Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Визит вежливости

Визит вежливости
Визит вежливости Александр Николаевич Житинский «Эта история началась ясным осенним днем, когда земля еще тепла и в прозрачном воздухе плавают, как золотые кораблики, желтые листья. Именно в такую приятную погоду малыши из подготовительной группы детского сада пришли в парк собирать желуди. Парк этот находился на окраине небольшого научного городка, а сам городок располагался в получасе езды от крупного города…» Александр Житинский Визит вежливости Посвящается сыну Сереже, который придумал имена героям этой повести Глава 1. БРАТЦЫ ПО РАЗУМУ Эта история началась ясным осенним днем, когда земля еще тепла и в прозрачном воздухе плавают, как золотые кораблики, желтые листья. Именно в такую приятную погоду малыши из подготовительной группы детского сада пришли в парк собирать желуди. Парк этот находился на окраине небольшого научного городка, а сам городок располагался в получасе езды от крупного города. Малыши рассыпались по парку; они ползали на коленках, шурша сухими листьями и выискивая среди них блестящие твердые желуди, темневшие среди зеленой еще травы. Один мальчик по имени Котя, а по-настоящему его звали Константин, собирал желуди в кепку. Он волок ее за собою, старательно сопя, а девочка, с которой Котя обычно ходил в парк, шла за ним и бубнила: – Котя-обормотя, Котя-обормотя… Девочку звали Леной. Поняв, что Котю трудно вывести из равновесия, Лена остановилась и сказала с отчаянием: – Котька-обормотька! На этом последнем слове что-то ударило «обормотьку» по затылку. Тут же на траве перед его носом появилось блестящее серебряное яблоко, сделанное будто из шоколадной обертки. Из яблока торчал маленький хвостик. Яблоко подпрыгнуло и откатилось, причем в этот миг Котьке почудилось, что чей-то тоненький голосок крикнул: – Ай! Котька, недолго думая, прыгнул к яблоку и накрыл его кепкой. При этом он рассыпал желуди. Затем он начал осторожно сквозь кепку ощупывать яблоко. Оно похрустывало и слегка проминалось под пальцами. Котька отглянулся. Лена не спускала глаз с кепки. Котька подгреб кепку с яблоком под себя и на всякий случай сказал: – Мое. Спорить с ним было трудно, но Лена наморщила нос, собираясь обидеться и, может быть, даже заплакать, если появится настроение. Тогда Котька пообещал: – Я дам тебе посмотреть. Лена тотчас опустилась на коленки рядом с Котькой. Тот осторожно приподнял кепку. Яблоко было целым и невредимым, если не считать вмятины на боку. – Давай посмотрим, что у него внутри, – сказал Котька, облизывая губы. – Там, наверное, конфеты. – Оно красивое. Жалко ломать, – сказала Лена. – Оно мое, – напомнил Котька. Он уже прицелился к яблоку, соображая, с какой стороны его лучше распотрошить, как вдруг рядом на траву с легким металлическим хрустом упало второе яблоко. Точь-в-точь как первое. На этот раз Лена оказалась проворнее. Она оттолкнула второе яблоко подальше от Котьки и накрыла его, как вратарь, крепко прижав к себе. Теперь они сидели под деревом друг против друга, каждый со своим яблоком. Первым делом Лена и Котька посмотрели вверх. Откуда же падают эти серебряные яблоки? Ветки дерева покачивались над ними, но никаких яблок в густой листве больше не было видно. – Давай поменяемся, – предложил Котька. – Мое новее, – сказала Лена. – Зато в моем конфеты! – А в моем… – Лена зажмурилась, – … золотые часики на серебряной цепочке! Котьке стало обидно. Он наморщил лоб, соображая, что ответить Лене, как вдруг серебряная кожура его яблока прорвалась и изнутри высунулась наружу тоненькая-претоненькая зеленая рука с пятью маленькими пальчиками. Рука деловито отогнула край надорванной кожуры и попыталась разорвать ее дальше. – Будьте добры, помогите мне отсюда выбраться, – донесся из яблока тоненький голосок. Котька обомлел. Он оглянулся по сторонам, ища воспитательницу, и уже готов было заорать, но тут Лена бросилась к говорящему яблоку и мигом надорвала кожуру. Из яблока выглянула круглая голова величиной с грецкий орех – сплошь зеленая, но с темно-коричневыми глазами. На голове было нечто вроде широкополой шляпы с загнутыми вверх краями, как сомбреро у мексиканцев, а точнее – маленькое блюдечко с дыркой посередине. Нос был пуговкой, а рот – до ушей, будто у Буратино. В целом голова производила благоприятное впечатление, поскольку глаза смотрели на Лену и Котьку с любопытством и доброжелательностью. – Где я нахожусь? – споросила голова. – В парке Дружбы, – ответила Лена. – Дружба – это прекрасно! – заявила голова. – Но я имею в виду другое. На какой я планете? Лена и Котька переглянулись. Они еще не знали, что живут на планете, которая называется Земля. – Кстати, меня зовут Мананам. Будем знакомы. С этими словами существо, назвавшееся Мананамом, ловко выпрыгнуло из яблока и предстало перед ребятами целиком. Ростом оно было с карандаш, на ногах имело присоски и по цвету напоминало молодой весенний побег. Лена разгребла листья, чтобы лучше видеть Мананама, а он, с достоинством поклонившись, торжественно проговорил: – Наш дом – Вселенная. Наш мир – един. Здравствуйте, братья по разуму! – Здравствуйте, – проговорили братья по разуму, то есть Лена и Константин, хотя ничего не поняли. – Где-то здесь должен быть мой братец, – сказал Мананам. – По разуму? – робко спросила Лена. – Не только по разуму, но и по дереву. – По дереву? – удивился Котька. – Ну да. Мы выросли на одном дереве, – объяснил Мананам. – Наверное, он сидит там, – догадалась Лена, указывая на второе яблоко, которое мирно лежало в сторонке. Мананам взвился в воздух, точно кузнечик, и одним прыжком оказался у яблока своего братца. Изо всей силы он забарабанил зелеными кулачками по серебряной кожуре. – Выходи, Пататам! Мы прилетели! – закричал он. Второе яблоко с треском лопнуло, и из него выскочило точь-в-точь такое же зеленое существо, только чуть потолще. С радостным криком братцы заключили друг друга в объятия и принялись кататься по земле. Они совсем утонули в ворохе листьев, слышалось только шуршание. Наконец они поднялись на ноги и повернулись к ребятам. – Пататам, приветствие! – подтолкнул Мананам братца. – Наш дом – Вселенная. Наш мир – един. Здравствуйте, братья по разуму! – быстро проговорил Пататам, вскинув вверх маленький кулачок, и добавил: – Я Пататам – покоритель космоса. – Меня зовут Лена, а это Котька, – сказала Лена, кивнув в его сторону. – Этот будет мой, – вдруг заявил Котька, указывая на Пататама. – Я его в аквариум посажу, а то у нас все рыбки сдохли, – и Котька схватил Пататама за туловище. – Прошу вас, поставьте меня на место, – холодно проговорил Пататам в Котькином кулаке. – Мы с вами не настолько знакомы… – Ты плавать умеешь? – споросил Котька. – Разве мы с вами на «ты»? – с ледяным спокойствием заметил Пататам, глядя в глаза Котьке. Котька пришел в некоторое замешательство. – Нет, я хотел вас… в аквариум… Воду выливать или нет? Или ты… или вы в воде поживете? Пататам только усмехнулся. – У нас иные планы, – сказал Мананам. – Говорю вам русским языком – опустите братца на землю. Будьте так добры. Котька нехотя поставил Пататама на землю. – А кто вы такие? – спросил он подозрительно. – Откуда вы? – спросила Лена. – Мы выросли на этом дереве, – Мананам устремил пальчик вверх. – А вообще мы с планеты Талинта. Не слыхали? Впрочем, прошу прощения, вы не знаете, что такое «планета». В это время послышался голос воспитательницы: – Дети, собираемся на аллее! Пора в сад! – Кто это? – спросил Пататам, выглянув из травы и разглядев на аллее воспитательницу Маргариту Петровну, которая возвышалась над стайкой малышей. – Это наша воспитательница, – ответила Лена. – Какая большая! – Она взрослая. – Так-так, понимаю! – воскликнул Мананам. – Она где-то взросла. Слышишь, Пататам? – Хотите, мы отнесем вас в детский сад? – спросила Лена. – В сад? Это чудесно! Мы обожаем сады! – воскликнул Пататам. – Я положу вас в карман. Можно? – вежливо осведомился Котька. – Пожалуйста. Только не показывайте нас пока никому. Договорились? – сказал Мананам. Котька вздохнул. У него в голове была полная неразбериха от этих братцев. Кто они? На зверьков непохожи. На игрушки – тоже. Говорят как-то странно… Он осторожно положил братцев в карман своей курточки, и они с Леной поспешили к воспитательнице с видом заговорщиков, знающих важную тайну. Взявшись за руки, группа направилась в детский сад. Пататам и Мананам тихо сидели в кармане, прислушиваясь к разговорам детей. В кармане было полно всякой всячины: монетки, пуговицы, ржавый гвоздь, обтрепанный календарик и несколько желудей. Пахло карамелькой. В раздевалке детского сада Котька снял курточку и повесил ее в шкафчик, на дверце которого был изображен зеленый танк. – Мы идем обедать, – шепнул он, наклонившись к карману, и плотно прикрыл дверцу. Глава 2. РАЗГОВОР В ШКАФЧИКЕ Мананам выглянул из кармана курточки и осмотрелся. В шкафчике было темно. Мананам разглядел вблизи пуговицу, дотянулся до нее и вылез из кармана. – За мной! – бросил он Пататаму, а сам ловко полез вверх по курточке, цепляясь за пуговицы. Вслед за Мананамом по пуговицам полез Пататам. Братцы добрались до воротника и увидели над крючком, на котором висела курточка, деревянную полочку. Они вскарабкались на нее, помогая друг другу. На полке лежали кепка и вязаный шарф Котьки. Пататам и Мананам уселись на кепку и начали разговор. – Как ты думаешь: Лена и Котька мыслят? – спросил Пататам. – Да, это мыслящие существа. Только на низкой ступени развития, – ответил Мананам. – Не повезло! – огорчился Пататам. – Не спеши с выводами. На этой планете много разных деревьев. Вполне возможно, что на них растут разные породы людей. – А вдруг они не растут на деревьях? – Скажешь тоже! А как же они растут? – Не знаю… Нужно узнать, как они питаются. От этого все и зависит. Кстати, нам бы тоже подкрепиться, – заметил Пататам. – Да, последний раз мы питались два миллиона лет назад. Дверца шкафчика вдруг приоткрылась, и братцы увидели Лену. Она приложила палец к губам, сунула руку в карман фартука и достала два кусочка сахара. – Ешьте, – шепнула она, кладя кусочки на полку. – Это сахар. – Как вы предлагаете его есть? – спросил Мананам. – Зубами. У вас есть