Сетевая библиотекаСетевая библиотека
В гостях у крокодилов Святослав Владимирович Сахарнов Школьная библиотека (Детская литература) В книгу входят лучшие произведения писателя, рассказывающие о жизни животных разных стран. Для среднего школьного возраста. Святослав Сахарнов В гостях у крокодилов © Сахарнов С. В., наследники, 1983 © Аземша А. Н., наследники, иллюстрации, 1983 © Орлов О. П., предисловие, 2000 © Оформление серии, комментарии. АО «Издательство «Детская литература», 2018 * * * «Пишите каждый день, всю неделю…» Святослав Владимирович Сахарнов родился 12 марта 1923 года в городе Артёмовске на Украине. Его мать и отец умерли рано. Воспитывала мальчика старшая сестра. Рос как все мальчишки: любил до темноты гонять в футбол, любил читать книги, особенно о приключениях, путешествиях. В степном городе Харькове, где всей-то воды – три небольшие речки, мечтал о море и кораблях. В 1940 году поехал в Ленинград сдавать экзамены в Высшее военно-морское училище. Первое плавание не оказалось таким далёким – по Ладожскому озеру на шхуне «Учёба». Но зато шхуна – настоящий парусник, с высокими мачтами, с деревянной, пахнущей смолой палубой. Великая Отечественная война застала на первом курсе училища. Фашисты окружили Ленинград, под городом завязались жестокие бои. Курсантов послали было на фронт, но осенью их уже было приказано эвакуировать на Большую землю. Ушли пешком через Ладогу по Дороге жизни. Училище заканчивали в Баку. И сразу – на действующий флот, на боевые корабли. Сахарнов попал на Чёрное море. И вот – Малая земля, та самая, легендарная… Тральщик, на котором начал службу Сахарнов, идёт к Новороссийску. Там, где гора Дооб, где маяк, тральщик сворачивает круто в море. Он шёл туда, где голубая полоска берега обрывалась, где был вход в Цемесскую бухту. Всю ночь корабль, затемнённый и насторожённый, ходил переменными галсами. У орудий и пулемётов наготове стояли матросы. Они всматривались в темноту: не идёт ли враг? Берег Малой земли вспыхивал зарницами артиллерийских залпов, светил багровыми огнями пожаров. Тральщик охранял от фашистских кораблей занятый нашим десантом берег. Здесь, под Новороссийском, Сахарнов после нескольких боёв получил первый орден – Красного Знамени. С наступающей армией он прошёл берегами Чёрного моря от Новороссийска до Севастополя, Одессы и далее – к румынским, к болгарским портам, освобождая земли, захваченные гитлеровцами. После Великой Отечественной воинский эшелон повёз Сахарнова на восток, где началась война с империалистической Японией. Снова рейды наших кораблей, но теперь уже в занятые врагом северо-корейские порты Расин и Сейсин – высадка десантов. Война закончилась. Сахарнов продолжает службу на Дальнем Востоке на торпедных катерах. Он был штурманом, начальником штаба. Через несколько лет его направили учиться в Ленинград. В Ленинграде в Морском институте защитил диссертацию и получил учёную степень кандидата военно-морских наук. В Ленинграде же начал писать первые рассказы и сказки. Один из рассказов попал к писателю Виталию Бианки. В общежитие, где жил молодой офицер, пришло письмо: «Приходите, побеседуем, что хорошо, что плохо в вашем рассказе. Принесите что-нибудь новенькое. Предварительно позвоните. Жму руку.     Ваш Виталий Бианки». Письмо очень обрадовало Сахарнова: книги Бианки он с детства любил, читал и перечитывал… Сказка, которую принёс Сахарнов в тот памятный день знакомства с Бианки, была о жителях морского дна. Виталий Валентинович читал её внимательно. Сначала хмурился, потом удивлённо поднял брови и наконец заулыбался. Видя это, повеселел и молодой автор. Кончив читать, Виталий Валентинович сложил листки. – Очень плохо, – с явным удовольствием, почти радостно сказал он. – Ах, как плохо! Сахарнов вспоминает, что, услыхав это, покачнулся на стуле. Как же так? Ведь Бианки улыбался… – Будем учиться, – сказал Виталий Валентинович. – Сколько вы проживёте в Ленинграде? До осени? Значит, впереди у вас – год… Садитесь за стол и пишите… Пишите каждый день, всю неделю, а по субботам в шестнадцать часов будете приходить и читать, что написали. Через год вы должны сделать книжку – «Морские сказки». И книжка вышла. «Морские сказки» издавались и переиздавались. Только спустя много лет понял Сахарнов, чему радовался старый писатель, читая его первую сказку: подводный мир, о котором писал Сахарнов, был для него, для Бианки, миром непознанного… «Морские сказки» – это изящная смесь выдуманного и реального. Фантастичны положения, в которые попадают реальные, существующие в глубинах океана животные. Но какая настоящая сказка без реального? И без фантастики? В этих сказках читателю открывается мир, лежащий совсем рядом и в то же время такой новый. Его обитатели тоже имеют свои характеры, они дружат или воюют друг с другом. И здесь, под водой, происходят прелюбопытнейшие события. Плывёт, например, морской петух – тригла, опустился на дно, шесть кривых шипов выпустил и уже идёт как на ходулях. Пешком! На разные вопросы можно найти ответ в этой книге: куда прячутся во время отлива морской ёж, рак-отшельник и рыбка-бычок? Как хищница – морская звезда поедает свою добычу? Не хотел маленький крабишка сначала прятаться в узкую щель. Плохой, мол, это дом – тёмный да тесный. Решил в другом месте укрыться. А там за ним стали охотиться и огромный осётр, и катран-акула, и скат – морская лисица. Пришлось крабишке назад в каменную щель вернуться. Так этот дом оказался для него лучшим. Много и других занятных историй в этой книжке: и приключения рачишки-чилима, и любопытного ласкиря, и простоватого, доброго кита, и похождения рака, не совсем справедливо прозванного «мошенником». А в основу сказок Сахарнова легли собственные наблюдения. …Впервые под водой он побывал в 1948 году. Было это в Японском море. Нужно было кому-то спуститься под воду, осмотреть винты у торпедного катера. Водолаза не было. Сахарнов облачился в тяжёлый водолазный костюм и опустился под воду. И увидел этот таинственный мир, изучению которого посвятил потом многие годы, – мир морских глубин, морских животных. С тех пор, с того первого раза, он погружался под воду на многих морях и океанах – в водолазном костюме, с аквалангом, просто с маской и ластами. Две первые книги Сахарнова – «Морские сказки» и «Зелёная рыбка» – Бианки успел увидеть (они вышли в 1958 году), прочитал и написал статью, представляя среди других молодых писателей, пишущих о природе, и Сахарнова. Но когда статья увидела свет, фамилия Бианки стояла под ней в траурной рамке… Между прочим, жанр первой книги надолго, собственно на всю писательскую жизнь, определил интерес Сахар-нова