Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Записки озабоченного Александр Ермак В книгу включены два произведения Александра Ермака: повесть «Записки озабоченного» и забавная автобиография «Ermakus Veritas». «Записки озабоченного» впервые представлены в полной, никогда ранее не публиковавшейся версии. Начинается повесть с того, что от журналиста уходит подруга и он пытается найти ей «полноценную» замену в своем ближайшем окружении. Это, однако, ему не удается. И тогда журналист обращается к интернету, сначала виртуально знакомится, а затем реально встречается с очень разными молодыми особами. Одних он находит в интернет-разделе «Флирт», других – в «Бесплатном интиме», третьих – в «Досуге»… По ходу своего большого интимного приключения журналист узнает многое об отношениях мужчин и женщин, впутывается в разные истории и, в конце концов, находит настоящую любовь. Правда, совсем не там, где искал… Забавная автобиография «Ermakus Veritas» рассказывает о школьных, флотских, институтских и литературных похождениях главного героя. Александр Ермак Записки озабоченного ЗАПИСКИ ОЗАБОЧЕННОГО (гормональный репортаж) Полная версия Посвящается Мерилин Весенний синдром Мы вышли из кинотеатра. Прямо на Тверскую. Туда, где обитают быстрые машины. Они могут домчать нас, куда наши души и тела пожелают. Я поднял руку, голосуя. А сам не отрывал взгляда от Мерилин. Свет фонаря освещал ее в упор как прожектор. Ветер играл роскошными светлыми волосами, распахивал шубку, пробегал по рвущимся из-под белого платья груди и бедрам. Сердце мое билось пламенным дизелем. Я сам хотел быть этим наглым теплым весенним ветром. Мерилин улыбнулась: – Мы едем к тебе? Я как-то и не подумал о таком варианте: – Ко мне? Может, лучше в твою гостиницу? Она тут же безоговорочно прижалась: – Нет, там репортеры, поклонники. В гостинице скучно. Хочу к тебе, мой милый. Я обнял: – Ты хочешь ко мне… Но у меня, у меня… У меня всего лишь мизерная квартира – семь на восемь шагов. И дело даже не в размере, а в том, что в моем пристанище никто не убирался с тех пор, как ушла Зойка. Там жуткая пылища. Там раскиданы грязные носки, рубашки, штаны и еще хрен знает что. Телевизор заплеван виноградными косточками. А кухня завалена заплесневевшими тарелками и сковородками, яичной скорлупой, сигаретными бычками в томате, оставшемся в консервных банках. А в ванной мутные брызги и потеки сверху донизу… Привести туда Мерилин? – Я не могу… Это ужасно… Ты не представляешь, что это такое – берлога одинокого мужчины… Но Мерилин закусила губку: – Но я хочу, хочу… – Хорошо. «Let it be…» И мы поцеловались. Я опустил руку. На грудь Мерилин. И тут же рядом взвизгнула тормозами машина: – Куда вас? – В Кунцево. Авто рвануло с места. А я рванул что-то на Мерилин, прорываясь вглубь к теплому, к мягкому и к упругому. За минуты, которые мы мчались по затемненной Москве, я истискал ее сверху донизу, вдоль и поперек. Да и Мерилин не отставала – засунула мне руку в ширинку. Я аж застонал сквозь наши стиснутые губы. А шофер тут же тихо ржал. Снизу пошло такое тепло, что я испугался опередить события, и отстранил ее: – Подожди, Мерилин, не торопись. Она сделала изумленные глазки: – Но я хочу, хочу тебя. – Здесь? – вздрогнул я. Мерилин подтвердила: – Да, здесь. Сначала здесь… – Полсотни баксов, – осклабился таксист, – не вопрос. За Мерилин не жалко было и полсотни. Но заниматься любимым делом у этого типа на глазах в зеркале заднего вида? – Да, – упрямилась в моих штанах Мерилин. Я обречено вздохнул, но, вглядевшись в темноту улицы, увидел знакомый забор: – Нет. Мы уже подъезжаем, Мерилин. Я внес ее, благоухающую «Шанелью», в наш нефешенебельный лифт. Чтобы она не замарала свое белое платье, поднял повыше. На уровень трех букв, искусно выгравированных местным художником. Ее локоны щекотали мою шею. Лифт тронулся. Быстрей, быстрей, а то ей приспичит прямо здесь, в этой общественной клетке. Мы вломились в квартиру. Я опустил Мерилин на пол. Она, видимо, обезумевшая от подъездных многоквартирных запахов, тут же ринулась к окну. Распахнула его. Наглый теплый весенний ветер рванул к ней под платье. Белое одеяние вздулось, раскрылось парашютом, обнажив ее ножки и трусики. Я не дал платью опуститься. Без всяких причудливых прелюдий схватил и бросил Мерилин в свою несвежую постель. – Да, – сказала она без акцента, закатывая глаза и выгибая спину. – «Yes», – почему-то прошептал я, стягивая с нее последнее препятствие. Вонзился в Мерилин турецким ятаганом. Всхлипнул пенсионер-диванчик. И тут же ее томное: – Да… И мое общеобразовательное: – «Yes…» – Да… – «Yes…» – Да… – «Yes…» – Да… – «Yes…» Я чувствую, как внизу, где-то глубоко внутри живота, начинает теплеть. Там формируется горячий шар. С каждой секундой он становится все больше и больше. Он сладко жжет и давит. И давит, давит, двигается. – Да… – «Yes…» – Да… – «Yes…» – Да… Еще немного и огненный шар вырвется на волю вулканом, фейерверком, фонтаном кайфа. – No… Nein… No pasaran… Нет, нет… Только не это…, – кричу я, отстыковываясь от Мерилин. Вздрагиваю и просыпаюсь. Я лежу поперек измятой постели. Один. Никакой Мерилин под рукой нет и в помине. Она мне всего лишь приснилась. Но чуть не кончил я совсем по-настоящему: – Фу, успел… Еще немного такого сна, и проснулся бы я частично мокрым. Тот кайфовый шар выплеснулся бы из меня наружу и украсил простынь характерным разводом. И лежать бы мне сейчас в сырости, сожалеть о недосягаемой Мерилин. Но нет, я успел проснуться. И вот тянусь за сигаретой. И чиркаю зажигалкой. Пускаю в потолок струю. Дыма. Дела… Что-то подзатянулось мое односпальное существование. Конечно, были перерывы и раньше. Совсем короткие. И длинные. И один очень длинный ? армия. Тогда, после школы, с институтом не заладилось. И пришлось одеть форму. И страдать воздержанием, поллюциями. И не смеяться над армейским анекдотом: «Может ли женщина зачать без полового контакта? Может, если переспит на простыни солдата». Очень точный анекдот. Простыни нам не успевали стирать. Молодой организм требовал своего. И обычно под утро по белью расплывались разводы. После красивого сна становилось неприятно сыро. Проснешься и, ощупывая себя, материшься. А на соседней койке такие же проблемы у «коллеги»: – Твою мать. Вторые трусы за ночь меняю… На физзарядку мы выскакивали с заспанным рожами и с до звона натянутыми в паху штанами. Как будто у каждого там по антенне или ракете ближней дальности. Очень забавная картинка. Гвардейская рота с взведенными боеголовками наперевес. Видели бы нас женщины… А между тем ребята поговаривали, что нам дают в каше или в компоте специальное лекарство от стоячки. И никому это не нравилось: – А вдруг навсегда импотентами станем? Переволновавшись, мы, в конце концов, отловили рядового санбрата и приперли к стенке: – Дают нам чего или нет? Тот на святой маме поклялся, что ничего в армейский котел не подсыпают и не подмешивают. Даже наоборот – не докладывают: мяса там, фруктов. Но должно же было командование с нашим возбуждением бороться. Мы ведь все нервные становимся, вместо инструкций – картинки с порнушкой поглаживаем. У меня лично в блокноте было фото Мерилин. Каждый вечер перед сном я целовал ее. И каждую ночь Мерилин снилась мне. Кто-то из ребят предположил: – Да, начальство, наверное, лекарство это антистоячное давно пропило. А нам по-другому охоту отбивает – строевой подготовкой. Все согласились: – Точно. Поэтому на плацу часами мурыжат. Чтобы мы не маялись озабоченностью, а то другого-то смысла в маршировке и нет вовсе… Потерли ноги: – А толку? Мозолей набили, а баб, кажется, только еще больше хочется. Почесали между ног: – Конечно, побегал там, попрыгал, помаршировал и – кровь разогнал, как на центрифуге. Вот и встает насмерть… Покурили: – Да, а по первому году как-то не очень и хотелось… – Тогда только бы поспать, поесть. Какие бабы… – А теперь… – А в других армиях, говорят, о солдатах больше заботятся. По пятницам водят в бордели в приказном порядке. Прикиньте. Выстраивают с утречка и: «Первая рота на культпоход в публичный дом становись! Сержантам раздать презервативы…» – Эх… – Ух… Но армейское воздержание однажды закончилось. Я вернулся к гражданской жизни. К женщинам и девушкам. Но, конечно, и на «гражданке» были перерывы. Обычно очень короткие. Поссорился с одной. Уложил другую. И в институте, и после. И до моей неудачной студенческой женитьбы. И после. Так или иначе, я жил то с одной, то с другой, а то оказывался и вовсе без женщины. Вдруг. Как сейчас. Я задумался. Вот это очередное мое одиночество, кажется, слишком подзатянулось. Потому как неделя без женщины – отдых, расслабон. Но две недели – это уже, братцы мои, озабоченность. Глянул на календарь. Да, Зойка – моя последняя подружка – ушла именно две недели назад. И я лежу один. В полной боевой готовности. В выходной день. А подо мной никого. Посмотрел на большой портрет, висящий на стене: – Какая досада. А, Мерилин?… Ее фотографию – такую же, что была у меня и в армии, но гораздо большего размера, – я вырезал из какого-то журнала, вставил в рамку. И мы зажили с Мерилин в этой квартире вместе. Моим приходящим подружкам не очень нравилось такое соседство. Кто-то даже пытался протестовать. Мерилин снимали и прятали в шкафу, запихивали в мусорное ведро. Но подружки рано или поздно исчезали. А Мерилин была со мной всегда. Я кивнул ей: – Что же делать? И вспомнил анекдот своего приятеля Казимира: «Мужик со своей некоторое время не виделся, и вот встречаются. Она его спрашивает: – Дорогой, расскажи, как ты по мне скучал. А он ей отвечает: – Как, как – руками…» Да, есть, конечно, простейший выход: суходрочка, онанизм, мастурбация – это уж как кому нравится называть. Суть одна – облегчение, снятие озабоченности. Но, увы, ненадолго. Мастурбация такой же эрзац, как и поллюция. И женщину через полчаса захочется опять. Непременно. Ведь секс – это больше, чем просто извержение огненного шара. Это сладострастный напряженнейший поток мыслей, запахов, ощущений, захватывающий тебя, уносящий в невесомые небеса. И получить полноценный оргазм можно только с помощью женщины, а не ее заменителя – поллюции, мастурбации, резиновой куклы. Мне показалось, что Мерилин смотрит в сторону окна. Намекает, что за ним есть кто-то полезный мне? Я подошел к окну, глянул вниз. Да, во дворе вполне можно приглядеть годных к употреблению особей. Так… Две старушки выползли на лавочку – не в счет. А вот идет молоденькая в пальтеце: – А кое-что под пальтецом мы держим… И та ничего, хоть и с мусорным ведром в руке. Тару можно отставить. И этим, этой… «Шанелью» попшикать… Эх, какая вон та, под ручку с мужиком задком выписывает – очень, очень, очень. Как ему подфартило. Сейчас приведет в квартиру, напоит кофеем или портвейшком, разденет, уложит и вложит… Может быть, он с ней пять минут назад на улице познакомился? May be. Но я не побегу сейчас на улицу приставать к бедным женщинам. Они ведь выдвинулись из своих убежищ утром выходного дня явно не с целью удовлетворения гормональнопереполненных мужиков. Затушив очередную сигарету, я берусь за записную книжку – есть женщины в наших московских округах: Западном, Северном, Восточном и Южном. Хотя романы все давно окончены, и видеться надолго ни с одной не хочется, но на часок-другой – никуда не денешься, придется. А потом снова простимся. Жаль, что Зойка ушла. Но я не мог ее задержать. Поставила вопрос ребром: – Ты женишься на мне или нет? Я ей честно сказал: – Не знаю. И Зойка тут же собрала манатки: – Когда будешь знать – позвони. Значит, если позвоню, то как бы принимаю на себя торжественное обязательство жениться. Нет уж, попробуем что-нибудь другое. Открываю первую страницу записной книжки. Буква «А»: Алена, Аленка, Аленушка… «Девушка с распущенной косой мои губы трогала губами…» Да, когда она распускает свои пшеничные волосы по спелой груди, то прямо жуть как забирает. Звоню. Трубку снимают, но голос не Алены – ее отца: – Только что ушла… Она – медсестра. И нынешний выходной для нее, скорее всего, рабочий день. Дежурит за себя, а может, кого подменяет. Раз нет мужика под боком… А может Алену там какой симпатичный больной ожидает? Завалит ее на кушетку… Эх, позвони я пораньше, может быть, все по-другому вышло… «Вера». «Ты помнишь, как все начиналось, все было впервые и вновь…» Да, кроме новизны, в первые две недели нашего романа больше ничего и не было. Вера оказалась невозможно банальной во всех своих умственно-физиологических проявлениях. Но на безрыбье