Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Игра окончена

Игра окончена
Игра окончена Дмитрий Валентинович Янковский Будь осторожен, покупая рыбок в банке, пусть даже очень красивых. А то и оглянуться не успеешь, как окажешься в другом мире, на тропическом острове, где придётся бороться за жизнь с местными дикарями. Дмитрий ЯНКОВСКИЙ ИГРА ОКОНЧЕНА Мне нужен был аквариум подешевле. Нет, не то чтобы у меня не было денег, просто все предыдущие увлечения, в какие я бросался очертя голову, длились не долго, оставляя после себя вещественные доказательства моего непостоянства. Время от времени приходилось выкидывать вполне еще новые мотоциклетные шлемы, краги для верховой езды и нагайку, выворачивать из мотора азотный ускоритель, установка которого обошлась мне в кругленькую сумму, дарить кому попало музыкальный синтезатор, гитару, вывозить на дачу спортивный арбалет и телескоп для наблюдения небесных светил. Все это захватывало меня на время, увлекало, а потом я вдруг понимал, что зря тратил время на совершенно никчемные занятия, весь смысл которых состоял в моде на них в тот данный, немыслимо краткий в сравнении с вечностью, момент. Меня иногда удивляло, как я, отлично знающий об этой слабости собственного характера, попадаюсь в ловушку снова и снова, не в силах удержаться от нового соблазна. В общем, с аквариумом тоже так получилось. Виной всему был Стас – мы с ним дружили еще с институтских времен, не надоедая друг другу частыми встречами. Иногда мы месяцами друг друга не видели, а потом случайно встречались на вечеринке у общих знакомых, и он втягивал меня в очередную авантюру. Конечно, не только Стас бывал в роли змея-искусителя, но вот верховая езда, охота и телескоп были целиком на его совести. Причем сам он счастливо продолжал пахнуть конским потом, пить водку с егерями и вдохновлять девушек звучными названиями звезд. К его чести, надо признать, что все его заслуги меркли в сравнении с азотным ускорителем на моем еще не старом «Форде». Это дьявольское устройство я поставил не по совету кого-нибудь из знакомых, как то обычно бывало, а после просмотра небезызвестного фильма Роба Коэна, так что ссориться со Стасом у меня не было никаких причин. А вот Роб Коэн мог бы выслушать от меня много приятного, повстречайся он на моем пути и будь мое знание английских жаргонизмов получше. Кто знал, что замечательные хромированные баллоны, установленные за сиденьем, в российском исполнении окажутся серыми громоздкими банками, а вместо значительного увеличения мощности дадут лишь чудовищный детонационный стук в моторе и счет за ремонт почти нового двигателя?.. С аквариумом получилось не столь динамично, зато очень красиво. Как-то я заскочил к Стасу после незабываемого отдыха на Шри-Ланке. Воспоминания о пряных океанских ветрах еще бередили меня, но на душе было мрачновато от вида пыльных московских улиц и от осознания того факта, что еще раз на Шри-Ланку я попаду не скоро. Стас меня встретил – тихий, как обычно, умеренно улыбчивый, но заметил я у него знакомый блеск в глазах, предвещающий мне инфекцию нового увлечения. И только я шагнул в его гостиную, как сразу понял, что заболел. На этот раз сильно. Часть его стены теперь занимал аквариум, наверное, литров пятьсот в объеме – огромный, сияющий, яркий, ласкающий взгляд колышущимися под водой листьями. В нем невесомо парили рыбы – пестрые, фантастичные существа, помимо воли завладевающие вниманием. Это так походило на лучезарные воспоминания о моем отпуске, что мне непременно захотелось обладать подобным чудом, причем как можно быстрее. – Нравится? – осторожно спросил Стас. – Спрашиваешь! – Я придвинул кресло и устроился возле аквариума. Толстые стекла чуть искажали прямой ход световых лучей, что вызывало чувство некоторой нереальности происходящего. – И во что он тебе обошелся? – поинтересовался я. – Не скажу, – нахмурился Стас. – Это еще почему? – Рыб жалко. – Каких рыб? – Твоих. – У меня нет