Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Омега Андрей Валентинов Ноосфера #2 В этом мире – много миров. В этом мире нет Прошлого, оно еще не наступило, оно ждет. Войска НАТО высаживаются в Крыму, три разноцветные таблетки покоряют Время, плато Караби не спешит открывать древние тайны. Где ты окажешься, что выберешь? Кто станет твоим пророком – маркиз де Сад или Тейяр де Шарден? Хорошо ли быть майором Арлекином, террористом-клоуном, над которым никто не смеется? В новом романе Андрея Валентинова встречаются герои «Созвездья Пса» и «Сферы». Место встречи – недостижимая Точка Омега. Андрей Валентинов Омега «Столько маяться, – бормотал полковник Аурелиано Буэндиа. – Столько мучиться, и все для того, чтобы шесть педерастов убили тебя, и ты ничего не можешь поделать». Он все повторял и повторял эти слова, а капитан Роке Мясник, приняв его ярость за пыл благочестия, решил, что он молится, и был тронут.     Габриэль Гарсия Маркес. Универсум – Будущее – может быть лишь сверхличностью в пункте Омега.     Пьер Тейяр де Шарден ПАПКА I. АД И РАЙ. 1-9 августа 2004 г. Файлы 1-25. ФАЙЛЫ ИЗ НОУТБУКА 1. 9 июля 2002 г. В пакистанской провинции Пенджаб старейшины приговорили 18-летнюю учительницу Мухтиар Маи к групповому изнасилованию. Несчастная девушка подверглась столь зверскому наказанию лишь за то, что ее младший брат, принадлежащий, как и она сама, к племени гуджар, был замечен рядом с девочкой из племени мастой, имеющего более высокое социальное положение. При большом скоплении народа на центральной улице поселка девушку раздели и подвергли экзекуции. А через час, когда четверо негодяев закончили свою «работу», ее, измученную и опозоренную, отправили домой без одежды. Никто из односельчан не осмелился вступиться за несчастную, спокойно наблюдая за выполнением приговора. 2. Святой Федор Стратилат убил змея вблизи города Гераклея Понтийская (совр. Эрегли). В. Х. Кондараки в своем труде «Универсальное описание Крыма» сообщил, что в 1828 году евпаторийский исправник подал донесение, в котором писал о появлении в уезде огромной с заячьей головой и подобием гривы змеи, нападавшей на овец и высасывающей у них кровь. Две змеи были убиты местными татарами, считавшими, что змеи приплыли из жарких стран. Уже в ХХ веке наблюдал «фантастичнейшего из фантастичнейших» змея известный писатель Всеволод Иванов. Но наиболее интересные и полные данные имеются о так называемом «Карадагском феномене»… 3. Небо никогда не вмешивается в дела людские, и гнев небесный – это лишь гнусное орудие лжи и суеверия. Бога нет, и наказания и награды, основанные на этом призраке, достойны такого же презрения, как Он сам. В самом деле, если бы существовал какой-нибудь Бог, которого оскорбляет порок, разве дал бы Он человеку возможность творить зло? 4. Симферополь, 27 июня 2003 года. Из источников, близких к командованию UkrFOR, сообщается, что в ближайшее время будет издана новая инструкция, касающаяся поведения военнослужащих в плену. Теперь в случае пленения солдаты и офицеры группировки обязаны сообщать не только свою фамилию и личный номер, но и национальную принадлежность, причем на двух языках – русском и родном. Эта инструкция, без сомнения вызовет неоднозначное отношение среди стран НАТО, учитывая, что такие полевые командиры, как уже ставший «черной легендой UkrFOR» майор Арлекин проводят «сегрегацию» пленных… АД 1 августа 2004 г., Крым, вблизи села Лучистое. Пришлось объяснить, что расстрел – такой же вид боевых действий, как и все прочие, поскольку не в меньшей мере служит задаче материального и морального сокрушения противника. Значит, и в этом случае требуется соблюдать уставы и приказы. Нарушение их, в свою очередь, карается по законам военного времени. Я старался говорить как можно более занудно, без всякого выражения. Крик не подействует, если же повысить голос, обратят внимание на тон, а не на смысл. Вид у ребят был, признаться, невеселым. Я успел подумать, что Суббота зря назначил на исполнение именно их, новичков, да еще после первого боя. Но отменять приказ – худшая педагогика. Все четверо из Симферополя, в отряд прибыли неделю назад. Имен, к сожалению, еще не запомнил. В последние месяцы я почти бросил эту преподавательскую привычку. Пусть остаются безымянными, как и десятки тех, что были до них. После войны вряд ли встретимся, а похоронки в отряде не оформляют. Итак, я напомнил, что смысл расстрела военнопленных не только в наведении ужаса на противника. Это действует лишь в первое время, а после начинается психологическое привыкание, более того, у опытных солдат появляется ожесточенность, что увеличивается стойкость врага. Поэтому мы применяем расстрел лишь к военнослужащим некоторой части вражеского контингента. Результат очевиден: все, кроме американцев и англичан, предпочитают не сражаться до последней крайности, а сложить оружие, зная, что смерть им не угрожает. Предупреждая неизбежный вопрос, я пояснил, что в данном случае отношение к пленным зависит не от международных конвенций, а исключительно от нашей доброй воли. Державы-оккупанты не объявляли войну нашей стране, значит, их военнослужащие юридически являются вооруженными разбойниками. Кажется, ребята начали успокаиваться. Дело не в общеизвестных вещах, о которых шла речь. После горячки боя они вновь ощутили обыденность, рутинность происходящего. Расстрел – просто боевая работа, их отделение – дежурное. Эмоции будут после победы. Остальное я вполне мог доверить Субботе, но предпочел уточнить лично. Правила расстрела разработаны давно, и нарушаться не будут. Акцию лучше всего проводить возле ямы, для чего вполне годится, скажем, дорожный кювет. Объекты исполнения снимают одежду, им связывают руки за спиной, после чего они становятся на колени лицом к упомянутой яме. Расстрел производится индивидуально, выстрелом в углубление между затылком и шейным позвонком, что сводит предсмертные мучения до минимума. Кроме того, сила выстрела отбрасывает тело вперед, избавляя исполнителя от необходимости чистить одежду от крови. Когда бойцы, откозыряв, скрылись в темноте, я, наконец, сообразил, что не один. Лолита была уже рядом, не иначе пряталась все это время за ближайшим деревом. Так и оказалось – божье наказание самым невинным тоном поинтересовалось, когда «исполнение» поручат ей. Она, боец Лолита, в отряде второй месяц, стреляет же, как недавно выяснилось, значительно точнее многих офицеров – включая меня самого. Самое время было дать гюрзе по шее, причем от всей души, но я вдруг понял: подобного она и ожидает. Поэтому ограничился вопросом – желает ли боец Лолита всю жизнь вспоминать взгляд первого из тех, кого придется убить. Именно первого – с остальными будет легче, но первый останется с ней навсегда. Поэтому и завязывают приговоренным глаза, но подобное не входит в нашу стандартную процедуру. Кажется, дошло. Знакомое фырканье – и божье наказание, резко повернувшись, исчезло во тьме. К сожалению, ненадолго. Неподалеку ударил выстрел. Всего их будет три – и еще столько же контрольных. Этим Суббота займется сам. Нехорошо так думать о ближнем своем, но с недавних пор стало казаться, что упомянутая «стандартная процедура» доставляет моему заместителю какое-то странное удовольствие. * * * – Кем ты пожертвуешь первым – Аргонцем или Субботой? – Почему я должен кем-то жертвовать? Лолита тихо дышала рядом. Как и обычно, пришла без спросу, бросила спальник на траву. Карематами в отряде не пользовались – хоть и небольшой, но лишний вес. И лето в этом году выдалось на диво теплым. Заснуть, впрочем, не удавалось – ни ей, ни мне. – Ты не ответил. – А ты спальник застегнула? Простудишься еще! – Ты не ответил! До подъема оставалось всего ничего, но этого пока не знал никто, кроме меня и Аргонца. Трофейные машины ждали в соседнем ущелье, и я решил рискнуть – проскочить до рассвета на Караби. Блок-пост за Лучистым взял на себя Казачок. Пора бы ему позвонить… – Субботу отдам последним. – Так и знала! Кажется, не угадал. И не угодил. А ведь у Лолиты с моим заместителем почти дружба, при виде же Аргонца она только что не рычит. Не всегда, правда – жаловаться на жизнь отправляется исключительно к командиру первого взвода. Пойми этих женщин! К счастью, ее вопрос из серии исключительно теоретических. Пока что. …Старшему лейтенанту Аргонцу и довелось доложить о появлении этой наглой худобы без особо заметных половых признаков, зато с кольцом в левой ноздре. Из Симферополя прибыли добровольцы, и вот среди них, а точнее, впереди них всех… Аргонец ничего не сказал, лишь глазами повел. Я решил долго не разбираться, и, заметив, что только Лолиты в отряде не хватает, велел заброде убираться домой, причем немедленно и не оглядываясь. На это мне было тут же заявлено, что она – совершеннолетняя, стрелять умеет, домой же в любом случае не вернется. В отряд Шевченко ее приглашали и даже звали. Очень. Я поглядел на Аргонца, тот сделал вид, что смотрит в сторону, потом дернул плечами. Я понял – к орлам Шевченко отпускать девицу нельзя. А вот мы, кажется, влипли. Кольцо из носа довелось изъять в тот же вечер, как и выдать первое (оно же пока последнее) боевое задание: носить мой ноутбук. Когда пришло время выбирать псевдоним, она назвалась Лолитой. Никто особо не удивился – клички у всех в отряде были странные. * * * – А почему ты все-таки Арлекин? Я невольно вздрогнул – наши мысли совпадали слишком уж часто. – Уже объяснял. – Что нужно быть смешным для всех? Ага! Но если серьезно? – Аллекино – призрак Дикой Охоты из французских легенд. Данте называет его Эликен. Имя одного из бесов. – Барон Суббота, Аргонский Пес, Аллекино… Старые дяди не доиграли в войнушку. – Теперь доиграем. Ночь, странно темная даже для летнего Крыма, тянулась и тянулась, светящийся циферблат «Командирских» горел мертвым зеленым огнем, можно было еще немного полежать, глядя на черные кроны над поляной, слушая, как дышит Лолита. Если Казачок не справится, придется пробиваться. Не хотелось, и так нашумели. На Караби надо прийти тихо, не спугнуть. Операцию готовили две недели, Аргонец лично ходил в разведку… – Почему ты запрещаешь ставить палатки? Неужели замерзла? Поганому поросенку и в Петров пост морозно. – Так велел Наполеон. – Наполеон, товарищ майор, велел располагать армию биваками. Комранэ ву? Би-ва-ками! И палатки запретил ставить только на виду у противника, чтобы тот не подсчитал количество солдат. А бивак – это в первую очередь костер. И где наш костер? – При Наполеоне не было вертолетов. А ты откуда это знаешь? С Лолитой лучше не связываться. Суббота попытался в первый же день блеснуть интеллектом, назвав ее при всех «дамочкой с „Эмдена“. И мгновенно получил в лоб: история про ненормальную особу, стремившуюся попасть на немецкий рейдер „Эмден“ – обычная газетная байка, а о чем уже давно писали серьезные историки. А книги Бунича читать вредно. Суббота скис. Ненадолго, правда. – С Аргонцем вы дружили еще до войны? Лет десять? – Двадцать. На Караби меня интересовала метеостанция, вернее, то, что прежние годы было ею. Сейчас там у американцев нечто очень серьезное – настолько, что даже не упоминается в обычных документах. Еще что-то они прячут в Пчелином, но туда лучше пока не соваться. Пока – или уже. Кажется, все-таки уже. – Арлекин! Если я все-таки засну… – Не заснешь. Циферблат! Мертвый зеленый огонь. – Подъем! ФАЙЛЫ ИЗ НОУТБУКА 5. Альфред Уоткинс, археолог-любитель, фотограф и знаток сельской Англии, стал создателем так называемой «теории леев». Летом 1921 года он посетил деревню Блэкуордайн в своем родном графстве Хирфордшир. Взглянув на карту, он с удивлением заметил, что несколько вершин холмов, увенчанных древними руинами, можно было соединить прямой линией. В дальнейшем Уоткинсу удалось открыть гигантскую систему прямых линий, соединяющих все примечательные места в окрестностях. Вершины холмов, церкви, стоящие камни, перекрестки дорог, средневековые замки, погребальные курганы и другие освященные временем места, представали перед ним в переплетении линий, образующих сложную систему, похожую на паутину. Спор о леях стал одним из самых сложных и неразрешимых в современной исторической науке. 6. В ингредиенты порошка зомби входит морская жаба Борджия, жалящий морской червь Полихет, травы, кости черепа недавно умершей мамбо и, главное, рыба-собака (Diodon hisrtix). Все это тщательно перемешивалось и перемалывалось в течение трех дней под ритуальные песнопения до образования однородного желтоватого порошка. Полученное вещество опускалось на один день в гроб с покойницей (у которой ранее была изъята голова) для пропитывания состава исходящей из трупа силой. Порошок не подмешивался в пищу, как считалось ранее, а наносился на кожу, через 10-15 минут жертва колдовства псевдоумирала, а унган призывал духа смерти – Барона Субботу, который помогал ему запечатать душу несчастного в бутыль, пробкой для которой служил предмет, ранее принадлежавший заживо погребенному. Весь процесс зомбирования в лабораторных условиях воспроизвести пока не удалось, но химический анализ порошка показал, что большую часть составляет нервно-паралитический яд – тетродотоксин, превышающий уровень воздействия цианистого калия в 500 раз… 7. Соображение по перевооружению отряда (май 1999 г.). Если ориентироваться на трофейный калибр, то:.308 (7.62*51) и.223 (5.56*45), второй распространеннее, первый надежнее для условий леса. – Автоматы – М16, Фамас, Штейр (.223), Фал, М14, Хеклер-Кох Г3 (.308). – Пулемет ФН Миними, ХК-23Е (.223), М60, ЧЗ58, ХК-21Е (.308). Отечественные образцы: «Калаши» и СКСы. ФАЛ хорош и достаточно надежен, но трофейные патроны.308 не всегда будут. Снайперки СВД-С и СВУ. Единый пулемет ПКМ. Для поддержки – РПК, диски лучше китайские (по 100 против наших 75-ти). Тяжелый пулемет («Утес», «Корд»). Против вертолетов – ПЗРК «Игла», та же «Стрела», но легче. Для прицельного огня по бензобакам: Баррет-82, Штейр-50, Геката-2 или венгерский «Гепард» в калибре.50. Браунинг 12.7*99. РАЙ 1 августа 2004 г. Крым. Караби-яйла. Рабочая тетрадь, С. 21. Харьковский Национальный университет им. В. Н. Каразина. Горно-крымская комплексная экспедиция. Июль-август 2004 г. Отряд «Омега». 1 августа отряд прибыл на Караби-яйлу и расположился в пом. бывш. метеостанции. В дальнейшем (в зависимости от погодных условий) предполагается разбить лагерь в районе горы Иртыш. Состав отряда прежний. Основные цели работы: 1. Продолжение исследований 2002—2003 г г. по комплексному изучению южной части яйлы, в том числе системы византийских укреплений (т н. Длинные Стены) и окрестностей горы Иртыш, где предполагается наличие остатков поселения. 2. Проверка теории «крымских леев» с использованием картографического и иных доступных методов. Примечание: Давняя идея-фикс Бориса и Андрюса. Не относился всерьез (в значительной степени под влиянием Влада), считая ее чем-то вроде сказок о «крымских пирамидах». Но находки последних лет, в т. ч. обнаружение «Второй Крипты» неподалеку от монастыря Шулдан, заставляют задуматься. Очевидно, что система ближней и дальней обороны Херсонеса, а также поселения на его хоре, укладываются в пределы «большого треугольника леев»: Первая Крипта (Херсонес), Вторая Крипта (Шулдан), Святилище Девы-Георгиевский монастырь (мыс Фиолент). Внутри «треугольника» (якобы!) тоже прослеживается четкое деление. Вместе с тем, исследование херсонесского «треугольника» затруднено современной застройкой местности и наличием закрытых (военных) зон. Караби-яйла в этом отношении перспективнее. 3. Палео– и криптозоологические исследование плато Караби. Проверка информации о т н. мустангах, Большой Собаке и «змеиных лазах». Примечание: Идея Анны, потому и напросилась. Следить, чтобы без спросу никуда не совалась. Пусть носит ноутбук!.. АД 2 августа 2004 г., Крым, Караби-яйла, бывшая метеостанция. Где-то возле дороги еще стреляли, упорный пулеметчик все не хотел умирать, но здесь, за разбитыми кирпичными стенами, было уже тихо. Суббота, поскользнувшись в кровавой луже, успевшей растечься прямо посреди комнаты, помянул Петровский загиб, а затем не без сожаления констатировал, что на такой войне заработать трудно. Оборудование спутниковой станции, которое мы разнесли в первые же минуты, стоило несколько миллионов, и документы из взорванного сейфа наверняка тянули не на меньшее. Воюем, как дикари! Варвары, дикое скопище пьяниц. После боя от Субботы можно услышать и не такое, поэтому я лишь присовокупил, что им не упомянуты пленные, которых вполне можно было продать в рабство. Или держать в заложниках, подобно нашим коллегам в Ираке, требуя выкуп и красуясь на Интернет-сайтах. Кому война, кому – мать родная. Суббота поморщился и явно хотел ответить дежурной гадостью, но тут на пороге появился Аргонец, оскалился и сообщил, что всему аминь. Я прислушался – выстрелы и вправду стихли. Оставалось скомандовать отход. Маршрут мы проработали заранее – прямо через яйлу к Длинным Стенам. Ждать нас там не будут, острожным янки и в голову не придет, что озверевший майор Арлекин двинется прямо на Южный берег. С американцами такой фокус проходит. Бритты – те иное дело, с ними в поддавки не сыграешь. Колониальный опыт, сразу видно! Суббота выбежал отдать приказ (как всегда, поручив все дела безответному Казачку), Аргонец же внезапно поморщился и заявил, что все-таки война – мерзость. Американцы – черт с ними, а вот метеостанцию жаль. Место знакомое, почти родное. Ночевали, чай из здешнего лимонника пили, со смотрителем же и вовсе сдружились, наслушавшись его рассказов о мустангах и «Большой Собаке». Оная собака, местный аналог Пса Баскервилей, проживала, как выяснилось, совсем рядом – в ближайшей роще. Я поглядел на разбитые пулями стены, на кровавую лужу (прежде думалось, что «лужа» – исключительно изобретение писателей-детективщиков) и лишь дернул плечами. Жалко? Пожалуй, нет. Метеостанция – не самая дорогая наша потеря. Вернувшийся Суббота походя бросил, что у нас убиты трое, еще четверо ранены, одного мы точно не довезем, а затем предложил не уходить, а подождать американские «вертушки». У нас оставалось еще шесть «Стрел», американы же больше трех вертолетов наверняка не пришлют, значит, можно и поохотиться. В крайнем случае, мой кровожадный заместитель предлагал оставить группу прикрытия во главе с ним самим. Мы переглянулись с Аргонцем, тот вновь поморщился, напомнив, что янки в последнее время поумнели. Прежде мы легко выманивали их под огонь, обстреляв блок-пост или небольшой гарнизон. Непуганые американы толпой мчались на выручку, что нам и требовалось. Но сейчас такое может и не пройти. Действительно – поумнели. Вопрос был ясен, и я дал команду на отход. «Их» трупы даже не стали считать – все равно сообщат в новостях. Демократия, никуда не денутся! Уходя, я поглядел на маленький закуток ада, в который раз остающийся за нашими спинами, порадовавшись, что сумел не пустить Лолиту в бой. Кажется, она поверила, будто сохранность ноутбука не менее важна, чем разгромленная спутниковая станция. Впрочем, я почти не лукавил. * * * – Хочу искупаться! Что тебе стоит? – До моря десять километров, там британцы. Мы и так рискуем. – Но здесь поляки, ты с ними дружишь! Я второй месяц в Крыму, и ни разу не купалась, даже видала лишь издали. Знаешь что, я сама съезжу! К морю – и назад. В логике Лолите не отказать, в определенной наглости – тоже. С другой стороны, и вправду обидно: быть почти на море и не искупаться! Ведь и такое случалось – купались, только не здесь, не на ЮБК, а на северо-западе, в нейтральной зоне. То, что мы решили пересидеть в Приветном, тоже можно было назвать определенной наглостью. С поляками у нас в самом деле самые сердечные отношения, но я впервые рисковал всем отрядом. Приветное – маленький поселок, мало ли чей взгляд скользнет ненароком? Помог дождь, мы проскочили незаметно, но так шутить с судьбой, пожалуй, не стоит. В последние два месяца многое изменилось, причем не в нашу пользу. Прежде «они» воевали по схеме Тойнби: вызов-ответ, причем исключительно по уставу. Мы даже несколько потеряли осторожность – и зря. Весной погиб отряд Чернорога, совсем недавно что-то непонятное случилось с Шевченко и его бравыми отставниками (а если бы я отпустил к ним Лолиту?), нас же… С нами же происходило нечто странное, как будто-то «они» намеренно позволяли отряду резвиться, отвлекая внимание от главного. Суббота недавно предположил, что нас обкладывают – причем не только отряд, но и всех, кто помогал нам в Симферополе, Киеве и Москве. Ставят капканы, роют волчьи ямы – и ждут нужной минуты. Пока же мы нужны всем, и, прежде всего, командованию UkrFOR. Без страшного майора Арлекина их пребывание в Крыму сразу же теряет смысл. А тут еще выборы – и американские, и наши, родные. Я бы уже давно распустил отряд, но, видать, нашла коса на камень. Нам готовят показательную экзекуцию? Ладно, давай показательную! Украинца Чернорога съели, русским Шевченко закусили, меня на десерт оставили? «Евреи – люди лихие, они солдаты плохие»? Ну, поглядим! – …Все просто, Лолита. У каждого командира должно быть два заместителя. – Знаю, об этом еще Виктор Суворов писал. Один думает, составляет планы, второй – погоняло для боя. Значит, Суббота составляет планы, Аргонец… А Казачок? Ты же его терпеть не можешь! – Не то, чтобы… Скорее, мы его побаиваемся. Странный парень! Мусульман ненавидит. – Именно мусульман? Чем они провинились? – Спроси, если хочешь. Но говорить с нашим лейтенантом об исламе… не очень приятно. – А почему – Казачок? – Потому что он Засланный Казачок. – Ага. И вы все его боитесь. ФАЙЛЫ ИЗ НОУТБУКА 8. Тактика действий партизанских формирований основывается на следующих принципах: – тесная связь с населением; – действия преимущественно мелкими отрядами и группами; – высокая маневренность отрядов; – знание и умелое использование местности, устройство засад в тактически выгодных местах; – активное использование условий ограниченной видимости, особенно ночи; – тщательный выбор объектов воздействия, разработка простых и реальных планов своих акций; – глубокая разведка, предшествующая действиям отрядов; – ставка на изнурение сил оккупантов; – психологическое обеспечение своей деятельности; – организованные охранение и разведка… 9. Считается, что в основе «Собаки Баскервилей» Артура Конан Дойля лежит легенда о призрачной собаке по кличке Шак (Shuck), известная во многих западных графствах Англии. О собаке-призраке писателю рассказал его друг Флетчер Робинсон, с которым Конан Дойль познакомился в июле 1900 года на борту парохода «Бритт». Вместе с тем, не следует исключать, что еще до этой встречи писатель знал немецкое предание об Аргонском Псе… РАЙ 2 августа 2004 г. Крым. Караби-яйла. Рабочая тетрадь, С. 22. Харьковский Национальный университет им. В. Н. Каразина. Горно-крымская комплексная экспедиция. Июль-август 2004 г. Отряд «Омега». 