к сказке. В последующие годы он напишет: «Гак и Буртик в Стране бездельников», «Рам и Рум», «Сказка о львах и парусниках», «Слоны и чернильницы», соберёт привезённые из дальних стран, переведёт и перескажет «Сказки из дорожного чемодана». Будет и дань обычной литературной сказке (страна, в которой «всё наоборот», – Страна бездельников), и попытка рассказать дошкольнику о кибернетике (люди-роботы Рам и Рум), и просто каскад весёлых приключений, где действие происходит стремительно, как в мультипликационном фильме (львы, слоны, парусник). А что касается сказок других народов, то эта работа закончится обработкой великого индийского эпоса «Рамаяна». А пока первая книга. «Морские сказки» – море, морские обитатели. Но писатель – моряк профессиональный. И он конечно же не мог ограничиться только этим. Ему нужно было рассказать (раз уж рассказывать о море) и о том, какие корабли по морям плавают, и как корабли устроены, и какие морские путешественники море изучали, и какие есть морские профессии, и ещё тысячи всяких историй про море, потому что тема эта поистине неисчерпаема, как сама история исследования моря человеком. После выхода первой книги слова Бианки: «Пишите каждый день…» – Сахарнов поставил в основу своей писательской жизни. Труд, труд и труд… В 1960 году выходит его книга «Человек под водой». В 1961-м – «Злой узел». В 1963 году – «Мартышкина бухта». В том же году – «Разноцветное море» и «Путешествие на «Тригле»… Обратим внимание на название последней – «Путешествие…». В большую морскую тему писателя, естественно, входят путешествия. И действительно, как расширить свои знания о морях и океанах не путешествуя? Путешествие на Курильские острова. На Север – Ка-нин нос, Шойма. На Кубу. В Африку, в Танзанию. В Индию. На Командорские острова. Снова на Чёрное море. Путешествия стали основой многих последующих книг писателя. Путешествия и приключения, которые всегда поджидают пытливого наблюдателя в других странах. «В гостях у крокодилов», «Белые киты», «Осьминоги за стеклом», «Дорога на Багамойо», «Друг Тембо», «Что я видел в Танзании», «Заколдованные острова», «Цунами»… Писатель погружается под воду на коралловом рифе под Дар-эс-Саламом, с проводником углубляется в джунгли Индии, бродит среди крокодилов в заповеднике Гуама на Кубе. А уж сколько приключений было на Курильских островах! Заблудился в зарослях бамбука, где обитали медведи, едва выбрался к жилью, попал в цунами… Но можно подумать, что, путешествуя и рассказывая в своих книгах об этих путешествиях, писатель начинает изменять любимой теме – морской. Нет, морской теме Сахарнов не изменяет на протяжении всего своего творчества. Просто расширяется мир интересов писателя, круг тем. Морская же по-прежнему интересует его постоянно. Итог этих интересов и пятнадцати лет работы – Детская морская энциклопедия «По морям вокруг Земли». Книга, где про море есть всё-всё-всё… Про корабли и про китов. Про компасы и про флаги. Про загадки моря и легендарного Морского Змея. Про современный океанский лайнер, такой, как «Иван Франко», и про корабли-революционеры – «Потёмкин» и «Аврору». Всё, что относится к морю и представляет интерес для читателя, – всё можно найти в этой книге, написанной с выдумкой, потому что это ведь не просто энциклопедия, не просто сухое собрание различных справок о том о сём. Нет! Это рассказы, сказки, шутки, загадки и, главное, – кругосветное путешествие. Вся книга – плавание по всем морям и океанам. Вокруг света… Когда читаешь эту книгу, словно ощущаешь: вдруг вернулось детство, те дни, когда ещё так мало знаешь и когда всё – радость узнавания. Детскую морскую энциклопедию перевели во многих странах мира. Не менее интересна и познавательна книга Сахарнова «Слоны на асфальте». В этой книге – взволнованность писателя судьбами всего живого – и на море и на суше. Как же Сахарнов пишет? Его мир – это по преимуществу мир красок. В нём мало запахов и не очень много звуков. Зато краски подмечаются охотно, они яркие и чистые: «По небу плыли красные перья облаков». «Шхуна окуталась густым зелёным дымом». «Среди мелких камней торчали мелкие рыжие водоросли». «Дымилась красноватая земля. Зелёная щетинка трав била в трещины тротуаров…» Недаром в его книгах цвет – даже в названиях многих рассказов, глав: «Какого цвета море», «Разноцветное море», «Зелёный слон» и так далее. Разгадка проста – мир, полный красок, но без запахов, с редкими звуками, это мир водолаза. Таким Сахарнов запомнил его и перенёс это удивительное восприятие жизни на всё, что описывает. «Пишите каждый день…» – эти слова Виталия Бианки стали правилом для писателя. Иначе не успеешь рассказать всё, что видел, не поведёшь читателя в мир, который уже открылся тебе, – такой загадочный, незнакомый, беспокоящий.     О. Орлов Разноцветное море Дельфиний остров Приехали Моторная лодка ударилась с ходу о причал и остановилась. Матросы выскочили из неё и привязали лодку к чугунному столбику – кнехту. Мы приехали на остров. Здесь живут дельфины. Не на земле, конечно, а в воде. На земле живут учёные, которые изучают морских зверей. – О, туда стоит ехать! – говорили мне на прощание друзья. – Дельфин – это знаешь что такое? Это удивительное животное. Хищный подводный зверь, а приручается, как собака. И я поехал, чтобы написать эту книжку. Валерий На причале нас встретили учёные. Они были все молодые и с бородами. Самый бородатый сказал: – Ещё один гость к дельфинам? Ну что ж, живите, знакомьтесь. Могу вам дать провожатого. Валерий – дельфиний доктор, – показал он на белобрысого парня в докторском халате. – Для начала он поможет вам отнести в комнату вещи. На берегу стояло несколько домиков. – Очень приятно! – сказал я. – Какие там вещи: чемодан, спальный мешок, пишущая машинка, рюкзак. Учёные переглянулись. – Тащи, Валерий! – сказал самый бородатый. Я понял, что это начальник. Когда мы с Валерием отнесли вещи, я спросил: – Теперь к дельфинам? Валерий покачал головой: – Не спешите, сначала я покажу вам остров. Пойдёмте! Остров оказался небольшим. Он был круглый и плоский, как блюдце. Мы шли вдоль берега по краю обрыва. Внизу громоздились камни. За ними зеленело море. На потемневших от воды камнях сидели пучеглазые крабы. Они прищёлкивали и сучили клешонками около рта – ели. Посередине острова торчала каменная башня маяка. Мы двигались вокруг неё, как стрелки. – Что это там блестит? – спросил я про башню. – Фонарь. На картах про наш маяк сказано: переменный. Ночью посмо?