и лягушка – рыба… Набираю номер. Занято… Снова занято… С кем это она так долго с утра болтает… Занято… Занято… А может, просто телефонная трубка снята, чтоб никто не мешал, если она с кем-нибудь чем-нибудь в данный момент занимается? «Галя». «У ней такая маленькая грудь, и губы алые, как маки…» Два года уже не звонил. С лишним. Это, наверное, слишком. Кто там у нас следующий? «Женя»… «Я пью, а мне мало…» Да, может пару бутылок шампанского оприходовать. Но даже и после такого возлияния будет по-скотски неутомима в плотском. Блин, не берет трубку. Вообще-то Женька спит крепко. Особенно после. Еще звоню. Не берет. Была бы рядом, я ее быстренько бы на ноги, как надо, поставил. «Зина»… «Ах, Зина, Зина, Зиночка, а что-то как корзиночка…» Туда я звонить не буду. Она имена всех своих мужиков путает. И даже меня умудрилась назвать Юрочкой. Я ушел. А такое редкое ныне имя. И эта…, как корзиночка, точно… «Ира». «Хорошего человека должно быть много…» Да, весьма габаритная малышка (метр шестьдесят на семьдесят килограмм). Ну-ка, подними трубку. Ага – она: – Леша? Вот не думала. Извини, я – не одна… Свято место пусто не бывает. Кому-то там сейчас рядом с мягкой Иркой очень хорошо. «Катя». У нее груди, как копья – заостренные. Втыкаются в тебя твердо и сладко… Нет, не буду звонить. Я ей звонил как-то перед Зойкой. Она тогда мне высказала: – Что? Чешется? Сам почеши, у меня других дел полно. Потом смилостивилась: – Ну, ладно, сейчас приеду. Снова ее просить. Нет уж… «Л». Лелька, моя милая безотказная Лелька. «Прости-прощай, мы расстаемся вновь и вновь…». Никто не берет трубку. Ах, жаль. Лелька всегда и на все для меня согласна. Хотя укоряет и обзывает «озабоченным»: – Лешик, у тебя все время одно и то же на уме. Могли бы в гости сходить, просто погулять или посидеть поговорить. А тебя все время тянет в кровать, да хоть в кусты… Всех тянет в кровать или в кусты. Да, народ поголовно притворяется, что его не тянет, что у него не чешется. А мужики так глазами и клацают, а бабы так и вертят всем, что вертится. А на словах: «Думаю, конечно, в первую очередь о семье, о работе, о любви, о дружбе…» Ага, прежде всего всех заботит одно – хорошенькая случка. Все только притворяются. Говорят одно, а чувствуют внизу – другое, теплое, разгорающееся. Самые убогие пытаются гасить свою страсть изнуряющими молитвами, садово-огородным истязанием, лекарствами, наконец. А нормальные люди просто следуют природе, которая, как известно, мудра, и если предписала человеку заниматься этим, то никуда не денешься – возьмешься за гуж. Секс облагораживает. Человек разрядившийся – добр, с гладким лицом, с теплыми глазами. Он может слушать и внимать. Он живет дольше, даже не занимаясь спортом. Ведь, нагрузка на организм при регулярном сексе та же самая, что и при, скажем, многократных прыжках в длину или забеге на нехилую дистанцию. Наука, кстати, твердит, что мужчины, которые регулярно занимаются сексом, на пятьдесят процентов меньше рискуют перенести серьезный инсульт или инфаркт. Главное, чтоб половая профилактика была регулярной, а иначе после долгого терпежа нетренированный организм может и не сдюжить. Не зря мужики чаще помирают на проститутках, чем на близлежащих женах. А еще секс, по утверждению ученых и по моему личному подтверждению, отличное снотворное. После этого дела спишь, как младенец, – все проблемы по фиг, их как будто и вовсе нет. Не знаю точно, но говорят, что от хорошей постельной встряски у кого даже зубы перестают болеть, у кого ревматизм проходит, а у кого и депрессия отступает. Нет, регулярный секс штука в жизни обязательная. И у мужиков, и у женщин ничто не должно простаивать, застаиваться – вызывать воспаления, раздражения, разрастания, атрофии… Человек создан быть активным. Как говорит Казимир: «Кто не трахается, тот – не жилец». А я Казимиру очень доверяю. У него и личный опыт богатый, и служебный (он раньше в профильном спецподразделении работал при министерстве безопасности – есть там и такое, оказывается). Нет, надо срочно помочь себе. И заодно – еще кому-нибудь. Вот, например, дальше на букву «Л» одинокая Людмила. Когда я ее последний раз? С полгода, наверное… – Алло, Людмила. Узнаешь? – Леша? Тсс-с. Сейчас муж из ванной выйдет… – Поздравляю… Всего-то полгода не виделись. А уже замужем. А там, е-ей, есть за что подержаться. Грудь – три с половиной. Сейчас ее муж вернется и вцепится. Руками. Зубами. А у меня в распоряжении – только подушка: – Р-р-р… Гляжу на часы. Уже день. А может, и так пройдет? Не первый же раз, в конце концов, оказываюсь один, «савсэм одын». Без жены, без подружки, эх… Но почему-то сегодня все не так. Открываю форточку, чтобы остыть. А оттуда наглый теплый ветер. И коты орут. Это весна. На улице и во мне. Она так просто не проходит. Я захлопываю форточку. Нет ветра. Заглохли коты. Но – чу, из-за стены до меня доносятся ритмичные звуки: и – раз, и – раз… У кого-то все в порядке. Или просто мебель двигают? Нет, точно интимное удовольствие получают. Тьфу. Иду в ванную умываться. Чищу зубы и слышу – в ванной наверху смеются. Прислушиваюсь: похоже, двое. А я – один. Один на один с весной. Лезу под прохладный душ. Но напряжение не спадает. Мне хочется, хочется, хочется… Укутавшись в халат, я снова беру телефонную трубку: «Лара», «Марина», «Надя», «Оля»… – Вспомнил? Забудь… – Чего вдруг? Я сейчас не могу… – Извини, гриппую… А этой дома нет. А та, видимо, телефон поменяла. А вот Ядвиге я звонить не буду ни при каких обстоятельствах. Хотя там и ждут. Очень ждут, как и Зойка, взять меня за хобот и отвести в загс. А потом сложить, скомкать, утрамбовать и засунуть в единоличные трусы. До конца жизни. Без смелых вылазок и набегов на чужие территории. Бр-р-р, Ядвига, Ядвигуся, Ягуся, Яга… А записная книжка-то кончилась. Просматриваю по второму разу. Вычеркиваю тех, кому больше никогда и ни при каких обстоятельствах. Яростно замарываю номера, чтобы не разобрать, даже если очень, очень захочется. Нельзя же унижаться ради этого. Просить, как подаяние. Конечно, у меня на работе и в сопредельных организациях немало хорошеньких девиц. Но как говорит Казимир: «Не… где живешь, и не живи, где…» Если будешь спать со своими сотрудницами или с контактными люди в разных организациях, то это отразится на работе. Негативным образом. Так что мне нужен кто-то не связанный со мной рабочими делами. А эти «кто-то» все были в записной книжке. Были-кончились… Швыряю на пол книжку и задумываюсь. Вспоминаю, что тот же Казимир в таких случаях говорит: «Не хочешь просить – купи». А что? Я – журналист, не нищий все-таки. Работаю в солидной газете. Получаю неплохие гонорары за свой нелегкий труд в отделе журналистских расследований. И где-то ведь у меня валялась газета, в которой вполне могут найтись подходящие объявления. В нашей-то таких не печатают, брезгуют. И я как-то темой проституции, в которой, наверняка, есть что расследовать, тоже не интересовался, брезговал – мне всегда были ближе экономические аферы, деловой криминал. Но вот, блин, приперло, и сейчас кое-какая информация наверняка бы пригодилась. Где ж эта желтая газетенка? Разыскал. И газету, и объявления в ней под рубрикой «Интимные услуги»: «Интим-люкс», «Рай», «Супердевушки», «Голубой экспресс», «Куртизанки», «Скромница», «Киски», «Розовая пантера», «Студентки», «Суперколхозницы», «Азиатская краса», «Высший пилотаж», «Вегетарианки», «Длинноногая блондинка», «Звезда Востока», «Дюймовочка», «Лед и пламень», «Интердевочка», «Шалуньи. Выезжаем немедленно»… «Выезжаем немедленно» актуально, конечно. И количество предложений впечатляет. Но впечатлит ли результат? Лучшие девочки, по словам Казимира, работали во времена прошлого экономического кризиса. Он говорил, что это были его знакомые по прежним служебным делам: – Эх, не девочки, а просто Гейши с большой буквы: фигура – Ах, прикид – Ух, высшее образование – Ого-Ого! И обслужат с умом, и поговорят о Формане, о Писсаро, о Крузенштерне. Но кризис кончился. И сейчас, когда образованные люди снова востребованы на крутых фирмах и в ответственных госдепартаментах, в проститутки идут конченые недоучки. У них ни мысли, ни конечности толком не шевелятся. Говоришь ей: «Ногу подними». А она: «Ну…». Ты ей: «А теперь вот так расположись». Она: «Че?». Ты: «На бочок, дорогая». Она: «Ну…». «Ну» да «че». Деревня-с. Да, чаще всего оно так и есть: на панель выходят приезжие – не задавшиеся актрисы, танцовщицы и продавщицы. А если вдруг местные, то сплошняком с начальным образованием – все те же «ну» да «че». Ленивые, фантазии никакой. Удовольствие от них такое же сомнительное, как от мастурбации. Наверное, Казимир прав в своих оценках: ему, спецу по этой части, лучше знать. Но ведь есть способ несколько приукрасить действительность – делать все молча, ни в коем случае не разговаривая с продажными дамами. Тогда можно мечтать, во время процесса представить про себя такой, например, разговор: – Мерилин, вы просто прелесть. – О, Алексей, как мне нравятся ваши прикосновения. – Ваша грудь так упруга… – Я так ждала вас, только вас… Ну, входите же в меня, ну, входите… И т. д., и т. п., и «растэпэ»… Да, при таком раскладе каждую задрипанную шлюху, если еще и глаза закрыть, можно запросто представить актрисой, певицей, музыкантшей, учительницей, официанткой, да хоть Венерой Милосской. И вот, ты запросто ласкаешь школьную соседку по парте. Потом другую соседку – по дому, ту с белесыми косичками. Затем молоденькую учительницу физики. А следом – бюстатую кассиршу из супермаркета. И вот выкладываешь в рядок Джину, Клаудию, Наоми, Диану… Последней будет Мерилин… Главное, чтобы светлый образ не брякнул в самый неподходящий момент: – Ну, ты че: кончать собираешься или как? Время вышло. Бесплатно работать не буду, не казенная… А почем, кстати, нынче это сомнительное удовольствие? Жизнь дорожает, и проститутки наверняка задрали цены. Я снова заглянул в газету: «Скромница», «Розовая пантера», «Студентки», «Суперколхозницы»… Нет, цены не указаны. Экономят на рекламе, что ли? Придется обзванивать и уточнять. С кого начнем? С тех, кто поближе. Есть объявления: «метро Киевская», «Курская»…, ага – «Кунцево». Мой райончик. Звоню? Звоню. Занято… Занято… А теперь трубку никто не берет… Нет, что-то мне такой подход не нравится. Пока всех обзвоню, пока переговорю, выберу… И тут меня осенило. В Интернете же любой информации всегда больше, чем в газетах, и получить ее можно гораздо быстрее. И сколько раз мне попадалась реклама разных порносайтов. Только раньше я на нее особенно внимания не обращал. Не нужно было. А теперь вот приспичило – мочи нет… Запускаю компьютер. Первой на экране появляется заставка – все тот же портрет Мерилин. Скачал его с сайта ее фанатов. Да, я у Мерилин не единственный поклонник. Но все равно она только моя. Вхожу в Интернет. Набираю в графе «Поиск»: «Девушки для развлечений». Жму кнопку. И… Господи! Предложений выстраивается бесконечный ряд. Открываю первый попавшийся: «Вы попали на сайт проститутки Москвы, Питера и других городов России…». Мне нужна Москва: «Элитный досуг в Москве, лучшие проститутки, шлюхи, индивидуалки и путаны Москвы по дешевым ценам. Досуг в Москве никогда не будет полноценным без проституток…». А чем отличается Питер? «Самое главное в оказании интим услуг у проституток Питера, это умение правильно заниматься сексом, что подразумевает в себе полное, даже возможно более чем полное, удовлетворение желаний клиента. Проститутка должна на лету угадывать, что хочет ее господин, как он хочет получить удовольствие и какую позу нужно принять, чтобы он был счастлив и удовлетворен. Возбудив сексуальное желание, девушка должна поднять на самый высокий уровень сексуальное напряжение партнера, чтобы на самом пике он испытал полное блаженство…» Да, культурная столица страны, ничего не скажешь… Впрочем, самый креативный в этом плане город – другая бывшая столица страны: «Ты в делах? Устал? Развелся? Просто хочешь отдохнуть? Хорошо, что догадался К проституткам заглянуть. Киев славится эскортом, Да и качеством услуг, Наш минет глубок, с проглотом… Всех обнять – не хватит рук… Хочешь ласки проститутки? Или хочешь силой взять? Закажи хоть секс на сутки, Но… не развали кровать! Мы разденем и оденем, Встанем в позу – выбирай! Секс – любой, отбрось сомненья, Анкет много. Выбирай!» Смотрю другие сайты и понимаю, что с рекламой в этом бизнесе все в порядке. Читаешь и соглашаешься: «Проститутка – прекрасная замена редким интим вечерам с капризными и требовательными