. Обычно они представляют собой трапецоиды по форме (короткие или длинные), иногда неравносторонние, редко трехгранные. Сделаны они из пластин и имеют один или два верхних выступа. Обнаруженные в Арморике наконечники для стрел в форме листа необычны для этого региона. Зазубренные наконечники стрел представляют собой более сложную проблему в том, что касается их типологической эволюции. Самыми ранними, по всей видимости, можно считать те, что имеют наибольшую толщину и очень широкий хвостовик. Их длина может превышать ширину, или же оба параметра могут быть одинаковыми. Вероятно, что зазубренные наконечники стрел могут относиться к неолитической культуре. К сожалению, в коридорных гробницах, где они были обнаружены (например, Керкадо, Локмариакер; Рогат, Карнак), также содержится интересный халколитический погребальный инвентарь. Следовательно, эти великолепные наконечники стрел могут иметь отношение как к культуре кубков, так и к неолитической культуре. Та же проблема возникла при изучении нижнего уровня камеры коридорной гробницы D в каирне Барненез, где рядом с неолитической и кубковой керамикой были обнаружены превосходные зазубренные наконечники стрел, подобные ромбовидным наконечникам раннего бронзового века. Возможно, лишь очень тщательное и всеобъемлющее изучение западных неолитических наконечников стрел поможет решить проблему. Другие кремневые орудия, такие, как скребки или шилья, не демонстрируют признаков типологической эволюции. Они встречаются довольно часто, однако концентрация их больше в регионах, где сырье легкодоступно. Размеры лезвий варьируются, и иногда встречаются довольно крупные. Иногда они обтесаны по краям для получения пилообразной грани. Скребки имеют форму диска, могут быть выпуклыми или находиться на концах лезвий. Ранее некоторые авторы характеризовали эпоху неолита шлифованием (полировкой) камня. Хотя большая часть шлифованных топоров Бретани, по всей вероятности, относится к поздней неолитической культуре (и мы коснемся проблемы топоров, когда будем обсуждать эту культуру), нет никаких сомнений, что некоторые из них найдены в настоящем неолите. Внутри низких курганов подобные орудия обнаружены не были, однако они существовали в курганах близ Карнака, а также в различных небольших мегалитических гробницах. Следует заметить, что определенное количество этих ранних топоров сделано из долерита. Наконец, повсюду обнаруживается множество булыжников, используемых в качестве молотов, орудий для ретуши, дробящих орудий, полировальных орудий, орудий для измельчения и пестиков. Стоянки Сведения о неолитических стоянках весьма скудны, причина тому – неблагоприятные условия, препятствующие консервации следов стоянок. Тем не менее старый культурный слой довольно четко прослеживается в различных местах района Леон (северный Финистер) в Курни, где этот слой теперь погружен в воду из-за повышения уровня моря. В этом культурном слое были обнаружены кремневые орудия, черепки гончарных изделий и прочие предметы, а также многочисленные следы огня: уголь или обожженные камни. Точно так же под песками перешейка Киберон там и тут были обнаружены следы очагов с остатками индустрии того же типа. Очень важной представляется стоянка в Курни. Здесь были обнаружены шлифованные каменные топоры из фибролита и долерита группы А. С помощью радиоуглеродного метода удалось датировать эту стоянку 3140 ± 60 г. до н.э. Этот факт показывает, что неолитическая культура в Бретань пришла задолго до 3000 г. до н.э., как в других частях Западной Европы. Длинные курганы Эти сооружения, предназначенные для погребений, немногочисленны. В Бретани они расположены во внутренних регионах и вдоль южного побережья и составляют две похожие группы, отличающиеся лишь деталями. Длинные курганы внутренней Бретани: в Сен-Жюст, в южной части департамента Иль-и-Вилен, и на юге Кот-дю-Нор, на возвышенности, в районах, где земля все еще почти не возделана, было обнаружено несколько странных сооружений. В Сен-Жюст небольшая группа этих сооружений располагается на сланцевом гребне. Наиболее хорошо сохранилось сооружение в Круа-Сен-Пьер. Оно состоит из двух параллельных рядов плит, отклоненных вовне и ориентированных по оси восток-запад, однако это сооружение не завершено и частично разрушено. Старые планы показывают, что сооружение было прямоугольным. К западу от него возвышается менгир высотой около 1 метра. Камни южного ряда представляют собой массивные кварцевые блоки, в то время как северный ряд уступает ему по толщине и состоит из сланца, что создает некоторую асимметрию, весьма характерную для этого вида сооружений. Прямоугольник имеет следующие размеры: около 20 метров в длину и около 5 метров в ширину между двумя рядами монолитов. Общая ширина сооружения, должно быть, составляла около 15 метров. Его высота, отчасти уменьшившаяся под действием воды, составляет около 1 метра ближе к центру. Центр зоны