рыб, – сорвалось у меня с языка, но я его прикусил. – Я что, не вижу, какой у тебя алчный взгляд? – Приятель нахмурился и сел на диван. – Такой же, кстати, каким ты оглядывал немецкое ружье, когда я помогал тебе его прикупить. Ручной работы оружие! И где оно теперь? А какие краги мы брали! Сколько ты за них отдал? – Не помню, – соврал я. – Даже не помнишь! На этот раз и не заикайся, чтобы я помог тебе с приобретением аквариума. Вот честно тебе говорю – не надо. Рыбы – это не железки какие-то, а живые твари, их за ненадобностью в гараже не бросишь. – Не наезжай, – буркнул я, продолжая пожирать взглядом аквариум. – Это почему? – Потому что все равно ты мне поможешь выбрать нечто подобное. – И не подумаю. – Значит, тебе рыб не жалко? – Погоди-ка. – Стас насторожился, предчувствуя подвох. – Это ты к чему? – К тому, что аквариум я все равно куплю, только без твоего совета, а для рыб такая самодеятельность может плохо закончиться. Мы договорились посетить аквариумное ателье в субботу. Я заехал за Стасом, и он вновь принялся меня отговаривать от покупки. В конце концов мы сошлись на том, что мое новое увлечение будет с испытательным сроком. – Возьмешь аквариум подешевле, – безапелляционно заявил Стас, – а то жалко будет хорошую вещь выбрасывать. Оборудование по минимуму. Рыб я тебе сам подберу. Если год продержишься, я тебе на день рождения сам подарю аквариум еще лучше, чем у меня. Ну? А что «ну»? Согласился я, конечно. Понятное дело, хотелось мне аквариум, как у Стаса, такой же большой и сияющий, но иногда спорить с ним было так же умно, как останавливать тепловоз крестьянскими вилами. Самому же ввязываться в авантюру без дружеской поддержки и совета было боязно. В общем, кончилось дело не аквариумным ателье, а магазинчиком где-то в районе Шаболовки. – Выбирай, – позволил Стас, оценив экспозицию. – Ты издеваешься? – нахмурился я. Выбирать-то было особенно не из чего. Ведерные шарообразные банки для золотых рыбок я вообще как вариант не рассматривал, пятидесятилитровые лоханки тоже. У меня монитор на компьютере больше! Двухсотлитровый аквариум был только один, но мне-то и одного достаточно. – Этот хочу. – Я без лишних церемоний ткнул в него пальцем. – Не советую, – покачал головой Стас. – Почему? – Размер ни туда ни сюда. Для постоянного маловат, а под нерест его потом не приспособишь – место будет занимать. – Помолчи, а? – обернулся я через плечо. – Мне он нравится. – Ладно, Вован. – Стас хлопнул меня по плечу и улыбнулся. – Не буду нудить. Бери эту стекляшку, и пойдем выбирать оборудование. Так «эта стекляшка» попала в багажник моей машины. По дороге домой Стас прочел мне довольно длинную лекцию по поводу выбора рыб, основной идеей которой являлся парадоксальный факт, что рыб покупать нельзя. По крайней мере сразу. – Думаешь, это так просто, рыбу купить? – спросил он, опуская ветровое стекло. – Приезжать на рынок надо в субботу рано утром, когда продавцы только выставляются и по рынку бегают оптовики с пакетами и термосумками. Так что встать тебе придется по будильнику. Погуляем с тобой, понаблюдаем за оптовиками и продавцами, послушаем, о чем они говорят между собой. Уши у нас, конечно, повянут немного, потому что таких матюгов ты и не знаешь, какими они общаются. Но это на рынке норма, как и подвыпивший с самого утра продавец. Рынок – это тебе, Вован, не курорт, не Шри-Ланка, и условия труда там не идеальные. В общем наша задача – присмотреть рыбу, а не того, кто ее продаст. Вот и будем смотреть на рыбу – сколько видов в ширме, как ее покупают оптовики, насколько эти рыбы совместимы между собой. Вопросы зададим – московская или подмосковная эта рыба, может, привозная? Если привоз, то откуда? Много расспрашивать нельзя, на рынке поговорка ходит: «Задал больше трех вопросов – не купит ничего». Продавец в возрасте просто начнет тебя игнорировать, а те, кто помоложе и погорячее, – могут послать: погулять по рынку дальше или, как вариант, – куда подальше. Они