постоянными девушками. Стоимость интим услуг проститутки включает в себя все – ухаживание, цветы, ресторан. Вы можете все это купить за пару сотен баксов? Очевидно, что нет. Насколько все становится проще, когда ходишь к проституткам – выбрал, как Шейх в гареме, хорошую девочку в Интернете, позвонил-договорился о встрече, пришел и вот Вам райское наслаждение. И Вы полны сил, здоровья, удовольствие разливается по всем членам. Проститутки – самое правильное лекарство для поддержания тонуса. После хорошего минета идете работать с удвоенной эффективностью, и голова на месте, и сердце стучит ровно. Интим услуги и лучшие проститутки Москвы поднимут настроение даже после самого сложного трудового дня. Если начальство весь день требовало невозможного, или подчиненные не хотели работать, то вечером хочется либо напиться, либо развлечься по полной программе. Согласитесь, второй вариант – более приятный…». Я согласен, я со всем согласен. Совсем. Но сколько стоит удовольствие: «Думаете, сказочный секс и проститутки – это только для богатых? Ошибаетесь. Получить интим услуги от красавицы-проститутки может позволить себе каждый. Не обделяйте себя в интим удовольствиях, не переживайте, что проститутки вам недоступны. Для состоятельных – элитный интим и дорогие проститутки, для среднего класса – дешевые проститутки, но не менее приятный интим. Качество интим услуг, не смотря на разницу в цене и стоимость проститутки, ни в коем случае не страдает…». Впрочем, как предупреждает виртуальный сутенер, за особой дешевизной гнаться не стоит: «Внимание! Неразборчивый секс и сексуальные связи ведут к венерическим заболеваниям и проблемам в личной жизни. Стройте свои сексуальные отношения и секс гармонично, не создавайте проблем своим любимым, не пользуйтесь услугами дешевой уличной индивидуалки и шлюхи с вокзала. Пользуйтесь всегда услугами профессиональной проститутки – молодость, красота, здоровье и отличное качество обслуживания за разумные деньги». В общем, убедили. Я просматриваю московских. Рассматриваю галереи фотографий и видеороликов. Все, что угодно. Выбирай товар и по возрасту, и по карману, и на глаз: «эконом-класс, бизнес-класс, V.I.P (невесты олигархов),…девушки на выезд, девушки в апартаментах, девушки для сопровождения в поездках и путешествиях,… интим-салоны, бани и сауны, квартиры на час,… до 50 долларов, 50-100, 500, более 1000,… до 20 лет, от 21 до 30 лет, от 31 до 40 лет, от 41 года,… опытные девушки, новые девушки,… негритянки, мулатки, азиатки, беременные,… бюст 1–2, 3–4, больше 4…». И все это доставят туда, где тебе удобнее и во сколько тебе удобнее: «Бизнес, который никогда не спит». И мне не спится. Будем выбирать! «Катерина: 21 год, массаж и приятное общение в уютной обстановке. Максимум искреннего тепла и внимания…». «Безумно симпатичная и безумно сексуальная девушка Алена приглашает Вас к себе в гости. Мои нежные ласковые губы и руки сделают Вам чувственный эротический массаж с очень приятным продолжением…». Какая шикарная, профессионально снятая фотография. И девушка на ней очень ухоженная. Даже с обручальным кольцом на пальце. Ничего не скажешь – ее сутенеры поработали на совесть. Читаю следующее: «Здравствуйте! Две ласковые девушки с очаровательными данными Светлана (22 года, 165 см, 2 размер груди, сексапильная блондинка) и Алена (24/170/62/3, эффектная брюнетка) скрасят Ваш досуг, а ваши свободные часы переведут в незабываемое время. Что мы ждем от Вас? Конечно, доброго, хорошего, честного отношения, чистоплотности и материальную поддержку…» И та, и другая на фотографии внушают определенное возбуждение. Сколько стоят? Ага… А может в этом длинном списке и подешевле найдется? «Блондинка с карими глазками, с великолепной фигуркой (4-й бюст) и милым личиком пригласит к себе в гости. Инна…». Да, и бюст ничего, и цена уже поменьше. Но вот лицо у нее на фотографии настолько устало-равнодушно-отупелое. Ха, а я становлюсь разборчивым… «Привет, меня зовут Бэлла. 26 лет, рост – 170, вес – 48, размер груди – 2, размер одежды – 42. Милым мужчинам от 30 лет. Очаровательная москвичка-индивидуалка будет рада пригласить Вас в гости или в сауну…». Хороша Бэлла на фотографии – ничего не скажешь. Но дороговато будет. Смотрю, смотрю, смотрю и смотрю. Десятки, сотни, а может быть и тысячи девушек. Глаза разбегаются: кого же выбрать? Читаю еще: «Проститутки Москвы помогут вам осуществить ваши самые смелые интим фантазии. Вы когда-нибудь представляли себе, как занимаетесь сексом со своей начальницей или секретаршей прямо в офисе на собственном столе? Конечно, да. Нет такого мужчины, который бы не мечтал организовать интим перерыв, прямо не отходя от рабочего места. Но до сих пор эта фантазия так и осталась фантазией? Проститутки смогут ее реализовать. А может, в своих грезах вы представляете себя Серым волком и мечтаете заняться сексом с Красной шапочкой? Не проблема! Наши красивые девушки блондинки похожи на милых кукол Барби. Точеные формы проституток-белоснежек приятно удивят любого. А может, вам сегодня хочется провести интим вечер с проституткой в образе Мерилин Монро?» Ну, конечно, Мерилин. Вот кого я ищу. Вот кого я хочу, хочу, хочу. Я смотрю на портрет Мерли на стене. Мы будем, обязательно будем вместе… Я ищу на сайте, обещающем мне Мерилин, телефон. И натыкаюсь на раздел «Информация для сутенеров». Я колеблюсь. Желание толкает меня к действиям, но профессиональная журналистская привычка заставляет пробежаться и по этой информации – вдруг подвернется что-нибудь полезное, вдруг что-нибудь пригодится, в чем-то поможет, от чего-то предостережет. Просматриваю. Так, видимо, для новичков этого бизнеса выложен словарь: «Быстрый – клиент проститутки, на которого было потрачено 5-10 минут для достижения цели, с которой тот пожаловал. Верхний пилотаж – минет. Пассажир – клиент проститутки. Вонючка – пассажир, который неприятно пахнет или не ухоженный. Долгий – клиент, который напился или обдолбился и не мог кончить, несмотря на все усилия проститутки. Злобный – пассажир, который за час вымотал так, как за день работы проститутки. Лизун – мужик, который делает куник (куннилинг) проститутке. Лапочка, жирненький – пассажир, который оставил чаевые и был достаточно любезен и приятен. Постоянник – пассажир, который был на квартире проститутки хотя бы раз. Тяжелый – пассажир, который потребовал много усилий проститутки. Поляна – выпивка и закуска, которую принесли клиенты для совместного распития и поедания с проститутками. Прием – не особо приятное знакомство с особями мужского пола в форме…» Еще здесь у сутенеров свой форум. Они ведут продажу, обмен своих девиц, обсуждают проблемы рекламы, эротической съемки, одежды, составляют общие черные списки неблагонадежных клиентов и девушек, шутят, делятся опытом: «А я сегодня плакала от смеха. Звоню на работу: типа, как дела? Администратор говорит: – Нормально, жду в гости женщину… Я ей: – Какую еще женщину и зачем? – Как зачем? Едет отдыхать… Я в шоке: – А разве у нас есть такая услуга? Администратор отвечает: – Ну, вот же написано про лезби шоу, значит есть. Так, оказывается, она еще подпрягла новенькую девочку, которая первый день на работе. Я чуть не упала со стула. Приехала, девочку, правда, пришлось поменять, потому как та говорит: – Я не знаю, что с этой клиенткой делать… Послали из опытных. Ее потом администратор спрашивает: – Ну что, клиентка уходит? Та в ответ: – От меня еще никто так просто не уходил… Я так смеялась, просто сил нет. В общем, все прошло нормально, надо будет еще узнать подробности…» «Анекдот в нашу тему. Приходит интеллигентный человек в бордель. Двигает к бандерше. Та спрашивает: – В чем дело, дорогой? – Я бы хотел даму… – Пожалуйста! – Но я бы хотел гимназистку. – Да зачем вам гимназистка, посмотрите какие роскошные барышни здесь! – Нет, я бы хотел гимназистку. Я люблю гимназисток. – У вас деньги есть? – Есть. Бандерша идет на кухню, подходит к огромной такой тете Соне с необъятной грудью. Та в грязном халате жарит сало для борща. Бандерша, уворачиваясь от брызг, говорит: – Слушай, Соня, там какой-то фраер хочет гимназистку. – Ну, так дайте ему гимназистку. – У нас нету гимназисток. Соня, а ты не сможешь сыграть гимназистку? – Ну, ладно. Выходит Соня в зал, вытирает руки об халат и говорит: – Ну, кто тут хочет потрахаться, а то я в гимназию опаздываю». Забавно… А вот рубрика отзывов девушек о клиентах: «Старый садист Петр. С бородавкой возле носа. Звонит с телефона 574-…» «Просто больной на голову человек Александр, высокий, спортивный, представляется бизнесменом. Заказывает девушку, везет на квартиру, насилует без презерватива вместе со своим приятелем Пашей. Перед этим связывают. Его телефон…» «Михаил. Ехать не менее чем на 8 часов – по пьяни не кончает и не отпускает…» «Дмитрий вызвал и не открыл двери, дома жена и дети…» «Макс просит в кредит…» «Алексей – рост 185 см, худой блондин с длинными балетными ножками. Приезжал ко мне три раза. Первые два раза заплатил, на третий раз кинул и еще украл деньги из тайника…» «Халявщик Борис! Приезжает, трахает по полной, потом заявляет, что у него деньги в машине. Спускаешься с ним, а он орет: отстань я тебя не знаю, мразь! Жирный, как боров, в очках лет этак 30–33. Ездит на Мицубиси…». «Представился Гришей. Не платит. Изнасиловал без презерватива. Сказал, что мент, но корочек не светил…» «Олег. Прежде, чем идти в душ, говорит, что он врач и хочет удостовериться в моем здоровье. Для этого ему нужно взглянуть на слизистую влагалища. Он раздвигает аккуратно половые губы, говорит, что со здоровьем все в порядке, но сегодня у него ничего не получится, и уезжает. Его телефон…» «Александр – на вид лет 35–38, мерзкое лисье лицо, растягивает слова. Тусуется с „другом” бомжатского вида Денисом. Менты в запое, которых выгнали за крысятничество. Украинок и молдаванок держат в квартире неделями, заставляют работать на себя как рабынь и спать на открытом балконе. Доведя до состояния тихого помешательства и истощения, отпускают…» «Попала на ментовский субботник. Самое невинное извращение было то, как нас закрыли в ванной и напустили туда „черемухи”. Запомните адрес…» Нелегка ты жизнь проститутская – вздохнул я и перевел взгляд на рубрику «Для клиентов. Частные вопросы и ответы». Это наверняка мне полезно: «Вопрос: Перечисленный список услуг будет весь предоставлен, если я оплачу, например, два часа? Ответ: Обычно цена, указанная в анкете, – это цена только за классику. У некоторых девушек в эту цену входят и дополнительные услуги. Во избежание недоразумений рекомендуем уточнить цены и услуги по телефону непосредственно у девушки. Вопрос: Не может ли быть такого, что, заказывая ту девушку, которую мне надо, окажется другая? Ответ: К сожалению, мы не можем Вам дать на это 100 % гарантий. Всех девушек, которые добавляются к нам на сайт, мы стараемся проверять по мере возможностей, и стараемся размещать только реальные фото. Поэтому администрация очень просит писать о тех девушках, которые не соответствуют фотографиям. Девушки, которые не соответствуют, будут убраны. Вопрос: А как на счет чистоты? Мне потом не придется по врачам бегать? Ответ: К сожалению, этого мы гарантировать не можем. Можем лишь сказать, что все девушки живут не сегодняшним днем, а думают и о завтрашнем. Поэтому следят за собой и в плане здоровья. Вам лишь можем посоветовать предохраняться. Вопрос: Как насчет безопасности мест встречи, в которые девушки приглашают? Ответ: Вашу безопасность мы не можем гарантировать на 100 %. Можем сказать однозначно, если бы имело место небезопасность мест встречи, то это было бы уже давно известно и по отзывам на нашем сайте, и по отзывам на других сайтах. Такую девушку мы бы сняли с рекламы. Девушки с нашего сайта не занимаются разбоем, а занимаются предоставлением интим услуг. На всякий случай рекомендуем при встрече с девушкой брать только ту сумму, которая необходима для оплаты услуг девушки…» М-да… Вопросы и ответы заставляют задуматься и почитать теперь «Отзывы клиентов»: «Юля. Ворует прямо во время секса, сильно воняет тухлой селедкой…» «Аня. Пригласил к себе, угостил ее выпивкой, и она нажралась, как мужик. Так что секс я имел с „бездыханным телом“. Утром просыпаюсь от запашка. Смотрю, лежит данная б… в куче дерьма. Она проснулась, как понесется в ванну, оставляя после себя следы. А потом мне говорит, что со всяким такое может быть. Спустил ее с лестницы. Потом квартиру, а особенно диван отмывал да хрена времени. Благо жена только через