Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Открывая двери Антон Николаевич Рундквист В книге собрано 30 рассказов, охватывающих весьма широкий диапазон: здесь нашлось место драме, юмору, мистике, фантастике, фэнтези и даже политической сатире. Поначалу создается впечатление, что отдельные части книги не связаны между собой, однако ближе к последним страницам их мозаика складывается в единое целое, приводящее к неожиданной развязке. Открывая двери Антон Николаевич Рундквист Посвящается Ивану Николаевичу Рундквисту (1983 – 2005) © Антон Николаевич Рундквист, 2015 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero Предлагаемая вниманию читателей книга весьма интересна уже тем, что написана молодым автором, представителем так называемого поколения Y, родившегося в конце 80-х – начале 90-х годов прошлого века и обитающего в виртуальном мире компьютерных технологий и социальных сетей. И вот его представитель, покинув свою привычную среду, берется за классическое перо! В книге собрано 30 рассказов, охватывающих весьма широкий диапазон времени. Жанр конкретнее, чем некая кажущаяся реальность, определить сложно. Да и надо ли? Некоторые рассказы напоминают сказки, другие – сценарии компьютерных игр, третьи взяты из повседневной жизни. Повествования весьма разнообразны по эмоциям: от веселых до грустных, от добрых до злых. Поначалу создается впечатление, что отдельные части книги не связаны между собой, однако ближе к последним страницам их мозаика складывается в единое целое, приводящее к неожиданной развязке. Следует отметить приятный для чтения стиль автора, его несомненную эрудицию и легкую иронию, придающую произведениям неповторимую пикантность. Хочется пожелать ему новых успехов на литературной стезе.     Камиль Зиганшин, писатель, заслуженный работник культуры РФ Вместо пролога Мужчина очнулся на пустыре. Как он сюда попал? Совершенно непонятно. Он поднялся и осмотрелся: вокруг не было никаких намеков ни на дома, ни на дорогу, виднелся лишь густой лес вдали. Значит, это где-то далеко за городом и звать на помощь бессмысленно. Но что же с ним могло произойти? Почему он здесь? И самый главный вопрос: кто же он? Мужчина попытался вспомнить свое собственное имя, но тщетно, потом он попытался вспомнить хоть что-нибудь, но и это не удалось. «Боже, – думал он про себя, – что же это такое? Я один на каком-то пустыре и ни черта не помню! Что же мне делать? Точно! Надо пошарить по карманам – вдруг я найду какие-нибудь документы». На мужчине были серый костюм, белая рубашка и бледно-желтый галстук. В карманах брюк ничего не было, но во внутреннем кармане пиджака мужчина нашел мобильный телефон. «Вот это повезло! Надо только открыть телефонную книгу, а увидев имена в ней, я сразу что-то вспомню и, главное, смогу позвонить, чтобы меня забрали отсюда». Однако никаких номеров в телефонной книге не было, словно мобильник был только что приобретен. «Как же так? Почему здесь нет никаких записей? Может, это и не мой телефон. Наверно, меня кто-то вырубил (скорее всего, усыпил снотворным, так как никаких телесных повреждений я вроде бы не ощущаю), потом отвез на этот чертов пустырь и зачем-то положил мне в карман телефон. А раз так, то мне обязательно должны позвонить». И действительно, телефон начал вибрировать, оповещая о полученном сообщении, в котором говорилось: «Безымянному от Д. Б. Идите в сторону леса, там с вами встретится проводник, далее следуйте за ним». «Такое ощущение, что со мной играют в какие-то игры… – Безымянный (а мы будем именовать его так) едва сдерживался от того, чтобы громко выругаться, но все же сохранил хладнокровие. – Что ж, иного пути у меня нет, так что придется следовать указаниям». Безымянный двинулся в сторону леса и через полчаса достиг его границы, где увидел странное низкорослое – высотою в метр – мохнатое существо, покрытое бурой шерстью. Сначала он подумал, что это животное, но существо, чем-то похожее на гигантского ежа, уставилось прямо на Безымянного, а потом махнуло ему рукой, что, по-видимому, должно было означать «Следуй за мной». «Это что, и есть мой проводник? Становится все любопытственнее и любопытственнее». Безымянный проследовал за существом в глубь чащи и через некоторое время увидел маленький бревенчатый домик. Существо указало на дверь – значит, надо войти внутрь, что Безымянный и сделал. Внутри дом оказался гораздо больше, чем