трите, как он светит. Красиво! Мы шли по узкой тропе. Она то спускалась к самой воде, то поднималась наверх и уходила в степь. Степь курилась жёлтой дымкой. В сухую, пожелтевшую от зноя траву с шорохом уползали змеи. – Желтопузик! – сказал Валерий про коричневую, с круглой головой змею. – Леопардовый полоз! – про жёлтую с чёрными пятнами. – Да вы не бойтесь: ядовитых здесь нет. – Я вижу, вы и по змеям специалист. – Немного, – усмехнулся Валерий. – Я ведь ветеринар. Когда-то лечил кошек. Потом надоело, бросил. Был пожарником, медицинским братом в сумасшедшем доме. А теперь снова вернулся к зверям… Ну, вот мы и обошли весь остров. Вон вольер! Вольер – клетка из сетей. Она стояла у берега в маленькой бухте. Бухта была такая узкая, что волны с моря не заходили в неё. Откипев, они гасли у входа. Вольер Вольер был собран из железных сетей. От солёной воды металл покраснел. Багровые блики плясали под мостками. Мостки шли вдоль вольера. Они качались на поплавках – гулких металлических бочках. Когда бочки сталкивались, по вольеру шёл низкий стонущий звук – бомм-м! С берегом вольер соединяли неширокие сходни. Мы прошли по ним. – Вот и дельфины! – сказал Валерий. – Видите? Я ничего не видел. Я только слышал, что рядом кто-то тяжело дышит: пых! пых! Наконец у самых моих ног из воды показалась блестящая чёрная спина. В том месте, где спина переходила в голову, вдруг что-то провалилось – получилась дырка. Из дырки вылетел вверх фонтанчик брызг, и животное шумно вздохнуло: пых! Потом дырка захлопнулась, и зверь погрузился в воду. – Да разве его так разглядишь? – сказал я. – Ну что мне спина! – А вы посмотрите направо. Я повернулся. Справа на меня смотрело из-под воды бело-голубое, похожее на рыбу животное. У него была удлинённая птичья морда и тёмные внимательные глаза. Дельфин не шевелился. Насмотревшись на меня, он так же спокойно погрузился. Пошёл к себе домой. На дно. Малыш, пират и другие Валерий сказал, что никакого дома на дне у дельфинов нет. Их дом – верхний, пронизанный солнечным светом слой воды. Граница моря и воздуха. Здесь они носятся, то погружаясь в прохладный полумрак, то поднимаясь к поверхности. – Малыш… Макс… Шустрый… Русалка… Пират, – называл мне Валерий дельфинов по именам. – Как вы их различаете? – То есть как? – удивился он. – Они же разные. Малыш – дельфинёнок, он меньше всех. Русалка – его мать, они плавают вместе. У Макса на спине белое пятно. Шустрый – с зазубриной на плавнике. У Пирата на голове три царапины – его весной укусил Макс. Я хотел было спросить, за что так назвали Пирата, но решил: успею. Принесли мороженую рыбу. Высунув из воды головы, дельфины ждали. У самых их хвостов бродили стайки зеленоватых кефалей, но дельфины не обращали на них никакого внимания. Они ждали, когда сторож бросит им в воду оттаявших в ведре, дряблых рыбин. «Наверное, они не очень хищные», – подумал я. Белая шляпа Поев, дельфины собрались около меня. Они высовывались из воды и стояли как столбики, сильно работая хвостами. – Это они на вас смотрят, – сказал Валерий. – Почему? – А вы не такой, как надо. Ведь мы тут все одинаковые: в коротких штанах, загорелые, с непокрытыми головами. А вы… Я посмотрел на своё отражение в воде. Брюки до пола. Кожа белая. На голове шляпа. М-да! На голове у меня была прекрасная широкополая шляпа из белого войлока, с кисточками по краям. – Пожалуй, с точки зрения дельфинов, я действительно выгляжу чучелом, – сказал я. – Ладно, штаны я сменю, загар ко мне липнет быстро, но шляпа… Простите, я человек северный, мне надо беречь голову от солнца. Я не могу одеваться так, как хочется этим зверюгам. Пусть привыкают. Дельфины продолжали смотреть на меня. Так началась моя жизнь на острове. Тряпочка Я приходил каждый день в вольер, садился на мостки и смотрел. Я старался понять дельфинов. Оказалось, что они очень любят играть. У каждого была своя любимая игрушка. Макс больше всего любил плавать с красным мячом. Шустрый – таскать в зубах обруч. У Пирата главная забава была тряпочка. Кто уронил её в вольер, неизвестно. Простая чёрная тряпочка. Она лежала на дне. Пират подплывал, поддевал носом и мчался с ней по вольеру. Он мчался, а чёрный лоскут лежал у него поперёк морды. На глазу. Совсем как повязка у разбойника. Ясное дело – Пират. Надоест Пирату лоскут на морде таскать, сбросит его и сейчас же – оп! – поддел плавником. Развевается тряпочка на плавнике. Плывёт Пират, сбросит тряпочку – оп! – подцепил хвостом. На ходу, не оглядываясь. Таскает на хвосте. Надоело ему носиться, круто хвостом загрёб, затормозил, как матросы вёслами останавливают шлюпку, и застыл на месте. Тряпочка слетела с хвоста, медленно пошла на дно. Там ей и лежать. Дельфины и змеи В вольер часто заплывали змеи – чёрно-красные ужи, которые водились в бухте. Сначала дельфины им очень удивлялись. Однажды Пират подплыл к одному ужу и толкнул его кончиком носа. Он решил, что это новая тряпочка. Уж как зашипит! Завертелся, завился – и в сеть. Вплёлся в стальные кольца и повис, как вопросительный знак, над водой. Висит уж, раскачивается. Головой как молоточком: взад-вперёд, взад-вперёд. Долго Пират вертелся около него. Всё пытался понять – можно с этой тряпочкой играть или нет? А уж опять: ш-ш-ш-шшш! На том дело и кончилось. Теперь змеи сами по себе, дельфины – сами. Плавают, друг другу не мешают. Макс в упряжке Около домика, где жил главный учёный, висел кусок рельса на проволоке. Каждое утро, ровно в девять часов, дежурный ударял по рельсу железной палкой: донг! Начинался рабочий день. К рельсу сходились учёные. У них был очень озабоченный вид. Я тоже приходил и смотрел, что они делают. Учёные изучали дельфинов. – Как вы думаете, – спросил меня однажды Валерий, – кто быстрее: пароход или дельфин? – Наверное, пароход, – осторожно ответил я. – Вот и нет. Дельфин запросто обгоняет судно. А кто сильнее? – Странный вопрос. Конечно, судно. – Правильно. Так как же может слабый дельфин плавать быстрее сильного корабля? Этого я не знал. – Этого не знает никто, – сказал Валерий. – Конечно, дельфины обтекаемые: они воду как ножом режут, но всё-таки… Мы стояли около длинного ящика с водой. В ящике неторопливо плавал Макс. Он тяжело вздыхал и посматривал на нас тревожным глазом. К ящику подошли двое бородатых учёных. Они надели на Макса хомут. К хомуту привязали вожжи. Макс послушно потянул. Свободные концы вожжей были прикреплены к пружинным весам. Стрелки весов поползли вверх. Бородатые учёные стали записывать, как сильно отклоняются стрелки. – Главное, что он не сильный, а проворный! – сказал я. Учёные усмехнулись. – А что такое «проворный»? Я пожал плечами. Дельфины и собаки Как-то я сидел на мостках, свесив ноги, и смотрел, как играют Шустрый и Макс. Вдруг в вольере появились собаки – дворняжка, овчарка и большой белый