погребения находился у большой плиты, лежащей плашмя в восточной части кургана. Само захоронение должно быть либо под этой плитой, либо где-то рядом с ней, оно окружено прерывистой линией из маленьких камней, обожженного дерева и обугленной земли. Возле этой плиты также были обнаружены погребальные предметы – довольно скудная коллекция, состоявшая только из кремневых ножей и нескольких крошечных фрагментов гончарных изделий. Еще одно интересное сооружение – длинный курган в Нотр-Дам-де-Лоретт – расположено на высоте 298 метров над уровнем моря, на кварцитовом основании, покрытом тонким слоем подзола. Структурные характеристики сооружения близки к предыдущему описанному нами сооружению. Два ряда блоков, отклоненных вовне, ориентированных с востока на запад. Длина сооружения порядка 20 метров, ширина – 7 метров. На каждом конце двух рядов под прямым углом располагается плита, отмечающая начало коротких сторон прямоугольника. И снова отчетливо видна асимметрия двух рядов блоков. Те, что на северной стороне, выполнены из приземистых кварцитовых блоков, те, что на южной, – из гораздо более высоких сланцевых блоков. В трех метрах к западу от сооружения расположен менгир высотой 2 метра. В целом сооружение стало значительно приземистее в наше время. Только в восточной его части, соответствующей зоне погребений, было обнаружено несколько артефактов – предметы из кварцита и фрагменты керамики, не представляющие особого интереса как в отношении размеров, так и количества. Несмотря на то что погребальный инвентарь, обнаруженный в этих двух курганах, немногочислен, он все-таки представляет некоторый интерес, так как позволяет сравнить его с инвентарем прочих бретонских погребений. В Сен-Жюст было обнаружено порядка сорока кремневых орудий. Только три небольших ножа носят на себе следы ретуши. В Нотр-Дам-де-Лоретт из пяти предметов, сделанных из кварцита, два представляют собой ножи без следов ретуши. Три других предмета – это тщательно обработанные треугольные наконечники для стрел. Вся керамика представляет собой набор фрагментов, по которым невозможно воссоздать форму сосудов. По всей вероятности, это керамика позднего западного типа, в особенности в Нотр-Дам-де-Лоретт, где, судя по некоторым фрагментам, у ряда сосудов могло быть плоское дно. Все обнаруженные фрагменты гончарных изделий (большинство которых из кургана в Сен-Жюст) не декорированы. Следы декора носят на себе только четыре фрагмента – ободки сосудов – из этого кургана. На одном фрагменте видны короткие насечки, сделанные, когда глина была еще сырой. Вне всякого сомнения, насечки были сделаны соломиной. Три других демонстрируют один или два ряда крошечных рельефных выпуклостей. Некоторые фрагменты, обнаруженные вместе с фрагментом нешлифованной сланцевой изогнутой подвески, определенно принадлежат к поздней неолитической культуре. Прибрежные районы: в регионе Карнак обнаружено довольно большое количество длинных курганов. Интересно наблюдать столь высокую концентрацию подобных сооружений в одном районе мегалитических гробниц, однако их взаимосвязь пока не очень ясна. Подобно длинным курганам, найденным в центральных районах Бретани, курганы, расположенные в прибрежных зонах, также почти всегда ориентированы с востока на запад. Курган в Крукуни, Карнак, однако, ориентирован по оси северо-северо-восток/ юго-юго-запад. Эти сооружения не очень высоки (от 1 до 2 метров), но очень протяженны. Самый длинный курган, судя по всему, находится в Керлескане (около 100 метров). Средняя протяженность – от 40 до 50 метров. Ширина варьируется от 15 до 35 метров. Следует также заметить, что восточный конец сооружения часто является самой широкой его частью. В отличие от курганов центральных районов структура прибрежных курганов иная – здесь сооружения полностью покрыты каирном, в случае если он, конечно, остался нетронутым. Более того, сооружения, представляющие собой грубый прямоугольник, состоят лишь из невысоких каменных стен, сложенных сухой кладкой, или из наслоения небольших блоков. Материал, из которого сооружен курган, обычно представляет собой смесь довольно крупных камней и земли. Однако наиболее важной чертой прибрежных длинных курганов, которая отличает их от прочих, является наличие каменных гробниц в различных количествах, рассеянных по всему кургану. В Керлескане таких гробниц (цист) всего пять, в Манио их гораздо больше – всего археологи насчитали около тридцати. Часто эти гробницы сооружались из четырех камней, поставленных на ребро. Глубиной они около 10 сантиметров и площадью от 12 на 30 сантиметров до 40 на 20 сантиметров. Каждая гробница окружена плоскими камнями, образующими свод. Иногда конструкция гробниц более проста – окружающие их камни просто подпирают друг друга. Среди длинных курганов Карнака сооружение в Керлескане – единственное, отмеченное небольшим менгиром к западу от кургана, подобно курганам центральных