Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Джейн ищет работу Агата Кристи «Она перелистала страницы «Дейли лидер» и глубоко вздохнула, с отвращением взглянув на яйцо всмятку, тост и маленький чайник. Не то чтобы у Джейн не было аппетита: она умирала с голоду и могла бы съесть полтора фунта бифштекса с жареной картошкой и зеленой фасолью и запить все это чем-нибудь покрепче чая. Но девушки, у которых состояние финансов оставляет желать лучшего, не могут выбирать. Джейн была счастлива, что сегодня имеет возможность съесть хотя бы яйцо всмятку. А завтра? Завтра даже это может быть весьма проблематично…» Агата Кристи Джейн ищет работу Она перелистала страницы «Дейли лидер» и глубоко вздохнула, с отвращением взглянув на яйцо всмятку, тост и маленький чайник. Не то чтобы у Джейн не было аппетита: она умирала с голоду и могла бы съесть полтора фунта бифштекса с жареной картошкой и зеленой фасолью и запить все это чем-нибудь покрепче чая. Но девушки, у которых состояние финансов оставляет желать лучшего, не могут выбирать. Джейн была счастлива, что сегодня имеет возможность съесть хотя бы яйцо всмятку. А завтра? Завтра даже это может быть весьма проблематично… Она снова занялась страницей «Дейли лидер» с мелкими объявлениями. Работы не было, и ее положение становилось все более критическим. Даже любезная хозяйка скромного семейного пансиона, встречаясь с Джейн, смотрела как бы сквозь нее. «Однако, – думала девушка, поднимая по привычке подбородок, – я умна, красива и хорошо воспитана. Чего же еще?» Судя по газете, всюду требовались машинистки с опытом работы; коммерческие директора с капиталом; дамы желали поделиться доходами от разведения птицы, предварительно разделив расходы, и искали бесчисленное количество кухарок, нянек и горничных. «Я не вижу ничего предосудительного в том, чтобы стать горничной, но ведь опять-таки меня не возьмут из-за отсутствия опыта». Она снова вздохнула, отложила газету и принялась за яйцо, заедая его хлебом, со всем пылом здоровой молодости. Проглотив последний кусок, она снова взяла «Дейли лидер» и погрузилась в чтение колонки объявлений. Две тысячи фунтов – и все было бы так просто! Она нашла по крайней мере семь исключительных случаев, дающих самое малое три тысячи фунтов годового дохода. «Если бы они у меня были, я бы так легко их не выпустила», – думала девушка. В газете она нашла множество совершенно удивительных предложений купли-продажи. Потерпевший бедствие клерикал, достойная вдова, офицер-инвалид имели настоятельную потребность в суммах от пятидесяти до двух тысяч фунтов. Вдруг она остановилась и перечитала одно объявление. Оно показалось ей каким-то сомнительным, странным, и внутренний голос предостерег ее: «Я должна быть осторожна. Однако…» Объявление гласило: «Если девушка в возрасте от двадцати пяти до тридцати лет, блондинка с голубыми глазами, темными бровями и ресницами, прямым тонким носом, ростом не менее метра семидесяти, обладающая способностями к имитации и владеющая французским, захочет посетить дом номер 7 по Индирслайт-стрит между пятью и шестью часами вечера, она узнает хорошую новость, касающуюся ее». «Святая невинность, или Как девушки плохо кончают, – подумала Джейн. – Конечно, следует быть осторожной, но это, право же, детали. А что, если я… Ну-ка, перечитаю еще раз… От двадцати пяти до тридцати. Мне двадцать шесть. Голубые глаза – есть. Блондинка с темными бровями и ресницами… Все совпадает. Прямой нос? Ну… да, почти. Рост у меня метр шестьдесят восемь, но можно надеть высокие каблуки. Я хорошо умею копировать, особенно голоса. По-французски говорю как ангел или как француженка. Короче, я вполне подхожу. Они там все прямо попадают, как только увидят меня». Джейн вырезала объявление, положила в сумочку и попросила счет. В пять часов она посетила указанную улицу – маленькую, какую-то печальную, но достаточно респектабельную. Дом номер 7 ничем не отличался от соседних. В нем размещались различные