2 августа. Полевые исследования не велись из-за дождя. Время было использовано для подготовки. Соображения. Основные возражения против «теории леев» (в трактовке Влада) могут быть сведены к следующему: 1. При составлении схемы леев в расчет принимаются разновременные объекты: от неолитических мегалитов до средневековых церквей. Такой подход, мягко говоря, некорректен. 2. Даже если допустить размещение объектов на местности по заранее продуманной схеме, учитывающей в том числе и естественные аномалии (скажем, магнитные), непонятным остается главное: зачем это было нужно «им» и что это даст «нам». Контрвозражения (Андрюс): 1. Европейский исторический ландшафт весьма стабилен. Чаще всего, важные объекты либо накладываются один на другой (дороги, зависимые прежде всего от рельефа), либо меняют друг друга (храмы разных религий). 2. Выяснить, зачем все это было нужно «им», и составляет одну из наших задач. Некоторые ответы уже имеются (на примере Англии и Германии). Прежде всего, схема леев имела сакральный смысл, включая в себя храмы, святилища и подходы к ним. Примечание: Ха-ха! Когда объект или предмет непонятен, его тут же включают в «сакральные». Сам включал. Вместе с тем, «сакральность» следует понимать широко, в том числе и в оборонительном плане (боги, как хранители местности и конкретных населенных пунктов). Пример: наша Крипта и херсонесский «треугольник». Польза же от раскрытия каждой такой схемы очевидна: «нам» легче станет не только искать неизвестные пока объекты, но и лучше понимать их значение. То есть, мы получаем своеобразный план местности в историческом «разрезе». Крым в этом смысле интересен тем, что многие его горные районы, важные в историческом отношении (та же Караби-яйла), практически лишены современной застройки. Андрюс напоминает об эпизоде из экспедиции 1995 года, случившимся в районе села Подгорное (склон Первой Крымской гряды), когда мы натолкнулись на остатки древнего святилища, служившего узлом тропинок – а заодно на нечто странное, со всей этой стариной связанное. Примечание: Имеется в виду все та же «невидимая флейта», черные собаки и «змеиные норы» на склоне горы. Влад решительно возражает. Он считает, что собаки прибежали из села, «флейта» – звук транзистора с ближайшей фермы, рассказы же о змеях можно услышать во всем Горном Крыму. Змеи здесь действительность есть (в том числе крупные полозы), а их размеры преувеличены местными жителями из вполне понятных соображений. Анна просит пояснить, какой это «крупный полоз» рвет на части дельфинов возле Карадага. Влад считает, что полоза зовут «моторная лодка». В завтрашнем походе к горе Иртыш обязанности распределены следующим образом… АД 3 августа 2004 г., Крым, недалеко от города Джанкоя. – Арлекин! Ребята, которые погибли… Мы их с собой не возьмем? Нельзя бросать!.. – Поляки передадут их в Киев. UkrFOR отдает наших убитых. – Паны зацные – такие рыцари? – Нет, Лолита, не рыцари. Но иначе им пришлось бы долго искать своих мертвецов. В Киеве тоже поначалу… Помнишь, по телевизору было? Какая-то сволочь генеральская перед камерой допрос родителям устроила. Мол, где воевал ваш сын, у кого? – Генерала убил ты? – Не я – Шевченко, погибший был из его отряда. Считаешь, своих трогать нельзя? Мы об этом здорово спорили, но, если подумать, какие они «свои»? Хуже полицаев! – А ты, Арлекин, всем судья? Один из тех ребят, кажется, твой бывший студент? Не хотел бы поговорить с его родителями? Вместо генерала? * * * Бельгийского полковника Суббота чуть не расстрелял на месте. Мой заместитель стал и впрямь несколько неадекватен, однако и полковник хорош: не успев поднять руки, стал, наглец, набиваться в друзья. Мы их здорово разбаловали. Когда датчане, голландцы и прочие бельгийцы сообразили, что их солдат убивать не будут, они тут же приказали своему контингенту в бой не вступать и сдаваться. Заодно начали экономить на конвоях, особенно тут, в степи. Воздушное прикрытие стоит дороже, чем потеря джипа и нескольких единиц вооружения. За наглость следует наказывать. Чернорог предложил стрелять всех подряд, но мы с Шевченко были против, ведь это и являлось нашей целью. UkrFOR удалось расколоть. Поляки с самого начала заявили, что их участие в оккупационных силах – обычное историческое недоразумение, а теперь за ними потянулись остальные европейцы. Международный террорист майор Арлекин отстреливает только парней Буша-младшего и его «британского пуделя»? Зер гут и мерси боку! На последней сессия НАТО вопрос о «прочности коалиции и укрепления взаимодействия всех ее участников» обсуждался за закрытыми дверями. Могу себе представить! Но полковник все-таки наглец. Уже потом, когда мы оставили его посреди дороги (джип решили не портить, черт с ним!), Суббота запоздало предложил накачать бельгийца касторкой – по методу ребят Муссолини. Аргонец не без грусти констатировал, что в отряде касторки нет, да и много бы понадобилось – полковник оказался весом чуть ли не с два центнера. А между тем, сообщил он интересные вещи. Убедившись, мы все поняли правильно («Я есть колонель Бельжийская арми» – «матка-курка-яйка»), полковник, не опуская рук, предложил нам капитулировать – прямо на месте. Оружие сложить в наши же грузовики и отправиться с ним в Джанкой, куда прибудут чины соответствующего ранга из UkrFOR. На меланхоличный вопрос Аргонца, не желает ли «колонель» получить в лоб, для начала прикладом, тот ничуть не испугался, пояснив, что выполняет приказ. Все офицеры европейского контингента (опять-таки «соответствующего ранга») обязаны в случае встречи со мной и неизбежного «хенде хох» передать предложение о капитуляции и добровольной явки в суд. При этом следует намекнуть, что суд ожидается, естественно, в Гааге, значит, смертная казнь международному террористу и его подельщикам не грозит. Руку Субботы я все-таки успел перехватить, может, и напрасно. С другой стороны, бьет он крепко, откачивать же толстяка прямо посреди дороги у нас не было ни времени, ни особого желания. Бельгиец невозмутимо кивнул, заметив, что командование UkrFOR догадывается о нашем ответе. В этом случае, он выскажется, как лицо частное. «Колонель» говорил по-французски, но, решив, что далее «саперлипопет» наши познания не распространяются (мы с Субботой так-сяк, но понимаем, только знать это «им» ни к чему), перешел на английский и без всякого перехода посоветовал нам немедленно уходить из Крыма, и лучше всего, за границу. Если политики носятся с идеей суда в Гааге, то у военных интерес иной. Все те же бельгийцы с датчанами серьезно опасаются, что благодарные янки подставят их под мои пули в случае проведение «решительной операции». Такая операция готовится – или уже готова, в чем он, «колонель», абсолютно уверен. Уходить же нам надлежит не обычными каналами, а… по-другому. При этом толстая сволочь изволила подмигнуть. Интересно, много ли они знают про «обычные каналы»? Но главное понятно: мнение частного лица (частной морды) – и являлось тем, что UkrFOR собиралось передать террористу Арлекину. Враг настойчиво советует уходить. Бежать. Скрыться. Вот так! Вдогон, уже без тени улыбки, бельгиец заметил, что потери при уничтожении отрядов Шевченко и Чернорога значительно превысили допустимые. Каждый блюдет свой интерес. Впрочем, наглый «колонель» – неприятность мелкая. Так, штришок. * * * – Лолита останется, связь все равно на ней. – Начальству виднее. Ты что, Арлекин, этому пидарасу поверил? Да они там просто перепугались. Выборы-швыборы, рейтинги, девочки с плакатами, блин! Скоро тебе миллионы начнут предлагать, только чтоб исчез и их не грохал. – Аргонец? – Разве дело в бельгийце? Если правда, что в разговоре с Киевом не было контрольной фразы… Арлекин, это точно? – Точно. – Хе! Тогда – херня полная. Лолита, писала разговор? – Ну, дядя… То есть, товарищ старший лейтенант! Записала, могу прокрутить. Разговор велся по мобильному телефону, начался сегодня ровно в 11.00 по киевскому времени… – Не надо. Выходит что, Арлекин? Его взяли? – Выходит, ребята, нашего главного в Киеве взяли. Потому и предлагают сдаваться. – Пиздец! – Суббота! Еще раз при девушке!.. – Не надо, товарищ майор, я товарищу капитану сама по губам надаю. Давайте, еще раз разговор прослушаем. Может быть… – Может быть. ФАЙЛЫ ИЗ НОУТБУКА 10. Швейцарские ученые из Цюрихского университета с помощью позитронной эмиссионной томографии (ПЭТ) установили, что месть – действительно сладкое чувство, сообщает Reuters. В момент мести обидчикам у испытуемых регистрируется электрическая активность в центре удовольствия головного мозга. Результаты исследования, опубликованные в журнале «Science», по мнению специалистов, могут пролить свет на эволюцию социальных норм и регуляцию поведения в человеческом сообществе. Психологи полагают, что именно этот психофизиологический механизм регулировал социальное поведение древних людей на протяжении тысячелетий. 11. Евреи хлеба не сеют, Евреи в лавках торгуют, Евреи раньше лысеют, Евреи больше воруют. Евреи – люди лихие, Они солдаты плохие: Иван воюет в окопе, Абрам торгует в рабкопе. Я все это слышал с детства, Скоро совсем постарею, Но все никуда не деться От крика: «Евреи, евреи!» Не торговавши ни разу, Не воровавши ни разу, Ношу в себе, как заразу, Проклятую эту расу. Пуля меня миновала, Чтоб говорили нелживо: «Евреев не убивало! Все воротились живы!»     (Борис Слуцкий) АД 3 августа 2004 г., Крым, севернее города Краснопартизанск. – Ты, Арлекин, что, совсем слепой? Суббота ко мне в первый же день подвалил. В первый вечер, если точнее. Отвел в сторонку – и начальственным тоном… Царапину на его физии помнишь? – Ага. – Только не говори, что пойдешь ему эту физию драить. Из тебя джентльмен, как из… Обычная история – старший по званию отдает приказ, который надлежит выполнить беспрекословно, точно, и в срок. И должное количество раз. Свинья! Да все вы тут!.. Если девчонка с пирсингом и без охраны, значит… Эй, Арлекин, не вздумай! – А у нас джентльменство и не принято. Завтра просто позвоню его жене. – Ага… Не вздумай, говорю! Не хотела его закладывать, тем более, тебе, только достал… На сайт Евроньюс заглянуть? – Какие там новости, на этом Евроньюсе? Народный праздник в Оверни, все едят сыр и танцуют, в Гамбурге прошел чемпионат по поеданию двухкилометровой сосиски… – Сам же учил – насчет мелочей. Народный праздник в Оверни, значит, французский контингент гуляет, сосиска в Гамбурге… – …Значит, немцы – в сосиску. Ладно, смотри, мне над фотографиями помудрить надо. – Дай сама погляжу! А они точно – со спутника? В смысле – с правильного спутника? – С неправильного. Не в ту сторону летит. Катись! Из тебя аналитик, как… – …Из тебя – джентльмен. Значит, я нужна только для имиджа? Лысеющий папик между климаксом и маразмом нашел себе девочку-припевочку? Сюси-пуси… А интересно, кто тебе ноутбук таскал и всей этой фигней маялся, пока меня не было? – Один лейтенант. Закончил радиофизический, занимался космической связью. Марченко Александр Иванович. Псевдоним – Гектор. – Ты не говорил. А где он сейчас? То есть… – То есть. * * * С Ильей Григорьевичем Стариновым мы познакомились в 1993-м. Тогда я приехал в Москву после первых боев у Морского, злой, сбитый с толку, но твердо решивший продолжать. Свел меня с ним надежный парень из издательства «Вымпел», готовивший к печати двухтомник воспоминаний великого диверсанта. Честно говоря, мне было жутковато, когда костистый старик с седыми бровями усадил меня перед собой в кресло и чуть надтреснутым голосом предложил докладывать. Так и сказал: «Докладывайте», по привычке, вероятно. Впрочем, уже после подумалось, что этим Илья Григорьевич сразу же решил показать: разговор будет серьезным. Я доложил – и про то, что случилось у Морского, и про твердое желание вернуться и воевать, и про почти полное отсутствие опыта у всех нас, включая в первую очередь меня самого. Илья Григорьевич кивнул, попросил зайти через два дня в это же время (мы оба, не сговариваясь, взглянули на огромные настенные часы, висевшие возле окна), а затем принялся рассказывать о совершенно неизвестном мне человеке – Всеволоде Ивановиче Роборовском, участнике азиатских экспедиций Пржевальского и, одновременно, создателе российского спецназа. Сами экспедиции Старинов характеризовал весьма специфически: «удачные действия отряда оперативной разведки Генерального Штаба на глубину Азиатского ТВД». Через два дня Илья Григорьевич выдал мне рукопись. Именно рукопись – два десятка страниц, исписанных крупным, очень разборчивым почерком. А потом я достал карту Крыма, и мы говорили до самого вечера. – …Аргонец? – Хе! Я прижал окуляры старого «цейса» к глазам, проклиная свой изрядный «плюс». Не так, что-то не так. Нет, все, все не так! Колонну мы обложили, она уже обречена, пора давать команду «По местам!» и… «И» не получалось. Опыт – не опыт, интуиция – не интуиция, шестое чувство, седьмое, двенадцатое… Обычная штабная колонна, в центре три джипа, прикрытие средненькое, а главное, навел на нее «самый-самый» человечек, которого я рисковал беспокоить не чаще раза в год. Дело того стоило – кто-то из высших чинов НАТО, тайный визит, срочное согласование планов. Потому и прикрытие небольшое, дабы внимание (мое!) не привлекать. Наводка железная, операцию готовили три дня… Проведение партизанских акций в степной местности традиционно считается малоперспективным, особенно после появления боевой авиации. Так утверждал даже Че Гевара, до конца своих дней не забывших, что сотворили обычные легкие самолеты с отрядом Кастро прямо на месте высадки. Между тем опыт капитана Наумова, может быть, самого умелого и везучего партизанского командира Второй мировой, говорит совсем о другом. Сама по себе авиация – и даже столь всех пугающие вертолеты – не слишком опасна. После появление игрушек, подобных «Стингеру» или нашей «Стреле» (и, тем более, «Игле»), отдельные машины стали практически беззащитны, массированное же применение летающих тварей возможно, только если их на тебя наводят. Такое и вправду опасно, но в обычных условиях все небо не перекроешь, особенно если военная операция длится уже не первый год. Привыкают – даже к смерти. Степь в целом же ничуть не хуже, чем столь любимые романтиками горы и лес. Иногда даже лучше. Так что колонне, на которую мы охотились, я заранее не завидовал. – Суббота? – Чего ждешь? Давай!!! * * * Да, с колонной, с глупой неосторожной колонной – полная ясность. Суббота все рассчитал, Аргонец с Казачком ждут лишь сигнала. Не нужно фугаса, даже без ракетной установки обойдемся (ни танков, ни иной серьезной брони). Гранатометчики берут на себя «хвост» и «гриву», но это не главное. Нам не требуется жечь, все, что движется. Джипы беззащитны, ради них мы приготовили целых два «Утеса», чтобы сразу и насмерть. Пара минут, десяток очередей – и все. Да что там, полминуты хватит, дураков надо учить!.. – Суббота, у тебя зрение лучше… – Зрение… Бинокль надо брать нормальный, а не всякое старье! Ну, джипы, как джипы, обычные. В каком главный, не разобрать, так и задумано. Ничего, замочим все три! – Почему колонна? Сели бы в вертолет, никто бы и внимания не обратил. – А нам что за горе? Командуй, а то опоздаем. Жги пидарасов! – Аргонец?! – Ну! Вот тебе и «ну»… …С тех пор мы с Ильей Григорьевичем не встречались. С ним вели разговоры мои московские друзья, а рукопись, к которой регулярно добавлялись страницы, давно уже стала книгой, изданной полулегально и (пока что) без фамилии автора. Называть ее «Правила партизанской войны против войск НАТО» было несколько не с руки, и на обложке появилось загадочное «Тактика непрямых действий». Четыре года назад Старинова не стало. Перед смертью ему в очередной раз «зарезали» Героя России. Мы салютовали памяти Ильи Григорьевича разгромом британского штаба возле Алушты. * * * Старое партизанское правило: не понимаешь – остерегись. А я не понимал, не понимал, не понимал… Визит шишек из Брюсселя готовился загодя, пусть и тайно, и вот их везут степью, зачем-то подставляя под наши выстрелы. Приманка? Пусть даже приманка, засада, джипы пустые. Но от колонны в любом случае останется кровавое месиво, люди в грузовиках настоящие, живые. Какой смысл? Пот заливал глаза, и стало ясно: ничего толком не разобрать. Поздно, колонна втянулась в невидимый для «них» коридор, заранее намеченный, поделенный на сектора обстрела. Если бы не разговор с Киевом, не отсутствие контрольной фразы, я бы уже давно… И если бы не Лолита. В последней сводке Евроньюс… – Арлекин!!! – Отбой… Слышали?! Я сказал: отбой! Уходим. Быстро! ФАЙЛЫ ИЗ НОУТБУКА 12. Франция направит в Крым и области Южной Украины батальон десантников для обеспечения безопасности намеченных на конец октября выборов. Об этом сообщил в пятницу, 30 июля, представитель французского Генштаба полковник Жерар Дюбуа. Отправка французских военных в Крым производится в рамках сил быстрого реагирования НАТО UkrFOR. С целью обеспечения безопасности в Крым накануне и во время выборов из Франции, Бельгии, Италии и Германии должны быть переброшены в общей численности две тысячи военных. Между тем, 3 августа делегация, представляющая организацию «Врачи без границ» под руководством лауреата Нобелевской премии по медицине Оскара Сноулибриджа, прибывшая в Крым по приглашению местного автономного правительства, проследовала через Джанкой в Симферополь. По сведениям командования UkrFOR, на колонну, в составе которой двигался отряд врачей, готовилась засада… 13. Я далек от того, чтобы ограничиться отдельными пороками: я не хочу, чтобы человек был просто распутником, пьяницей, вором и предателем – я имею в виду, что он должен испытать все и, прежде всего, должен творить дела, которые кажутся наиболее чудовищными, так как только расширяя сферу своих безумств, он скорее получит максимальную долю счастья в распутстве. Ложные представления об окружающих людях – это еще один источник бесконечных ошибочных суждений в области морали. Мы придумываем себе абсурдные обязанности по отношению к этим созданиям только на том основании, что они тоже считают себя в чем-то нам обязанными. Давайте иметь мужество отказаться от подачек, и наши обязательства перед ними вмиг рассыплются в прах. Я хочу вас спросить: что такое все живущие на земле в сравнении с одним-единственным нашим желанием? 