Сетевая библиотекаСетевая библиотека

День возвращения

День возвращения
День возвращения Рэй Дуглас Брэдбери «– Они идут, – с закрытыми глазами произнесла лежащая на кровати Сеси. – Где они? – воскликнул Тимоти, еще не войдя в комнату…» Рэй Брэдбери День возвращения – Они идут, – с закрытыми глазами произнесла лежащая на кровати Сеси. – Где они? – воскликнул Тимоти, еще не войдя в комнату. – Одни над Европой, другие над Азией, некоторые – над Островами, иные – над Южной Америкой, – сказала Сеси, по-прежнему не открывая глаз. Ее длинные ресницы слегка подрагивали. Тимоти вошел в обитую простыми досками чердачную комнату: – А кто там? – Дядя Эйнар, и дядя Фрай, и кузен Вильям, и еще я вижу Фрульду, и Хелгара, и тетю Моргиану, и кузину Вивиану, и еще дядю Йохана! Они очень быстро приближаются к нам! – Они прямо в небе? – воскликнул Тимоти и заморгал небольшими серыми глазами. Он стоял возле кровати сестры и выглядел не старше своих четырнадцати лет. На улице бушевал ветер, дом был погружен в темноту и освещался только звездами. – Они приходят сквозь воздух и путешествуют по земле – кому как удобнее, – произнесла Сеси сквозь сон, не пошевелившись на кровати; она вглядывалась в себя и сообщала то, что видела: – Вот волкоподобное существо, бредет вдоль реки по отмели, над водопадом; свет звезд искрится в его шерсти. Я вижу коричневый дубовый листок, летящий высоко в небе. Я вижу небольшую летучую мышь. Я вижу множество других, пробегающих по макушкам деревьев и проскальзывающих сквозь ветви кроны; и все они идут сюда! – Они успеют к следующей ночи? – Тимоти вцепился в край простыни. Паук на своей ниточке раскачивался подобно черному маятнику, словно танцуя. Он наклонился к сестре. – Ко Дню возвращения?! – Да-да, Тимоти, – кивнула Сеси и словно бы оцепенела. – Не спрашивай меня больше. Уходи. Дай мне побыть в любимых местах. – Спасибо, Сеси, – сказал он и поспешил в свою комнату. Быстро застелил кровать – проснулся он недавно, на закате, и, едва на небе высыпали звезды, отправился к Сеси, чтобы поделиться с ней предвкушением праздника. А теперь она спала, и так тихо, что из ее комнаты не доносилось ни звука. Пока Тимоти умывался, паучок оплел его тонкую шею серебряным лассо. – Паук, ты только представь, завтрашняя ночь – это канун Всех святых! Тимоти вытер лицо и взглянул в зеркало. Оно было единственным во всем доме, такую уступку его хворям сделала мать. Ох, если бы он не был таким болезненным! Раскрыв рот, он увидел жалкие, несоразмерные зубы, которыми наделила его природа. Покатые, мелкие и тусклые зернышки кукурузы. Настроение сразу ухудшилось. Было уже совершенно темно, и Тимоти зажег свечу. Чувствовал он себя совершенно вымотанным, под глазами – синяки. Прошедшую неделю вся семья жила на старинный лад. Днем спали, а с закатом поднимались и брались за дела. – Паук, со мной что-то совсем не так, – тихо сказал он маленькому созданию. – Я даже днем, как остальные, спать не могу. Он взял подсвечник. Ох, ему бы крепкие челюсти, с резцами, как стальные шины! Или сильные руки. Или острый ум. Или хотя бы умение отправлять на свободу свое сознание, как Сеси. Увы, он был не самым удачливым созданием. Он даже вздрогнул и поднес свечу ближе к себе – боялся темноты. Братья над ним потешаются. Байон, Леонард и Сэм. Смеются, что спит он в постели. С Сеси – по-другому, для нее постель как инструмент, необходимый, чтобы посылать свое сознание на охоту. А