Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Ганс Крысолов Святослав Логинов Рассказ-притча о Гансе Крысолове – человеке, обладающем удивительным умением – игрой на своей дудочке он может отдавать приказы всем живым тварям. Ганс готов поделиться своим мастерством – и его самыми верными учениками становятся дети. Но он стремится не просто научить их своему поразительному ремеслу, но и привить представления об истинной доброте и справедливости. И жизнь предоставляет ему возможность на деле показать – на какие жертвы он сам готов пойти ради своих принципов… Святослав Логинов Ганс Крысолов Господь, спаси моё дитя!     Немецкая народная баллада. Всюду жили чудеса. Они прятались под метёлками отцветшей травы, в позеленевших от жары лужах, среди надутых белых облаков, украшавших небо. Чудеса были любопытны, они тянулись к Гансу, старались дотронуться, согнувшись в три погибели выглядывали из-под кустов. Ганс не обижался, он и сам был любопытен. Если смотрят – значит так им лучше, не надо мешать. Вот и сейчас Ганс знал, что кто-то притаился за ветками, не решаясь выйти. Ничего, в свой срок покажется и он. Ганс развязал котомку, достал ржаной сухарь и начал громко грызть. Оставшиеся крошки собрал на ладони, широко раскрыл её, показывая всем, и тихонько посвистел. С ближайшего дерева слетела пара пичуг – незнакомых, их Ганс видел первый раз. Усевшись на краю ладони, птички принялись быстро клевать. От частых осторожных уколов больно и сладко зудела кожа. – А теперь, что надо сделать? – спросил Ганс. Пичуги вспорхнули, но через минуту вернулись снова, уронив на ладонь по тяжёлой перезревшей земляничине. Слизнув ягоды, Ганс поднял к губам дудочку и взял тонкую ноту, пытаясь повторить утреннюю песню синицы. Но замер, не услышав даже, а просто поняв, что тот, кто возился за кустами, дождался своего часа и вышел. Ганс медленно поднял взгляд. Перед ним стояла босоногая девочка лет семи, в замаранном и во многих местах заштопанном платьице. Девочка держала за руку мальчугана четырёх лет. Сразу было видно, что это брат и сестра. Мальчуган стоял, вцепившись в руку защитницы, и сопел, настороженно разглядывая Ганса. Руки и щёки детей были густо измазаны зеленью, землёй и земляничным соком. Ганс улыбнулся. – Ты тут колдуешь? – спросила девочка. – Я тут обедаю, – сказал Ганс. Он достал из сумки ещё один сухарь, протянул: – Хочешь? – Ты колдуешь, утверждающе произнесла девочка. – Я видела. И место тут волшебное, мы всегда приходим колдовать на эту поляну, потому что здесь под землёй самая середина ада. – Да ну?! – удивился Ганс. – И как же вы колдуете? – Надо взять лапу от чёрной курицы, старую змеиную кожу, и три капли крови невинного младенца, положить всё в горшок, который ночь простоял на кладбище, залить водой и варить целых три дня. Если потом обрызгать себя этим варевом, то сразу станешь невидимым. – И получается? – с интересом спросил Ганс. – Три дня варить надо, – пожаловалась девочка. – Вода выкипает, а добавлять нельзя. – А где ты собираешься взять кровь невинного младенца? – А он на что? – девочка дёрнула за руку брата. – Гансик, ты ведь дашь крови? – Дам, – важно сказал мальчик. – А я его потом колдовать научу. Так всегда делают. Когда я была невинным младенцем, старшие девочки у меня тоже кровь брали. Кололи палец и выжимали кровь… Ганс не выдержал и расхохотался. – Значит… когда ты была… невинным младенцем!.. А сейчас ты кто?.. – Я погибшая душа, обречённая геенне огненной, – личико девочки оставалось совершенно серьёзным. – Господин священник говорит, что все, кто учится колдовать, губят душу. – Вот что, погибшая душа, – сказал Ганс, – давай есть сухари. У меня ещё много. Он дал детям по большой корке и, когда они уселись рядом на траву, сказал: – Брата твоего зовут Ганс, меня – тоже Ганс, а тебя как? – Её Лизой зовут, – объявил