Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Медитация с храмом Игорь Павлович Соколов В сборник поэта Игоря Соколова вошли стихи-медитации – осмысления храмов, святых мест, монастырей, а также стихи о Боге, о святых великомучениках, о молитве и о вере. Книга может представлять интерес не только для любителей поэзии, но и для людей верующих, увлекающихся мистикой и эзотерикой. Медитация с храмом Игорь Павлович Соколов © Игорь Павлович Соколов, 2017 ISBN 978-5-4474-4010-7 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero Молитву возношу за каждого из вас, Спаси вас Бог, – вы все умрете, Но нас объединит один экстаз С Бессмертием в волнующем полете! Жизнь – Одиночество – земной пейзаж — и Вечность — Смерть – Тишина – Безмолвие – и прах — За невидимой стеною с Богом встречусь — Вот отчего пронизывает страх! Молчанье – кладбище – кресты — надгробья – камни — Душа молчит под шепот дрогнувшей листвы — Даже при свете солнца моя память — Лучами звезд с любовью сходится средь тьмы! Я шел по тонкой линии луча — За край Вселенной – и за край всей жизни — Бог душу изучал – я в нем врача — То ли узнал – то ли вытаскивал из мыслей! И Бог – и таинство – и храм – и тьма – и ночь — И человек молчащий возле гроба — Точно – пытается вдруг сам себе помочь — Раскрыть тайну мироздания – как – Слова! Бог рисовал на небе тайные ступени — По ним все мертвые куда-то в Вечность шли — А я держась за свои старые мгновенья — Обнимал с печалью призраков Земли! Из множества теней – по воле Бога — Я был в безумие живое воплощен — Страсть – Ожидание – Страдание – Дорога — Жизнь – уходящий в Вечность – чудный сон! Год простоял на камне Серафим — Почуяв то – что плоть его бесценна — Что во вселенной люди плавают как дым — Неся живую страсть по всей вселенной! Р. S. Серафим Саровский – святой великомученик – простоял на камне на коленях год – изнуряя плоть ежедневным постом и питаясь травою снытью. Прошел по древнему кремлю — И взглянул во тьму земных утрат — И здесь шептали – Я тебя люблю — Раскрывая тоже двери в ад! Невероятен Бог – его святая сила — Соединила нас и тут же развела — И лоно – та же вечная могила — Откуда в прах летят взволнованно тела! Сияет Бог под куполом небес — И ангелы в вечерней дымке сходят — И украшенный тенями темный лес — Шепчет мне о моей призрачной свободе! Прочел молитву – ощутил что есть — Во мне – земная правда – Божья весть — Разделена душа – вопросом – быть – не быть — Бог судьбы все сплетает в одну нить! Бог на вершине гор – невидимый – стоял — Я рядом с ним – весь замер – в восхищенье — В волнах морских блистал магический кристалл — От Солнца брал – бес смерти – вдохновенье! Есть – точка невозврата – у судьбы — Когда прошлое от душ неотделимо — И в будущем молчат одни гробы — Бог вечной тайной осеняет пилигримов! Бог – оглядел со всех сторон – и промолчал — Лишь ангелы вокруг – в тьме встрепетали — Я приобрел на небе облачный причал — Провожая в Вечность прожитые дали! В загробной тишине могил безмолвных — Бродят девы – тени – привидения — И красотой исчезновенья светит лоно — И только шепоты молитв сулят спасение! Чуть крест обняв – гляжу – жизнь пролетела — И странно то – что у других — Зовет куда-то в пропасть тело — Точно – повторяя вечный миг! Из тупика всегда есть в выход в Вечность — Или в более надежные места — Если в храме Господа не встречу — Буду – рисовать тебя – мечта! В храме тихо и печально — И Ева голая задумчиво молчит — И в ее лоне чует тайну — Адам пред Богом ощутивший стыд! Хочу в храм войти – покаяться пред Богом — Услышать звон родных колоколов — И в небе чуя вечную дорогу — Идти всю жизнь по краю темных берегов! Бог дарит боль за грех – и это тайна — И с этой тайной я во тьме весь растворюсь — Твой любовь была моей мечтой бескрайней — Теперь – любовь моя – ты воплощаешь грусть! Хочу на небо – Бог – хочу в исчезновенье — Почувствовать – как светится душа — Как проходящие сквозь мысль ночные тени — Меня с собой уводят – в Вечность – не спеша! Змея – моя – всемудрая – змея — Ты пасть раскрыла – символ поеданья — Я чую – как летим мы сквозь себя — И сквозь любовь — сквозь тьму ночного обладанья! Сквозь туман – сквозь прошлые столетья — Перед тайной – в страхе – со свечой — Я рисую в лоне образы бессмертья — Разлучась уже навек с тобой! Бог – Тайна – Вечность – Мать – Дитя — Любовь – двоих – троих – ломает судьбы — Несется стадо – тверди чудные круша — Рабами божьими сокрыты в прахе люди! Бог – Тайна – Что еще сказать — Любовь проходит – точно – сон – все увядает — У каждого ребеночка есть мать — И у философа – есть истина – святая! Подтверждая свою смертность перед Богом — Стоя у края удивительной черты — И в действиях своих не видя прока — Я тихо таю в ощущеньях красоты! Из множества теней – по воле Бога — Я был в безумие живое воплощен — Страсть – Ожидание – Страдание – Дорога — Жизнь – уходящий в Вечность — светлый – чудный сон! Стою перед отплытием в ту даль — Откуда смертным нет уже возврата — Бог – Тайна – Вечность – светлая печаль — Мне шепчет – что туда еще не надо! Невероятен Бог – его святая сила — Соединила нас и тут же развела — И лоно – та же вечная могила — Откуда в прах летят взволнованно тела! У Бога вновь прощения прошу — И понимаю – его мир – одно безумство — И все равно срываюсь к шалашу — Существующему в мыслях – через чувство! Господь ко мне спустился в тишине — Мы – оба – вдаль склонились между снами — Сияло лоно на пустой стене — Чувство – Страсть – Тоска – Воспоминанье! Сияет Бог под куполом небес — И ангелы в вечерней дымке сходят — И украшенный тенями темный лес — Шепчет мне о моей призрачной свободе! Любовь – и Бог – Проклятие – и Вечность — Жизнь через лоно – устремляясь в небеса — Рвалась в бессмертие — в святую бесконечность — Откуда в нас проистекали чудеса! Бог притаился – Бог совсем не виден — Но чувство есть – что он внутри всего — Вращает звезды – мысли по орбите — Воплощая – нас – в земное бытие! Боль бытия в молитве перед Богом — С женою в храме я зажег свечу — Чуя – под куполом – небесную дорогу — По которой в Вечность тенью