две недели приехала, ничего не заметила. Теперь езжу только в гости…» «А я поехал к Эле, и все началось довольно хорошо. Звонок. На другом конце трубки приятный голос. Договорились встретиться возле метро через 30 минут. Через полчаса я уже на оговоренном месте, делаю повторный звонок, а в трубочку так завораживающим голоском говорят: подожди еще 20 минут. Ладно, раз время еще есть, пошел до ближайшего киоска водички купить. Походил, подождал, перезваниваю, а мне опять подожди еще пару минут. Сразу же спрашиваю, почему так задерживается. Все это было обоснованно тем, что у них одна комната с ее подружкой, а она в это время работает. Хорошо, подождал еще 10 минут, перезвон, та же песня. Предлагаю выдвинуться ко мне домой. На предложение грубый отказ. В общем, не получилось… Ребята решайте сами, ехать или нет». «Был на выезде у Вики. Открывает девочка в пол меня ростом типа заходи раздевайся и ведет сразу в спальню! Я ее: – А что, душика не будет? – Ну, ладно… Только тихо. Я не понял: – А что, здесь дети? – Нет, но не на танцы же пришел. Во время секса вела себя так, как будто ей вообще ничего не надо – ни секса (ну, это я еще понять могу), ни денег! Короче, хотел к этой фее на 2 часа, а в итоге все ее посещение продлилось 35 минут с двумя посещениями душа. Уехал в каком-то состоянии разбитости и неудовлетворенности!» «Был у Кати. В сексе слишком обыденна…» «Лада. Тело рыхлое, сиськи большие, но силиконовые, трахается, как будто одолжение делает. Короче, лажа…» «Вера. Суперминет! Рекомендую всем!» «Соня. В постели как бревно. Деньги на ветер…» «Анжела ничего так. Только, думаю, надо им и у врачей иногда проверяться. Поймал от нее мандовошек. Обидно, за свои-то бабки…» «Кукла Барби. Такая же резиновая и бездушная…» «Бэти. Не вы ее, а она вас. Отвечаю!» «Был у Сони. Обалдел. Умная, интеллектуальная девочка. Обязательно повторно встретимся и уже не на час…» «Клиенты Лолиты, за эти бабки купите лучше резиновую куклу!» «Валя общается и в постели так, как будто вы у нее в кабинете на приеме. Если не можешь доставить мужчине удовольствие – лучше работай по другой специальности. После таких вообще от женщин отворачивает!» «Мне 19 лет, до Женечки я был девственником, но после нее во мне разгорелся дух секса…» «Через несколько дней после того, как меня на дому обслужила фирменная девушка Аделаида, которая, кстати, по части секса оказалась невероятной выдумщицей, мою квартиру ограбили. Когда я пытался вновь позвонить по газетному телефону, фирмы там уже не оказалось…» «Привезли мне Катю. Я заказывал одно, а она мне другое совсем предложила. В итоге конфликт с ней и драка с ее охранником. Неприятно…» Да… Зря я все это читал. Как-то расхотелось мне с проститутками общаться. Если б не читал, то, наверное, уже был бы сейчас удовлетворенным. Или разозленным. Фифти-фифти… Но что делать-то? Есть ли другой выход из озабоченности? Скольжу взглядом по сайту. Может, обойтись каким-нибудь сексом по телефону? Представить себе, что я с моей милой Мерилин? Но я не стал звонить. Вспомнил, что мне рассказывал Казимир про «секс по телефону». Там можно запросто нарваться на очень кругленький счет безо всякого «секса» – возьмут и переведут на линию, которая просто генерирует трафик. И потом, если куда надо попадешь, то качество секса там зависит от того, кто в этой конторе работает. Так же, как и в реале. Набирают кого попало – оставшихся без работы филологов, экономистов, домохозяек, пенсионерок. Лишь бы у них были молодой голос и желание забивать мозги мужикам. Сидят эти бабки-девицы, вяжут носки, а тебе впаривают про Мерилин. Но ты-то знаешь, что это бабка… Тьфу! И проверить не можешь, так как реальные встречи этим «девушкам» запрещены. Что-то мне это не нравится. Не их клиент, видно. Казимир говорил, что обычные клиенты таких контор – это дети, пробующие себя в сексе с помощью телефона, а также профессиональные мастурбаторы, которые из всех видов секса предпочитают именно этот, ну и плюс старики, которые до полноценного соития уже не дотягивают, но еще слегка могут. Да, секс по телефону удобен, безопасен, но если у тебя нормальное воображение, то он ничем не лучше обыкновенной мастурбации. Которая обходится значительно дешевле. А может, «Аудиосекс»? Вот какая реклама на сайте: «Новинка! Аудио порно рассказы. Послушай порнушку, это лучше, чем секс по телефону!» Нажимаю на демоверсию рассказа, озвученного женским голосом: «Я села на его член, сначала поводив по киске им. Когда я ввела его в себя, он застонал, я начала двигаться и в какой то момент поняла, что тоже на грани! Я стонала, кричала! Он, когда хотел кончить, пытался вытащить член, но я насела на него и почувствовала в себе разливающееся тепло и в этот момент раздала пронзительный крик и кончила…» Все. Чтобы слушать дальше, надо платить. Но я не хочу слушать, я хочу реально делать это! И чтоб не бояться за свое здоровье и за свой кошелек! Пока я раздумывал, мой блудящий взгляд уперся в незамеченную ранее рубрику «Интим за спонсорство». В голове тут же шевельнулась прагматичная мысль: может быть удастся чем-то, кроме денег, рассчитаться, каким-нибудь бартером обойтись. Но что я – образованный журналист – могу предложить? Перевести проституткам объявление на английский и французский для публикации в иностранных газетах или на иностранных же интернет-сайтах? Написать им зазывной текст в стихах? Что-нибудь вроде этого: «Заходи ко мне, мужчинка, Шире расстегни ширинку…» Или вот такое: «Наши девушки мягки и упруги, У них крупные ноги и груди…» Нет, никто, конечно, на такой бартер не пойдет. Клиенту все эти стихи по…, в общем, по пояс… Но гляну хоть, что там запрашивают в этом «Интиме за спонсорство»: «Юлия – 25 лет, высшее образование, 170 см, 53 кг, зелено-карие глаза, волосы – темно-русые, очки не ношу… Я – художник, общительна, люблю путешествия, театр, музеи, обожаю животных, увлекаюсь фотографией; ищу мужчину 30–40 лет, респектабельного, серьезного, холостого, внешне симпатичного (без усов!), заботливого, способного оказывать материальную поддержку. В перспективе возможен брак». На фотке ничего так. Но, понятно, не мой случай. «Аллочка – 25 лет, рост – 170, вес – 58. Хочу видеть у себя в гостях состоятельного щедрого господина, способного по достоинству оценить мою женственность, нежность и ласковые руки. Владею искусством эротического массажа, расслаблю и приласкаю, подарю море незабываемых ощущений, доведу вашего младшего братишку до победного конца…» Стоп, это, похоже, никакое не спонсорство – проститутки пиратствуют в чужих разделах. На фотографии Аллочка – вся в белом: чулки, бюстгальтер и еще что-то среднее между фатой и накидкой. Вполне приличная проститутка. Нет, со «спонсорством» я пролетаю. Никакой бартер мне не обломится. Аудиосекса я не хочу. Придется все-таки, как бы мне это ни было неприятно, идти на поклон к проституткам. Ну, уж больно хочется! Больно! Снова ищу сайты с проститутками и натыкаюсь на слово «бесплатно». Повторяю вслух название рубрики: – «Интим бесплатно». Мерилин, ты слышишь: «Интим бесплатно»? Вхожу в раздел. Вчитываюсь. Так, здесь нужно задать параметры возжелаемого объекта: по полу, месту жительства, возрасту и даже по семейному положению. То есть можно сразу отбросить очевидно неподходящих кандидатур. Мне выдадут на тарелочке с розовой каемочкой только тех женщин, которых я, собственно, и ищу. Вот это деловой подход. Вот это сервис! Заполняю анкету: «Ищу женщину в Москве от 18 до 35 лет не замужем…» Жму кнопку, и в миг предо мной выстраивается очередь желающих предоставить «Интим бесплатно». Читаю: «Маша – 25 лет, высшее образование, знак зодиака – Весы, рост – 167, вес – 55. Я – добрая и веселая девочка, люблю скорее реальные, чем виртуальные знакомства. Хотя, когда получаешь иногда интересные письма, как-то приятно холодеет (или наоборот горячеет) внизу живота, хочется, чтобы это продолжалось вечно. Я постараюсь ответить всем, но авторам интересных писем и фотографий обещаю еще и небольшой, но очень приятный сюрприз». Я чуть тут же не принялся писать ей свое интересное письмо, но остановился. Слова «очень приятный сюрприз» меня насторожили. Сюрпризы бывают разные. Да и слово «приятный» каждый понимает по-своему. Гляжу на фотографию: голая барышня на лодке. Она пугает меня своим откровенно безумным видом. Нет, не буду торопиться. С таким-то списком можно еще немножко выждать. Бог терпел и нам велел. – Потерпишь? – спрашиваю я свою плоть. Молчание – знак согласия. Мол, читай дальше. Читаю: «Анна – 27 лет, рост – 165, вес – 48, Телец. Хочу найти молодого человека для нечастых сексуальных утех. Письма без фото рассматривать не буду…» Смотрю на любительское фото. Анна с бритым наголо лобком лежит на кровати ногами вперед. Вид у нее столь же безумный, как и у предыдущей Маши. Нет, к такой в объятия не хочется. Тем более что и фотографию я свою посылать не собираюсь. Ни ногами вперед, ни головой. «Светлана – 25 лет, рост – 170. Очень симпатичная. Частенько меняю волосы с помощью париков. Грудь 95, талия около 55–60. Сама не знаю, кого/чего ищу. Хочется нестандартных каких-то отношений. Сама наблюдала много раз. Несколько раз участвовала в эдаких групповушках. Прекрасно делаю минет (могу и без рук, если член не сильно большой), зад разработан. Классика надоела. Хотя бы двух сразу. Пятерых обрабатывала как-то:) В общем, пишите свои мысли и варианты, и мальчики, и девочки. Может, и с девочкой встренусь. Можно и с моим другом. Будет фото, вышлю свои. Приветствуются как пары, так и одиночки разного пола и размерностей. Никаких денег и т. п. – просто для души хочу, чтобы меня, как следует, отодрали. Ну, хочется иногда эдакого незнакомого… Места нет. Надо, чтобы у вас. Хотя можно и на улице, если совсем уж не холодно.» Ага, ей можно и одиночку. Посмотрел на фото. Все, что надо, у нее имеется. Будем иметь Светлану в виду. «Anka – 22 года, увлекаюсь скейтбордом, компутерами. Хочется найти друга по интересам и не только». На откровенной, с любовью сделанной фотографии – восточного типа девушка. В ней все красиво – и лицо, и фигура, и та прическа, что сверху, и та, что снизу. Но на скейтборде я не катаюсь и нельзя сказать, чтобы увлекался «компутерами». Хотя глядя на нее, кажется, готов увлечься… Пометим. «Алина – 18 лет, рост – 175. Молодая девушка ищет классного друга для познания азбуки секса. Цветы и подарки приветствуются». Ну, на цветы у меня денег найдется. Девушка на фото симпатишная, в игривой позе и кожаных брюках. Взять на карандаш? Но рост – 175. А мой – 172. Мне-то, впрочем, без разницы, но для нее – восемнадцатилетней – это, скорее всего, имеет значение. Занесу-ка я ее в олимпийский резерв. Если с основными кандидатками ничего не выйдет, то обращусь к резервисткам. А пока идем дальше: «Veronika – 30 лет. Мои формы умопомрачительны, см. фото:-) Внимание, конкурс! Я не худышка, и люблю секс! Напиши мне о своих фантазиях. И если они будут действительно крутые, мы встретимся с тобой просто из любви… (к искусству). Дерзай, неужели ты пропустишь такие формы?» Да, на фотографии действительно мадам умопомрачительных форм. Не знаю, какой это размер: груди, как подушки, зад, как мощная платформа токарно-винторезного станка. Знойная женщина – мечта про Это. И кто из мужиков от такой откажется. Записываем. «Валерия – 19 лет. Привет! Ужасно хочу познакомиться с обаятельным выходцем из Африки, живущим, учащимся или работающим в Москве». Не вышел я цветом кожи. Дискриминация, ребята. Хоть в ООН жалуйся! «Катерина – 25 лет, высшее образование, Дева, рост – 176, вес – 58, натуральная блондинка, голубые глаза, хочу найти мужчину для секса, на моей территории, с фантазией, неуемной энергией и внушительными размерами». Опять про глаза пишут. Да мужикам плевать в большинстве случаев, какие у женщины глаза, зрение, носит ли она очки. Главное – какая задница, грудь и талия. Мужик будет туда смотреть в первую очередь. Так уж природой заложено: еще до какого-либо контакта подсознательно оценить на глаз, сможет ли со своими физическими данными женщина родить и выкормить. И не беременна ли она уже от другого – талия должна быть тонкой. И вот если понравятся основные формы, тогда может и цвет глаз заметит. И уже после того, как кончит, о знаке зодиака подумает. Извини, Катерина, если о фантазии и неуемной энергии можно поговорить, то вот внушительными размерами похвастаться не могу. У меня обычные. Прощай. «Елена: 19 лет, студентка, рост – 170, вес – 55. Перца нет. Волосы светлые, ниже