Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Лучшие из мертвых

Лучшие из мертвых
Автор: Николай Андреев Об авторе: Автобиография Жанр: Боевая фантастика Тип: Книга Издательство: АСТ; Северо-Запад Пресс Год издания: 2007 Цена: 149.00 руб. Отзывы: 1 Просмотры: 21 Скачать ознакомительный фрагмент FB2 EPUB RTF TXT КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 149.00 руб. ЧТО КАЧАТЬ и КАК ЧИТАТЬ
Лучшие из мертвых Николай Андреев Звездный взвод #1 Они были мертвы – но вернулись к жизни. Они убивали – и будут убивать вновь. Но теперь они служат не мелким земным князькам, а всесильной сверхцивилизации. Они покоряют неизвестные миры, населенные чудовищными мутантами. Прочь с дороги – звездный взвод наступает! Николай Андреев Лучшие из мертвых Глава 1 ПРОГРАММА «ВОСКРЕШЕНИЕ» Странна и удивительна бывает порой человеческая жизнь. В один миг богатый, купающийся в роскоши патриций становится жалким и бесправным рабом. А рядом нищий забитый крестьянин оказывается во главе восстания и вскоре восходит на трон. Сколько благочестивых, добропорядочных священников совершают зло! Вместо службы Господу они занимаются грабежом, развратом, в их сердцах не осталось места для милосердия. Ивтоже время бандиты, разбойники, одним словом, изгои общества, не так уж редко проявляют доброту. Люди, которые ни в грош не ставят ни свою, ни чужую жизнь, заботятся об одиноких детях, обнищавших стариках, делятся последним куском хлеба с голодными бедняками. И да воздастся каждому по делам его. Бог видит все, и за все душа в ответе. Тот жаркий июльский день Олесь запомнил хорошо. На взмыленном храпящем коне, на одном дыхании минуя посад, прямо к княжеским хоромам прискакал гонец с северной заставы. Слуги сняли еле живого человека и тотчас поднесли холодного квасу. Прежде чем гонец заговорил, во двор вышел князь, его сопровождал посадник и несколько дружинников. Переведя дух, посыльный вымолвил: – Послал меня Ижорский старейшина Пелчусий… – Говори, – дозволил Александр. – Плохие вести, князь. В Неву вошло великое множество кораблей свеев. Среди них много рыцарей. Дозорные разглядели и епископов. Те постоянно служат молитвы и благословляют своих воинов на битву. Посерели лица дружинников, исчезли улыбки с уст, одним махом прошел хмель. Недобрую весть принес гонец. После набегов татар на северо-восточные земли ослабла Святая Русь. Раздробленные города и княжества воюют между собой, убивают славяне друг друга. А теперь и западным соседям неймется. Не дают покоя богатства Новгорода иноземным правителям. – Нельзя врагов к Новгороду пустить, – произнес князь. – Непростой это поход. Хотят свеи нас покорить, в свою веру обратить. И верно, получили они благословение от папы римского. А потому нечего нам мешкать. Звоните в колокола, собирайте дружину и ополчение. Завтра с утра выступаем на врагов. Олесь уже два года служил князю. Александр был молод, весел, активен, постоянно устраивал ристалищные игры, как среди дружинников, так и в целом Новгороде. Юношу вполне устраивала такая жизнь. Его отец за свою отвагу и смелость получил прозвище Храбрый. Часто молодого человека звали Храброго сын, и это звание приходилось оправдывать. С князем они были одногодки, и Олесь в боевом мастерстве мало чем уступал своему хозяину. С мечом, да в пешей схватке, он, наверное, выглядел и посильнее. Однако в конном строю, с копьем наперевес, князю равных не сыскать. Все эти игры и забавы, не раз потешавшие горожан, приносили огромную пользу. Дружина была умелой, испытанной, уверенной в своих силах. Да и новгородские ополченцы – плотники, кузнецы, каменщики – получали необходимую боевую подготовку, а уж смелости русичам не занимать. Зазвенели тревожно колокола. Ожил, забурлил древний город. Учащенно застучали молоты о наковальни. Потянулись с ближайших деревень в Новгород крестьяне. Не бездельничали и дружинники. Кто-то готовил седло, кто-то точил лезвие меча, кто-то начищал до блеска шлем и проверял кольчугу. Это уже не ристалищные игры, битва будет не на жизнь, а на смерть. К вечеру прискакал еще один гонец от Пелчусия. Он сообщил, что свеи дошли до устья Ижоры и остановились на отдых. Разбив большой стан, враги решили не торопиться и поберечь корабли. Выставив сильную охрану, захватчики чувствовали себя в полной безопасности. Получив это известие, Александр повеселел и ободряюще хлопнул ижорца по плечу. – Мудрое сообщение послал твой господин. Сил у нас немного, и в открытом бою тяжело придется. А вот хитростью и быстротой мы сможем врага отправить восвояси. Всю ночь готовился Новгород к походу. Хоть и невелика была армия, но дел хватало всем. Поначалу князь решил с конной дружиной скакать к Ижоре напрямик. Там в условном месте соединиться с пешими новгородцами и ладожанами, которые приплывут по воде, и совместными усилиями напасть на лагерь свеев. Однако под утро Александр передумал. Слишком дорого было время. Приказал он собрать по Новгороду все подходящие ладьи и грузить туда коней. Поплывут все. Так надежнее и веселее, кони будут свежие, да и люди чаще на веслах меняться станут. Вскоре погрузка закончилась. Князь и дружина двинулись к церкви святой Софии. Нельзя без молитвы и благословения отправляться на столь трудное дело. Вместе со всеми преклонив колени, стоял и Олесь. Нет, не боялся он смерти. Ради правого дела, за город родной, да за близких своих не грех и жизнь отдать. А для дружинника нет лучшей погибели, чем в ратном бою. И все же… Двадцати лет от роду, юноша еще и с девками толком не налюбовался. А жить не хотят только дурни, да юродивые. Путь от Новгорода до Ижоры неблизкий. Верст двести, не меньше. Но разве это помеха для русичей? Вниз по течению, распустив паруса и что есть мочи налегая на весла, армия меньше чем за сутки добралась до нужного места. Подходя к Ладоге, увидели и ладьи, и дружину. Хоть и небольшая сила, а все же подмога. Александр обнялся с ладожским посадником и поблагодарил за верность и преданность. И снова в путь. Вскоре заметили белые платья. Это дозор ижорцев. Дальше плыть нельзя. Встречал их сам Пелчусий, высокий поджарый старец с седой редкой бородой. – Вдоль берега нельзя, там много свеев. На маленьких лодках так и шныряют. Боятся нападения с реки, – тихо проговорил старшина. – К стану пойдем лесными тропами. Мои люди проводят. Разгрузка прошла быстро и умело. Пока выводили лошадей, дружинники проверяли доспехи и оружие. И вот уже звучит команда на выдвижение. Вперед идет Пелчу-сий, ведя под узды коня князя. Но вот он остановился и поднял руку. Тотчас десятки ижорцев и новгородцев с топорами в руках рассыпались по лесу. Это разведка. Опытные, умелые, испытанные бойцы. Их задача уничтожить дозор свеев, чтобы никто не мог предупредить стан о надвигающейся силе. Чем ближе к врагу, тем тише идет дружина. Постепенно рассредоточиваются конные полки, готовятся к бою, стараясь схватить свеев. Ни один не должен уйти. И вот уже среди деревьев видны просветы, засверкало яркое солнце. Приподнявшись в седле, Олесь увидел лагерь иноземцев. Всюду белые шатры знатных свеев, а коней-то, коней – даже не сосчитать. Одно хорошо, пасутся в отдалении, без седел, не успеют рыцари на них сесть. Меж палатками разложены сотни костров. Видно, подошло время обеда, и простые воины без доспехов и панцирей расселись кучками. Тоже добрый знак. Не чуют враги приближающуюся погибель. Каждый раз ты ждешь атаки, и каждый раз сигнал неожидан. Запели рожки, завыли берестяные трубы, загремели бубны, и конница с шумом, гамом, криками выскочила из леса. Трудно описать, что чувствует в этот момент воин. Исчезают все чувства – страх, боль, сострадание. Лишь одна мысль – вперед, коли, руби, бей! Юноша гнал коня во весь опор и вместе с передовыми рядами врезался в стан врагов. Из шатров, палаток выскакивали испуганные свеи и тут же падали от мечей, копий, топоров. Русичи не щадили никого. Однако вскоре иноземцы пришли в себя. Загудели трубы, кое-где поднялись стяги, вскочили на коней десятки рыцарей. Битва стала гораздо ожесточеннее. Теперь Олесь уже полностью потерял ориентировку и только рубил направо и налево. Его ноги по колено были забрызганы кровью врагов, в щите торчали две стрелы, а рука устала махать. Сколько продолжался бой, сказать было трудно, но уже начало темнеть. Всюду лежали тела убитых и раненых свеев. В этот миг русич и увидел рыцаря. В начищенных до блеска латах, с треугольным щитом, в круглом шлеме с выступающим забралом и перьями, он гарцевал на черном коне, удачно отражая атаки пеших новгородцев. Кому-то из них свей разрубил плечо, кому-то отсек кисть. Олесь ударил коня, громко закричал и поскакал на рыцаря. Тот заметил новую опасность, вырвался из кольца, взмахнул мечом, устремляясь на юношу. Они столкнулись, и при первом же ударе новгородец почувствовал силу противника. Трещали щиты, звенели мечи, ржали кони. Как-то само собой получилось, что их оттеснили ближе к лесу. Свей дрался отчаянно, нанося удары все сильнее и сильнее. Вот когда добрым словом вспомнил Олесь ристалищные игры. Уж давно бы он пал от усталости, не будь их. А пока новгородец держался, и держался неплохо. У рыцаря уже были пробиты латы в двух местах, треснул щит. Однако досталось и русичу. Кровоточило левое плечо, в правом боку зияла рана. Силы обоих соперников были на исходе. К счастью, почти исчезло солнце за горизонтом и не так пекло, вот-вот должна прийти вечерняя прохлада. Что творилось на поле битвы ни Олесь, ни свей уже не понимали. В какой-то миг рыцарь обернулся, и новгородец тотчас двинулся вперед, нанося сокрушительный удар по шлему. Противник защититься не успел, но резким и коротким движением провел мечом снизу вверх. Лезвие миновало щит, рассекло кольчугу и вошло в левый бок. В глазах Олеся все потемнело, мелькнули верхушки деревьев, круп лошади и угасающее солнце. Выронив меч, русич рухнул в высокую траву. Он уже не видел, как со смятым шлемом, далеко отброшенный назад, лежал в пяти саженях его противник. Пробегали последние образы, последние мысли, и вскоре сознание молодого человека окончательно померкло. * * * В темноте наступившей ночи мокрые от пота и крови воины молчаливо собирали на поле брани убитых и раненых. Факелов, правда, не зажигали, в это время года тела можно было различить и так. У берега шумно грузились в обратный путь свеи. От армии, которая приплыла в устье Ижоры, у них остались лишь жалкие остатки. Русичи победили в сражении, и их потери были невелики, однако и им дел хватало. Хоть какие-то раны, но получили все. В этой суматохе никто не обратил внимание, как над лесом почти бесшумно пролетел черный диск. Он двигался медленно, рывками, словно что-то искал. Это продолжалось около десяти минут, пока аппарат не завис. Тотчас в днище корабля открылся люк. Несколько человек в черных облегающих костюмах на тонких тросах спустились вниз. По поверхности они двигались крайне медленно, осторожно. Наконец первый из них склонился над телом простого свея и тихо произнес: – Этот мертв. Откуда-то слева раздался женский голос: – Я нашла раненого, но судя по доспехам, он ополченец. – Нет, таких нам не нужно, – ответил мужчина. – Продолжайте поиски. Времени очень мало. Сейчас похоронные команды доберутся и сюда. Неизвестные продолжали прочесывание, то и дело натыкаясь на тела убитых и раненых, но это было все не то, что нужно. Спустя пару минут та же девушка воскликнула: – Сюда! Здесь двое раненых… На ее зов моментально откликнулась вся группа. Их оказалось пятеро. Мужчины склонились над Олесем и поверженным свеем. – Судя по доспехам, оба принадлежат к нужной нам касте. Они и сразили друг друга. Лишь бы… – начал старший. Его оборвал голос врача. – Они тяжело ранены и находятся в коме. Если мы поторопимся, то успеем вытащить их из могилы. – Отлично, – вырвалось у руководителя. – Как раз то, что нам нужно. Вызывайте немедленно эвакуационное оборудование. Короткий сигнал, и из днища корабля спустились два легких, но довольно объемных ящика. Неизвестные открыли их, включили какие-то кнопки и принялись за раненых. Это оказалось совсем непростым делом. И Олесь, и свей были мужчинами под метр восемьдесят, а потому весили немало. Но самое главное, что на них были доспехи. – Надо их раздеть, – предложил кто-то. Его готовы были поддержать, но в это время послышались шаги и разговоры приближающихся новгородцев. Они тоже видели, что здесь шел бой, и хотели оглядеть это место. – Живее, живее, – скомандовал старший. – Грузите так, в доспехах. Нельзя бросать их. Такая удача второй раз не подвернется. Само собой, что русич весил меньше. С него скинули шлем, сняли с руки щит и уложили в ящик. Врач тотчас подключил аппаратуру к телу раненого, закрыл контейнер и дал команду на подъем. В это время все остальные мучились со свеем. Кое-что удалось скинуть, но шлем было снять невозможно. Промятый металл врезался в лицо. Проклиная тяжелые латы, неизвестным наконец удалось поместить беднягу в ящик, и вскоре вся группа вместе со своей добычей оказалась внутри диска. Тотчас закрылся люк, корабль плавно двинулся над лесом, быстро набирая скорость и высоту. Его миссия была выполнена. Напрасно свеи несколько часов искали тело своего барона Свена Лунгрена. Их усилия оказались тщетны. Без особых успехов прошли и поиски Олеся. Дружинники в недоумении прочесали кусты и лес, но были вынуждены вернуться ни с чем. Война есть война, без потерь не обходится ни одна битва. Вскоре противоборствующие армии направились в родные места, кто с победой, кто с поражением, и о двух исчезнувших воинах уже никто не вспоминал. Между тем легкий гравитационный катер на полной скорости поднимался на необходимую орбиту. Там его ожидал новейший межзвездный крейсер «Гигант». Уже четыре долгих месяца космическая экспедиция Алана находилась возле Земли. Это было гораздо больше, чем предусматривалось в начале. Однако и миссия, которую выполнял персонал крейсера, оказалась сложнее и опаснее. Трое ученых заплатили за это жизнью. Самое удивительное, что командир корабля полковник Дар Клеон не знал и толком не понимал цели экспедиции. Они вращались по орбите этой дикой планеты в поисках битв, сражений, стычек. И как только начиналось кровопролитие, руководитель группы ученых Барт Делонт поднимал своих людей, и они неслись на катере к месту событий. Результаты их налетов были самые различные. Иногда группа возвращалась ни с чем, иногда с каким-нибудь полуживым бойцом, который умирал через полчаса, и его приходилось выбрасывать в открытый космос. Подобных мертвецов Дар насчитал не менее трех десятков. Самыми удачными походами Делонт считал те, когда раненых удавалось откачать и поместить в анабиозные камеры. Самое удивительное, что Барт ради этой цели не жалел даже своих людей. В Германии после штурма какого-то замка ученым удалось утащить двух рыцарей. Однако при этом они нарвались на отступающий отряд лучников. Два отличных специалиста, которых на Алане готовили пять лет, были сражены наповал. И несмотря на это, Делонт сначала эвакуировал двух дикарей в металлических побрякушках и только потом свою группу. Правда, надо сказать, и полковник это ценил, Барт рисковал собой наравне со всеми. Первым с поверхности он никогда не уходил. И все же… Кому нужны эти безмозглые, проливающие кровь по любому случаю варвары? Этого Клеон понять никак не мог. Любые попытки спорить натыкались на стену надменности и высокомерия. Как никак, а Делонт был посвященным Великого Координатора. Его права не имели границ. Если завтра он прикажет команде выбросить в космос их командира, никто из экипажа даже не возразит. Это Дар понимал всегда. А потому он не особенно лез в дела экспедиции. Его задача – доставить ученых к Земле и потом так же благополучно вернуть их обратно. Что они делают на планете – не его проблемы. Впрочем, кое-что полковник все-таки знал. У Делонта остались всего две анабиозные камеры, а значит, не хватает двух дикарей. Вот почему ученые с таким вниманием и напряжением следили за эскадрой кораблей. Опыт показывал, что это вторжение в другую страну. А раз так, то битвы не миновать. И в отличие от захватчиков, аланцы прекрасно видели ладьи новгородцев. Чем ближе сходились противники, тем нетерпеливее становился Барт. Он буквально завыл от отчаяния, когда сражение началось. Ведь день был в разгаре, а в светлое время суток никого не вытащить. Клеон стоял позади Делонта и с интересом наблюдал за экраном. Странные все-таки эти земляне. Они так часто действуют вопреки логике, что объяснить их поступки бывает просто невозможно. Вот и сейчас… Дар видел – наступающих гораздо меньше, а значит они обречены. – Глупцы, – вырвалось у него, – сами лезут в пасть хищника. Сейчас их разгромят, и путь до города свободен. Делонт обернулся, снисходительно