Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Сердце пирата

Сердце пирата
Сердце пирата Дмитрий Емец Космический пират Крокс #2 Крылатый ежик с планеты Синего Кефира способен выполнить любое желание своего хозяина! К счастью, Андрею, его другу – роботу Баюну и девочке Лависсе удалось опередить космического пирата Крокса, забрать ежика к себе и бежать от пирата с помощью пространственного перемещателя. Но не так просто вырваться с Неизвестной планеты, на которую попадают верные друзья. На пути у них стоит множество опасных препятствий: подземные человечки копачи, скользкие черви храпуны и отвратительная прожорливая протоплазма… Дмитрий Емец Сердце пирата Предисловие 3743 ГОД В дальнем и малоисследованном секторе Галактики, который носит название «Мертвый сектор», по постоянной орбите вращается огромная заброшенная научно-исследовательская база «Вселенский Орел». База служит убежищем космическим пиратам, которых уже много сотен лет безуспешно преследует межгалактический звездный патруль. Пиратов только двое, но огромный опыт, ум и жестокость сделали их опасными и неуловимыми звездными корсарами Вселенной: это капитан Крокс, беспощадный человек-киборг с корпусом робота и изуродованным лицом, половина которого человеческая, а половина – механическая, и грозный боевой робот Грохотун с головой в форме рогатого рыцарского шлема. Робот бесстрашен и упрям, он владеет любым оружием и в бою один стоит десятка. У капитана Крокса есть еще попугай, он болтлив, но иногда дает дельные советы. В первой книге – «Тайна «Звездного странника» – рассказывалось, как пираты захватили дочь президента планеты Деметра – Лависсу. Но обстоятельства сложились так, что на корсарском флагмане случайно оказались двенадцатилетний мальчик Андрей и его робот-нянька Баюн. С их помощью Лависсе удается бежать. Капитан Крокс и Грохотун бросаются в погоню. Друзья преодолевают многочисленные препятствия, долго скитаются по заброшенным уровням огромной базы, рискуя жизнью. Наконец они добираются до отсека связи и сообщают свои координаты на Деметру. Президент планеты высылает для захвата базы главные силы звездного патруля. Увидев, что база окружена, капитан Крокс приказывает Грохотуну на флагмане «Звездный странник» прорваться сквозь оцепление, а сам остается в космическом зоопарке «Вселенского Орла». Грозный киборг ждет, пока завершится четырехсотлетний период инкубации и из розоватого яйца вылупится крошечный крылатый ежик. И только капитан Крокс – один во всей Вселенной – знает, какую великую тайну скрывает это маленькое, еще не родившееся существо. Глава 1 ПРОСТРАНСТВЕННЫЙ ПЕРЕМЕЩАТЕЛЬ База была окружена, к ее стартовым ангарам устремились десантные рейдеры. Звездный патруль уже готовился торжествовать победу. Казалось, еще немного – и многовековая эпопея капитана Крокса будет закончена, сам пират наконец схвачен, и пленники освобождены. – До стыковки тридцать секунд! Начинаем отсчет! – Командир первого десантного рейдера отдал приказ боевым роботам приготовиться к высадке. Роботы были вооружены специальным паралитическим оружием, способным обезвредить самого сильного и опасного противника. За первым рейдером с группой захвата с небольшим отрывом следовали второй и третий. Их экипажи должны были одновременно ворваться на базу с разных концов и сразу начать ее прочесывать, чтобы не дать пиратам уйти. – Двадцать секунд! Приготовились! – Генерал звездного патруля выключил автопилот и сам руководил стыковкой. Еще несколько мгновений – и первый рейдер с группой захвата войдет в посадочный шлюз. Боевые роботы приготовили паралитическую пушку к немедленной осаде, если в ангаре окажется заслон. Но вдруг, когда никто этого не мог ожидать, раздался низкий гул и «Вселенский Орел» содрогнулся. Очередная воронка времени – довольно частое явление в этом секторе космоса – накрыла базу и большую часть рейдеров звездного патруля. На несколько мгновений прошлое, настоящее и будущее смешалось в плотный, неразделимый клубок, исследовательская база и все рейдеры звездного патруля, задетые воронкой, исчезли с экранов локаторов. Когда спустя минуту огромную базу вышвырнуло из воронки мощным потоком времени, все небольшие патрульные корабли были разбросаны в тысячелетиях