зубы? – Зачем нам зубы? – удивился Пататам. – Грызть… Значит, у вас нет зубов? Жалко, – огорчилась Лена. – Тогда я принесу молока. И она исчезла, прикрыв дверцу шкафчика. Пататам слез с кепки и ощупал сахар. – Твердый. Белый. Не пахнет. – Я понял! – воскликнул Мананам. – Они питаются ртом. Ведь зубы – во рту! Они принимают пищу через рот! – Оригинальный способ… – удивился Пататам. Снова приоткрылась дверца, и Лена поставила на полку блюдечко с молоком. – Пейте, – сказала она. – Я пойду обедать, а то Маргарита Петровна заругается. И Лена ушла. Пататам и Мананам в задумчивости посмотрели друг на друга, потом подошли к блюдечку. – Жидкое. Белое. Пахнет приятно, – отметил Пататам. – Без сомнения, перед нами вещество, которым они питаются. Как пытливые и бесстрашные исследователи, мы должны его попробовать, – подняв указательный пальчик, проговорил Мананам. – А сахар? – спросил Пататам. – Сахар тоже. – Ну давай… – с сомнением отвечал Пататам. Они взялись с двух сторон за кусок сахара, приподняли его и перевалили через край блюдечка. За первым куском последовал второй. Затем Пататам и Мананам забрались в блюдечко сами и оказались по колено в молоке. – Приятного аппетита, – сказал Мананам. – Как тебе травится? – Вкуснотища! Это сладко. Ты чувствуешь? – На мой взгляд, слишком сладко. – А мне нравится. На этой планете совсем не так плохо. Жить можно. У меня даже защекотало в присосках, – сказал Пататам. Он приподнял ногу и вытянул правую присоску из молока. С присоски капало. В шкафчик заглянул Котька. Увидев братцев по разуму, стоящих в блюдечке с молоком, он остолбенел. – Что вы делаете? – спросил он. – Питаемся, – отвечал Мананам. – Как? – не понял Котька. – Обыкновенно. Как все разумные существа растительного происхождения, мы питаемся с помощью корней, – указал Мананам на присоску Пататама, которая все еще болталась в воздухе. – Впитываем потихоньку, – добавил Пататам, снова опуская присоску в молоко. В это время хлопнула дверь, послышался шум шагов и чей-то сердитый голос сказал: – Костя! Ну-ка марш спать! Что ты тут делаешь? – Маргарита Петровна! – в ужасе прошептал Котька, а братцы по разуму мигом выпрыгнули из молока и спрятались под кепку. Оттуда они услышали: – Почему у тебя в шкафчике блюдце с молоком?! – Это котенок… Я – для котенка… – лепетал Котька. – А где же он? – Убежал. – Ты же знаешь, что нельзя приносить в садик животных с улицы. Никогда больше этого не делай! С этими словами Маргарита Петровна сняла блюдце с полочки и, подгоняя Котьку, вышла из раздевалки. Братцы вылезли из-под кепки и, вытерев мокрые присоски о Котькин шарф, снова уселись рядышком. – Как ты думаешь, не следует ли нам познакомиться с Маргаритой Петровной? – спросил Пататам. – А вдруг она примет нас за животных с улицы? – Да, пожалуй, не стоит, – согласился Пататам. – Нам нужно побыстрее вступить в контакт с тем, кто сможет представить нас всей планете. Я боюсь, что на Земле у нас будет не очень много времени. – Почему ты так решил? – Питательные почвы. Много солнца. Температура плюсовая, – перечислил Мананам. – Мы можем созреть и расцвести за неделю. – Неужели так скоро?! – испугался Пататам. – Тогда нужно торопиться. Чего же мы здесь сидим? – Неучтиво покидать дом хозяев, не предупредив их об этом и не поблагодарив за прием. – Ты прав, – сказал Пататам. Они просидели в шкафчике еще несколько часов, оживленно разговаривая и вспоминая разные случаи из жизни на Талинте. Им было никак не наговориться. Ведь они не виделись два миллиона лет. – Я уже соскучился по дому, – вздохнул Пататам. – Я тоже, – сказал Мананам. – Неизвестно, как сложатся наши дела. Главное, это вовремя отправить Зерно Разума. Братцы услышали шум в раздевалке. Хлопали дверцы шкафчиков, раздавались голоса взрослых и детей. К Пататаму и Мананаму заглянула Лена. Она успела раньше Котьки. – Хотите, я отнесу вас домой? – тихо спросила она. – У меня есть брат. Он уже в пятом классе. Он знает все-все! – Нам нужен человек, который знает все-все, – кивнул Мананам. – А я? – вдруг возник за спиною Лены Котька. – Давай ты возьмешь одного, а я другого. – Я не совсем вас понимаю, Константин, – сказал Мананам. – Что значит «возьмешь»? Мы последуем туда, куда захотим и куда нам необходимо следовать, чтобы выполнить задание. – У вас есть задание? – подозрительно спросил Котька. – А как же? Каждое разумное существо имеет задание. У вас оно тоже есть. – Задание дают в школе, – сказала Лена. – Но мы еще не учимся. – Шпионское задание? – спросил Котька, прищурив глаза и в упор разглядывая братцев. Сзади уже толпились любопытные, стараясь разглядеть, с кем же беседует Лена и Котька. Мананам оборвал разговор: – Мы принимаем предложение Лены. – А как же я? – опять повторил Котька. – Увы, не можем ничем помочь. Нам нельзя разлучаться, иначе мы задание не выполним, – сказал Мананам. – Спасибо за встречу, – сказал Пататам. Лена подставила открытую сумочку, и братцы один за другим прыгнули в нее. Щелкнул замочек. Лена надела пальто и вышла из детского сада, попрощавшись с Маргаритой Петровной. Дом ее был недалеко, поэтому она приходила