выглядел снаружи. Перед Безымянным протянулся длинный, казавшийся бесконечным коридор, по обеим сторонам которого располагалось бесчисленное количество дверей. «И куда же мне идти? – недоумевал Безымянный. – Здесь столько дверей… Видимо, придется осмотреть все помещения.» Он подошел к ближайшей двери и застыл в нерешительности: ведь за ней могло быть все что угодно. Но все же Безымянный повернул ручку, открыл дверь, и вот что он там увидел. Маленькая победоносная война – Господин Президент, – обратился к Главе государства Премьер-министр, – страна в кризисе. – Но мы же величайшая держава на Земле! – недоумевая, ответил Президент. – И все же это так, – настаивал Премьер. – А в чем, собственно, проблема? – уточнил Президент. – Ну, во-первых, у нас нет денег. – Это правда? – Президент обратился к Министру финансов, тот утвердительно кивнул. – Совсем-совсем нет? – Наш долг составляет пять триллионов, – с грустью подтвердил Министр финансов. – Но ведь мы можем взять кредит, – предложил Президент. – Взять один кредит, чтобы оплатить другой? – на лице Министра финансов отразилось недоверие. – Мне кажется, что это не лучшая идея, тем более мы всегда так делаем, и ни к чему хорошему это не привело. Все собравшиеся прекрасно это понимали. Ну, а что еще можно сделать? Тут слово взял Министр здравоохранения: – Я предлагаю закрыть все государственные поликлиники, а вместо них организовать профилактические центры. Ведь если никто не будет болеть, то и лечить людей не придется, а мы на этом здорово сэкономим. Президент что-то прикинул в уме. С одной стороны, смысл в словах Министра здравоохранения был, но стоит ли полагаться на мнение человека, который занимал свой пост только потому, что катался с Президентом на лыжах в горах? Был ли у него диплом врача? Честно говоря, Президент до сих пор об этом как-то не задумывался. – Фармкомпании будут недовольны, – осторожно заметил Премьер. – Но они и к бюджету государства не имеют никакого отношения, – парировал Министр здравоохранения, – за исключением производителей вакцины от гриппа, благодаря которой мы контролируем население. В зале повисло неловкое молчание. Министр здравоохранения осознал, что произнес вслух то, о чем было не принято открыто говорить, и скромно потупился. – Ладно, – прервал паузу Президент, – расходы на здравоохранение мы сократим, но откуда у нас возьмутся доходы? – Можно устроить свалку ядерных материалов, – предложил Министр по делам экологии. – Государства со всего мира будут привозить нам свои отходы, а мы где-нибудь их закопаем. – А людям скажем, что отправили их на переработку, – добавил Советник по связям с общественностью. Все присутствующие одобрительно закивали. – Но у нас есть еще проблема с энергоснабжением, – тихо сказал какой-то незнакомый молодой человек. Все тут же обратили к нему свой взор. – Доставщик пиццы прав, – с грустью согласился Премьер-министр. – Нам необходима нефть. Много нефти. И желательно бесплатно. Вот это была проблема. С этим вынуждены были согласиться все присутствующие, кроме Министра культуры, который на протяжении всего совещания общался с друзьями по мобильнику в «аське» и не обращал ни на кого внимания. С кресла поднялся Министр обороны и своим громким голосом (который он приобрел отнюдь не в армии, где он никогда не служил, а в церковном хоре) произнес: – Три слова: маленькая победоносная война. На лице Президента заиграла улыбка. – Победоносная освободительная война, – вставил Премьер. Теперь Президент улыбался во всю ширину рта. – Надо только выбрать подходящего противника, – воодушевившись, продолжил мысль Министр обороны. – Есть прекрасная кандидатура, – вмешался Министр иностранных дел. – Племя Думбия в Центральной Африке. – Это где-то рядом с Мексикой? – уточнил Президент. – Не совсем, – уклончиво ответил Министр иностранных дел, – но это не главное. Самое важное – это то, что эти язычники живут на нефтяной жиле, а их вождь – подлинный диктатор. – Мы просто обязаны принести народу племени Думбия христианство и демократию! – воскликнул Президент. – Теперь обговорим детали… *** Прошло восемь месяцев. За это время освободительные войска вторглись на территорию племени Думбия, где их встретило совершенно неожиданное сопротивление со стороны местного населения. Миротворцы, к сожалению для себя, обнаружили, что аборигены совсем не рады демократии, а самая современная армейская