там, Вова, на кусок хлеба зарабатывают, это тебе не «горячая линия» информационной поддержки. Но когда будем покупать рыбу, они все сами расскажут, главное, чтобы деньги уже оказались у них в руках. – Может, лучше в магазине купить? – осторожно спросил я, выруливая с парковки. – И в рань вставать не придется. – Про магазин я тебе потом расскажу. А без будильника все равно не обойтись. Причем через недельку подвиг надо будет повторить. – Блин, Стас! На кой мне еще через неделю переться на рынок? Я же аквариум хочу наполнить, а не рыбный ресторан содержать! – А мы в первый заход покупать ничего и не будем. Погуляем, что-нибудь присмотрим, запишем номера понравившихся мест, какой рыбой торгуют. А через недельку еще раз приедем с утречка. Пройдемся по отмеченным местам, сверим, чем в этот раз торгуют. Если у продавца ассортимент не изменился, да и к тому же он к десяти утра почти все продал, – будем брать у него. Но немного для начала. – Слушай, а к чему такие предосторожности? – Паразиты, Вова. – Продавцы, что ли? – Да нет. Паразиты, которые на рыбах живут. – Оптовики? – фыркнул я. – Да иди ты! – обиделся Стас. – Что ты Бивиса из себя корчишь? Я говорю про болезни рыб, вызванные паразитами. Пойми, Вова, дрянь это изрядная, а любую болячку уничтожать лучше в зародыше. Дело в том, что на рынки столицы рыба попадает из пяти разных мест. Первое – рыбка разведена и выращена в Москве или области одним или группой любителей-аквариумистов. Это – самая лучшая рыба. Выкормлена она на живых кормах, приспособлена к московской воде. Вероятность болячек – минимальна. Обычно в больших количествах в домашних условиях можно развести два-три вида аквариумной рыбы. Так что с самого раннего утра надо найти ширму, набитую тремя-четырьмя видами рыб. Днем может ничего не остаться, включая продавцов, – рыба-то вся продана, чего стоять? Оптовики предпочитают именно этих. Мы выехали на Садовое и застряли в пробке. – Закрой окно, – попросил я Стаса, морщась от проникшего в салон выхлопного дыма. Сколько я его вожу, он никак не может привыкнуть к кондиционеру в машине. Для меня же езда с открытыми окнами летом – сплошная пытка. Вот разве что где-нибудь в Абхазии… Там хорошо, там воздух, ветер в лицо… Позади рявкнул клаксоном кто-то нетерпеливый на джипе, вырвав меня из приятных воспоминаний. – Вариант второй, – продолжил Стас, подняв ветровое стекло, – рыбка разведена и выращена в одном из средних или больших аквариумных хозяйств в Москве или области. Качество рыбы превосходное! Тут большее количество видов. Но разбросаны они по нескольким продавцам-перекупщикам, у которых может рядом сидеть и своя рыба, и сингапурская. Болячки гуляют и размножаются, хотя и не всегда. В общем – лотерея. Отдельная песня о золотой рыбке и ее разновидностях. «Карась есть карась», – решили рыбпромхозы и начали разводить в прудах все это великолепие. Рыбки жирные, круглые и недорогие. А болячек на них – туева хуча. И есть довольно неприятные по своим последствиям. – То есть золотую рыбку не брать? – Погоди с выводами. Брать можно любую рыбу, только предосторожности должны быть разными. Вариант третий – рыбка привезена из Украины, Белоруссии и прочих суверенных государств, где дешевая рабочая сила и корма. Рыба очень качественная. Даст сто очков вперед московской и по цене. Проблема только с пересылкой, часто нарушаются нормы посадки и перевозки по времени. На перевалочных пунктах, где-нибудь в Брянске, могут покормить живым кормом из близлежащей лужи со всеми имеющимися там паразитами. Раз на раз не приходится. Торгуют ею перекупщики, опять же вместе с другой рыбой. Надо быть очень внимательным. Я уже всерьез призадумался. А не отказаться ли сразу от нового увлечения? Судя по рассказу Стаса, занятие сулило мне приобретение ранее не свойственных навыков, таких, как усидчивость и аккуратность. Не то чтобы я был злостным засранцем, но мысль о еженедельной уборке, к примеру, наводила на меня уныние. Домохозяйку