и уходила одна, а Котька остался ждать свою маму. Так начались в городке удивительные события. Глава 3. ЗЕРНО РАЗУМА Но прежде чем рассказать об этих событиях, познакомимся с далекой планетой, откуда прилетели к нам в гости братцы по разуму, и узнаем о том, какое задание они имеют. Лет тридцать тому назад на Землю из космоса упал небольшой округлый предмет величиною с каштан – такой же блестящий и гладкий, но с маленькой дырочкой посредине. Это и было Зерно Разума, о котором уже упоминали братцы. Зерно летело с огромной скоростью и, повстречавшись с Землей, прочертило в ночном небе яркий мгновенный след, как падающая звездочка. Увидев такой след в небе, принято загадывать желание. Но мало кто видел эту короткую огненную черточку, потому что Зерно приземлилось в глухом месте, в лесу, неподалеку от большого города. Упав на землю, Зерно несколько минут как бы приходило в себя, остывая от жара, рожденного соприкосновением с атмосферой, а потом начало мелко дрожать, вибрировать, трястись, вертеться на месте, пока под ним в мягкой земле не образовалась ямка. Зерно уходило в землю, как крот, роющий норку. Прошло еще полчаса, и на месте падения Зерна осталась лишь круглая дырочка в земле, которая постепенно скрылась под разным лесным сором, заросла травою и уже через месяц совершенно исчезла. А через год на этом самом месте из земли проклюнулся зеленый росток, похожий на ростки всех деревьев. Росток тянулся к солнцу, пустил первый лист, начал ветвиться и медленно, но неуклонно набирал силу и высоту, занимая свое место среди деревьев, росших в лесу. Сменялись времена года, росли деревья и люди, в мире происходили события. Прямо в лесу возник завод, вокруг него выстроили дома и научные учреждения, в них стали жить и работать люди. Из Зерна Разума в лесу вырастало дерево, а сам лес потихоньку превращался в парк: проложили аллеи, поставили скамейки, сделали игровые площадки для детей. Дерево Разума почти ничем не отличалось от других деревьев. Правда, оно никогда не цвело. С тополей летел в начале лета белый легкий пух, клены сбрасывали двукрылые семена, дубы роняли желуди, а Дерево Разума лишь зеленело по весне новой листвою и осыпало ее осенью на землю. Однако никто не замечал необычного поведения дерева, потому что деревьев в парке много, поди уследи за каждым! Лишь однажды весной, через тридцать лет после падения Зерна Разума, Дерево Разума зацвело. На нем появились два небольших цветка, спрятанных среди листьев. Лепестки их быстро осыпались, и на месте цветков остались две блестящие завязи, похожие на ртутные капли. Они росли до осени и превратились в серебряные яблоки, из которых, как мы уже знаем, появились Мананам и Пататам. Братцы по разуму были космонавтами с планеты Талинта. Эта замечательная планета находится очень далеко, в другой галактике. Она отличается от нашей Земли тем, что разумная жизнь там возникла в растительной форме. Проще говоря, растения там умеют мыслить, а до животного царства дело так и не дошло – на Талинте живут деревья, кустарники, цветы, травы, овощи и фрукты, и не простые, а разумные и даже высокоцивилизованные. Талинтяне научились отправлять в космос зерна, называемые Зернами Разума. Таким путем они решили проблему длительности космических перелетов. Зерно Разума может лететь в космосе как угодно долго, тогда как живым существам не хватает всей их жизни, чтобы преодолеть расстояние между галактиками. Говоря научным языком, Зерно Разума несет в себе не жизнь, а информацию о жизни. Попав на другую планету, Зерно Разума прорастает и превращается в дерево, которое рождает космонавтов. Эти космонавты тоже по сути своей растения, но они умеют двигаться и разговаривать. Им необходимо вступить в контакт с представителями иной разумной жизни и выполнить задания: 1) узнать, как устроена жизнь на той планете, куда они попали; 2) сообщить жителям планеты об устройстве жизни на Талинте; 3) вырастить новое Зерно Разума и отправить его дальше в космос. В этом новом Зерне Разума будет содержаться вся информация, полученная космонавтами на планете. Через много тысяч или миллионов лет Зерно попадет на другую планету, там вырастет дерево с серебряными яблоками, а из них появятся новые космонавты. На самом деле новыми они будут только по рождению, а разумом своим, своей памятью останутся прежними, ибо они помнят все, что случилось с ними на всех планетах, которые они посетили. Однако откуда Пататам и Мананам знают русский язык? Оказывается, Дерево Разума, появляясь на чужой планете, обладает способностью слышать листьями все звуки вокруг. А так как Дерево обладает разумом, то может постепенно научиться чужому язвку, как учится ребенок. Дерево, выросшее в парке научного городка, на протяжении многих лет слушало разговоры прогуливающихся в парке людей. В основном это были ученые и дети. Вот почему братцы по разуму родились говорящими на русском языке. Правда, они иногда делают ошибки, но это вполне простительно: ведь их никто не учил специально, они научились понимать язык и разговаривать на нем из случайных разговоров! Глава 4. ПАШКА БУЛКИН Брат