полечу! За грех мной созданный — и мною сотворенный — Пылает в храме тонкая свеча — И тени ангелов летят по небосклону — Входя во храм через сияние луча! В чудном мире ангельских растений — Среди камней и желтого песка — Бродят тихо призрачные тени — Тени тех – с кем унеслись века! Я б стал священником и освятил покои неба — Молитвой покаянной в темноте — Ибо все мы – сучья древа — Слепые – в своей смертной красоте! Ушел бы от людей в покои храма — И славил Бога в вечной тишине — Лишь на холме в саду камней – я чую странно — Как душа моя привязана к жене! Часть прошлого я положил как камень — У можжевельника – в тени его лежать — Храня лишь светлое – я раскрываю память — Точно – времени безмолвную печать! Нет дороги – ни туда – и ни обратно — Все время еду – чудной тенью становлюсь — Одной лишь мыслью в небе – так приятно — Меж облаков нести светящуюся грусть! Дыханье – Свет – и Бог – и камень у дороги — Чуть розовый – в саду цветов – камней — Он – мной положенный — лежал – как тень тревоги Всех чудных странников давно прошедших дней! Отремонтируй – Бог – пожалуйста – меня — Преобрази великой силой чувства — В программе тьмы есть место для огня — И превращенья жизни в вечное искусство! Тени лет прошедших слились облаками — И плывут уже по небу – далеко — В саду камней я обнимаю гладкий камень — И чую – Вечности печальное тепло! Молчу – разделся – перед Богом – голый — И трогаю отжившей ткани прах — И чувствую – как в тайне – жизней много — Сквозь нас проходят через вечный страх! С женою в церкви помолился – стало легче — Моей взволнованной – в смирении – душе — Иконы ярко осветило пламя свечек — И сердце – вздрогнуло – с землей – на вираже! Бог простит меня иль не простит — Умру я очень поздно или рано — Нет – я молюсь не за себя – мой вечный стыд — Есть просто ощущенье в сердце раны! Страх съедает душу всех людей — Любовь – как истина – всегда сильна собою — Ты лишь возьми в сиянье теплых дней — То – что предназначено судьбою! Через года отпущенные Богом — Я вижу свет невидимый в душе — И понимаю – не бывает жизнь жестокой — Жестоки сами мы – отцветшие уже! В моей душе дыра размером с Бога — Или – просто – Бог живет в моей душе — Куда не кину взгляд – Он очень строго — Исследует мой жизненный сюжет! Крест ставлю – камни собираю — А для чего? – Сам не пойму! — Привиделся мне сон о вечном рае — Но интуиция зовет меня во тьму! Р. S. В контексте данного стиха интуиция несет в себе значимое противоречие. С одной стороны она воспринимается как твой же собственный голос, но с другой – как знак – шифр – код Бога – определяющий место человек в его Космосе – и в программе воплощения – несущей в себе программу самоуничтожения. Вот-с! Господь – имеет много возрастов — И для каждого – он – свой – неповторимый — Любовью – сбрасывая множество оков — Он – новой жизнью – дарит – вечный стимул! Р. S. «Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь.» Евангелие от Иоанна – Гл.1, Стих.4:8 Иконы – образы людей – свет вечной мысли — О Боге – Вечности – и о добре – о зле — Храмы – из основы нашей жизни — На куполах мерцают звездочки во мгле! В грехе признался – и вздохнул священник — И часть души – взлетела в небеса — И у свечей чуть вздрагивали тени — Молящихся – чьи – слились – голоса! С женой бродили по церквям – а мысль о Боге — Простиралась дальше монастырских врат — Точно из жизней собранные соки — Обогащали вечный райский сад! Стоял во храме я — пред Серафимом Саровским — Перед Казанской Божьей Матерью стоял — И свечи зажигал с печалью радостной — Ощущая в вечном – прошлом – свой причал! Дал воздержания обет в тенистом храме — Хочу очистить свою душу через свет — Пусть прах лежит – себе – в могильной яме — Но я найду ещё премного светлых лет! Заостряя мысли – проникаю в Вечность — В тенистом храме свечи сладостно дрожат — Чую – Бога – совсем рядом – недалече — Он в небесах раскинул райский сад! Потаенною тропой иду к могилам — Чтобы подслушать шепот умерших людей — Господь во храме даст мне вечной силы — Душе – ума – чутью – таинственных идей! Могильный холмик у отца зарос бурьяном — И я – срывая дикую траву — Вдруг ощущаю – очень – очень – странно — Что – я – в руках – проросший прах держу! Господь дает в молитве силу падшим — Ощутившим грех в душе – дает печаль — Но в печали с силой духа черт не страшен — Я пью с женой – с крапивой – с вишней – чай! Тьма – бездна – чёрт – мир наваждения — Уже с рождения преследует нас всех — Любовь и страсть – смерть и мгновение — И храм – могила – покаянье – грех! От темных мыслей – зарождаются болезни — От светлых мыслей – появляются мечты — И те – и эти – тают в черной бездне — Светясь божественною силой красоты! В глазах у Господа под куполом тоска — Он видит нас – ничтожных – многогрешных — Но со мной моя жена – она – чиста — И свята тем – что видит в правде – Вечность! Розовый закат над розовым кремлем — Господь в Ростове нам с женою подарил — Так уехав от дождей – прекрасным сном — Оделись мы – точно – в сиянье дивных сил! Р. S. Башни и стены Ростовского кремля окрашены в яркий розовый цвет, который смотрится дивно весной, летом и осенью, и который кажется немного грязноватым зимой. 