пудель. Они шли гуськом. Обойдя вольер, собаки сели рядом со мной. «Прогнать их, что ли?» – подумал я. Собак в вольер не пускали – калитка у входа была всегда закрыта на крюк. Заметив собак, к нам подплыла Русалка. Подплыла и уставилась из-под воды внимательным взглядом. Подплыли ещё дельфины. Я взял из ящика, где лежали игрушки, палку-поноску и, широко размахнувшись, швырнул её в воду. Русалка и Макс кинулись за ней. Они мчались, выскакивая из воды. Первым подлетел к палке Макс. Он схватил её в зубы и повернул назад. Около моих ног Макс остановился и, не выпуская палки из зубов, высунулся из воды. Он возвращал поноску. Овчарка и пудель заворчали. Шерсть на их загривках поднялась дыбом. Собаки вскочили и, упираясь лапами в дощатый настил, свирепо залаяли. Из домиков на берегу высыпали люди. Они бежали к вольеру. Первой заметила их дворняжка. Она призывно тявкнула и опрометью бросилась на берег. За ней, оглядываясь и огрызаясь, потрусили овчарка и пудель. – Кто тут развёл беспорядок? Кто не закрыл за собой калитку? Кто не догадался прогнать собак? Начальник спрашивал, свирепо шевеля бородой. На меня он не смотрел. «Может прогнать с острова, – подумал я. – Что ему стоит?» Но начальник уже улыбался. – До чего любопытно! – сказал он. – Только собаки веками таскали человеку поноску. Только они были верными друзьями людей. И вдруг какие-то морские звери!.. Конечно, собаки обиделись. – А вот кошки… – начал Валерий. – Когда я занимался кошками… Но начальник его перебил: – Знаю, знаю. Кошки тоже интересны, но не так. – Ещё лошади всегда были друзьями, – сказал я. «Идите все сюда!» – Вы ни разу не плавали с дельфинами? – спросил меня как-то Валерий. – Немедленно полезайте. Я надел маску, сунул в рот загубник дыхательной трубки и боком, как краб, полез с мостков в воду. Лез, лез и сорвался. С плеском, в туче пузырей ушёл на дно. За стеклом маски вспыхнуло голубое сияние. И вдруг мне послышалось комариное: пи-ии! Пи-ии! Может, это кровь шумит в ушах? Нет, звуки повторились. Тоненькие-тоненькие. Словно иголочки. Комары не унимались, они подлетали ко мне с разных сторон. Пи-ии! – сзади. Пи-ии! – спереди. Пи-ии! Пи-ии! Я повернулся направо, откуда доносился самый громкий писк. Из голубого сияния ко мне приближался Пират. Он приближался очень медленно, с плотно закрытым ртом. Но я сразу понял: пищит он. Больше пищать было некому. Пират издал длинный звук: пи-ииии-ии!.. И появились ещё дельфины. Они появились внезапно, словно выныривая из-под зелёного занавеса. Бело-голубые, сияющие отражённым светом, звери стремительно приближались и, когда казалось, вот-вот столкнутся со мной, лёгким движением хвоста изменяли направление и проносились мимо. Поплавав с дельфинами, я выбрался на мостки. – Что они там делают? – спросил Валерий. – Пищат. – Вот так: пи-иии-пиии?.. Знаете, что это значит? – Да что-нибудь вроде: «Здесь тот чудак в белой шляпе». Да? – Не совсем. Это значит: «Идите все сюда!» И он рассказал мне такую историю. Копчёный Когда вольер только построили, в него пустили первую партию дельфинов. Их отловили в море. Это были шесть больших дельфинов-афалин. Вожаком у них был Копчёный. Так его прозвали за тёмную, отливающую чёрным цветом кожу. Копчёный был больше своих товарищей. Они плавали за ним следом, уступали рыбу, которую бросали им в вольер, терпели его укусы. У Копчёного был сварливый, непокорный нрав, и из-за этого вся стая плохо приручалась. Однажды к вольеру подошёл катер. Стоявший на носу матрос бросил якорь, но не рассчитал, и лапа якоря задела сеть. – Эй, на вольере! – крикнул он. – Проверьте, ничего я не порвал? Подошли люди, спустились под мостки и увидали, что якорь, падая, пробил в сети большую дыру. – А Копчёный-то уж здесь! – сказал кто-то. К месту пробоины подплывал тёмный дельфин. Он приближался осторожно, покачивая головой из стороны в сторону, словно обследуя сеть. Заметив дыру, он остановился и издал долгий торжествующий писк: пии-иии-иии! Стая была в другом конце вольера. Услыхав призыв, дельфины мгновенно бросились к Копчёному. Они подплывали один за другим и, не раздумывая, проскакивали через дыру. Первый… Третий… Наконец, Копчёный остался один. Люди на мостках решили отпугнуть его, отогнать от дыры. Они стали кричать и ударять палками по сети. Копчёный лениво шевельнул хвостом и, не обращая внимания на шум, тоже проскользнул в отверстие. – Так мы впервые услышали, как дельфины переговариваются друг с другом, – сказал Валерий. Маленький наездник Малыш появился в вольере за месяц до моего приезда. Он родился под водой. Поддев слабое тельце мордой, мать вытолкнула новорождённого на поверхность. Дельфиненок сделал первых вдох и, дёрнув хвостом, поплыл. – Но умный был с первого дня! – рассказывал Валерий. – Вы обратили внимание, как он плавает? Я стал наблюдать за дельфинёнком. Малыш не отставал от матери. Он то преследовал её по пятам, то вертелся перед самым носом, но когда уставал, то всегда подплывал сверху, становился около спинного плавника и, почти не двигая телом, мчался вместе с Русалкой, словно привязанный к ней верёвочкой. – Ишь уселся! – говорил Валерий. Малыш мчался, будто в седле. Он летел, увлекаемый движением матери, держась на невидимых глазу струях воды. Как лечат дельфинов Однажды Малыш заболел. То ли он простудился, то ли съел что-то не то, но он захандрил: стал вялый, по коже у него пошли белые язвенные пятна. И тогда я увидел, как лечат дельфинов. – Помогите, – попросил меня Валерий. – Нужен человек нести носилки. – Хорошо, – согласился я. Двое сторожей притащили сеть. Они опустили её в вольер и повели, сгоняя дельфинов в один угол. Они вели её, как рыбаки невод. Встревоженные звери отступали. Валерий в маске и ластах полез в воду. Дельфины сгрудились около сети. Валерий улучил момент и бросился в кучу дельфинов. Он ухватил Малыша за плавник, перевернул на спину, обхватил руками и, работая изо всех сил ластами, поплыл к мосткам. – Носилки! – крикнул он. Мы развернули носилки и плеснули на них водой. Малыша положили на брезент. Вчетвером мы подняли носилки и зашагали на берег к домику, где была дельфинья больница. Здесь Малыша переложили на стол, покрытый поролоновым матрасом. Пристегнули ремнями. Он лежал, печально кося глазами по сторонам. Валерий взял шприц, пузырёк с лекарством, проткнул иглой резиновую пробку, набрал полный шприц и сделал Малышу укол. Потом второй. Измерил пульс и температуру. Моя рука опиралась на стол около самой морды дельфинёнка. Если бы Малыш захотел, он мог бы укусить меня. Всякий другой зверь на его месте так бы, наверно, и сделал. Да что там зверь! Если бы меня какие-нибудь