же я опасался нанимать из соображений безопасности. Мне казалось весьма неразумным пускать в дом какую-нибудь соседскую старушку, которая потом всем своим плюшевым подругам будет описывать мою обстановку. Аквариум же предполагал, как оказалось, не только обязательный уход, но и ответственность, которой я, если честно, боялся больше всего. Однако разочаровывать Стаса столь быстрым отказом мне не хотелось, и я предпочел утаить забрезжившие сомнения. – Вариант четвертый, – продолжал лекцию приятель, – привоз из Европы, в частности из Германии. Привозят в основном цихлид, сомов и «неразводную» рыбу. Немцы – народ педантичный. Нормы перевозки и посадки соблюдают неукоснительно. Проблемы бывают крайне редко и небольшие, в основном ихтиохтириус. Есть игроки на этом рынке, которые передерживают рыбу в карантине в течение двух-трех недель. В общем, качественный товар, надо смотреть на продавца, чем он еще торгует. Мой знакомый всегда брал только у одного человека и говорит, что за три года проблем не было. Может, и у меня не будет проблем? Я успокоился, подыскал лазейку на левой полосе, втиснул туда машину и поддал газу. – Пятый вариант – азиатские рыборазводни. – Похоже, Стасу нравился сам процесс демонстрации собственной эрудиции. – Самая ужасная по качеству рыба. Во-первых, в большинстве случаев она выращена в открытых прудах. То есть не приспособлена не только к условиям аквариума, но и к условиям перевозки. Разные болячки, вызванные паразитами, встречаются так же часто, как блохи на бездомной собаке. Про нормы посадки там не слышали ничего, а если и слышали, то просто забили на них. Аргументация такого отношения к покупателям простая – если рыба не доедет, это твои проблемы, не заказывай столько. Продавец в Москве часто так же, не передерживая рыбу в течение двадцати одного дня, везет на рынок, где ее вместе с болячками оптом покупают магазины. Далее в розницу аквариумных рыбок приобретаешь ты, вместе со всеми проблемами. И что самое обидное – это очень яркая, броская, соблазнительная и экзотическая рыба, желание купить которую достаточно велико. Поэтому надо сначала присмотреться, понять, что ты хочешь, а через неделю брать. – Так поехали смотреть сейчас! – Да поздно уже. Ты что? Шило у тебя в заднице? – Приедем, тогда и увидим, поздно или нет. – Вот тебя припарило… – буркнул Стас. Но машина была моя, так что у него не было выбора – я твердо решил ехать на рынок, а добираться до дому общественным транспортом ему не хотелось. Его идея ехать на рынок лишь затем, чтобы присмотреть какую-то особую рыбу, но не покупать ее, бесила меня сама по себе. Зная Стаса, я предполагал, что такой подход вызван его обычным педантизмом, старанием ни в чем, ни при каких обстоятельствах не допускать случайностей. Даже очень естественных и обычных случайностей. Поэтому я твердо решил, что, если какая-то рыба мне сегодня понравится, я сегодня же ее и куплю. Вот просто назло педантизму. Не знаю, почему-то меня это всерьез приперло. Но когда я припарковал машину и мы с приятелем наконец оказались на рынке, мое настроение мигом поменяло знак с глубокого минуса на вполне оптимистичный плюс. Было уже больше одиннадцати утра, и многие продавцы, избавившись от живого товара, собирали свое нехитрое торговое оборудование. Стучали клапанами моторы насквозь проржавевших «шестерок» и «девяток», небритые подвыпившие мужики самого разного возраста с матерщинкой грузили ширмы из оргстекла в багажники. Пахло выхлопным газом, пылью и чужим потом. Однако далеко не вся рыба была продана, некоторые ширмы на лотках переливались десятками экземпляров самых разных размеров и расцветок. – Поздно приехали, – посетовал Стас. – Весь приличный товар уже сбыли, осталось одно «г». – Да ладно, – мне надоели его причитания. – Вон, посмотри, какая рыбка красивая! Приятель махнул рукой и понуро побрел за мной следом. Кажется, он окончательно поставил крест и на мне, и на моем нежданно возникшем