142 креста чугунных и вериги На себе носил затворик – Иринарх — Он мучил сам себя – но не был диким — Он верой возвышал дух через прах! Р. S. Затворник Иринарх жил и служил Богу и Отечеству в Смутное время в Борисо-Глебском монастыре в 10 верстах от Ростова великого. Именно он благословил на подвиг Михаила Скопин-Шуйского, который освободил Москву от поляков, а впоследствии благословил Минина и Пожарского на тот же ратный подвиг. Его верой и силой духа были восхищены даже поляки, которые не тронули святой обители монастыря. Спал Иринарх, если это можно назвать сном, на березовом комле, который был обвязан 4-х пудовыми цепями. Считалось, что добровольные мучения, на которые обрекал себя святой, должны были очистить его душу от скверны. Прожил затворник – Иринарх 68 лет. Для своего Смутного времени он был долгожителем, ибо средний возраст жизни мужчин той эпохи не превышал 50 лет. Мать и ребенок – Богородица и сын — Проступали на едва чуть стертой фреске — Стоял я долго – перед входом в храм – один — Ибо в себе – я слышал – голос детский! Священник и юродивый – чей прах — Всего одним крестом увенчан — Символизирует бесстрашие и страх — Чем окутан человек – летящий в Вечность! Р. S. Священник Борисово-Глебского монастыря – Тихон и юродивый Алексей похоронены рядом и их могилы украшает один каменный крест. На гробнице Тихона есть именная надпись с поминальной молитвой, на гробнице юродивого только четыре равноудаленные друг от друга углубления, делающие гробницу похожей на пуговицу, на самом деле эти углубления были сделаны народом для свечей, ибо юродивый почитался народом больше чем священный служитель. В изразцах монастыря картинка века — Давно убравшегося в тьму глухих веков — Точно – в грядущем – вновь рисует человека — С мечом в руках – который – убивать готов! Бога любящие – в смерти же святые — Взлетают тени к нам из под холмов — Так вот – в монастырях родной России — Мы живем давно дыханием веков! Крест на холме венчает Вечность в снах — В самом начале – нахожусь – ни там – ни здесь — Бог – Любовь – Судьба – благая весть — Летит в рассвет – душой – освобождая прах! Даже умирая – буду верить — Живущих здесь спасет только любовь — Чую – ангелы скрываются за дверью — Знаю – сердце озарится светом вновь! Ты спал – привязав себя к комлю — Цепью тяжкой – аж в 4 пуда — Иринарх – затворник – все мы помним — Твою жизнь – похожую на чудо! Р. S. Иринарх спал на березовой комле, привязанный 4-х пудовой цепью. Комель (или комля) – нижняя часть дерева с корнем или близкая к корню. Нет, не таким себе тебя я представлял, Святой и мудрый, и всесильный старец — Твой глаз во сне блистал точно кристалл — Пред тобой склонялись и цари, и все бояре! Комментарий к стиху: Памятник святому затворнику – Иринарху стоит рядом с Борисо-Глебским монастырем в поселке Борисо-Глебский недалеко от Ростова Великого. Известно, что Иринарх во времена Смуты и русско-польской войны благословил Михаила Скопин Шуйского на войну с поляками, а впоследствии Минина и Пожарского. Однако ни одного портрета Иринарха до нашего времени не дошло, даже от царя Иоанна Грозного до нас дошло всего 2 портрета. И на мой взгляд Иринарх в бронзе выглядит чересчур мрачным. Мышонком в келье – я – у Иринарха Грызу в мерцании свечей молитвослов — И ощущаю – как же светит ярко — В его душе одна печальная любовь! В монастыре – под паутиной прошлых лет — Мы с женой бродили – точно – тени — Чуя в деревьях и в камнях – живой портрет — И в храме всех воспламенившее мгновенье! В Ростове в солнечном закате вместе с Элей — Себя ребенком вспомнил и отца — И мы с ним были здесь —          к какой-то тайной цели — Нас всех звало дыхание Творца! Комментарий к стиху: В Ростове я часто бывал с отцом – проездом – и мы – всегда с восхищением – глядели с ним – на ярко синие купола – осыпанные золотыми звездами. В ранней утренней дымке я держал ребенком отца за его большую руку и думал о самом светлом. Потом отца не стало. И теперь оказавшись в Ростове, я думал, вспоминал, и те же светлые чувства от куполов великих храмов – проникали в меня невидимыми – стрелами – нитями одной таинственной судьбы! Ростов великий – брошенная церковь — В вечернем сумраке пришли мы с Элей к ней — Внутри вода и мусор – вера меркнет — В дико странном равнодушии людей! Комментарий к стиху: Мы с Элей действительно, и совсем неожиданно для себя, сзади великого кремля Великого Ростова обнаружили брошенную церковь. В разбитых окнах которой чернела вода, в которой плавал мусор, доски, бутылки. Это ужасное зрелище брошенного храма, да еще вблизи других восстановленных святыней вызвало противоречивое чувство – и стыда – и радости – радости того, что не все так плохо, и стыда того, что плохо в этой чудной и безумной жизни! Из бытия в безжалостной печали — Шел вслед за Богом тающий пророк — Вокруг ангелы безумные порхали — Пытаясь тайне вечной подвести итог! У часовенки украшенной цветами — Где жил святой страдалец Иринарх — Мы с Элей ощущали свою память — Как свет струящийся сквозь Вечность через прах! Комментарий к стиху: Святому Иринарху я посвятил уже не один стих. Реальный и живой, живший в Смутное время святой великомученик Иринарх – монах Борисово-Глебского монастыря, одетый в рубище (в сорочку из конского и свиного волоса) мучил себя веригами, цепями, чугунными крестами, обручем на голове, на ночь привязывая себя 4-х пудовой цепью к березовой комле (нижней части дерева с корнями). Однако Иринарх не страдал никакими психическими заболеваниями. Добровольное мученичество – самоистязания считались духовным подвигом, говорящим об отречении человека от своего тела ради души, веры в Бога и в бессмертие. Именно, поэтому и великий русский полководец Михаил Скопин-Шуйский, а вслед за ним Минин и Пожарский получали от Иринарха благословение на освободительную войну с поляками. Также и польский воевода Ян-Петр Сапега так проникся уважением к Иринарху, что не только не тронул святую обитель, где жил Иринарх, но даже сказал об Иринархе следующее: «Правда в батьке велика! Нигде в этой земле, ни в иных землях такого крепкого в вере батьку не видел!» Господь – твоя звезда на небе – волны в море — Цепь тайных знаков в связке прожитых веков — Еще любовь – миг счастья и миг горя — Объединяет смертных – пламя – через кровь! Господь свой знак мне посылал не раз — Рисуя – точно – лабиринт — ведущий в Вечность — Но я летел – не раскрывая глаз — На слух – по памяти – из своей смертной речи! В храм войду – и помолюсь за дочек — В небе птицей промелькну – во тьме звездой — Бог мне – точно – явится воочью — И простит всех нас за все перед собой! Святыням монастырским поклонюсь — И праху тех – кто здесь — любил – жил – и молился — Как чудно – сквозь века – проходит грусть — В одеянии сияющего смысла! Все мертвые спешат развеять мысли — На кладбище – в дожде – под тишиной — Я ощущаю вечное единство — С безумным миром – слившимся со мной! Печальный образ распростерт в священном храме — И всяк – сюда – входящий – думает о том — Что будет с ним – когда в могильной яме — Будут лежать останки призрачных времен? К Богу – чую – нежность – а не зависть — В свечах пред алтарем – дрожит покой — Вместо меня – живет уже другой — Я с тем – кто мною был – навек прощаюсь! В сладкоголосии монашеского хора — Богу дарованных – пречистых нежных дев — Есть освящение земли – точно – собора — И – точно – ангелов – невидимый посев! Бог опять ведет меня к монастырю — К крестам на куполах – и в тьму покоя — В прикосновенье к праху – вдруг осознаю — Что я ничто в себе от Господа не скрою! В земле русской есть волшебная мечеть — Такая ж древняя как церковь — Татары смогли душу мне согреть — Ведь Бог един – и страсть к ему не меркнет! Комментарий к стиху: Древняя мечеть 15—16 веков и мавзолеи татарских ханов находятся в городе Касимов Рязанской области. Город получил название от имени хана Касыма перешедшего со своим войском и женами на сторону царя Василия 3-его – отца Ивана Грозного. В настоящее время в Касимове есть действующая мечеть, построенная в 20 веке, а в древней расположен музей истории и культуры татарского народа. Могильный камень несет вечные черты — Тщеты – мечты разбитой с падшим телом — Лишь в божьем храме вмиг достигнув высоты — Я становлюсь сквозь грусть весомо целым! Храмы притягивают вечной оболочкой — Тайны из фресок через нас летят сквозь даль — Я чую – купола – кружатся ночью — Точно – луна – в безумном танце – льет печаль! Бог изловил меня в своем печальном храме — Ему молитву я вполголоса шептал — И трогал стены – пустоту – сырые камни — На чьей поверхности светился идеал! Прикосновенье Бога – свет – безумье ночи — Крест с камнем на холме – и тишина — Взгляд – отражение – движение – все точно — Жизнь – это фабрика загадочного сна! С минарета оглядев Касимов — Мы с Элей в чудной тишине — Глядели – как Ока течет красиво — И Эля сказкой улыбалась мне! Комментарий к стиху: Минарет в городе Касимов Рязанской области был построен в 15 веке и расположен на высоком берегу Оки, чуть в отдалении от реки. Мечеть была построена позже, с разрешения императрицы Екатерины. В соборе Воскресенском хор чудесный — Пел о Боге и об ангелах вдали — Под куполом – в святом пространстве – песня — Плыла в сиянии трагической любви! Комментарий к стиху: Воскресенский собор является одним из главных и самых красивых соборов города Касимова и расположен в старой части города, недалеко от торговых рядов и набережной. В советское время его купол был разрушен и собор использовался как парашютная вышка. Почему я написал о сиянии именно трагической любви, возможно, потому что истинная любовь по причине своей истинности и нашей смертности, и всеобщей грешности имеет трагический характер во все времена. У мавзолея Шаха Али Хана — Можно часами медитировать в тиши — Квадратный склеп напоминает странно Полет его загадочной души! Комментарий к стиху: Мавзолей Шаха Али Хана расположен рядом с древней мечетью и минаретом в городе Касимов Рязанской области. В нем покоились тела самого Шаха Али Хана, его жены Фатимы и близких родственников. Мавзолей делился на две части – усыпальницу и молельню. Говорят, что раньше от мавзолея до минарета был прорыт подземный ход. Шах Али Хан – сын касимовского Шейх-Аулияра султана и дочери нагайского бия Шаха. Был трижды ханом Казани (1519—1521, июнь-июль 1546, 1551—1552 г.г.) и также неоднократно становился правителем Касимовского ханства. В 1533 году Шах Али Хан был уличен в связи с Казанью и сослан в Белоозеро, где находился в заточении до 1535 года. 80 человек Шаха Али Хана были замучены пытками и казнены. В январе 1536 года Шах Али Хан был прощен. Великий князь Иван Васильевич вместе с матерью Еленой Глинской устроили ему и его жене Фатиме торжественный прием. Закончил свои последние дни правителем Касимовского ханства (ныне город Касимов и весь Касимовский район Рязанскеой области), входящего в состав Российского царства (государства). Красота Гуся железного — Храм Троицы в готическом ключе — Из дымки прошлого созданье столь чудесное — Какое может быть воплощено в мечте! Комментарий к стиху: Храм Живоначальной Троицы – замечательный памятник романтизма рубежа 18—19 веков, находится в поселке Гусь Железный Рязанской области. Строительство белокаменной церкви начато на средство купца А. Баташева в 1802 году. Завершено только в 1868 году. Двухэтажная церковь с высокой колокольней по своим масштабам сопоставима только с храмом Христа Спасителя в Москве. Братья – купцы Баташевы были основными производителями железной руды в поселке Гусь Железный. Баташевское чугунное литье славилось на всю Россию. Из них делали даже мебель. Однако запасы железной руды в 20 веке иссякли и поселок Гусь Железный, который мог стать городом пришел в упадок. В часовенке – костнице черепа и кости — Говорят – что жизнь течет из праха в прах — Что по земле спешат все к Богу в гости — Через веру – и молитву – и свой страх! Комментарий к стиху: Часовня-костница расположена в Спассо-Преображенском мужском монастыре в городе Муром Владимирской области, в ней на полках лежат черепа и кости ранее погребенных великих людей, князей, купцов, монахов, чьи могилы были разрыты и осквернены в годы советской власти. У креста внутри часовенки надпись. «Всякий брат! Мы были как вы! А теперь вы будете как мы!» К мощам святых Петра с Февронией — Мы с Элей через очередь прошли — Точно – ангелы взлетев по небосклону — Их души освящали нас в Любви! Комментарий к стиху: Мощи святого князя Петра и княгини Февроньи, которую князь взял в жены из обычных крестьянок, из-за чего на некоторое время был лишен боярами княжеской власти, находятся в соборе Троицкого женского монастыря города Муром Владимирской области. Там же рядом с монастырем и находится памятник этим святым, считающихся покровителями всех влюбленных и супругов. У мощей князей великих — Я молчал в печальном забытьи — Из древности сияли верой лики — Дарующие семена любви! Комментарий к стиху: Мощи святых и великих князей Константина и его сыновей Михаила и Федора находятся в соборе Благовещенского