14. Соображения по оружию (ноябрь 2002 г.). Никоновский АН-94? АКМС, АК-103 (и укороченный АК-104). Снайперки ВСК-94 и «Винторез» (СП-5)? Рабочая дальнобойность ниже, чем у «калашей», поэтому лучше все-таки СВД-С или СВ-98. СВ-99 – перспективнее всего. Операции в населенных пунктах: «Клин-2», «Бизон-2-07» и ОЦ-39 под патрон ТТ. «Гепард» не годится, сертифицирован только как охотничий полуавтомат под 9*30 «Гром». Пистолет ОЦ-27 «Бердыш». Из пистолетов – ПСМ и ОЦ-23. Дротик под тот же патрон 5.45*18, на небольшой дистанции пробивает бронежилет. СП-1 «Гюрза» и СП-2 ПП «Вереск» – хороши, но будут проблемы с патронами. РАЙ 3 августа 2004 г. Крым. Караби-яйла. Рабочая тетрадь, С. 23. Харьковский Национальный университет им. В. Н. Каразина. Горно-крымская комплексная экспедиция. Июль-август 2004 г. Отряд «Омега». Начали археологическую разведку окрестностей горы Иртыш («Динозавр»). Местность неровная, карст, склоны горы поросли лесом. Последняя разведка в этих местах проводилась отрядом Симферопольской экспедиции в 1988 году. Результаты предыдущих разведок. В районе горы Иртыш найдено незначительное количество фрагментированной средневековой керамики и несколько фрагментов стеклянных браслетов. Признаков поселения не обнаружено. Цели настоящей разведки: прежде всего, попытаться найти существовавшую в древности и раннем средневековье дорогу, выходившую к Длинным Стенам и Южному спуску с яйлы. Дорога эта, по аналогии с уже известной (Второй спуск), условно именуется Подкова-2. Примечание: Знак на северном склоне (скала у дороги), называемый обычно «Подковой», возможно, имеет солярный характер (мнение Бориса). Вместе с тем, знак достаточно редкий, не встречается, в частности, в публикациях Драчука и Соломоник. На сегодняшний день результаты изучения южнобережных укреплений средневекового времени выглядят следующим образом. Систему укреплений Южнобережья первым описал Петр Иванович Кеппен в книге «Крымский сборник. О древностях Южного берега и гор Таврических». Остатки стен на перевалах между скалистыми обрывами южнобережной Яйлы – Байдарском, Бузлукском и Тарпанбаирском – описаны М. А. Сосногоровой в статье, опубликованной в 1875 г. под названием «Мегалитические памятники в Крыму». Разведки на Караби-яйле, проведенные в 50-е годы сотрудниками Института археологии АН УССР О. И. Домбровским и Е. В. Веймарном, подтвердили наличие остатков стен, описанных Кеппеном и Сосногоровой. «Ограждая перевалы и ущелья, они вместе с горной цепью создавали комбинированную систему укреплений, защищавших большую территорию, расположенную вдоль морского побережья», – отмечает О. И. Домбровский. Она должна была защищать страну Дори с севера от кочевых племен. Укрепления на основных перевалах или сильно повреждены, или до основания разрушены, камень растащен. Тем не менее, отдельные участки их сохранились и вполне дают представление об их устройстве. На некоторых перевалах с особо сложным рельефом местности воздвигали порой несколько стен, дополнявших скалы и другие природные препятствия. Такие укрепления назывались «каменными замками» (Таш-хабах): примером может служить Таш-хабах-богаз на Караби-яйле, описанный еще Кеппеном и обследованный в 1956 г. вместе со стенами перевала Чигенитра-богаз над селами Рыбачье (Туак) и Приветное (Ускут), завершавшими систему обороны с востока. Сейчас эти оценки в значительно мере уже устарели. АД 4 августа 2004 г., город Геническ. Ближе к рассвету сырость стала липкой, физически ощутимой. Лолита еще бодрилась, но вид у нее стал совершенно несчастный. Можно было заглянуть в пустое кафе для дальнобойщиков, но этой ночью мне совершенно не хотелось рисковать. Такое случается, особенно после нескольких неудач подряд. Попадаться случайному патрулю, даже не чужому, «нашему», абсолютно не входило в мои планы. Пропуск у меня старый, а у промерзшей худобы и такого не имелось. – Арлекин, выдай сигарету! – Сейчас. Три раза – и по губам. Засопела, отвернулась, зябко дернула плечами. – Умный, да? Думаешь, я дома не курила? Курила, понятно. И еще будет. Но не в моем присутствии. Сам я честно пытался обойтись тремя сигаретами в день. Не из медицинских соображений, а из элементарной целесообразности. Снабжать меня харьковской «Ватрой» никто не собирался, небогатый запас быстро таял, а переходить на что-то иное, скажем, американское, не хотелось. Ненавижу виргинский табак! – Они скоро подъедут? – Скоро, скоро… На этот раз я решил поломать все привычные схемы и уходить по давно не использовавшейся «тропе» через Геническ. Береженого, как известно… Особенно в такой ситуации, как наша. Ситуация же была, прямо сказать, хоть куда: все с блеском и полным восторгом летело в тартарары. После 11 сентября и особенно с началом операции в Ираке, UkrFOR, явно с подачи американцев, сменили не только тактику, чего следовало ожидать, но и стратегию. Походя, все мы были объявлены международными террористами, я, соответственно, вторым Бен Ладеном (почему не он – первым майором Арлекином, обидно даже!), но затем послышался странный хрип, и все умолкло. Нас не то, чтобы забыли, но вроде как перевели в категорию стихийных бедствий. Ураган Ivan, террорист Shevchenko… Мне даже стало казаться, что нас намеренно замалчивают, дабы спровоцировать на нечто бессмысленное и кровавое. Возможно, так и оно и было, но главное, кто-то очень умелый и неглупый начал продуманную, тонкую операцию по «зачистке» Крым. Без угроз, без «точечных ударов», без демонстративных полетов В-2 над Киевом и Харьковом. Мы оглянуться не успели, как из всех крымских отрядов остались лишь три, а теперь, после гибели Чернорога и нелепого ареста Шевченко … Как легко воевать с дураками! С тупыми, жестокими дураками! И вот мы еще не разбиты, даже не проиграли ни одной серьезной стычки, но эта не по-летнему холодная ночь уже кажется тьмой над Летой. Нам осталось лишь ждать лодки Харона, но и той нет, мы забыты, брошены… – …А если их не будет? Сначала твой друг в Киеве, потом эта подстава с колонной. – Поэтому нас с тобой решили прищучить именно в Геническе, чтобы мы как следует простудились? Нет, хотели бы убить – убили. Сразу. – Прекрати, Арлекин! У тебя там фляжка, дай хлебнуть… Странно, когда я была маленькая, в Крым ездили отдыхать. Я еще помню… Недавно прочитала, что войну финансировала русская мафия, чтобы народ отдыхал в Сочи. – Ага. А наши в ответ проплачивают Абхазию и Чечню. Никогда не верил в теорию заговора. Римский клуб, мировое правительство, масонерия всякая… Если приходится выбирать между глупостью и изменой, ставь на глупость, Лолита. Не прогадаешь. – Не надо, я и так знаю, что ты умный. А когда ты поймешь, что я тоже умная, а? В Киеве выдашь мне пистолет, я буду… – …Прикрывать спину командира. Ни в какой Киев ты со мной не поедешь, тебе домой пора, к учебному году готовиться. – И не надейся, поеду. Куда ты теперь от меня денешься? И я от тебя. – Сюси-пуси! ФАЙЛЫ ИЗ НОУТБУКА 15. Искусство партизанской войны включает организацию и подготовку партизанских сил, планирование, всестороннее обеспечение и ведение партизанских действий. Кануло в лету время, когда партизаны успешно вели борьбу против иностранных захватчиков без всякой подготовки. Военно-технический прогресс – развитие транспорта, появление бронетанковых сил, авиации, радиосвязи и, наконец, средств массового поражения, совершенствование служб контрразведки затрудняют, но, как убедительно показывает опыт, не исключают успешное ведение партизанской войны при должной к ней подготовке и умелом использовании доступных партизанам средств борьбы и прежде всего средств, которые дают партизанам возможность выполнять свои задачи, не вступая в боевое столкновение с противником. Больше того, современное состояние промышленности, транспорта и средств борьбы резко повысили значение и возможности партизанской войны. Поражение американских войск во Вьетнаме и провал операций советских войск в Афганистане явились следствием того, что военное и политическое руководство этих стран недооценило новые возможности партизанской войны, появившиеся в результате военно-технического прогресса, произошедшего после Второй мировой войны. 16. Можно спросить: судя по нынешнему состоянию Ноосферы, по каким линиям, выделяющимся из числа других, мы, по-видимому, будем развиваться, начиная с планетарной ступени психической тотализации и эволюционного подъема, к которому мы уже подошли? Я различаю три главные линии, где вновь выступают прогнозы, к которым нас уже привел анализ идей науки и человечества: организация научных исследований, сосредоточение их на человеке, соединение науки и религии. РАЙ 4 августа 2004 г. Крым. Караби-яйла. Рабочая тетрадь, С. 25. Харьковский Национальный университет им. В. Н. Каразина. Горно-крымская комплексная экспедиция. Июль-август 2004 г. Отряд «Омега». Продолжена археологическая разведка окрестностей горы Иртыш («Динозавр»). Результаты будут изложены ниже. Андрюс умудрился потерять компас. Примечание Бориса: второй компас за два года! Соображения Анны по поводу криптозоологических особенностей плато Караби. Относительно большие размеры плато (самая большая яйла в Крыму), малая заселенность и слабая доступность делают Караби: – Резерватом для эндемиков, что хорошо видно на примере растений (лимонник). – Своеобразным «отстойником», позволяющим существовать одичавшим формам (мустанги). Возражения Влада: Мустангов перебили еще пятнадцать лет назад – отчасти, на колбасу, отчасти в отместку за склонность сманивать к побегу домашних сородичей. В 1995 году мы их уже не застали. Рассказ о Большой Собаке – типичная байка для туристов, даже если какая-то голодная собака, скажем, брошенная пастухами, и в самом деле жила в роще возле метеостанции. Мои возражения (Владу): Мустангов мы видели в 1996 г., правда, не на самой Караби, а рядом, на горе Ликон (см. дневник похода, июль 1996 г.). Соображения (очередные) Бориса по поводу т н. «Подковы»… АД 5 августа 2004 г., город Киев, гостиница «Украина». Лолита, прямо в джинсах и свитерке, спала на диване, Раскрытая пачка «Мальборо» вызывающе смотрела со стула, но пепельница оказалась девственно чиста. Вся эта картинка из «Мурзилки» читалась просто: ждала, даже курить не стала, а ты!.. Я удовлетворенно вздохнул: не хватало еще заниматься ушами доставшегося мне божьего наказания. Не курила – и ладно. Присел в неудобное, жуткого бурого цвета, кресло, нащупал в кармане «Ватру». Совсем не к месту вспомнилось, что в номерах «Люкс» предусмотрен дежурный набор алкоголика – по слухам, вплоть до «Билли Уокера». Нет, пить нельзя. И курить не стану. Из принципа! Лолита засопела, знакомо дернула носом. Кажется, в мире снов, в волшебной Гипносфере, божье наказание продолжает ссориться. То с Субботой, то ли со мной. …Романтиков я бы расстреливал еще охотнее, чем американцев – лично, по полной старинной процедуре с копанием ямы и обязательным целованием сапог исполнителей. Подобное Суббота предлагал ввести и у нас, считая, возможно, вполне справедливо, что ритуализация смерти не менее страшит, чем сама Костлявая. До такого мы не дошли, но ради любителей красивых слов и героических жестов я бы, пожалуй, согласился. Романтизм в основе своей суицидален, и лучше шлепнуть очередного юного Вертера возле придорожного кювета, чем ждать, пока он потащит за собой остальных. Пару раз я чуть так не поступил. Когда все начиналось, отдельные личности, особенно из числа так называемых поэтов, наперебой звали «умереть» – за Родину, за украинский Крым, за свободу, за хрен еще знает что. Даже я со своим хилым военным образованием помнил: за спиной одного стреляющего должно быть не менее дюжины работающих, посылать же наивных, почти безоружных мальчиков под пули М-14 – даже не преступление, а нечто, имени не имеющее. Меня (и таких, как я) не слушали. Ехали. Гибли. Их кидались выручать – и тоже гибли. Мало кого отрезвила даже Москва октября 1993-го. Туда нас звали. Мы уже сколотили несколько отрядов, и в той страшной каше даже наши старые «калаши» могли помочь. Кое-кто поехал. Моему другу Андрюсу повезло – всего лишь ранили, другим вышел куда худший фарт. Уже после меня уверяли, что произошла страшная случайность, Руцкой все рассчитал верно, но, как всегда, в кузнице не оказалось гвоздя… Странное дело, никто даже не застрелился. И вот теперь, когда мы, наконец, выстроили «скелет войны», когда не надо считать патроны и делить пачку печенья на взвод, земля начала уходить из-под ног. Пока еще еле заметно, почти неслышно… * * * Мне было предложено взглянуть на карточку аккредитации. Я отказался, скучным голосом сообщив, что интервью отменяется. С самого начала мы, полевые командиры, свели контакты с журналистами до голодного минимума. Мне было предложено объяснить причину, но в ловушку я не попался, ответив стандартным: «No comment». Встретиться с этой дамой все-таки пришлось. Человек, с которым я разговаривал, просил очень настойчиво, потому, что его тоже просили. Совсем недавно «Рейтер» сообщил о смерти (очередной) международного террориста майора Арлекина, значит, беседа в любом случае небесполезна. Я решил не спорить: просивший был последним, кто мог серьезно помочь отряду. …Тот, кто так и не произнес условную фразу, не был даже арестован. Просто исчез – без следа. Так же просто мне об этом сообщили – без комментариев. Итак, ночь, холл пятого этажа, тридцатилетняя мосластая тетка, от которой несет восточной благовонью. На носатом лице – очки-велосипед, четко по классику, коротко стриженые волосы даже не рыжие – бурые с проседью, не поймешь, настоящей или нет. Однако, тетка не из тех, от которых отвернешься, не заметив. Сильна! Якобы из Израиля, даже акцент на месте, но почему-то кажется, что и она ненастоящая, все вокруг – очередная западня, а я не выспался, устал, нет сил даже на «No comment»… ФАЙЛЫ ИЗ НОУТБУКА 17. «Формула Победы» разработана в 1964 г. в рамках «Количественного оценочного метода анализа боевых действий» («Корпорация исследовательских операций», США). В нее входят: 1. Полигонные данные поражающего действия оружия, деленные на: – поправку на местность (ПМ); – погодные условия (ПгУ); – время года (ВГ). 2. Факторы мобильности (МБ), качества руководства и связи (РС), наличие боевого опыта (БО), моральный дух (Д), тыловое обеспечение (ТО), характер позиции (ХП) и потенциальная уязвимость (У). В общем виде: Полигонные данные оружия. ПОБЕДА = > ПМ.*ПгУ.*ВГ.*МБ.*РС.*БО.*Д.*ТО.*ХП.*У. Формула применяется в Пентагоне с начала 1970-х гг. для расчета планируемых операций. Главное в ней – понятие равноценности всех факторов, включая те, которые традиционно считаются второстепенными. АД Ночь с 5 на 6 августа 2004 г., город Киев, гостиница «Украина». – Мне, честно говоря, жаль ваше время. Отвечать не обещаю. – Оу, это обычная история, господин майор! Итак, я могу сообщить читателям, что слухи о том, что вы умерли от газовой гангрены, являются, э-э-э, некоторым преувеличением? – Вы, вероятно, меня не поняли. Я не имею права указывать представителям прессы, что и как сообщать. Могу лишь отвечать на вопросы – или не отвечать. – Но это не есть… То есть, нелогично. Особенно сейчас. – Когда я умер от газовой гангрены? – Когда вашей выдачи требует Гаагский трибунал. Обвинительный материал, собранный там, честно говоря, пугает. – Меня это не касается. No comment. – Как вы относитесь к решению вашего правительства о выдаче арестованного несколько дней назад господина Шевченко в Гаагу? – No comment. – Почему же вы не хотите ответить на обвинения, э-э-э, уточнить свою позицию? – Когда лет восемьдесят назад очередной китайский генерал начинал гражданскую войну, он считал обязательным напечатать так называемую «большую телеграмму» именно с уточнением своей позиции. Обычно такая телеграмма занимала восьмистраничный газетный номер. – Я не знала, интересно. Но в чем же ваш ответ? – Ответа не будет. – Но разве вы не хотите войти в историю? – Я не хочу входить в историю. Я хочу войти в Севастополь – вместе со своим отрядом. То, что я веду именно такую войну, определяется ее характером. Можете записать дословно. – Но получается, что сражаетесь вы не против конкретных, э-э-э, оккупантов, а против всей западной цивилизации! Вас уже называют Майор Геноцид. Обвинения в этнических чистках, в расстрелах военнопленных, в массовых изнасилованиях… – Очень массовых? – Господин майор, это не совсем смешно. Одна девушка-татарка рассказала нашему информационному агентству, что вы насиловали ее целый месяц, приковав наручниками к спинке кровати. – Целый месяц? А, простите, в туалет она как ходила? Вместе с кроватью? – Даже сейчас… Извините, мне сообщили… Вы приехали в Киев вместе с несовершеннолетней наложницей, которую взяли в плен месяц назад. – Чуть больше месяца, значит, сеанс изнасилования закончен. А насчет наручников – хорошая идея, надо будет попробовать. – Знаете, господин майор, если я просто напишу, что вы – циничное чудовище, мне не поверят. Всегда надо попытаться найти что-то позитивное. Вы, говорят, еврей. Для наших читателей… – Я не возражаю быть евреем для ваших читателей. – Оу, так вы из self-hating Jews? Э-э-э… Самоненавидящих евреев? – С детства выписывал журнал «Жидье-битье». – Как? Я могу процитировать? – Можете, можете… – Господин майор, а если все-таки серьезно? Написать репортаж о Враге рода человеческого я могла бы прямо в редакции. Но, боюсь, вы не все понимаете до конца. Ваша, э-э-э, антиамериканская позиция оценивается отрицательно далеко не везде и не всеми. Мы в Израиле не забываем, что ваш отряд начал войну в ответ на действия татарских фанатиков, таких, как Ор-бек. Кое-кто у нас считает, что в борьбе с палестинским террором ваш опыт может пригодиться. Для одних вы – Майор Геноцид, для других – еврей, сражающийся с исламским монстром, которого так любит Европа. Пример Косова многих отрезвил. – И что? – Господин майор, не лучше ли подняться ко мне в номер? Я знаю, что вы не употребляете алкоголь, но можно заказать чай… * * * – От тебя воняет ее подмышками! – злобно бросила Лолита, не поднимая головы. – Ее плохо выбритыми потными подмышками. Она их даже не моет, эта старая лошадь, эта!.. Божье наказание я нашел там же, на диване, но уже не на боку, а лицом вниз. В пепельнице уютно пристроились три окурка. – Мне оправдываться? – поинтересовался я, падая в кресло и доставая измятую пачку «Ватры». – Или сразу застрелиться? – Зачем?! Привстала, потянулась к пачке «Мальборо», отдернула руку. – Не хочу! Это из-за тебя я курю, у меня изо рта воняет, как от ее подмышек!.. Ты… Ты!.. Скотоложец! Вы так ворковали, когда эта сука волокла тебя в… в… в свое стойло, что ты даже меня не заметил. – Ага! Закурить Лолита все-таки закурила – хоть и явным отвращением. Во всяком случае, мордаху кривила вовсю. – Стреляйся! – наконец, буркнула она. – Или давай, оправдывайся. Сама, мол, привела, сама брюки расстегнула. – Не уподобляйся Субботе, – я погасил ни в чем не повинную «Ватру», потянулся к ее пачке. – Цинизм нашего капитана порой утомляет даже меня… А, может, так поверишь? Мордаха вздернулась вверх. Удивленный вздох. – Правда? Просто, когда она тебя потянула… Оставалось закурить «Мальборо» – и тут же пожалеть. Виргинский табак да еще в экспортном исполнении невыносим. – Все ограничилось намеком на душ и рассказом и тайских маслах, имеющих эротическое действие. А если серьезно… – Не надо серьезно, – тихо попросила Лолита. – Ложись спать, ты весь серый. – Сейчас. Я задумался, потом кивнул. – Пожалуй, скажу. Некие службы одной далекой страны предложили убежище – мне и тебе. Фамилию придется сменить и какое-то время никуда не высовываться… Кажется, серьезные люди поставили на нас крест. Считают, что гибель отряда – дело нескольких недель. Лолита осторожно подошла ко мне, протянула руку, легко коснулась щеки. – Ты им не верь, Арлекин. Не верь, пожалуйста! Иначе… Ты ведь все равно не уедешь. Останешься – и всех остальных не отпустишь… Правда? – «Известия», – вздохнул я. Она не поняла, и пришлось подробно растолковывать смысл этой бородатой шутки. * * * – Партизанское движение опасно не только для врага. И чем ближе к победе – не столько. Вооруженные силы, находящие вне прямого контроля правительства и имеющие опыт самостоятельной борьбы, рано или поздно начинают бороться за свои собственные интересы… – Объясняешь, будто я у тебя на лекции! Тебе никто не говорил, что ты, Арлекин, зануда? Как тебя студенты слушали? – Сам удивляюсь. – Значит, после победы партизан следует перебить и пересажать? – Да. Только не после – накануне, пока не успели очухаться. И лучше всего сделать это чужими руками. Доступно? – Ага. ФАЙЛЫ ИЗ НОУТБУКА 18. Крымский полуостров занимает северный шельф Черного моря и далеко выдвинут на юг. От Перекопа на севере до мыса Сарыч на юге – 195 км, от Тарханкутского полуострова на западе до восточной оконечности Керченского полуострова – 330 км. Среднегодовая температура около +13 градусов (в прибрежной части). В горах она падает, на яйле в районе Ай-Петри – всего +6 градусов. В среднем на каждые 100 м высоты температура снижается на 0, 5-0, 6 градуса. Абсолютный зимний минимум до – 14 градусов. Среднеянварская в районе побережья +4 градуса. Сложный рельеф Крыма, сочетание степи на севере и трех горных гряд на юге, делает его весьма удобным для ведения партизанских действий. Наиболее перспективные районы и их характеристика. Квесты (склоны) Второй Крымской гряды… 19. При ближайшем рассмотрении рыбаки обнаружили, что живот дельфина, найденного возле Карадага, выкушен одним укусом вместе с ребрами так, что четко просматривался позвоночник. В области головы болтались остатки легких, с которых стекала кровь. Ширина укуса по дуге была около одного метра. По краю дуги на коже дельфина четко виднелись следы зубов. Размер следа – около 40 миллиметров, расстояние между следами – 15-20 мм. Голова дельфина была сильно деформирована и равномерно сжата со всех сторон, словно ее пытались протащить в какое-то узкое отверстие. Глаз не было видно, голова имела белесый цвет, напоминающий цвет тела рыбы, вытащенной из желудка другой рыбы. Осмотр дельфина продолжался не более трех минут – его обезображенный вид и текущая кровь вызвали панику среди рыбаков. 