улыбнулся и проговорил: – Клеон, это вы глупец. Как ни парадоксально, но в военной науке земляне намного превосходят нас. Алан-цам не понять многих их поступков. Опыт битв накапливался веками. И я уже не говорю о генах воинов, которые передаются из поколения в поколение. Умение сражаться ради великой цели, рисковать собственной жизнью впитываются с молоком матери. – Уж не хотите ли вы сказать, что эти безумцы победят? – удивился полковник. – Ведь их в два раза меньше. Подобное невозможно в принципе. Я изучал военную науку… Внимательно посмотрев на ход битвы, несколько раз передвинув камеры, Барт так же с ухмылкой сказал: – Именно так и произойдет. Поверьте мне, я провел четыре месяца на этой планете недаром. Воины этого народа за свою свободу и землю сражаются отчаянно, не жалея себя. Они предпочитают смерть рабству и подчинению. Но в данном случае их ведет умелый, умный полководец. Победа будет достигнута даже такими малыми силами. Причем победа огромная. – Я этому не верю, – вымолвил Дар. Уверенность полковника еще больше развеселила Делонта. Он резко повернулся в кресле и произнес: – Отлично. Предлагаю пари на сто сириев. Сумма была внушительной, но Клеон верил в свои знания, опыт. Неужели все, чему его учили в академии – полная чушь. На Земле живут люди, и они должны подчиняться законам науки. Он хлопнул ученого по руке в знак согласия. Однако уже через пару часов Дар понял, что проиграл. Наступавшие словно в тиски сжимали своих врагов, сбрасывая их в реку и топя корабли. Вскоре сражение превратилось в кровавое избиение. Лишь немногочисленные группы захватчиков еще как-то сопротивлялись. Между тем на планете стало темнеть. Обрадованный Барт вскочил со своего места. – Как видите, я оказался прав, – воскликнул он. – Надо честно признаться себе – мы, аланцы, плохие солдаты. Мы не умеем делать даже самого элементарного, что может на этой планете каждый мальчишка. Поэтому я здесь. Время не ждет. Готовьте катер к старту. Будем надеяться на удачу. Спустя пятнадцать минут Делонт со своей группой отчалил от крейсера. Этот разговор дал Клеону обильную пищу для размышлений. На Алане было три военных академии, и в них готовили хороших специалистов. Однако никто из их выпускников не имел опыта. Все учения проводились как-то вяло, статично и однообразно. Без всякого сомнения, реальная жизнь гораздо суровее и опаснее. В этом Дар убедился здесь, на Земле. Только на этой планете он понял, что такое настоящая война. Да, тут сражаются варвары, их оружие вызывает усмешку, но с какой ненавистью, непримиримостью они это делают! Способны ли на такое аланцы? Ответить на подобный вопрос полковник был не в состоянии. Зато Великий Координатор, кажется, это сделать смог. Не случайно один из лучших ученых, посвященный, участвует в столь рискованной экспедиции. Алану понадобились воины-дикари. Но зачем? На этом вопросе Клеон остановился. Он не имел нужной информации, а гадать понапрасну не имело смысла. Спустя два часа в командирскую рубку вошел первый помощник. Он был взволнован и проговорил: – Господин полковник, они возвращаются. Только что поступило сообщение с катера. У них два контейнера, оба в критическом состоянии. Посвященный Делонт очень нервничает… – Поднять по тревоге все вспомогательные бригады, медикам к шлюзовому отсеку, подготовить анабиозные камеры, – скомандовал Дар. На корабле раздался длинный, высокий сигнал. Тотчас забегали люди, заработали лифты, то и дело двигались автоматические двери. Бригады обслуживания готовились к приему очередных пациентов. На всякий случай Клеон приказал включить дополнительную аппаратуру по накачке воздуха. Это ускорит группе Делонта проход газового отсека. Сначала полковник не хотел встречать ученых, но любопытство все же пересилило. Кого они притащили на этот раз? Миновав несколько коридоров, Дар подошел к стартовому комплексу в тот момент, когда катер медленно встал в шахту. Тотчас заработали двигатели насосов, началась усиленная подача кислорода. С невольной гордостью Клеон отметил, как уверенно и слаженно работают его люди. Ни одной ошибки, ни одной задержки. Еще мгновение, и медики рванулись в открытые двери шлюзовой камеры. Столь же слаженно действовала и группа Делонта. Как только загорелась лампа, означающая, что очистка воздуха произведена, в катере открылся люк. На металлический пол начали выпрыгивать люди Барта. Они осторожно и аккуратно спустили два контейнера с ранеными. И вот тут действительно началась суматоха, в которой полковник не понимал ровным счетом ничего. Полтора десятка специалистов разного профиля немедленно принялись за дикарей. Кто-то распиливал латы, кто-то пытался снять шлем, кто-то стягивал сапоги. Честно говоря, Клеон даже предположить не мог, что это можно сделать так быстро. Как только варвары были раздеты донага, их поместили в специальные капсулы и с помощью автоматики отправили в операционные. Там бедняг уже дожидались хирурги высочайшего класса. Это были настоящие кудесники, профессионалы своего дела. Они способны творить чудеса. Пока капсулы двигались, Дар бросил взгляд на землян. Невольно он позавидовал им. Оба мощные, сильные, красивые. Они как бы олицетворяли собой силу и здоровье молодой, рвущейся вперед цивилизации. Словно не замечая полковника, мимо пробежал Делонт. Он спешил к медикам. Заработали лифты, и спустя мгновение вся группа ученых поднялась наверх. Стартовая площадка быстро опустела. Лишь пилоты проверяли катер, да роботы-уборщики собирали раскиданные доспехи. Клеону здесь делать было нечего, и он неспешно направился в рубку управления. Впрочем, пошел Дар туда лишь по привычке. Уже четыре месяца корабль находился на одной и той же орбите, вахты менялись, как часы, так что проверять и контролировать особо никого не приходилось. Экипаж «Гиганта» набирался из наиболее достойных, испытанных и опытных людей. Проблем по служебным вопросам с ними не возникало. Совершив обход, полковник не торопясь двинулся к своей каюте. Скука и однообразие этой экспедиции начинали действовать на нервы. В отличии от группы Делонта, все остальные маялись от безделья. Выход на планету был категорически запрещен, изучение ее обитателей проходило в строго ограниченных рамках. У экипажа быстро исчез первый порыв любознательности, а на его место пришла апатия. Клеон задумался и не сразу заметил приближающегося по коридору Барта. – Почему такое скучное выражение лица? – удивился ученый. – Если честно, – моментально отреагировал Клеон, – мне надоело болтаться вокруг этой дикой планеты. У вас здесь достаточно дел, но мои люди просто умирают от скуки. И поймите, их терпенье не беспредельно. – Ну, не надо так трагично, – рассмеялся Делонт. – У меня для вас хорошие новости. Оба пациента выжили и помещены в анабиозные камеры… – И что из этого следует? – Только то, что мы возвращаемся домой. И как можно быстрее. Великий Координатор, наверное, уже заждался. Невольно полковник улыбнулся. – Это действительно хорошие новости. А как ваша работа? Выполнена? Я не любопытен, но все же интересно, почему новейший крейсер Алана торчал здесь около четырех месяцев? Барт на несколько минут задумался. Сразу было видно, что он решает, стоит ли говорить Клеону о потребностях экспедиции. Наконец, выбор сделан. Ученый взял Дара под руку и повел его по коридору. – Видите ли, полковник, – начал он, – никакого секрета в нашей работе нет. Во всяком случае, инструкций на эту тему я не получил. Однако дело все же очень деликатное. Если о целях нашего вояжа узнает достаточно много народа, возникнет ряд сложностей. А Великий Координатор хочет их избежать… – Господин Делонт, я не болтлив, – несколько обиженно вымолвил Клеон. – И если вы потребуете, чтобы я сохранил наш разговор в тайне – о нем не узнает ни одна душа. – Нет, нет, не требую, – вежливо сказал ученый, – просто прошу. И раз уж вы меня заверили, давайте пройдем в мою каюту. Чтобы все правильно объяснить, я должен показать вам проект в мельчайших деталях. Они прошли по коридору, поднялись на лифте до жилого отсека и вскоре вошли в просторные апартаменты Делонта. Путешествовать с комфортом посвященные умели. Говоря об этих двух людях, надо отметить, что они были примерно одного возраста. Обоим только-только перевалило за сорок. В иерархии Алана и Клеон, и Делонт занимали значительное место. И все же их разделяла пропасть. Полковника очень ценили в военных кругах, порой его успехи замечал даже Великий Координатор. Не случайно, именно ему доверили командовать сверхсовременным крейсером. Однако в целом Дар ничем не отличался от простых аланцев. Просто он более удачно двигался по служебной лестнице. Но стоит ему оступиться, как все его положение рассыплется в прах. Совсем другое дело Делонт. Он посвященный. Что бы ни случилось, Барт все равно им останется. И точно так же, как еще полторы сотни счастливчиков, будет иметь право лично лицезреть Великого Координатора. Какое бы правительство ни выбирали граждане, Аланом управляют эти люди. Это своего рода клан, доступ в который разрешает только Великий Координатор. Ученый опустился в мягкое кресло, рукой указав на второе своему собеседнику. – Что будете пить? – спросил Делонт. – Кофе, чай, пиво, вино… Полковник посмотрел на Барта несколько удивленно. Тот прекрасно знал, что во время рейса экипажу категорически запрещалось употреблять спиртное. Даже во внеслужебное время. Делонт правильно понял смысл этого взгляда и, рассмеявшись, произнес: – Можете заказать все, что хотите. Я разрешаю. Не так часто у нас выпадают такие счастливые дни. Взяв бокал с холодным пивом, Клеон проговорил: – Итак, вы обещали мне рассказать, зачем нашей могущественной цивилизации понадобились дикари с Земли. Лично для меня это полная загадка. Что будут делать варвары в высокоразвитом обществе Алана? – А их там и не будет, – улыбнулся ученый. – То есть как? – удивился Дар. – Вы мне только что сказали, что корабль возвращается домой. Ведь не выкинем же мы их по дороге! – О, это было бы выше моих сил. Потрачено столько сил, средств, времени… Нет, полковник, эти воины очень дороги мне. Но не буду больше вас держать в недоумении. Вы прекрасно знаете, что Алан – небольшая планета. В свое время она была лишь колонией. – С того времени минули века, – вставил Клеон. – Совершенно верно. И тем не менее, мы обладаем территорией на двадцать два процента меньше, чем земляне. А проживает на Алане больше восьми миллиардов. Дар, наша планета задыхается от перенаселения. Нам нужны новые территории. И чем больше, тем лучше. Очень хороший вариант – Земля. – Великолепно, – вырвалось у полковника. – С нашим оружием, техникой, поддержкой с воздуха мы захватим планету в один миг… – Увы, но вы ошибаетесь, Клеон, – улыбнулся Де-лонт. – Это характерное заблуждение всех наших военных. Вам кажется, что с дикарями справиться очень легко, но это не так. Великий Координатор просчитал подобную ситуацию и пришел к ужасающему выводу. Поначалу нам будет сопутствовать успех, нас примут за богов. Возможно, мы получим контроль над всеми основными городами. Однако при этом столкновения с дикарями станут неизбежными. Будет происходить постоянная утечка новейшего вооружения. А теперь представьте этих людей, солдат от рождения, с нашими лазерными карабинами и пушками. Имея богатый опыт сражений, они просто сметут нас со своей планеты. И вот тут начинается самое страшное. Где гарантия, что им не удастся захватить несколько космических кораблей? Их орды начнут высаживаться на Алане, и наши миролюбивые граждане быстро сдадутся. – Невероятно! – Может быть, но это так. Есть, правда, еще один вариант. Химическим, ядерным оружием хорошенько прочесать эту планету. Но в таком случае, зачем она нам? Прежде чем начать колонизацию, мы в течение столетий будем вынуждены приводить Землю в порядок. И я даже не упоминаю о расстоянии. Сколько таких крейсеров, как «Гигант», нам понадобится? А помимо них, Алану еще придется строить и транспортные суда для перевозки людей и техники. – Это проблема. – Вот именно. Причем проблема, которая растянется на десятилетия. – Но тогда где же выход? – Дорогой полковник, – улыбнулся Барт. – Вы совсем забыли, что Алан лишь девятая планета Сириуса. После этих слов Клеон удивленно поднял глаза. Он уже начал догадываться, о чем идет речь. Однако подобное предположение сулило его планете не менее сложные проблемы, чем Земля. – Вы правы, – согласился Дар. – Есть еще две в нашей системе. Однако они уже заняты. Одиннадцатая – Маора – в свое время, как и Алан, была колонией. После катастрофы она стала независимой. Но почему-то ее жители относятся к нам весьма враждебно. Насколько я знаю, маорцы не пускают на поверхность даже послов. – Совершенно верно, – согласился слегка помрачневший ученый. – С Маорой у нас как-то не сложились отношения. Жители этой планеты еще не вырвались в межзвездное пространство, и это упрощает нашу экспансию. Однако на своей орбите они полные хозяева. Система обороны у них весьма надежна и эффективна. Все наши зонды они сбивают без труда. Так что какой-либо точной информацией о данной планете мы пока не обладаем. – Но в таком случае вторгаться на чужую территорию, совершенно не зная противника – полное безумие. Я изучал… – А никто и не говорит о Маоре, – перебил собеседника Делонт. – Вы же сами сказали, что в системе Сириуса еще две планеты, пригодные для жизни. – Так значит, это Таскона, – выдохнул полковник. – А почему вы так удивлены? – спокойно проговорил Барт. – Отличная планета. В свое время на ней была высокоразвитая инфраструктура. Возможно, кое-что даже сохранилось. Вы ведь понимаете, всегда легче восстановить, исправить, чем строить заново. Ну, и кроме всего прочего, Таскона нам не чужая. Когда-то там проживали наши предки. Это колыбель аланской цивилизации. И именно мы смогли подхватить эстафету развития. – Но ведь там была война, катастрофа, – вымолвил Клеон. – Все уже в прошлом, – успокоил Дара ученый. – Сейчас планета вполне пригодна для жизни. В принципе, мы давно бы начали колонизацию, если бы не одно «но»… Полковник развел руками, показывая что не имеет никакой информации по данному вопросу. О Тасконе большинство аланцев знали лишь из учебников истории. Полеты в тот район были строго запрещены. Специальный космический патруль постоянно курсировал возле древней планеты. Делонт понял жест Клеона и пояснил: – Война на Тасконе была крайне жестокой. Практически все крупные населенные пункты перестали существовать. По расчетам Великого Координатора, в тот момент на планете проживало около одиннадцати миллиардов человек. Как видите, мы почти достигли численности метрополии. Ядерный удар унес жизни не менее девяноста процентов населения. Из оставшихся в живых часть сошла с ума, часть не могла иметь потомства, часть начала мутацию. Практически, Таскона сейчас идеальный вариант для колонизации. Огромные просторы не заселены… – Так в чем же дело? – не удержался Дар. – Мы не можем ее изучить, – вымолвил ученый, подперев подбородок рукой. – На Тасконе происходит нечто странное. Все наши зонды буквально в первые же несколько секунд при подлете к планете выходят из строя. Мы пытались провести аэросъемки с космических кораблей. Однако и здесь тот же результат. Ломается аппаратура, суда становятся неуправляемыми, отказывает автоматика. Объяснение тут простое. Либо после катастрофы у планеты появилось новое излучение, которое наши ученые еще не знают, либо на Тасконе есть люди, способные помешать колонизации… – Второй вариант более вероятен, – вставил полковник. – Да, Великий Координатор считает так же. Видно, на планете сохранилась часть технического потенциала некогда могущественной цивилизации. А потому освоение Тасконы принесет нам много полезной информации. – Но как же все-таки начать высадку? – Этой проблемой и занимаются наши ученые последние пять лет. Кое-что о планете мы все же узнали. В частности, на материке Оливия цивилизация началась чуть ли не с нуля. Там бродят мутанты, племена диких людей, разные шайки головорезов. И именно с этого места мы и начнем вторжение. Путем практических опытов наши военные выявили, что если идти на предельной скорости к планете, можно осуществить удачную посадку. – Но для этого нужен хороший космодром и плацдарм для высадки, – сказал Клеон, обращаясь к своему собеседнику. – Браво, полковник, – воскликнул Делонт. – Сразу видно, хорошее образование. Вы очень точно определили основные задачи нашей программы. На Алане есть достаточно подробные карты Оливии. На них указаны города, поселки, дороги, мосты, космодромы, склады. Однако мы не знаем, в каком состоянии они находятся. Можно ли их использовать для высадки большого десанта. – Пошлите разведывательные группы на каждый космодром. Это можно