мужского монастыря города Муром Владимирской области. Князь Константин послал своего сына – Михаила в муромцам, бывшими в то время язычниками, чтобы обратить их в христианскую веру. Но муромцы убили князя Михаила. Тогда князь Константин с дружиной приехал в муромскую землю, но он не стал их убивать за смерть своего сына, он вышел к ним с иконой Божьей матери, чем вызвал их удивление и уважение к нему, и своими добрыми словами и поступком обратил муромцев в христианскую веру. Именно за это Трое князей – Константин, Михаил и Федор были причислены к лику святых Русской Православной Церкви! Мощей великого богатыря — Я на серебрянной руке едва коснулся — Точно – из тьмы веков великое – Ура! — Ильи Муромца подняло к Богу чувства! Комментарий к стиху: Илья Муромец – великий русский святой монах и воин, уроженец Муромской земли павший в битве, что подтверждено изучением его останков. В его истлевшем теле была найден наконечник стрелы. Основные мощи Ильи Муромца находятся в Киеве. Небольшая часть его мощей была перевезена в Муром, в собор Спассо-Преображенского монастыря, и была помещена в серебрянную руку деревянной скульптуры святого, изображенного уже усопшим. Бог Совесть записал священным словом — Для нас – им созданных людей — Чтоб каждый в муку совести закован — Ощущал свое ничтожество острей! Бог в человеке – точно – свет небесный — За собой ведет в неведомую даль — Завораживая тайным интересом — Освящая вечной радостью печаль! Молитва Богу светится лучами — Выходит нежность в Вечность из души — Стою в лесу осеннем – точно – в храме — И все деревья подпевают мне в глуши! Храм – высоко взметнувшийся под небо — Живоначальной Троицы Собор — На холме молчал – и точно – обогрева — Его душа просила – зажигая взор! Комментарий к стиху: Храм Живоначальной Троицы в п. Гусь Железный Касимолвского района – памятник романтизма 19 века – нуждается в ремонте. По своей высоте – красоте – и масштабам сопоставим с храмом Спасителя в Москве. Молитву Богу записал я на бумажке — И под икону в древнем храме положил — Теперь живу – и себя чувствую букашкой — Вдруг вылетающей из всех земных могил! В церкви пользуюсь – тремя перстами — Молясь – перед иконою – в тиши — Эля светится лучами – точно память — Нас рисует вместе Богу для души! В камнях покрытых мхом – среди крестов — Прижавшись к Эле – тихо Богу помолившись — Я мигом вышел из своих оков — Набравшись в небе вечности и смысла! Молюсь я Богу – в тишине – с ночной улыбкой — В лесу деревья обнимаю – в тьму ложусь — И на волнах реки дрожу младенцем в зыбке — Расписывая в Вечность нашу грусть! Случай – Бог – Земля – весь город – тайна — Люди ищут – чаще – правды в небесах — Глаза бегут сквозь камни – в мир бескрайний — Точно – там – нам Бог – подарит чудеса! Бог освещает в Вечность путь – всю темноту — Он обращает в наши прожитые чувства — Я с Элей в храме у креста зажег свечу — Приветы близким передал с волненьем грустным! Во тьме слово превращается в молитву — Лучами звезд – сквозь облака — мне шепчет Бог — Это кровь течет – по краю острой бритвы — Это – люди – чью любовь сберечь не смог! Отец внимания – страх Божий — Внимание – же – мать покоя с тьмой — Ограда совести – дух больше не тревожит — Но чистота души в молитве – и со мной! Комментарий к стиху: Основой стиха стало изречение: «Отец есть внимания – страх Божий» – изречение святого великомученика Вонифатия. Ночь – Иринарх – змея – и крест — Лес – монастырь – и очень странная дорога — Я – точно – снюсь себе – из вечных мест — Где прежде жил с Создателем и с Богом! В церкви с Элей – молча – мы стояли — И с ней прожитые годы над свечами — Пролетали в те таинственные дали — Где все мы – в Вечность – тихо падали лучами! С помощью людей – обретших Бога — Я – протянул – невидимую нить — В невидимое – тайное – далёко — Чтоб истину всем существом испить! Пошел – по лесу – собирать грибы — Потом в карьере – подбирал святые камни — В их узорах плыли вечные гробы — Из гробов в земле росло живое пламя! Время – ткань пространства – с тишиною — Я – умею – уходить – в иную даль — Во тьме стены – прохожу – и за стеною — Вижу – Бога – в нем – знакомую печаль! Молитва тает белым облаком на небе — Среди других – таких же облаков — В храме Адам склонился к нежной Еве — От Бога прячась в тьме чужих грехов! Комментарий к стиху: Речь идет о фресках Адамы и Евы в церкви Димитрия на крови в Угличе, построенной на крутом берегу Волги и на месте убийства царевича Димитрия, и входящей в ансамбль Угличского кремля. Причем Адама с Евой в этом храме изображает не одна, а множество фресок – и беседующих их с Богом, и со змием, и уже согрешивших и прячущихся от Бога. «От Бога прячась в тьме чужих грехов» – сложная метафора – Адам своим грехом породил множество уже не своих – чужих грехов, и прячась в них, он есть – стал отражением своего первородного греха – греха первого и единственного на земле человека! Молитвенник в руках – щека на камне — Со смыслом осязая мертвый прах — Я чувствую – что воздух – точно – память — Играет голосами на ветрах! Сзади – ничего – а – впереди – могила — Кто я такой – и почему один — И где – мой Бог – таинственная сила — И где бессмертие – смерть светит из глубин? Блаженный – я – в молитве – ощущаю — Весь мир – спасен и сохранен – в безумной мгле — И даже в час – когда придет прощанье — И меня уже не будет на земле! И лес – и храм – святое место — Вся суть – в забвении себя – самим собой — Ибо – если думать – очень честно — То мир живет одной бессмысленной борьбой! Поеду с Элей снова в монастырь — И притронусь к мощам Святого Серафима — В волшебном таинстве – кусочек праха – гниль — Спасает верой душу всего мира! Комментарий к стиху: Мощи Святого Серафима Саровского – рака с мощами Святого Серафима Саровского находятся в Троицком соборе Серафимо-Дивееского монастыря и была внесена туда в 1991 году. Сбылось предсказание Серафима Саровского, сказавшего монахиням Дивеевского монастыря – Умру я в Сарове, а плоть моя будет в Дивеево! Относительно праха и гнили – разумеется, что все, что остается от человека здесь на