20. В основе индивидуальных боевых действий в городе лежит так называемое «левостороннее правило». Суть его заключается в том, что человеку-правше, у которого правая рука ведущая, удобнее и быстрее удаются все действия, связанные с поворотом влево, чем действия, связанные с поворотом вправо. Удобнее и быстрее стрелять в условиях, когда надо двигаться или разворачиваться влево и гораздо труднее и менее результативнее – с разворотом вправо. а) выбор укрытия для стрельбы. Укрытие должно находиться слева, закрывая корпус и большую часть головы. В таком случае для встречного огня остаются открытыми руки, плечо и меньшая часть головы. РАЙ 5 августа 2004 г. Крым. Караби-яйла. Рабочая тетрадь, С. 26. Харьковский Национальный университет им. В. Н. Каразина. Горно-крымская комплексная экспедиция. Июль-август 2004 г. Отряд «Омега». Продолжена археологическая разведка окрестностей горы Иртыш («Динозавр»), а также западной части Длинных Стен и Южного спуска с плато. Общие соображения. Дорожная система Караби-яйлы, как и всего остального Горного Крыма, определяется в первую очередь рельефом местности. За последний век появилось много дорог, проложенных автомобильным транспортом, вместе с тем, хорошо заметна система «старых» троп, прежде всего в южной части плато. Там же, в южной части, и (в меньшей мере) у Второго спуска сохранились остатки оборонительных сооружений предположительно раннесредневекового (византийского) времени, в том числе описанный еще Кеппеном Таш-хабах-богаз. Мнение Бориса: очень предположительно. Выходы с плато могли охранять еще тавры, благо особых усилий для обороны (в обычных условиях) не требовалось. Возможно, дорога Подковы и была основной, потому и отмечена соответствующим знаком (тамгой). Мое мнение: Мы видим две принципиально разные системы укреплений. Длинные Стены, сооруженные (или возобновленные) в византийское время, прикрывали южный выход, то есть, не пускали врага к побережью со стороны Караби. Северный спуск, напротив, обороняли изнутри, то есть со стороны плато. Гипотетическое поселение в районе горы Иртыш было, скорее всего, обычным сторожевым постом, подобным византийскому посту на горе Баба (Мангуп). Мнение Влада: Это мог быть не пост, а исар (временное укрепленное убежище для населения). Анна предложила провести во второй половине дня разведку рощи Большой Собаки. АД 7 августа 2004 г., Крым, турбаза «Подъем» возле Бахчисарая. Под ложечкой заныло, когда я нос к носу столкнулся с Аргонцем. Командир первого взвода должен находиться не здесь, а с основной частью отряда, но кивка в сторону палатки вкупе с выразительным взглядом оказалось вполне достаточно. Я понял: опять. Суббота запил. Буза в эскадроне. Мой заместитель срывается редко, тем паче в походных условиях такое весьма затруднительно. Но возможно – что он блестяще продемонстрировал и на этот раз. Хорошо еще, на турбазе мы оставили лишь штабную группу. В пьяном виде капитан Суббота выглядит весьма непедагогично, особенно для новобранцев. Когда после очередного срыва я самым наивным образом поинтересовался у капитана, где тот умудряется находить спиртное в условиях горной местности, Суббота сослался на опыт Резак Бека Хаджиева, адъютанта генерала Корнилова, достававшего водку даже в зимней степи в дни Ледяного похода. Присутствовавший при этом Аргонец, которому во время Субботних загулов приходится отдуваться за двоих, мрачно напомнил: ничем хорошим для Белого движения спаивание главнокомандующего не кончилось. На это капитан возразил, что Автономов, красный главком, вообще не просыхал, однако это не помешало отстоять Екатеринодар. Но сегодня нам всем было не до шуток. Субботу я обнаружил, как и следовало ожидать, в палатке. Мой заместитель восседал на спальнике, уставившись стеклянным взглядом прямиком в мировое пространство. Погасшая сигарета намертво застыла в пальцах. Аргонец привычно зарычал, но я покачал головой. Не поможет, только разозлит. Лучше я сам. – …Тебе никогда не снятся те, кого мы расстреляли, Арлекин? – Нет. Я своих снов не помню. – И мне не снятся. Последняя стадия, да? Сколько лет мы уже мочим этих пидарасов? Десять? – Скоро уже одиннадцать, Суббота. – Суббота, блин, Арлекин – клички, как у бобиков! Даже по именам называть друг друга не можем. – Не можем… Уезжай в отпуск, капитан! Захочешь – вернешься. – Точно! Самое время в отпуск, когда нам всем скоро – полный пи… салют. В Киеве херово? Не отвечай, вижу. Десять лет, целая жизнь – и что? Помнишь, когда все начиналось, мы думали, что это – на год, на два. – Мы даже стрелять не собирались. Меня назначили в пропагандистскую группу к Курчевскому, ты чего-то организовать хотел. – Угу, первичные ячейки Конфедерации Анархо-Синдикалистов. Смешно, правда? Обхохотаться… Где тот КАС теперь? А мы здесь. Заседаем… Ни черта сделать не смогли! Резня остановилась сама собой, когда всех перерезали, штатники делают, чего хотят, суки!.. – Мы сумели договориться с татарами и казаками, Суббота. Крови пролилось все-таки меньше, чем могло. НАТО не решается выйти за пределы военной зоны, Киев не бомбят, как Белград. – Мы-то причем? Россия надавила, Ельцин, наконец, проспался, двинул войска… Сколько составов отряда уже легло? Хотя… Может, так и надо? Бешеных собак собирают вместе, на фронте, чтобы в тылу было спокойнее. Война – очищение общества от психов. – И это тоже… В 93-м Руцкой и те, кто стоял за этим клоуном, всерьез готовили войну. Вспомни его заявления по Осетии и Крыму! Наши отряды остановили резню, не дали вмешаться. – Это ты своим студентам рассказывать будешь! Руцкой, сволочь, просто трусы обмочил, как и всегда. Зато штатники… – Мы не дали войне развернуться. Киев уже бомбили. И наш Харьков тоже. – Ivan Susanin – hero of Soviet Union. Выпьешь? – Капитан Суббота, под трибунал желаете? – Под трибунал? Дожили, Арлекин!.. Да ты всегда такой был, даже в экспедициях. Эх, Цитадель херсонесскую не докопаем, жалко! Там, говорят, американы-суки все испоганили. Архи-олухи, блин! А, помнишь, мы собирались крымские леи искать? – Альфред Уоткинс, графство Хирфордшир, великая лжетеория ХХ века… Это Аргонец собирался, у него с фантазией все в порядке. – С фантазмами… Кстати, ты заметил – он твою сексапилку откуда-то знал. Раньше, до отряда. Так друг на друга косились!.. – Правда? Давай спросим. Пусть выдаст ценную информацию. – Инфор-ма-ци-я! Ин-фор-ма-ци-я! …Экспедиционная привычка – если в разговоре попадется слово на четыре такта, да еще с окончанием на «ция», полагается его повторить, да не просто, а под аплодисмент. Своеобразная релаксация. Ре-лак-са-ция! Ре-лак-са-ция! – Между прочим, Арлекин, «за педофилию» – это не тост, это – статья. ФАЙЛЫ ИЗ НОУТБУКА 21. Единственная легитимная линия Власти – это наследственная Сила, переходящая при мистериальной передаче Ее от Отца к Сыну, от праотца Ноя. Вся история была бы естественной и линейной по форме и сути, если бы не борьба с линией изначальной Власти, которую ведут те, кто выпал из прямой Правящей Линии. Только одна Сущность может дать альтернативную Силу. Это «он», тот самый «Dispater» («невидимый отец»), находящийся ниже уровня Аида, Гекатонхейров и Тифона. Мистика Власти – это поиск Силы власти, Силы Приказа. Такую Силу можно получить, только принося в жертву людей. Лучшей социальной маскировкой культовой жертвы стала война. Война всегда воспринималась как естественная спутница человеческой истории. Война всегда должна быть культовой. Всегда должен быть определенный процент межличностного убийства. В идеале – глаза в глаза. 22. В одной из татарских легенд Крыма – «Отузской легенде» – рассказывается о змеином месте близ с. Отузы (современная Щебетовка) на речке Отузка, где растут камыши – Юланчике. Дословный перевод слова Юланчик – змеиное гнездо. «Здесь в камышах жила змея, которая, свернувшись, казалась копной сена, а когда шла полем, делала десять колен и больше. Правда, убили ее янычары. Но остались от нее детеныши…». Небезынтересно, что жила именно там, где она описана в наши дни. Очевидцы рассказывают также о встрече огромной змеи на Казантипе (Керченский п-ов). Чабан заметил под кустом терна что-то блестящее, похожее на отполированный дождями и ветрами бараний череп, и ударил по нему палкой. И вдруг взлетел вырванный с корнями терновый куст. Чабан увидел клуб пыли, а в нем своих овчарок и что-то громадное, извивающееся с чудовищной силой и быстротой. Когда чабан пришел в себя, одна собака была убита, а две уцелевшие с остервенением рвали еще дергающееся тело огромного гада. То, что показалось чабану бараньим черепом, было головой громадной змеи. 23. Неверно искать продолжение нашего бытия и Ноосферы в безличном. Универсум – Будущее – может быть лишь сверхличностью в точке Омега. РАЙ 7 августа 2004 г. Крым. Караби-яйла. Рабочая тетрадь, С. 28. Харьковский Национальный университет им. В. Н. Каразина. Горно-крымская комплексная экспедиция. Июль-август 2004 г. Отряд «Омега». В первую половину дня работы не проводились из-за дождя. Краткая характеристика плато Караби. Плато Караби (Караби-яйла) находится между Алуштой и Судаком, его высота от 800 до 1100 метров над уровнем моря. Протяженность – двенадцать километров с запада на восток и десять – с севера на юг. Практически полностью «лысое» плоскогорье, только в нескольких местах растут сосны, посаженные после войны. Здесь находится свыше 100 пещер. Глубина самой глубокой из них, Солдатской, 500 метров. На плато произрастает около 500 видов диких трав, в том числе эндемиков, многие обладают лечебными свойствами. Снег ложится в начале ноября. Нередки ураганные ветра, температура падает до минус 25. Весной бывают сильные туманы. Очень опасное место, почти каждый год на Караби гибнут туристы, особенно у южных обрывов. В центре плато, на высоте 978 метров, находится метеостанция, построенная в 1916 году. АД 8 августа 2004 г., Крым, восточнее города Симферополь. Мне этот бой не забыть нипочем. Кровью пропитан воздух. Вчерашний дождь чуть все не сорвал: продлись он еще пару часов, горная дорога, на которую был весь расчет, благополучно бы накрылась. Да и сейчас «джипы», даром что заморские и вседорожные, ревели вовсю, демонстрируя явную обиду. Ничего, скоро шоссе! А с небосвода бесшумным дождем Падали звезды. Песня привязалась с вечера и теперь катила вместе со мной, подпрыгивая на ухабах. Высоцкий, конечно, не совсем прав. Бои забываются, как дни на раскопе – один, второй, двадцатый. Может помниться эпизод – выкопанная в помещении № 60 бронзовая статуэтка, расстрелянный в упор британский генерал, похожий на киноактера Оливье. Весь бой – едва ли. К тому же, что значит «весь»? «Весь» не увидит никто, разве что спутник. У каждого солдата и командира перед глазами не бой, лишь маленький кровавый обрывок. Впрочем, песня – и есть песня. Нам говорили – нужна высота, И не жалеть патронов… Песня вспомнилась случайно, когда Аргонец и Суббота в очередной раз принялись язвить друг друга. Занятие из самых любимых, но на этот раз очень уж не вовремя. Пора было грузиться, невидимые шестеренки задуманного нами завертелись, а господа офицеры изволили спорить из-за названия операции. Суббота, не иначе с жестокого похмелья, предложил назвать ее «Пронусименто». Аргонец, которому предстояло писать боевое донесение (он их ваяет от руки, презирая компьютер), взвыл, заявив, что столько букв выводить не собирается. Зловредный Суббота посочувствовал: так много непонятного запомнить и вправду трудно. Аргонец вскипел и… И я, вспомнив песню, предложил назвать операцию просто – «Вторая звезда». Вот покатилась вторая звезда – Вам на погоны… Не спорили, но поглядели хмуро. Не дозволил доругаться, отец командир! И вот теперь ночь, мокрая дорога, пересекающая седловину, горы, заросшие молчаливым лесом, притушенные огни фар. Я на первой машине вместе с Аргонцем, на второй, как обычно, Казачок, Суббота замыкающий, а впереди самое опасное – въезд на шоссе. Если пронюхали, если узнали – там и встретят. Боевые донесения – чистой воды нелепость. Раньше мы писали их для Ильи Григорьевича и, отчасти, для памяти, уж не знаю, чьей. Потом – по просьбе друзей из Киева, но туда отсылались не все, а только самые важные – как, например, про британского генерала, похожего на актера Оливье. «Вторая звезда» – еще и дезинформация на всякий пожарный. Перехватят донесение – пусть ищут первую! Насчет же реальных звезд (не на небе – на погонах) никакой ясности не было. Чернорог объявил себя сразу генералом, Шевченко ввел воинские звания времен Украинской Директории, остальные потянулись за ними, порой выдумывая нечто несусветное. Я сразу же решил подобной глупостью не заниматься, звания оставил реальные, соответственно записям в военных билетах. Если требовалось, на офицерских должностях прекрасно чувствовали себя и сержанты, и рядовые. Вот покатилась вторая звезда… …Выезд на шоссе уже близко, водитель, из недавних симферопольских новобранцев, сбавил ход, а я нетерпеливо ждал, когда, наконец, пискнет рация. Разведка должна быть уже на месте, если путь свободен, сообщат. Опасаться нам почти что нечего – кроме глупой случайности и откровенной измены. С последним хуже, народ мы проверяем и фильтруем (первый раз на пункте вербовки, второй – в отряде), но мало ли какая сволочь может польститься на доллары или евро? Пока Бог миловал. Илья Григорьевич рассказывал, что в войну, давнюю, настоящую, засылать в партизанский отряд агента не имело смысла. По самой простой причине – из-за связи, точнее, ее крайней затрудненности. Это учитываем и мы, мобильные телефоны можно иметь только с моего разрешения, но на дворе уже XXI век. Незачем отстукивать морзянкой «Юстас – Алексу», достаточно вовремя выстрелить из ракетницы или посветить фонариком. …Пискнуло! Кажется… Да, вперед. Вперед! Слишком рано нас похоронили, слишком рано отпели. Мы – гаитянские зомби, мы придем из тьмы, из ночного мрака, могильной черноты. Вы напрасно успокоились, майн герр, май сэр и мон пер! Потому и вспомнил похмельный капитан пронусименто – шумно, громко, с пальбой из всех стволов, чтобы августовская ночь превратилась в бразильский карнавал. А с небосвода бесшумным дождем Падали звезды… Мокрая лента шоссе, резкие тени деревьев… Сюда бы художника, графика, такого, как Василий Мироненко, его работы очень любила бабушка. Правда, он рисовал не Крым, а юг Украины, как раз те места, где воевал отряд Шевченко. Вперед! * * * Илья Григорьевич Старинов никак не мог понять бардака (так и писал – «бардака», ничуть не стесняясь), воцарившегося в диверсионном деле за последние годы. Старый полковник звонил, ходил по «инстанциям», волновался, глотал валидол. В страшные дни, когда в Первомайском гибли дети, а пьяный Ельцин бредил о двадцати девяти снайперах, Илья Григорьевич составил подробный план операции по освобождению заложников, кричал по телефону, уговаривал. Потом, говорят, плакал… Мы слушались старика, как бога. И ни разу не ошиблись. Именно он объяснил нам, что страшившие всех блокпосты – ерунда, глупость, «блок-могилы». Ему резонно возражали: не глупость, а кормушка для сволочей в погонах, собирающих лепту вдовицы с каждой проезжающей машины. Илья Григорьевич не хотел верить, спорил. После пятого уничтоженного блокпоста UkrFOR стали оттягивать свои подразделения в населенные пункты. Оставшиеся мы быстро научились обходить – как этот, что исчез за поворотом. Следующий будет уже на въезде в Старый Крым, его не объехать, но… Тем, кто там скучает в ожидании рассвета, скоро предстоит повеселиться. От души! Мне этот бой не забыть нипочем. Кровью пропитан воздух… На карту уже можно не смотреть, места знакомые, даже ночью узнать легко. По этой дороге я ездил в музей к Александру Грину. Его старый ветхий дом мы сегодня обойдем стороной, чтобы не дай бог не задеть, а, если, не дай господь, если пэры и сэры устроили там казино!.. Гель-Гью, Лисс, Зурбаган, мы идем! К бою! ФАЙЛЫ ИЗ НОУТБУКА 24. Правила ведения боевых действий (Б.Д.) на территории Крыма и южных областей Украины. Приняты на общем собрании командиров 14 октября 1994 года. 1. Территория Б.Д. ограничивается исключительно районом расположения UkrFOR. Любые акции, включая террористические, на других территориях запрещены. 2. Б.Д. ведутся только против комбатантов. Таковыми признаются лица в форме войск UkrFOR, а также лица, имеющие в руках оружие. Акции против мирного населения исключаются. 3. Запрещено использование противопехотных мин. 4. Запрещена практика заложничества в любых ее формах. С пленными надлежит поступать согласно законам военного времени. 5. UkrFOR будет признана воюющей стороной со всеми последствиями (включая применение Гаагской и Женевской конвенций) только в случае подобного признания, осуществленного на официальном уровне руководством Украины. 6. Военные не вмешиваются в политическую жизнь и не пытаются навязывать политикам свои решения кроме основной задачи: освобождения территории страны от оккупации. 