осуществить с помощью парашютных капсул. На них нет никакой аппаратуры, а значит, и повредить излучение не может. – Именно так мы и сделали. К моменту начала войны на материке было двадцать два космодрома. Разведывательные группы отправились к четырем основным. Однако большая высота, сильные порывы ветра, воздушные течения – все это повлияло на точность приземления. Капсулы отнесло от цели на десять километров. Одна, вообще, разбилась при ударе о скалы. А вот три остальные… Наши сведения о них весьма скудны. Сигналы их передатчиков с трудом прорывались к базовому кораблю и были очень отрывочные. Ясно одно – материк буквально кишит разного рода бандами, кланами и племенами. Все они воюют друг с другом за господство. Наши люди невольно, не желая того, попали в разгар боевых действий. Хотя, по всей видимости, войны там не прекращаются никогда. Сейчас Тасконой правят две королевы – жестокость и ненависть. Как бы там ни было, но разведчики пропали. Ученый Совет и Великий Координатор считают, что они погибли. Соперничать с дикарями, используя только варварское оружие, наши люди не в состоянии. Вооружить же разведчиков современными карабинами – слишком рискованно. А вдруг во власти какого-нибудь царька есть уцелевший завод? Наладить производство современного оружия по нашей технологии им не составит труда. И уж тогда малыми жертвами мы не обойдемся. – И вы решили, что с дикарями лучше всего справятся другие дикари, хотя они и с чужой планеты, – догадался Дар. – Совершенно верно, – подтвердил ученый. – Это просто блестящая идея. И как всегда, она принадлежит Великому Координатору. Вот уже около трех лет я занимаюсь этой программой. Мы назвали ее «Воскрешение». Вдумайтесь, полковник, насколько она гениальна. Нам не надо готовить профессиональных солдат-убийц. А вы прекрасно знаете, что это большая проблема для аланцев. В своих операциях на Тасконе мы будем использовать землян как щит, и даже их потери не особенно нас заденут. Ведь они чужие Алану. Дикари всегда остаются дикарями… – Вот именно об этом я и хотел спросить, – вмешался Клеон. – Янебольшой знаток в науках о варварах, но эти четыре месяца не прошли бесследно. Земляне фанатично верят в своих богов, кроме того, многие их них имеют морально-этический кодекс чести. Как только они придут в себя, у вас возникнут большие проблемы. Весьма возможно, что эти воины посчитают «Гигант» раем, а нас примут за ангелов… – Скорее, за чертей, – рассмеялся Барт. – Не исключено, – улыбнулся Дар. – И все же, я думаю, такое положение вещей всех не устроит. Если же начать им объяснять суть происходящего, то бедняги просто спятят. А уж сумасшедшие воины вам точно не нужны. Кроме того, мне непонятно, зачем вы вытаскивали именно таких доходяг. Безусловно, это отличные солдаты, но они находятся сейчас между жизнью и смертью… После этих слов ученый встал с кресла и захлопал в ладоши. Это продолжалось буквально пару секунд, за которые полковник заметил, что подобный жест вовсе не ирония. Наконец Делонт снова сел, предварительно наполнив свой бокал. Сделав глоток, он дружески проговорил: – Клеон, вы меня удивляете все больше и больше. Я редко ошибаюсь в людях, но вас я явно недооценил. Это, наверное, из-за проекта… слишком был занят. Своим вопросом вы попали в самое главное звено программы «Воскрешение». Почему? Ведь захватить восемь хороших воинов на Земле не составляет большого труда. Способов можно найти массу. Но что потом с ними делать? Как избавить их от снедающего мозг потока информации? Это действительно проблема. И кроме того, вы забыли о языковых барьерах. Мало того, что они не понимают нашу речь, так ведь земляне не понимают и друг друга. У них на планете десятки разных языков и диалектов. Поверьте, наши трудности казались непреодолимыми. Но мы не сдались – слишком заманчивой была перспектива. Ведь если программа оправдает наши надежды, Алан получит тысячи отличных солдат. И я горжусь, что решение удалось найти мне. Когда человек жив и здоров, его мозг ставит разные преграды потоку новой информации. И если нет должной подготовки, может произойти срыв – то есть сумасшествие. Но вот человек находится в коме, он умирает, исчезают все барьеры. В этом миг его мозг – словно открытая книга. Мы можем вписать туда все, что угодно… – То есть вы можете сделать из них живых роботов, повинующихся любому приказу, – чуть возмущенно воскликнул Дар. – Не совсем так, – возразил ученый. – На индивидуальность мы влиять не в состоянии. Человек принимает все решения сам. Наш метод касается лишь информации. В частности, пациентам на борту «Гиганта» будут в состоянии транса даны все сведения о структуре мира. То, что любой школьник Алана изучает несколько лет, земляне получат за неделю. Самое удивительное, что в момент пробуждения все они по-прежнему будут верить в бога. Но в дальнейшем, учитывая полученные знания, земляне, возможно, изменят свои взгляды. А возможно, и нет. В целом, они останутся прежними людьми, со своими достоинствами и недостатками, просто поднимется сразу на несколько ступеней их информационный уровень. Во-первых, мы сможем свободно с ними разговаривать: курс аланского языка – основа программы. Во-вторых, им не надо будет объяснять, что такое планеты, звезды, космические корабли, машины, парсеки. – Ладно, не будем отвлекаться, – продолжил Де-лонт. – Итак, Алан получает хорошо подготовленную армию. С ее помощью мы осуществим захват нужной нам планеты. Скажу больше, сейчас на наших заводах уже строится два транспорта, способные вывести с Земли по сорок человек. Важно, чтобы первый эксперимент увенчался успехом. – Одну минутку, – прервал собеседника Клеон. – Насколько я понял, ваша программа не влияет на их желания. Вы не можете запрограммировать землян на выполнение нужной нам задачи. То есть придется убеждать этих дикарей в том, чтобы они рисковали своей жизнью ради Алана. Честно говоря, я сомневаюсь… Барт снова зааплодировал. – Полковник, вы просто великолепны. С вами беседовать одно удовольствие. Я корю себя за то, что не сделал этого раньше. Без сомнения, большого желания воевать за цивилизацию, которая им чужда, у них не возникнет. И мы предусмотрели такой вариант. Во-первых, у землян нет выбора. В какой-то степени они в плену. Во-вторых, мы постараемся их купить. Пообещаем все возможные блага, выполним ряд желаний. В мирное время представим им хорошие условия проживания… – Наемники? – удивился Дар. – А почему бы и нет. Ведь на их собственной планете именно так и происходит. Какой-нибудь король, граф, хан покупает себе солдат за золото. И уж поверьте, желающих бывает предостаточно. Ради этого бессмысленного металла они с легкостью перережут глотки друг другу. Мы же предлагаем гораздо более широкий спектр удовольствий… – Однако подобные воины часто бывают ненадежны. При первых же неудачах своего господина они бросают его. В конце концов, их можно перекупить. – А вот на этот случай мы подстраховались. Ничего подобного с нашими бойцами не произойдет. Правда, их верность будет вынужденной. Однако другого, более эффективного средства у нас нет. – Что же это? – спросил Клеон. – А вот это маленький секрет, – улыбнулся ученый. – Вы его узнаете, но в свое время. Итак, в нашей короткой беседе я объяснил вам суть программы «Воскрешение». Люди, которых мы вытаскиваем, были бы уже давно мертвы, однако им повезло. У них начинается вторая, новая жизнь. Именно на этой патетической ноте его и оборвал Дар. – А вы не боитесь бунта с их стороны? – тихо проговорил он. – Нет, нет, не сейчас, а гораздо позже, когда наемников-землян будут тысячи. Они постепенно начнут понимать, что являются лишь игрушками в руках более развитой цивилизации… – Нет, этого не произойдет. Мы никогда не потеряем контроль над землянами. В самом худшем случае, все они покончат самоубийством. И уж точно заявляю – с Таско-ны им не вырваться, – возразил Делонт. – И все же мне кажется лишним их сильное развитие. Пусть оставались бы дикарями, а мы выполняли бы роль богов. Тогда, я уверен, послушание будет полным и фанатичным. Достаточно только указать на врага – и они сметут его. – Отчасти вы правы, – согласился Барт. – Таких мнений среди Ученого Совета было немало. Но… Никто не знает, что творится на Тасконе. Где гарантия, что наши солдаты не получат огромный поток информации. Вывод очевиден – часть из них сойдет с ума, кто-то покончит с собой, кто-то переметнется в лагерь врага. Так лучше все-таки часть сведений дать нам, и в том аспекте, который выгоден Алану. И уж тогда их переубедить будет непросто. Два высокопоставленных аланца разговаривали еще несколько минут. Их беседа коснулась положения в стране, развития науки и космической техники, путей освоения пространства. И оба сошлись во мнении, что пока Алан слишком слаб. Он не имел еще большого флота кораблей, не вырывался дальше трех парсек от Сириуса. А развиваться нужно было быстрее. Никто не знал, какие существа обитают за пределами этого маленького района галактики. Вызывала опасение и Маора. Рано или поздно ее жители вырвутся в открытый космос. И уж тогда столкновение интересов неизбежно… Их обмен мнениями был прерван длинным протяжным сигналом. Тотчас полковник поднялся и проговорил: – Извините, меня просят зайти и уточнить маршрут дальнейшего движения. Ведь я еще не отдал команду возвращаться домой. Не сомневаюсь, что это вызовет радость у всего экипажа. – Идите, – улыбнулся посвященный. – Надеюсь, мы доберемся до Алана без приключений. Мне их вполне хватило на Земле. Клеон вышел из каюты и быстро двинулся к лифту. Только после разговора с Делонтом он понял, какую важную миссию выполнял его корабль. Программа аланских ученых вызывала уважение и чуть ли не мистический страх. Еще бы – начать колонизацию Тасконы… О ней ходили легенды. И главное, этот захват планировалось осуществить с помощью землян. Со стороны план казался безупречным, отработанным до мелочей, и все же… В отличие от Барта, Клеон не чувствовал такой уверенности. Что-то Дара смущало. Но, впрочем, это не его проблемы. Пусть ученые сами разбираются со своими проектами. Ему надо лишь привести корабль к Алану. Махнув рукой, полковник направился к рубке управления. Глава 2 НАЕМНИКИ АЛАНА Трудно описать, что происходило в мозгу Олеся. Сначала была темнота, затем свет, радужные пятна и странный, отливающий серебром туннель. Русич двигался по нему, внутренне готовый выйти к Стиксу. Он уже не сомневался, что до страны мертвых осталось совсем немного. Однако все вдруг резко исчезло, и вновь наступила темнота. Тягучая, вязкая, она словно обволакивала свою жертву. Олесь хотел пошевелиться и не смог. И тут неожиданно для него раздались голоса. Мужские, мягкие, протяжные. Сначала они были далеко, еле различимы, а уже спустя мгновение послышались совсем рядом. – Это он? – тихо спросил один. – Да, – ответил второй. – Его душа сильна и милосердна, но сможет ли он вынести все, что назначено? Это тяжело и опасно. Тьма не прощает своих врагов. – Должен! Ведь недаром выбрали именно его. Тем более, что первый путь уже пройден. Линия жизни резко изменена, впрочем, как и предусматривалось. – Нам пора, все идет, как надо. Голоса снова начали удаляться. Юноша хотел закричать, позвать незнакомцев, но ничего этого не смог. Зато темнота начала постепенно рассеиваться. Она становилась все реже и реже. Казалось, еще немного, и Олесь увидит солнце. Но вместо этого в мозг хлынул поток информации. Все изображения исчезли. Появились какие-то буквы, цифры, формулы. Поначалу это казалось полным бредом, сумасшествием. Однако постепенно все приобретало смысл, значение. А затем снова темнота. Сколько отдыхал мозг, известно лишь Богу. Следующее, что увидел новгородец, было огромное поле, высокая трава и пение птиц. «Как дома», – мелькнуло в сознании. И потом тотчас русич полетел. Он поднимался все выше и выше, видел, как поле превратилось в маленький клочок посреди бескрайнего леса. Кое-где виднелись ручейки, озера, пруды. Заметил Олесь и какие-то деревни. Однако он был уже настолько высоко, что различить людей не представлялось возможным. А между тем земля все удалялась и удалялась. И странное дело, юноша считал, что поверхность плоская, то есть можно дойти до края. Но все оказалось совсем не так. Вот этот маленький сине-зеленый шарик и есть его родная планета. Планета? Какое странное слово. Русич слышал его впервые. Оно пришло в голову как-то само собой, как нечто, уже данное свыше. И все же странно, как глубоко может ошибаться человек. Однако на этом экскурсия в космос не прервалась. С расстояния в несколько десятков миллионов километров Олесь восторженно и удивленно рассматривал Солнце. Огромный огненный шар, пышущий мощью и величием. Бог мой, каким маленьким порой кажется светило с поверхности Земли. И все начало двигаться ускоренно, быстро, очень быстро. Мимо пролетали какие-то планеты, спутники – все мертвое, холодное и неприступное. Совсем рядом промелькнула звезда – красный карлик. О, Господи, откуда только берутся такие странные слова? Но самое удивительное то, что молодой человек их понимал. Они были вполне естественны и обычны. Спустя несколько минут впереди показалась маленькая белая звездочка. Она быстро росла в размере и вскоре закрыла собой весь обзор. «Сириус», – громко и отчетливо раздался чей-то голос. Олесь был поражен красотой Солнца, но сейчас перед этим безумным величием меркло все. Размеры и мощь Сириуса просто не укладывались в голове. Вокруг звезды вращались более чем полтора десятка планет и еще одна маленькая звезда-спутник. От всего увиденного у юноши началось головокружение. Тотчас сработал аппарат защиты мозга. Вновь наступила темнота. Трудно сказать, сколько продолжалось забвение, а затем все началось сначала. Сведения о географии, химии, физике, государственном устройстве различных типов государств. Постепенно увеличивался размер задействованного в эксперименте мозга. И уже на основе полученной информации работа шла гораздо быстрее. Казалось, что эти провалы и просветления будут длиться вечно, но все в этом мире рано или поздно заканчивается. Эксперимент ученых Алана подходил к своему логическому завершению. Олесь оторвал голову от подушки и медленно сел. Прежде чем встать, он внимательно осмотрелся по сторонам. Ровные, гладкие, выкрашенные в голубой цвет стены. Странная, грубоватая металлическая кровать, зачем-то прикрученная к полу. Рядом находилось мягкое кресло, а на нем в аккуратной стопке – штаны, рубаха и трусы. Все совершенно белого цвета. Только сейчас русич понял, что полностью обнажен, и его одежда куда-то пропала. Быстро одевшись, Олесь поднялся, потянулся и громко произнес: – Итак, я на космическом корабле. Испуганный своими собственными словами, он тотчас сел на кровать. В этой фразе все было чужое – и речь, и смысл. Нет, юноша прекрасно его понимал, но откуда взялись эти слова? Русич отчетливо помнил тот поход к Ижоре. Стремительная атака, сражение, рубка и шведский рыцарь, закованный в блестящие латы. Вот от поворачивается, и Олесь молниеносно бьет мечом ему в голову. Но Господи, что за адская боль в левом боку… Новгородец задрал рубаху и увидел свежий, заживающий рубец. Итак, все ясно – швед его тоже достал. Непростительная оплошность для воина такого класса. А что затем? Больше воспоминаний не было, но русич это знал и так. Его подобрали ученые Алана и перенесли в свой космический корабль. Без всякого сомнения, они спасли ему жизнь. Вряд ли новгородские лекари смогли бы его вылечить, да и потеря крови была очень большой. Но вот вопрос – зачем столь могущественной цивилизации понадобилось спасать простого русского дружинника? Это загадка! Олесь снова встал и сделал несколько шагов по своей каюте. Никаких ручек, замков. Как землянин ни всматривался – дверь так и не обнаружил. Невольно юноша пришел к мнению, что он здесь не гость, а пленник. И именно поэтому его держат взаперти. – Вот проклятье, – выругался молодой человек, усаживаясь в кресло. Резко нахлынувшая волна гнева и неуверенности прошла. Теперь он попытался более взвешенно осмыслить свое положение. И первое, что отметил Олесь – это увеличение своих знаний. Русич понимал и оценивал мир совсем по-другому. Исчезли суеверия, догадки, ошибки. Как это ни удивительно, но юноша прекрасно представлял себе структуру галактики, что такое звезды, планеты. Он даже знал, куда летит их корабль. Еще месяц назад различные явления природы его пугали и удивляли, зато сейчас Олесь мог объяснить их причину ничуть не сомневаясь в своей правоте. Как это было ни тяжело, но русич понял – он стал совсем другим человеком. Нет, Олесь по-прежнему землянин, со своими достоинствами, недостатками, убеждениями, и все же теперь юноша оказался на порядок выше своих