Гансик. – Значит ты, Лизхен, очень хочешь быть невидимой? – Нет, – ответила Лизхен, – просто это легче всего получается, Чёрных кур у трактирщика полно, а змеиную кожу в лесу найти можно. Это же не верблюд. – Зачем тебе верблюд? – изумился Ганс. – Будто сам не знаешь? Головы приставлять. Людвиг нашёл у отца на чердаке медную лампу. Это же все знают: если намазать медную лампу верблюжьей кровью, а потом зажечь, то все, кого лампа осветит, представятся с верблюжьими головами и так будут ходить, пока не вымоешь лампу святой водой. – Здорово! – признался Ганс. – хотя я видел много верблюдов и ещё больше медных ламп, а вот человека с верблюжьей головой ни разу не встречал. – Так я и знала, что врут про головы! – в сердцах сказала Лизхен. – А вот ты лучше скажи, почему тебе птицы ягоды носят и совсем не боятся? – А ты меня боишься? – Нет, – призналась девочка. – Ты хоть и колдун, но не страшный. Ты добрый. – Вот и они не боятся. – А меня научи так. – Хорошо, – сказал Ганс. – Я пока поживу здесь, ты приходи, я буду тебя учить. – А мне можно? – ревниво спросил Гансик. – И тебе. – А Анне? Она внучка плотника Вильгельма. – И Анне. Всем можно. * * * На следующий день они пришли ввосьмером. Кроме Лизхен и Гансика пришла долговязая девочка Анна, аккуратно одетый Людвиг принёс знаменитую лампу, явился беспризорный бродяжка Питер – беглый ученик трубочиста, маленький и неестественно худой. Ещё были два Якоба – сыновья подмастерьев кузнечного цеха, один из них вёл двухлетнюю сестрёнку Мари. Ганс к тому времени кончил копать землянку и собирался отдохнуть. – Ого! – воскликнул он, увидев ребят. – Как вас много! Если так пойдёт и дальше, то скоро весь город Гамельн переселится на мою поляну. – Обязательно! – радостно отчеканила крошка Мари. – А Гамельн большой? – с притворным испугом спросил Ганс. – Очень, – подтвердила Лизхен. – Он больше Гофельда и Ринтельна. Только Ганновер и Ерусалим ещё больше. – Тогда в моей землянке все не поместятся… – Мастер, – бесцеремонно перебил бывший трубочист, – покажите, как вы птиц приманиваете. Ганс достал дудочку. Звонкий сигнал взбудоражил лес. Кто-то завозился на верхушке дерева, зашуршал в траве, замер, уставившись чёрными капельками глаз. Первыми с ветки дуба спорхнули два лесных голубя. Они опустились Гансу на плечо и громко заворковали, толкаясь сизыми боками. Питер сглотнул слюну, в его глазах мелькнул огонёк. Голуби мгновенно взлетели. – Мне можно? – спросил Питер. Ганс протянул дудочку. Питер засвистел. – Ничего… – растерянно сказал он. – Ничего и не получится, – подтвердил Ганс. – Чтобы тебе поверили, надо быть добрым, а ты сейчас всего лишь голодный. – Тогда пусть уходит и не возвращается, пока не поест, – решительно сказал Людвиг. – Ты полагаешь, что это и есть доброта? – спросил Ганс. Людвиг покраснел. Он развязал поясную сумку – вероятно, точную копию отцовской, достал оттуда два куска хлеба с маслом. Один протянул Питеру, другой, поколебавшись, разломил пополам и отдал Гансику и Мари, успевшим устроиться на коленях у Ганса. – Это уже лучше, – улыбнулся Ганс. Рыжая белка сбежала вниз по стволу, прыгнула на руки Гансу, уселась столбиком, потом ухватилась лапками за кусок хлеба, который держал Гансик. Гансик засопел и потащил к себе хлеб вместе с белкой. Белка зацокала. – Тише, тише, – сказал Ганс. Он отломил от куска корочку белке, остальное вернул мальчику. Мир был восстановлен. – Его так не боятся, хоть он и жадный, – с завистью протянул Питер, облизывая масленые пальцы. – Выходит, не такая простая это вещь – добро, – сказал Ганс. – Вот мы сейчас и подумаем вместе, каким оно может быть. Без этого у нас с вами ничего не выйдет. Разговор затянулся на весь день. Ганс объяснял, спрашивал, показывал. Голос его охрип, губы распухли от непрерывной игры. Белка несколько раз убегала и возвращалась, стайками