экипировка не спасает от ударов камнями. В первую неделю войска потеряли несколько сотен солдат, но стоит сказать, что виной тому скорее было безжалостное африканское солнце и практически полное отсутствие воды, а значит, и водопровода, что, в свою очередь, означало отсутствие также душа и туалета, а это не могло не отразиться на боевом духе войск. Как оказалось, племя Думбия получало воду, когда их якобы вождь-диктатор, оказавшийся на поверку местным шаманом, призывал небесных богов, которые после некоего обряда посылали на землю живительную влагу в виде дождя, а аборигены тем временем собирали ее в специальные бочки. Неудивительно, что они всеми силами оберегали своего вождя, ибо тот действительно делал что-то полезное. Вскоре на территорию конфликта были введены танки, но аборигены сумели нейтрализовать их при помощи замаскированных оврагов на дороге к своей деревне. Уже через два месяца стало ясно, что маленькой победоносной войны, мягко говоря, не получилось, а еще через полгода Президент снова созвал Правительство на совещание. – Похоже, мы окончательно увязли в этой войне, – констатировал он. – Мы потратили на это дело уже пятьдесят миллиардов, – отчитался Министр финансов. – И какой умник предложил эту идею с войной? – задал риторический вопрос Президент. Все повернулись к Министру обороны, а он покраснел и уставился на свои ботинки. – Зря я тебя назначил на эту должность, возвращайся-ка лучше в Министерство сельского хозяйства… – А кто же тогда займет его место? – спросил Премьер-министр. – М-да, чтобы исправить сложившуюся ситуацию, нужен по-настоящему достойный доверия человек. Тут Президент посмотрел на пустую коробку из-под пиццы, а потом перевел взгляд на паренька из службы доставки. А что? Пицца была вкусная, доставлена вовремя, еще горячей. Наверно, на него можно положиться. – Сынок, ты хочешь послужить своей стране? – Да, сэр! – Отлично! – Настроение у Президента явно улучшилось. – Проблему с главой Министерства обороны мы решили довольно быстро – такими темпами, глядишь, скоро и из кризиса выйдем. Снова и снова… Дом. Большой роскошный особняк, расположенный в пригороде. Я и мой напарник сейчас находимся в кабинете, а перед нами за столом из красного дерева сидит седой, слегка полноватый и очень взволнованный человек. Волнение его легко объяснить тем фактом, что мы наставили на него свои служебные пистолеты, и только чудо (или хороший адвокат) может спасти его от пожизненного заключения. Как же долго мы с Джексоном выслеживали этого гада! В его особняк нас привела цепь случайностей (так по крайней мере казалось вначале). Все началось с банального вооруженного ограбления: два наркомана с пушками (еще бы, ведь их можно купить на каждом углу, я имею в виду и пушки, и наркотики) напали на одного офисного клерка, который задержался на работе, а потому возвращался домой, когда уже стемнело. Надо сказать, что парню повезло: отделался испугом и ссадиной на голове (один из преступников ударил его рукоятью пистолета). По своему опыту я знаю, что такой исход, к сожалению, можно приравнять к большой удаче, так как обычно наркоманам плевать на жизнь своих жертв. Так вот, мы нашли этих уродов по горячим следам. Слава богу, даже в преступном мире мало желающих иметь дело со сдвинутыми наркоманами с пушками, так что покрывать их никто не стал. Мы решили не церемониться и нанести им визит в их жилищи (они снимали дешевую комнату в одном из бедных районов). Одного мы взяли на месте, а за другим пришлось побегать. Придурок, видимо, насмотрелся «Тринадцатого района» и вообразил себя мастером паркура: он вылез через окно и по пожарной лестнице залез на крышу (чего я никак понять не могу, ведь логичнее было спрыгнуть вниз). Надо сказать, что для наркомана со стажем он был в отличной форме – я еле его догнал. Позже мы узнали, где они брали наркотики, – в клубе «Лейм Хорс». Там мы взяли дилера. Напугать такое ничтожество было несложно, и он быстро сдал нам своих поставщиков, которых мы накрыли тем же вечером в их подпольной лаборатории. Правда, выйти на человека, который за всем этим стоял, было практически невозможно, но здесь нам на помощь пришли ребята из налоговой службы (как это странно ни звучит), которые сумели отследить всю цепочку финансирования данной преступной группы через все возможные подставные организации, что в итоге и привело нас с Джексоном в особняк Тони