соплеменников. Ему известны такие истины, какие человечество будет постигать веками. Для своей родной планеты он стал чужой… Стенка, прямо напротив кресла, отъехала в сторону так бесшумно, что молодой человек даже не заметил этого. Лишь когда он почувствовал чей-то пристальный взгляд, то поднял голову. В проеме стояла молодая симпатичная девушка, с густыми пушистыми волосами, прямым красивым носом и алыми, манящими губами. На ней было легкое, почти прозрачное платье, изящно облегающее ее великолепную фигуру. Высокая, небольшая грудь, плавные линии тела и красивые, утонченные икры. Девушка была само совершенство. В первое мгновение Олесь подумал, что это сон. Казалось – стоит шевельнуться, и видение исчезнет. И долго русич не выдержал. Он мотнул головой, но девушка не испарилась, наоборот, послышался звонкий, мелодичный голос: – Как вы себя чувствуете? Юноша от неожиданности чуть не задохнулся. Он пытался что-то произнести, но получалось лишь какое-то мычание. Девушка сделала несколько шагов вперед и остановилась буквально в метре от землянина. – Вы меня понимаете? – снова спросила она. – Да, конечно, – наконец ответил Олесь. Русичу показалось, что аланка облегченно вздохнула, в ее глазах исчезла тревога, уступая место любопытству. – Как вы себя чувствуете? – повторила девушка свой вопрос. – Что именно вас интересует? – на этот раз моментально отреагировал новгородец. – Многое. Особенно ваше физическое состояние. Как ранение? Не чувствуете ли боли? Может быть, какое-то неудобство, слабость, тошнота? – Нет, нет. Со мною все в порядке. Я поражаюсь, как мастерски вам удалось залатать меня. Ведь судя по всему, жить мне оставалось всего несколько часов… – Гораздо меньше, – спокойно ответила аланка. – Итак, физиологическое состояние в норме. Что вас беспокоит сейчас? – Моя голова, – усмехнулся русич. – Она неузнаваемо изменилась. Либо ее заменили, либо напичкали разного рода информацией, которую я пока еще толком осмыслить не могу. Сама не желая того, девушка улыбнулась. – Вы совершенно правы, – сказала она. – Сейчас ваш мозг перегружен, а потому не очень его загружайте. Все необходимые знания появятся сами собой. А понимание… Оно придет, со временем, конечно. Многое вы узнали, и все же это только крупица. Новый мир, новая цивилизация. Можно сказать, что у вас началась вторая жизнь. Забудьте старую и начните все как в первый раз. – Хорошо сказано, – подхватил Олесь. – Но в таком случае вам придется заняться еще и моим сердцем… – Я вас не поняла, – удивленно проговорила аланка. – О, все очень просто, – усмехнулся юноша. – Как только вы вошли, я понял, что лишился этого жизненно важного органа. Теперь оно принадлежит только вам одной. Как это ни странно, но комплимент не произвел должного впечатления. Наоборот, девушка стала гордой и надменной. В ее глазах промелькнули искры гнева и презрения. – Землянин, ты хороший солдат. В тебе нуждается столь могущественная цивилизация, как Алан. Однако попрошу не забываться. Ты дикарь, варвар, и таким останешься всегда. Я же – дочь главного технолога Алана. А он является посвященным первой степени. Между нами пропасть, и попрошу в дальнейшем обойтись без вульгарных шуток. Аланка резко повернулась и направилась к выходу. Возражать Олесь не мог, да и не хотел. Его, как шелудивого пса, поставили на место. Что ж, теперь хоть ясно, в каком положении он оказался. С ним будут разговаривать вежливо и спокойно лишь тогда, когда землянин находится в статусе раба. Но стоит ему поднять голову, как тотчас его с презрением оскорбляют. Все это знакомо с Земли. Видимо, власть делает даже высокоразвитые цивилизации жестокими и надменными. У самого выхода девушка обернулась. Она уже успокоилась и громко произнесла: – За вами придут ровно через час. Мы не собираемся держать вас в неведении о вашем предназначении. Однако не тешьте себя радостными мыслями. Работа предстоит нелегкая… Вместе с последними словами аланка сделала шаг назад, и стена быстро закрылась. Тюрьма всегда остается тюрьмой, даже если она красиво выглядит. Самое главное, что человек лишен в ней свободы. А именно это юноша сейчас и чувствовал. Мало того, он понял, что его навыки воевать собираются использовать. Недаром девушка упомянула Олеся только как солдата. Прилива положительных эмоций такие размышления не вызывали. Час прошел довольно незаметно. Русич уже все понял, а потому не испытывал томительного ожидания неизвестности. Он прилег на кровать и даже задремал. Кто знает, может быть, еще нескоро придется поспать в такой спокойной обстановке. Но вот кто-то подтолкнул молодого человека в плечо. Олесь открыл глаза и увидел перед собой высокого темноволосого мужчину лет сорока. Тот чуть снисходительно усмехнулся и проговорил: – У тебя крепкие нервы, землянин. – Не жалуюсь, – ответил русич, поднимаясь с кровати. – Тогда надень вот это, – вымолвил аланец, протягивая пленнику легкую и удобную обувь. Юноша мог идти и босиком, но возражать не стал. В конце концов, эти люди лучше знают, что нужно делать. Спустя минуту он уже двигался за своим проводником. Мужчина шел не очень быстро, и Олесь с интересом осматривал корабль. С одной стороны была сплошная стена, выкрашенная в стальной серый цвет. Самое удивительное, что именно она и являлась источником света в коридоре. И все же интересного здесь было мало. Зато левая стена оказалась прозрачной. На основе вновь полученных знаний землянин без труда понял, что это санитарный комплекс корабля. Сначала были анабиозные камеры, затем хирургия, лаборатория, аптечный отсек. Русич с восхищением рассматривал инструменты и оборудование. Без всякого сомнения, аланцы достигли огромных высот в области медицины. Они были не боги, но творить чудеса уже умели. Впрочем, сейчас санитарный комплекс пустовал, лишь изредка там проходил кто-то из сотрудников, но тотчас покидал помещение. Между тем аланец остановился, и засмотревшийся юноша чуть не толкнул его в спину. Только сейчас Олесь заметил впереди дверь со странным отпечатком руки. Как-то сама собой пришла подсказка – система контроля и допуска. Проводник приложил свою ладонь к приспособлению идентификации, и дверь тотчас начала отъезжать. Мужчина сделал шаг вперед, юноша направился за ним. Они оказались в большом квадратном зале со сторонами около десяти метров. Первое, что сразу бросалось в глаза, – Олесь здесь не один землянин. Еще семь человек стояли в ряд возле стены, на расстоянии шага друг от друга. Возле крайнего русич увидел небольшой белый кружок на полу. Движение его взгляда заметил и проводник. – Это ваше место, – произнес он. – Займите его. Ни слова не говоря, молодой человек встал на указанную точку. В зале повисло тягостное молчанье. Напротив пленников находилась большая группа аланцев. Олесь насчитал двенадцать человек. Четверо явно были солдаты, так как стояли в одинаковой униформе чуть в стороне, направив на землян какое-то оружие. Это охранники, а вот кто остальные? Еще двое были в форме, но судя по большому количеству нашивок – они офицеры. Возможно, среди них есть и командир корабля. Догадки в голову Олеся приходили как-то сами собой, быстро и ненавязчиво. Многие слова звучали в первый раз, но он их понимал. Среди аланцев были две женщины – обе молодые и красивые, с одной из которых русич уже встречался. Пауза несколько затягивалась. Но вот вперед вышел стройный худой мужчина с жесткими, слегка угловатыми чертами лица. Он еще раз осмотрел пленников и произнес: – Я приветствую вас, земляне, на борту корабля Алана… Говоривший сделал паузу, но никто из людей не проронил ни слова. – Я посвященный Великого Координатора Барт Делонт. Именно я возглавляю эту экспедицию и сейчас поясню, как и зачем вы оказались здесь. Во-первых, если бы не мы, то никого из вас уже не было бы в живых. Во-вторых, когда вы находились в коме, наши ученые поработали с вашими мозгами. Плоды уже налицо. Вы прекрасно понимает аланскую речь и даже то, что находитесь на борту космического корабля, вас не шокирует. Из дикарей, варваров мы сделали цивилизованных людей… Невольно юноша усмехнулся. Как все типично. На словах одно – ложь, лесть, а на деле, все наоборот. Этот Делонт лгал без всяких угрызений совести. Впрочем, разве можно испытывать неловкость, общаясь с дикарями? – В вашу программу входило знакомство с ситуацией в районе звездной системы Сириуса, – продолжил аланец. – Вы знаете, что наша планета могущественна и сильна. Быстрыми темпами мы осваиваем космос, и скоро нам будет принадлежать весь этот участок галактики. Однако планет, пригодных к жизни, в пространстве не так уж много. Одна из них ваша Земля. Но мы добрые соседи и не вмешиваемся в дела другого народа. Вы развиваетесь так, как сами того хотите. И все же… Алан – слишком перенаселенная планета, наш мир нуждается в новых территориях. Нужно выращивать больше продуктов, строить новые заводы, города, космодромы. Попытка сделать это на Земле вызовет глобальную войну, большие жертвы, разрушения. А мы не хотим портить отношения с вашим народом. Олесь с интересом посмотрел на аланца. Тот говорил довольно логично, взвешенно и уверено. Но во всем этом чувствовалась какая-то недосказанность, скрытый смысл. Что-то посвященный явно скрывал. Никаких дружеских отношений между Аланом и Землей не существовало. Если бы у этой цивилизации была возможность, она тотчас из своих соседей сделала бы рабов. Может быть, русич рассуждал привычными категориями, но по-иному он не умел. А значит, аланец снова лжет. Какой-то очень важный фактор удерживал этих людей от нападения на Землю. А вот какой? – …Солдаты, – вымолвил Делонт, – вы выбраны не случайно. Алан нуждается в таких мужественных, храбрых воинах. Вам выпала великая миссия – начать экспансию в космическом пространстве. Прежде, чем я объясню цель задания, давайте все же познакомимся. В тот момент, когда мы вас спасали, определить ваши имена не представлялось возможным. Раны были очень серьезные. Но теперь… Попрошу рассказать как можно полнее, наш компьютер зафиксирует всю информацию. На Земле люди обходятся одним именем, но часто этого бывает недостаточно. Мы заложили в программу создание в вашем разуме фамилий на основе родовых, семейных или личных ассоциаций. Снова наступила пауза. Никто из землян не решался начать первым. А потому спустя пару минут аланец протянул руку к шеренге и произнес: – Я вижу, вы никак не можете определиться. Тогда давайте начнем с начала. В том порядке, как мы вас спасали. Почти тотчас из строя вышел на шаг вперед высокий светловолосый мужчина лет сорока. Прямой нос, голубые глаза, грубоватые черты лица и квадратный, волевой подбородок. В его жестах, поведении, фигуре чувствовалась уверенность и надменность. В своем высокомерии он мог перещеголять даже аланцев. Чуть приподняв голову и заложив руки за спину, землянин громко проговорил: – Я граф Генрих Кайнц, мне тридцать восемь лет, имею обширные владения в Баварии. У меня три десятка вассалов, у которых, в свою очередь, сотни отличных рыцарей. И если бы не мой проклятый сосед – граф Штайн, я вряд ли был бы здесь… – Совершенно верно, – подтвердил Делонт. – Вы отчаянно бились против превосходящих сил врага, однако упустили из виду рыцаря в синем плаще и с волком на гербе. Именно он мощнейшим ударом копья пробил ваши латы, легкое и заодно сломал три ребра. Упав с коня, вы, граф, обязательно погибли бы, но мы подоспели вовремя… – Так значит, это барон Клейнфор меня прикончил? Проклятье! Была бы возможность вернуться – я бы его замок сровнял с землей… Между тем аланец сделал жест, приглашающий второго пленника представиться. Вперед шагнул среднего роста юноша, с длинными, густыми волосами, распущенными по плечам. Особой статью он не отличался, но был широк в плечах и, по-видимому, обладал немалой силой. Кроме того, у него явно имелось чувство юмора. С легкой усмешкой юноша сказал: – Я рыцарь Освальд Ридле, оруженосец барона Клейнфора. Двадцать два года, не женат, хотя дети, наверное, есть. Никаких земель, денег и драгоценностей. Все мое богатство – это щит и меч. И судя по рассказу графа, меня вытащили из той же свалки. Кайнц повернул голову, в его взгляде читалось презрение и ненависть. Будь его воля, он этого шутника порубил бы в капусту. Однако сдерживать себя граф умел. Ни слова не сказав, граф отвернулся. Между тем Делонт внимательно рассматривал оруженосца. Спустя мгновение аланец произнес: – Вы очень догадливы, Ридле. Ваш хозяин после того, как уложил на траву графа Кайнца, вскоре был сам убит. Стрела из арбалета попала ему в глаз. Увы, мы ничем помочь не могли – повреждение мозга. И почти тотчас вы сами пропустили удар мечом в живот. Нам пришлось здорово повозиться. Шансов было мало – четыре операции. И все же мы вас вытащили. – Премного благодарен, – усмехнулся Освальд. – Я глубоко верующий католик, но на тот свет пока не спешу. Следующим за Ридле стоял высокий, стройный, черноволосый мужчина с утонченными чертами лица. Со стороны могло показаться, что он мягок и покладист. Однако едва уловимая улыбка снисхождения показывала ум и смелость. Подобные люди от скуки сами находят себе неприятности, чтобы их преодолевать. А если это не удается, они умирают с легким беззаботным сердцем, считая, что прожили отличную жизнь. – Я маркиз Жак де Креньян, двадцать семь лет, – произнес третий. – Честно говоря, я удивлен, что оказался здесь. Был обычный поединок, и вряд ли мои раны были столь серьезны. – О, вы глубоко заблуждаетесь, – возразил Барт. – Во-первых, поединок вряд ли был обычный. Ведь на вас напали трое… – Но по очереди, по законам чести, – вставил маркиз. – Двоих вы убили, – не отвечая, продолжи аланец. – А вот третий… Вы прижали его к дереву и уже хотели прикончить, но не заметили в руке противника кинжал. А он вогнал его вам в печень по самую рукоятку. – Вот мерзавец, – снисходительно улыбнулся Жак. – Вы слишком легкомысленно относитесь к этому случаю, – удивленно проговорил посвященный. – Просто чудо, что мы пролетали мимо и стали свидетелями боя. В противном случае, вы действительно вряд ли оказались бы на этом корабле. – Зато, возможно, я бы оказался на небесах. И что хуже – затрудняюсь сказать. Пока вы меня не убедили, – ответил де Креньян, возвращаясь на свое место. Четвертым оказался среднего роста японец. Он вышел вперед и почтительно поклонился. Все европейцы с удивлением и интересом рассматривали его. Многие из них видели азиатов, но людей такого типа никто не встречал. – Я Тино Аято, самурай великого сегуна Минамото. Я не буду говорить о своих достоинствах, но с удивлением отмечаю, что моя планета населена разными расами людей. И большинство из здесь присутствующих отличаются от меня. Видно, мы сами еще слишком плохо знаем свою Землю. – Гораздо хуже, чем предполагаете, – сказал Делонт. – Ваша планета очень велика, если оперировать привычными для вас расстояниями. Огромные территории еще не освоены, а те, на которых проживают люди, разделены морями и океанами. Землянам понадобятся столетия, чтобы освоить все материки, и еще столетия, чтобы лучше узнать друг друга. А сколько за это время будет войн, я даже затрудняюсь сказать. Что касается вашего пребывания здесь, то… – Мне не надо это пояснять, – оборвал собеседника Тино. – Если это так интересует присутствующих, я скажу сам. Когда в сражении встречаются два самурая – им никто не мешает, и один из них обязательно будет сражен. В этой схватке я оказался слабее. Мой выпад не достиг цели, а противник боковым ударом разрубил мои доспехи. – А вот тут вы ошибаетесь, – высокомерно произнес аланец. – Ваш выпад, самурай, достиг цели, и соперник, уже смертельно раненый, ударил наотмашь. К несчастью, защититься вы не успели. На эту реплику Аято отвечать не стал. С каменным, ничего не выражающим лицом, он снова поклонился и сделал шаг назад. Следующим был тоже азиат. Однако с людьми подобного типа Олесь встречался в Новгороде. Он хорошо помнил, как в город приезжали монгольские купцы. Надменные, со злыми глазами, они словно волки, высматривающие дичь, осматривались по сторонам. Низкие лошади, небольшие, сильно изогнутые луки, кривые сабли – они во всем отличались от русичей. Торговцев они мало напоминали, больше интересовались укреплениями и оружием. Уже тогда князь признал в них разведчиков. – Я Талан Агадай, сотник непобедимого хана Батыя, внука властителя мира Чингизхана. И я скорблю. Духи наказали меня за гордыню. В самом начале нашего похода я оказался вдали от славы и богатства. Мне и моим людям было приказано разгромить все посты русичей на дорогах. И я, воин, столь славно бившийся с булгарами и половцами, понадеялся на атаку с ходу. Мы нарвались на крепкую заставу… – вымолвил монгол. – О, да, – согласился Барт. – Ваша разведка не увенчалась