конторы. Но Джейн тотчас увидела, что не у нее одной светлые волосы и голубые глаза: с полсотни ей подобных девиц толпились у дверей. «Оказывается, здесь конкуренция. Придется встать в очередь». Сказано – сделано. Из-за угла вынырнули еще три кандидатки, и Джейн сравнила данные: увы, не все было в ее пользу. «У меня столько же шансов, сколько у всех у них, – трезво оценила она ситуацию. – И что делать?» Очередь медленно, но верно двигалась внутрь дома. Через какие-то промежутки времени стайка девушек с возмущенными или разочарованными лицами выливалась на тротуар и рассеивалась. «Не подошли! – думала Джейн. – Надеюсь, что так все и будет продолжаться – пока очередь не дойдет до меня!» Вокруг нее тревожно гляделись в зеркальца, пудрили носы, подкрашивали губы. «Хотелось бы, чтобы у меня была более элегантная шляпа», – с горечью подумала Джейн. Наконец подошла ее очередь. Затаив дыхание, она вошла через застекленную дверь в кабинет, и ей сделали знак пройти в следующий. Она очутилась в маленькой комнате с большим столом, за которым восседал мужчина с живыми глазами и величественными усами. Он быстро оглядел девушку и показал пальцем на дверь справа. – Подождите, пожалуйста, там, – сухо сказал он. Джейн повиновалась. А «там» сидели еще пять блондинок, которые при ее появлении бросили на нее недружелюбные взгляды. Джейн сразу поняла, что попала в число отобранных кандидаток, и ее надежды возросли. Однако ей пришлось признать, что в границах объявления все сидящие здесь имели, пожалуй, равные шансы. Прошел час. Время от времени входила новая кандидатка. К половине седьмого их набралось четырнадцать. Послышался шум голосов, и на пороге вырос мужчина с усами, которого Джейн сразу окрестила «полковником». – Девушки, я буду вызывать вас по одной, в порядке вашего появления здесь. Джейн была шестой, и ей пришлось ждать минут двадцать, пока ее пригласили. «Полковник» стоял, заложив руки за спину. Он подверг ее быстрому допросу, удостоверился в знании французского, измерил рост. – Возможно, – сказал он по-французски, – что вы подойдете. – А что я должна буду делать? – спросила Джейн напрямик. Он пожал плечами: – Не могу вам сказать. Узнаете, если вас выберут. – Что-то уж все очень таинственно. Я не могу поступить на работу, не зная, в чем она будет заключаться. Она имеет какое-то отношение к театру? – К театру? Конечно, нет. – Ох! – вздохнула озадаченно Джеки. «Полковник» внимательно посмотрел на нее: – Вы, как мне кажется, достаточно умны, мисс, умеете ли вы помалкивать? – В самом деле, я очень умна и исключительно молчалива. Какой гонорар? – Две тысячи фунтов за пятнадцать дней работы. – О! – У нее захватило дух от величины этой суммы. – Я уже выбрал одну особу. Вы, по-моему, столь же подходящи. Может быть, конечно, есть и другие, которых я еще не видел, но пока что вот вам несколько инструкций. Вы знаете отель «Харидж»? – Да… Кто же не знает эту роскошную резиденцию для коронованных особ и аристократии? Джейн вспомнила, что утром читала в газете о прибытии туда великой княжны Полины Островой, – особа царской крови намеревалась председательствовать на большом благотворительном базаре в пользу русских беженцев. – Прекрасно! Поезжайте туда, мисс. Прямо сейчас. И спросите графа Стриптича. Пошлите ему снизу свою фотокарточку. Она у вас есть? Джейн достала из сумочки свою фотографию. «Полковник» взял ее, написал на уголке крошечное «р» и вернул Джейн. – Граф поймет, что вы от меня. Окончательное решение будет зависеть от… еще от одной особы. Если она согласится, вас введут в курс. Ваше дело – принять предложение или отказаться от него. Понятно? – Вполне. «И все-таки я никак не могу понять, где тут ловушка, – подумала девушка, уже выйдя на улицу. – Но, несомненно, она тут есть. Какое-нибудь преступное предприятие. Почти наверняка!» Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/agata-kristi/dzheyn-ischet-rabotu/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.