Лены Пашка Булкин, ученик пятого класса, был ужасным изобретателем. По большей части он изобретал ужасные штуки, которые могли стрелять и взрываться. Последним Пашкиным изобретением был миномет, сделанный из куска водосточной трубы. Миномет стрелял камнями, картошкой, детскими кубиками, огрызками яблок и вообще всем, что влезало в трубу. Словом, это был замечательный миномет, который при испытании чуть не оторвал Пашке голову. По счастью, голова осталась на месте, чтобы иметь возможность изобретать новые замечательные вещи. Именно эту голову первым делом увидели братцы по разуму, когда через некоторое время щелкнул замочек и Лена открыла перед старшим братом сумочку. Вернее, они увидели сначала голубые глаза, которые были широко распахнуты и глядели на них не мигая. Волосы у Пашки были всклокочены, на носу сидели веснушки, а кончик языка изо рта высовывался. Пашка был страшно заинтересован – природа еще не подсовывала ему таких загадок. Пататам и Мананам вылезли из сумочки и оказались на письменном столе. Они встали во весь рост, как два зеленых карандаша, и смотрели на Пашку улыбаясь. Лена знала своего брата лучше, чем маленькие космонавты, поэтому она быстро проговорила: – Не трогай их. Это Мананам и Пататам. Они выросли на дереве. – Врешь! – естественно, проговорил Пашка. – Уважаемая Лена не врет, – учтиво произнес Мананам. Пашка отпрыгнул от стола и сел на тахту, совершенно ошарашенный. Его глаза распахнулись еще сильнее, а в голове наперегонки побежали разные мысли, причем каждая из них имела хвостик в виде восклицательного или вопросительного знака. «Куклы? Кто их смастерил? Неужели на дереве? Вранье! Разобрать на части и посмотреть! Почему они говорят? Это – роботы! Разобрать немедленно! Где отвертка? А если сломаются? Куда бы их спрятать, чтобы не сбежали?» Пашка сорвался с места и побежал на кухню. Там он схватил глубокую кастрюлю и, держа ее за спиной, вернулся в комнату. Пататам и Мананам все еще стояли на столе, приветливо улыбаясь. Пашка подскочил к столу, выдернул из-за спины кастрюлю и с грохотом накрыл ею братцев по разуму. После этого Пашка взгромоздился на стол и сел на кастрюлю. Он перевел дух. Теперь можно было не торопясь поразмыслить, что делать дальше. Лена тут же заплакала и попыталась столкнуть Пашку с кастрюли. – Что ты делаешь? Они же живые! – сквозь слезы говорила она. – Не мешай! – крикнул Пашка, отпихивая ее. Лена хотела позвать маму, но раздумала. Неизвестно, что может из этого получиться. Она отошла от Пашки, вытерла слезы и сказала: – А они мне рассказывали интересно-интересно! Пашка недоверчиво взглянул на сестру. Он уже понял, что сидеть на кастрюле и сторожить зеленых человечков скучно. Ему самому хотелось потолковать с ними. Он слез с кастрюли и осторожно приподнял ее. – Эй, вы меня слышите? – позвал он. – Наш дом – Вселенная. Наш мир – един. Здравствуйте, брат по разуму! – услышал он в ответ. Пашка снова прихлопнул кастрюлю и посмотрел на Лену. – Чего это они? – Дурак! Они с тобой здороваются. Пашке смертельно захотелось посмотреть на братцев, но выпустить их из-под кастрюли он не решался. В душе он даже немного побаивался их. – Не трогай кастрюлю. Пусть сидят. Они могут быть опасны, – сказал он Лене тихо. – Я же несла их в сумочке! – Ничего не значит. Могут рассвирепеть. Я сейчас. И Пашка снова ушел на кухню. В это время Пататам и Мананам совещались в кастрюле. – Неслыханное хамство! – сказал Пататам. – Мы летели миллионы лет, чтобы встретиться с ним, а он нас под кастрюлю! Яне хочу вступать с ним в контакт. – Придется, – вздохнул Мананам. – Не может быть, чтобы люди не понимали хороших слов. Пашка принес из кухни пустую трехлитровую банку. Держа ее обеими руками, он сделал знак сестре, чтобы она сняла кастрюлю. Лена убрала ее, и в тот же миг Пашка накрыл братцев банкой, ловко перевернул ее, на секунду сбив космонавтов с ног, а горлышко банки накрыл учебником русского языка для пятого класса. – Вот теперь поговорим! – удовлетворенно заявил он. – Они же задохнутся! – воскликнула Лена. – Нет-нет, не волнуйтесь, – сказал Мананам из банки. – Мы потребляем мало кислорода. Нам хватит. Пашка сел на стул, подпер голову руками и уставился на братцев, внимательно их изучая. Он встретился с Мананамом глазами и вдруг не выдержал, отвел взгляд. Ему стало стыдно. Ощущение было настолько странным, что Пашка поспешно сказал: – Не бойтесь. Я вас не трону. – Спасибо, – сказал Мананам. – А мы и не боимся, – добавил Пататам. – Кто научил вас говорить? – спросил Пашка. – Листья, – ответил Мананам. – А вас? – Постойте! – Пашка заерзал на стуле. – Для чего вас изобрели? Что вы должны делать? – О-о, мы должны много чего делать, – отвечал Мананам. – Мы должны путешествовать, разговаривать, думать, любить… – Верить, помнить, учиться, учить… – помог ему Пататам. – Понимать, читать, писать, удивляться, радоваться, грустить… – Мы должны выполнить программу, – подчеркнул Пататам. – А вообще – просто жить, – заключил Мананам. – А вас изобрели для других целей? – Нас никто не изобретал. Мы сами все можем изобрести, – сказал Пашка. – Вот как? – улыбнулся