морские существа затащили под воду и, привязав к столу, начали колоть, честное слово, я бы не выдержал. Я бы кусался и колотил ногами по матрасу. А Малыш лежал спокойно. Только когда делали второй укол – около хвоста, – дёрнулся, и в пустой комнате послышалось комариное: пи-ии-ии! Мы отнесли Малыша назад и осторожно пустили в воду. Дельфинёнок кинулся к матери, пристроился около её плавника, и они продолжили свой обычный бег. В тот день Малыш и Русалка ни разу не приблизились к мосткам и не остановились, чтобы взять из рук у людей рыбу. Через несколько дней белые пятна на коже у Малыша стали исчезать. Дельфинёнок повеселел. У дельфинов-афалин прекрасная голубая кожа, блестящая и упругая, как резина. Кино Перед самым моим отъездом привезли кино. Мы сидели с Валерием в тёмной комнате, битком набитой народом. Экраном была стена. Над нашими головами танцующий луч выхватывал из темноты ослепительные пылинки и рисовал на стене корабли. Корабли шли пенистым морем. После этого на экране показали дельфиний цирк. В большом круглом бассейне звери играли в баскетбол. Они забрасывали в корзину мяч. Дельфин подплывал, упирался головой в мяч и мчался с ним к щиту. Бросок – и мяч в кольце. Потом мы увидели, как люди обмотали паклей обруч и подожгли. Зашипело пламя. Горящий обруч повис над водой. Дрессировщик поднёс к губам свисток. Стремительное блестящее тело дельфина выскочило из воды, пронеслось по воздуху и, пробив огненно-дымный круг, без всплеска вошло в воду. Я наклонился к уху Валерия: – А у вас будет когда-нибудь так? Валерий помотал головой: – Зачем? У нас научная станция, а не цирк. По экрану уже двигался плот. На нём стояла девочка в полосатом купальнике. В упряжке плыл дельфин. Неожиданно лента кончилась. Мы вышли с Валерием на воздух. На верхушке маячной башни то разгорался, то потухал красно-зелёный фонарь. Красные и зелёные волны накатывались на берег. – Мне бы ещё на инженера выучиться… – сказал Валерий. – Я бы такие приборы изобрёл – переговариваться с дельфинами. Плывёшь под водой, пискнул, а дельфины уже тут как тут. Точно: пойду учиться опять! Рядом и под водой Я уезжал с острова в хмурый, непогожий день. Надвигался шторм. Медузы, которых всегда было так много в бухте, исчезли. Они уплыли в открытое море пережидать бурю. Под причалом бормотала вода. Трещал, вытягиваясь по ветру, флаг. Лодка была готова к отплытию. Мы простились с Валерием. – Приезжайте на будущий год, – сказал он. – Приеду. Лодка отвалила от причала, проскочила узкий выход, вышла в залив. Впереди запрыгала синяя полоска материкового берега. Я покидал дельфиний остров. Друзья были правы: и верно, дельфины – удивительные животные. Я сидел на корме, над самым винтом, трясся вместе с лодкой и думал про дельфинов: «Очень радостно, что они живут вместе с нами. Рядом и под водой». Разноцветное море Это рассказ о море. Только не о том, которое видно с берега. То море всегда одного цвета: голубое или синее в хорошую погоду, чёрное в шторм. Моё море разноцветное: желтое, зеленое, розовое, фиолетовое. Это море, каким его видят рыбы и люди, которые умеют плавать под водой, как рыбы. Мой костюм Для того чтобы опуститься под воду, я надеваю своё нехитрое водолазное снаряжение и вооружаюсь. Снаряжение – ласты да маска. Оружие – гарпунное ружьё и фотоаппарат. Чтобы дышать, засовываю в рот изогнутую трубку, а свободный её конец укрепляю за ухом. Вперевалку, как утка, шлёпаю по берегу и, хрипя, продуваю трубку: хр-р-р! хр-р-р! В воде отражается одноглазое существо с лягушачьими лапами. Учусь плавать Этим летом я жил под Севастополем. Там и начались мои подводные путешествия. «Только бы залезть под воду, – думал я. – Сразу же насмотрюсь интересных вещей!» Однако получилось совсем не так. Ранним утром я пришёл на берег. Сел на камень. Надел ласты, маску. «Чур, – говорю себе, – всё-всё под водой примечать! До последней рыбёшки!» Слез ногами вперёд, лёг на воду и… захлебнулся. Тьфу! Полная трубка воды!.. Пришлось учиться самому простому на свете – как дышать. Стал вспоминать: кто в море дышит воздухом? Кит! У него дыхательное отверстие на макушке, выше глаз. Значит, учиться надо у него. Учился, учился – выучился дышать по-китячьи. Плыву у самого берега. Лицо – под водой, трубка – снаружи. Наберу полные лёгкие воздуха и нырну. Вынырну, воду из трубки выпущу фонтанчиком и снова плыву. Дно видно отлично! Ну вот, теперь можно уходить прочь от берега. Зашлёпал ластами по воде, а сам еле-еле вперёд двигаюсь. Э-э! И тут непорядок. И этому надо учиться. Пришлось снова вспоминать. У кого на ногах ласты? У тюленя. Как он ими шевелит? Как рыба хвостом. Поплывём по-тюленьи! Вытянул ноги и давай часто-часто перебирать ими. Ласты стали извиваться, и я поплыл. Плыву, только вода по спине журчит. Вот теперь быстро. Вот теперь можно плыть на глубину. Можно всё примечать. Огонёк И тут действительно передо мной открылся новый мир. Жёлтые и зелёные скалы всплывали из фиолетовой толщи воды, двигались прямо на меня. Бурые, зелёные, красновато-серые водоросли лесами вставали со дна. Солнечная пыль беззвучно сыпалась на них. Как тихо! Всё словно замерло в молчании, только я один толок воду да пускал пузыри через трубку: буль-буль-буль! Удивительное дело: дно было мёртвым. Нигде ни рачка, ни рыбёшки. «Видно, ещё не добрался я до настоящего подводного мира. Надо плыть дальше». Уже и ноги начали с непривычки уставать, а вокруг всё по-прежнему пустынно. Мне вспомнились путеводные огоньки, которые в сказках приводили путешественников в необыкновенные страны. Вот бы мне такой огонёк! И только так подумал – впереди действительно мелькнул красный огонёк. Трепетный, радостный. Откуда он здесь? Я поплыл к нему, ещё сильнее размахивая ногами и руками. Огонёк шевельнулся и стал уходить. Я – за ним. Он – от меня. Может быть, это и есть мой путеводный огонёк? Только как же он горит под водой? Мы двигались вверх по береговому склону, и казалось, что я вот-вот догоню его. Но нет, он свернул в сторону и пропал в куче камней. Ухватившись за них, я повис вниз головой и стал искать огонёк глазами. Прошло полминуты, минута… Всё было тихо. Замер и я. И вдруг что-то красное мелькнуло между камнями, а затем оттуда прямо на меня выплыла рыбка. Она была такая яркая, что я даже прищурил глаза. Настоящий огонь! Только голова у рыбки чёрная-пречёрная… Ба, да ведь это морская собачка! Старая знакомая! Я хорошо знал этих проворных рыбок, но такой красивой никогда ещё не видел. Я протянул руку. Собачка отскочила назад и искрой погасла в камнях. Ушла. Опять один. Я посмотрел вокруг. Вот так чудо! Дно преобразилось. Стайками сновали