районов. Впрочем, в Манио также есть менгир высотой 4,5 метра, но он расположен в восточном конце сооружения, рядом с большим блоком, покрывающим яму, окруженную грубыми стенами. На блоке изображен топор с рукоятью. На менгире видны пять волнистых линий, обычно называемых змейками. У самого основания менгира было обнаружено пять отшлифованных каменных топоров. Отмечал ли этот менгир самое важное захоронение в кургане? Очень может быть. В курганах Сен-Жюст также была выделена единственная гробница – в Круа-Сен-Пьер, – где захоронение накрыто большой каменной плитой. В длинных курганах в Карнаке было обнаружено довольно большое количество предметов, однако по большей части во фрагментарном состоянии. Их нашли в гробницах, вокруг костров и в земляных насыпях. Погребальный инвентарь содержался не во всех гробницах. Некоторые были просто наполнены черноземом и обугленным деревом. Каменные предметы включали в себя кремневые орудия (ножи, наконечники, скребки и поперечные наконечники для стрел), шлифованные каменные топоры (те, что обнаружены у подножия менгира в Манио, сделаны из долерита, в Керлескане – из фибролита). В Манио у основания менгира также была найдена кварцевая подвеска с биконической перфорацией. Кроме того, были обнаружены жернова и шлифовальные приспособления. Что касается керамики, здесь мы обладаем большей информацией, чем в случае с курганами, расположенными в центральных районах. В самом деле, курганы в Манио и Керлескане предоставили нам значительное количество сосудов или их крупных фрагментов. В целом гончарные изделия, по всей вероятности, относятся к западному типу. Здесь есть несколько круглодонных сосудов, сосудов в форме чаши или грушевидных. Иногда у сосудов присутствует небольшое горлышко и ручки в виде выпуклостей, причем в последних иногда есть горизонтальные отверстия. Однако некоторые сосуды, очевидно, принадлежат более позднему времени. Судя по их форме, сосуды с плоским дном, обнаруженные в Манио, принадлежат к поздней неолитической культуре. Также два сосуда, найденные в Керлескане (на вершине каирна), имеют плоское дно и толстые стенки, один орнаментирован треугольниками, изображенными с помощью насечек и точек, другой – рядом сделанных пальцами защипов вокруг корпуса сосуда. Кроме того, в карнакских курганах были обнаружены фрагменты ободков сосудов с украшением в виде рельефных выпуклостей, а также обломки желобчатых сосудов, типичных для неолитической культуры. К северо-востоку от Бретино (Атлантическая Луара) находится сооружение, которое также, судя по всему, является длинным курганом. Размеры этого трапециевидного сооружения соответствуют размерам карнакских курганов (длина – 70 метров, ширина – от 8 до 12 метров). Прежние раскопки, проводившиеся в этом кургане, открыли очаги, рассредоточенные по осевой линии и накрытые каменными плитами. В золе этих очагов были обнаружены кости, фрагменты гончарных изделий (один сосуд декорирован), а также кремневые и кварцитовые орудия. Шлифованные топоры, три из долерита, были найдены поблизости. Основные осевые линии этого кургана были более или менее направлены с юго-запада на северо-восток, что представляет собой довольно необычное явление. Сравнение: нет никакого сомнения в существовании взаимосвязи между двумя группами длинных погребальных курганов. Обе группы имеют в своей основе одну традицию. Важнейшим отличием является количество гробниц, найденных в курганах. В то время как курганы в центральных районах Бретани содержали единственную гробницу, курганы в карнакской группе четко разделяли гробницы и очаги. В действительности центральные курганы ближе к английским курганам уиндмиллхиллской культуры. Однако последние обычно сооружались там, где присутствовали меловые отложения, и представляли собой группу деревянных столбов и балок, от которых остались лишь следы. Эти курганы обычно имели одну гробницу в восточном конце. Подобные сооружения, по всей видимости, существовали и в Парижском бассейне, однако интенсивное освоение земли почти полностью сровняло их с лицом земли. Более или менее похожие длинные бескамерные курганы существовали на севере – в Северной Германии и Польше, и можно считать, что бретонские курганы являются последним вариантом североевропейской группы гробниц. Длинные бескамерные курганы принадлежат к немегалитическим неолитическим культурам, и это одна из главных причин, по которым бретонские курганы причисляют к неолитической культуре. Однако предметы, найденные в этих курганах, не всегда убедительны, и за исключением, быть может, нескольких типично западных сосудов из Карнака вся прочая керамика относится к более поздней дате. Этот факт позволяет предположить, что в Бретани курганы не обязательно могут датироваться более ранними периодами, чем коридорные гробницы. Просто это лишнее доказательство наличия разных традиций. Коридорные гробницы Основной трудностью при изучении коридорных