и, находясь со «Вселенским Орлом» в одной точке пространства, оказались разделенными непреодолимой стеной веков. – Мы потеряли весь десант, почти все наши рейдеры! – простонал президент. Весь экран монитора занимала гигантская, как город, база, а мобильные патрульные корабли, окружавшие ее, исчезли! Воронка времени чем-то напоминает речной омут: тяжелые и прочные звездолеты с чудовищной массой она засасывает и кружит по краям, а легкие увлекает на дно столетий. Президент Деметры с тоской смотрел на экран, понимая, что у него нет выхода: нужно вернуться на планету и обратиться за помощью к общегалактическим чрезвычайным звездным силам. Капитан Крокс, наблюдавший за развитием событий по монитору ближнего слежения, торжествующе расхохотался: – Никогда еще воронка времени не появлялась так вовремя, а, попугай? Похоже, звездный патруль остался без своей легкой конницы! Он потерял почти все десантные рейдеры и не решится сейчас напасть! – На вашей стороне сама судьба, капитан! – льстиво сказал попугай, но пират неожиданно нахмурился. – Мы забыли о Грохотуне! Он не должен выходить в космос! «Странник» недостаточно массивен, его может затянуть в воронку! – И Крокс бросился к выносному пульту управления ангаром, чтобы остановить боевого робота, прежде чем тот запустит двигатели. В космическом зоопарке остался один попугай. Он уселся на край инкубационной установки и с любопытством уставился на розоватое яйцо. Время от времени оно вздрагивало – похоже, его маленький обитатель собирался вот-вот появиться на свет. – Зачем капитану нужен этот дурацкий крылатый еж? – спрашивал себя попугай. – Ну и что из того, что он последний представитель вида? Я тоже, например, единственный в своем роде, но никто со мной так не носится! Лависса, Андрей и робот-нянька Баюн были в навигационной рубке, когда база «Вселенский Орел» попала в воронку времени. Они видели, как, словно затягиваемые сильным течением, легкие рейдеры звездного патруля исчезали с широкого монитора. – Почему они пропали? – крикнула Лависса. – Они же должны были атаковать базу! – Они уже не смогут нам помочь! – Баюн выключил опустевший экран. – Думаю, их разбросало по другим эпохам. Больше всего Лависсе сейчас хотелось разрыдаться: минуту назад спасение было так близко, а теперь вновь они на заброшенной базе одни против грозного капитана Крокса. – Мы сами должны позаботиться о себе! – твердо сказал Андрей. – Баюн, крылатый ежик не должен достаться Кроксу! Помнишь, капитан говорил, что, если ежик будет у него, его могущество станет безграничным? Робот-нянька задумался. – Ты прав. Мы должны заполучить этого ежика первыми. Скорее в зоопарк, инкубация вот-вот завершится! В одном друзьям все-таки повезло: они оказались у входа в космический зоопарк сразу после того, как пират его покинул. – Странно, но капитана здесь нет! – прошептал Андрей, осторожно заглядывая в отсек. – Тут только эта болтливая птица! – Кар-раул! – завопил попугай, увидев их. – Пр-ризраки! Вы же погибли! Вы же катапультировались в открытый космос! – С чего ты взял? Катапульта была пустой. – Баюн согнал птицу с таймера и обнаружил, что до окончания инкубации осталось не более минуты. – Надувательство! Я обо всем расскажу капитану! Не прикасайтесь к яйцу, кэп вас убьет! – И попугай, взмахнув крыльями, полетел к выходу из отсека, чтобы найти Крокса и сообщить, что избежавшие смерти пленники собираются стащить ежика. – Смотрите, он вот-вот вылупится! – Лависса склонилась над инкубатором и заметила, что по яйцу прошла неровная трещинка и оно распалось на две половинки. Из яйца появилось мокрое, маленькое, забавное существо! Представьте себе зубастенького крылатого ежика с длинным подвижным носиком! На голове у малыша шапочкой прилипла скорлупка. Ежик смешно расправил молодые крылышки и почесал задней лапкой за ушком. Ушки у ежика были маленькие и круглые, а на каждой лапке – по четыре пальчика с плоскими коготками. Малыш зевнул – изо рта у него торчали крошечные острые зубки. – А вот и код инкубатора. Ну что, выпускаем его? – Андрей набрал код на дисплее, осторожно достал новорожденного и посадил себе на ладонь. Ежик тотчас запыхтел и свернулся колючим комочком, из которого торчал только длинный носик. Лависса