увлечении аквариумистикой. Проговорив слово «аквариумистика» про себя еще раз, я как-то невольно разделил его надвое, получив два совершенно несвязанных слова с одной общей буквой – «аквариум» и «мистика». Странно, но это меня зацепило как следует, и я в задумчивости прошел мимо нескольких ширм, не останавливая на них внимания. И вдруг уперся взглядом в ширму с тремя настолько яркими рыбами, что у меня дух захватило. Однако Стас, заметив мой интерес, ухватил меня за рукав и потянул дальше. – Ты чего? – Я выдернул руку. – Пойдем. Это сингапурская рыба, я тебе про нее говорил, а ты все равно попался в ловушку. На ней болячек, как звезд на небе. Пойдем, говорю! – Да отстань ты! – уже почти всерьез разозлился я. – Меня в детстве достали мерами безопасности, а тут ты еще. Стас опешил от такого напора. А вообще-то я ему сказал правду насчет детства. Отец мне в четырнадцать лет запрещал прикасаться к электродрели, чтобы я, не дай бог, не поранился. А уж о замечательном кордовом самолетике с настоящим мотором, работающем на смеси касторки с эфиром, я и мечтать не мог. Это же жуткая опасность! Эфиром можно отравиться, а лопасти винта могут запросто обрубить пальцы при запуске! Самолетик, однако, я все же купил, экономя на завтраках в школе, и уже через год выигрывал все районные воздушные бои. Только похвастаться родителям не мог – влетело бы по первое число. Вот и сейчас я решил поступить по-своему. – Сколько стоит? – я ткнул пальцем в ширму. Продавца словно включили. До этого он стоял, как обесточенный робот-андроид, потеряв, по всей видимости, всякую надежду продать своих рыбок. А тут – «щелк», глаза засияли, а язык заработал со скоростью того самого моторчика, который приносил мне победу в боях. – Мало стоит! – затараторил он. – За такую рыбу вообще не цена. Всех заберешь, еще скину. Такую рыбу на всем рынке больше не найдешь. Ухода почти не требует, только корми… – А болячки? – остановил я ускоряющийся поток красноречия. В голове продавца вновь что-то щелкнуло – видимо, переключилась программа. – Какие болячки? Рыба сингапурская, росла в пруду. Иммунитет ко всему на свете. Специально будешь заражать – не заболеет. Любая вода подходит, аквариум любого размера. К тому же я таблетки дам. Сыплешь в воду, любой паразит дохнет, а рыба только ярче становится. Смотри какие – две самочки и самец. Еще разводить будешь, бизнес сделаешь. Я понял, что это разводка, как Стас и предупреждал, но не хотелось мне соглашаться с его правотой. Вот лучше я впустую деньги отдам, но раз решил поступить по-своему, то назад пути нет. Путь назад в таком случае уже некрасиво выглядит. Может, разумно, но не красиво. Так и не выяснив цену, я потянулся за бумажником. Взгляд продавца превратился в два сфокусированных лазерных луча, следивших за каждым моим движением. Я понял, что он пытается понять мою сегодняшнюю платежеспособность, чтобы назвать-таки цену и при этом не прогадать. – Так сколько за трех? – я раскрыл бумажник. В голове продавца снова щелкнуло. На этот раз запустилась виртуальная машина для подсчета купюр в чужом кошельке, как я понял. – Триста, – сглотнув, ответил торговец. Похоже, ответ дался ему нелегко, хотя для меня цена была, понятно, смешной. Что такое триста рублей? Я с усмешечкой вытянул пятьсотрублевую купюру и уже хотел сказать «сдачи не надо», когда продавец уточнил: – Долларов. Я постарался сохранить улыбочку, хотя она сделалась у меня, как у восковой копии американского президента. – Пойдем, – снова потянул меня за локоть Стас. – А скидку? – чуть наехал я на торговца. – За трех оптом. – Ладно, двести. Я отсчитал к предыдущей пятьсотрублевке еще пять тысяч и протянул продавцу. Тот произвел техничный захват денег, мне даже послышалось, как лязгнули его сомкнувшиеся пальцы. Еще миг, и деньги исчезли в кармане ветровки. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/dmitriy-yankovskiy/igra-okonchena/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.