Мананам. – Вы в этом не сомневаетесь? Пашка даже вспотел от напряжения мысли. Он начал понимать, что перед ним не игрушки, не зверьки, не роботы, а мыслящие существа, которые, может быть, умнее его. Пашке стало не по себе. Неужели эти говорящие карандаши в самом деле живые? – Скажите, а вам не странно, что вы посадили нас в банку? – так же вежливо и учтиво продолжал Мананам. – У вас принято именно так встречать космических пришельцев? Согласитесь, это не очень воспитанно. Ведь мы прилетели к вам с другой планеты. Вы и ваша сестра – первые разумные существа, с которыми мы встретились. И вот, пожалуйста, – сидим в банке! – Вы прилетели из космоса? – пролепетал Пашка. – А Ленка сказала, что вы выросли на дереве. – Сначала прилетели, а потом выросли. Что здесь удивительного? – Тогда, пожалуйста. Что же вы сразу не сказали?! – Пашка снял с крышки книгу и наклонил банку. Братцы по разуму выбрались из нее и снова оказались на столе. Пашка встал со стула. Он не знал, что ему говорить. Впервые он почувствовал себя представителем человечества. Это было настолько непривычное ощущение, что у него пропали все слова. Его выручил звонок, раздавшийся в прихожей. Пашка побежал открывать. На пороге стояла женщина и держала за руку мальчика лет шести. – Лена Булкина здесь живет? – спросила женщина. – Здесь, – кивнул Пашка. – Где она? – Женщина с мальчиком вошли в прихожую. Пашка в растерянности показал на дверь комнаты. Женщина направилась туда, Пашка – за ней. – Леночка! – укоризненно воскликнула женщина, увидев Лену. – Котя пожаловался, что ты отобрала у него игрушечного человечка, которого он нашел в парке. Некрасиво с твоей стороны! – Вот, вот они! – Котька указал маме на стол. – Вы, кажется, изволили назвать нас человечками? – обратился к женщине Пататам, скрестив на груди руки. – Это не так! – Какая прелесть! – всплеснула руками Котькина мама. – Котя, который из них твой? – Этот, – Котька ткнул в Пататама пальцем. – Леночка, так будет только справедливо. – Котькина мама подошла к столу, сняла с него Пататама и спрятала его в полиэтиленовый мешочек. – Что вы делаете?! – вскричал Мананам. – Этот останется тебе. Видишь, он тоже умеет говорить, – кивнула на Мананама женщина. – Мы не имеем права расставаться! – взволнованно кричал Мананам. – Мы должны быть вместе! У нас программа! – Глупости! – заявила женщина. – Я не дам Котю в обиду. – Я умоляю вас! – Мананам упал на колени, протянул руки к Котькиной маме. – Во имя разума! – Замечательные игрушки, – улыбнулась Котькина мама, выходя из комнаты. Дверь за ними захлопнулась, Пашка стоял, как пришитый к полу. Лена тихо плакала. – Ну и порядочки на вашей планете, – покачал головой Мананам, поднимаясь с колен. – Вы понимаете, что произошло?! Мы должны вместе вырастить Зерно Разума! – Павлик, кто там пришел? – раздался из соседней комнаты голос мамы-Булкиной. – Спрячьте меня скорей! – приказал Мананам. – Я не хочу больше никаких контактов! Лена раскрыла верхний ящик письменного стола, на котором стоял Мананам, и он прыгнул туда. Лена задвинула ящик. – Все в порядке, – ответил маме Пашка. – Ничего не случилось. – Вот так летишь миллионы лет, – сетовал в ящике Мананам, – и попадешь в дикую историю. Невероятно! Глава 5. ПОСЛАНИЕ ЗЕМЛЯНАМ Первую ночь на планете Земля Мананам провел за шторой на подоконнике в горшочке с кактусом. Пока родители Булкины не угомонились, он сидел в ящике письменного стола, а Лена потихоньку оборудовала там комнатку для жилья, делая вид, что наводит в ящике порядок. Она застелила ящик бархатной ворсистой бумагой из набора для ручного труда, поставила игрушечный набор мебели: кровать, стол, стулья, шкафчик. А Пашка мигом соорудил из проволоки торшер с лампочкой от карманного фонарика, питаемой от батарейки. Когда Мананам улегся на кровать, а Лена задвинула ящик, маленькому космонавту его новое жилище очень понравилось: лампочка освещала уютную малогабаритную квартирку с бархатным «ковром» на полу и деревянными стенами, которые кое-где были испачканы чернилами. Если бы не беспокойные мысли о Пататаме, хозяин квартирки был бы просто счастлив. Однако он надеялся, что Котька со своей мамой тоже позаботятся о Пататаме, а потом все устроится. Главное, не терять друг друга из виду! И все же Мананам не пожелал спать в удобной кроватке, а предпочел горшок с кактусом. Необходимо было пополнить запас сил. Пашка, по указанию Мананама, принес из кухни зеленый кактус с плоскими мясистыми листьями, похожими на ласты моржа, из которых торчали редкие, но крепкие иголки. Земля в горшочке ссохлась и потрескалась. Лена тщательно взрыхлила ее и полила водой, после чего Мананам зарылся присосками в землю и встал рядом с кактусом, как часовой на посту. Дети убрали горшочек за штору, улеглись спать и потушили свет. Но заснули не сразу. В темноте они долго вели разговор с Мананамом, рассказывая о себе и слушая рассказы про планету Талинта. Мананам рассказывал им о Зерне Разума и добавил, что каждый из двух космонавтов обладает лишь половинкой этого Зерна, вот почему им необходимо быть вместе, чтобы запустить Зерно в