успехом. Зарубив двух воинов, вы, Агадай, получили удар копьем снизу и рухнули в густую траву. Оставшаяся без командира сотня растерялась и была изрублена, в стан вернулось не более трех десятков. Но из них часть казнили за бегство. – Они получили по заслугам, трусы, – без тени сожаления вымолвил монгол и вернулся на свое место. Почти тотчас шагнул вперед еще один землянин. У него была смуглая кожа, густые черные волосы и окладистая борода. Держался он уверенно, но почтительно. Сложив руки на груди мужчина ровным, монотонным голосом сказал: – Я Асер Салах, воин пророка нашего Магомета. Тридцать пять лет от роду, двадцать из которых сражаюсь с неверными. Участвовал во многих битвах. Иногда мы терпели поражение, но чаще побеждали. В этот раз наша армия брала штурмом крепость крестоносцев. Все, что я помню – это высокие каменные стены и лестницу, по который взбирался наверх… – Именно так, – подтвердил Делонт, – а затем две стрелы из арбалета, и вы, Асер, упали с десятиметровой высоты. Как при этом не сломали себе шею – затрудняюсь сказать. К счастью для вас, крепость пала. Началась отчаянная бойня во внутренних зданиях, и никому не было дела до убитых и раненых за внешней стеной. Это позволило нам спасти вас. – Аллах великодушен и справедлив, – ответил Салах, одной фразой решив все проблемы. Как просто объяснить себе случай волей богов… Не успел араб вернуться назад, как с места сдвинулся сосед русича. Высокий, атлетического телосложения мужчина с русыми, длинными волосами. У него было мужественное, чуть грубоватое лицо, прямой нос и серые, жесткие глаза. Такие мужчины всегда нравятся женщинам, они словно являются олицетворением силы и покровительства. – Барон Свен Лунгрен, рыцарь короля Швеции. Двадцать шесть лет, – произнес землянин. – Мы плыли на восток, на захват русских земель. И надо сказать, все начиналось очень удачно. Однако мы слишком переоценили свои силы и недооценили противника. Разбив лагерь на берегу реки, армия чувствовала себя в безопасности. Увы… Атака врага стала полной неожиданностью. К счастью, мой конь стоял у шатра, а надевать доспехи быстро я умею. В пылу боя я заметил русича, который своим мечом просто выкашивал нашу пехоту. Мне захотелось его наказать. Он принял вызов, повернув коня в мою сторону. Признаюсь честно, я не ожидал встретить столь умелое сопротивление. Длительная схватка вывела меня из себя, тем более, что армия была разбита и начала спешно грузиться на корабли. Пришлось пойти на уловку. Я сделал вид, что оборачиваюсь, а сам нанес удар мечом снизу. К сожалению, русич оказался слишком быстр. Прежде чем я увернулся, его меч попал мне в голову. Больше ничего не помню и даже не знаю, достал ли противника… – Достали, Лунгрен, – проговорил аланец, – ведь ваш соперник стоит слева от вас. Можно сказать, что вы убили друг друга. Швед тотчас обернулся, внимательно рассматривая Олеся. В свою очередь, русич увидел у Свена то, что не заметил сразу – длинный свежий шрам от уха, через всю щеку с правой стороны лица. В какой-то миг их глаза встретились. И что самое удивительное, во взгляде Лунгрена не было ни грана ненависти – лишь интерес и любопытство. Барон больше не произнес ни слова и с достоинством возвратился на место. – Олесь Храбров, дружинник князя новгородского Александра, – сказал русич, выйдя из строя и повернувшись вполоборота. – Двадцать лет. И пожалуй, мне сказать больше нечего. Историю боя вы уже слышали, а остальное… думаю, не имеет значения для всех присутствующих. Вновь наступила пауза. Люди, находящиеся в зале, обдумывали полученную информацию. Для землян это был краткий курс географии их родной планеты. Кроме того, волей судьбы тут оказались многие заклятые враги. Что предпринять, пока никто из них не решил. Для аланцев сведения тоже оказались весьма полезны. Они поняли, что эти люди, хотя и являются профессиональными солдатами, очень сильно отличаются друг от друга. Одни воины по состоянию души: это их жизнь, достаток и даже удовольствие. Для других – атрибутика титула. Да, они рыцари, но потому что это родовая обязанность. Третьи – вообще, особая группа. Воинами их заставила стать жизнь. Либо ради защиты родины, либо ради защиты веры. Кто лучше? Аланцы терялись в догадках. – Итак, теперь вы знаете друг друга, – начал свою речь Делонт. – Эту процедуру мы проделали не случайно. Между вами не должно оставаться недомолвок и неизвестности. Мы выбирали людей наугад, и неудивительно, что здесь представители разных рас, национальностей и религий. Многие их вас на Земле были непримиримыми врагами. Разногласия в области культа, территорий, богатства. Теперь вы понимаете, что все это в далеком прошлом. Эти ценности на борту нашего корабля потеряли смысл. А значит, пора забыть былую вражду. Теперь у вас нет ни национальностей, ни земель, ни титулов. Осталось лишь имя и общее равенство. Для нас вы все – земляне. Земляне-воины! – Как я уже говорил, Алану нужны новые территории. Но мы не хотим длительной и кровопролитной войны. Кроме того, эта планета должна находиться рядом с нашими военными базами, что облегчит транспортные перевозки. Казалось бы – задача неразрешима. Но это не так. В системе Сириуса несколько планет, пригодных для жизни. И одна из них – Таскона. Не буду скрывать от вас, именно на ней и зародилась жизнь в нашей системе. Алан когда-то был освоен людьми с этой планеты и долгое время служил колонией. Но двести лет назад материковые кланы Тасконы что-то не поделили между собой, и разразилась война. Вам даже трудно представить масштабы катастрофы. Уничтожались целые города, тонули густонаселенные острова, вымирали народы. Спустя неделю некогда могущественная цивилизация перестала существовать. На долгие десятилетия поверхность планеты была заражена, на ней погибло все живое. А мы, аланцы, лишенные космических технологий, были вынуждены развиваться обособлено. И вот мы достигли уровня бывшей метрополии, но не хотим повторять ее ошибок. На Тасконе сейчас много пустого пространства, и будет справедливо, если Алан восстановит на планете былой уровень культуры. – Но вам кто-то мешает сделать это доброе дело… – усмехнулся де Креньян. Барт поднял глаза на маркиза, но тот выдержал взгляд довольно спокойно. Не обращая внимания на иронию, аланец продолжал: – Да. Таскона все же не пустынна. Сейчас на ней бродят сотни банд головорезов и убийц. Я уже не говорю о мутантах. Не исключено, что на планете процветает каннибализм. – А вы не боитесь, что там уже сформировались новые государства с царями, императорами или ханами во главе? – спросил Кайнц. – Это вряд ли, – возразил Делонт. – Люди на Тасконе были слишком разрозненны. Многие участки земли заражены до сих пор. Так что определенная территория, а это основной признак государства, не может быть обозначена границами. – В таком случае – в чем проблема? – вымолвил Агадай. – Высаживайте армию и прочесывайте участок за участком, уничтожая весь этот сброд. Спустя пару месяцев планета будет ваша. – Проблем в том, что большие транспорты, перевозящие батальоны солдат и технику, не могут сесть где попало. Им нужны хорошие космодромы. И такие на Тасконе есть. Вряд ли ядерные удары наносились по пустым площадям. Нам надо провести разведку. И вот тут мы столкнулись с непреодолимым препятствием. У планеты появилось странное излучение, от которого ломается вся аппаратура и автоматика. Изучение Тасконы из космоса стало невозможным. Мы высадили четыре разведгруппы, но они исчезли. Объяснение простое – вооружить своих людей современными лазерными карабинами нельзя. Это оружие может попасть к бандитам, и за те месяцы, что мы готовим высадку, они на каком-нибудь уцелевшем заводе начнут его производство. Тогда кровопролитная война неизбежна. Поэтому наши разведчики взяли лишь самое примитивное оружие. Но, увы, владеют они им не в совершенстве. – И тогда вы решили найти людей, которые умеют воевать гораздо лучше, – догадался Жак. – Совершенно верно, – подтвердил аланец. – Подготовка специалистов такого класса на нашей планет невозможна. У нас нет традиций, опыта, да и, пожалуй, людей подобного склада. На Земле же солдаты в избытке. Так почему бы не нанять вас? В конце концов, в вашем мире это практикуется повсеместно. Тысячи воинов служат тому, кто больше платит. – Что от нас требуется? – спросил Аято. – Вот это уже деловой разговор, – радостно воскликнул Делонт. – У нас подготовлена группа из четырех человек. Это специалисты по геологии, строительству, связи и так далее. В их обязанности входит определение годности космодрома для посадки и подача нужного сигнала. Ваша задача провести их целыми и невредимыми по территории материка Оливия. Я понимаю, что это крайне сложно и рискованно, но хотя бы один специалист должен уцелеть. – Судя по вашим словам, шансов остаться в живых у нас не так уж много, – произнес Лунгрен. – В таком случае логичен вопрос – а можем ли мы отказаться от участия в этом походе? На лицо Барта набежала легкая тень. Ему не хотелось говорить на эту тему, но земляне были далеко не дураки. – Нет, – громко вымолвил он, – у вас нет выбора. Мы затрачивали время и средства не из альтруистических побуждений. Благотворительность – это хорошо, но не в данном случае. Нам были нужны солдаты, и мы их получили. В конце концов, без нашей помощи вы все равно были бы уже мертвы. В любом случае, мы доставим вас на Оливию. – В принципе, я не против, чтобы стать наемником, – проговорил Ридле. – Мне действительно без разницы, кто платит за работу. Однако кое-что непонятно. Допустим, я остался в живых и довел ваших людей, но что я получу за это? Золото? Так на кой черт оно мне здесь нужно? Кроме того, я хочу отдохнуть. На воле! А не в этих стенах. Объясните мне, ради чего я должен рисковать. Аланец повернулся к своим людям. Видимо, этот момент они упустили. Разработка операции велась только до высадки десанта, а дальнейшее развитие не прорабатывалось. Что, действительно, делать с наемниками? А ведь их поток будет увеличиваться день ото дня. И подобные вопросы будут задавать все. В конце концов, они дикари, но люди, со своими интересами и потребностями. Делонт был в затруднении. В этот момент Храбров заметил, что девушка, посетившая его, что-то говорить своему начальнику. Тот внимательно слушал, а затем кивнул головой. Видимо, идея ему понравилось. Обернувшись к землянам, Барт громко сказал: – Нет проблемы, которую мы не могли бы решить. После высадки десанта под нашем контролем окажется большая территория. На ней вы разобьете свой лагерь. Как будете там жить – ваше личное дело. Между боевыми операциями мы предоставим вам все, что угодно: вино, еду, драгоценности. Как видите – вполне вольная жизнь. – Вы забыли еще об одном удовольствии, – воскликнул Агадай. – То есть? – не понял аланец. – Женщины, – спокойно, но серьезно добавили маркиз де Креньян. Делонт поначалу смутился. Ведь аланки не пойдут на это. Тащить землянок дорого и нецелесообразно. Но тут его осенила блестящая мысль. – А вот это ваши проблемы, – произнес он. – Таскона – большая планета. На территории, неподвластной Алану, вы можете делать все, что угодно. Надеюсь, мне не нужно больше ничего объяснять? – О нет, – довольно усмехнулся монгол. – Итак, я вижу, мы достигли принципиального согласия, – подвел итог посвященный. – Вы обязуетесь выполнить поставленные перед вами задачи, а мы – оплачивать эту работу и предоставлять время для отдыха и развлечений. До Сириуса осталось еще два дня полета. За это время мы проведем ряд медицинских тестов, посмотрим, как зажили ваши раны. На корабле есть тренажерный зал, в котором вы можете восстановить свою физическую форму… – Можно еще вопрос? – негромко сказал Храбров. – Да, конечно. – Нас восемь, специалистов четверо, – начал рассуждать Олесь. – На планете больше нет аланцев. Где гарантия, что мы не перебьем ваших людей и не создадим свою собственную банду? Своя жизнь нам гораздо дороже, чем экспансивная политика чужой цивилизации. Тем более, по вашим рассказам, Таскона – рай для таких воинов, как мы. Я человек не тщеславный, но даже у меня появятся перспективы создания маленького независимого княжества. Думаю, вы не настолько глупы, чтобы верить в нашу преданность. А потому я хочу знать – что предусмотрено? Судя по злобным взглядам остальных пленников, подобные мысли пришли на ум многим пленникам. Сейчас на него смотрели, как на предателя. Ведь он украл у них свободу. Вырвавшись на просторы Тасконы, они разбрелись бы в разные стороны в поисках удачи. И плевать на аланцев. Пусть ищут дураков в другом месте. Однако русич понимал – их хозяева вряд ли могли допустить такую элементарную оплошность, а значит, надо знать, что им грозит в случае отступления от договора. Между тем Делонт с интересом и уважением смотрел на Храброва. Чем ближе аланец узнавал землян, тем больше ему становилось не по себе. Даже эти дикари, вряд ли умевшие на своей планете читать и писать, схватывали многие идеи буквально на лету. Барт вдруг осознал, что получив необходимые знания, наемники встали на ступень выше большинства аланцев, отличавшихся пассивностью и равнодушием. Этим людям из поколения в поколение, из рода в род передавалось умение выживать в самых сложных ситуациях. В тот момент, когда обычный аланец сдавался и погибал, землянин проявлял еще большую силу, еще большую сообразительность, еще большую жестокость. В достижении цели для подобных людей не существовало преград. Делонт даже подумал а не ошиблись ли они, привлекая землян. Повернувшись к Олесю, Барт с милой улыбкой произнес: – Вы очень догадливы, молодой человек. Конечно, мы не можем безрассудно доверять солдатам удачи. А потому наша программа предусматривает вполне надежную страховку. Зная о ней, у вас больше не будет возникать подобных идей. Они неосуществимы. – Что же это за страховка? – спросил Салах. – Ведь не из космоса же вы нас прикончите? – А вы шутник, – ответил аланец. – На обычной планете мы могли бы сделать и это. Но в данном случае все гораздо проще. Гарантия нашей операции находится в вас самих. Дело в том, что мы введем в ваш организм специальное вещество. Оно вполне безвредно и даже отчасти полезно. Но вот беда – ровно через тридцать суток это вещество начинает распадаться. Происходит общее токсическое заражение организма. Смерть длительная и очень мучительная. Чтобы остановить этот процесс, надо ввести специальный стабилизирующий препарат, а он останется на базе. – Так значит, на весь поход вы нам даете тридцать дней, – догадался Ридле. – А если мы не успеем чисто по техническим причинам – бои, переправы, разбитые космодромы и склады? Делонт лишь развел руками, показывая, что помочь ничем не может. Решение данного вопроса лежит не в его компетенции. – А теперь, – продолжил он, – я представляю вам аланцев, которые пойдут на эту рискованную операцию. И прошу заметить – все они добровольцы. Интересы родины для них дороже собственной жизни. При этих словах большинство землян ехидно усмехнулись. Подобного рода патетику они слышали не раз. Тираны, императоры, ханы призывали своих солдат подобными же лозунгами. Заканчивалось это всегда разграблением чужих стран, убийствами, насилием и казнями. – Лейтенант Том Виола, – проговорил темноволосый смуглый мужчина в военной униформе с несколькими блестящими нашивками, – специалист по связи. – Сержант Линда Салан, – представилась коротко стриженная шатенка с большой грудью. – Специалист по геологии. – Олис Кроул, – мягко сказала следующая девушка. Именно с ней встречался Храбров. – Главный специалист по внеаланским связям. Именно я буду начинать все переговоры. – Сержант Слим Бартон, – произнес последний аланец, высокий худощавый парень, – специалист по космодромам и строительству. – Итак, наша группа готова, – вымолвил Делонт, снова выступая вперед, – Вы, наверное, обратили внимание, что аланцы называли лишь одну специальность. Это условность. Они владеют всеми необходимыми знаниями и могут свободно заменить друг друга. Так что я подчеркиваю – вы должны сохранить живым хотя бы одного из них. Он будет пропуском в дальнейшую жизнь. И еще… Я уже говорил – среди вас немало врагов. Будут, наверное, разногласия и на Тасконе. Помните лишь одно – убив друг друга, вы ослабляете группу, а значит, шансов уцелеть останется меньше. Я не настаиваю, но предлагаю заключить мораторий на поединки. Вы можете разобраться между собой после успешного завершения операции. – И еще вопрос, – проговорил Кайнц. Барт утвердительно кивнул головой. – Ни один отряд не может воевать без командования. Кто возглавит поход – ваши люди или мы? – Аланцы приданы вам лишь как специалисты. Большого опыта ведения боевых действий у них нет. А потому, как бы мне этого ни хотелось, стать во главе операции они не