Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Сердце снарка Сергей Васильевич Лукьяненко Сергей Лукьяненко Сердце снарка Темное дерево палубы было влажным, там, где въелась соль, шероховатым и очень, очень теплым. Роберт уселся на сложенный бухтой гарпунный трос. Достал портсигар. Закурил. Папиросы были настоящие, с Земли. Хорошо размороженные – не потеряли ни формы, ни вкуса. Клиенты запаздывали. Они всегда запаздывают, даже если им нужно спешить, если счет идет на дни и часы. Им все в новинку – небо в сплошной пелене фиолетовых облаков, горные пики на западе, бескрайний океан на востоке, узкая лента города между предгорьями и берегом… Город они называют поселком. Роберт их понимал. Он видел земные города – на экране. Для землян Лазарь-сити не город. С соседнего судна его окликнул Мигель. Попросил закурить. Роберт кивнул. Мигель позвал сынишку, но тот возился со стоячим такелажем, придирчиво, как это умеют только влюбленные в море дети, проверяя ванты и штаги сантиметр за сантиметром. Мигель махнул рукой, сошел по мосткам на пристань, поднялся на «Напасть». Роберт протянул ему портсигар, Мигель закурил и уселся прямо на палубу, у ног Роберта. Некоторое время они молчали. Смотрели на север, где над посадочной площадкой тревожно вились птицы. – Говорят, их всего четверо, – сказал Мигель. Роберт пожал плечами. Корабль с Земли прилетал раз в три месяца. Иногда он привозил больше десятка клиентов. Иногда, очень редко, одного или двух. На памяти Роберта не было случая, чтобы никто не прилетел. – Мне Дэнис сказал, – пояснил Мигель. – У него сестра в диспетчерской. Знаешь? – Знаю. Роберт сплюнул через борт. Мигель неодобрительно поморщился. Пока судно у берега, плевать или гадить в море – значит гневить судьбу. Но Роберт плевал в море. На судьбу он тоже плевал. Роберт был моложе Мигеля. Он был удачлив. И они были друзьями. – Кому-то не повезет, – сказал Роберт. – Хосе, – сказал Мигель убежденно. – Он без клиента. Они посмотрели направо – будто в первый раз видели «Счастливый шанс». Судно Хосе и впрямь не внушало доверия. Когда-то это была крепкая, надежная фелюка, но пару лет назад она потеряла одну мачту. Восстанавливать ее Хосе не стал, и теперь судно выглядело будто непомерно большая баланселла. По сравнению с ухоженными шлюпами и тендерами она казалась неуклюжей, по сравнению с маленьким кечем Мигеля – несуразной. – Хосе без клиента, – согласился Роберт. Они успели выкурить еще по папиросе, когда на Портовой улице показались земляне. Мигель заторопился. – Чтоб тебе провести эту ночь с соседской дочкой, – пожелал он напоследок. – Она уродина, – ответил Роберт. Клиентов было четверо. С ними шли еще несколько человек из команды, но экипаж выдавала форма. Один клиент Роберту понравился – крепкий парень, одет правильно, из багажа – лишь маленькая сумка, по сторонам не глазеет. Такой на борту не помеха. Второй клиент ехал на инвалидной коляске, с трудом вращая руками никелированные ободья колес. Шедший рядом корабельный стюард время от времени ему помогал. Роберт только покачал головой. А еще были парень и девушка. Или мужчина и женщина. Не важно. У землян никогда не поймешь возраст. Они шли рядом, и сразу было понятно, что рядом они и останутся. Земляне подошли к пристани. Мигель с сыновьями встал на корме, другие команды тоже выстроились, стараясь принять позы поэффектнее. Роберт остался сидеть. Первым свой выбор сделал клиент на инвалидной коляске. Подъехал к кечу и властно махнул рукой. Мигель со старшим сыном спустились вниз – помочь. Коляску они оставили на берегу, а инвалида понесли на руках. Правильный парень выбрал шлюп Даниэля. Роберт про себя одобрил выбор. Лучшее судно и лучший экипаж. Еще он заметил, как часто подергиваются у парня веки. И пожелал ему удачи. А потом парень и девушка поднялись на его шлюп. – Вас зовут Роберт, – сказала девушка. – Мне вас рекомендовали. Роберт кивнул. Редко, очень редко, но ему доводилось отказываться от клиента. Он не всегда мог объяснить себе, почему это делает. Но если клиент не нравился – отказывал. – Мы хотим нанять ваше судно и вас, – продолжила девушка. – Вы знаете правила? – спросил Роберт. – Да. – Тысяча кредитов. Срок – не больше трех дней. Никаких гарантий: если мы не найдем снарка, если не сможем его убить, вы все равно платите полную сумму. На борту мое слово – закон. Если потребуется работать, вы будете работать. Девушка кивнула. Казалось, что она играла главную роль в паре, но Роберт посмотрел на юношу – взгляд того был твердым, собранным. Он тоже кивнул. – Не больше ста граммов металла с собой, – продолжил Роберт. – А