7. Командованию UkrFOR предлагается рассмотреть и принять пункты 1-5 настоящих Правил. В этом случае они будут соблюдаться обеими сторонами. АД 9 августа 2004 г., Крым, окрестности города Старый Крым. Исчезнувший мир вернулся внезапно, толчком, но разум еще молчал, бесстрастно фиксируя происходящее. Где-то там, вдали, за плотно сомкнутыми веками, короткими очередями били «Никоновы», резкий голос Субботы требовал немедленно, сию же минуту, врача… …Нет нашего врача, капитан, три недели, как нет, забыл ты по горячке! А под головой что-то жесткое. Нет, не так!.. Меня пытаются приподнять… приподнимают, голову держат на весу. Я жив, ночь еще не кончилась… Ночь?! Какая по счету?! Неужели бой длится так долго? – У кого аптечка? Аптечка! Аргонец? Почему здесь, он должен быть у бензосклада, на нем весь фейерверк, салют нашему пронусименто «Вторая звезда»! – Суббота, твою дивизию, принимай командование!.. О чем это Аргонец? Командование? Какое командование? Меня, что, похоронили? Чего я, собственно, лежу? * * * – Какое там, не контуженный! Свалился носом вперед, не мявкнул даже. Из-за тебя я ни одного пленного не взял, всех их тут, пидарасов, положили… – Погоди, Суббота! Значит, сейчас 2.03, девятое августа, мы в Старом Крыму. Я был без сознания… Десять минут? Десять? Всего десять?! – Говоришь, не контуженный? А ну, в тыл, к своей девке, живо! Навоевался!.. Ночь исчезла, скрывшись в рыжем горячем пламени. Фиеста в разгаре, я жив, прошло всего десять минут. Это главное, все остальное – потом. Гори, «Вторая звезда»! Я бы звезду эту сыну отдал – Просто, на память… Жаль, у меня нет сына. ФАЙЛЫ ИЗ НОУТБУКА 25. Истинная физика та, которая когда-либо сумеет включить всестороннего человека в цельное представление о мире. Я думаю, вряд ли у мыслящего существа бывает более великая минута, чем та, когда с глаз его спадает пелена и открывается, что он не затерянная в космическом безмолвии частица, а пункт сосредоточения и гоминизации универсального стремления к жизни. Человек – не статический центр мира, как он долго полагал, а ось и вершина эволюции, что много прекраснее. ПАПКА II. ЧИСТИЛИЩЕ. 1-9 августа 2004 г Файлы 26-50. ФАЙЛЫ ИЗ НОУТБУКА 26. Группа шотландских учёных из университета в Абердине (University of Aberdeen) под руководством Роджера Пертви (Roger Pertwee) обучила лабораторных крыс различать короткие и длинные звуковые сигналы. Всё было нормально, пока крысам не ввели синтетический каннабиноид – один из активных компонентов марихуаны. Под его действием животные наделали большее количество ошибок. Учёные приписывают погрешности в работе крыс как к общему недостатку концентрации под действием каннабиноида, так и к неспособности судить о Времени вообще: «Под действием препарата Время длиннее, чем на часах, – сообщил Пертви. – Минута может походить на час». 27. Особую известность получили миражи когда-то прошедших на земле сражений и битв: в 1642, летом 1686, 23 июня 1744, 8 октября 1881 года. На всем протяжении XVII-XVIII веков в Англии и Шотландии неоднократно наблюдали на небе «кинопленку» с записью давно отгремевших боев. В 1785 неизвестные солдаты-призраки дважды маршировали над Уйестом (Силезия). 28. Все попытки переместить тела во Времени не приведут ни к чему. Сразу после перемещения тело перестает существовать как в точке А, так и в точке В. Точка А со своим состоянием Вселенной перестает существовать – следовательно перестает существовать тело. Уничтожив точку А, человек уничтожит одну из точек Времени. То есть, Время во Вселенной после перемещения будет выглядеть как отрезок, где начало в точке, когда появилась Вселенная, а конец в точке А. Такое изменение строения Времени приведет к его разрушению и, следовательно, к разрушению Вселенной, так как Пространство и Время связаны. ЧИСТИЛИЩЕ 1 августа 2004 г. – 16 июня 1978 г., город Харьков. Наверно, так и придется умереть – в кресле возле стола. Слева под рукой – чашка с водой, три таблетки на блюдце. Когда-нибудь мозг не выдержит, значит, последним, что я увижу, будет циферблат часов, стилизованный под старинную карту. Черные стрелки застыли, часовая указывает на еще не открытую Антарктиду, минутная лежит вдоль Северной Америки. 18.03, белый день на дворе, но шторы плотно задернуты. Полумрак, полуночь… Смертность среди тех, кто прочно увяз в DP, несколько ниже, чем у принимающих тяжелые наркотики. В среднем. Это несколько успокаивает. Беленькая, желтенькая, черненькая… Три таблетки, три банана – как в старом мультфильме. «Я дракон – Бойся-Бой!». Ну, бойся-бой! Запить водой… Аминь! Теперь – прикрыть глаза. Самый страшный момент, начало Погружения, начало очередной маленькой смерти, ведь можно здорово не угадать… Ничего, вернусь, проснусь, сон – такая же временная смерть, как и погружение. Точнее «Погружение», ведь «DP» – тоже со строчной. DP – Dream of the Past. Или – Dearth in the Past. Для пессимистов. Во сне порой умирают… Стоп! Это не сон, не сон, не сон! Первая заповедь DP: ты не спишь! Тем более, Погружения в сон не бывает. Проверено. Часы… Тик-так, тик-так. DP-DC… DP-DC… DC – Death Certificate… Стоп, хватит, лучше еще раз посмотреть на время. 18.04, потом запишу, порядок есть порядок. Посмотреть на Время… Очень точно сказано, сейчас и приступим. Еще минута, совсем скоро, вот-вот… Ударит по затылку, как после глотка хорошего коньяка – и все. Эх, где его взять, хорошего? До сих пор спорят – помогает ли алкоголь при Погружении. Я, конечно, считаю, что… * * * – …Состоялся в Москве в июне 1930 года в самой разгар так называемого Великого Перелома. Основной вопрос – контрольные цифры Первой пятилетки… И кто ж такую чушь морозит? Это я такое морозю. Или морожу? Открыть глаза! Если я могу соображать насчет мороженой чуши, то… Управляемость за пятьдесят, даже больше, что само по себе почти чудо. Солнце! – …Рассматривался также вопрос о борьбе с правым уклоном в ВКП(б)… Зажмурился всего на миг, привыкая к ярким лучам, а, главное, к самому себе – новому, старому. Первые секунды Погружения почти так же опасны, как и прием таблеток. Тогда может не выдержать мозг, сейчас – я сам. Мало ли куда закинет? А если посреди моря, в шторм? Любил я в те годы понырять среди волн! Почему я молчу? Я должен продолжать белибердень про правый уклон… Глаза! …Огромное окно, солнце над желтым зданием Академии, далеко внизу – зелень сквера, а над всем этим – бледное горячее небо. Родной университет, этаж этак пятый… Лето? Лето! Аудитория 5-51. Точно! – Продолжайте, продолжайте… – Сейчас! Это уже мне, и это уже я. Все ясно – почти все. Экзамен, билет на столе, там же – листок в клеточку с моими каракулями. А передо мной профессор Вайнштейн Аркадий Исаакович, значит, история СССР. Третий курс, летняя сессия? Ну, конечно! На экзамен еще не заносило. Так мне и надо! Ладно, чего там дальше про правый уклон? Самое время брать управление на себя, я-прежний, меньший братец, поскучай пока! – Дело, конечно, не правом уклоне, Аркадий Исаакович. Да и уклона-то никакого не было. Хулиганить и безобразничать при Погружении не принято – даже у тех, кто окончательно впал в «сонный уклон» (уж точно уклон, куда там Коле Бухарину!). В любом случае получать за экзамене «хор.» вместо заслуженного «отл.» ни к чему. Но и повторять чушь из старого учебника не хочется. Профессор меня за попку-дурака не почитал, так что вполне можно высказаться. Аркадий Исаакович до сих пор жив и здоров, что во всех отношениях приятно. Трудно разговаривать с покойниками. Но и он хорош – нагружал нас, бедных доверчивых студентов, чушью про любовь народа к партии. – «Военная тревога» 1927 года показала, что РККА практически небоеспособна. Отсюда все подобные, извините, Аркадий Исаакович, телодвижения. Обвинять лично Сталина не имеет смысла, ведь даже Чаянов, на что либерал и мужиколюб, предлагал самые решительные меры. Этим объясняется и форсирование темпов индустриализации. Иное дело не рассчитали – слегка. Товарищу Кржижановскому песни бы писать, а не планированием заниматься! И вдруг я понимаю, что уже не сижу – красуюсь возле окна в привычной стойке лектора, в левой руке – несуществующие очки, которыми (есть грех!) злоупотребляю в качестве реквизита. Тон и голос – соответствующие. Коллеги-студенты за партами уже поднимают головы… Эге! Осторожнее надо, не то брякну привычное: «Да-с, молодые люди, учебник читать надо! А вы, на последней парте, э-э-э, Хвостиков, не списывайте!» …Юра Хвостиков, хороший парень со смешной фамилией. Этот уж точно покойник, умер лет восемь назад. Кажется, печень. – А что касаемо, хе-хе, правого уклона, то история вышла вообще смешная. Перед съездом Сталин и Бухарин помирились, Горький поспособствовал… Ах, черт! «Хе-хе» – совсем ни к чему. А вообще-то лихо! 1978 год, Погружение на… двадцать шесть лет! Личный рекорд. И почти полный контроль, что тоже невероятно. – …Вот Коба и отправил друга Колю в горы – альпинизм поднимать. А бедняга Рыков отдувался на съезде за двоих. Били сильно. Хвостиков, рядом – Лена Токаренко, чуть дальше… Не помню, mea culpa! …Борисова, Яковлев, Таня Крутицкая. Молодец, я-прежний, братец мой меньшой, подсказывай и дальше! – Ну-ну! Аркадий Исаакович, кажется, не удивился, если и да, то не слишком сильно. Меня всегда почитали на факультете несколько экстравагантным. На семинарах всегда именовал Троцкого исключительно по имени-отчеству, приносил из дому старые издания «ВКП(б) в резолюциях», Грушевского с Винниченко поминал. Либеральные стояли времена, а еще говорят: «застой, застой!». А вот на работу после пятого курса не взяли. И правильно, нечего умничать! – Что там был за вопрос с «милитаристским уклоном» в ВКП(б)? Это мне за наглость. В «сером» учебнике Пономарева про «уклон» – ни слова, даже в справочниках он лишь упоминается. Значит, «ну-ну», Аркадий Исаакович? Ну-ну – два раза! – Письмо Тухачевского к Сталину с программой модернизации РККА. К тому времени стало ясно, что прежняя программа Уборевича, хоть и немцами составленная, неудачна. Тухачевский попытался перехватить инициативу… А если спросит, откуда сие ведомо? Оттуда! Скажу – статья маршала Бирюзова в «Вестнике военной истории» за 1964-й. Не побежит ведь Аркадий Исаакович в библиотеку! – …Сталин вначале возмутился, отсюда и «милитаристский уклон» на съезде. Но уже через два дня написал Тухачевскому письмо с извинениями. Программа была, конечно, еще та. Пятьдесят тысяч танков за пятилетку, когда реально выпустили еле-еле пятьсот. И те, извините, калеки вроде «МС»… Кажется, «отл.» мне уже обеспечен – как и было в реальности. Если, конечно, профессор в Первый отдел не помчится. Едва ли, истфак все-таки! А что было – будет – дальше? Именно в такие минуты понимаешь, что память – штука абсолютно ненадежная. * * * Хельги ждала в коридоре, листая общую тетрадь в красной клеенчатой обложке. Конспект? Но ведь она уже, кажется, получила свой «отл.»? – Привет! – Привет, Эликен! Близоруко сощурилась (очки она наденет через пару лет), улыбнулась. – Пятерка, конечно? Ну, пойдем! ФАЙЛЫ ИЗ НОУТБУКА 29. 10 августа 1901 года молодые девушки Энни Моберли и Элинор Джордан (Журден) во время посещения садов Малого Трианона (Версаль, Франция) неожиданно для себя заметили необычную перемену в окружающей обстановке и принялись с удивлением разглядывать людей и ландшафт явно из другой исторической эпохи. Путешественницы обратили внимание на то, что все окружающие одеты в костюмы времен Марии-Антуанетты. Позже, после столь же чудесного и непонятного их возвращения в родной XX век, историки по описаниям уточнили наблюдаемое девушками время – период с 1770 по 1774 годы. 30. Согласно теории струн, все микрочастицы образованы замкнутыми в петли крохотными струнами и находятся под чудовищным натяжением в сотни миллионов тонн. Их толщина гораздо меньше размеров атома, однако колоссальная гравитационная сила, с которой они воздействуют на объекты, попадающие в зону их влияния, разгоняет их до колоссальной скорости. Совмещение струн или соположение струны и чёрной дыры способно создать закрытый коридор с искривлённым пространственно-временным континуумом, который и мог бы использоваться для путешествия во Времени. Теоретическую возможность подобных путешествий обосновывают в своих работах известные специалисты по квантовой физике Эдвард Уокер, Джек Саргати, Юджин Уингер и Чарльз Мьюзес. ЧИСТИЛИЩЕ 16 июня 1978 г., город Харьков. – Что скажешь, Эликен? – Подумаю. – На тебя не похоже. Солнце, солнце, солнце… При Погружениях ясно чувствуешь, что в прежние времена оно и вправду светило ярче. И небо было выше, и воздух слаще. Все привычное, все родное! Резная листва на знакомых деревьях, ровные чистые аллеи, полузабытые киоски с газированной водой (чистая – копейка, с сиропом – четыре). Парк имени Шевченко… Вот и дуб-ветеран, ему за триста, пока еще зеленеет, бедняга, но крона уже мертва. – Все думаешь? – Думаю и думаю. Но труднее всего привыкать к себе самому. Лишнего веса за эти годы не набрал, но двигаться теперь куда легче. Не идешь – летишь. На зубах – ни одной коронки, непривычно. И чуб на голове пока еще проблема, девать некуда, а лицо странно голое, ни бороды, ни усов. Какая борода на военной кафедре? Часы на руке… Привет, пластмасска, молотком деланная! И я такое носил? Стоп, Время! Не засек, забыл. Сейчас 11.23, экзамен шел минут десять, не дольше… – Двадцать шесть лет и полтора месяца, контроль и управление – процентов восемьдесят, даже больше, опыт длится около получаса. – Звучит серьезно. С Хельги во время Погружений мы не встречались. И не могли. Той – этой! – осенью, далекой осенью 1978-го, она уедет в Москву, потом – за границу. Двадцать шесть лет! Шура прав, новые таблетки того стоят. Главное, остаешься самим собой, не чувствуешь себя космонавтом в чужом теле-скафандре. На Сумской, как и всегда, людно. Улица почти не изменилась, разве что иномарок нет, и витрины забыто-советские, как в старых кинофильмах. Но такое я уже видел и еще увижу, Погружение, скажем, лет на пятнадцать – не проблема. А вот Хельги могу больше не встретить – двадцатилетнюю, еще не носившую нелепые очки в золотой оправе, легкую, почти невесомую в своих белых туфельках на высоком каблуке. Сейчас я провожу ее домой, мы зайдем в подъезд знакомого дома на Донец-Захаржевского… Стоп! Не подсказывай мне, брат мой меньший, и так помню. Только… – Эликен! Оказывается, мы остановились – как раз возле глухого забора. Долгострой Оперного театра, откроют только через девять лет. Остановились, стоим, Хельги держит меня за руку. – Эликен, что случилось? Это… Это ты? Да, во время Погружений можно делать почти все. Почти – слишком резкие движения не рекомендуются, с чем не спорят даже «сонные» уклонисты. И во сне откровенные глупости ни к чему, твой ведь сон, не чужой. Но это не сон, не сон, не сон! Вокруг все настоящее, даже слишком. Абсолютная реальность… Если задуматься – страшно. И соблазн, соблазн! Иногда так и тянет поиграть в пророка, а то и хуже – исправить саму Историю. Позвонить, скажем, Брежневу, чтобы не посылал войска в Афганистан… В первые годы увлечения DP почти все так и поступали. Потом опомнились, поутихли. Не только потому, что ничего не исправлялось. Поняли – нельзя, даже не поняли, почувствовали. Если DP – не сон, не привычная Реальность, не просто фармацевтическая Машина Времени, значит – нечто иное? Иное – что? Лицо Хельги совсем близко, близорукие глаза смотрят настороженно, странно. Все время (все Время!) забываю: при Погружении не одни лишь деревья и улицы, но и люди настоящие. И ты для них – настоящий. Только играть в себя прежнего, в наивного двадцатилетнего студента, нет никакой охоты. Даже иначе – не получится. Ни у кого не получалось. – Ты так никогда не улыбался, Эликен. – Ага. Там, кажется, скамейка. «Там» – возле забора, рядом с огромным экраном, на котором вечерами крутят рекламные ролики. То есть, конечно, не ролики – отрывки из новых кинофильмов. «Ленфильм» с Медным Всадником, «Мосфильм» с Рабочим-Колхозницей… Как выразился один мой язвительный однокурсник: «Кино для нищих». А если посоветоваться? Просто посоветоваться? – Сейчас… Я, кажется, сигареты не купил. – Сигареты?! Ты же не куришь. Ну, конечно! Какие в те годы сигареты? Спорт, спорт – и только спорт. Велосипед, плавание, лыжи… И курить не очень тянет, нет привычки. – Н-да, перезанимался. Давай присядем. * * * – Попробую, Эликен. Во сне человек почти всегда знает, что спит. Сон когда-нибудь кончается. Можно проснуться – если очень постараться. – Например, закричать. – Да. Кроме того, во сне очень трудно читать, больше страницы не осилишь. Наверно, мозгу трудно придумывать текст. Ну и… Все. – Не все, Хельги. А если я уверен, что все вокруг – нереальное? Не сон, не бред даже, а какое-то… состояние. Скажем, полная иллюзия перенесения в иное время. – На двадцать шесть лет и полтора месяца? Назад? Значит, сейчас у тебя две тысячи… – 2004-й, август. Я в отпуске, Шура продал мне новые таблетки, я сижу в кресле возле компьютера, на стене часы с циферблатом в виде старинной карты. – Фу ты, а я уже испугалась! Хорошая идея, особенно насчет карты. А меня ты придумал? В своем 2004-м? – Ты в Гарварде. Преподаешь. Кафедра истории России XIX века. – В Штатах? А как я там оказалась? – У тебя дядя в Калифорнии, очень богатенький дядя. – Эл… Эликен! Откуда ты… Я тебе ничего не говорила про дядю Игоря! Кто тебе рассказал? Так нечестно! Нечестно!.. ФАЙЛЫ ИЗ НОУТБУКА 31. «Ноогенетические» силы сжатия, организации и интерьеризации, под действием которых происходит биологический синтез мышления, ни в какой момент не ослабляют своего воздействия на человеческую ткань. Из этого вытекает отмеченная выше возможность уверенно предвидеть, если все пойдет хорошо, некоторые точные направления будущности. Упорядочивание крупных комплексов (то есть, организация их все более невероятных, хотя и связанных между собой, состояний) происходит в универсуме лишь двумя связанными между собой способами: 1) в результате пробного использования благоприятных случаев, появление которых вызывается игрой больших чисел, и 2) во второй фазе, путем сознательного изобретения. 32. По одной из легенд, распространенных среди DP-watchers («Наблюдающих сны о Прошлом»), в июле 1993 года (или годом позже) Том Брэйвуд, житель города Сан-Диего, Калифорния, человек очень больной, принял одновременно три таблетки. Одним из лекарств был диазепам (вариант препарата валиум), по поводу двух других высказываются разные мнения. В результате примерно через минуту после приема последовала потеря сознания, длившаяся около шести минут. За это время Брэйвуд успел, по его уверению, побывать (позже стал использоваться термин «погрузиться») в собственном Прошлом (в 1982 году). Брейвуда поразил не сам факт Погружения, которое он первоначально принял за сон, вызванный общей слабостью, а невероятная реальность увиденного. Через несколько дней, сопоставив факты, Брэйвуд повторил опыт с тем же результатом. На этот раз он погрузился в 1981 год, причем за несколько «реальных» минут Погружения сумел провести в Прошлом почти целые сутки. Легенда о Томе Брэйвуде не имеет документального подтверждения. Есть мнение, что в первое Погружение произошло в 1983 году в ходе испытаний, проводившихся в лаборатории одной из фармацевтических фирм. Вскоре движение DP-watchers стало массовым, охватив тысячи людей, несмотря на вред, приносимый приемом сильнодействующих препаратов. Использовались разные сочетания трех таблеток (около десятка), но среди них обязательно присутствовал диазепам. Достаточно быстро DP-watchers приравняли к наркоманам, однако борьба с этим явлением затруднялась и затрудняется тем, что все применяемые лекарства были совершенно легальны, более того, крайне необходимы миллионам больных. Механизм явления DP до сих пор не изучен. Считается, что комбинация (набор) лекарств приводит к временному прекращению функций некоторых частей мозга в области, именуемой психоневрологами «Область Бога». В настоящее время (2003 г.) «наблюдатели» применяют три основные комбинации лекарств (не считая т н. «черного DP»). 