Спалетти. На совести этого отброса рода человеческого немало жертв. Будучи главой преступного синдиката, он в той или иной степени был связан с торговлей оружием, наркотиками, проституцией, рэкетом, шантажом и даже растлением малолетних. Возможно, именно последнее побудило нас с Джексоном взять этого негодяя лично, не дожидаясь спецназа. Когда я теперь об этом думаю, эта затея кажется мне безумно глупой и нелогичной, но что-то менять уже поздно, так как Спалетти у нас на мушке и Джексон уже достал наручники, чтобы заковать преступника. И в этот момент в комнату врываются несколько вооруженных головорезов. Мгновение – и Джексон весь в крови лежит на полу с несколькими пулевыми отверстиями в груди. Они убили моего напарника, сволочи! Бедный Джексон! Мы десять лет работали плечом к плечу, он не раз спасал мою шкуру, когда казалось, что уже все, мне конец. Помню, как мы много раз ходили с его сыном на бейсбол. Что я теперь скажу парню? А бедной Дженнифер? А ведь Джексону оставались считанные дни до пенсии… Но сейчас мне нужно думать не об этом. Сам не понимаю, как успел отскочить за шкаф, который стал мне временным укрытием. Теперь нужно разобраться с бандитами. Сколько же их? Раз, два… Трое. Я высунулся и двумя выстрелами отправил двоих к праотцам, третий спрятался за креслом, но мне были видны его ноги (что он за идиот?). Я выстрелил несколько раз. Не знал, что человека можно убить несколькими попаданиями в ногу, а оказалось, что можно. Воспользовавшись моим замешательством, Спалетти сбежал через заднюю дверь кабинета. Мне нужно во что бы то ни стало его догнать, хотя бы ради несчастного Джексона. Я выскакиваю в коридор и. несколько выстрелов. перед глазами все темнеет. Как же я мог так тупо погибнуть? Неужели все так и закончится? Прости меня, Джексон… *** Дом. Мы с напарником держим на мушке главаря преступной группировки. Джексон достает наручники, и тут в комнату врываются бандиты с оружием. Несколько выстрелов, и мой напарник падает на пол. Странно, его смерть не производит на меня должного впечатления, хотя мы работали плечом к плечу десять лет. Но сейчас нужно сосредоточиться на злых парнях с пушками. Я в течение секунды укладываю двоих, а третий спрятался за креслом. Я почему-то уверен, что его можно убить несколькими попаданиями в ногу, пусть это и противоречит человеческой анатомии, и в самом деле мне это удается. Теперь нужно поймать Спалетти. Я не спешу выскакивать в коридор, ибо что-то мне подсказывает, что впереди засада. И точно: выглядывая из-за двери, я вижу двух негодяев с автоматами, и если бы я сразу выбежал, они бы меня точно застрелили. Из своего укрытия я убиваю обоих, причем каждого выстрелом в голову. Почему у меня такое ощущение, будто это какое-то большое достижение? Я выбегаю на улицу. Спалетти точно сел в автомобиль, но я не успел заметить, в каком направлении он уехал. Черт! Похоже, я его упустил. Прости, Джексон. *** Дом. Врываются головорезы. Джексон мертв, но меня это почему-то не особо волнует. Мне нужно торопиться. Я укладываю двоих бандитов, на третьего не обращаю внимания, он как будто завис, а значит, не представляет для меня опасности. Я знаю, что за дверью засада, но смело иду вперед, так как дорога каждая секунда. Далее следует перестрелка, из которой я выхожу победителем. Гады задели меня, но через пару минут все пройдет, хотя по-хорошему я с таким ранением и бежать уже не имел бы возможности, но я бегу и бегу прямо на улицу, где моя цель садится в автомобиль и уезжает в сторону Михен-Хайроуд. Я бросаюсь к своей полицейской машине, и погоня продолжается. Погоня… Какой детективный сюжет обходится без нее? Я уже почти настиг Спалетти, ведь двигатель в моей машине гораздо мощнее, главное – не врезаться в какое-нибудь дерево по глупости. Совсем немного, и я его догоню. Он уже совсем близко, и я, держа одну руку на руле, другой стреляю по колесам его автомобиля. Сам не понимаю, как это у меня получилось, но машина Спалетти остановилась, и теперь этот подонок пытается скрыться на своих двоих. Я стреляю ему в ногу, он падает, и я легко его догоняю. Признаюсь, был соблазн всадить ему пулю сразу между глаз за все, что он сделал, а в особенности за Джексона, но решаю сохранить гаду жизнь – ведь я хороший коп, правильно? Преступник в наручниках. Я безумно устал, потерял напарника, но теперь все закончилось. При этом у меня такое странное чувство, что