мизинцем дотронулась до колючек ежика – они были еще мягкие. – Неужели это и есть главное сокровище Вселенной? – удивилась она. – Подумать только, капитан Крокс четыреста лет ждал появления этого малыша! Крылатый ежик подпрыгнул, быстро-быстро замахал розовыми радужными крылышками и перелетел с ладони Андрея на его плечо. – Вот это да! – поразился мальчик. – Не успел родиться, а уже летает! – А ты как хотел? – Баюн скосил свои фотоэлементы в сторону малыша. – Это все-таки крылатый ежик. Как всегда, неожиданным было появление космического колобка. Улыбаясь мягким ртом, он завис в воздухе, с удивлением разглядывая неизвестно откуда возникшего малыша. Ежик вытянул мордочку и попытался цапнуть любопытного колобка. Тот испугался, отскочил и сделался невидимым. Он явно не ожидал от крылатого ежика такого коварства. Только что познакомились, а тебя уже собираются съесть. Кто бы мог подумать, что у малютки ежика такие хищные запросы! Загудел магнитный подъемник – похоже, Крокс и Грохотун уже знали об их воскрешении и спешили поскорее расправиться с незваными гостями. – Они сейчас будут здесь! – Робот-нянька подхватил ежа, и беглецы затаились за поворотом коридора, чтобы переждать, пока капитан и робот-убийца ворвутся в космический зоопарк. – Они украли ежа! – Пират расплющил опустевший инкубатор своим механическим кулаком. – Грохотун, в погоню! Теперь они твои! Можешь пополнить свою коллекцию их зубами! Гигант-убийца, собиравший коллекцию человеческих зубов, получив такой приказ, обрадовался и немедленно приступил к действию. Он выскочил из отсека и успел заметить, как магнитная платформа, на которой они с капитаном прибыли из ангара, быстро скользит по направлению к третьему уровню. Грохотун выхватил бластер, но стрелять было уже поздно. – Капитан, они в лифте! – заорал он. Крокс посмотрел вслед удалявшейся платформе и прищурился: – Никому еще не удавалось срывать мои планы. Я долго их щадил, но мое терпение исчерпано. За мной! – И пират поспешил к запасному лифту, надеясь перехватить беглецов прежде, чем они доберутся до верхних уровней базы. Транспортная платформа, на которой поднимались друзья, достигла седьмого уровня, и только они подумали, что сумели оторваться от погони, как неожиданно в лифтовой шахте послышался какой-то грохот, и массивные створки перегородили платформе путь наверх. – Этого я и боялся. Капитан Крокс перекрыл межуровневые шлюзы, – сказал Баюн. – Он отрезал нас от верхних уровней, придется спускаться в трюм, там мы сумеем спрятаться. Но тут глухой шум раздался снизу: шлюзы сработали, преградив платформе путь к трюму. Беглецы были надежно заперты на седьмом уровне. Андрей спрыгнул с платформы на мягкий пружинящий пол и помог спуститься Лависсе. Баюн, осторожно держа доверчиво свернувшегося ежика, осмотрелся. Седьмой уровень был очень невелик, неудивительно, что капитан предпочел заблокировать их именно здесь. В одной части уровня располагались двигательные мини-реакторы, которые обслуживались только роботами. Человеку вредно долго находиться возле мини-реакторов из-за высокого радиационного фона. Даже сейчас, когда реакторы давно не работали, а двигатели «Вселенского Орла» пришли в негодность, в эту часть уровня лучше было не заходить. Об этом предупреждал специальный светящийся знак на стене. Пленники отправились в противоположную сторону, и короткий, хорошо освещенный коридор вывел их к отсеку. При их приближении створки лифта раздвинулись, и друзья увидели занимавшую половину стены прозрачную голографическую карту звездного неба. Несколько точек на ней были выделены зеленым цветом. На карте пульсировал большой синий квадрат, который был, по всей видимости, связан с мощным прибором, занимавшим весь отсек. В другой его части находилась небольшая кабинка с высокими стенками, на дверце которой были нарисованы три ярких восклицательных знака – в космической символике это означало повышенную опасность. – Я кое-что слышал о такой системе. – Баюн первым подошел к кабинке. – Это пространственный перемещатель, он может переносить материальные тела из одной части Галактики в другую. Этот вид перемещений в пространстве разрабатывался одновременно со звездоплаванием. В чем-то он был даже более совершенен, но