плеч, 90-60-90. Пишите, а пока я буду делать это с давно надоевшим мне вибратором…» Дорогая, я помогу тебе избавиться от вибраторной зависимости. Скоро буду! «Наташа – 22 года, высшее образование, рост -165, вес – 49. Нормальная симпотичная русская девченка. Месяц назад рассталась со своим парнем с которым хотели пожениться, но теперь все в прошлом. А сейчас хотелось бы встретить парня без заскоков, вообщем обыкновенного. Раздел в каком публикую свое объявление конечно наводит на определенные мысли в отношении меня. Ну и пусть. Ну а дальше как получится». Орфография и пунктуация действительно наводят на мысли. О плохой успеваемости в школе и в институте. Но двоечницы за партой часто бывают отличницами в постели. Хотя в данном случае до этого вряд ли дойдет. На самом деле она будет продолжать думать о своем парне и динамить меня. Да может, они уже и помирились вообще. Адью… «Ann – 19 лет, рост – 170, брюнетка, 91-61-93!:-) Я прелесть какая! Пишите и в подробностях рассказывайте, как будете меня… Самым лучшим отвечу и мы встретимся и воплотим:» Очень похоже на текст другой девушки, который я прочитал пять минут назад. Наверное, под разными именами могут скрываться одни и те же персоны. Второй раз ее заносить не будем. А интересно, что все женщины в этом разделе, как на подбор с параметрами чуть ли не супермоделей. А остальные-то все где? Стесняются? Или в своих анкетах СЛЕГКА приукрашивают свою действительность? «Стерва (Юля): 24 года, высшее образование, Близнецы, рост – 172, вес – 54. Ищю кобеля с большим хреном». Ищу пишет через «ю». Ищи на здоровье, сюка. «Еленика (Елена): 26 лет, высшее образование, рост – 165, вес – 47, пепельная блондинка с голубыми глазами. Я ласковая, в сексе готова на воплощение практически любых фантазий, хочу найти сексуального мужчину без комплексов». Подойдет. Записываю, и еще записываю, и еще, и констатирую, что перечень свежих объявлений в разделе «интим бесплатно» закончился. Подвожу итоги. Хо-хо: в моем списке ровно двадцать кандидаток. Очень разных. Но всех их хочу, ох, хочу! Не думаю, что все откликнутся на мой озабоченный призыв. Но даже если одна успокоит мою плоть, то цель будет достигнута. И зачем при таком количестве желающих женщин люди ходят к проституткам, платят им? Просто не знают о существовании в Интернете раздела «Интим бесплатно»?… Но за дело! Яростно стучу по клавишам. Перечитываю текст своего письма на экране компьютера: «Привет, я – Леша, обычный парень 29 лет, рост – 172, высшее образование, очень хочу трахаться. Жду немедленного ответа». Вписываю двадцать адресов. Осталось нажать на кнопку «Отправить», и мое послание улетит в инет-пространство и уже через минуту будет в почтовых ящиках двадцати кандидаток. Кто-то из них тут же прочитает и напишет, между делом поглаживая себя по нежным местам: «Жду, Леша. Приезжай, мой адрес:…» Заношу руку над кнопкой: – Ну, с богом… В это время звонит телефон. Ха, а может, кто из старых подруг прорезался. Из тех, кому я не дозвонился. Или из тех, кого по каким-то причинам нет в телефонной книжке. Не важно, главное, что любая из них может оказаться в нужное время на нужном месте. Хватаю трубку: – Алло. – Леха, привет. Это Казимир, черт бы его побрал. – Привет. Чего тебе? Голос у Казимира нервный: – Леха, ты один? – Один, один. Вздыхает: – И я – один. Жена уехала к матери на неделю. А мне что-то так с утра захотелось. Тут я вспомнил, как он обычно меня в такой ситуации дразнит: – «Маленький ежик бежит и хохочет… Мокрая травка письку щекочет!» – Очень смешно! А серьезно, у твоей, у Зойки, никакой подружки нет на примете? Срочно. Вот в чем дело. Я подначиваю: – Ага, прям сейчас. Но Казимир юмора не улавливает: – Во-во, ты же меня понимаешь… Да, и мне не до смеха: – Понимаю. Но Зойка ушла. И я в данный момент сам в таком же, как и ты, положении. На полном безрыбье… Казимир расстроен: – Вот невезуха. Всю книжку прозвонил. Как сговорились все. – Аналогично. – Но если у тебя что проклюнется, поинтересуйся, может, и для меня найдется. – Ладно. И ты тоже. – Договорились… Вот она – настоящая мужская дружба. Но странно, что Казимир остался без подружки. Для него это нетипично. Но со всеми, видимо, случается. Даже с такими спецами, как он. А хорошо, что не успел отправить письмо. Звонок Казимира натолкнул меня на мысль, что таких, как я, озабоченных, сейчас по весне – пруд пруди. И не одному, наверное, мне в голову мысль пришла через Интернет кого-нибудь подходящего найти. Из этого следует, что у кандидаток, анкеты которых я читал, есть выбор и, возможно, большой. Интересно, как я со своим письмом буду выглядеть на фоне конкурентов? Перечитываю: «Привет, я – Леша, обычный парень 29 лет, рост – 172, высшее образование, очень хочу трахаться. Жду немедленного ответа». – Фу, фу, фу… Вряд ли это лучшее письмо из тех, что они получат сегодня. А, может, и нет никакой конкуренции? А вот это легко проверить. Нужно просто заглянуть в раздел «Мужчины». Загружаюсь. Так, соперников, я вижу, полно: «Игнат – 18 лет, студент, рост – 177, вес – 80, глаза у меня серые, волосы русые, коротко стриженые, очки не ношу, телосложение спортивное. Я счастливый обладатель студенческого билета Московского энергетического института. В свободное время занимаюсь пауэрлифтингом (сумма в трех движениях – 420 кг) и с недавних пор боксом. Хочу познакомиться с симпатичной девчонкой примерно моих лет. На письма с фото отвечу обязательно». На фото – юный стриженый качок. Нет, это не конкурент. Мы с ним разным женщинам нравимся. Он – тем, что только фигурой интересуются, я – всем остальным. «Nic – 27 лет, среднее образование, рост – 182, вес – 75. Ищу женщину 30–35 лет для легких SM игр. Ты можешь переодеть меня в женское белье, и я с удовольствием приласкаю киску тебе и твоим подругам. Затем ты можешь связать меня, слегка выпороть…» С этим мы тоже расходимся. «Alex – 25 лет, высшее образование, рост – 179, вес – 63, голубоглазый блондин, симпатичный (некоторые считают красивым), весельчак и романтик, ищет веселую, добрую и жизнерадостную красавицу для любовной встречи (с возможным продолжением отношений)». Мощный конкурент. «Султан – 35 лет, высшее образование, Стрелец, рост – 192, вес – 90, волосы русые, глаза серые. Все время в работе, и жалко уходящего времени, простаивает такое тело, тускнеет душа, эротические фантазии накапливаются и не воплощаются. Нежный, аккуратный, умею хранить тайны. Хочу общаться с двумя девушками, желающими набраться опыта, попробовать, как это может быть втроем. Если ты одна, но тебе нравится эта идея, напиши мне». Нехилый конкурент. А что это они все такие высокие: 177, 182, 195, 179, 192, 180… Можно подумать, что теперь метр восемьдесят – это средний рост. Или такие, как я (170–174), комплексуют? Но ведь именно таких больше всего. «Антонио – 27 лет. Ищу девушку до 18 лет, у которой не было мужчины. Очень меркантильное предложение (1000 у.е.)». Не конкурент. «Maik – 30 лет, высшее образование, Телец, рост – 190, вес – 110. Большой и почти покладистый, славянской внешности, недавно ушедший из спорта, без живота и лишних складок. Ищу девушку, с которой не соскучишься. Возраст значения не имеет, главное, что бы не переходный и не критический. И еще, что бы ей нужен был реальный человек, то есть я, реальный секс, реальные цветы и подарки». Конкурент, блин горелый. Сколько ж вас (нас), братцы… Увы-увы, не все так просто. Конкурентов – завались. Вот почему спрос на проституток никогда не упадет. Там получаешь гарантированное (деньгами) удовольствие, а здесь его надо умудриться заслужить, выиграть. Да, чтобы получить желаемое, необходимо выгодно выделиться на фоне конкурентов. Ни фигурой, ни ростом, ни материальными возможностями мне с ними не сравниться. Но тогда чем? Подумаем. Что первое читают в объявлениях? «Ник». Это такой псевдоним, специальное имя. Большинство людей его используют формально (потому что другие так делают), просто сокращая имя или выписывая латинскими буквами. Часть вообще обходится без «ника». Похоже, ни те, ни другие не догадываются, какое великое значение он имеет. «Ник» – это не просто псевдоним, это образ человека. Представляя себе этот образ, другой человек решает, будет он иметь с ним дело или нет. А все остальные слова несут уже дополнительную информацию. И если человеку не пришелся по вкусу «ник», все, что идет дальше, он может просто не захотеть читать. Какие там у конкурентов «ники»? Так, Lom, Nic, Densoft, Alex, Султан, Мистер, Mister X, Maik 2000, Милый друг, Анур, Rom, «В поисках „киски“, Моцарт… Лучшие из них, за которыми угадывается образ, – это, наверное, Lom, Султан, Мистер, Mister X, Милый друг, «В поисках „киски“, Моцарт. Но, я думаю, можно представить себя и еще более интересно. Воодушевленный тем, что нашел слабое место в стане врага, устраиваю мозговой штурм. Выписываю все пришедшие в голову имена-образы, которые, на мой взгляд, должны привлечь женское внимание, выделить меня среди высоких, блондинистых, обеспеченных и т. д.: Буцефал, Дон Кихот, Карлсон жив! Милый друг (хорош, но уже занят), Нежный друг, Моцарт (тоже было), Шиллер, Настоящий мужчина, Мачо, Робинзон Крузо, Капитан Дрейк, Гагарин, Бэтман, Березовский, Билл, Чарли, Элвис, Марадонна, Мистер Нежность, Батон, Сама порядочность, Царь Алексей, Точность и Аккуратность, Шаловливые ручки, Супербизон, Леонардо, Обольститель среднего роста, Айс, Трахтенберг, Чингачгук, Твой ласковый и нежный зверь, Просто боцман, Сладкий и гадкий, Ленский, Казак-разбойник, Ангел-хранитель, Симпатяга, Твой надежный партнер, С шашкой наголо, Пушкин в натуре, Каппучино, Маэстро, Протон-2, Квазимодо, Иван-царевич, Джазмен, А поговорить? Довгань, Любвеобильный, Казанова, Лыжник, Курносый, Homo sapiens… Что-то я выдохся. Да, пожалуй, и хватит. Выберу три самых лучших. Итак, «С шашкой наголо» – будет интересен тем женщинам, которые в первую очередь думают о физиологии, «Твой ласковый и нежный зверь» – тем, кого волнуют чувства, «Homo sapiens» – для тех, кто ценит разум. Уничтожаем первый вариант письма: «Привет, я – Леша, обычный парень 29 лет, рост -172, высшее образование, очень хочу трахаться. Жду немедленного ответа». Вместо этого пишу новое от имени «С шашкой наголо». С упором на физиологии, которая меня, собственно говоря, сейчас и изводит. Упоминаю глаза, знак зодиака. Для женщин, в отличие от мужчин, это имеет гораздо большее значение. Да, решаю никого не приглашать к себе. Вдруг откликнутся все двадцать. И квартирка моя тогда просто в бордель превратится. На глазах у Мерилин. Получилось следующее: «Привет, хочешь разделить со мной пару волшебных часов? Пригласить к себе возможности не имею, поэтому давай встретимся у тебя или в любом другом месте, которое покажется тебе подходящим. Обещаю доставить удовольствие нам обоим. Мне – 29, рост – 172, глаза – карие, знак зодиака – Весы, образование – высшее. Ценю женственность, страсть, склонность к авантюрам. Не откладывай на завтра то, что можно получить уже сегодня. Жду „С шашкой наголо“. Ну-с, жму кнопку и отправляю свои двадцать писем «с шашкой наголо». Но не расслабляюсь. Ведь письма адресаты могут получить не сразу. И через час, и через день, и через две недели – это уж кто – когда за почтой зайдет. Поэтому зарегистрирую-ка я себя в перечне мужчин, предоставляющих «Интим бесплатно». Тогда та женщина, которая ищет этого самого, но не размещает по какой-либо причине информации о себе в сети, также сможет найти меня. И вполне вероятно, кто-нибудь по моей анкете может откликнуться даже быстрее, чем по письму. Так, у меня есть три «ника»-псевдонима, рассчитанных на разных женщин: «С шашкой наголо», «Твой ласковый и нежный зверь», «Homo sapiens». И зарегистрируюсь-ка я от имени как бы трех разных мужчин – так вероятность найти кого-нибудь подходящего существенно выше. Соответственно, у меня будет три разных почтовых адреса. Итак, заполняю анкету по варианту «номер один – физиологическому». В нем у меня возраст будет чуть поменьше, а рост чуть больше (чтоб варианты отличались). Готово: «С шашкой наголо» (Леша) – мужчина, 27 лет, Москва, холост, рост – 174, глаза – карие, местами мускулист, Телец, образование высшее, ценю женственность, страсть, склонность к авантюрам. Хочешь разделить со мной пару волшебных часов? Пригласить к себе возможности не имею, поэтому давай встретимся у тебя или в любом другом месте, которое покажется тебе подходящим. Обещаю доставить удовольствие нам обоим… Не откладывай на завтра то, что можно получить