гробниц является отсутствие какой бы то ни было стратиграфии, которая могла бы помочь нам определить период, в который были возведены эти сооружения, а также периоды, в которые они могли быть впоследствии вновь использованы. В действительности большинство коридорных гробниц использовались в течение очень длительного времени и часто содержат большое количество предметов из поздних неолитических культур, смешанных с более древними предметами, относящимися к истинно неолитической культуре. Впрочем, в некоторых коридорных гробницах были обнаружены только неолитические предметы. В любом случае, поскольку все сооружения содержат элементы ранней западной неолитической культуры, можно признать, что почти все простые коридорные гробницы – за исключением более развитых типов, с углами или с боковыми камерами, – возникли в тот период, когда в Бретань с юга пришла истинная неолитическая культура. Нет ничего невозможного в том, что многие строители мегалитов приплыли морем вдоль южных берегов Галлии. Распространение простых коридорных гробниц служит тому подтверждением – практически все они расположены на побережье (рис. 5). Максимальная концентрация коридорных гробниц наблюдается в департаментах Локмариакер, Карнак и Киберон, между заливом Морбиан и рекой Этель. Здесь найдено более ста коридорных гробниц, свидетельствующих о значительной плотности населения. Без сомнения, среди тех, кто прибыл сюда морем, было много таких, кто не пожелал странствовать дальше. В результате количество населения значительно выросло, и это может служить объяснением того, почему в этом районе обнаружено большое количество усовершенствованных типов мегалитических сооружений. Таким же образом некоторые племена, путешествовавшие вверх по течению реки Вилен и ее притокам, могли высадиться на берег в устьях этой реки и Луары. На западе коридорные гробницы снова помогают нам увидеть следы передвижения племен. Они рассеялись вдоль побережья, между реками Этель и Блаве в Морбиане. Кроме того, коридорные гробницы также обнаружены на острове Груа. В самом районе Бигуден, на западной оконечности южного Финистера, коридорные гробницы встречаются в большом количестве. Продолжая свои странствия, мегалитические люди населили западное и северное побережья Арморики, однако плотность населения здесь невелика. Исключение представляет полуостров Крозон, на котором обнаружено значительное количество находящихся в различной степени сохранности простых коридорных гробниц. После этого пункта подобные коридорные гробницы иногда встречаются вдоль берегов Леона и на близлежащих островах. В Морле коридорные гробницы почти не встречаются, за исключением двух больших каирнов в Барненез, возвышающихся в устье реки. Один из каирнов включает не менее одиннадцати коридорных гробниц, стоящих бок о бок. После погребений в Кот-дю-Нор простые коридорные гробницы теперь можно встретить только на Нормандских островах и в Кальвадосе. Расположение коридорных гробниц с точки зрения топографии – фактор постоянный. Гробницы редко встречаются в низинах или у воды. Они всегда располагаются на гребнях холмов или возвышенностях. Даже в тех районах, где перепады высот незначительны, коридорные гробницы расположены там, где присутствует хотя бы небольшая возвышенность (фото 8, 9). Коридорная гробница состоит из галереи, ведущей в камеру. Подобные погребения можно разделить на два типа, в зависимости от длины коридоров (рис. 6, 7, 8а, 8б). Разумеется, есть множество промежуточных ступеней между коридорными гробницами с самыми короткими коридорами (которые могут быть всего 1 метр) и теми, где длина коридора может достигать 10 метров, как в Барненез, или даже 14 метров, как в Гавринисе (Морбиан). Симметрия сооружений зависит от того, каким образом камера соединяется с галереей. Если и камера, и галерея имеют одинаковые оси, мегалит совершенно симметричен. Однако очень часто сооружение имеет форму «р» или «q», в зависимости от того, находится камера справа или слева от галереи. Сама камера может иметь разные формы. Обычно она круглая. Если ортостаты, что обрамляют ее, расположены под четко видимыми углами друг к другу, камера – прямоугольная или многоугольная. В последнем случае одна из сторон сформирована большим блоком под прямым углом к оси галереи. Существуют также трапециевидные камеры. Размеры камер в значительной степени варьируются. Самая маленькая коридорная гробница имеет камеру площадью от 3 до 4 квадратных метров, самая большая – площадью до 16 квадратных метров. В основном площадь камеры зависит от материала, из которого сооружались коридорные гробницы. Как правило, бретонские коридорные гробницы возводились из больших каменных блоков. Чем крупнее ортостаты, тем труднее построить круглую камеру, которая в результате становится прямоугольной или многоугольной. Однако не все коридорные гробницы были возведены из ортостатов. Зачастую галерея и камера были