серебристые кефальки. Из травы выплывали один за другим прозрачные рачки-креветки. Полосатый краб, близоруко пуча глаза, лез через камень. Что значит минута тишины! Выходит, это я сам распугал всех подводных жителей. Вытянув руки и едва шевеля ластами, я медленно двинулся вперёд. Теперь я плыл без шума. Вокруг волновалась беспокойная, кипучая жизнь. Плавали, ползали, преследовали друг друга, гибли и побеждали хвостатые, ногастые, пучеглазые и слепые обитатели морского дна. Это был настоящий подводный мир, тот самый, куда я так стремился попасть. Но в этот мир я пришёл не сам. Меня привёл туда путеводный огонёк – маленькая кроваво-красная рыбка-собачка. Кучка мусора Я учился фотографировать под водой. Аппарат был в чехле, но вода часто попадала внутрь и портила плёнку. Однако я не унывал. Особенно мне хотелось сделать цветную фотографию одной из самых ярких черноморских рыб – зеленушки-рулены. Это долго не удавалось. Зеленушки всё попадались мелкие, невзрачные. Если и показывалась крупная, то она тотчас же уходила на глубину, в полумрак. Как-то я плыл мимо одинокого мохнатого валуна. Камень весь оброс зелёными лопушками морского салата – ульвы. Около камня белела песчаная осыпка. Вдруг я заметил на песке груду осколков. Это были остатки мидий. Раковина мидии похожа на большое чёрное семечко. Поэтому груда осколков напоминала кучку мусора, которую оставил после себя любитель подсолнухов. Некоторые обломки раковин были совсем свежие. В них ещё курилась дымком жёлтая кровь моллюска. Кто намусорил на дне? Притаившись за камнем, я стал наблюдать. Некоторое время всё было спокойно. Потом из-за мохнатого куста осторожно выглянула длинная рыбья морда. Я не шевелился. Осмелев, рыба вышла. Это была великолепная рулена. Жёлто-зелёная, с малиновыми и голубыми полосами. Она повернулась ко мне боком и, тыча мордой в чащу ульвы, стала что-то выискивать. Найдя, она ухватила это что-то губами и, мотнув головой, отломила от камня. Затем отплыла назад. И тут стало видно, что во рту у неё чернеет продолговатая раковина. Рулена сжала челюсти – крак! – раковина разломилась. Затем началось непонятное. Рыба выплюнула мидию. Медленно кружась, та пошла на дно. Лёгкое тело моллюска тонуло медленнее, а осколки раковины – быстрее. Рулена подхватила мидию. Ещё раз укусила – крак! – и снова выплюнула. Это она повторяла до тех пор, пока на теле моллюска не осталось ни одного кусочка раковины. Тогда рулена съела добычу. Я присмотрелся. Зелёный горб камня был весь покрыт мидиями. Так вот откуда на дне мусор! Как всё просто. Рулена стояла ко мне боком, хорошо освещённая солнцем. Я поднял камеру и щёлкнул затвором. Кто прячется лучше всех Морские жители – известные хитрецы. Мне всегда нравилось, как ловко они прячутся. Но кто же прячется лучше всех? Вот однажды я и решил это узнать. Поплыл. Дно подо мной было скалистое. Один за другим проходили камни – чёрные, ноздреватые. К ним кое-где прилепились водоросли. Плыву, присматриваюсь. Э, а это чьи глаза там сверкнули? Ткнул ногой в камни, а оттуда как выскочит мордастый ёрш-скорпена! Весь в бурых шишечках. Страшный как чёрт! Как будто его самого из этих щербатых камней слепили. Заскочил ёрш в кучу камней, прижался к ним и снова стал невидим. Хорошо прячется! Кручусь я у этой кучи – снова хочу ерша разглядеть. На камнях – веточки водорослей. Камни – чёрные, с зелёными пятнами, веточки – жёлтые. Вижу – шевельнулась одна веточка. Прыг! – на новое место перескочила. Это ещё что за диво? Подплыл ближе. Никакого дива. Веточка-то не простая, а живая. Растёт не на камне, а на лбу у маленькой рыбки-собачки. Рыбка – зелёная, пятнистая; веточка – жёлтая. Легла рыбка на дно. Сама замерла и веточкой перестала шевелить. Поди её сыщи! «Вот так штука! – думаю. – Эта ещё лучше ерша прячется!» Вспомнил я её родственницу – кроваво-красную собачку, которая меня научила, как вести себя под водой, – и тихонько поплыл дальше. Приплыл на отмель. Песок здесь радостный: жёлтый, лучистый. Знаю – рыб должно быть много, а никого не вижу. «Тут, – говорю себе, – наверно, самые главные хитрецы живут!» Вдруг смотрю – из песка рыбья спина торчит. Вдоль спины тёмная полоска. «Эх ты, – думаю, – шляпа! Закопаться не сумела. Вот я тебя за это поймаю!» Подплыл и рыбку рукой поперёк спины – цоп! «Ай-ай-ай!» Чуть не захлебнулся: рыбка шипастый плавник подняла и меня шипом как кольнёт! Я скорей наверх – и к берегу. Вылез – давай ранку сосать. Вот тебе и шляпа! Вот тебе и не закопалась! Выдавил из ранки кровь. Прижёг ранку спичкой. А к вечеру рука всё равно опухла. Болела долго и зажила только к концу недели. Когда я рассказал об этом случае знакомым рыбакам, они испугались. – Да знаешь ли, – говорят, – что от этой рыбки ты мог умереть? Это же змейка, морской дракон. С ней не шути! Счастье твоё, что обошлось… Так я и не нашёл, кто в море лучше всех прячется. А вот кто хуже всех – нашёл. Тот, кому можно и вовсе не прятаться. Вот так штука Когда я научился совсем прилично плавать под водой, то решил, что пора приступать к охоте. Ружьё у меня было самодельное. Оно стреляло маленьким гарпунчиком. На шнуре. Но охотиться – значит, заплывать далеко от берега. И прежде чем отважиться на это, я спросил у приятелей: – А акул в Чёрном море нет? – Как же, – говорят, – есть! Катранами называются. Их тут видимо-невидимо. Вот так штука! Я много читал про акул и легко представил себе такую картину: вот один катран подплывает ко мне сзади, переворачивается на бок и – хрусь! – перекусывает меня пополам. Брр-р-р! Может быть, и не охотиться? Долго думал и наконец решился. А, была не была! Авось не съедят! И пошёл в море. Больше всего мне хотелось застрелить морского петуха – триглу, большую красно-бурую рыбу с огромными тёмно-синими грудными плавниками. Однако под водой меня ждало разочарование. Во-первых, плавать с ружьём оказалось не так-то просто. Оно занимало руки, мешало нырять и делать повороты. Во-вторых, найти морского петуха было очень и очень трудно. Прямо ко мне подплывали чёрные рыбки с раздвоенными хвостиками – ласточки. Из водорослей то и дело показывались пёстрые зеленушки. Головастые ерши не мигая смотрели из-под камней. Все, казалось, говорили: ну, стреляй! Но я выдерживал характер и не стрелял. Дважды пришлось вылезать из воды, чтобы согреться. Наконец повезло. Я только отплыл от берега, как заметил на песчаной осыпке под фиолетовой тенистой скалой характерный силуэт рыбы с широкими, как веер, плавниками и большой головой. Это был петух. Распуская и свёртывая плавники, он переходил с места на место, роясь в песке. Я стал подплывать. Медленно-медленно поднимаю к глазам