могут. Кто из вас будет командовать – мне безразлично. Надеюсь, вы решите это без драки. – Еще один вопрос, – выкрикнул Лунгрен, – он касается оружия. Как вы понимаете, оно у нас было разным. Поэтому в силу привычки, опыта… – Я понял, – сказал аланец. – Мы предусмотрели это. За те четыре месяца, что наша группа провела на Земле, собрана огромная коллекция разного рода оружия. Наверное, мы могли бы обеспечить им целую армию. Перед выходом на операцию, вы сможете взять себе все необходимое. Однако прошу помнить – двигаться будете пешком, так что не надо надевать латы всадника. Не забудьте о запасе продовольствия. Из этого следует – доспехи и оружие должны быть подобраны тщательно. Тридцать дней – довольно короткий срок, а потому придется спешить. Есть еще вопросы? В знак дружбы, Делонт предложил вместе пообедать. Несмотря на достигнутое соглашение, между людьми разных цивилизаций явно пролегала граница. Как-то произвольно люди разбились на два лагеря. Олесь сидел рядом с Лунгреном, и скоре тот спросил: – Что ты думаешь по поводу всего этого? – Пока ничего, – спокойно ответил Храбров. – Ясно лишь то, что находиться здесь лучше, чем на дне могилы. Швед утвердительно кивнул головой: – Я того же мнения. Однако меня беспокоят их обещания. У нас нет никаких гарантий, что после выполнения задания аланцы сдержат слово. Они могут просто отправить нас на тот свет, не создавая никакого лагеря. – А вот это вряд ли, – вмешался де Креньян, – уних гораздо более глобальные цели. Это же ясно, как божий день. Нашими руками, армией землян аланцы хотят захватить всю планету. – Что ж, в таком случае, нам ничего не остается, как выполнить эту операцию, – вымолвил Свен. – Не завидую я тем, кто мне будет мешать на Тасконе. Глава 3 ВЕЛИКИЙ КООРДИНАТОР Новейший тяжелый крейсер «Гигант» быстро приближался к системе Сириуса. Члены экипажа часто заходили в рубку обзора, чтобы взглянуть на мерцающую белую точку. Совсем скоро она превратится в гигантский пылающий диск. Подобным светилом можно только гордится. Куда жалкому маленькому желтому Солнцу до такой мощи и величия. Родина! Как много заключено в этом слове… Пилот и техники с тоской смотрели на звезду. Большинство офицеров и солдат не являлись посвященными. Они родились и выросли на космических станциях и базах. Многие из них ни разу не ступали на поверхность планеты. Несбыточная мечта! Океаны, горы, города и дороги люди видели только в голографических фильмах. Великолепные, красочные картины порой кажущиеся нереальными. Называя себя аланцами, эти люди никогда не бывали на Алане. Однако чувство обиды меркло перед возможностью вновь встретить друзей, родственников, жен и детей. Условия жизни на станциях вполне сносные. В конце концов, им доступны все блага современного общества. Судьба распорядилась так, что они не поддаются посвящению. Ну и пусть! До долгожданного отпуска осталось несколько дней. Совсем другие мысли занимали сейчас Барта Делонта. Ученый ужасно нервничал. Именно он отвечал за успех эксперимента. Посвященный не раз тайком наблюдал за землянами. Ничего не скажешь, отличные бойцы. Крепкие здоровые тела, быстрая реакция, огромная физическая сила. Аланцы уступали им по всем параметрам. В какой-то степени раса деградировала. Превосходство только в интеллекте и информированности. Однако и этот разрыв программа, разработанная Бартом, ликвидировала. От внимания Делонта не ускользнул тот факт, что несколько варваров увлеклись чтением книг. Признаться честно, ученый, выступая год назад на Совете, даже не предполагал такую возможность. Дикари должны вести себя соответствующим образом. Что-то он упустил. Посвященный часами бродил по коридорам судна, размышляя над сложившейся ситуацией. Отказаться от эксперимента? Нельзя, затрачены слишком большие средства и ресурсы. Противники тотчас обвинят его в неудачах и отодвинут от Великого Координатора. Борьба за милость и благосклонность правителя шла жесточайшая. Одна ошибка – и ты уже в опале. Успех же гарантирует неминуемый взлет, а пока карьера Делонта складывается на редкость стремительно и удачно. Да и чего он боится? Что могут сделать восемь землян? После высадки десанта надобность в их услугах отпадет. Любую программу можно закрыть. Главное, найти пригодный космодром. Когда начнется массированная экспансия, о дикарях никто даже и не вспомнит. Варвары растворятся в многотысячном потоке солдат и переселенцев. Тем не менее, с Великим Координатором следует посоветоваться. Барт спустился на лифте на четвертую палубу и неторопливо направился в рубку управления. Охранник возле двери тотчас отодвинулся в сторону и вытянулся в струнку. Посвященный имел допуск в любые помещения «Гиганта». Как ученый и предполагал, здесь находилось все командование корабля. Офицеры поспешно повскакивали со своих мест. Делонт небрежно махнул им рукой. Приблизившись к Клеону, он проговорил: – Полковник, когда будет связь с Аланом? – Через четыре часа, – четко ответил Дар. – Мы уже готовим судно к выходу из гиперпространства. Преодоление светового барьера – дело рискованное. Возможен сбой в двигателях. Но, думаю, все пойдет успешно. – Хорошо, – утвердительно кивнул посвященный. – Как только войдете в зону устойчивого сигнала, немедленно соединитесь с планетой. Мне нужен закрытый канал с Великим Координатором. За секретность переговоров отвечаете лично. – Будет сделано, – ответил командир «Гиганта». – Я в своей каюте, – произнес ученый, поворачиваясь к выходу. Рубка управления имела форму круга. В ее передней части находился огромный голографический экран, перед ним – ряды компьютеров. За пультами сидели пилоты, штурманы, навигаторы, офицеры связи и вооружения. Мозг корабля располагался в центральной части судна и был надежно защищен со всех сторон. Допуск сюда имел лишь строго ограниченный круг лиц. – Коррекция курса два градуса по вертикали! – выкрикнул кто-то – Разрешаю, – молниеносно отреагировал Клеон. Выход из гиперпространства Делонта ничуть не интересовал, и посвященный быстро покинул рубку управления. На «Гиганте» лучший экипаж аланского флота, командир опытен и умен, а значит, все пройдет гладко и спокойно. Барт мог бы отдать распоряжение полковнику по внутренней связи, но своим приходом он хотел подчеркнуть важность предстоящего доклада. Кроме того, ученый был не лишен тщеславия. Много ли людей на Алане общаются с Великим Координатором напрямую? Единицы! И Делонт в их числе. Поднявшись к себе в каюту, посвященный налил в бокал белого вина и сделал два больших глотка. Изумительный букет. За эту бутылку он выложил пятнадцать сириев и не жалел. Ученый устроился в кресле и начал просматривать последние данные по землянам. Воины восстанавливались чрезвычайно быстро. Разработанная медиками программа давала блестящие результаты. А может, стоило из дикарей сделать «бессмертных»? Этот проект разрабатывался вот уже несколько лет и небезуспешно. В мозг внедрялся особый имплантант, дающий возможность контролировать объект и видеть окружающий мир его глазами. Хотя… Риск слишком огромен. Природа излучения Тасконы пока неизвестна и не изучена. Сигнал вряд ли пробьется на орбиту. Да и имплантант, хотя он биологический, способен отказать в самый неподходящий момент. Подобные эксперименты еще впереди. Сейчас нужна максимальная простота и надежность. Барт проверил энцефалограмму мозга наемников. Здесь тоже все в норме. Никаких признаков информационной «атаки». Даже удивительно. Природа часто преподносит самые невероятные сюрпризы. Это один из них. Серое вещество землян сумело поглотить гигантский поток информации без серьезных последствий. Обработка – процесс более медленный, и знания будут всплывать постепенно. Вопрос в том, как варвары их используют. Делонт не сомневался, что рано или поздно наступит определенный предел. Дикари никогда не смогут достичь уровня высокоразвитой цивилизации. Они – солдаты, их работа убивать и умирать за интересы Алана. В конце концов, сознание переключается на получение благ и удовольствий. Еда, вино, женщины – этого будет вполне достаточно. Сигнал тревоги прозвучал резко и отрывисто, от неожиданности ученый даже вздрогнул. Он слишком увлекся глубокомысленными умозаключениями. А между тем, «Гигант» снизил скорость и выходил из гиперпространства. Световой барьер всегда представляет угрозу. Барт поспешно пристегнулся ремнями к креслу, хотя прекрасно понимал, что в случае аварии произойдет взрыв и предпринятая мера предосторожности не поможет. Судно просто исчезнет, испарится, словно его никогда и не существовало. Начался отсчет последних секунд. На цифре пять посвященный сделал большой глоток из бокала. – Поздравляю всех с возвращением. Мы дома, – раздался голос Клеона. Делонт скинул с себя страховочные ремни, причесался, убрал со стола бутылку. С исполнением приказа командир медлить не станет. Связь с Великим Координатором вот-вот будет установлена. Ученый не ошибся. Спустя пару минут экран голографа вспыхнул, и Барт увидел два огромных глаза. Густые ресницы, изогнутая линия переносицы, молочные белки и два пронизывающих насквозь черных зрачка. Посвященный никогда никого не боялся. Он умел разговаривать с людьми, замечал их слабые и сильные стороны, которые можно использовать. Но сейчас по его телу пробежала нервная дрожь. При общении с правителем Делонт испытывал трепет и смятение. Ученый буквально чувствовал, как холодные щупальца проникают в мозг и считывают всю информацию. Сопротивляться не имело смысла. Это лишь причинит боль. – Рад видеть тебя, Барт, – донесся откуда-то издалека приятный бархатный голос. – И я вас, – почтительно нагнул в поклоне голову посвященный. – Как прошла экспедиция? – спросил Великий Координатор. – В целом, неплохо, – с легкой дрожью ответил Делонт. – «Гигант» задержался… – проговорил правитель. – Задача оказалась не такой простой, как нам казалось в начале. Земляне необычайно агрессивны. На поле боя сначала стреляют из лука, а лишь затем выясняют, кого убили. Найти раненых в нужном состоянии было довольно сложно. Слишком много мародеров бродит по полям сражений. Я потерял несколько хороших специалистов… – вымолвил ученый. – Подобные детали меня не интересуют, – оборвал Барта руководитель планеты. На Алане переизбыток населения. Мы найдем, кем заменить погибших. Университеты работают отменно, и честолюбивых молодых людей хватает. Скажи лучше, насколько хорошо груз? Оправдались ли наши надежды. – На мой взгляд, полностью, – молниеносно отреагировал посвященный. – Великолепные экземпляры. Таких бойцов я еще никогда не видел. Виола и Бартон не идут с ними ни в какое сравнение. Настоящие машины для убийства. Стоит им дать в руки оружие, и противник обречен. – Ты меня заинтриговал, – иронично произнес Великий Координатор. – Подключи компьютер к блоку связи, хочу взглянуть на наемников и оценить их возможности лично. Дай все параметры землян, включая внешние данные. – Сейчас сделаю, – отчеканил Делонт, подсоединяя нужную аппаратуру к голографу. Минут на десять в каюте воцарилась тишина. Правитель оценивал работу, проделанную ученым за эти месяцы. От его выводов зависит дальнейшая карьера Барта. Посвященный взволнованно сжимал пальцами подлокотники кресла. Словно зачарованный, он неотрывно смотрел в глаза руководителя Алана. Между лопаток выступил пот, и маленькая холодная капля стекла вниз. – Недурно, – заметил Великий Координатор. В его голосе отчетливо прозвучали нотки одобрения. Делонт облегченно вздохнул и немного расслабился. – Действительно, отменные воины, – продолжил правитель. – В их мозгу нет страха и сомнения. В случае необходимости, они готовы убить кого угодно. Именно такие люди нам и нужны. К сожалению, боевая подготовка солдат – слабое место многих проектов. Аланцы стали чересчур большими моралистами. В этом я вижу свою вину. Подобная идеология позволяет гасить агрессию, граждане послушны и терпеливы, но для захвата планет нужна совсем другая армия. И мы ее создадим. Поздравляю, Барт. Ты отлично справился с заданием. – Благодарю, – ученый расплылся в улыбке. – Я старался. Лично летал на Землю в поисках варваров. А сколько ненужного материала мои парни выкинули в космос, и не сосчитать. – Не волнуйся, твое усердие будет оценено по достоинству, – проговорил руководитель. – Медлить с проведением заключительной части программы «Воскрешение» не стоит. На орбите Тасконы вас уже давно ждут. Состыкуетесь со станцией и немедленно отправляйте группу на планету. Воины готовы к выполнению возложенной на них миссии. – Слушаюсь, – вымолвил Барт. Посвященный колебался. Стоит ли рассказывать о своих сомнениях Великому Координатору? Не сочтет ли он это за неуверенность? Делонт поднял глаза и наткнулся на колючий прямой взгляд. – Не пытайся ничего скрыть, – жестко произнес правитель. – Я должен знать все. – Дело в том… – вымолвил ученый, запнулся, – трудно сразу объяснить… – Постарайся, – тоном, не терпящим возражений, сказал собеседник. – Земляне как-то чересчур легко перенесли информационную «атаку», – заметил Барт. – Их мозг впитывает сведения, как губка. Меня это настораживает. По уровню интеллекта они сейчас мало в чем уступают многим членам экипажа корабля, а в быстроте реакции и скорости мышления значительно превосходят их. Мы получили не только совершенных убийц, но и очень умных солдат. Я заметил, что некоторые из них увлеклись чтением. Наемники изучают географию, астронавигацию, физику, описание устройств крейсера. – Ты хочешь сказать, что программа дала чересчур высокое развитие варварам? – догадался Великий Координатор. – Именно так, – кивнул головой посвященный. – И на мой взгляд, это может создать лишние трудности. Наемники уже сейчас задают слишком много вопросов, ответить на которые крайне сложно. Они входят в перечень секретных данных. А у землян словно чутье на подобные темы. Без сомнения, путешествие по Тасконе добавит им впечатлений. Никто ведь толком не знает, что сохранилось на планете. Выполнив задачу, воины потребуют объяснений… – Пусть только попробуют… – зловеще вставил правитель. – Без инъекции стабилизатора дикари не протянут и трех декад. Если возникнут проблемы, то умертвим варваров. В конце концов, эти люди давно должны были стать кормом для червей. Потеря невелика. Пусть только найдут подходящий космодром, а уж потом мы будем разговаривать с ними иначе. Недостатка в солдатах на земле нет, привезем еще столько, сколько потребуется. – Надеюсь, Великий Координатор меня простит, – вымолвил Делонт, нервно перебирая пальцами по подлокотнику кресла. – Во время вербовки наемники задали мне вопрос о своей дальнейшей судьбе. Признаюсь честно, я оказался не готов к подобному повороту событий. На ученом совете всегда рассматривали дикарей как полуживотных, которых достаточно кормить и изредка, увы, пускать на охоту. К счастью, рядом со мной находилась Олис Кроул. Очень умная и толковая девушка, несмотря на столь юный возраст. Она специалист по внеаланским связям и хорошо разбирается в психологии землян. С ее подсказки я пообещал варварам построить лагерь для наемников. После походов солдаты получат вино и еду, а женщин пусть добывают сами. Подчеркивать заслуги Олис он не хотел, но аланец прекрасно знал, что собеседник сразу определит ложь. Да и окружение ученого наверняка сообщит Великому Координатору все подробности того разговора. Не стоит забывать и о службе безопасности. Кроме ответственных лиц, есть ведь еще и тайные агенты. В зрачках правителя сверкнули искры любопытства. – Неплохая идея. Олис Кроул – это не дочь Найджела Кроула, главного технолога Алана, посвященного первой степени? – Вы совершенно правы, – ответил Делонт. – Девушка еще не закончила университет, но уже попросилась в экспедицию. Мало того, она входит в состав группы, которая будет десантироваться на планету вместе с наемниками. Олис обладает отменными физическими данными и прошла специальный курс подготовки. – Рискованный шаг с ее стороны, – заметил руководитель Алана. – Удивляюсь, как отец отпустил девушку на Таскону. – Ради интересов страны мы все, как один, готовы пожертвовать своими жизнями, – с пафосом произнес Барт, выпрямляя спину. И ученый ничуть не кривил душой. Его преданность Великому Координатору была безграничной. Правитель прекрасно знал это. Посвященный – опора его власти. Ежедневно они проходят мозговой тренинг. Любое отклонение сразу станет известно правителю. – Ты хотел за что-то попросить прощения, – напомнил могущественный владыка. – Да, да, – поспешно сказал ученый. – Речь шла о лагере. Вы приказали в случае необходимости уничтожить землян, аяимпообещал… – Только и всего, – иронично проговорил Великий Координатор. – Барт, отбрось эту чепуху, называемую совестью, долгом и честью. По отношению к дикарям мы должны быть