Космос. Лена плохо поняла про космос и планету Талинта, но главное усвоила правильно: разлучить братцев нельзя. – Я завтра скажу Котьке, чтобы он принес Пататамчика, – сказала она. – Да, сделайте милость, – сказал Мананам. – А почему вы все время так говорите? – спросил Пашка несмело. Он уже привык называть Мананама на «вы», это его ничуть не удивляло, но к оборотам его речи никак привыкнуть не мог. – «Сделайте милость», «будьте так добры»… Странно! – А разве на вашей планете не все употребляют эти прелестные слова? – спросил Мананам. Пашка и Лена подтвердили, что нет, далеко не все. – Вот это действительно странно… – задумчиво проговорил Мананам. – Должен вам сказать, что на нашей планете такого рода выражения чрезвычайно распространены. Мы просто не мыслим, как могут иначе общаться разумные существа. В нашем языке несколько тысяч оборотов вежливости. И наше отчее дерево… – Отчее дерево? – переспросил Пашка. – Ну да. Дерево, на котором мы выросли… Оно было весьма довольно, когда услышало сходные обороты в русском языке от одного пожилого ученого. Его звали Сигизмунд Робертович. Он часто прогуливался в парке со своими учениками. Кстати, ученики тоже были очень корректны. – Корректны? – опять переспросил Пашка. – Вот именно. Учтивы, вежливы, сдержанны. Это очень понравилось нашему дереву, и оно охотно ввело услышанные слова в наш лексикон. – Угу… – промычал Пашка, усиленно вспоминая, какие из этих оборотов он употребляет в повседневной жизни. Припомнил мало. – Скажите, пожалуйста, Мананам, – спросила Лена, – а что это у вас за блюдечко на голове? Почему оно с дыркой? – Во-первых, это орган слуха и обоняния… – Чего? – не поняла Лена. – Это ухо и нос одновременно, – пояснил ей Пашка. – Ухонос? – спросила сестра. – Если угодно, можно назвать это ухоносом. Но главное его назначение совсем другое… – начал рассказывать Мананам, как вдруг дверь в комнату отворилась и на пороге возникла Булкина-мама в халате. – Дети, что за писк? Почему у вас что-то пищит? Вы слышите? – спросила она взволнованно. – Мыши, – сказал Пашка. – Ох, ты господи! Куда смотрит Красавец?! Полон дом мышей! И мама отправилась в другую комнату сообщить про мышей папе. – Кто этот Красавец? – спросил Мананам после паузы. – Наш кот, – сказала Лена. Мананам помолчал. Его несколько задело, что голосок его был принят за мышиный писк. Но что поделаешь? Он вздохнул и пожелал детям спокойной ночи. Наутро, после того как Лена вымыла Мананама под краном по его просьбе и насухо вытерла махровым полотенцем, у братца по разуму состоялся короткий разговор с Пашкой. Пашка торопился в школу, и ему очень хотелось взять космонавта с собой, чтобы познакомить с друзьями, но Мананам мягко отклонил это предложение. Он сказал, что поработает дома. – У вас есть орган общественной мысли? – спросил он. – Что это такое? – У нас на Талинте это такое дерево, которое знает все новости на планете и сообщает их другим деревьям. – У нас нет такого дерева, – сказал Пашка. – Как же вы узнаете новости? – Из газет… Или по радио и телевизору. – Что такое газета? Вместо ответа Пашка показал ему газету. Он развернул ее и положил на стол. Мананам прошелся по газете, читая заголовки. Пашка принес ему еще газет для знакомства с последними новостями, а заодно прихватил в отцовском шкафу толстый том энциклопедии Брокгауза и Ефрона, изданный много лет назад. – Вот здесь про все написано, – сказал он и убежал в школу. – Энциклопедический словарь, – прочитал Мананам на корешке. – «Бос – Бунчук». Любопытно… Дело в том, что это был том на букву «Б», единственный в библиотеке папы Булкина. Мананам приступил к чтению. Он прохаживался по газете, заложив руки за спину, и смотрел себе под ноги. За этим занятием и застал его кот, выползший из-под дивана. Этот кот по кличке Красавец Мужчина был черным ангорским котом с белой кисточкой на хвосте. Кличку свою он получил от мамы Булкиной за надменный взгляд и эгоистичный характер. В желтых глазах Красавца Мужчины можно было прочесть самодовольство, переходящее в глупость. Вчерашним вечером Красавец сидел под диваном и наблюдал за событиями. Зеленый космонавт не понравился ему тем, что отвлек на себя все внимание детей, так что коту ничего не осталось. Кот никак не мог взять в толк, почему с этим говорящим карандашом возиться интереснее, чем с ним. Итак, он сидел под диваном и раздраженно бил хвостом по пыльному полу, отчего кисточка на кончике стала серой. Это еще больше разозлило Красавца, потому что он не любил мыть хвост. Когда хозяева разошлись, Красавец Мужчина выполз из-под дивана, выгнул спину и посмотрел на Мананама полуприкрытыми глазами. Мананам остановился и с доброжелательным любопытством взглянул сверху на кота. – Здравствуйте, брат по разуму, – сказал он. Кот промолчал. – Меня зовут Мананам. А вас как? Не откажите в любезности. Красавец Мужчина кинул на Мананама презрительный взгляд и издал пронзительное мяуканье. – Мурмяу? – повторил Мананам. – Вчера вас называли по-другому. Кот не спеша направился к столу на мягких лапах. – Удивительно неразговорчивы коты на этой планете, – отметил