лет двести назад перемещатели были запрещены. – Запрещены? Почему? – заинтересовался Андрей. – Слишком опасно, – кивнул робот на голографическую карту. – Ошибешься на одну миллиардную градуса при определении координат – и твои молекулы размажет по космосу так, что и не соберешь. Немало народу пострадало от таких штук. В одном месте исчезнут – в другом не появятся. Есть в кувшине молоко, да рыло коротко. Близок локоток, да не укусишь. – Баюн, оставь свои поговорки! Лучше посмотри, сейчас координаты заданы? – Андрей подбежал к звездной карте: синий квадрат стоял на одном из участков зеленого сектора. Робот-нянька осторожно протер монитор и щелкнул стартовой клавишей. Компьютер загудел, и экран зажегся. – Ну и ну! – восхитился робот. – И сейчас как новенький! Умели же раньше делать! – хваля старую технику, он делал комплимент и самому себе. Из шахты лифта донесся скрежет, межуровневые шлюзы разъехались. Капитан Крокс и Грохотун не теряли времени даром. Они выяснили, где скрываются беглецы, и теперь спешили поскорее покончить с ними. Сомневаться в намерениях пиратов не приходилось. Друзья бросились из отсека, но отступать было некуда. – Скорее в перемещатель! – крикнул Андрей. – Баюн, какие заданы координаты? – Планетная система звезды Х-4275. – Робот взглянул на экран. – Похоже, зеленый сектор – это атмосфера, пригодная для дыхания. Мальчик распахнул дверцу пространственного перемещателя: – Была не была. Как насчет небольшого путешествия? – Ты с ума сошел! – Лависса отскочила от кабинки. – Мы даже не знаем, работает ли эта штука! Слышал, что сказал Баюн? Малейшая ошибка – и нас распылит по всей Вселенной! – Точно, – подтвердил тот. – Живем шутя, а умрем взаправду. – Слушай, Баюн, что с тобой? – Андрей нетерпеливо барабанил по дверце перемещателя. – Сейчас здесь будет Крокс! Нужно рискнуть – или нам конец! – Грохотун, ищи их! – послышался в коридоре голос капитана. – А что это за щипцы ты тащишь? – Это чтобы вырывать им зубки. Вы же сами мне разрешили! Опасность перемещения в неизвестность была велика, но Баюн прикинул варианты и решил, что так у них больше шансов выжить, чем если они окажутся в руках Крокса. Космический пират и робот-убийца ни за что не оставят живых свидетелей: друзьям известно слишком многое, чего знать не нужно. В пространственном перемещателе была всего одна кнопка. Робот-нянька протянул к ней руку, не решаясь нажать. – Они здесь, капитан, в пространственном отсеке! – взревел Грохотун. – Они хотят переместиться! – Уничтожь их, чего ждешь! Крокс и робот-убийца ворвались в отсек и бросились к перемещателю. – Была не была! Бог не выдаст – свинья не съест! – И Баюн решительно нажал на стартовую клавишу. Когда через секунду пираты распахнули дверцу перемещателя, в кабинке никого не было. Глава 2 НЕИЗВЕСТНАЯ ПЛАНЕТА Перемещение в пространстве запомнилось Андрею, как ярчайшая вспышка света. А потом он увидел, что стоит на синеватой траве рядом с нагромождением красных камней. Все произошло так стремительно, что у мальчика закружилась голова. Он опустился на траву, и головокружение быстро прошло. Рядом Андрей заметил Баюна и Лависсу. Девочка сидела на траве, вертела головой и, казалось, не понимала, куда они попали. – С тобой все в порядке? – озабоченно спросил робот-нянька, помогая Андрею подняться. – Все хорошо. – Мальчик внимательно посмотрел на свои руки, будто увидел их впервые. – А ты уверен, что я – это я? – Вообще-то похож. – Баюн критически оглядел его. – Нос тот же, губы те же, да и количество ног не изменилось. Рядом с Лависсой в траве копошился крылатый ежик. Похоже, он все-таки нашел, чем питаются его сородичи, и с наслаждением ел какие-то продолговатые ягодки на тонких стебельках. – Смотрите! – испуганно воскликнула Лависса, разглядывая кончик своей косички. – У меня волосы были светлые, а здесь они какие-то рыжеватые! – Не волнуйся, просто здесь небольшое смещение цветового спектра, – успокоил девочку Баюн. Робот включил встроенный в него воздушный анализатор и взглянул на датчик. – Вы даже не представляете, как нам повезло! Мы на планете с атмосферой, пригодной для дыхания! – Интересно, куда мы попали? И почему на перемещателе были выставлены именно эти координаты? Уверен, что опять