уже сегодня. Жду «С шашкой наголо». Вариант «номер два – чувствительный». Здесь у меня настоящие возраст и рост, но другой знак зодиака: «Твой ласковый и нежный зверь» (Алеша) – мужчина, 29 лет, Москва, холост, рост – 172, глаза – карие, обычной наружности, Весы, образование высшее, ищет женщину: Здравствуй, моя нежная. Знаю, ты ждешь ласковых слов, которые я буду говорить тебе шепотом на ухо, чутких прикосновений, искренности и теплоты. Это так прекрасно – быть вдвоем. И мир кажется лучше, светлее и добрее. И хочется жить. Я никогда тебя не обижу. Тебе не будет со мной ни стыдно, ни тревожно. Если нужно – поделюсь с тобой опытом, сделаю тебя настоящей женщиной. Также стану и достойным искусным партнером. Не торопись. Подумай. И позови. «Твой ласковый и нежный зверь». Вариант «номер три – разумный». В нем обычный рост, но возраст чуть старше, и также другой знак Зодиака: «Homo sapiens» (Алексей) – 32 года, Москва, холост, рост – 172, глаза – карие, неброской внешности, Водолей, образование высшее, ищет женщину: Здравствуй, мой друг. Неважно, какой ты национальности, какого цвета твои волосы или кожа, какой у тебя рост и какое зрение, девушка ты или женщина. Важно то, что ты, прежде всего, ценишь в людях разум, внутренний мир. Знаю, таких, как ты, немного. И тебе сложно найти человека, с которым приятно-нескучно, с которым, сливаясь физически и умственно, можно стремиться к гармонии. Возможно – это был тот незнакомец, с которым ты сегодня разминулась на улице? А может быть, это я? Нет, не гарантирую тебе идеального воплощения. Но ты же знаешь, нельзя узнать вкус плода, не попробовав его. Homo sapiens, отзовись». Жму кнопки. Оп, все три варианта зарегистрированы. А теперь? А теперь: ждем-с! С шашкой наголо! «Дело сделано, и единственное утешение – что его уже не исправишь», как говорят в Турции, когда отрубят голову не тому, кому следует. Вот и у меня, не знаю, правильно ли или нет, но дело сделано. Письма ушли. В базе данных зарегистрировался, и все три мои объявления выстроились друг за другом в списке мужских предложений. Все, что я могу теперь – только ждать. Выключил компьютер, чтобы потом потянуть время, пока его снова буду запускать. Покурил. Выпил кофе. Глянул на часы – прошло пятнадцать минут. Рука потянулась к кнопке «включить». Но я, глянув в зеркало, остановил себя: – День в разгаре, а вы, сэр, все еще небриты. Вперед – в ванную. Да, умыться утром – умылся, а вот побриться, озабоченный плотскими мыслями, забыл. Стараюсь водить лезвие медленно, бреюсь тщательно, и раз, и другой прыскаю одеколоном – лишь бы занять еще лишнюю минутку. Но вот и гладенький, и благоухающий. Гляжу на часы – держусь уже тридцать минут. – А может, уже пришло чье-нибудь послание, и я зря маюсь? – спрашиваю у Мерилин. И за нее отвечаю: – Нет, не торопись включать. Ведь если письмо в ящике, то тебе потребуются силы. Так что садись, завтракай. Делаю себе яичницу с сыром и паприкой. Кромсаю, проглатываю, глядя в телевизор, бормочущий какими-то феминистскими новостями. Не выдержав отвратительного зрелища, беру кисть винограда и заплевываю косточками мужеподобных созданий с транспарантами в руках: «У нас равные права. Мы тоже носим брюки». Наверное, эти подруги и писают стоя? А мне, чтобы совсем с ними уравняться, придется лифчик на себя напялить? Лучше б какое-нибудь старое кино с Мерилин повторили. Выключаю телик. Интересуюсь: – Еще кофе? – Да, пожалуй. Закуриваю и гляжу на часы: мать моя – женщина, прошло больше часа. Хватаю пепельницу и к компьютеру. Запускаем. Подключаемся к Интернету. Вскрываем почтовый ящик. Дай ответ. Нет ответа. И сразу мысли в голове. А может, я неправильные адреса указал. Или что-то в тексте своем не так написал? Лихорадочно проверяю список адресов, свои обратные. Перечитываю письма, анкеты. Да нет, вроде все правильно. А может, сегодня, в воскресенье, женщины заняты своими домашними делами: стирают, гладят, ужин, там, на неделю вперед готовят. И не томятся, как я, в одиночестве, а наоборот – как бы отдыхают? А тех, кому треба мужского начала, мои разглагольствования не убедили? А те, кого убедили бы, не имеют компьютера дома – пользуются им на работе, и прочитают мое сообщение только завтра? А мне так и маяться, страдать целый день? А потом еще вечер, ночь, утро. Да и день, наверное. Ведь та, которую мое предложение проймет, не сбежит с работы. И, может быть, только вечером мы совершим, мы освободим меня… Я кивнул Мерилин: – Печально я гляжу на наше возбужденье… Выключил компьютер. Мне не сиделось в квартире. Лезлось на стены. На Мерилин. Я спустился во двор подышать воздухом, успокоиться. А на улице, как назло, самое время молодых мам с чадами. И ведь полно среди них достаточно симпатичных мадамок. У той вон брюнеточки на пальце обручального кольца нет. Мать – одиночка? Наверное, трудно одной по хозяйству? Кран починить? Ковер выбить? Гвоздь вколотить? Так мне раз плюнуть. Уладим быстренько мое дело, и я для Вас горы сверну. Брюнеточка как будто прочитала мои мысли, потянула своего ребятенка за руку: – Пойдем-ка, домой. Папа, наверное, уже соскучился. Тьфу… Я пошел прочь со двора. Забрел в овощной магазин. Молча постоял у прилавка, поглядывая то на клубни картошки, то на два кочана под кофточкой сочной продавщицы. Подумал, может, пригласить ее на коктейль в соседний бар. А потом перебежим к ней домой? Да хоть бы и в подсобку. Но тут из картофельно-морковных закромов вырулил грузчик с блестящими глазками. Шлепнул почти мою продавщицу по задищу. Овощная королева колыхнулась и хихикнула. А мне подумалось: «И здесь все схвачено». Сказал, конечно же, другое: – Пакет картошки. И полкило винограда… С тем и вернулся домой. Ткнул телевизор. Поплевал виноградными косточками в приторных героев какой-то мыльной оперы. Вздохнул и выключил ящик. Включил другой – компьютерный: – Проверю-ка на всякий случай. Но, конечно, до завтра ничего не будет. А у самого там, где надо, запульсировало, забилось: «А вдруг будет, будет, будет»… «Вдруг» было. В почтовом ящике компьютера маячило письмо. Короткое, как телеграмма: «Жду твою шашку по адресу:… Люба». Я растерялся: – Так, так, так, так… Указан адрес? Не проститутка ли это? А может быть, кто из списка тех, что мне не понравились. Я быстренько просмотрел все имеющиеся у меня почтовые адреса. Нет, этого не было. Значит, клюнувшая рыбка не размещала свое объявление, а откликнулась именно на мое, на «физиологический» вариант. – Так, так, так, так… А если какая уродина? А если…? Если…? Если…?… – Все к черту – еду. Инстинкт душит разум. Да, в конце концов, даже если ничего не получится, то, по крайней мере, не буду тут сидеть один, с ума сходить от озабоченности. Все. Решено. Выписываю на листок адрес. Гашу компьютер. Воздушно целую Мерилин. Бегу. Люба живет от меня в трех станциях метро. Через полчаса я у ее дома. На выходе из подземки прикупил пару пива, на всякий случай. Употреблю, как получится, перед или после. Захожу в подъезд обычной панельной пятиэтажки. Поднимаюсь по лестнице. Квартира – на третьем. Но вот ведь запыхался, как будто на Джомолунгму вскарабкался. Сердечко бьется: трах-тах-тах, трах-тах-тах… Сейчас, сейчас отдышусь, соберусь и позвоню в эту дверь. Жму кнопку. Слышу звонок. Жду. Из-за двери никаких звуков. Она что, глухая? Или в ванной ополаскивается? Или специально меня так томит, разогревает? Еще звоню. И еще. И еще. И вздыхаю, наконец: – Ку-ку, Гриня. Пролет… Снова гляжу на записанный адрес, на номер квартиры – все верно. Чья-то шутка? Неумно-с, господа. Жму на кнопку звонка еще раз и иду к лестнице. Медленно шагаю по ступеням и слышу, как скрипнула на площадке раскрываемая дверь. Оборачиваюсь – не моя, с противоположной стороны. Но из-за двери обращаются явно ко мне: – Леша? – Да… Я снова поднимаюсь. За полураспахнутой дверью стоит довольно молодая женщина. В простеньком халатике с ромашками. Без макияжа. Светлые, слегка причесанные волосы, невыразительное лицо. Она кивнула: – Я – Люба. Заходи. «Перепутал все-таки квартиру, кретин» – ругаю себя, вторгаясь в небольшую прихожую. Но Люба, закрыв дверь, реабилитирует: – Я специально соседнюю квартиру указала. В ней сейчас никто не живет. – Зачем? – не понял я. Люба жмет плечами: – На всякий случай. Не известно ведь, кто придет. А так я в глазок могу рассмотреть. Один пришел или с кем-то. Не маньяк ли какой-нибудь или придурок. Я взглядываю на себя в висящее на стене зеркало: – Ну и как: не маньяк, не придурок? – Нет, вроде. Проходи в комнату. Разуваюсь. Вхожу. Оглядываюсь. Обычная однокомнатная квартирка. Похожа на мою. Шторы задернуты, и потому в комнате полумрак. Но вижу, что мебели немного. Шкаф, стол, три стула, кровать. Постель разостлана. Компьютера не наблюдаю. Может, на кухне? Поворачиваю голову. Люба садится за стол: – Если ты компьютер ищешь, то у меня его нет. – Но как? – не понимаю я. Люба показывает пальцем вниз: – Это у Светки-соседки есть компьютер. Она твое объявление прочитала. И сразу мне предложила: хочешь, мол, мужика, вроде не стремный. Вот мы с ее компьютера письмо тебе и отправили. Она заложила ногу на ногу. Из-под халатика, застегнутого всего на пару пуговиц, открылась нога. Вся целиком. Я напрягся, но устоял, поставил на стол пару пива: – Хочешь стаканчик. Люба покачала головой: – Потом. Она встала и подошла к постели. Легла на спину. Расстегнула последние две пуговицы. Я увидел вполне приличное тело. Немного худощавое. Но со всеми полагающимися выпуклостями и впадинами. Тут же стащил с себя штаны. И покрыл ее. И раз, и два… Потом откинулся на спину и поздравил себя: «С облегчением…» Люба встала. Накинула халат. Застегнула его на все пять пуговиц. Глянула на часы: – Тебе пора. Я не возражал: – Пора – так пора… Оделся. Мучимый жаждой, потянулся было к бутылке: – По пиву? Но Люба покачала головой: – Нет, уходи… Мало ли бывает у женщин причуд: – Ну, ладно. Я пошел. Какие проблемы: куплю себе еще бутылочку у метро. Стал обуваться, и на глаза мне попались маленькие лыжи в углу прихожей. А на вешалке висело детское пальто. На рукаве мокрое пятно. Значит, у нее есть ребенок. Люба, наверное, выводила его недавно гулять. А где он сейчас? Скорее всего, где-то рядом, да у той же соседки. Ага, из-за ребенка она меня и торопит. Обулся-оделся: – До свидания, Люба… Она принялась открывать замок: – До свидания…, – остановилась, – Знаешь, может, у тебя есть немного денег? Я пожал плечами: – Конечно… Полез в карман. Почему-то суетливо. Денег у меня было с собой совсем немного. Я ведь ехал в незнакомое место. Протянул ей почти все, что имелось (оставил только на пиво и метро): – Хватит? Люба кивнула: – Спасибо. Пока… – Пока… Она вложила мне в руку бумажку: – Мой телефон. Если что – звони. – Хорошо. У метро я с удовольствием выдул бутылочку пивка. Пил и щурился на воскресное солнышко. Телу было легко и хорошо. А в пустой голове проскочила мысль: «То, что делает Люба, проституция или нет?» Но думать совершенно не хотелось. И бумажку с ее телефоном я скатал в шарик, щелчком отправил в урну. Почему-то не было никакого желания возвращаться в эту квартиру. Туда, где детские лыжи и пальто в углу прихожей. Может, стоило не выбрасывать телефон, а поделиться им с так же страдающим Казимиром? Ему такая подруга тоже, наверное, для одного раза сойдет. Впрочем, как говорят в Турции: «дело сделано, и единственное утешение – что его уже не исправишь…» Войдя в квартиру, легким движением левой ноги сбрасываю левый ботинок, легким движением правой запуливаю правый куда-то на антресоли. Не важно. Потом достану. А сейчас мне просто хорошо. И я целую Мерилин в щечку: – Жизнь удалась. И добавляю: – Почти. Все-таки эта непродолжительность встречи с Любой, ребенок, мающийся у соседки, деньги – не лучший фон для полного удовлетворения. Но взбадриваю себя песней: – «Да и черт с тобою, плевал я на тебя. Я найду другую, лапца-дрица-ца…» Уверенно включаю компьютер. Даже если в почтовом ящике ничего нет, то все равно эту ночь я буду спать спокойно. Без особого напряга доживу до понедельника. Но нет – меня ждет чье-то послание. Вскрываю электронный конвертик: «Лешик, думаю, мы нашли друг друга. Я – симпатичная брюнетка. Мне – 28. Глаза – карие, рост – 170, грудь – 2, хочу отведать твою шашку. Наташка». Ага, значит, моя стратегия и тактика работает. Так, судя по тексту, она, как и Люба, откликнулась на физиологический вариант. Что будем делать? Прежде всего теперь уже не торопиться с ответом. Сегодня мне больше никто не нужен. Не так, чтобы