мне пришлось потратить гораздо больше времени, чем ушло на перестрелку с бандитами и на последующую погоню. Но главное – задание выполнено. Продолжить игру? Нет, на сегодня, пожалуй, хватит. Ну разве что еще чуть-чуть… Светлое будущее Меня зовут Стивен Уэст. Я пишу эти строки, находясь в Саутгемптоне в ожидании корабля, который увезет меня и моих сестер в другую страну, где нам предстоит начать новую жизнь. Назад я, наверно, никогда не вернусь, поэтому хочу в данном послании подвести некий промежуточный итог, рассказать свою историю. Я родился в 1886 году в графстве Йоркшир. У нас была большая семья: помимо меня у моих родителей был также еще один сын – мой старший брат Чарльз – и пять дочек, мои любимые младшие сестренки Кэти, Джейн, Энни, Мэри и Сьюзи. Также вместе с нами жил кузен Джек. Мой отец был земледельцем, и хотя нельзя сказать, что мы жили припеваючи, но все же, пока он работал, мы как-то на жизнь не жаловались. Все пошло наперекосяк, когда мама умерла от чахотки. Мне было всего девять, и для меня это был страшный удар, но отец, как оказалось, страдал еще больше. Он стал много пить и играть в карты; естественно, он много проигрывал, отчего пил еще больше, а когда пьяный и вконец проигравшийся приходил домой, он начинал срывать злость на нас, причем не только на мне и брате, но и на маленьких сестренках тоже. Работу он при этом забросил. Поэтому нам с братом приходилось самим возделывать землю, трудиться от рассвета до заката, так что мы потом еле доползали до наших постелей, но это еще было ничего. Самое ужасное начиналось после захода солнца, когда мы в страхе ожидали прихода отца и взбучки, которую он нам каждый раз устраивал. Хорошо это или плохо, но так продолжалось недолго, ибо отец однажды ночью, уже после того как помучил нас, упал с лестницы и разбил себе голову. После похорон выяснилось, что он оставил нам кучу долгов, так что пришлось продать дом. Мы собрали последние деньги и уехали в Лондон в надежде начать там все сначала. Но большой город оказался не очень-то гостеприимным. Мы поселились в Ист-Энде. Кузен Джек устроился работать на фабрике, а мы с братом стали торговать газетами на улице. Денег едва хватало, чтобы сестренки не падали в голодный обморок. В один прекрасный день Джек объявил, что собирается уехать в Америку и стать золотодобытчиком. Слава богу, к тому времени Чарльз и я уже достигли возраста, позволяющего нам устроиться на полный рабочий день на фабрику, посему мы не стали ему препятствовать, а, наоборот, помогли Джеку собрать немного денег и посадили его на пароход, взяв с него обещание, что он будет нам регулярно писать. Тем временем сестренки подрастали. Кэти устроилась гувернанткой у самой герцогини Куинсберри, Джейн же стала швеей, а младшие сестры ей помогали, осуществляя работу по дому. К сожалению, начались неприятности с Чарльзом, который характером пошел явно в отца. Сначала он просто стал жаловаться на то, что судьба обошлась с нами так жестоко. Мы списали это на переутомление – ведь он, как и я, работал по четырнадцать часов в день. Но потом он стал налегать на спиртное, причем совершенно не понятно, откуда он брал на него деньги, в то время как мы едва сводили концы с концами. Дальше было еще хуже: он пристрастился к опиуму. Чарльз говорил, что это единственный способ для него как-то вырваться из суровой действительности, забыть о повседневных проблемах. Мы же пытались ему помочь, и вроде бы нам это даже удалось: он пообещал, что больше не будет так делать, но вскоре нарушил свое обещание: забросил работу и окончательно окунулся в пучину порока и забвения. В конце концов его мертвое тело обнаружили в одном из многочисленных опиумных кварталов Лондона, и вот так я в девятнадцать лет оказался самым старшим в своей семье. Но я не унывал. Я продолжал изо всех сил трудиться, а в свободное время, которого было ничтожно мало, читал книги, из которых черпал столь необходимые в наш просвещенный век знания. Больше всего меня интересовала экономика, и я твердо для себя решил, что при первой же возможности открою свое дело и мы с сестренками заживем по-новому. Однако время шло, а наше финансовое положение никак не улучшалось. А год назад случилась настоящая трагедия: на фабрике, где я работал, произошел несчастный случай, в результате которого я сломал ногу. А кому нужен рабочий, который не может работать? Это был страшный период. Мне