выложены сухой кладкой. В этом случае камеры преимущественно были круглыми или овальными. Стены такого типа иногда усилялись изнутри ортостатами, используемыми в качестве подпорок. В некоторых случаях, например в коридорной гробнице в Иль-Карн (Финистер), где стены галереи и камеры сложены сухой кладкой, галерея была закрыта с обоих концов небольшими стенками той же конструкции. В других случаях галерея может быть просто замурована. Чтобы накрыть сверху камеру, выложенную сухой кладкой, часто прибегали к сооружению выступов (фото 5, 6). Подобная конструкция по форме напоминает конус, иногда довольно высокий, а его вершина увенчивается большим камнем. В некоторых случаях техника выступов позволяла соорудить относительно невысокий усеченный конус с большой плитой на его вершине. Коридорные гробницы, стены которых состоят из крупных каменных плит, венчают своды двух различных конструкций. Обычно на ортостаты просто водружали большой плоский камень. Эти камни порой достигали гигантских размеров. В Мане-Люд, Локмариакер (Морбиан) эти каменные плиты гораздо больше, чем площадь камеры. Однако чаще все же встречаются своды, образованные выступами, видимо, по причине нехватки достаточно больших каменных плит. Надо сказать, что, какая бы система сооружения свода ни применялась, высота камеры всегда была больше, чем высота галерей. В некоторых случаях потолки галерей были ниже, чем при входе в камеру. Пол коридорных гробниц обычно чем-то выстилался. Это мог быть слой плоских, тщательно уложенных камней, как в Гавринисе и Мане-Люд, Локмариакер, или простой слой едва выровненных камней, как в Барненез. Перед укладкой камней пол гробницы выравнивался либо гравием, либо глиной. Интересным представляется вопрос о расположении гробниц. Даже если не все они сориентированы в одном и том же направлении, их оси почти всегда лежат между 90 и 180 градусами – вход в галерею направлен на восток, восток-юго-восток, юго-восток, юго-юго-восток или юг. В очень редких случаях отверстие входа смотрит на север, как в небольших погребениях Киберона (Морбиан). Коридорные гробницы могут иметь, а могут и не иметь накрывающий их курган. Если такой курган существует, он полностью покрывает сооружение. Высота курганов многих коридорных гробниц не больше высоты плит, образующих свод. В этом случае трудно сказать, то ли это остатки кургана, который со временем просто разрушился, то ли это особая конструкция кургана. Нельзя исключать и то, что со временем курган мог полностью исчезнуть. Коридорные гробницы обычно накрыты круглыми курганами, кроме тех случаев, когда несколько коридорных гробниц находятся рядом и имеют один общий курган. Если коридорная гробница достаточно протяженная, ее камера обычно находится в центре кургана, прямо под его вершиной, а галерея выходит на поверхность в конце кургана. Коридорные гробницы с короткими галереями могут иметь камеру в центре кургана, так что галерея на поверхность не выходит, либо камера гробницы может располагаться в стороне от центра кургана, так чтобы вход в галерею находился рядом с границей кургана. Хотя, как правило, в круглом кургане обнаруживается лишь одна коридорная гробница, иногда их насчитывается две или три вместе и сгруппированы они таким образом, чтобы использовать малейшее свободное пространство. В Мане-Керионед, Карнак (Морбиан), три коридорные гробницы расположены в форме лошадиного копыта: две – параллельно, а третья расположена между двумя другими под прямым углом к ним (фото 9). Большой каирн в Барненез включает одиннадцать коридорных гробниц, накрытых одним длинным курганом (рис. 9). Эта группа представляет особый интерес, так как демонстрирует все разнообразие конструкций. Камеры, накрытые сводами, образованными с помощью выступов, соседствуют с камерами, накрытыми каменными плитами. В сооружении некоторых коридорных гробниц использовались большие каменные блоки, других – более мелкие камни. Выступы могут образовывать либо крутой свод, либо более плавный и могут покоиться на круглых стенах сухой кладки или на крупных ортостатах (фото 5, 6). Одна из коридорных гробниц особенно интересна из-за ее структуры, довольно необычной для Арморики: перед камерой находится «прихожая», которая расположена в конце галереи, построенной методом сухой кладки с подпорками, сама камера сооружена из гигантских ортостатов, поддерживающих плиту свода впечатляющих размеров. Все входы в галереи этого обширного каирна открываются на юго-восток. Великолепные сооружения Барненез говорят о том, что, несмотря на довольно многочисленные вариации, простая коридорная гробница происходит от одного основного вида. Вне всякого сомнения, вариации являются следствием потребности в ней той или иной конструкции или прихотью строителей. Они ни в коем случае не представляют собой типологические группы. Искусство коридорных гробниц В Арморике есть много примеров орнаментированных коридорных гробниц, в