лучше не берите вообще ничего. Никакой техники. Абсолютно никакой. Никаких электрических устройств и источников энергии. Если у вас есть импланты, то охота бессмысленна. – Мы знаем, – сказала девушка. – Снарк чует металл и электромагнитные поля, да? У меня был имплант, но я его удалила перед полетом. – Это все правила? – спросил юноша. Голос у него был уверенный, внушающий доверие. Люди с таким голосом привыкли убеждать – им даже не требуется командовать. – Да. – Мы согласны. Роберт помедлил еще секунду. Когда капитан делает выбор, он уже не вправе отказаться от охоты. Они ему нравились. Так что же тревожило? – Сколько вам лет? – спросил Роберт. – Мне двадцать шесть. Алине двадцать семь. – Он помедлил и добавил: – Мы муж и жена. По земным законам мы полностью дееспособны. Это показалось Роберту важным. Он ничего не имел против омоложенных, которые и в сто выглядят юнцами. Если человек в состоянии продлить молодость и получает от жизни удовольствие – что плохого? Но омоложенные казались ему непредсказуемыми. Зрелый ум в юном теле коварнее старого вина в большом бокале. – По рукам, – сказал Роберт, вставая. Парень обменялся с ним крепким, надежным, мужским рукопожатием. Произнес: – Спасибо за доверие, капитан. Мы в вашем распоряжении. Меня зовут Александр-младший. Но вы можете звать меня просто Александр. – Я буду звать тебя Алекс. Александр – если заслужишь. – Идет. К вечеру они были в пяти милях от берега. Роберт держал курс на север. Снарки любят холод. Всего сутки пути – при хорошем ветре, – и шансы на успех растут. Кеч Мигеля тоже двигался к северу. Он ушел почти вдвое дальше от берега и опережал «Напасть» миль на семь-восемь. Роберт не переживал. Охота на снарка – это всегда лотерея. Не важно, кто первым придет в зону охоты. По большому счету, не обязательно вообще туда идти. Снарка можно поймать прямо у пристани. А можно месяцами скитаться по северным водам, но так и не увидеть над водой тонкую белую шею, увенчанную большеглазой головой с трепещущим венчиком вибрисс. Но все-таки на севере шансов больше. Стукнула дверь каюты. Роберт посоветовал охотникам выспаться, и они честно проспали шесть часов. Сейчас Алина выбралась на палубу. Лицо свежее, умытое. Наверное, у нее с собой гигиенические салфетки – умывальник имелся только на камбузе. – Добрый вечер, капитан, – сказала женщина. Она пошла к корме, не ожидая ответа. Но не как надменная хозяйка, равнодушно поприветствовавшая слугу, а как мудрая женщина, не требующая от мужчины отвлекаться ради пустых слов. Роберт улыбнулся. Достал драгоценную папиросу и закурил. Потом посмотрел назад. Полускрытая мачтой и такелажем Алина, приспустив брюки, отвесилась над кормой. В некотором смятении Роберт отвернулся. Женщинам приходилось объяснять, как это делается в море. Обычно они не верили. Зачастую терпели до полусуток. И уж в любом случае строго предупреждали: не оглядываться. Эта женщина вела себя так, будто давно ходила в море. Хорошие клиенты. Кто из них болен? И чем? Рак на Земле лечат. Почти любой. А те, у кого совсем уж запущенная и страшная форма, не ведут себя так спокойно и не выглядят такими здоровыми внешне. У старика в коляске наверняка позвоночная гниль. Это больно, трудно, но может длиться десятилетиями. У парня, который пошел к Даниэлю, цисты крутенника. Когда человек так часто и непрерывно моргает, до выхода личинок остается три-четыре дня. Либо Даниэль найдет снарка, либо личинки сожрут у парня мозг. А у этих? Роберт немного подумал. Руки работали сами по себе. Подтянуть фал. Посмотреть на небо. Глянуть на картушку компаса. Переложить штурвал на два румба к западу… Они оба больны, решил Роберт. А значит, это синдром Мишель. Болезнь, передающаяся половым путем. Нестерпимая боль, паралич и смерть в любой момент. Ничего. Все шансы успеть. Он подумал о тех мужчинах, женщинах и детях, которые побывали на его шлюпе. О больных, искалеченных, парализованных, безумных. Им всем нужно было одно – снарк. Сердце снарка. И почти все его получили. Роберт подумал, что успеет. Обычно те, кто был ему симпатичен, успевали. Алина поднялась к нему, достала из кармана бинокль. Роберт посмотрел на него с подозрением. Но это был правильный бинокль – керамика и стекло, ни одной железной детали, никаких чипов и батареек. Алина поднесла бинокль к глазам, некоторое время следила за корабликом Мигеля, потом принялась осматривать пустынный берег. Обычно Роберт гнал женщин с мостика. Но для этой сделал исключение. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/sergey-lukyanenko/serdce-snarka/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.