было больно смотреть на своих несчастных, бледных, голодных сестер, которые, несмотря ни на что, продолжали за мной ухаживать, пока я не смог снова встать на ноги. Но беда не приходит одна. Примерно в это же время случился скандал в доме герцогини Куинсберри: пропали ее драгоценности, и в краже – о ужас! – подозревали ни в чем не повинную Кэти! А хозяйка дома хороша! Всех собак спустила на беззащитную девушку! Я давно понял, что человеческие отношения в так называемом высшем обществе не значат ровным счетом ничего. Эти люди готовы погубить кого угодно из-за какой-то побрякушки. Конечно, похищенное ожерелье стоило больше, чем я мог заработать на фабрике за всю свою жизнь, но неужели оно дороже честного имени моей дорогой сестры? К счастью, в расследование вмешался один джентльмен, который, судя по всему, не был сотрудником полиции, но сумел быстро разобраться в случившемся. Оказалось, что никакой кражи на самом деле не было, а преступление было инсценировано самой герцогиней с целью получения страховых выплат. Выяснилось, что знатный род, к которому она принадлежала, на самом деле давно обеднел и ничего, кроме напускной гордости, у него не осталось, поэтому герцогиня решила сама втайне продать драгоценности, а заодно и обмануть страховую компанию. Я был так рад, что с Кэти сняли подозрения, и даже, казалось, поправляться стал быстрее. Жаль только, я так и не узнал имя того человека, который неожиданно пришел нам на помощь. Сестра видела его только мельком и запомнила лишь высокий рост, худое лицо и дым от его трубки. После этого события дела наши пошли лучше. Я уже почти совсем поправился, когда мы получили письмо от кузена Джека из Америки. Он писал, что ему повезло в его новом занятии и он стал одним из самых известных золотоискателей на Аляске: все в округе его знали как Джека из Лондона. А недавно он наткнулся на настоящую золотую жилу, благодаря которой разбогател, женился, переехал в большой город, и теперь Джек зовет нас к себе, так как семья для него превыше всего. И вот через два часа мы отплываем в Нью-Йорк на большом корабле, каких я доселе не видел, да и название у него подходящее – «Титаник». И я уверен, что мы будем вознаграждены за все то, что нам пришлось пережить – ведь впереди у нас, в первый раз за многие годы, по-настоящему светлое будущее.     Стивен Уэст Саутгемптон,     10 апреля 1912 г. Не время для рыцарей Три дня и три ночи провел всадник в седле, и наконец на четвертый день, когда солнце уже клонилось к закату, Юный Рыцарь к темной башне пришел. Да, именно пришел, так как верный конь оказался не таким уж и верным и наотрез отказался пересечь сомнительной надежности подвесной мост – единственный связывающий Королевские земли и владения Ужасного Дракона, между которыми разверзлась страшная пропасть – как в плане ландшафта, так и в плане культуры, экономики и прочей модернизации. Честно говоря, Рыцарю и самому не очень-то хотелось переходить мост, ведь после стольких дней без отдыха у него возникли определенные сомнения по поводу всего этого мероприятия. Ну вот, например, как в таком физическом состоянии можно сражаться с огромным чудовищем, которому стоит только дыхнуть, после чего тебя и кремировать не придется? Да, конечно, у Рыцаря уже был опыт сражения с гигантскими крысами, дикими вепрями, циклопами и пещерными троллями. Но дракон – это совсем другое дело, дракон – это в какой-то мере высшая лига, это то, что позволяет отличить настоящих героев от обычных хвастунов, коих можно найти в любой таверне и которых с драконами связывает только поистине смертоносное дыхание. И еще: важным стимулом сразиться с драконом служит тот факт, что те же гигантские крысы не похищают прекрасных принцесс, за которых полагается полцарства в качестве королевской награды, да и заманчивые перспективы по службе в придачу. А вот драконы таким, бывает, промышляют (хотя чаще зверюги похищают обычных безродных девственниц, до которых есть дело только членам их семей), поэтому напасть на след чудища, держащего взаперти настоящую наследницу престола, считается в рыцарской среде большой удачей. Ну, относительно большой удачей, принимая во внимание небольшой процент вероятности выживания в такого рода приключении. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/anton-nikolaevich-rundkvist/otkryvaya-dveri/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 60.00 руб.