1. Набор DP-10… 33. Британское королевское Метапсихическое общество, основанное 150 лет назад, накопило в своих архивах почти двести фактов проникновения Прошлого в Настоящее и Будущего в Настоящее. Практически все гости из Прошлого тяжело перенесли непонятное для них перемещение, закончив свою жизнь не совсем счастливо – кто в больнице, кто в тюрьме. Люди из Будущего к подобному приключению относились в какой-то степени спокойно. Вероятно, часть из них вернулась обратно. ЧИСТИЛИЩЕ 1 августа 2004 г., город Харьков. Тетка за прилавком скользнула по мне равнодушным взглядом и, ничего не спросив, протянула пластмассовый стаканчик с коньяком «Коктебель». Так же молча был вручен ломтик апельсина. Теток здесь две, вторая, помоложе, выдает апельсин на тарелке с голубым рисунком. И столь же молча. Иногда все же здороваемся. Постоянный клиент! Среди тех, для кого Погружения стали частью жизни, наркоманов практически нет. Не пробовал, но, говорят, даже невинная конопля блокирует DP на много дней. А вот пьем безбожно, и это еще не самое страшное. Болеем, сходим с ума, бросаем семьи… Все мы ждали, когда про DP заорут во всю глотку, на уровне ВОЗ, а то и ООН. Крайний социальный эскапизм, чреватый распадом общества, новая, изощренная форма наркомании, поражающая прежде всего образованных и не самых глупых, хроноложество, хрономания… Молчат! И это молчание красноречивее любых криков. Выходит, все еще сложнее, чем кажется. DP не замечают – значит, это кому-нибудь нужно? Коньяк пился привычно, почти не задевая нервов. Потом чуть попустит, самую-самую чуть. Надо будет взять еще, до встречи с Шурой десять минут, успею. Нет, не десять – восемь. Но все равно успею. Часы у меня без цифр, только со стрелками. Белый циферблат, птица с распростертыми крыльями… Последняя мода среди DP-watchers, а заодно и наш опознавательный знак, вроде браслета у хиппи. Вначале думал, будет неудобно, но быстро привык. В чем тут символика, каждый решает сам, для меня же пустой циферблат – это и есть DP. Время все равно идет, но определяю его я сам. Пусть и не всегда точно. Про часы я узнал на одном из американских DP-сайтов, где рекламировалась чуть ли не дюжина моделей разных фирм – от дешевой штамповки до лучших швейцарских. Заказывать, понятное дело, не стал, но через месяц купил точно такие же в магазине через дорогу. Продавщица пояснила: «Стильно!» Значит, есть уже DP-мода, так и до субкульутры рукой подать. Три разноцветные таблетки еще встряхнут род людской! * * * – Н-ну как? – Ну, так. Это вроде пароля – вместо бессмертной фразы про славянский шкаф и тумбочку. Среди нас, «наблюдателей», в подобных случаях принято спрашивать, который час – с последующей демонстрацией пустого циферблата. Но бывают варианты. Шуру я знаю много лет, играть в Штирлицев нет охоты, однако первая фраза всегда одна и та же. Вдруг моего дилера подменили? Восемь вечера, нестойкие сумерки, троллейбусная остановка на проспекте Гагарина, забитые народом скамейки. Лучшее место для встречи, никто и внимания не обратит. Шура, как всегда, с большим черным портфелем, полным картонных коробочек – больших и маленьких. Подошел троллейбус, за ним подкатила маршрутка. Народ схлынул, и я поспешил присесть на освободившееся место. Шура достал «Ватру», я вынул пачку красного «Атамана». «Ватру» я тоже курил. Давно. – Двадцать шесть лет, управление почти полное. Правда, только четыре часа. Но все равно – чудо. – Я же тебе, Арлекин, г-говорил. Еще возьмешь? – Не знаю. Взял бы, но эти новые разноцветные слишком дороги. DP – вообще, удовольствие не из дешевых, поэтому большинство из нас – зажиточные пенсионеры, доценты с профессорами, удачливая богема. Молодежи почти нет. Какой смысл погружаться, когда тебе двадцать пять, если крайний предел – пятнадцать-шестнадцать? Почему, пока неясно, но ниже собственных четырнадцати никто из «наблюдателей» еще не бывал. – А я с девушкой поссорился. С очень хорошей. Ляпнул, не подумав… – Т-там? Это, Арлекин, б-бывает. Так и тянет п-пророка изобразить. – Ага. – Может, в-все-таки возьмешь? Одно П-погружение не показательно. Эти н-новые – они синхронные, представляешь? Д-день в день, почти с г-гарантией! …Очередной троллейбус, толпа толкается у дверей, вот и милицейский патруль с резиновыми «демократизаторами». Ничего, не тронут, вид у нас приличный, а я даже не слишком пьян. В черном портфеле у Шуры – обычные лекарства. И документ наверняка имеется: агент фармацевтической фирмы, какая-нибудь служба доставки. Сам Шура никогда не погружается, как и положено дилерам. Зато все знает. Снова троллейбус… – Синхронные? То есть, приму завтра – окажусь на день позже? Так не бывает, обычный разброс – несколько недель. – Т-теперь бывает. Потому и д-дорогие. Бери! Не верю. Змей-искуситель Шура врать не станет, но чтобы синхронно? Чем глубже погружение, тем больше разброс. Сегодня – июнь 1978-го, завтра, даже если погрузиться ровно через сутки, какой-нибудь май или декабрь. Потому и много загадок. Вспомнит ли Хельги наш разговор, скажем, 17 июня, на следующий день – если я там снова появлюсь? Пока проверить не удавалось. DP – не фильм о Прошлом, а обрывки киноленты. Или нескольких лент. Нескольких жизней… – Ну, п-пока. Завтра буду. – Счастливо! В какую сторону уходит Шура, я обычно не смотрю. Не мое дело. Но что не на остановку, точно. Моего адреса он тоже не знает – вроде бы. Как говоривал один известный персонаж: «Конспигация, товагищи!» …Конспи-га-ци-я! Конспи-га-ция! Пройдя шагов десять, я все-таки оглянулся. Шуры уже нет, на лавках – бабки с безразмерными клеенчатыми сумками, пара знакомых бомжей, грязная худая собака тычется мордой к прохожим… Денег в кармане почти не осталось. На сто грамм «Коктебеля» еще хватит, а вот на июнь 1978-го – нет. Машины Времени нынче дороги. – …Вы не скажете, который час? Что? Ах, да! Смотрю на пустой циферблат, привычно ловлю Время за хвост. Двенадцать минут девятого. – Можете взглянуть на мои. Высокая худая женщина в строгом синем костюме протягивает руку – нетерпеливо, требовательно. – Там, правда, нет стрелок. И тут я понимаю. * * * – Вы – Арлекин, я – Гала. Мы переписывались. – Помню, вы бываете на нашем форуме. Но это – не повод для знакомства. – Я купила для вас пять наборов новых таблеток. Это – повод. Мне нужна помощь. Вас рекомендовал Шура, вы ведете Дневник Погружений, собираете информацию. Мне все это нужно. – Что конкретно? – Все. Но, прежде всего – «черный DP». Теория и практика. – Не по адресу. – По адресу. У меня есть деньги, у вас – нет. Вот ваша коробка, пять наборов. Завтра, в это же время здесь. Да, могу ли спросить? Вы – Арлекин. Почему? – Потому что надо быть смешным для всех. ФАЙЛЫ ИЗ НОУТБУКА 34. Физик Калифорнийского Института Технологии (California Institute of Technology) Кип Торн (Kip Thorne), автор монографии «Чёрные дыры и искривление Времени», предложил способ достижения необходимого для путешествия во Времени ускорения. Он, основываясь на теории Эйнштейна, по которой Пространство и Время везде постоянно, изучал различные «прорехи» в пространственно-временном континууме. Эти норы-тоннели, якобы, способны возникать между отдаленными объектами благодаря каузальной скрученности Пространства. Тоннели могут связывать отдаленные в Пространстве точки, которые существуют в принципиально разных временных плоскостях. 35. В июле 1941 года под Оршей во время разведки боем рядового Терехова оглушило взрывом мины. Пришел в себя он уже в немецком блиндаже. Увидев вражеского пулеметчика, рядовой сразу на него набросился. Озлобленные поступком пленного, немцы решили его расстрелять. Когда Терехова повели к ближайшему лесу, неожиданно небо озарилось ослепительным светом, и раздался пронзительный свист. Открыв глаза, советский боец обнаружил, что лежит на зеленной траве среди деревьев, а рядом без сознания – его конвоиры. Он быстро собрал их автоматы, растолкал и, приказав поднять руки вверх, повел немцев в том направлении, где предположительно находилась его часть. Вскоре, к изумлению Терехова, лес кончился, а на дороге он увидел приближающуюся телегу, в которой сидели старик и девочка. Девочка сообщила, что он вместе с пленными немцами находится на Дальнем Востоке, а на дворе – лето 1948 года. 36. Характеристика основных лекарственных комбинаций (наборов) DP. № 1. ГП 10 лет (+0, 2). У-К 80-90 %. НС крайне невелик. № 2. ГП 15 лет (+0, 4). У-К 60-70 %. НС 1-2 %. № 3. ГП 20 лет (+0, 5). У-К 20-40 %. НС 4-5 %. «Н». ГП больше 26 лет. У-К 80-90 %. НС неизвестен. Примечания: 1. ГП – Глубина Погружения; У-К – Управляемость (контроль); НС – процент несчастных случаев; «Н» – «Новый». 2. Характеристики «нового» набора нуждаются в уточнениях. 37. «Жалкий глупец, неужели ты настолько наивен, что думаешь, будто каждое наше слово следует понимать буквально, и что мы откроем тебе самую удивительную из тайн?»     (Философ Артефиус, XII век). ЧИСТИЛИЩЕ 17 июня 1978 г. – 2 августа 2004 г., город Харьков. – …Нет, бабушка, ничего не случилось, слава богу, все в порядке. Просто зашел, давно у тебя не был. Очень давно… Конечно, конечно, вчера забегал. После экзамена, да? Это я переучился, бывает… Ничего, я валерьянку пью – по две таблетки перед сном. – …Да, скорее всего в Песочин, скифские курганы копать. В начале июля поеду. Самые северные царские скифы. Поле, посреди – Большой курган, там кто-то очень знатный лежит, может, даже царь. И два десятка курганов поменьше. Нет, я еще ничего не видел, ребята рассказывали. А начальником будет Бородулин, из исторического музея, от нашей кафедры – Ваня Сергеев… То есть, Иван Павлович, конечно, он сейчас как раз диссертацию заканчивает. Если честно, ничего там, в Песочине, особенного нет, Большой курган грабленый, чуток только осталось. А в остальных – всякая мелочь, бусины сердоликовые, стеклянные браслеты. А чему еще там быть? Скифы – ладно, жаль, в этом году в Херсонес не попал. Ничего, успею! Там, в Херсонесе, Казарма есть, интересный очень памятник. А еще Цитадель. Ты же там бывала, еще до войны, да? Помнишь, на Главной улице, которая от собора Владимира ведет, есть такая яма в земле, Крипта называется? Про Крипту я у Гриневича прочитал, он ее исследовал еще в 20-е. Нет, с ним я не согласен, абсолютно. Вот и погляжу, что там к чему. – …Представь себе, поссорился. Наговорил Хельги глупостей, сейчас и звонить как-то совестно. Ну, бабушка, почему сразу «космополитизм»? «Хельги» – это «Ольга», а еще «Кудесница». Мы с ней летом после первого курса переписывались, а псевдонимы – чтобы интереснее было. Нет, уедет. Сначала в Москву, потом – еще дальше. Не уговорю, не смогу. Конечно, попытаюсь, только… – …А я сегодня только заметил, какие деревья во дворе маленькие, даже до третьего этажа не достают. И наш виноград… Его бы укрепить, а то поднимется повыше, скажем, до пятого этажа, а тут буря. И ничего нельзя будет сделать. Да, помню, в прошлом году мы его подвязали. Но… Ничего не исправишь, верно, бабушка? Даже если знать все заранее: когда будет буря, кто чем болен, кому сколько осталось. Нет-нет, здоров я, не волнуйся! Ничего со мной не случилось, переработался только – пока про XVI съезд ВКП(б) читал. Смешной он человек, Аркадий Исаакович. Сейчас все про партию да про пятилетки вещает, а как разрешат… У-у-у! Культ-раскульт, массовые репрессии, харьковская Катынь! Оно, конечно, не судите, да судимы будем, все мы человеки… Ладно, побегу. А Хельги из автомата позвоню. Ну не из «Калашникова» же! – …Валерьянку – обязательно. И ты, бабушка, не забывай про лекарства. Соседке нашей уже восемьдесят шесть – и ничего. В смысле, будет когда-нибудь. Как и нам всем. Ага! * * * Непривычное, без новой желтой «столярки», окно, градусник на внешней раме, зеленые побеги винограда, еще только ищущие дорогу к нашей форточке… Бабушка машет рукой, прощаясь. Как и всегда. Так будет еще год, и еще год. Целых пять лет. Если б я знал все с самого начала, никогда бы не выпил три разноцветные таблетки. Наверняка не я один – очень, очень многие. Иногда это страшнее всякого ЛСД, но отказаться от Погружений, уже побывав «здесь»… Кто сможет? Хватит! Эмоции забыть, комплексы отставить! Курс ост, затем норд-ост, через реку, улицей Гамарника… Молодец, я-прежний, братец мой меньший, правильно повел. Я-нынешний сразу бы к метро свернул, лишний километр – уже проблема. Ост! Норд-ост! Итак… Итак, Шура не ошибся, «новый» набор действительно синхронен, сейчас 17 августа 1978 года, вчера мы встречались с Хельги. Интересно, она помнит? Чем было для нее-сегодняшней мое «вчера»? На одном немецком DP-сайте синхронность зафиксирована, но без убедительных доказательств. А вот оно – доказательство, стоит лишь поднять телефонную трубку. Выходит, мы погружаемся не в отдельные «омуты», а прямиком в Реку Хронос? Не факт, не факт, сон тоже бывает с продолжением. Река Хронос… Правда, та, что сейчас передо мной совсем не Хронос, зимой по ней плавают утки, летом все покрывается тиной. Мост… Во сне переходить реку – худшая из примет, но я не во сне. DP – не сон, не сон, запомни это! А что я скажу Хельги? * * * Правильнее всего было оставить коньяк на вечер, но я все же не удержался – глотнул. Раз, еще раз… Не из бутылки, до такого еще не дошел. А вот мыть рюмку не стал, даже стол не вытер. Авось, сопьются гады-тараканы! Долька лимона смотрелась настолько мерзко, что я, не думая, захлопнул холодильник. Коньяк с лимоном, «николашка» – дожил, называется! Объясняли ведь, и не где-нибудь, а в благородном дегустационном баре: цитрусовые – смерть коньячному букету. Только какой букет у «Каховки», даже трехзвездочной? …Дегустационный бар «Янтарь», Ленинград, Московский проспект. Лето 1977-го? Кажется, да. Заглянуть бы снова… Странно, но только дважды во время Погружений довелось попасть не в Харьков. Но, может, и не странно, просто статистика. Выезжал я тогда не так и часто, месяц – летом, неделя – зимой… Кажется, от Харькова мне никуда не уйти. От Харькова, из Харькова. Да, почти все мы, DP-watchers, «наблюдатели», жалеем, что взялись за наше неверное дело. По крайней мере, вслух. Энтузиасты тоже случаются, но быстро скисают. Во время Погружения всегда можно заставить себя… Не забыть, конечно, но успокоиться. Все живы, все с тобой, и это даже не сон. А вот когда вновь толкает в затылок, когда открываешь глаза и видишь же циферблат с картой Америки… Первая мысль… Нет, не стоит о таком. А вот вторая очевидна: никогда больше! Некоторых хватает надолго, чуть ли не на год. На часах – 19.03, жить не хочется, даже занести очередную запись в ноутбук нет ни сил, ни охоты. Надо, надо! Если не вести Дневник, не документировать каждый шаг, Погружения станут ничем не лучше бытового пьянства. Пока держусь. Потому и ценят, чуть ли не за гуру почитают, оттого и направил ко мне Шура эту неприятную даму. Гала, понимаешь. Мадам Дали, нашлась – верхом на лебеде… Неправда, что псевдоним скрывает, напротив – анатомирует до белых костей. Ладно, где ноутбук? Все по форме, все по порядку. Номер Погружения, номер набора, управляемость, время виртуальное, время истинное… С Хельги так и не встретился. Не позвонил. Запишем… Интересно, я-прежний, студент из счастливого июня 1978-го, позволил бы ставить над своей девушкой опыты? In anima vili, как на лягушке? Можно, конечно, позвонить в Гарвард, прямо сейчас, по мобильнику. Привет, Хельги, это Эликен, не забыла еще? А я тут эксперимент ставлю, хочу с тобой «там» встретиться… Хельги, слава богу, жива и здорова, но с другими как? Куда звонить, по какому телефону? Взять бы картонную коробку с упаковками в блестящей фольге – да прямиком в мусоропровод! И коньяком запить. Слабо? Слабо, конечно. А главное, скоро все пройдет, DP-отходняк короткий, всего несколько минут. DP-отходняк, хронопохмелье, хроноломка… Просмотреть запись, закрыть файл, спрятать ноутбук – и подальше. Компьютер, который на столе, слишком на виду. Стоп! Не прятать. Где у меня чистые диски? TDK CD-R80? Годится! Но прежде – коньячку. Здравия для. Куда там лимон спрятался? ФАЙЛЫ ИЗ НОУТБУКА 38. В каком-то смысле каждый их нас путешественник во Времени, правда, двигаться можно только «вперед». До Эйнштейна о путешествиях во Времени говорили только литераторы, причем идея «Времени вспять» принадлежит не Герберту Уэллсу, а Эдварду Пейджу Митчеллу (Edward Page Mitchell), издателю газеты New York Sun, который за семь лет до «Машины времени» опубликовал рассказ «The Clock That Went Backward» («Часы, которые шли назад»). В физике о возможности подобных перемещений стало модно размышлять вслед за Эйнштейном. Феномен путешествия во Времени с того момента стал объясняться с точки зрения действия пространственно-временного континуума. «Тень» Эйнштейна по сей день лежит на всех мало-мальски серьезных рассуждениях на эту тему. Реальная проблема, которая может ждать путешественников, – парадоксы Времени. Все они будут связаны с возможным воздействием на ход уже совершённых событий – «парадокс дедушки», например. Большинство теоретиков сошлись на том, что всякое воздействие на ход совершенного создает новую, параллельную реальность либо другую «мировую линию», ничуть не мешающую существованию «исходной». Таких «параллельностей» будет ровно столько, сколько необходимо для непротиворечивого существования каждой из них. ЧИСТИЛИЩЕ 2 августа 2004 г., город Харьков. – Вы… Вы же пьяны, Арлекин! Смотреть на мадам Дали в этот миг было почти что приятно. Я заранее выбрал хорошо освещенное место, чтобы безжалостный фонарь мог от души обрисовать все очевидные детали: морщинки у губ и глаз, набрякшие веки, неровно наложенную косметику. Дело не в возрасте, возраст у нее не такой, чтобы слишком. Если и старше меня, то на пару лет. – Рад вас видеть, Гала! Воспитанные люди, между прочим, говорят не «пьяны», а «устали». Вот ваши деньги за пять наборов. Процент возьмете? Вот так, мы не нищие! Неприятная баба, ох, неприятная! Давеча по кабелю показывали испанский фильм для интеллектуалов, там главный герой долго и интимно общался со старухой. На весь экран. Той за семьдесят было, но эффект, эффект… Ее рука потянулась к купюрам. Замерла. – Я вас чем-то… А, поняла! Реакция! Вы недавно погружались. Потом, естественно, стресс, жить не хочется. Затем коньяк, и – эйфория. На полчаса. Так? Дело она знала, что, впрочем, не ухудшило настроения. – Ага. Некоторые принимают химию, но после Погружения такое – явный перебор, мозги жалеть надо. Коньяк приятнее, после него хочется прекрасного. Напудренное лицо дернулось, глаза зло блеснули. – Вы!.. На что вы… – Намекаю? – невольно восхитился я. – Еще на грамм двести с апельсинчиком. «А вы что подумали?» – добавлять не стал. Ввиду очевидности. Хороший способ почувствовать уверенность при разговоре с подобной особой – мысленно сорвать с нее платье. Или костюм, как в данном случае. Результат сразу придает бодрости. Метод, конечно, варварский, но недаром перед расстрелом раздевают! – Вот вам диск, только что переписал. Там все мои файлы, включая архив и Дневник Погружений. Часть на английском, но разобрать можно. Будем считать, это за проценты. Кстати, спасибо, таблетки действительно на славу, я чуть ли не открытие совершил. Берите! Диск я упаковал даже не в бумагу, в пластмассовую коробку. Пусть не думает, нечего! Спрятала деньги, спрятала диск… – Почему вы не хотите мне помочь, Арлекин? – Потому что мы, «наблюдатели», DP-watchers, одиночки. У каждого свое Прошлое. – Неправда! У нас полно сайтов, в Америке выходит журнал. Вы сами помещаете материалы. – Верно. Только что я отдал вам все, чем богат. Но мы действительно одиночки, Гала. Теория – одно, практика – нечто иное. Это первое. А вот и второе… «Черный» DP – не мое. И вам не советую. Хуже наркомании, процент смертности… – Знаю! Как и то, что все «наблюдатели» живут недолго. Спиваются, сходят с ума, кончают с собой. На себя посмотрите! – Спасибо. – Мне нужен совет, нужна информация. Требуется ваша помощь, Арлекин. Не хотите денег? А найти нечто новое? Настоящее? Вы же погружаетесь не только ради сентиментальных воспоминаний, правда? «Три таблетки» – чистое шаманство, никаких настоящих открытий вы не совершите. Нужно искать новый путь. – «Черный» DP – новый путь? – Да. * * * Переводить с английского тексты с DP-сайтов – сущая мука. Господа «наблюдатели» даже не думают о какой-то единой терминологии. «Dupilicity»… В каком смысле «dupilicity»? ФАЙЛЫ ИЗ НОУТБУКА 39. Идея о том, что какая-то Душа подготавливается на вершине мира, не столь чужда, как можно было бы думать, нынешним способам видения, свойственным человеческому разуму. Но эта Душа, совпадающая с вероятным соединением всех элементов и причин, может образоваться лишь в крайне отдаленном будущем и в полной зависимости от обратимых законов энергии. И вот от этих-то двух ограничений (отдаленности и хрупкости), несовместимых с природой и функцией Омеги, необходимо последовательно освободиться по двум положительным причинам. Одна из этих причин – любовь, вторая – вечность жизни. 