ружьё, навожу прицел на пятнистый рыбий бок… Ближе… ближе… Ш-ш-ш-шу! – сорвался гарпун. Он надвое рассёк левый плавник триглы и, дрогнув, вонзился в песок. Рыба метнулась вбок и, размахивая обрывками плавника, скрылась за скалой. Какая досада! Перезарядив ружьё, я вплавь обошёл скалу. Ничего. Покараулил у осыпки. Безрезультатно. На этом охоту пришлось закончить. Уже возвращаясь к берегу, я заметил на глубине небольшую серебристо-серую рыбу с острым собачьим рыльцем и хвостовым плавником в виде полумесяца. Выстрел оказался удачным. Положив рыбу в мешок, я вернулся в город. – Ну, как дела? – спросили меня приятели. – О, да ты совсем молодец! Гляди-ка, акулу привёз. Ничего катранчик – полметра будет! Я смотрел на серую рыбу и не верил своим глазам. Так вот какая она – черноморская акула! А я-то боялся. Скучное место Идти на песочную отмель, что левее входа в бухту, друзья мне не советовали. – Что там для охотника интересного? – говорили они. – Скучнейшее место: подводная пустыня. Но я взял ружьё и всё же пошёл. Залез в воду. Кругом и верно пустыня: один песок – жёлтый, гладкий. Так на солнце и блестит. Никто не пробежит, не проплывёт. Тихо льются сверху зелёные солнечные лучи. Навстречу им снизу поднимается отражённый песчинками свет. Солнца много, а плыть прохладно. Брр-р-р!.. То ли дело плыть над тёмными водорослями. Там дно нагретое, тёплое. Но где же здешние жители? Никого не видно. Действительно скучное место. Плавал я, плавал, плюнул с досады и собрался кончать охоту. Так бы и ушёл. Но тут, чувствую, соскочил у ласта запяточный ремень. Набрав воздуха, я скорчился и повис в воде, поправляя ремень. Тогда-то и появился первый песочный житель. Это была маленькая рыбка светло-жёлтого цвета – ошибень. Она, как ниточка, извивалась по дну. Вот рыбка всплыла и повисла над песком, быстро вертя хвостиком. И тут произошло неожиданное. Песок, над которым висел ошибень, вспучился и разлетелся во все стороны. Из песка выскочила плоская, похожая на коричневую тарелку рыба и – цоп! – схватила малька. «Камбала!» – узнал я её. Камбала, проглотив малька, опустилась на дно и, перебирая плавниками, стала забрасывать себя песком. Скоро у неё остались снаружи одни глаза. Я лёг на воду, раскинув руки, и стал наблюдать, что будет дальше. Камбале это не понравилось. Она медленно привсплыла, как подводная лодка, и с песком на спине осторожно двинулась прочь. «Ох и лентяйка! Не хочешь снова закапываться, со своим песком поплыла… Ну погоди – стреляю!» – решил я, взвёл ружьё и нырнул. Роняя со спины комочки песка, пучеглазая рыбина метнулась вправо, влево, с размаху ударилась о дно, подняла облако жёлтой мути… и пропала. Когда муть осела, камбалы не было видно. Она или успела закопаться в песок, или удрала под прикрытием этой «дымовой завесы». Я вернулся домой. – Ничего не принёс? – спросили меня друзья. – Правда, скучное место? – Ага, – отвечаю. – Ничего не принёс. Вспомнил, как удирала груженная песком камбала, и улыбнулся: «А что, если туда пойти ещё раз? Только не с ружьём, а с фотоаппаратом… Конечно, надо. Завтра же и пойду! Непременно!» Вот тебе и скучное место! Берегись! Я гнался за стаей лобанов – крупной кефали. Лёгкие, как тени, рыбы скользили у самого дна и при малейшей попытке приблизиться к ним уходили на глубину в открытое море. И вдруг мне повезло. От стаи отделился большой голубой лобан и пошёл, ощипывая на ходу водоросли, в сторону берега. Я поплыл за ним. Рыба зашла в расселину между двумя длинными камнями и остановилась. Набрав воздуха, я нырнул. Придерживаясь рукой за жёсткие стебли рыжих водорослей, приблизился к расселине и, приподняв голову, выглянул из-за камней. Лобан был метрах в трёх. Осторожно подняв ружьё, я старался поймать на прицел серый бок рыбы. Есть! Гарпун, звякнув, метнулся вперёд. За ним устремился шнур. Едва задев рыбу, гарпун пролетел ещё с полметра и с размаху ударился о камень: дзынь! Лобан моментально исчез. На дно белыми петлями бессильно опускался шнур. Всплыв, я начал торопливо наматывать его на руку. Так и есть: гарпун – единственный гарпун! – был повреждён. Из трёх зубьев наконечника сохранился лишь один. Конец охоте. Перезарядив ружьё, я снова опустил голову в воду. Лобан никуда не ушёл! Он медленно кружил на старом месте, словно желая выяснить, что случилось. Я прицелился во второй раз. Лобан пошёл прочь. Он плыл между камней, всё ускоряя ход. Кругом светлело – глубина уменьшалась. Лобан скоро устал, и расстояние до него сократилось. Камни, между которыми он плыл, поднялись и стали сближаться. Мы очутились в скалистом коридоре. Дно и стены коридора густо поросли розовыми водорослями – цистозирой. Глубина всё уменьшалась – значит, из коридора нет выхода. Лобан попался! Я уже опустил предохранитель ружья, как вдруг моё внимание привлекла необычная картина. Водоросли впереди вели себя непонятно. Они угрожающе шевелились, а самые высокие из них размахивали из стороны в сторону косматыми лапами, словно предостерегая об опасности. Лобан замедлил ход и остановился. Что мне водоросли! Я был уже совсем рядом. Вытянув перед собой ружьё, сделал два сильных гребка ногами, навёл прицел на толстый рыбий живот… и беспомощно забарахтался, перевёрнутый волной на спину. Прибой швырял меня, как щепку: то поднимал к самым скалам, то уносил далеко по коридору назад. Кое-как я перевернулся на грудь и, отчаянно работая ногами, ушёл на глубину, а потом назад в бухту… Так вот чем грозили мне водоросли! Они кричали: «Берегись! Волны!» А я их не понимал. Прощай, море! В сентябре стало прохладно. Нельзя было долго находиться в воде. Исчезло и большинство рыб. Они ушли дальше от берега, на глубину, где теплее. Там у них свой – рыбий – юг. Пора было уезжать и мне. Сентябрьским утром я сложил все свои вещи, упаковал ласты, маску и в последний раз вышел на берег. Море лежало передо мной тихое, ласковое. Оно было осеннего, зеленовато-бутылочного, цвета. Но теперь я знал – этот цвет обманчив. Настоящие краски моря не здесь, на поверхности. Настоящие краски под водой – жёлтые, зелёные, розовые, голубые… Прощай, разноцветное море! Девочка и дельфин Это рассказ о жизни дельфина. Всё началось прекрасным летним днём – потому что всякое рождение прекрасно, а дельфинёнок появился на свет именно летом в полдень. Мать подтолкнула его носом – малыш всплыл и очутился в верхнем, самом тёплом слое воды. Как только его голова показалась на поверхности, он судорожно глотнул воздуха, и в тот же миг с глаз его упала пелена, застилавшая мир, плавники обрели упругость, и он издал робкий свист. Хвост его шевельнулся, тельце выгнулось, он ударил хвостом воду и