земле, – это прах и гниль, но прах и гниль освящены душой святых, тем что в той разлагающейся плоти когда-то светилась и жила их душа, и для нас верующих это не просто поклонение их праху, но и вера в бессмертие нашей души! Запрещено бесследно исчезать — Весь род земной совокупляется поныне — Я – свечку зажигаю – Божья Мать — Вспомни о своем пропащем сыне! Прильнул – щекою – к фреске – в тени храма — Пытаясь ощутить – то волшебство — Что разливает свет в могильных ямах — И оживляет в вечной тайне естество! Я снова с Господом в своих тревожных мыслях — О мире – близких – и об их судьбе — В молитве – в каждом слове – много смысла — Точно – слова ведут нас к Богу по тропе! Кондак – тропарь – юдоль земного плача — В молитвах люди плачут – и всегда — Пред Господом – любой слепой – как зрячий — Ибо чуя – видит – Вечность – сквозь года! Комментарий к стиху: Кондак и тропарь – жанр церковного древнего песнопения (гимнографии), ведущей свое начала со времен Византии. Господь ведет меня – куда? – уже я знаю — Я вижу свет во тьме – за будущим крестом — Мир обнесен безумными стенами — Но за стенами всех нас ждет волшебный дом! Порабощенные – и суетой – и ложью — Люди бегут – снуют – как белки в колесе — Я раздвигаю – с Богом – тени осторожно — И чую в тайне – очищающий – нас – свет! Лес дивным образом склоняет к причащенью — И я молюсь во мху – среди грибов — Мне – точно – выросшему к солнышку растенью — В лучах является – прощенье и любовь! Бог – Таинство – Свеча – и Вечный Образ — Ночь – Тишина – и пенье чудных птиц — Везде я чую – взгляд – небесный – добрый — И нас рожденных – тьмой божественных страниц! В сострадании к распятому Христу — Молюсь – глубоко чуя – Вечность в тайне — И на кладбище – притронувшись к кресту — Ощущаю мир – бессмертным и бескрайним! Блаженный – я молюсь – в ночное небо — И вижу в небе – образы святых — Освящающих во тьме – мою потребу — За живых – молиться Богу – в грустный миг! С Элей в храм войду – поставлю свечку — И сквозь купол – глядя в Вечность – помолюсь — Во всех живых – тревожно бьется их сердечко — Во всех живых – молитва раскрывает грусть! Сколько не молись – несчастный грешник — Не замолить тебе – ни совесть – ни грехи — Нежное дитя – сквозь тьму и Вечность — Льет в душу свет спасительной любви! Бог образумь меня – направь всем духом в Вечность — Раскрой мое духовное тепло — Чтоб в твоем образе светились мои речи — Святым добром преображая в жизни зло! К евангелисту бы сходить – но его нет — Я в тишине ночной изведал толкованье — Что Бог – дыхание – и свет — И вечной близости живое воркованье! Комментарий к стиху: Имеется ввиду евангелист Иоанн, написавший в своем евангелии – В начале было слово, и это слово было Бог. И его же слова – Любящий душу свою – погубит ее! Странник – прошептал – во тьме пустыни — Я ничего на свете не хочу — Лучше в лесу – вовеки и отныне — Сбегать с молитвой к Богу по ручью! Дрожащей тварью пред раскрытыми дверями — Сквозь Смерть – ведущими — в неведомую даль — Господь – к тебе — пробравшись – через память — Светлым образом – дарю – свою печаль! Молитвой Богу – я очищу душу — Траву съедая – разум обнажу — И такую мысль на мир обрушу — Что станет ясно – что я больше не живу! Комментарий к стиху: Эсхатология – область философии и религии, связанных с размышлением о смерти! Терплю диавола в себе – молчу смиренно — Обороняясь светлым духом против тьмы — И как-то чудно – даже офигенно — Бог поднимает в высь с поверхности Земли! Моя молитва – возгоранье чувств и мыслей — Так в слиянье нежном бабочка с цветком — Опыляя – создает так много жизней — Совсем не думая – что станется потом! Боль причинял себе и страшные страданья — В веригах – в рубище — шел в Вечность – Иринарх — Из веры в Господа он создал испытанье — С себя – заранее – сдирая свой же прах! Я ставлю свечку за своих любимых — Живых – родных – и близких мне людей — Господь – услышь меня – я прошепчу их имя — Прежде чем – мы – удалимся в мир теней! Суд – тишина – покой – и Вечность — Могилы холмик – чудный уголок — Я свою тень в полете не замечу — Меня едва во сне коснется Бог! Мечеть Кул Шарифа в Казани — Божьей души красота — Величием благостным манит — За птичками – всех – в небеса! Комментарий к стиху: Мечеть Кул Шарифа была заново воссоздана в 1996—1997 годах по указу президента Татарстана Шаймиева и воссоздает облик древней разрушенной мечети, ранее расположенной на этом же месте на территории Казанского Кремля. Высота каждого минарета составляет 57 метров. Кстати свое название мечеть получила в честь воина Кул-Шарифа, погибшего при сражении с войском царя Иоанна Грозного. Сиюмбике склонилась – точно – дева — Перед дюжим молодцом — Пронзая острой шапкой небо — И краснея яростным лицом! Комментарий к стиху: Башня Сиюмбике в Казанском Кремле, в настоящее время является падающей башней. Угол ее наклона составляет 1 метр 75 см. Предположительно была построена в 18 веке. Названа Сиюмбике в честь жены татарского хана. Существует легенда, что ее хотел взять в жены Иван Грозный. Тогда Сиюмбике потребовала за 7 дней построить высокую башню. Каждый день возводился по одному ярусу, а в день свадьбы с русским царем, Сиюмбике спрыгнула с башни и разбилась. На самом деле Сиюмбике взял в жены татарский хан – Шах Али Хан, который трижды был ханом Казани, и чей мавзолей находится в городе Касимов Рязанской области, где он закончил свои дни. Сиюмбике пыталась (возможно из ревности или из нелюбви) отравить Шаха Алихана, в связи с чем всю оставшуюся жизнь провела в заточении. А шах большую часть жизни провел с любимой женой Фатимой, с которой и был погребен в мавзолее в городе Касимов Рязанской области, где возможно, была погребена и Сиюмбике. В любом случае Сиюмбике была в жизни несчастной из-за своего супруга. Кул Шариф разлился песней в поднебесье — Являя чудом лучезарность бытия — Я вместе с Элей нашел сказочное место — Где Вечность в камне расцветала из цветка! Комментарий к стиху: Мечеть Кул Шарифа, заново воссозданная в 1996—1997 годах, являет собой поистине сказочное зрелище, особенно вечером в чудной подсветке! Сама мечеть и минареты напоминают своими формами сказочные цветы. Это связано с древней исламской культурой, в которой имел традиционное преимущество цветок, т.