бесстрастны и жестоки. Имеет значение только целесообразность. Они живы до тех пор, пока нужны. Представь, что экспансия на бывшую метрополию завершена. Зачем нам варвары-убийцы? – Я понял, – улыбнулся посвященный. – Если со стороны наемников появится хоть малейшее неподчинение, мы их устраним. – Правильно, – похвалил подчиненного правитель. – Ловишь мои мысли на лету. А программу стоит доработать. Пожалуй, с развитием вы действительно переборщили. Оставьте самый минимум. Лишь бы они с ума не сошли. – На это потребуется время, – вставил Делонт. – Сколько? – поинтересовался владыка. – Компьютерные расчеты, эксперименты, контрольная проба… – перечислил вслух ученый. Около года, не меньше. Придется кое-где ввести блокаду мозга. – Восемь месяцев, – жестко сказал Великий Координатор. – Но не забывайте при этом и о своей основной задаче. Партии варваров должны поступать регулярно. «Гигант» разгрузится на «Гроте-11», поменяет часть команды, пополнит запасы продовольствия и снова стартует к Земле. А скоро в строй вступят специальные транспортные суда. Мне нужно много солдат. Работы должны вестись параллельно. Если есть потребность в оборудовании, средствах и квалифицированных кадрах, получите все без ограничений. – Благодарю, – вымолвил Барт. На какое-то мгновение воцарилась тишина. Отключиться первым посвященный не решался. А правитель о чем-то размышлял. Делонт терпеливо ждал новых распоряжений. Ему даже показалось, будто глаза, пронизывающие его насквозь, мигнули. Но нет, он ошибся. – Я все думаю о Кроул, – проговорил владыка. – Не чересчур ли она юна для подобных испытаний? Постоянно находиться среди дикарей, вести переговоры с тасконцами, совершать длительные марши. Выдержит ли Олис? На планете будет на счету каждый человек. Не стоит забывать и о том, что она девушка. Земляне похотливы и необузданы. Искушение большое… – Мы в состоянии ее заменить, – ответил ученый. – Но зачем? В отряде, кроме Кроул будет еще одна женщина, сержант Линда Салан. Опытна, смела, порой даже грубовата. Она не даст спуску никому, в том числе и варварам. Как специалист по связям с дикарями, Олис превосходна. Девушка легко адаптируется в любом коллективе. А главное – Кроул сама рвется в экспедицию. Поверьте, я пытался ее отговорить. Бесполезно. Она одержима идеей помочь Алану в колонизации Тасконы и хочет внести посильный вклад. Опасность девушку ничуть не пугает. Если мы заменим Олис, то нанесем удар по самолюбию дочери главного технолога. Кроул гордится отцом и хочет сделать столь же блестящую карьеру. Она посвященная. Но если вы приказываете… – Нет, – после небольшой паузы произнес Великий Координатор. – Пусть отправляется. Человек должен принимать решение самостоятельно… Или думать, что он их принимает. Экран голографа погас столь же неожиданно, как и вспыхнул. Связь закончена. Барт облегченно выдохнул и откинулся на мягкую спинку кресла. Общение с правителем всегда отнимает много сил. Душа начинает трепетать от прямого, проницательного взгляда владыки. Посвященный налил в бокал вина и залпом его осушил. Закрыв глаза, Делонт постепенно приходил в себя. Спустя пять минут он включил внутреннюю связь и вызвал командира корабля. Полковник Клеон до сих пор находился в рубке управления. Рядом стояла группа офицеров. Ученый почти никого из них не знал. Опускаться до уровня техников и штурманов посвященный не собирался. Барт общался только с командиром и членами своей научной группы. Этого ему вполне хватало. Дар тотчас прекратил разговор с подчиненными, выпрямился и с уважением в голосе сказал: – Слушаю вас, посвященный Делонт. – Курс на Таскону, – приказал ученый. – Промежуточного этапа не будет. Состыкуетесь с «Гротом-11». Нас там уже давно ждут. Подготовьте переправку наемников. Они десантируется со станции. – Есть! – полковник лихо козырнул. Выключив связь, Барт отправился спать. Сейчас он, как никогда, нуждался в отдыхе. Трудная длительная экспедиция подходила к концу. Признаться честно, Земля ужасно надоела посвященному. Его тошнило от физиономий дикарей, их убогих обычаев и нравов. Сейчас бы на лазурный берег одного из многочисленных курортов Алана! Горячий песок, пылающий диск Сириуса, прохладная вода океана. Много ли человеку надо для счастья?! Вокруг красивые женщины, вежливые слуги, изысканные напитки и еда. Можно попросить правителя об отпуске… Делонт горько улыбнулся. Несбыточная мысль. Он прекрасно знал, что никогда не решится на такую дерзость. Нелегкая доля посвященных – служить Великому Координатору, не покладая рук. * * * В огромный зал медленно вошли четыре человека. Вытянувшись в колонну, они приближались к правителю. Посвященные первой степени. Немногочисленные счастливчики, имеющие возможность лицезреть владыку лично, а не через экран голографа. Великий Координатор внимательно следило за подданными. Он не доверял им, хотя вырваться из сетей его психогипноза еще никому не удавалось. Проверка приближенных осуществлялась чуть ли не ежедневно. Стоит в голове только мелькнуть крамольной мысли, как участь несчастного будет решена. Эти люди знают слишком много тайн, чтобы жить свободно… Аланцы остановились и повернулись к правителю. – Я вызвал вас, потому что «Гигант» вернулся из солнечной системы, и мы начинаем программу «Воскрешение», – бархатным голосом проговорил владыка. – Я хочу знать, все ли готово. Если наемники найдут космодром, экспансия должна начаться немедленно. Таскона манит меня загадками. – Транспортные и пассажирские суда находятся на орбите Алана, – мгновенно доложил высокий худощавый мужчина лет сорока пяти. – Мы можем перевезти за один раз около двадцати тысяч человек. – Это ничего не даст, – осторожно вставил аланец в военной форме. – Осуществить посадку на планету могут только специальные челноки. А их грузоподъемность ограничена. Кроме того, неизвестно, в каком состоянии находится космодром. Не исключено, что на нем окажется всего одна рабочая площадка. Не стоит забывать и о переброске десантников, боевой и ремонтной техники. Мы должны создать надежный плацдарм для вторжения. Одного батальона штурмовиков будет явно недостаточно – Увеличьте количество челноков, – довольно резко отреагировал Великий Координатор. – Уже сделали, – сообщил генерал. – Но вряд ли это в корне изменит ситуацию. Излучение Тасконы выводит из строя все электронные системы. При максимальной защите они работают лишь несколько минут. Времени хватает либо на взлет, либо на посадку. Что означает неминуемый ремонт корабля после каждого старта. Мы подготовили бригады техников, создали необходимый запас комплектующих деталей, но большой экономии времени добиться вряд ли удастся. В основном, задержки будут происходить на планете. Правитель, не мигая, смотрел на офицера. Руки мужчины нервно подрагивали, но лгать он не решался. Правитель должен знать правду о проблемах флота. – Есть какой-нибудь выход из сложившейся ситуации? – смягчив интонации, спросил владыка. – Да, – поспешно ответил генерал. – Отремонтировать на захваченном космодроме три-четыре посадочные площадки, а еще лучше, найти второй космодром. В этом случае, челноки заработают, как часы. Одни суда чинятся, другие стартуют. – Понятно, – произнес Великий Координатор. В зале воцарилось молчание. Приближенные ждали новых вопросов, а правитель неторопливо просматривал последние доклады службы безопасности. По мере поступления информации, лицо владыки становилось жестче и злее. Сообщения его не радовали. Взглянув на седовласого старика, руководитель Алана уточнил: – Кабрия опять охвачена мятежом? – Я бы не стал так оценивать несколько выступлений и митингов непосвященных, – откликнулся аланец. – Тем более, что мы их быстро подавили. Почти все зачинщики арестованы и заключены под стражу. Ситуация находится под контролем. – А как же срыв поставок? – проворил Великий Координатор. – Заводы стояли почти четыре дня. Во многих городах нарушено движение транспорта, в домах выбиты стекла, законопослушные граждане боятся выйти на улицу. Мне надоела эта провинция. Если там не осталось верных мне людей, выселите их с Алана. Пусть живут на станциях, а особо неблагонадежных отправьте в числе первых колонистов на Таскону. Чем больше их погибнет, тем лучше. Мы решим сразу две проблемы – уничтожим местное население и сократим численность непосвященных. – Именно так я и поступил, – доложил аланец. – Список из пятидесяти тысяч «добровольцев» уже составлен. Партия в семьсот человек погружена на транспортные корабли и ждет приказа об отправке. Командованию оккупационной армии передано распоряжение не жалеть переселенцев и не увлекаться их охраной. – Отлично, – похвалил правитель. – Я хочу, чтобы лет через пять на Алане не оставалось этого сброда. – Но ведь их несколько миллиардов! – вырвалось у мужчины лет тридцати пяти. – Правильно, Клив, – сказал владыка. – Непосвященных чересчур много, и с каждым годом становится все больше. Ученые до сих пор не дали ответ, почему в преданных мне семьях рождается дети не поддающиеся внушению. Откуда это отклонение? Почему не действуют законы наследственности? Мы проникли в дебри разума, научились контролировать отдельные участки мозга, а с подобной мелочью справиться не в состоянии. В среде раскольников то и дело рождаются заговоры. Опасность велика, тем более, что среди военных большинство солдат и младшего офицерского состава – непосвященных. Не исключен и вооруженный бунт. Надо направить агрессию людей в выгодное нам русло. Пусть убивают тасконцев и захватывают земли для Алана. – А если они перестанут подчиняться верховному командованию? – спросил старик. У этих отбросов общества может появиться мысль создать свое собственное государство. Не слишком ли большую свободу мы им предоставляем? – Чепуха! – возразил Великий Координатор. – Сражаясь с ордами дикарей, поселенцы еще долго будут зависеть от поставок оружия, боеприпасов, техники, продовольствия. Кроме того, многие их них вполне лояльны, а служба безопасности будет работать и на Тасконе. Зачинщиков устранить довольно легко. С такими верными псами, как наемники-земляне, можно рискнуть. Стоит отдать приказ, и варвары вырежут кого угодно. – Прошу прощения, правитель, – вымолвил генерал. – Вы так уверенно говорите об успехе группы дикарей… Четыре отряда наших десантников исчезли бесследно. Где гарантия, что та же участь не постигнет и землян? – Такой гарантии нет, – спокойно произнес владыка, – А потому сразу после выгрузки «Гигант» тотчас отправится обратно в Солнечную систему за новой партией наемников. Я хочу создать армию из этих убийц. Послушные, беспринципные, безжалостные – идеальные солдаты. Программа «Воскрешение» нуждается в корректировке, но Делонт справится с проблемами. Он опытный и толковый ученый. Если первый опыт окажется неудачным, мы повторим его. Вы же должны быть готовы в любой момент. Легкое, едва заметное движение руки, и посвященные направились к выходу. Аудиенция и так чересчур затянулась. Обычно великий Координатор общался с подданными через голограф. Сегодня, подчеркивая важность вопроса, он сделал исключение. Лицезреть великого и могущественного правителя – высокая честь для любого аланца. Вот уже больше двухсот лет владыка руководит планетой. Из убогой колонии Тасконы, жалкого сырьевого придатка метрополии Великий Координатор превратил Алан в сильное звездное государство. Крейсеры и эсминцы бороздят космическое пространство в радиусе нескольких парсек от системы Сириуса. Боевые станции на внешних орбитах способны отбить атаку любого врага. Так, во всяком случае, казалось гражданам страны. Двести лет! Правитель пережил уже несколько поколений. Люди появлялись на свет и умирали с именем владыки на устах. Он давно превратился во всезнающего, непогрешимого бога. Великий координатор никогда не ошибается! Эта истина даже не подвергается сомнению в обществе. Каждый день аланцы, включая дома голограф, видят умные, проницательные глаза владыки. Разве можно ему солгать! Тихим, вкрадчивым голосом они делятся с Великим Координатором своими мыслями, надеждами, рассказывают доброму и великодушному правителю все о себе, соседях и сослуживцах. Им даже в голову не приходит, что бытовая аппаратура транслирует их речь в компьютер службы безопасности. Обнаружить тайную организацию непосвященных не так уж трудно. О ней обязательно сообщат родственники или друзья. Система контроля за два века претерпела несколько модернизаций и сбоев не дает. Выступления мятежников всегда спонтанны, неподготовлены и разрозненны. Полиция легко с ними справляется. Тем не менее, рост количества непосвященных могущественного хозяина планеты беспокоил. Среди изгоев аланского общества есть ученые, инженеры, журналисты, много военных и абсолютное большинство космопилотов. В этом не было ничего удивительного. Опасных граждан давно начали выселять с планеты на станции. Часто репрессиям под благовидным предлогом подвергались целые семьи. С каждым годом колонии на орбите увеличивались. Людей надо чем-то занять, и лучшей идеи, чем освоение звездного пространства, трудно придумать. Уловка сработала – тысячи непосвященных устремились в школы пилотов и батальоны космодесантников. Но у любой монеты есть и обратная сторона. Огромная армия, до зубов вооруженная самой современной техникой, прозябала без дела. А если учесть, что Великий Координатор плохо ее контролировал, то становится понятно, почему он торопился начать вторжение на Таскону. Это сразу снимет напряжение. Ничто так не отвлекает граждан от крамольных мыслей, как война. Главное найти врага, и долго правитель не размышлял. Древняя метрополия манила его. Что стало с некогда развитой цивилизацией? Какие тайны еще скрывает загадочная планета? До сих пор неизвестна даже природа ее излучения. Массу проблем можно решить одним ударом. Только бы земляне-наемники нашли подходящий космодром… Владыка повернулся к гигантскому экрану голографа и сказал: – Соедините меня с главным технологом Найджелом Кроулом. Связь работала великолепно, и вскоре перед Великим Координатором предстал крепкий широкоплечий мужчина лет сорока пяти. Коротко стриженные светлые волосы, прямой нос, чуть удлиненное лицо, слегка заостренный подбородок, плотно сжатые губы. Технолог склонился над какими-то схемами, время от времени поглядывая на расчеты, заложенные в компьютере. О том, что за ним наблюдает правитель, Кроул даже не догадывался. Владыка любил подобным образом следить за своими людьми. – Найджел! – окликнул посвященного Великий Координатор. Технолог тотчас обернулся к голографу. В глазах мелькнуло удивление и уважение. В свое время Кроул сделал фантастическую карьеру. За несколько лет он поднялся от рядового инженера завода до посвященного первой степени. Именно Найджел отвечал за функционирование систем жизнеобеспечения резиденции правителя. – Слушаю вас, правитель, – вымолвил главный технолог. Кроул не отличался раболепным подхалимством, и всегда сдержан, корректен. Однако в его преданности владыка не сомневался ни на секунду. Найджел прошел все степени проверки. Разум инженера находился в полной власти Великого Координатора. Стоит приказать технологу покончить с собой, и он сделает это без колебаний. Если бы все жители Алана были такими! – Я только что разговаривал с руководителем проекта «Воскрешение» Делонтом, – произнес правитель. – «Гигант» на подходе к системе Сириуса. Их миссия успешно завершилась, и восемь землян готовы к десантированию на Таскону. – Рад за Барта, – спокойно ответил Кроул. – Он хороший специалист. – Я тоже так считаю, – проговорил владыка. – Вего группе находился твоя дочь. Делонт отмечает ее отменную подготовку и знания. Инженер никак не отреагировал на похвалу, ожидая продолжения. Так просто Великий Координатор связываться с ним не станет. Значит, это лишь вступление. Выдержав небольшую паузу, правитель спросил: – Как же Олис оказалась в экспедиции? Ведь ей нет еще и двадцати. Она даже образование в университете не закончила. Когда я одобрял проект, то не обратил внимания на данный факт. Но сейчас… Твоя протекция? – Нет, – молниеносно отреагировал Найджел. – Моя дочь очень горда и независима. Ее внешняя хрупкость обманчива. Железный характер, безмерное упрямство и необузданное честолюбие. Олис хочет любой ценой сделать карьеру. Она мечтает удивить и покорить Алан. Делонт объявил конкурс на замещение вакансий в группе, и моя дочь одержала победу. Возраст не имел значения. Отговаривать ее от полета было бесполезно. – На Земле погибло несколько людей Барта, – заметил владыка. – И я, и Олис прекрасно знали об опасности, – со вздохом сказал технолог. – Но изменить решение дочери это не могло. Наоборот, ее интерес только возрос. Она очень хотела поработать, с настоящими дикарями. Я рад, что