особенности в Морбиане – всего около двух десятков. В основном орнамент состоит из рисунков, выгравированных на каменных плитах, из которых сложены мегалитические гробницы, – на ортостатах или на плитах, образующих свод. Гравировка производилась самыми разными способами. В некоторых случаях линии были выдолблены, как в Гавринисе, Лармор-Баден (фото 39, 40). В других случаях камень был просто покрыт точками и рисунок не имел рельефа. При последнем методе декорирования использовалась разница в тонах. Коридорная гробница H в Барненез демонстрирует обе эти техники. Рельефный декор встречается относительно редко. Однако некоторые из камней сооружения в Гавринисе несут на себе такого рода украшения (треугольные топоры со скошенными лезвиями), также это можно видеть в коридорной гробнице в Петит-Мон, Арзон (две рельефные человеческие ступни в прямоугольном картуше – некоторые ученые считают, что декорирование было выполнено через некоторое время после постройки коридорной гробницы). При декорировании коридорной гробницы использовалось несколько мотивов, которые представлены в большом количестве вариаций (рис. 10). Наиболее часто встречается изображение топора или тесла. Обычно топор изображается в виде вертикального или горизонтального равнобедренного треугольника без каких-либо морфологических деталей. Однако топоры, обнаруженные в Гавринисе, имеют явно скошенное лезвие, подобно топорам из больших курганов в регионе Карнак, относящимся к гораздо более позднему времени (фото 40). Если нет изображения рукояти, треугольники всегда вертикальные. Если рукоять есть, они могут быть либо вертикальными, либо горизонтальными. Рукоять обозначается одной линией, и тот ее конец, что ближе к обуху топора, изогнут как крюк. Примеры этого можно увидеть в Мане-Керионед и в Петит-Мон, Арзон (фото 11). В сооружении, называемом «Стол Торговцев», в Локмариакере (Морбиан) и в Гавринисе, Лармор-Баден, рукоять нарисована двойной линией (фото 12). Значки в форме креста, иногда несимметричного, которые обнаруживаются в Арморике довольно часто, также считаются очень стилизованными изображениями топоров с рукоятями. С той же частотой встречается знак в виде буквы «U» или двойной «U». Обычно его интерпретируют как «хомут», также может быть, что он представляет собой изображение рогов скота. Несмотря на то что часто этот знак обнаруживается по отдельности, встречается и несколько «хомутов», объединенных или наложенных друг на друга, как в Мане-Люд, Локмариакер, где они особенно многочисленны. В некоторых коридорных гробницах Морбиана можно обнаружить изображения, напоминающие лодку с высоким носом и кормой и вертикальными линиями, символизирующими мачты, хотя подобная интерпретация представляется сомнительной и с ней не все соглашаются. В Петит-Мон, Арзон, к такому кораблю без мачты пририсован «парус». Возможно, эти предполагаемые корабли были ритуальными суднами, увозящими прочь души умерших. Чтобы защитить останки покойного от злых духов или расхитителей погребений, один из ортостатов в камере Н в Барненез несет на себе изображение лука, помещенное таким образом, чтобы казалось, будто он нацелен в галерею, единственно возможный вход в гробницу. Волнистые или прерывистые линии в некоторых сооружениях встречаются довольно часто. Они могут быть расположены как вертикально, так и горизонтально. В Гавринисе они изображают змеек, обращенных друг к другу (фото 40). Если линии расположены горизонтально, они, по всей вероятности, изображают стилизованные волны. Одним из наиболее интересных рисунков является изображение фигуры, которая может иметь форму трапеции, треугольника или дуги. Этот рисунок обычно сопровождается различными дополнительными элементами, изображенными по отдельности или вместе: расходящиеся линии, короткие или длинные, расположенные над рисунком; острый клюв; боковые «ручки» или «уши», а также насечки над ушами. Этот мотив часто интерпретируется как стилизованное изображение Богини-матери с волосами, носом и ушами. Иногда его считают изображением горшка с ручками и с торчащими из него колосьями пшеницы. Опять-таки существует предположение, что это может быть изображение корабля (по ассоциации с корпусом корабля в Петит-Мон, Арзон). В этом случае «клюв» может представлять собой верхушку мачты, «волосы» – ленты, развевающиеся на ветру, а насечки и ручки предназначены для крепления такелажа. Размер и расположение этой сложной фигуры варьируются. В Мане-Рутуаль, Локмариакер, этот рисунок выгравирован на огромной каменной плите, образующей свод камеры, и имеет большие размеры. В «Столе Торговцев» весь огромный ортостат в конце камеры, заостренный по форме, представляет собой «парус» (фото 13). На его тыльной поверхности выгравировано центральное и боковые кольца, на передней поверхности изображен щит, декорированный лентами с внешней стороны, а с внутренней стороны четырьмя рядами рельефных крюков, расположенных