е. орнамент цветка – его формы – краски – использовались и при строительстве мечетей и при украшении посуды, священных рукописей и т.д.. Причем, главным цветком в Кул Шарифе, и вообще в исламской культуре был тюльпан. Именно поэтому на сводах купола мечети Кул Шарифа имена Аллаха записаны в орнаменте – форме раскрывшегося тюльпана. Это имена – прилагательные – Всемилостливый – Всемудрый – Всевышний – Всесильный – и другие! Сколько ханов Казани лежат в их кремле — Только мало кто помнит их имена — У стеклянной крыши под Сиюмбике* — Я с Элей ловил величье их сна! Комментарий к стиху: Под башней Сиюмбике находится стеклянная крыша, через которую видно раскопанные археологами остатки захоронений татарских ханов. Храм Петра и Павла в орнаменте цветов — Являет собой чудное строенье — Точно – от мечети – от всех ее основ — Пришло к строителям святое вдохновенье! Комментарий к стиху: Храм Петра и Павла находится в исторической части города Казани недалеко от Казанского Кремля. Его стены украшены орнаментами – узорами цветущих растений, что делает его странно похожим своими узорами на узоры мечети. Такое странное сходство, возможно, объясняется крепкой духовной связью двух сложившихся вместе и процветающих вместе культур (православной и мусульманской), сказать более опосредованно, храм являет собою синтез двух культур и двух религий. Мечеть Аллахом связанная с небом — Кул Шариф – в своей безумной красоте — Живым раскрыл божественную небыль — Точно – ангел – на земле – отбросил тень! Комментарий к стиху: В контексте данного стиха – небыль – это сказочное место, которое не существует здесь на земле, но откуда оно берет свои истоки. Так река Ковсар, описанная святым пророком Мухаммедом в Коране, чье дно выложено жемчугом, а вода белее молока и слаще меда, берет свое начало от истока всех земных рек! Мечеть Кул Шарифа в Казани – в действительности по своей красоте и высоте напоминает сказочное строение. Храм – Бог – и тишина – святое место — Душа здесь пьет тот самый вечный свет — Где все – великое – грядущее – исчезло — Уже другим неся в подарок сотни лет! Поистине – беспомощен в молитве — Хоть повторяю те же древние слова — И также четки крутятся по нитке — И за моей – Господь – другая голова! Раифский монастырь был тих и светел — За Филаретом глинянным – из мрамора стоял — Похожие друг с другом – точно дети — Коту казанскому устроили причал! Комментарий к стиху: Раифский монастырь находится в 30 километрах от Казани, на берегу Райского озера. Перед входом в монастырь стоят две статуи – основателя монастыря иеромонаха Филарета. Одна сделана из глины (гипса), другая из белого мрамора. Бронзовая скульптура казанского кота находится на берегу Райского озера у монастыря. Казанский кот также во множестве встречается и в Казани, и рядом с ней в виде скульптур, и сувениров. Символ – и добрый знак города Казани – возник благодаря указу императрицы Екатерины 2-ой, которая повелела привезти из Казани 40 крепких и добрых котов в Зимний Дворец для уничтожения крыс и мышей. Одр всей нашей жизни – гроб — Над ним в потемках светится душа — И Бог – скользя по нитям вечных троп — Священным образом – летит из миража! Помилуй – Господи – меня – я записался — В твою незримую – таинственную рать — Обмен живых на мертвых – в виде вальса — Кружился – чтобы мир весь покарать! У креста поцеловал я воздух — В вечной тьме кружилась грустная душа — Свеча горела – освящая образ — И прах лежащий – каждый смертный шаг! Судьба – Господь – и тьма – и Вечность — Весь неизведанный наш путь — Но в нем – есть свет противоречья — Что не даст – мертвому – заснуть! Господь помилует тебя – как и других — Ведет в Бессмертие дорога – через Вечность — И лишь одно жалею – только яркий миг — Через любовь меня пронесший в бесконечность! О – Господи – я – чистый – как и грязный — Такой же зрячий – я – как и слепой — Мы все в одной безумной страшной власти — Из которой в Вечность светится покой! Благодаря святому духу – терпелив — Шепча – отсюда – в тьме – молитву Богу — Я остро чувствую – безмолвия мотив — Мы все несовершенны – и нас много! Я бы на кладбище немного помолчал — Точно – побыв в молчании с отцом — В небе светится таинственный причал — Окружая всех божественным венцом! Мечеть и церковь – два восточных храма — Объединенные вмиг верою одной — Устремляясь в небо – очень странно — Заполнены волшебной тишиной! Венец терновый – гвозди – крест – и мука — Все это нам ниспослано судьбой — О вечной жалости людей молчит наука — И о любви несущей всем святую боль! Сел – на могилке – у отца — взглянул чуть в Вечность — Как там – невероятно – далеко — И где он там – лишь тайна – бесконечность — И Бог молчит – смиряя с тайной всех легко! В земле могила – деревянный крест — Давно исчез – а новый покосился — Что я ищу среди тревожных мест — Неужели – ощущенья – в смерти – смысла? Не забывай священных дней – глубоких чувств — Людей – чей тенью дорожил в сиянье ночи — Когда любовь воспламеняет пламя уст — Судьба прощание живым уже пророчит! Внимай тому – что слышишь в древнем храме — Молчит иконостас – горит свеча Кого ждет пустота в могильной яме — Куда летит из праха вечная душа? Если что не так – спроси у Бога — Пусть он смолчит – но и в молчанье есть ответ — Вся жизнь заключена в объятья рока — Но от любви исходит вечный свет! Бог – проведи меня – к живым теням — Среди крестов печальных – грустных обелисков — Душа моя – к теплу божественному близко — Дарит свет прекрасных лет безмолвным снам! Из всех ничтожеств мною виденных в твореньях — Меня потряс своею силой Иринарх — Носил вериги он – во имя искупленья — Вины всех смертных – воплощенной – в прах! Комментарий к стиху: Иринарх – святой великомученик, монах Борисоглебского монастыря, более 30 лет проживший в уединении, в келье, носящий 142 медных креста и вериги, рубище из конского и свиного волоса, постоянно раздиравщего кожу на