все удачно закончилось. – Боюсь, настоящие испытания только начинаются, – вымолвил Великий Координатор, следя за реакцией Кроула. – Олис убедила руководителя программы включить ее в состав десантного отряда. Устоять перед таким напором Делонт не сумел. Правитель видел, как вздрогнул от неожиданности инженер. Такого поворота событий он никак не ожидал. Тем не менее, выдержка Найджелу не изменила. Слегка дрожащим голосом он поинтересовался: – Вы утвердили назначение? – Да, – бесстрастно ответил владыка. – Зачем портить девочке карьеру? Она хочет превзойти своего отца. Что же, пусть попробует. Если поход закончится удачно, Олис станет народной героиней. Что будет, если высадка завершится провалом, Великий Координатор говорить не стал. Это понятно и так. Девушка решила рискнуть. Она совершеннолетняя и имеет право на подобный выбор. Кроул сам воспитал дочь, и обвинять кого-то бессмысленно. Ее поступок был вполне предсказуем. – Я могу поговорить с Олис перед десантированием? – спросил инженер. – Конечно, – сказал правитель. – В вашем распоряжении любой канал связи. Пока девушка на «Гиганте», проблем не возникнет. Но советую поторопиться… Экран голографа погас, оставляя Найджела наедине со своими мыслями. Обхватив голову руками, мужчина бессмысленно смотрел на стену кабинета. Дочь давно проявляла излишнюю самостоятельность. Он постоянно в делах, а жена чересчур мягка. Олис действительно пошла в него. Умна, смела, ее целеустремленность порой переходила в авантюризм. Лучшая на курсе, девушка без труда добилась назначения в группу Делонта. Но столь безумного шага отец от нее не ожидал. Это явный перебор. Пока есть время, надо попытаться отговорить малышку. Она сама не понимает, что делает. Главный технолог встал, сделал несколько шагов по огромному помещению. Необходимо все тщательно продумать. Разговор будет нелегкий. Олис редко отказывается от принятых решений. Нажав кнопку экстренного канала связи, инженер произнес: – Оператор, соедините меня с тяжелым крейсером «Гигант». Я хочу видеть свою дочь Олис Кроул. Разговор строго конфиденциальный. Ждать пришлось несколько минут. Это означало, что корабль находится за пределами системы Сириуса. Значит, времени у Найджела достаточно. Настроение у Найджела несколько улучшилось. Но вот заставка на экране исчезла, и инженер увидел маленькую уютную каюту. Заправленная кровать, мягкое кресло, угол рабочего стола, на полу постелен скромный коврик. Почти тотчас откуда-то сбоку выбежала Олис. Поправив длинные волосы, она радостно улыбнулась и искренне воскликнула: – Папа! Я так рада, что вижу тебя! Это не путешествие, а чудо… было очень интересно. Мы доставляли с земли живых дикарей… – Я это знаю, – Кроул кивнул головой. – Во время высадки на варварскую планету погибло несколько человек. – Мне ничего не угрожало, – тотчас вставила девушка. – Не надо лгать, – грустно улыбнулся отец. – Тебе не идет. Я прекрасно знаю свою дочь. Она всегда в центре событий и лезет в самое пекло. – Ну, если совсем чуть-чуть, – опустив глаза, вымолвила Олис. – Ты больше ничего не хочешь мне сказать? – спросил Найджел. Девушка нервно провела рукой по лицу. Обмануть отца вряд ли удастся. У него есть доступ к любой информации. Она хотела избежать этого разговора до возвращения с Тасконы. Не получилось. Теперь придется оправдываться. – Видишь ли, папа, – осторожно начала Олис. – Упустить такую возможность проверить свои знания на практике я не могла. Подобный шанс дается один раз в жизни. Если бы ты видел наемников… – Они дикари, дочь, – возразил главный технолог Алана. – Убийства, насилие, грабеж – вот чем занимались эти люди всю свою сознательную жизнь. Как можно им доверять? Ты приняла поспешное и необдуманное решение. Я себе позволить такой риск не могу. Таскона слишком опасное место для девятнадцатилетней девушки. Высаживаться должны опытные солдаты… Я переговорил с Великим Координатором, и он изменит состав группы. – Нет! – резко выкрикнула Олис. Взглянув в глаза отцу, девушка смягчила тон и продолжила: – Папа, пойми, это моя жизнь. Я давно выросла и в состоянии сама принимать решения. Таскона – великолепный шанс сделать карьеру. Ты часто повторял мне, что ради Алана не жалко отдать и свою жизнь. Неужели это только высокопарные слова? Почему должен рисковать кто-то другой? Я посвященная, и мой долг служить государству и правителю. Освоение заброшенной планеты – главная задача на сегодняшний момент. Страна задыхается от перенаселения. Миллионы людей желают осваивать новые земли. Наша группа проложит им путь на Таскону. Разве можно отказаться от столь высокой чести? Найджел смотрел на дочь и понимал, что переубедить девушку ему не удастся. Она была убеждена в своей правоте и не колебалась ни мгновения, когда упрашивала Барта включить ее в состав десантного отряда. Кроул сам воспитал дочь такой. В нем сейчас говорят отцовские чувства, но эгоизм не лучший советчик. Олис действительно выросла. Их маленькая хрупкая девочка превратилась в красавицу. Немало женихов будет обивать порог дома Кроулов, когда девушка вернется из экспедиции. – Таскона совершенно не изучена, – предпринял последнюю попытку инженер. – Пусть земляне найдут космодром, а ты высадишься на планету со штурмовым батальоном… Разве это что-то меняет? – Все, – улыбнулась Олис, понимая, что сопротивление отца сломлено. – Я хочу ступить на землю древней метрополии первой. Первой! Четыре группы до нас погибли, и особых иллюзий у меня нет. В то же время, где еще можно применить свои знания и талант? Я умею разговаривать с дикарями… – А ты не чересчур самоуверенна? – заметил Найджел. – Это тоже надо проверить, – улыбнулась девушка. Ну, разве с ней можно спорить? Сердце отца – не камень. Если главный технолог вмешается и добьется отстранения дочери, она ему никогда не простит подобного поступка. Да и как все будет выглядеть со стороны? Высокопоставленный папочка спасает любимое дитя, посылая на опасную планету других людей. А как же идеалы и принципы? – Мне кажется, что ты допустила ошибку, – со вздохом вымолвил Кроул. – Карьеру можно сделать и другим путем. Но это твой выбор. Великий Координатор знает об участии моей дочери в экспедиции. Уверен, что ты оправдаешь его и мои надежды. Вся страна смотрит на вас. – Не сомневайся! – гордо произнесла Олис, отбрасывая волосы с лица. Они еще долго беседовали. Тем для обсуждения было предостаточно. Дочь покинула Алан несколько месяцев назад, и ее интересовало буквально все. К сожалению, девушка не могла увидеть мать. К закрытому каналу домашние голографы никогда не подключались. О высадке на Таскону ни отец, ни дочь больше не обмолвились ни разу. Тяжелый крейсер «Гигант» быстро приближался к родной звездной системе. Небольшая корректировка курса, и судно повернуло к сине-зеленому шару, едва различимому в мощные приборы наблюдения. Таскона ждала своих первооткрывателей. Планета скрывает много тайн, и работа им предстоит нелегкая. Но пока наемники-земляне этого не понимали. Да и что они могут знать об истории могущественной космической державы? Дикари! Большая часть команды поглядывала на варваров с долей снисходительного презрения. Точно так же смотрят на пойманных и посаженных в клетку хищников. Разница лишь в том, что очень скоро безжалостные убийцы окажутся на свободе. Их наняли для выполнения миссии, которую еще никто осуществить не сумел. Глава 4 ТАСКОНА Три дня пролетели как одно мгновение. В эти часы земляне отдыхали на полную катушку. Кто-то играл в кости, кто-то спал, кто-то читал. Последнее было не очень популярно, но Храбров, Аято и де Креньян увлеклись этим занятием серьезно. Лишь изредка наемников вызывали на медицинское обследование, но проблем ни у кого не было, и вскоре санитарный отсек закрылся окончательно. Не забывали воины и о предстоящей операции. Каждый день, вооружившись палками, они шли в тренажерный зал. Все начиналось с шуток, игры, а заканчивалось массовой схваткой. Синяков, ссадин хватило каждому, но польза от подобных боев была огромна. Во-первых, они стали уважать друг друга – ведь дилетантов среди них не оказалось. Как ни странно, лучшим бойцом признали Ридле. Его неожиданные удары и выпады многих заводили в тупик. Де Креньян, Аято, Лунгрен и Храбров были примерно одного уровня. Чуть хуже сражались Кайнц, Агадай и Салах. Но даже их умение намного превосходило аланцев. Виола и Бартон всегда присутствовали на тренировках. Среди своих они считались лучшими, однако против любого из землян не могли устоять и минуты. Сразу было видно, что нет школы, нет навыков. Все их умение основывалось на интуиции и личных физических качествах, а этого в серьезном бою мало. Во-вторых, каждый из землян имел свой стиль, присущий его народу, племени или семье. В тренировках они обогащали друг друга, показывая тот или иной прием. Спустя три дня Олесь усвоил не менее полутора десятков новых способов защиты и атаки. Порой бой напоминал спортивное соревнование, и никому не хотелось думать, что вскоре им предстоит сражаться насмерть. Но все хорошее рано или поздно заканчивается… Земляне обедали, когда в столовую зашел лейтенант Виола. Он окинул взглядом своих будущих коллег по экспедиции и проговорил: – Мы миновали звезду-спутник и вошли в систему Сириуса. Примерно через четыре часа стыковка с военной базой на дальней орбите Тасконы. Командир корабля полковник Клеон любезно предложил вам посетить передовую рубку наблюдения. Поверьте, это незабываемое зрелище. Нельзя сказать, что солдаты были очень любопытны и впечатлительны, но от экскурсии никто не отказался. В сопровождении аланца они быстро достигли нужной точки. Надо сказать, что за прошедшие трое суток наемники оказались в весьма ограниченном пространстве. Личные каюты, общий зал, столовая, тренажеры, библиотека, душевые – вот и все, куда они могли попасть. На этот раз земляне миновали четыре длинных коридора, поднялись на двух лифтах, прошли три стены контроля. Только сейчас солдаты поняли, насколько огромен аланский корабль. Его полные размеры трудно было даже представить. Между тем, Виола нажал на какую-то кнопку, и дверь открылась. Наемники прошли внутрь довольно просторного зала. Их окутала полная темнота, и лишь изредка вспыхивали разноцветные сигнальные лампы. – Мы готовы, – произнес лейтенант, – снимите внешнюю защиту. Тотчас сработала автоматика, и огромная стена превратилась в большой экран. То, что увидели земляне, описать словами почти невозможно. На фоне черного неба с маленькими тускнеющими звездами сверкал, словно огромный бриллиант, Сириус. С каждым мгновением он приближался, вырастая в огромную белую звезду. – Включите фильтр, – попросил Виола. Прошло несколько секунд, и Сириус вдруг резко померк, зато теперь в разных частях космоса стали видны планеты, спутники и даже астероиды. – Мы искусственно приближаем твердые тела, – пояснил Том. – Вот та серо-зеленая планета слева и внизу – Маора, она одиннадцатая по счету. Та, что прямо и вверху – Сула. Алан – девятая, но его не видно, он находится сейчас за звездой. И вот, смотрите внимательно – справа и снизу – сине-зеленый шар. Это и есть Таскона. Мы отправляемся туда. Несмотря на полученные знания, земляне с благоговейным ужасом и восхищением смотрели на эту картину. Сейчас люди чувствовали себя чуть ли не богами. Они видели населенные миры из дальнего космоса. Им было подвластно пространство. Трудно сказать, сколько времени простояли солдаты. Может быть секунды, а может быть часы, но никто из них не нарушил молчания. Однако экран начал темнеть, окончательно погас Сириус, исчезли планеты. – Нам пора, – раздался голос лейтенанта. – До стыковки осталось чуть больше двух часов, надо готовиться в дорогу. Земляне вышли из рубки наблюдения и направились за аланцем. Находясь под воздействием увиденного, они не сразу сообразили, что идут по совсем иному маршруту. Миновав два коридора, Виола ввел их в небольшую комнату. В ней находилось двое мужчин в белых комбинезонах и с масками на лице, вдоль стены стояло четверо солдат с лазерными карабинами наготове. – Прошу вас оголить правую руку до локтя, – вымолвил один из аланцев. – О, кажется нам надевают ошейники, – догадался де Креньян. – А что, если мы не дадим им этого сделать? – спросил Ридле. – Бесполезно, – ответил Лунгрен. – Они нас просто пристрелят. Как бы мы им ни были дороги, бунта аланцы не допустят. Наши работодатели предусмотрели все. Они изготовили длинную цепь, и теперь мы будем вечно находиться на ней. Мне это ужасно не нравится, но выбора нет. Больше наемники возмущаться не стали. Они послушно закатали рукава и выстроились в очередь. Медик очень аккуратно и осторожно делал укол, вводя несколько грамм странной красной жидкости. Вскоре процедура была завершена. Слегка усмехнувшись, Храбров произнес: – Вот мы и окольцованы. Тем временем Том повел их в другую комнату. Она оказалась гораздо больше предыдущей и вызвала у солдат совсем противоположные эмоции. Если там они были беззащитны и слабы, то здесь получали уверенность и силу. На огромных столах лежали мечи, сабли, кинжалы, топоры, копья. Чуть в стороне размещались доспехи, щиты, шлемы. Еще дальше находились луки, арбалеты, стрелы. – Какой выбор! – вырвалось наконец у Ридле. – Да, здесь есть прелестные вещицы, – восхищенно проговорил граф Кайнц. Из-за спин землян вышел Виола. Улыбнувшись, он сказал: – Мы старались вам угодить, и рады, что это удалось. Однако прежде, чем вы начнете вооружаться, хотя бы переоденьтесь. А то в нижнем белье как-то неудобно. Обмундирование справа от вас. Лейтенант первым принялся за дело. Легкие просторные штаны, высокие ботинки на шнуровке, рубаха, плечевая и нагрудная кираса, а сверху пятнистая сине-зеленая куртка. Надо сказать, что большинство снаряжались примерно так же. Лишь Олесь, Агадай и Аято надели кольчуги. Кроме того, каждый взял с собой металлические наручи и кольчужные перчатки. Вслед за этим пришлось взять рюкзаки с продовольствием. Аланцы достигли больших успехов в концентрировании пищи, и тем не менее сухой паек на десять дней весил шесть килограммов. Но вот наконец солдаты добрались до оружия. Храбров взял тонкий, длиной около метра обоюдоострый меч, короткий кинжал, небольшой боевой топорик и двухметровое копье. Кроме этого, он приторочил к рюкзаку тугой лук и три колчана со стрелами, в каждом по тридцать штук. На мгновение Олесь повернулся и увидел, что остальные вооружаются так же основательно. Лишь специалисты-аланцы брали с собой только короткие мечи, да арбалеты. Им ведь еще приходилось нести необходимую аппаратуру связи. Кроме того, у них была совершенно иная задача. Экипировка завершилась щитом и шлемом. Со вторым проблем не возникло. Храбров взял привычный шлем, заостренный сверху и с налобником, закрывающим глаза и переносицу. А вот щит? Пока Олесь чувствовал себя нормально, но после многокилометрового перехода вес всех вещей увеличится вдвое. Рисковать выносливостью не хотелось. Немного подумав, русич выбрал круглый, металлический щит, диаметром около метра. Когда спустя двадцать минут в комнату вошел Делонт, он был поражен. Перед ним стояли не те, прежние земляне, растерянные, слегка испуганные, не справляющиеся с собственными мозгами. Это были воины, готовые снести любую преграду на своем пути, и помешать им вряд ли кому удастся. Глядя на круглые, рогатые, заостренные шлемы, на сверкающие глаза сквозь глазницы, аланец невольно почувствовал, как по телу пробежала дрожь. Не хотел бы он иметь врагом кого-нибудь из них. – Отлично выглядите, – выдохнул Барт. Граф Кайнц снял горшковидный шлем с бронзовым орлом наверху, откинул назад головную кольчугу и произнес: – Это наша реальность. Долгие годы мы вживались в подобные доспехи, они буквально срослись с нашей душой. Надевая кольчугу и латы, мы чувствуем себя гораздо уверенней. – Да, я это заметил, – более спокойно сказал Делонт. Выдержав небольшую паузу и окончательно успокоившись, он продолжил: – Через полтора часа стыковка, десантный модуль уже готов. А потому без всяких остановок вы пройдете по космической базе и тотчас стартуете. Если нет вопросов, то идите к шлюзовому отсеку. Желаю вам удачи и жду сигнала об обнаружении космодрома. Земляне сняли шлемы, приторочили их на спину и двинулись вслед за аланцем. Слух об их высадке разнесся уже по всему кораблю. Десятки любопытных пилотов, техников, навигаторов скопились в коридорах. Они с интересом и восхищением рассматривали бредущих наемников. Со стороны солдаты выглядели весьма внушительно. Блестели латы, щиты, за спинами виднелись рукоятки мечей, оперение стрел и изогнутые лезвия боевых топоров. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/nikolay-andreev/luchshie-iz-mertvyh/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.