по обе стороны вертикальной оси. Некоторые из символов чрезвычайно трудно интерпретировать. Среди них, например, линии, которые пересекают друг друга без какого-либо видимого порядка. Общий вид напоминает топографическую карту, и это является наиболее предпочитаемой гипотезой. Назначение крюкообразных линий и углов, несмотря на всю их простоту, также недоступно для понимания. Может быть, они просто являются производными от знаков, изображающих топоры. Простые геометрические формы, такие, как концентрические полукружия, не представляют такой проблемы. Коридорная гробница в Гавринисе щедро декорирована подобными рисунками. Каждая основа представляет собой настоящее живописное полотно, выполненное с замечательным мастерством. Вместо беспорядочно нанесенных гравировок, как часто бывало в больших коридорных гробницах (например, в Мане-Люд, Локмариакер), здесь элементы орнамента расположены в продуманной композиции. За исключением Гавриниса, подобное изящное декорирование коридорных гробниц больше нигде не встречается. Вероятно, рисунки, обнаруженные в гробницах, представляют собой определенные абстрактные идеи, проявляющиеся в наивной стилизации самых обычных объектов – стилизации, которую мы не всегда в состоянии понять и которую легко можем неверно истолковать. Датировка коридорных гробниц Поскольку коридорные гробницы неоднократно использовались в течение длительного времени и порой подвергались расхищению, эти сооружения могут предложить не так уж много материала, который бы помог нам установить дату их возведения. Исключение представляет собой коридорная гробница в Иль-Карн (Финистер), плотно замурованная и содержащая около трех дюжин черепков периода «начального» неолита и несколько кремневых орудий вместе с кусочками древесного угля. Этот уголь, обнаруженный в камере между выстилавшими ее пол камнями, с помощью радиоуглеродного метода был датирован 3030 ± 75 г. до н.э. Эта цифра соответствует дате 3140 ± 60 г. до н.э., уже упоминавшейся нами в связи со стоянкой в Курни, чьи обитатели определенно были строителями мегалитов. Таким образом, можно говорить о том, что коридорные гробницы в Бретани появились задолго до 3000 г. до н.э. (а значит, даже раньше, чем в Иберии), вскоре после появления атлантической неолитической культуры. Глава 4 Халколитическая культура Арморики Хронологию появления первых предметов из металла археологи определяют различными методами. Некоторые ученые приписывают появление этих объектов началу бронзового века, другие считают необходимым ввести понятие «медный век», предшествовавший бронзовому. Мы предпочитаем придерживаться современного взгляда на эту проблему, который определяет халколитическую культуру как культуру, перекрывающую две главные фазы неолитической культуры. Таким образом, в данном случае нас интересует начало распространения металла в довольно ограниченном масштабе: период раннего и среднего бронзового века (курганная культура). Халколитическая культура проявляет себя в предметах, изготовленных из мышьяковистой меди, в западноевропейских зазубренных кинжалах и плоских топорах, предметах из золота и некоторых других орудиях, связанных с культурой кубков. Культура кубков Армориканские кубки (vases campaniformes), по всей видимости, имеют испанское происхождение. В самом деле, между галицийской и армориканской группами кубков наблюдается поразительное сходство. Связь между этими культурами, должно быть, осуществлялась через море, что в тот период было в порядке вещей (рис. 11). Армориканская группа может быть произвольно разделена на две подгруппы: подгруппа «прототипов» и подгруппа «имитаций», хотя это разделение не имеет хронологических границ. Сосуды-«прототипы» очень красивы, как с точки зрения их орнаментирования, так и с точки зрения тонкости работы (фото 14, 15). Они окрашены в красный или оранжевый цвета, украшены тонкими глянцевыми полосками. Линии узора, нанесенные еще на мягкую глину, иногда покрыты белым веществом, которое делает орнамент более отчетливым. Глина однородная, красная и превосходно обожженная. Формы сосудов постоянны. Дно немного вогнуто, контур S-образный с различной степенью изогнутости, так что иногда стенки сосудов почти вертикальны, а порой, наоборот, извилисты. Таким образом, сосуды весьма отличаются друг от друга: некоторые высокие и стройные, другие широкие (рис. 12). Декорирование кубков является классическим. Подобное встречается и на юге Франции, и в Иберии. В основном рисунок состоит из орнамента, выполненного в технике pointilе с помощью гребня с квадратными зубьями. На некоторых сосудах можно определить длину гребня и количество зубьев. Гораздо реже использовались шнуры, оставлявшие характерные наклонные отпечатки. Узоры, как правило, состоят из параллельных линий, которые иногда замыкаются. Чаще служат для того, чтобы оттенить чередующиеся ряды насечек, и изображаются наклонными точечными