почувствовал, как прохладные струи легко и щекотно текут вдоль боков. Его мать – дельфиниха Русалка – плыла рядом и смотрела, как борется с водой сын. Вода выталкивала дельфинёнка, новорождённый попытался сделать вдох – накрыла его с головой. Кончилось тем, что волна перевернула его. – Не торопись, Малыш! – сказала мать. Так дельфинёнок узнал своё имя. В первый же день он понял, что плавать – это большое умение. Он узнал, что, если пристроиться чуть выше матери и чуть позади её спинного плавника, вода сама потащит тебя вперёд. Это удивительно: мать несётся, пронзая добрым голубым телом прозрачные глыбы воды, а ты, едва изменяя положение плавников, мчишься рядом, подобно пенному гребню, увлекаемому волной. Но мать всё время помнила: Малыш должен учиться плавать сам. Проплыв немного, она останавливалась, и тогда дельфинёнок летел через голову, растопырив плавники и трепеща хвостом. Вскоре после рождения сына Русалка с Малышом вернулась в стаю. Они стали жить в ней, кочуя по морю и охотясь за серебристой кефалью и зеленоватой скумбрией. Большой старый дельфин, по прозвищу Пятнистый, вёл стаю в её странствиях по миру. Мир для дельфинов – это вода, а над ней – небо. Всегда одинаковая упругая зеленоватая вода и переменчивое – то синее, заполненное белыми и лиловыми облаками, то свободное от них – небо. Когда небо было чистым, за стаей тёплым блестящим глазом следило солнце, и Малышу в такие минуты хотелось радостно кувыркаться. Мир был прост и понятен. Впрочем, как-то, когда стая охотилась, путь ей пересекло странное сооружение. Оно шло по морю, мерно стуча, и по нему сновали какие-то двуногие существа. – Это пароход, а на нём – смотри внимательно! – люди, – сказала Русалка и, хотя некоторые дельфины бросились навстречу судну, отвела Малыша в сторону. Оттуда они следили, как мчатся, выпрыгивая из воды перед самым носом парохода, уверенные в своей ловкости дельфины и как беснуется за кормой парохода жёлтая пена. В другой раз, выставив из воды голову, Малыш увидел на горизонте странные облака. Они были зелёными снизу, синими сверху. Самые высокие венчали белые шапки, и, сколько ни смотрел на них Малыш, эти облака не двигались. – Почему они стоят на месте? – удивился он. – Это горы. Там около них и живут люди, – объяснила мать. В тот день она учила Малыша охотиться. – Хорошая рыба всегда быстрая, – говорила она. – С ней зевать нельзя. Делай, как я! – И она, издав свист, бросалась вперёд. Постепенно Малыш научился издавать такой же свист и так же покачивать головой, слушая, откуда придёт эхо. Вот он свистит. Справа, рассыпаясь как льдинки, доносятся ответные свистки. Он мчится вдогонку, эхо всё чаще, и наконец из голубоватой дымки показываются удирающие кефали. Ещё усилие – и Малыш, первый раз в жизни, хватает зубами сверкающую рыбину. В Чёрном море нет ни хищных акул, ни косаток. – Остерегайся сетей! Люди ловят ими рыбу, – говорила мать. – Тонкая сеть прозрачная, она – беда. И беда пришла. Как-то дельфины, увлечённые погоней за косяком рыб, очутились около самого берега. Вожак пытался повернуть стаю назад, в море, но, привлечённые близостью добычи, молодые дельфины продолжали нестись вперёд. Пятнистый был опытный зверь. Его челюсти и морду покрывали белые шрамы – следы укусов и ран. Говорили, что когда-то не было в стае второго такого задиры и охотника. Но сегодня даже он был бессилен. Стая плыла вдоль берега, и Малыш с удивлением разглядывал горные склоны, поросшие деревьями, и белые, как облака, дома, и людей, которые двигались между домами. Он не заметил, как отделился от стаи. И неожиданно почувствовал, что нос его упёрся в какую-то преграду. Зелёные нити разделили воду перед глазами на ровные квадраты. Это была сеть. Нити не пускали вперёд. Он рванулся назад – сеть последовала за ним. Попробовал всплыть – никак. Малыш испугался. Он никогда не задумывался над тем, как долго может обойтись без воздуха. дельфинёнок издал резкий тревожный свист. Несколько пузырьков воздуха выскочило из дыхальца, он забился – сеть обернулась вокруг хвоста. Малыш пискнул, в лёгкие вошло что-то сверлящее, острое – он задыхался… И вдруг из лиловой мглы к нему приблизилось чёрно-белое чудовище, сеть начала опускаться. Малыш бросился наверх – в глаза ударило солнце. Он глотнул обжигающего воздуха и потерял сознание. Очнулся он оттого, что кто-то осторожно подталкивал его снизу. Малыш открыл глаза и увидел Пятнистого. Огромный дельфин терпеливо ждал. Дальше они поплыли вместе. Уже издали, приближаясь к стае, они услыхали тревожные свистки. Стая металась, окружённая кольцом блестящих, прыгающих на волнах поплавков. Около них покачивался с борта на борт катер. На палубе суетились люди в сверкающих оранжевых куртках. Поплавки плыли к борту – люди выбирали сеть. И вдруг люди сделали что-то не так – поплавки разошлись. Образовался проход. Издав призывный властный свист, Пятнистый рванулся туда. Через проход один за другим навстречу ему стали выскакивать дельфины. Люди торопливо подтянули невод – кольцо снова сомкнулось. В нём осталось несколько животных. И тогда Малыш услыхал свист матери. Внутри сети носилась широкими кругами Русалка. Сеть наступала, оттесняя её к борту катера. Люди подобрали нижнюю часть невода – дельфины очутились в мешке. Сеть подтащили. Перегибаясь через борт, люди стали ловить животных за хвосты и плавники, осторожно, по одному, втягивать на борт. Последней подняли Русалку. Катер дал ход и пошёл к берегу. Около входа в узкую бухту над песчаной косой возвышались крыши домов. Здесь катер уменьшил ход. Один из людей, высокий бородатый человек, перегнулся через борт и удивлённо сказал: – Смотрите, кто тут ещё! Следом за катером плыл Малыш. – Дайте-ка стоп! – крикнул Бородатый. Он перегнулся через борт и ухватил Малыша за плавник. Маленький дельфин обезумел от ужаса. Он ничего не видел, не слышал и не понял, как очутился в длинном, наполненном водой ящике. Стучал мотор, шумели люди. Катер подошёл к причалу. Ящики с животными – их было четыре – снесли на берег. Так началась для Малыша новая жизнь. Учёные (люди в оранжевых куртках были учёными) поместили дельфинов в вольер – огороженную сетями часть бухты. Здесь можно было плавать, приближаясь к самому берегу, опускаться на дно, покрытое крупным красным песком. На дне росли рыжие кустики водорослей и бродили, щупая усиками песок, рыбы-барабульки. Малыш с матерью плавали по вольеру, тревожно посматривая через сеть на бухту, на синеющее вдалеке, за косой, море. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/svyatoslav-saharnov/v-gostyah-u-krokodilov/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.