Тимоти, разве он спит, подобно другим, в чудесном полированном ящике? Нет! Мать позволяет ему иметь собственную комнату, кровать, даже зеркало. Ничего удивительного, что вся семья относится к нему как к своему несчастью. Если бы только крылья прорезались сквозь лопатки… Он задрал рубашку, через плечо глянул в зеркало. Нет. Никаких шансов. Снизу доносились возбуждающие любопытство загадочные звуки; лоснящийся черный креп украсил все помещения, лестницы и двери. Шипение горящих плошек с салом на площадке лестницы. Слышен высокий и жесткий голос матери, ну а голос отца множится эхом в сыром погребе. Байон вошел в старинный сельский дом, волоча громадные двухгаллоновые кувшины. – Мне пора идти готовиться к празднику, паук, – сказал Тимоти. Паук крутился на конце своей ниточки, и Тимоти почувствовал себя одиноко. Он надраит все ящики, насобирает пауков и поганок, будет развешивать повсюду траурный креп, но едва начнется праздник, как о нем позабудут. Чем сына-недотепу меньше видно и слышно – тем лучше. Словно сразу сквозь весь дом внизу пробежала Лаура. – Возвращение домой! – весело кричала она, и шаги ее раздавались сразу всюду. Тимоти снова прошел мимо комнаты Сеси – та мирно спала. Раз в месяц она спускалась вниз, а обычно так и лежала в постели. Милая Сеси. Он мысленно спросил ее: «Где ты теперь, Сеси? В ком? Что видно? Не за холмами ли ты? Как там живут?» Но зашел не к ней, а в комнату Элен. Та сидела за столом, сортируя пряди волос: светлых, рыжих, темных – и кривые обрезки ногтей. Все это она собрала, работая маникюршей в салоне красоты деревни Меллин, милях в пятнадцати отсюда. В углу комнаты стоял большой ящик из красного дерева, и на нем была табличка с ее именем. – Уходи, – сказала она, даже не взглянув на брата. – Не могу работать, когда ты, остолоп, рядом. – Канун Дня всех святых, Элен, подумай только! – сказал он, стараясь быть дружелюбным. – Фу-у-у. – Она сложила обрезки ногтей в небольшой белый пакетик и надписала его. – Тебе-то что? Что ты об этом знаешь? Только перепугаешься до смерти. Шел бы лучше обратно в кроватку. – Мне надо почистить и надраить ящики, и еще кое-что сделать, и прислуживать, – покраснел Тимоти. – А если не уйдешь, то с утра обнаружишь у себя в кровати дюжину сырых устриц, – бесцветным голосом продолжила Элен. – Гуляй, Тимоти. Разозлившись, он не глядя побежал по лестнице и налетел на Лауру. – Смотри, куда прешь, – прошипела она сквозь зубы. И унеслась прочь. Тимоти поспешил к открытой двери погреба, вдохнул сырой, пахнущий землей воздух. – Папа? – Самое время! – крикнул отец снизу. – Быстро сюда, а то не управимся к их прибытию. Тимоти мгновение помедлил – чтобы расслышать миллион звуков, заполнивших дом. Братья приходили и выходили, как поезда на станции, переговаривались, спорили. Казалось, если постоять тут минуту, то со всевозможными вещами в бледных руках мимо пройдут все домочадцы: Леонард с маленьким черным докторским саквояжем; Сэмюэл с громадной, в переплете из черных дощечек книгой под мышкой несет новые ленты крепа; Байон курсирует между машиной и домом, таская все новые галлоны питья. Отец прекратил работать и передал тряпку Тимоти. Стукнул по громадному ящику из красного дерева: – Давай-давай, надрай-ка этот, и примемся за следующий. А то жизнь проспишь. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/rey-bredberi/den-vozvrascheniya/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 29.90 руб.