40. Сегодня в мире производится более 300 тысяч наименований лекарственных средств, каждый год на рынок выводится около 40 новых препаратов. Не все они имеют жизненную необходимость. Британские медики назвали 174 надуманные болезни человечества, от которых фармацевты упорно создают все новые и новые лекарства. Недаром сами же медики шутят: «Спеши воспользоваться новым лекарством, пока не доказали, что оно неэффективно». Вместе с тем, в последние годы наблюдается новая, пугающая тенденция. Некоторые препараты, сами по себе безопасные, при приеме их в различных сочетаниях, способны принести немалый вред здоровью. Многочисленность производимых в мире лекарств не позволяет вовремя предусмотреть и предотвратить нежелательные последствия. Одним из самых опасных является так называемый «феномен DP». ЧИСТИЛИЩЕ 18 июня 1978 г. город Харьков. – Он был добрый! – в отчаянии воскликнула Хельги. – Он… Он в сапогах ходил, как простой крестьянин! – Да хоть в галошах, – хмыкнул я, допивая кофе. – Судят по результату матча. Профукал Россию, венценосец! Кофе пился с трудом, и недаром: в прежние годы я предпочитал чай. Это сейчас без двух чашек «Якобса» не проснешься. За окном все то же лето, беззаботное лето 1978-го. Четвертый этаж, дом на Донец-Захаржевского, мы с Хельги спорим о Николае II. А чем еще заниматься двум третьекурсникам в пустой квартире? – Согласен! – махнул я рукой. – Свергаем большевичков и сажаем на престол Владимира Кирилловича. Правда, бабушка его – разведенная лютеранка… – Прекрати! – Папашка с красным бантом возле Думы вышагивал, Родзянкам всяким честь отдавал… – Прекра… – Хельги даже уши руками закрыла. – А дочка этого Кирилыча, вроде бы, за принца Гогенцоллерна выходит? – Не хочу слушать! Смешно, конечно, но ее монархизм, казавшийся в те годы нелепой фрондой, совершенно искренний. Сейчас, в своем прекрасном далеке, Хельги с жаром агитирует за возвращение в Питер праха Марии Федоровны, матушки того самого Николая. Каждому свое! Но вот дразнить Хельги мне всегда нравилось. И сейчас нравится. – Ладно! – смилостивился я. – Познакомишься с дочкой Врангеля, и она тебе все как есть объяснит. – С кем? – ладони на миг оторвались от ушей. – Она ведь во Франции. Снова шутишь, Эликен? – Шучу. Только не во Франции, а в Штатах. Живет где-то под Нью-Йорком, при Толстовском фонде. Наталья Петровна Врангель, в замужестве Базилевская. Ты с ней точно познакомишься. И передаст баронесса тебе золотые слова незабвенного Петра Николаевича… – Какие? Глаза Хельги блеснули неподдельным интересом, и я вдруг сообразил, что девушка, сидящая рядом со мной и держащая в руке чашку недопитого кофе, сама годится в дочки. Только не Врангелю – мне. – «Россия – не романовская вотчина»! – Ты!!! Все вышло очень просто. Или это я привык усложнять каждый шаг? Хельги помнила, все помнила – и наш позавчерашний разговор, и нашу ссору. Время текло синхронно, непрерывно – далекое, ушедшее навсегда Время, горячий счастливый июнь 1978-го. Я еще не понимал, что можно сделать с моим открытием, да и открытие ли это вообще? «Сонные уклонисты» тут же закричат о многосерийной галлюцинации, многие просто не поверят. А если поверят? Начнут продавать путевки в Прошлое? Счастливый день с гарантированной пролонгацией в зависимости от оплаты? Помирились мы с ней еще проще – потому что не ссорились. Я-нынешний постоянно забываю, как легко жить, когда тебе двадцать. Хельги вовремя вспомнила, что успела-таки рассказать мне о таинственном калифорнийском родственнике. Интересно, вправду ли успела? Не помню, ой, не помню! Или это обычная реакция психики с ее здоровым «не может быть»? Созвонились. Объяснились. Встретились. И что дальше? В тот далекий, давно сбывшийся день 18 июня 1978-го, мы просто целовались – даже о царях поспорить не успели. И не пытались. Кому нужны эти венценосные мумии? А если все-таки попробовать? Хельги всегда соображала быстрее, чем я. В те далекие годы она уже мечтала о монархии, а я был таким ортодоксом, что и вспомнить страшно. Маркс-Ленин-Сталин-Комсомол… – Понимаешь, Хельги… Я, конечно, шутил – и насчет Гарварда, и насчет двадцати шести лет, и насчет дочурки Черного Барона. Не знаю даже, жива ли она сейчас. Но… В Интерне… То есть, по «Голосу Америки» рассказывали. Передача «Мир науки», знаешь? Так вот, случилась недавно, как раз в твоей Калифорнии, в Сан-Диего, странная история. Некий больной, его звали Том Брэйвуд, принял три разных лекарство. Одно из них – диазепам… ФАЙЛЫ ИЗ НОУТБУКА 41. Все теории, объясняющие феномен (эффект) DP, несмотря на различия, так или иначе, исходят из учения о Ноосфере Вернадского и Тейяра де Шардена, точнее, из ее крайне упрощенной интерпретации, характерной для многих популярных изданий. Суть ее (применительно к феномену DP) может быть сведена к следующему: 1. Ноосфера неведомым нам пока путем (единое поле вокруг Земли?) соединяет не только ныне живущих людей, но и вообще ВСЕХ – и давно умерших, и еще не родившихся, то есть, людей Будущего. 2. Это соединение возможно двумя способами: а). Единая планетарная память, в которую попадают в «записанном» виде все наши воспоминания, своеобразная «Библиотека Памяти». б). Объединение «живой» психики (душ) людей, но с использованием парадокса Четвертого измерения. То есть, в Ноосфере, в отличие от нашей земной жизни, Время отнюдь не линейно. Таким образом, для Ноосферы МЫ ВСЕ ЖИВЫ, просто находимся в разных «вагонах» поезда, идущего из Прошлого в Будущее. Из этой констатации исходят следующие теории: 1. Теория Сна («сонный уклон»). DP – это искусственный сон, вызванный химическим воздействием на «Область Бога», в результате чего мозг на время напрямую «подключается» к Ноосфере и получает информация о Прошлом. 2. Теория Реального Прошлого. Поскольку для Ноосферы в силу нелинейности ее Времени, мы все живы, эффект DP – это проникновение в реальное Прошлое конкретного человека, своеобразное «переселение души» во Времени. Эта теория наиболее популярна, но не имеет необходимых доказательств. 3. Теория Параллельных Временных Потоков. Наименее популярна среди «наблюдателей». Суть ее в том, что DP-эффект отправляет человека не в его Прошлое, а в «параллельную» реальность, где Время идет с отставанием. Доказательством служит то, что проследить результаты воздействия на Прошлое в ходе Погружений («эффект дедушки») пока не удалось. 4. Теория Ветвящегося Времени. Погружение приводит к появлению нового временного потока («ветви»), что и объясняет отсутствие результатов нашего Воздействия на собственное Прошлое. До недавнего времени все споры по поводу эффекта DP-эффекта были чисто схоластичными. Однако в последнее время появились новые данные… ЧИСТИЛИЩЕ 18 июня 1978 г. – 4 августа 2004 г., город Харьков. – Погрузиться, – Хельги нахмурилась, закусила нижнюю губу. – Посмотреть на календарь… – Ага, – подбодрил я. – Вырезать на дереве свои инициалы и дату. Потом вернуться, то есть, проснуться и посмотреть. Я невольно восхитился – не тому, что сообразила, а тому, что сразу, с места. Том Брэйвуд дошел до такого лишь через полгода. – Инициалы оставляли, даже деревья рубили. И надписи на камне вырезали. Кто-то прикончил собственную тетушку. – Ты что? – ахнула Хельги. – Правда? – «Известия». Шучу. На самом деле не шутил. На самом деле не только тетушку. – И что? – она потянулась вперед, и я вдруг понял, как давно мне хочется ее обнять, прижать к себе, коснуться губами губ… Погоди, меньший братец, скоро исчезну! – Ничего. Глухо! Тетушки живы, деревня зеленеют, камни и кора – в первозданном виде. Задумалась, машинально взяла со столика пустую чашку. Поставила обратно. – Значит… Если это все правда, конечно. Параллельные реальности, Эликен? Да? Я откинулся на спинку кресла, чтобы не слышать знакомого запаха ее духов. Эх, братец мой меньший, мечтательный третьекурсник! Не будь ты мной, а я тобой… И не будь Хельги самой настоящей – той, с которой мы до сих перезваниваемся… Не верю я в теорию Сна! Но не портить же всем нам жизнь – всем четверым сразу! – Не исключено. Только нарушается принцип Оккама. Почему эффект DP перебрасывает не только в иную реальность, но еще и на несколько лет назад? Слишком сложно для трех таблеток! – А давай проверим! Если ты и вправду из 2004-го… Я невольно вздрогнул – Хельги смотрела прямо в глаза. – Какой день? Встала, подошла к письменному столу. Блокнот. Ручка. – Ты что? – я тоже привстал. Жарко! Отчего так жарко в комнате? – Эликен… Помолчала, усмехнулась невесело. – Мы с тобой уже три года знакомы, правда? Два с половиной… Это не ты, Эликен! Кто-то в твоей коже, в твоем дурацком сером костюме. Даже голос другой, разве я не слышу? Принцип Оккама – позавчера ты сказал правду. Пусть пятьдесят на пятьдесят, но… Немалая вероятность, верно? Я позвоню тебе из Гарварда в твоем… в нашем 2004-м. Ты ведь этого хочешь? Можно было… Все можно, но я вдруг понял – не имеет смысла. Я не зря затеял разговор. Хельги права – хотел. Именно этого. – Пиши… 4 августа 2004 года, 20.30 по киевскому времени. Не спутай – в Киеве и Москве время будет разное. Позвонишь мне на мобильный телефон. Пометь – именно на мобильный, потом поймешь. Номер… Перо заспешило по бумаге, остановилось. – Хорошо, сейчас. Ты… Не знаю, кто ты самом деле… Ты вернешь моего Эликена? Я все сделаю, только отпусти его, пожалуйста, отпусти! * * * На улице жара исчезла, и я вытер пот со лба. Хватит! Интересно, братец мой меньший что-нибудь запомнит? Пусть как сон, как случайное видение? Прости, младший, все получилось даже хуже, чем я думал. Гораздо хуже! И если не помру сегодня прямо в кресле, так и не увидев знакомый циферблат с Америкой, то больше ни разу, никогда, ни за какие Нобелевские премии… Впереди знакомый сквер, слева – шумная Сумская. Хорошо бы не встретить знакомых, Времени еще много, но никого не хочется видеть. Неужели кто-то станет брать билеты в такие путешествия? Даже если встречаться только с живыми, если просто гулять по улицам своей молодости, вдыхать забытый сладкий воздух? Наверное, найдутся любители – уже находятся. А если удастся доказать, что DP-Прошлое вполне реально, пусть даже в каком-нибудь пятнадцатом измерении? Вот тогда набегут! И Пентагон, и СБУ с сигуранцей, и налоговая с пожарной охраной. Недаром все физические опыты по проникновение в Прошлое засекречены, недаром это дружное «Не может быть!» со всех кафедр. Может, физикам уже удалось? Узнать бы! Как хорошо, что нас, «наблюдателей», пока не принимают всерьез! Наркоманы, что с таких взять? Хельги не позвонит. Еще ни разу не удавалось. Никому. Сон! Просто сон. Сдаюсь! Больше никогда! Но если никогда, значит – все зря? * * * Влад позвонил не вовремя, совсем не вовремя. Я даже не успел закрыть очередной файл в ноутбуке. 04-08-04.DOC… Хорошо, что мадам Гала его не увидит! В Дневнике никаких имен нет, только цифры и факты, но все равно – чужие глаза… Противно! А Влад бодр. Как ни странно. В Крым зовет, в горы. В прежние годы, в те же славные 70-е, мы с друзьями ссорились. Шумно, по-детски, с объяснениями и апелляциями к остальной компании. А потом чаще всего мирились. Без последствий. Теперь – не ссоримся. Даже не уходим, просто отдаляемся. Не спеша, не торопясь, молча. Дрейф в Никуда. Влад еще звонит – пару раз в месяц. А Бориса я лишь поздравляю с очередным Днем Рождения. 19 мая, праздник Пионерии, помню. Андрюс иногда пишет. А вот увидеться не выходит. В последний раз мы все вместе были в Херсонесе восемь лет назад. Потом долго собирались в горы, у Бориса появилась очередная завиральная идея насчет «крымских леев». Я тоже увлекся, даже успел расчертить карту Крыма, почитать кое-что из периодики. Альфред Уоткинс, деревня Блэкуордайн, графство Хирфордшир. И это помню. С леями не вышло. Херсонес остался позади. Где-то там – Крипта, недокопанная, недоисследовання… Две статьи, доклад на конференции. Все! Что осталось? Три таблетки в день, пока еще выдерживает мозг? Циферблат с картой Америки на стене? Три факультета, один и тот же курс, сессии, похожие друг на друга, как сосновые гробы? Лет пятнадцать назад звали в политику. Наш Сенатор, потом Дмитрий Курчевский. В 1993 году он предлагал ехать в Крым с пропагандистской группой УНА, на полуострове начиналась заваруха, могло рвануть по-настоящему. Не поехал. И заваруха не началась. Курчевский считал, что нам всем крупно повезло. Пугал чуть ли не интервенцией – то ли братской России, то ли братской НАТО. Чушь, конечно. Тогда же – или год спустя – можно было собрать экспедицию. Пусть маленькую, пусть сначала не в Херсонес. Начальник экспедиции – вершина карьеры! Влад, Борис, Андрюс, вся моя гвардия – были готовы помочь. Не захотелось. Просто не захотелось. А Владу надо перезвонить, сегодня же, вот только повидаюсь с Шурой. Порой начинает казаться, что встречи с моим дилером – лишь предлог для того, чтобы заглянуть в знакомую «стекляшку» и принять лишние двести грамм. Деньги, ключи… Мобильный телефон не забыть. Бесполезно, но вдруг? Сейчас – без десяти восемь. Ноутбук. Спрятать подальше! Или просто грохнуть о паркет? ФАЙЛЫ ИЗ НОУТБУКА 42. …Приходим к интересному выводу: путешественники во Времени могут менять лишь свое Настоящее, а все изменения окружающего характера и следующие за ними тенденции развития, никак не отразятся на его Будущем – при условии, что он не собирается дожидаться этих следствий естественным путем (в месте изменения Настоящего). То есть, он могуществен над естественным ходом событий не более чем мы, двигающиеся с приближенно постоянной скоростью. Мы отличаемся лишь количеством информации о Будущем, но, выдавая ее и оказывая этим влияние на Настоящее, он это Настоящее нивелирует. 43. В 1997 году в Петербурге были замечены призраки из Прошлого. Машина, в которой находились военные моряки, двигалась на небольшой скорости, когда прямо перед ней появились несколько солдат в треуголках и форме Российской империи петровских времен. «Петровские солдаты», закрывая лица от ветра, прошли совсем рядом, плащ одного из них даже зацепился за бампер машины, затем они скрылись внутри каземата. Офицер бросился вслед за ними, но часовые каземата уверили, что никто не входил внутрь. Рапорт о происшествии был составлен. 44. «Человек есть тайна. Ее надо разгадать и, ежели будешь ее разгадывать всю жизнь, то не говори, что потерял время…»     (Федор Михайлович Достоевский) ЧИСТИЛИЩЕ 4 августа 2004 г., город Харьков. – Опыт? – Шура покосился на мобильник у меня в руке. – П-правда? Хотел ответить привычным: «Известия», поморщился. Зря рассказал, совсем зря! – Да. Впрочем, уже 20.45. Бессмысленно! В этот вечер на остановке было неожиданно пусто. Странное дело, не воскресенье, всего лишь среда. Да и по выходным тут людно – проспект, метро рядом. – И хорошо, – внезапно заметил Шура, – у т-тебя сигарета н-найдется? Пожал плечами (я – да без сигарет?), достал мятую пачку «Атамана». Негромко щелкнула зажигалка. – В каком смысле – хорошо? Для меня или вообще? – В-вообще, – Шура затянулся, неодобрительно поглядел на вихрем летящую белую «Тойоту». – К-как гонит, козел! Вчера женщину т-тут сбили… Вообще, хорошо, Арлик-кин. Г-говорил я с серьезными людьми… Он быстро оглянулся, хотя на наших привычных лавочках никого, кроме двух безобидных бабушек, не наблюдалось. Патруль – и тот загулял. Или за «Тойотой» погнался? – П-понимаешь, DP давно бы уже пустили, т-так сказать, в серию, легализовали б-бы. У нас в г-городе хоть сейчас готовы фирму зарегистрировать. – Тебе-то что за радость? – поразился я. – Прощай, бизнес! Гуд бай, гут нахт! Шура улыбнулся – весьма снисходительно. – Н-ну, да! Без меня им п-придется заново сеть организовывать. К т-тому же, опыт… Тебя б-бы, Арлекин, консультантом в-взяли. Оставалось вновь пожать плечами. Подобное я уже слыхал. И читал, и даже думал, не далее, как сегодня – сегодня, 18 июня 1978-го. В Штатах уже пытались. И в Австрии, и чуть не в Австралии. Пытались – и регистрировали, конечно, без упоминания DP. Могут и у нас, отчего бы и нет? А вот насчет консультанта – нечто новое. По каким вопросам, интересно? Использование коньяка при выведении из хроностресса? …Троллейбус, пустой, только с водителем. В детстве мечтал сесть за руль вот такого рогатого – и гнать до самого аэропорта. Только не вечером, ранним утром. Почему так мало людей? – Н-нельзя пока. Если бы точно знать, что это т-только сон… – …А не воздействие на Реальность, пусть даже параллельную, – подхватил я. – Еще бы! Если даже у нас ничего не изменится, всегда найдется псих, решивший погрузиться лет на пятнадцать и шандарахнуть будущего Президента кирпичом в темной подворотне. Просто так, интереса ради. – Т-тише! Шура оглянулся с таким видом, словно одна из бабушек – переодетый полковник СБУ. – Ерунда, – рассудил я, чуть подумав. – Не выйдет. Мадам Гала права: наши Погружения пока еще – чистое шаманство. Для массового клиента нужна определенность. Конкретный год, месяц, день… А насчет снов – не мы первые. Года два назад мой приятель Влад… Помнишь такого? Кивок – кажется, наш дилер знает всех в Харькове. – Он ссудил меня несколькими файлами. Настройка перед сном, так сказать, гипнопрограммирование. Смотришь на картинку с пляжем – видишь пляж. Смотришь на крематорий… – К-круто! – рассудил Шура, в свою очередь подумав. – И что? – А ничего. Мне они без надобности, я сны не запоминаю, давно уже, как отрезало. Попробовал – без толку. Но пока эти кустари файлы по Сети перебрасывали, в Японии настоящую Машину Снов изобрели. Само собой, запатентовали, само собой, продают. Там тебе и картинка, и звук, и запах. Эффект, само собой, получше. Наш дилер, кажется, скис. Добить, что ли? – Брошу я это дело, пожалуй. Запах мазохизма исчерпался и… И ничего мы не поймем. Уверен! Так и будем путешествовать по собственным глюкам. Не волнуйся, вслух объявлять не буду, чтобы клиентуру твою не распугать. Так что… Шура моргнул, взглянул изумленно. – Т-ты? Ты, Арлекин, б-бросишь? Не смеши людей! Я поглядел на пустой проспект, на темные окна «стекляшки», куда следует завернуть завтра же утром. Действительно! Брошу – и что останется? Долька апельсина на блюдце? …А каждый раз умирать – лучше? – Брошу. Нужно быть смешным для всех. * * * – …Я узнал вас, Гала. А вы на часы смотрели? Они у нас всех без стрелок, но все же… – Сейчас 00.59. Не страшно. Включите Интернет. Наш форум, Kharkov-DP. ФАЙЛЫ ИЗ НОУТБУКА 45. Каузал. 4 Авг. 04. 21:42. Cообщ. № 4027. Тема: Долой «сонный уклон»! Заголовок: Почему бы и нет? ] не верится что-то! Этого мы и ждали. Объяснения требует уже не сам факт, а «эффект Запаздывания». Для неверующих: фотографии есть не только в Сети, на наших DP-сайтах, но и на сайте NBS. Уточню – кину ссылочку. По–моему, это Победа. Мы доказали, что DP – РЕАЛЬНОЕ ПРОНИКНОВЕНИЕ в Прошлое. Все, как обещали Уингер и Саргати. Лерна. 4 Авг. 04. 21:51. Cообщ. № 4028. Тема: Долой «сонный уклон»! Заголовок: А потому… ] Почему бы и нет? …что такие сообщения уже были – и ни разу не подтверждались. И еще. Почему эти надписи появились только через ДЕСЯТЬ лет после Погружений? Думаю, просто очередная фальсификация. Арлекин. 5 Авг. 04. 00:15. Cообщ. № 4029. Тема: Долой «сонный уклон»! Заголовок: Спокойнее, спокойнее… Что мы знаем? На нескольких DP-сайтах и, якобы (кидай ссылку, Каузал!), в каких-то новостях помещены сообщения о том, что появились пометки, сделанные 10 лет назад во время Погружений. То есть, Время как бы «НАГНАЛО» нас. Так? Можно предположить (если это все правда), что воздействие на Реальность доходит до точки, откуда началось Погружения, за срок, равный сроку Погружения. Соответственно до нас – плюс еще столько же. Как версия – почему бы и нет? Фома Верующий. 5 Авг. 04. 