совсем, но, в общем, не настаиваю. Сделаю вид, что письмо еще не получил. Подождите до завтра, мадам. А сейчас я заберусь на диванчик и немного вздремну… Немного вздремну… Вздремну… Ого, уже утро. А рядом никого. А я бы вновь не прочь. Так, где-то у нас в запасе должна иметься «симпатичная брюнетка»… Перечитываю письмо и пишу ответ: «Наташка, шашка в твоем распоряжении. Готов встретиться в любое удобное тебе время. Когда? Где?» Отправляю послание Наташке и получаю в свой почтовый ящик еще два новых письма. Читаю первое: «Леша, мы с подружкой горим нетерпением. У нее 88-62-90, и у меня почти также. Скучаем Леночка плюс Марина. Позвони нам по телефону…» И цена указана. Это проститутки. Они сами или их сутенеры быстренько прочесали свежие анкеты и теперь рассылают предложения потенциальным клиентам. Берусь за второе: «Я – страстная сексапильная блондинка. У меня большая мягкая грудь и маленькая уютная киска. Если хочешь – войди. Утоли свою страсть. Не так дорого, как можно подумать. Телефон:…» Опять платный сервис. Просто уничтожить оба письма? Нет, надо попросить их не писать больше по этому адресу: «Спасибо за предложение. Но не беспокойте, пожалуйста, меня впредь». Гарантий, что они больше не станут присылать мне свои писули, конечно, никаких. Но что делать? Только надеяться на их лень. Может, не будет у них особого стимула заниматься клиентом, который уже раз отказался. Засылаю просьбу-ответ путанкам. И почесав себя по там, решаю сесть за работу. Киваю Мерилин: – Иначе нам обеда не видать. Да, успокоив плоть, можно перейти к умственным упражнениям. Ко вторнику нужно сдать в газету начатый материал о расхищениях бюджетных средств в городском коммунальном хозяйстве. Если не успею, редактор меня порвет. Но главное – следующий материал в таком случае он может перезаказать кому-нибудь другому. И гонорар, стало быть, уплывет в чужой карман. Так что: писать, писать и писать, как завещал великий этот… Кончил. Перечитал. Отредактировал. Отвалившись на спинку кресла, с кайфом закурил и глянул на часы: – Ух, ты. Уже десять вечера. Почти ночь… Сейчас же зашлю статью редактору по электронной почте. Завтра с утречка он придет на работу, а у него в ящике мой материал. А я в это время еще, может быть, буду спать, как одинокий мирный бронепоезд. Если, конечно, основной инстинкт не поднимет спозаранку. Так, статья ушла, а мне – ответ от Наташки: «Завтра в семь вечера жду тебя на Тверском бульваре у третьей скамейки слева от Пушкинской площади. Я думаю, мы узнаем друг друга. Чао». Странно, что больше никаких других писем не было. Но и Люба с потенциальной Наташкой – не так уж и плохо. Поцеловал Мерилин: – Спокойной ночи. Завалился спать. Забавно, но мне приснилась не всегда желанная Мерилин, а просто черт-те что, какое-то производственное видение. Явился усатый начальник местной коммунальной конторы – я с ним разговаривал на прошлой неделе, собирая материал для статьи. Он тыкал указкой в какую-то диаграмму на стене. А на столе начальника сидела наша дворничиха в ромашковом халатике, застегнутом на две пуговицы. Под халатом у нее были брезентовые штаны и оранжевый светоотражающий жилет. Никакой эротики… А утром я вновь почувствовал безумный прилив потребностей. Весна бурлила во мне. И мысль о Наташке, ждущей меня сегодня вечером на Тверском бульваре, приятно щекотала нижнюю часть души. Мурлыкая себе «I wanna be loved by you», я умылся, позавтракал, почитал газету. Немного помыслил о том, что позвоню редактору после обеда, когда он наверняка прочитает статью и похвалит меня: – Даю в номер. Население тебя не забудет! Но пока, пока подумаю о следующем материале, который редактор, конечно же, теперь уже никому не перепоручит. Писать надо о сговоре производителей и поставщиков электрической энергии. Цены растут, как на дрожжах. Кто-то на этом крупно наваривает-зарабатывает. Есть подозрения, что существенная часть прибыли энергокомпаний выводится за рубеж, в чьи-то частные оффшорные карманы. Эта темка весьма интересуют всех: и население, и предприятия. Но самое главное – моего редактора. Врубил компьютер. Исходя из кое-какой имеющейся в моей голове информации, набросал ориентировочный план статьи. Потом решил просмотреть все, что есть в интернете на мою тему: отчеты, прогнозы, рейтинги, цены, комментарии, персоналии, уже ранее замешанные в энергоделах. Но, войдя в сеть, я почему-то первым делом пошел не в раздел «Энергетика» и не в «Черные списки предпринимателей и чиновников», а в свой почтовый ящик. – Хо-хо… Меня ждало аж четырнадцать писем. Впрочем, двенадцать – от проституток. Глянув на все эти стандартные «утоли свою страсть», «с самыми лучшими девчонками», «за городом очень недорого», я ответил им столь же стандартно: «Спасибо за предложение. Но не беспокойте, пожалуйста, меня впредь». А еще два письма были от искомых бесплатных партнерш. Первое меня совершенно не вдохновило на сексуальные подвиги. Оно было от той самой безумной Маши, чье объявление с фотографией я видел в разделе «Интим бесплатно»: «Привет, Мой ласковый и нежный зверь. Я – Маша, мне 25, высшее образование, знак зодиака – Весы, рост – 167, вес – 55. Твое письмо тронуло меня. Мне так не хватает нежности. Поверь, мы будем отличной парой и сможем вместе чудно провести время. Давай встретимся. И пусть не будет разочарования…» Констатирую: откликнулась на «вариант номер два – чувствительный». И этот работает. Но вместе с тем я разочарован. Не Машу я ждал, не эту Машу. Не мудрствуя лукаво, отправляю ей тот же, что и проституткам, стандартный текст: «Спасибо за предложение. Но не беспокойте, пожалуйста, меня впредь». Увы, ее вслед за мной все-таки ждет разочарование. А второе письмо от некой Русалки. Весьма любопытно: «Здравствуй, „С шашкой наголо”. Я – Русалка (Иринка). Мне 21 год, рост – 170, вес – 55. Устала от скучного секса без чудинок. Хочу встретить веселого мужчину или молодую девушку, с кем можно по-детски побеситься и побезобразничать. Обожаю игры с водой. Предупреждаю! Для начала, например, сразу первым делом ты в том, в чем пришел или пришла, залезаешь в ванну, а потом я к тебе присоединюсь. Место для встречи есть, но лучше я приду в гости». А что? Это же не в проруби – в ванной вода теплая. Отвечаю по существу: «За симпатичной Русалкой готов в огонь и в воду. Но у меня временные проблемы с подачей воды, поэтому приду к тебе. Я водопадом ворвусь в твой дом, в тебя. Захвачу, закружу и мы утонем в наших объятиях, как в глубоком омуте. Где и когда? Водяной Леший с шашкой наголо». Бац: ответ отправлен. В почтовом ящике – пусто. Еще ничего не успело прийти. Значит, можно продолжить работу над моей статьей об энергосговоре. Захожу, наконец, в раздел «Энергетика» и роюсь в текстах, копаюсь, добывая из сотен тысяч мегабайтов крупинки ценной информации. Большой перекур. – Мерилин, сколько там у нас времени? Господи, уже половина шестого. Вот заработался-то. Полтора часа до встречи с Наташкой. Но сначала редактору звякнуть. Так со статьей все в порядке. Все как я и думал: – Даю в номер. Население тебя не забудет!.. Да черт с ним с населением. Я тут же забыл о разговоре с редактором. Посмотрел на компьютер. Глянуть еще письма? Потом. И некогда, и ни к чему сейчас еще о ком-то думать. Вперед, к Наташке! Бреюсь, одеколонюсь, джинсюсь и джемперюсь. Хватаю куртку и – на выход. Времени осталось только доехать до места встречи. Это женщина может позволить себе опоздать. А мужчине полагается быть вовремя, изображать чем-нибудь томительное нетерпение. Выскакиваю на площадь Пушкина, машу памятнику: «Скажи-ка, дядя, ведь не даром…» И вниз по Твербулю. Считаю. Первая скамейка. Вторая. Третья. На ней сидит немолодая пара. А я постою. Вернее, погуляю вдоль да рядом. Позыркаю на проходящих грудоногих. Насвистываю себе «Как много девушек хороших…». А время идет. Уже пятнадцать минут восьмого. Начинаю сбиваться на «Ты ж миня пидманула, ты ж миня пидвела». Глазами встречаю каждую, подходящую по параметрам: «Может эта? А может та?» Семь двадцать. Народу полно. Пока приглядывался к одной брюнетке, мимо проскочила другая. Так вот подойдет Наташка, а я и не замечу. Семь – двадцать пять. Любят же женщины поизмываться. Лады: жду еще пять минут и «алес капут». Между прочим, у меня еще Русалка в резерве имеется. Так что, Наташка, не очень-то и хотелось. Как бы. Семь тридцать. Вздыхаю и поворачиваюсь к метро. Над статьей сегодня побольше поработаю. Но, конечно, в этот самый момент меня сзади легонько так по плечу пальчиком: – Леша, вот и я. Оборачиваюсь. И правда «симпатичная брюнетка». Лет, может, и не двадцать восемь, но не больше тридцати. Все, вроде бы, при ней. Хотя не очень видно под длинным пальто. А не она ли проходила минут пять назад мимо? Наверное, разглядывала меня, оценивала? Наташа улыбнулась: – Я тебе нравлюсь? Отвечаю: – Нравишься, – беру ее под руку, – идем. Только куда? Она качнула головой: – Нам немного по бульвару. Потом в арку и практически будем на месте. «В хорошем районе живет, – думаю, – наверное, дом – полная чаша». И я живо представил себе ее шикарную спальню. Кровать три на четыре, мягкую, упругую, может быть даже водяную. Зеркальные стены и потолок. Мы неплохо проведем время. Нет, не зря ждал полчаса. Вот мы уже зашли во двор с крутыми автомобилями у подъездов. Возможно, одна из них ее. «БМВ», «Ауди» или «Мерседес»… Но мы проплываем мимо шикарного авторяда. И выходим со двора через другую арку. Пересекаем улицу. Заходим в другой дворик. Обшарпанный. Не то что без дорогих, вообще без каких-либо автомобилей. Нет у нее водяной кровати. Точно. Гляжу в сторону подъездов – какой из них наш. Но Наташа кивнула в сторону детского садика: – Нам туда. – Туда? Я еще больше разочаровался: какие уж там зеркальные стены и потолки. Наверное, она – директор детского сада. Или вообще воспитательница. Или музыкальный аккомпаниатор: «Встаньте, дети, встаньте в круг…». Живет Наташа, конечно же, с мамой, и потому привести любовника может только на свое рабочее место. Интересно: у нее там диванчик или раскладушка? Ищу глазами ворота, но Наташа предупреждает: – Пойдем через дырку в заборе. Понятно: не хочет, чтоб сослуживцы видели, как она мужика с собой привела. Сначала через забор, потом через какое-нибудь окно в кухне. Там будет пахнуть манной кашей и компотом. Я с детства помню эти запахи. Но Наташа не повела меня к зданию. Остановилась возле песочницы на игровой площадке: – Пойдем в детский домик. Были уже сумерки, и, наверное, она не заметила, как у меня вытянулось лицо: – В детский домик? – Да. – Зачем? – За тем. – За тем… Но почему именно в детском домике? Наташа ответила очень логично: – Потому что я это уже делала в машине, в лифте, в подъезде, на чердаке… А в детском домике не делала. Пойдем. Потянула меня за рукав. Мы едва втиснулись в детский домик, выстроенный, конечно же, не под наши размеры и цели. Повернуться в этой фанерной коробке было совсем невозможно. Я уж решил предложить Наташе вылезти и раздеться на улице, а потом снова забраться внутрь, раз уж ей так хочется сделать это обязательно в детском домике. Но она, похоже, все тщательно продумала. А, может, вообще залазила в этот чертов домик заранее, прикидывала – кто знает? В общем, Наташа встала на колени и высунулась из окна по плечи. Места стало больше. И тогда она, расстегнув пуговицы на пальто, потянула его на себя: – Помоги. Я послушно вмешался, забросил длинные полы на ее спину. Под пальто обнаружилось не менее длинное платье. Я справился и с ним. А вот под платьем из одежды не было ничего. Свет зажегшегося уличного фонаря ворвался в боковое окошко, представил ее круп во всех деталях. Красивый круп. Ничего не скажешь. Да, большего мне ничего и говорить не надо было. Я взялся за тело. Домик чуть поскрипывал. Похоже, такой же пенсионер, как и мой домашний диванчик. А я вспомнил детскую загадку: «Туда-сюда-обратно, тебе и мне приятно». Но это про качели. Не про домик. Потом мысли мои стали путаться – дело явно продвигалось к разрешению. Но я вздрогнул раньше времени и не в тему. Наташа вдруг яростно принялась стонать: – А-а… А-а… А-а… Я покрутил по окошкам головой, насколько это было возможно. Нет, вроде ее сладкие стоны никого не привлекли. Ну, наконец, она забилась в оргазме. Постепенно ее звукоизвержения стихли. Оправился и я… Пятясь голыми задницами, мы выбрались из домика. Распрямили спины и ноги. Привели в порядок одежду. Присев на качели, закурили. Ноги у меня подрагивали. Я пускал сигаретный дым и поглядывал на видавший виды домик. А Наташа смотрела на меня. Спросила: – Хочешь, в следующий раз мы сделаем это еще в каком-нибудь интересном месте? – Да-да, конечно, – согласился я вслух. А мысленно добавил: «только если это будет не в канализационной шахте». Как-то не очень хотелось предаваться утехам, держась при этом руками за железную лесенку, а ногами упираясь в скользкие стены. Это уже слишком сомнительное удовольствие. Я и так, похоже, расцарапал себе коленку гвоздем, вылезшем из расшатанного детьми ли деревянного пола домика. Проводил ее до метро: – Пока. – Пока. Спишемся? – Обязательно. Всю дорогу я думал о Наташе. Что привело ее в этот детский садик? Какие фантазии? Или воспоминания?