Мананам как бы про себя и снова углубился в чтение. Он читал о международных событиях. Кот присел на задних лапах и, распрямившись, одним махом очутился на столе рядом с Мананамом. Вид у него был угрожающим. Мананам повернулся к коту и предостерегающе поднял пальчик. – Прошу прощения, вы хотите мне что-нибудь сказать? Красавец Мужчина заиграл шерстью на спине и зашипел, как яичница на сковородке. Мананам понял, что разговор принял нежелательный оборот. Мананам не спеша, стараясь сохранять достоинство, отступил на подоконник и отломил от кактуса длинную колючку. – Если вы пожелаете драться, вам будет больно. Не лучше ли решить наши проблемы мирным путем? Ему самому понравилось, как ловко ввернул он в разговор слова, только что вычитанные в газете. Однако кот не внял голосу разума, а бросился на Мананама, стараясь обхватить его лапами. Мананам увернулся и ловко вонзил колючку в морду Красавца как раз в том месте, откуда растут усы. Кот завертелся на столе, свалился на пол и снова уполз под диван, стараясь смахнуть колючку. – Извините, я предупреждал, – сказал со стола Мананам. Пашка влетел в комнату, когда Мананам дошел до слова «Брахикефалы». – Существа с коротким черепом, – прочитал он. – Господи, куда мы попали? Павел, кто такие «брахикефалы»? Я теряюсь в догадках. – Н-не знаю… – Пашка увидел в ящике стола письмо и начал читать его, холодея от предчувствий. – Передайте это в газету, будьте любезны, – кивнул Мананам на письмо. – Не поверят, – покачал головой Пашка. – Вы можете оказать нам такую услугу? – спросил Мананам сухо. – Я окажу, – вздохнул Пашка. – Мне не жалко. Он нашел конверт, написал на нем адрес газеты, а внизу свой обратный адрес, писать который ему очень не хотелось. Он уже представлял себе, какие разговоры начнутся вокруг этого письма. В школу сообщат наверняка. Потом выкручивайся. Но слово есть слово. Пашка заклеил конверт и отправился опускать письмо в ящик. Всем своим видом он выражал сомнение в успехе. Глава 6. ФАНТАСТИЧЕСКИЙ ПИСАТЕЛЬ Конец дня прошел в чтении энциклопедии на букву «Б». Пашка пытался делать уроки за своим письменным столом, а Мананам поглощал знания. Время от времени они обменивались замечаниями. – Буддизм? – спрашивал Мананам. Пашка пожимал плечами. – Былины русские? Пашка окончательно понял, что он ничего не знает, и решил на досуге почитать энциклопедию. Вернувшуюся из детского сада Лену Мананам встретил вопросом: – Как мой братец? Что говорит Константин? – Не волнуйтесь, они играли вместе. Котька говорит, что он неисправен. Мама хочет отдать его в починку. – Этого только не хватало. А сама мама исправна? – спросил Мананам. – Котька не говорил… Кот выдернул наконец колючку и злобно заурчал. – Лучше было бы вам заняться мышами. Говорят, в доме полно мышей, – посоветовал ему Мананам. После этого он дочитал до конца газету, принесенную Пашкой, и глубоко задумался. Новости озадачили его. Он понял, что они с братцем попали на планету, которая сильно отличается от их родной Талинты. Изумило его главным образом то, что в мире, куда они попали, было полно конфликтов, начиная от международных и кончая спортивными. Мананам подумал, что они с братцем могут помочь землянам, если расскажут о своей планете, где ничего подобного не случается. Он нашел на письменном столе грифель от карандаша и листок бумаги, после чего спрыгнул в свою квартирку, то есть в ящик стола, предусмотрительно оставленный открытым. Там он уселся за стол, положил перед собой листок и, держась за грифель обеими руками, начал писать письмо. Вот что он написал: «Уважаемые братья по разуму! Мы прилетели к вам с планеты Талинта, что означает на вашем языке – планета Растений. Очень бы хотелось вступить с вами в контакт. Как мы уже поняли, у вас на планете еще не все благополучно, тогда как на Талинте проблемы в основном решены. Нас удивляет и огорчает здешняя обстановка, ибо ваша планета понравилась нам с первого взгляда. На ней много симпатичных людей и животных, включая котов. Мы желаем вступить со всеми в контакт и ждем ответа. Наш дом – Вселенная. Наш мир – един! Покорители космоса Мананам и Пататам». Когда Пашка вернулся из школы, Мананам уже читал энциклопедию, прогуливаясь по ее страницам. Надо сказать, что, поскольку словарь был издан в 1891 году, многие статьи в нем устарели, но Мананам поглощал новые знания, время от времени восклицая: – Ботаника! Отрасль естествознания, исследующая растения… Феноменально! Или: – Браво-Мурильо! Испанский государственный деятель. – Надо скорее сообщить Земле о нашем прибытии, – сказал Мананам. – Иначе будет плохо. Пататама явно принимают за кого-то другого. Мы сюда прилетели не в игрушки играть. Пашка оторвался от тетрадки и сообщил, что у него есть идея: Мананаму, не дожидаясь ответа из газеты, надо познакомиться с писателем. В доме, где жили Булкины, двумя этажами ниже жил писатель-фантаст, который писал книжки для детей. Пашка тут же показал Мананаму одну книжку писателя. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/aleksandr-zhitinskiy/vizit-vezhlivosti/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.