налетали шумливые птицы. Детишки ошалели от чудес и устали. Они съели все сухари, что были у Ганса, и кучу земляники, собранной суматошными дроздами. Мари уснула, свернувшись на расстеленной курточке Людвига. Гансик играл с белкой. Остальные всё выясняли, какой должна быть волшебная доброта. – Если белка ко мне придёт, а я её схвачу? – нападал старший Якоб, умненький мальчик, единственный кроме Людвига, умевший читать. – Её же зажарить и съесть можно. Питер, вон, ест белок. – Как её есть, если она любимая?! – крикнула Лизхен, а Анна, за весь день не сказавшая и десяти слов, молча пересела поближе к Гансику, чтобы в случае беды защитить белку. – А как ты любимую курицу кушаешь? – не сдавался Якоб. – Она по-другому любимая. – Получается, что доброму человеку охотиться нельзя? – спросил Людвиг. – Можно, – сказал Ганс, – но если ты пошёл за белкой, то не зови её. Пусть она знает, что ты её ловишь. – Зачем? – Иначе будет нечестно. Давайте разберём, может ли доброта обманывать… – Ганс обвёл глазами ребят и вдруг заметил, что уже вечер. Летом темнеет поздно, солнце было ещё высоко, но в воздухе звенела совсем вечерняя усталость. Гансик, оставив белку, прикорнул рядом с Мари, проголодавшийся Питер сосредоточенно жевал листики щавеля. – Хотя об этом мы поговорим в другой раз, – поправился Ганс. – Если хотите, приходите сюда… послезавтра. Завтра я пойду на заработки. – Разве вам тоже надо работать? – удивлённо спросил младший Якоб. – Работать надо всем, – сказал Ганс. Он взглянул на спящую Мари, уже перекочевавшую на руки к брату, и добавил: – Обязательно. * * * Городской лес тянулся от реки на восток, где грядой стояли невысокие, но крутые горы. Лес прорезала тропа на Ганновер, а у самой реки он был вырублен, земля распахана. Городские, церковные и свободные крестьяне селились там бок о бок в хуторах и маленьких деревеньках. Туда и направился Ганс. Город он обошёл. Он не любил стен, тесноты людского жилья, вони, грязи. В деревне всего этого нет – кто испачкан в земле, тот чист. Поэтому ночевать Ганс старался в поле или в лесу, а на заработки ходил в деревню. Довольно быстро Ганс вышел на небольшой хутор. Здесь жили свободные зажиточные крестьяне – бауэры. Два пса бросились навстречу, исходя лаем. Но потом узнали Ганса и смолкли. Из-за дома вышел хозяин. Ганс ударил в землю посохом, на верхушке которого болталась связка высохших крысиных лап и хвостов. – Мышей, крыс выводить! – закричал он. – Проваливай! – отвечал хозяин, – А то собак спущу. – Спускай! – Ганс рассмеялся. Он подошёл к большому псу, и тот, радостно заскулив, принялся тереться лобастой головой об ноги Ганса. Пушистый хвост бешено молотил воздух. – Слово знаешь… – одобрительно проворчал хозяин. – Тогда, давай, выводи. Получится – обедом накормлю и с собой дам. Ганс пошёл к амбару, на ходу доставая дудочку. Пронзительно свистнул, затем последовала мучительная дребезжащая трель. В амбаре послышался шорох, что-то упало. Псы протяжно завыли. Ганс продолжал играть. Себе на жизнь Ганс зарабатывал изгнанием крыс. Это были единственные живые существа, которые не вызывали у него радости. Они всегда жили около людей, больше всего их было в городах. Никто в мире не видел пользы от крыс. Они грызли, портили, грабили. Если крысе удавалось прижиться в лесу, она принималась разбойничать: без толку разоряла гнёзда, уничтожала жёлтых полёвок, гоняла на берегах речек смирную выхухоль, тревожила даже крота в его глубокой норе. Лесные обитатели словно понимали это и старались избавиться от серых разбойниц. Днём лисы и ястребы, ночью совы выслеживали их и били. Крысы жались ближе к жилью, прятались в погребах и амбарах, но тогда являлся Ганс и выгонял их. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/svyatoslav-loginov/gans-krysolov/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.