… Дома залил царапину на колени йодом. Порадовался тому, что джинсы всего лишь проколоты, а не порваны. С приятностью вспомнил Наташкин круп в свете фонаря. И включил компьютер. Возможно, меня ждет еще что-нибудь интересное. Да, письма были. Чуть ли не два десятка. Но снова, как я уже и предполагал, большая часть – от проституток. Запустил им тут же в ответ: «Спасибо за предложение. Но не беспокойте, пожалуйста, меня впредь». Перешел к более любопытным письмам. В первую очередь я взялся за послание, по адресу которого определил, что оно от Русалки. Каково ее решение? «Извини, сегодня и завтра не могу. Давай в четверг в восемь вечера. Встретимся на выходе из метро Багратионовская. У тебя в правой руке будет красная роза, в левой – журнал с чем-нибудь морским на обложке. Я подойду к тебе. Русалка». Отлично, я тоже не могу сегодня, а завтра у меня – два интервью в разных концах города. Так что четверг – в самый раз. Вырубил компьютер. Залез в душ. Добрался до кровати. И уснул. Мне снился детский сад. Я – маленький карапуз. С другими детьми вожу хоровод. А потом слышу голос воспитательницы, призывающей нас: – Дети, давайте поиграем в доктора… Оборачиваюсь – это Наташа в белом халате поверх пальто. Она улыбается мне и раздвигает длинные полы… Утром подумал: интересно, что бы случилось, если бы на стоны Наташи прибежал сторож. Да не дай бог с собакой. Подлетают они к домику, а из него торчит мой обнаженный филей. Я погладил себя по мягкому месту: – Спокойно. Теперь это уже им не по зубам. И тут же решил: не стоит торопить новую встречу с Наташиным крупом. У меня ведь появилась еще и Русалка. Посмотрел на Мерилин и вспомнил: – Черт, я же не все письма дочитал вчера. А в новых посланиях вполне может быть также что-нибудь интересное. Лезу в компьютер. Судя по адресам, письма пришли от всех обозначенных мною категорий: и от «физиологических», и от «чувствительных», и «от разумных». Чтобы было проще отвечать, расставляю все послания по трем спискам. Читаю. Письма из первого списка – «Физиологического»: «Войди в меня. Мне – 30, грудь – 2, рост -180, хочу, хочу, хочу. Ласка». М-да, рост -180, выше меня на восемь сантиметров. Но она же знает мой рост из анкеты, и, стало быть, сама на него нарывается. Пожалуй, это интересно. Надеюсь, что не подведу ее ожиданий, как-нибудь докарабкаюсь до цели. «Шашка наголо, налетай. Но только быстро, я тороплюсь. У меня все готово и разогрето. 88-58-92». «Но только быстро…» Теперь это уж как получится… Второй список – «Чувствительные»: «Пухленькая блондинка (рост 162 см, 26 лет) скучает по мужской руке. Твоя ласковая и нежная зверюшка». Что-то в ней есть трогательное за мужское начало… «Ты веришь в любовь с первого взгляда. А значит, может быть любовь с первого слова. Твое письмо наполнено нежностью. Стыдно сказать, но кажется, я в тебя влюбилась на расстоянии. Наверное, ты – необыкновенный мужчина. А я – необыкновенная женщина. Я готова ответить тебе чуткостью и любить, во что бы то ни стало. Ответь мне, долгожданный, мой ласковый и нежный зверь. Твоя Ника». Я подумаю, «моя Ника». Уж как-то это неожиданно: такое письмо по объявлению в рубрике «Интим бесплатно»… «Это странно, странно, странно – находить, что не терял. Жизнь, известно, многогранна, я всего лишь – материал. Я мягка, и я упруга, я и глина, и гранит, Я из тех, что не теряла, но нашедшего хранит… Хочешь узнать как? Напиши, Твоя Я». Уф… У нее явно есть чувство ритма. Это любопытно… Третий список – «Разумные»: «Здравствуйте, Хомо сапиенс, с большим удивлением прочитала Ваше письмо. Значит, я ошибалась, когда после многих встреч и попыток так разочаровалась в мужчинах. Они стали представляться мне лишь примитивными животными, ждущими от женщины только одного – секса. Значит, есть такие мужчины, которым интересно, что у женщины в голове, в душе? Я готова встретиться. И так хочется не разочароваться. Ольга». Надеюсь, не разочарую… Вообще-то в данном случае я больше именно про секс писал. Но если ей так легче сделать первый шаг, то да, я готов на разности… «А вы любите живопись, музыку? Мы бы могли делать это на зеленой простыне в стиле Гогена – это мой любимый художник. И под музыку Равеля – „Болеро”. Долго-долго. А может, вам ближе Бетховен, Шнитке? А может, нам стоит слиться с Шостаковичем? Но умоляю – только не Шопен. Я буду ваша, если наши вкусы сойдутся. Виола – 28 лет, классические формы». Классические формы… Да, пожалуй, наши вкусы сойдутся… Подвожу итоги: всего семь писем. Очень неплохо. «Чувствительных» больше, чем «физиологических» и «разумных». Это, наверное, нормально. Женщины эмоциональны по своей природе. Им ближе чувства и связанные с ними слова, чем абстрактные сухие мысли, которыми (зачем-то) оперируют мужчины. Я потер руки: все получилось. Мне удалось выделить себя из других мужчин, преодолеть нехилую конкуренцию. А дальше, дальше надо отвечать на письма и, похоже, выстраивать график встреч – я же не могу предаваться утехам каждый день. Не электрический робот-любовник, в конце концов. Хотя еще в субботу, накануне моей авантюры, до встреч с Любой и Наташей, мне казалось, что я могу делать это вечно, без остановки… Что ж, я расчертил лист бумаги и внес первую запись: «Четверг – Русалка»… А дальше будем расставлять согласно поданным и согласованным заявкам. Первым напишу «физиологичкам» – им к спеху. А «чувствительные» и «разумные» столько ждали, что смогут и еще немного потерпеть. Кто там у нас больше всех торопился? «88-58-92»? Отвечаем: «Моя горячая „88-58-92”, увы, меня не отпускают с работы. Выберусь только к выходным. Какая досада, потому что до воскресенья не выдержу. Давай в субботу. Где и во сколько?» Помечаем субботу предварительно – «88-58-92». Теперь пишем ответ Ласке: «Убываю до следующей недели в командировку. Так жаль, но надеюсь, ты дождешься меня. И я войду в тебя во вторник или в среду. Выбери, какой день тебе лучше подходит. Где и во сколько мы встретимся? Твой „С шашкой наголо“. Теперь подождем. В зависимости от ответов «физиологичек» сделаем предложение «чувствительным» и «разумным». А сейчас мне уже вовсю надо бежать по работе. У меня две встречи. С политиком и с чиновником. Оба будут рассказывать о том, как это трудно – установить в нашей стране справедливые, безо всякого криминала энерготарифы. Когда вернулся с интервью и заглянул в почтовый ящик, то вместе с четырьмя новыми письмами проституток нашел и то, чего ждал – ответы от «88-58-92» и Ласки. – Ну-ка, ну-ка… «Ты меня разочаровал. Я не умею ждать. Не пиши больше. Не твоя „88-58-92“. Ну и хрен с тобой. Обойдусь как-нибудь другими кандидатками. В крайнем случае, выходной устрою. Отдохну всеми трудовыми мозолями. Гляжу на портрет: – Мерилин, а может координаты этой «88-58-92» Казимиру дать? Тем более, у меня ничего с ней не было. А вдруг ему в масть пойдет. И ей будет хорошо. Звоню Казимиру: – Брат, у меня для тебя есть электронный адресок одной подруги… Он отвечает шепотом: – Спасибо, но поздно. – Не понял. – Не понял, не понял. Я тут не один. У меня все в порядке. – Теперь понял. Пока… – Давай… И Казимир уже свои проблемы решил. Извини, «88-58-92», мы тебе не поможем. Да, а что скажет товарищ «Ласка»? Вскрываю письмо: «Во вторник в семь на Тверском бульваре. У памятника Есенину. У меня изумрудные глаза». Гм, Твербуль – центровое место: все на нем норовят стрелку забить. Хорошо хоть не у памятника Пушкину, там такая толпа всегда встречается. С Наташей увиделись у скамейки. С Лаской, значит, рядом с Есениным. «Зацелую до пьяну, изомну как цвет…» Как я ее узнаю? Вот ведь женщины, какие приметы выдают. «У меня изумрудные глаза»… Но что там еще было в ее первом письме? Ага: «30 лет, грудь – 2, рост – 180». Значит, на бульваре надо смотреть поверх среднестатистических голов и тогда обнаружу. О’кей. Заносим в график. Значит, так: четверг – занято («Русалка»), следующий вторник – занято (Ласка), а вот эти выходные вследствие отставки «88-58-92» освободились. И дальше за средой свободно. Можно давать ответ «чувствительным» и «разумным». Будем чередовать: «чувствительная» – «разумная», «чувствительная» – «разумная». В первую очередь пишем «Пухленькой блондинке», уж не знаю, чем она меня привлекает. В ее письме ничего вроде особого не было. Но поехали: «Моя ласковая и нежная Зверюшка. Я предвкушаю. Я хочу ощутить тебя у тебя в субботу или в воскресенье. Назначь мне место и время встречи. Я трепещу. Твой ласковый и нежный зверь». Предварительно помечаем выходные («Зверюшка») и беремся за ответ Ольге: «Ольга, я читаю и перечитываю Ваше письмо. Безусловно, Вы – глубокая, рефлексирующая личность. Думаю, судьба дает нам то, чего мы так страстно желаем. Надеюсь на скорую встречу. Хомо сапиенс». Конкретную дату ей не предлагаю, потяну время, пока даст ответ «Зверюшка», чтобы не поломать график. В том же духе отвечу и всем остальным (с индивидуальным, разумеется, подходом). Нике: «О, моя Ника. Мне кажется, что ты – действительно необыкновенная женщина. Твое письмо меня так взбудоражило, так возбудило. Я не хожу, я просто летаю над землей в ожидании нашей встречи. Воссоединимся же душами и телами. Твой ласковый и нежный зверь». А теперь Виоле: «Равель и Гоген, что может быть лучше? Только Писсаро и Шостакович. А Шопена, конечно, не нужно. Но под Генделя – это романтично. Я в нетерпении. Хомо сапиенс». И еще у меня осталась «Твоя Я» – поэтесса. Ответим достойно: «Да, я так ждал душой ответа, Лелеял, холил свой восторг. Надеюсь, ты – источник света, Я – твой Рабиндранат Тагор… Он же – твой ласковый и нежный зверь». «Источник света» – это у меня, видимо, из-за сегодняшнего интервью с энергетиками. А Рабиндранат Тагор почему? А Будда его знает… Можно засылать почту. Но сначала проверяю, не перепутал ли имена, адреса и тон обращений. Все вроде правильно. Отправляю. И получаю два письма. Первое от еще одной проститутки. Как же мне они надоели. Сличаю адрес. Нет, с этого мне еще предложений не приходило. А, наверное, это не последнее письмо от «жриц любви». Вздохнув, отвечаю: «Спасибо за предложение. Но не беспокойте, пожалуйста, меня впредь». А второе письмо от Наташи, от «детсадовской». Ее снова на подвиги потянуло? Читаю, точно: «А ты был ничего. Давай сделаем это на чертовом колесе в парке. Завтра же. Я думаю, это будет чудесно. Наташка». Что же ей написать-то? С графиком никакой ясности нет. Сделаю вид, что еще не читал письмо. А дальше посмотрим… не помню, какой же певец это пел: «И на чертовом… па-ра-рам… колесе…» Ну вот, оглянуться не успел я, как четверг катит в глаза-с. Еду на Багратионовскую к Русалке. Купил красную розу и журнал, на обложке которого девица в морской волне. Стою, где было указано, жду. Приготовился к тому, что она опоздает, как и Наташа, на полчаса. Но Русалка выплыла практически вовремя. И я узнал ее издали. Она, правда, была похожа на русалку со своими волосами, распущенными поверх светлой, переливающейся как чешуя, куртки. Русалка глянула на мой журнал: – Привет, мой ласковый и нежный зверь. Я протянул розу: – Здравствуй, моя русалка. Она игриво посмотрела на меня: – Погуляем немного? Жму плечами: – Почему бы и нет… Медленно бредем по улице. Русалка явно меня прощупывает – расспрашивает о работе. А мне скрывать нечего. Рассказываю, как на духу: – Журналист, озабоченный в данный момент. Ты знаешь, чем… Она не отстает, требует подробностей: – А в какой газете работаешь?… Наверное, со звездами всякими общаешься… Называю свою газету. Объясняю, что лично мне – сотруднику отдела расследований, – больше приходится общаться со всякими проворовавшимися чиновниками, менеджерами и рядовыми гражданами, а так же гражданками. А еще с аферистами. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/aleksandr-ermak/zapiski-ozabochennogo/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.