его теле, чугунный обруч на голове, запястницы на руках, чугунный пояс на животе, и привязывавший себя на ночь чугунной 4-х пудовой цепью к березовой комле (нижней части дерева с корнями). ОН исцелял больных и благословлял на победу с поляками великого полководца Михаила Скопин-Шуйского, а затем князей – Минина и Пожарского. Перед ним поклонялся польский воевода Ян Сапега, который дивясь силе веры и духа Иринарха, не тронул стены древнего монастыря, в котором крестился царь Иван 3-ий, и где в свое время был монахом Пересвет, начавший битву с Кочубеем при самой важной битве русских и татаро-монгол на Девичьем поле, положившей начало освобождению России от татаро-монгольского ига! Святой – хранитель душ в молчанье храма — В молчанье веры – в тьме таинственной страны — Точно – мерещится – живым — в могильных ямах — Ибо – любя – они глядят сквозь сны! «Я же сказал в исступлении моем: всякий человек лжив!»     Кафисма 16 Аллилуя 115 Православный псалтырь Лжив всякий божий человек — Я в исступлении с горечью сказал — Но Бог всегда рассудком мерил век — Чтоб сгинул символ зла – наш идеал! «Помилуй нас, Господи, помилуй нас, всякаго бо ответа недоумеюще, сию Ти молитву яко Владыце грешнии приносим: помилуй нас»     Тропари сия, глас о Православный Псалтырь Помилуй Бог – в неудоумении моем — Твое молчание – и тайна – дальше – Вечность — Помилуй нас – вся жизнь – безумный сон — Дай нам надежду на невиданную встречу! Господь помилует входящих к нему в рай — Я ощущаю жизнь везде – и там за краем — Есть тоже – незнакомый сердцу – край — Но все же схожий с нашим грустным раем! Церковный хор – летят на небеса — Все наши помыслы в таинственных молитвах — Мы жадно верим в божьи чудеса — Ибо устали мы в своих безумных битвах! В незамутненном образе свеча — Находит отблеск внеземного наслажденья — Я Богу помолившись – вдруг – вчера — Нашел в себе печаль успокоенья! «Ты полюбил зло более, чем добро, неправду говорить более, чем правду. Ты полюбил всякие гибельные речи, коварный язык. За это Бог разрушит тебя до конца, исторгнет тебя, и переселит тебя из селения твоего и корень твой от земли живых.»     Псалтырь – В конец. В научение. Давида. Когда пришел Идумеянин Доик     и возвестил Саулу и сказал ему: Давид пришел в дом Авимелеха. 51 Зло полюбить – и с гибельною речью — Свой дом – и корень – в мир иной переселить — Я все могу – Отец – мой – Вечный — Но с кем в душе соединяет меня нить? Опять поеду как к живому – к Иринарху — Увижу его келью – поклонюсь — Точно – душа его летит над нашим прахом — Осенив лучами – божью грусть! В монастыре снег ровный чистый белый — Лежит в стенах – как вечная душа — Уже простившаяся с грешным телом — Незримая – горящая – свеча! Поеду в Юрьев Польский – в городок — Где храмы древние хранят былые тайны — Где в тихих стенах дремлет вечный Бог — И озаряет дух бессмертья нашу память! Как мне сделать что-нибудь полезное — Я – Бога – вычисляю – чую – в речи — Себя – видя – птичкою – над бездною — Несущей свет из глаз в слепую Вечность! Молитва тихим голосом о жизни — За тенью – с ветром убегала вдаль — Я в божьем храме озаренный тьмою истин — Вслед за священником оплакивал печать! Пройду на кладбище и утону в сугробах — Но принесу свое волнение отцу — Пусть он невидим – в своем вечном гробе — Его образ с ветром бродит по лицу! Георгиевский собор хочу увидеть — В Юрьев-Польском храм той каменной резьбы — Что хранит в себе невидимые нити — Ведущей в Вечность нас – таинственной судьбы! В Александрове тень Иоанна Грозного — В кремле – в его палатах – и в крестах — Ночами обнимает небо звездное — В безумном вихре из земли вздымая прах! Две жизни – два пути – исчезли в прахе — На небе прочертив незримый путь — Других оставив в жалком страхе — Скрывающим собой иную суть! Соборов древних светлая печаль — Своею тайною вершиной сердце ранит — Из сферы купола раскрылась в Вечность даль — С души – в душе – сорвалось – Смерти одеянье! Вечность – Тайна – Бог – Пространство — И я – иду – неведомо куда — И ощущаю – что могу прорваться — В Вечность – сквозь свои года! Молитвенник опять в моих руках — В нем страх – тоска – отчаянье – и боль — Тех – кто исчез в тех прожитых веках — Но на губах моих от слез оставил соль! Прости – скажу – в душе – я – Богу — И милосердный – Он – опять – меня простит — Ведь без прощения нельзя найти дорогу — И усыпить волнующий нас стыд! Смысл сочетания души с небесным телом — Дает в себе осмысленный фрагмент — Вечность – Бог – и мир весь будет целым — Если продолжить в тайной тьме эксперимент! Медитации – осмысление Георгиевского храма 1 Прекрасный чудный слон на древнем храме — Приносит счастье находящему его — Из камня вырезан он – точно – не случайно — Окутал вечной тайной бытие! Комментарий к стиху: Георгиевский храм (храм Георгия Победоносца) находится в городе Юрьев-Польский Владимирской области. Был построен в 1234 году при князе Святославе Всеволодовиче (сын князя Всеволода – Большое Гнездо и зять муромских князя и княгини – Петра и Февронии), чьи мощи были погребены в этом же храме, но вскрыты и осквернены большевиками в 1919 году. В настоящее время мощи князя Всеволода хранятся в церкви Рождества Христова (Юрьев-Польский). По своей красоте, а также формам и каменной резьбе, изображающей множество символов и ликов святых, и мифологических зверей и чудовищ удивительно схож с Дмитровским собором в городе Владимире, который ЮНЕСКО в список культурного наследия и сокровищ мира. Однако в отличии от Дмитровского собора храм сильно пострадал и множество каменных резных фигур-изображений храма пострадало и уничтожено, и сам храм нуждается в реставрации. Кроме этого, Георгиевский собор – это единственный православный храм в России, на стене изображен в качестве святого символа – слон. По существующему поверью, кто без чужой помощи сам найдет на стене храма изображение слона, будет счастлив, т.е слон приносит счастье. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/igor-pavlovich-sokolov/meditaciya-s-hramom/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 160.00 руб.