01:11. Cообщ. № 4030. Тема: Долой «сонный уклон»! Заголовок: Прощай, дедушка! ] Можно предположить (если это все правда), что воздействие на Реальность доходит до точки, откуда началось Погружения, за срок, равный сроку Погружения. Соответственно до нас – плюс еще столько же. Как версия – почему бы и нет? Опять ты мудришь, Арлекин! Значит, если я погружусь и при всех прикончу дедушку топором, то об этом узнают только через десять (допустим) лет? И как изменится сегодняшняя Реальность? Я окажусь в Лукьяновской тюрьме? Открою газа – и уже там? Сложно что-то! Не верю. 46. Аппарат по названием «Мастерская снов» (Dream Workshop) от японской компании «Takara» поступит в продажу уже в конце нынешнего лета. Он стартует, прежде всего, на японском рынке под именем «Yumemi Koubou». Цена 136 долларов. Аппарат, высотой примерно 35 сантиметров, предназначен для легкого засыпания и вызова снов по желанию. Для этого используется фотография предмета, ассоциируемого с предполагаемой тематикой сна, а также специально подобранный свет, музыка и запахи. Аппарат убаюкивает владельца, умолкает на определенное время, а ночью снова включается, рассчитывая так, чтобы попасть в ту фазу сна, когда человеку снятся сновидения. В этот момент машина не только возобновляет музыкальную и ароматическую «атаку» (разумеется, тихо-тихо), но и произносит фразу, заранее записанную владельцем – которая опять-таки ассоциируется него с желаемым сюжетом сна. В исследовании, проведенном на группе мужчин и женщин 20-40 лет, устройство показало 85-процентный успех в стимулировании заказанных снов. ЧИСТИЛИЩЕ 31 марта 1991 г., город Харьков. Площадь встретила сыростью и холодным ветром. Куртка грела плохо, к тому же стальная змейка умудрилась застрять где-то посередине, отдавая беззащитное горло врагу. Мой брат, мой младший брат, неужели мы так с тобой одевались? Змейку сломал не я, так что сам виноват. Ты виноват, а мне мерзнуть. Или я это зря? Просто свалился из августа прямиком в март, да еще под последние заморозки. Госпром впереди, Дворец пионеров слева, справа – желтая туша гостиницы «Харьков». Все, как всегда, только площадь еще не Свободы, а Дзержинского, и пребудет таковой целые полгода. За спиной – Обком, самый настоящий, КПСС который. Я как раз оттуда. Повезло! Почти все «наблюдатели» отмечают странную закономерность – при Погружении мы почти никогда не оказываемся дома. Где угодно: на работе, на улице, в метро, у любовницы, наконец. Трудно сказать почему, некоторые опять-таки исходят из обыкновенной статистики. Человек, если он не инвалид, дома бывает меньше половины суток. К тому же в сон мы никогда не погружаемся, значит… Налево, направо? Времени у нас… Ну и часы, даже забыл, что и такие носились! Стрелок нет, зато есть цифры, блеклые, дохлые какие-то. Электронная штамповка, Гонконг, последний писк моды. Времени хватит – навалом. Можно по городу пройтись, вспомнить. Только что вспоминать, времена эти недавние и так колом в горле стоят! К метро? К метро! Сколько за проезд, еще пятак – или уже побольше? Ничего, разберусь. Итак, март 1991-го. Тринадцать лет и пять месяцев, управляемость и контроль – почти сто… Тоже любопытно. Молодец, Шура! То ли дождь, то ли снег, а уж холод без всяких «то ли». Интересно, сам день помню неплохо, а вот какая была погода, забыл начисто. О другом тогда думалось. Итак, от начала Погружения чуть меньше двух часов, и провел я все это время совершенно бездарно – на бюро Обкома. Там и оказался – не дома, не у телевизора. Может, дело не в статистке, точнее, не только в ней? Если то, что принес Шура (набор «Новый-2») обеспечивает синхронность и почти полный контроль, то временной «разброс» при Погружении все равно будет никак не меньше нескольких часов. Наш мозг – как маяк, и попадаем мы как раз в тот момент, когда психика наиболее возбуждена, энергия нейронов притягивает, зовет. А когда такое бывает? Не у телевизора же! Работа, тот же экзамен… Или бюро Обкома, чтоб он провалился! Тогда, 31 марта 1991 года я впервые услышал о планах «силового решения». Были даже названы номера конкретных частей гарнизона. Секретарь обкома Маслов, самодовольная сволочь, победно булькал, надувая щеки. «Пора выходить из окопов, товарищи!» Потому и запомнился давний мартовский день. И вот – все повторилось. Войска были готовы еще две недели назад – перед всесоюзным референдумом. Но об этом тогда не знало даже бюро Обкома. Не выдержал – оглянулся. За чисто вымытыми окнами огромного здания уютно горел свет. Через полгода из форточек повалит черный дым – крысы станут жечь документы ГКЧП, и мы распахнем двери, оттолкнем обалдевших милиционеров, ворвемся в холл, бросимся вверх по устилавшему лестницу красному ковру. А на столбе – том, что слева от входа, молодые ребята из Студенческого Союза будут прикручивать проволокой сине-желтый флаг. То ли Бастилия, то ли Зимний… Потом об этом не любили вспоминать – и те, кто остался в Обкоме, обернувшимся Администрацией, и другие, кто навсегда закаялся вмешиваться во всю эту грязь. …Набор «Новый-2». Синхронный, почти полный контроль, глубина Погружения – больше 10 лет. Тринадцать – больше десяти, значит, и тут Шура не обманул. В отличие от очень многих, не люблю погружаться на минимальный срок. Не та эпоха была десять лет назад, чтобы экскурсии проводить, но все-таки уговорили. Во-первых, бесплатно, на правах испытателя и постоянного клиента, а во-вторых… Сегодня, кажется, понял, что в этой мадам Дали не так. У нее чужое лицо. Чужое – не собственное! Дико звучит, но иначе не объяснишь. Подобное бывает со слепыми от рождения – они не управляют эмоциями, не понимают, что каждая мысль отражается в мимике. На таких страшно смотреть. С мадам Гала то же самое. Она не знает, что делать со своим лицом! И с телом тоже. Кажется, даже стоять ей неудобно. Бред? Бред, конечно. Просто немолодая неприятная женщина. Просто никому не нравится, если на него давят. Наш эксперимент – глупость, подобное DP-watchers пытались проделывать сотни раз, почти с первых же Погружений. Уговорила! И под новый DP-набор (безвозмездно, то есть, даром), и под простую мысль: прежде синхронных составо еще не было. Если получится… Ой, что начнется, если получится! Нынешний вопль по поводу «реальности Погружения» еще не доказательство, такое можно и сфальсифицировать. Зарубки на дереве, краска на кирпиче… Блаженны верующие! К тому же, новый набор – не «черный DP». С этим – не ко мне. * * * – …Вспомните, товарищи-и, книгу «Апокалипсис». Сказано там про Зверя, что из Бездны-ы выходи-ит. И у Зверя того семь голо-о-ов. Зверь и есть КПСС, семь голов ее – семь генеральных секретарей… Худой старик в старом сером пальтишке, пустой левый рукав заткнут в карман, уцелевшая рука поднята к небу. – …Резолюция 30 января 1991 года, принятая на митинге трудящихся Харькова, на этой самой площади-и-и, названной проклятым именем палача всех народов СССР, должна быть выполнена-а… Слушали плохо – пятеро или шестеро, остальные лишь замедляли шаг, направляясь к входу в метро. Старика это не смущало – привык. Кажется, он готов был по примеру Франциска Ассизского проповедовать даже птицам. Или милиционерам, что не в пример сложнее. – …Вчера в девять вечера в ответ на арест трех участников митинга-а-а, названного «несанкционированным», народ перекрыл движение троллейбусов на два часа-а. Наши товарищи освобождены – кроме одного, которого направили в Пятнадцатую больницу, в «психушку-у». Требуйте его освобождения, товарищи-и!.. Старика звали Народным Трибуном. Местная достопримечательность, почти символ. Два года, каждый день, час в час, он выходил на «пятачок» возле метро и обличал, обличал, обличал. Его тоже отправляли в «психушку», народ собирался на митинги, перекрывал движение… Трибун не был сумасшедшим. Сидел по «политической» статье, много лет жил в ссылке. Вернулся как раз вовремя. – …Имеются достоверные данные-е-е, что враги народа в Обкоме приняли решение использовать войска харьковского гарнизона для подавления народных волнений. Такое происходит сейчас по всей стране-е. Они хотят свергнуть Горбачева, установить диктатуру-у!.. Надтреснутый голос уходил, не оставляя эха, прямо в мокрое низкое небо. После августа 1991-го Трибун исчез – без следа. Хочется думать, что старик просто уехал домой, и сейчас, тоже в августе, но уже 2004-го, спокойно пьет чай, наблюдая по телевизору за предвыборными дуэлями. Почему я смолчал сегодня на бюро? Тогда, в прошлый – первый! – раз, я просто не поверил. Казалось, что все эти мордатые накручивают сами себя, отгоняя страх. Какие войска на улицах, мы же не в Сантьяго! А сегодня? Ведь не арестовали бы, даже из партии не выгнали бы. Не то время, господа комиссары! Эх, встать бы этаким гремящим скандалистом и выдать по полной программе расписание ближайших месяцев! Как бы господина Маслова кондратий не хватил – прямо за председательским столом. Только вот зачем? Что изменишь? Все равно через пять неполных месяцев проснусь в шесть утра, включу радио, услышу заявление Лукьянова… Это и остановило. Невелика честь – стать DP-пророком. – …Впереди переворо-о-от! Переворот, товарищи! Они свергнут Горбачева, выведут танки-и! Шеварднадзе не зря предупреждал!.. Ведь знали! Если не знали, то чувствовали. – Привет! Ты как? С лекции? – Так… Нормально. – Ну, я побежал. Поговорили, называется! …Парень с истфака, с кафедры истории СССР. Сейчас в Америке, только не в Гарварде, а на юге, во Флориде. Там тепло, там яблоки. На часах… Так и не смог привыкнуть к этим дурацким цифрам! Ага, 18.20, значит, можно не спеша спускаться в метро. Завершающая стадия эксперимента: двойное синхронное Погружение. В семь вечера мы должны встретиться с Гала на знакомой остановке. С Гала из 2004-го. Таблетки мы выпили тоже синхронно. ФАЙЛЫ ИЗ НОУТБУКА 47. Формула, которая описывает возможность путешествия по другим измерениям, достаточно проста: Информация = Знания. Знания = Сила. Сила = Энергия. Энергия = Материя. Материя = Масса, а Масса искривляет Пространство, превращая его в многомерное. В принципе это даже не формула, а цепочка взаимосвязанных превращений, которые демонстрируют, что для того, чтобы искривить Пространство вовсе не нужно каких-либо дополнительных приспособлений и порой достаточно лишь знать, как это сделать. Попав в многомерное Пространство, вы получаете возможность перейти в миры, находящиеся в разных плоскостях, или же оставаясь в той же самой плоскости, перемещаться по любому из составляющих ее измерений. В этом случае наиболее интересным вариантом является перемещение по оси Времени, так как люди научились справляться с расстояниями, но пока не знают, как справиться со Временем. 48. Идея «черного» DP впервые была сформулирована в 2001 году на одном из американских DP-сайтов. К этому времени движение DP-watchers оказалось в глубоком кризисе. Не удалось доказать ни одну из теорий, объясняющих DP-феномен, для части «наблюдателей» пресловутые «три таблетки» стали просто разновидностью наркомании. Выйти за пределы коридора десять-пятнадцать-двадцать лет не представлялось возможным. Теоретики «черного» DP также попытались применить теорию Ноосферы, но с несколько иными результатами. Они исходили из того, что сама Ноосфера – лишь аура, энергетическая оболочка вокруг некоего Идеала, подобного описываемой Тейяром де Шарденом точке Омега. В этом случае, Человек, каждый из нас, един, но его жизнь, его судьба ветвится, подобно тому, как один предмет может отбрасывать много «теней». Количество «ветвей» в жизни человека зависит и от внешних обстоятельств, и от сознательного выбора, сделанного им на очередном «перекрестке». «Три таблетки» позволяют лишь перемещаться назад по одной из «теней», что в теоретическом плане не очень интересно. «Черный» DP должен был: 1. Воздействуя на «Область Бога» головного мозга, открыть дорогу в другие «ветви» человеческой судьбы, то есть, в пресловутые «иные измерения». 2. Изучив отдельные «тени», проанализировав причины случившихся «развилок», приблизиться к Идеалу, к человеческой Судьбе, как таковой, к точке Омега. Неясность и путаность этих положений очевидны (хотя бы потому, что Тейяр де Шарден понимал под точкой Омега несколько иное) и представляют собой вольные вариации на тему вульгаризированного Платона (если не Роджера Желязны). Однако идея «черного» DP сразу же стала популярной среди части «наблюдателей». Начались поиски пресловутой «четвертой таблетки», которая позволила бы выйти за пределы нашей «тени». От использования наркотиков отказались почти сразу, однако средства, близкие к ним, применялись неоднократно. Очень популярны были препараты, включавшие тетродотоксин – нервно-паралитический яд, применявшийся среди прочего колдунами культа Вуду на Гаити. Первые же опыты с «черным» DP привели к многочисленным смертным случаям. Хотя само движение «наблюдателей» нигде в мире официально не преследуется, наборы «черного» DP были сразу же приравнены к тяжелым наркотикам. Ввиду этого, «черные» ушли в глубокое подполье, отказавшись даже от контактов на сайтах в Интернете. Общение осуществляется исключительно путем личной переписки, которую труднее контролировать. Распространение наборов и составов «черного» DP происходит по глубоко законспирированной сети, по некоторым данным, с участием мафии. Все это привело к тому, что большинство «наблюдателей» не располагают достоверной информацией о «черном» DP. Ходят разные слухи, в том числе о нескольких успешных опытах по проникновению в иные «тени» (параллельные измерения). Известно также, что в последнее время вместо «четвертой таблетки» (на самом деле их бывает до десятка) или вместо таблеток используется внутривенный укол специального состава. Основные наборы (составы) «черного» DP делятся на две категории: BDP-plus и BDP-minus. Точное различие между ними неизвестно, по непроверенным слухам, BDP-plus позволяет «приблизиться» к точке Омега, а BDP-minus же, наоборот. Ортодоксальные «наблюдатели» не воспринимают такие объяснения всерьез. Вместе с тем, угроза, которую несет «черный» DP, вполне реальна. В настоящее время «наблюдатели» склонны организовать всемирную DP-акцию с разъяснениями этой опасности. ЧИСТИЛИЩЕ 8-9 августа 2004 г., город Харьков. – Я не могла вас найти четыре дня! Сказано было так, чтобы впору вешаться – или с балкона прыгать. С моего, правда, не получится – второй этаж, сломанная нога не в счет. – Даже к телефону не подходили. В кресле Гала смотрелась еще хуже, чем обычно. Не женщина – плохо сделанный манекен. Точно как в моем любимом «Господине оформителе», пострашнее только. Вместо костюма сегодня на гостье оказалось легкое голубое платье, сидевшее на ней… как на манекене. Что же этой Гала не так? Не женщина, не манекен даже. Складной метр с маской-фантомаской вместо лица. Болеет? Нет, не похоже. Я бы и не приглашал мадам Дали домой, но на остановке нас застал дождь, в небе клубилось серое черт знает что, прохладно, сыро. Джентльмены мы или нет, в конце концов? – Вы… Кажется, самое время загибать пальцы. – Найти вы меня не могли три дня. Раз! Часть этого времени потратил ради вашего же блага, собирая информацию по «черному» DP. Два. Третье же и главное… Больше вы меня в авантюры не втравите. Попробовал, спасибо! Циферблат с картой Америки перед глазами, стол с компьютером слева, еще левее и дальше – кресло со странной гостьей. Внезапно я понял, что все это лишь слова. Меня уже втравили, только пока неясно во что. – Почему «авантюра»? Оставалось пододвинуть пепельницу и закурить. Кажется, дым ей не по нраву, что несколько улучшило настроение. – Гала! Вы меня чуть не силком заставили попробовать «Новый-2». И что? Двойное синхронное не получилось, я честно прождал вас на остановке… Домой так и не зашел, сам не знаю почему. Пустая бабушкина квартира, в 1991-м, я как раз затевал ремонт, компьютера – и того нет. Так и гулял по проспекту под мокрым снегом. Извини, брат меньший, надеюсь, ты не простудился! – Вы не правы, Арлекин. Опыт удался. Не улыбнулась – дернула щекой. Или у нее улыбка такая? – Единичный эксперимент ничего не доказывает. И не показывает. Мы с вами приняли набор «Новый-2», вы погрузились в 31 марта 1991 года, я – тоже. Но мы не встретились. А теперь скажу главное. За последний месяц, после того, как в Харькове появились «новые» DP-компоненты, подобный опыт проделывался три раза. Не со мной, но я эту работу финансировала. Одного участника вы знаете по псевдониму на форуме – Каузал. Пока решено держать все в полном секрете. Я помотал головой: – Каузал? Он, конечно, энтузиаст, но человек серьезный, ему я верю. Значит? Снова гримаса, но это, кажется, не улыбка. – Значит, Теория Реального Прошлого полностью подтверждена. Синхронные наборы позволяют «наблюдателям» встречаться во время Погружений, причем их воспоминания полностью совпадают. Насколько я знаю, одинаковые сны пока еще никому не снились? – Вроде бы, – заметил я осторожно. – Вроде бы. – И почти одновременно пришло подтверждение, что следы, оставленные при Погружениях реальны, пусть и проявляются через несколько лет. Это скрыть, к сожалению, не удалось. Вы не радуетесь, Арлекин? – Создана Машина Времени, – я постарался произнести эти слова абсолютно без выражения. – Но нам с вами на ней прокатиться не удалось. Почему? – У вас есть вторая пепельница? Мадам Дали еще и курит? …Что ей надо, что? Мадам Гала, мадам Дали, мадам Манекен, мадам Складной Метр… Пришла, вцепилась, оглушила, ошеломила, сейчас будет без костей глотать. Машина Времени, нет, нет, еще рано, еще ничего не понятно, не может быть, потому что не может быть никогда! Уэллс, наше вам с кисточкой, сбылась вековечная мечта, вот им всем, поехали кататься!.. Ей нужен эксперт, специалист? Нашла эксперта, я такой же наркоман, такой же ненормальный, между климаксом и маразмом, молоденькие девочки начали сниться… Тогда кто ей требуется? Кролик? Ушастый подопытный кролик? Всегда жалел кроликов, пусть опыты на профессорах ставят, иголками их, ядами, вводить DP два раза в день, «черный» DP, зеленый! Нашла себе пяток кроликов, кролики в Машине Времени, к элоям, к морлокам, через семь гробов с присвистом… Но зачем? Зачем? Ей все это на хрена? – То, что Погружения – не сон и не какая-то «параллельная реальность», я поняла еще две недели назад. Надеюсь, вы не обижаетесь, Арлекин, что я не рассказала все сразу. Это не только моя тайна. И в нашем опыте я проверяла совсем иное. Как ни странно, получилось. – Мы не встретились? Остальные смогли, а мы… И в чем секрет? – В том, что пора переходить ко второму этапу. К главному! Машина Времени изобретена Томом Брэйвудом еще в июле 1993-го, все эти годы мы лишь пытались это доказать. С синхронными DP доказательства появились – и, боюсь, скоро в DP поверят не только «наблюдатели». – Да-а… Господину Президенту докладывают: «Экселенц, we have Time Machine!» Азия-с, не поймут-с. Впрочем, вы правы, Гала, с третьего раза дойдет, и тогда… – Последствия предсказать невозможно. Поэтому, пока у нас еще не связаны руки, надо продолжать. Наш с вами опыт – часть замысла. Но не основная. – Основная, само собой, «черный» DP? Гала… Все материалы я вам передал, сейчас отдам то, что собрал в последние дни. «Черные» – шарлатаны, шайка наркоманов, психи!.. – Слышу речь ученого мужа! Обыкновенный DP для большинства – тоже наркомания. Да, очень опасно, да, мы многого не знаем. Плохо, что у нас с вами нет материалов «черных» экспериментов. Спросите, почему бы мне не попробовать самой? Пробовала. О результатах расскажу позже – когда попробуете вы. – Так… Прежде чем я скажу, что мне не нужна точка Омега, и я не собираюсь путешествовать по всяким «теням», откройте тайну – за каким бесом вам это нужно? Вы уж точно не ученый муж. Люди… нашего с вами возраста не прочь иногда попутешествовать по собственному Прошлому, но эти мудрости с Ноосферой, с параллельщиной… – Я принесла два набора, по три порции каждый. Они считаются лучшими у «черных» – и самыми надежными. BDP-plus и BDP-minus. Что я пробовала сама, что пробовали другие, говорить не буду – для чистоты эксперимента. Вы умеете делать внутривенные уколы? Нет? Тогда начнете с BDP-minus, это таблетки. Если боитесь, позвоните какому-нибудь другу, пусть вас подстрахует. Записку напишите. – Какую? «Прошу никого не винить?» – Арлекин! Людям… нашего с вами возраста пора уже подводить итоги. Что у вас позади? Ничего толком, все скучно, мелко, неинтересно… А сейчас перед вами – Загадка, настоящая, никем еще не раскрытая. – Не искусите, Гала. Не пытайтесь даже. Vade retro! – Vade mecum, Арлекин. * * * …Черные стрелки застыли, минутная указывает на Тихий океан, часовая целится куда-то южнее Гренландии. Без четверти час. Значит, уже девятое. 9 августа 2004-го. Тик-так, тик-так. DP-DC… DP-DC… Death Certificate. Все сделано, все предусмотрено. Архивы по DP на отдельном диске, Влад позвонит завтра, ключи у соседей. А вот записку не написал. Не мой жанр. Тик-так, тик-так. DP-DC… DP-DC… Dream of the Past – Death in the Past. Тик-так, тик-так. ФАЙЛЫ ИЗ НОУТБУКА 49. ЗАПАЗДЫВАНИЕ изменений, возникших во время Погружения. 1. [ГП. – 10 лет] – Т.П. Сегодня. Начало Погружения. 2. [ГП. – 10 лет] + Воздействие – Т.П. Сегодня. Изменений нет. 3. [ГП. – 10 лет] + Воздействие – Т.П. + 10 лет. Начало изменений Реальности. Примечания: ГП. – глубина Погружения. Т.П. – точка Погружения. Общее время Запаздывания изменения – 2 ГП. В данном случае изменения начались в Реальности, отстоящей на 20 лет от Г.П. и на 10 лет от Т.П. Соответственно изменился весь промежуток от Т.П. – 10 лет до Т.П. + 10 лет. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/andrey-valentinov/omega/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 49.90 руб.