линиями (рис. 13). Насечки могут быть заменены треугольниками или зубцами. Реже встречаются клетчатые узоры с несколькими рядами противоположных треугольников. Эти превосходные образчики кубков часто имитировались местными гончарами, которые, однако, копировали их довольно неуклюже, – без сомнения, причиной тому было то, что они привыкли создавать более грубые по форме сосуды, такие, как «цветочные горшки» позднего неолита. Эти сосуды часто имеют толстые стенки и плохо обожжены, отшлифованы или нет, матовые, желтые или коричневатые. Черепки часто содержат крупные фрагменты кварца и слюды. Они производят впечатление грубо сработанных изделий, но формы их довольно точно копируют прототипы. Орнаментирование очень похоже – узор также сделан с помощью гребня или шнура, но не так отчетлив. Рисунок нечеток из-за неровности стенок сосуда. В галерейной гробнице в Керборе (Кот-дю-Нор) был обнаружен большой сосуд, почти целый и определенно принадлежащий к культуре кубков. У этого сосуда S-образный профиль, и он очень похож на прекрасные кубки с типичным узором – параллельные линии с наклонными пунктирными насечками. Этот кубок не очень отличается от «cazuelas» Иберийского полуострова. В гробницах Кербора и Гра-Ниоль, Арзон (Морбиан), были обнаружены фрагменты другой декорированной посуды того же типа. В сооружениях в Пловане (Финистер) и в Керборе были найдены крупные сосуды, отличающиеся по форме от описанных выше. Они также несколько отличаются и от многочисленных ладьевидных сосудов, характерных для поздней неолитической культуры Арморики. Найденные сосуды имеют отчетливую ладьевидную форму и плоское или слегка вогнутое дно. Эти чаши красноватого или коричневатого цвета не орнаментированы, как правило, имеют довольно тонкие стенки и немного напоминают изящные кубки. В Арморике эти сосуды принадлежат халколитической культуре, к относительно редко встречающимся местным разновидностям ладьевидных сосудов. Комплекс культуры кубков Существует ряд предметов, которые обычно встречаются вместе с кубками: небольшие зазубренные западноевропейские кинжалы, нарукавники лучников и пуговицы с V-образной перфорацией. В действительности все эти предметы вместе встречаются очень редко. В этом отношении погребальный инвентарь, обнаруженный в галерейной гробнице в Пенкере, Плозеве (Финистер), представляет собой исключение, так как, кроме предметов, относящихся к поздней неолитической культуре, в гробнице были найдены чаша, кинжал из мышьяковистой меди, нарукавник и пуговица с V-образной перфорацией. В галерейной гробнице в Моелане (Финистер) были объединены два элемента: кинжал и нарукавник. В других погребениях с чашами был обнаружен только один объект. Зазубренные западноевропейские кинжалы – единственные металлические предметы, непосредственно связанные с кубками (рис. 14). В Бретани было обнаружено не так уж много подобных кинжалов. Мы можем насчитать лишь одиннадцать подобных предметов, причем некоторые из них сомнительной подлинности. С точки зрения типологии эти кинжалы бывают двух основных видов: короткие (от 7 до 8 сантиметров), с четким хвостовиком и длинные (от 12 до 15 сантиметров), где хвостовик выделяется не так явно. Кинжал из Пенкера, Плозеве, принадлежит к длинной разновидности, носит следы рукояти, ныне утраченной. Короткие кинжалы с четко выраженным хвостовиком, по всей видимости, отмечают переход к наконечникам копий, образчик которых был найден близ Нанта, вместе с плоскими топорами (фото 25). Этот предмет очень похож на кинжал из мегалитической гробницы в Керкадоре, Локмариакер (Морбиан), и принадлежит к тому же виду, что и португальские кинжалы. В нашем распоряжении есть лишь один полный анализ этих кинжалов, основанный на образце, найденном в коридорной гробнице C в Барненез. Этот анализ выявил повышенное содержание мышьяка (2,34%), а металлографическая экспертиза показала, что кинжал был изготовлен путем ковки нагретого металла. Нарукавники лучников представляют собой пластины сланца, как правило, прямоугольной формы, одна поверхность выпуклая, другая – плоская (рис. 15). Эти предметы использовались для защиты запястья лучника от отдачи тетивы и, разумеется, подразумевают использование этого вида оружия. На каждом конце у них находятся биконические отверстия, предназначенные для закрепления нарукавников на одежде. Здесь мы снова видим две разновидности нарукавников: короткие и широкие (60–80 на 30–35 миллиметров) и длинные и узкие (110 на 25 миллиметров). Всего в Бретани было обнаружено тринадцать таких предметов. Вне всякого сомнения, к ним можно причислить и золотую пластину, найденную в Мане-Люд, Локмариакер (Морбиан). В этой пластине шесть небольших отверстий на каждом конце. По всей вероятности, она когда-то крепилась к коже или ткани. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/per-rolan-zhio/bretoncy-romantiki-morya/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.