этот противный Крокс постарался! – Андрей взобрался на большой камень и оглядел окрестности. – Думаю, он здесь ни при чем. Наверно, с этой планетой контактировала научно-исследовательская база «Вселенский Орел». Они выставили на перемещателе ее координаты, но не успели воспользоваться им, потому что на базу напал капитан, – объяснил робот-нянька, помогая крылатому ежику отыскивать длинненькие ягодки, легонько подталкивая его в густую траву, где их было больше. Ничто не подтверждало присутствия на планете людей. Позади плескалось озерцо, а вокруг него громоздились красные валуны и росла синеватая трава. – Посмотрим, обитаема ли эта планета. – Баюн поднялся на возвышенность и стал медленно вращать квадратной головой с антеннами. Его глаза-фотоэлементы скользили по воде, траве, валунам и передавали информацию в аналитический центр. – Никакие сигналы не поступают, – сообщил наконец робот, обработав все поступившие сведения. – Похоже, лазерограммные передачи не ведутся. Радиационный фон занижен. Следов антропогенного воздействия на окружающую среду не выявлено. – А как называется эта планета? – спросила Баюна Лависса. – Думаю, у нее еще нет названия. Есть только номер по каталогу, название же предстоит придумать нам самим. – Только, прежде чем выдумывать название, давайте решим, что мы будем есть и где спать. – Дочь президента всегда говорила о конкретных вещах. – Вначале есть, а потом спать? Или вначале спать, а потом есть? – поинтересовался Андрей. – Не знаю, – озадаченно сказала девочка. – Надо подумать. – Ты подумай, а мы с Баюном пока посмотрим, нельзя ли наловить рыбы, если она, конечно, здесь есть. – Мальчик подошел к озерцу. Оно хоть и было небольшое, но казалось глубоким. Андрей знал, что в выдвижном ящичке робота можно найти все, что угодно, в том числе и снасти для рыбалки. Баюн покопался в своих запасах и вытащил «Набор юного рыболова, универсальный». В него входили самоподсекающий крючок, тонкая, но очень прочная леска и говорящий поплавок, который в самый ответственный момент имел дурацкую привычку некстати вопить: «Клюет! Тащи!» – чем распугивал всю рыбу. Мальчик был довольно опытным рыболовом. Однажды в Первичном море Деметры он ухитрился поймать поликарпа – большую рыбину, весившую почти двадцать килограммов. Правда, вытаскивать такую громадину ему помогали Баюн и папа. «Какую бы наживку насадить?» – задумался Андрей. Он знал, у всякой рыбы свои пристрастия: одна любит хлеб, другая – червей, третья – какой-нибудь диковинный кактус. А здешние рыбы, что они едят? – А ты уверен, что в этом озере водится съедобная рыба? – Лависса стояла на берегу и бросала в воду маленькие камешки. Они делали «плюх!». И по воде бежали круги. – Перестань! – рассердился Андрей. – Если рыба и была, ты ее распугала! На рыбалке главное – тишина! – А ты не командуй! – Девочка кинула в воду очередной камешек. – Ты своими разговорами и так всю рыбу распугал. Вот тебе назло буду камни швырять! Пусть рыба знает, какой ты вредный. Ты ее поймать хочешь. – Ну и бросай! Все равно рыба на этой планете глупая, – пожал плечами мальчик. – Наверно, и не знает, что такое рыбалка. Андрей размотал леску и стал оглядывать берег, выбирая наживку. – Ну что я говорил! Всегда можно найти наживку! – Недалеко от воды он увидел большой рыхлый ком, похожий на тесто. Мальчик нагнулся и ухватился за него, решив оторвать кусочек, чтобы насадить на крючок. Но неожиданно его руки прилипли к белому кому. Сколько Андрей ни отдирал их, он только увязал все больше и больше. Вдруг белый ком дернулся и потащил мальчика в воду. Только тогда неудачливый рыбак сообразил, что это вовсе не ком, а какая-то местная липучая медуза. А тут еще вода спокойного озера закипела от спин больших красных рыбин с треугольными зубами, похожих на гибрид пираний с акулами. Рыбы били хвостами по воде, нетерпеливо ожидая, пока медуза затащит жертву поглубже. – Баюн! Меня поймали! Помоги! – закричал Андрей. Он был уже почти по колено в воде и с каждой минутой погружался все глубже, когда к нему подбежал Баюн. Робот схватил своего воспитанника сильными руками и потянул, но липкий ком не отпускал добычу, затягивая ее на дно. – Ой-ой-ой! Вы меня разорвете! – взвыл мальчик. Ему показалось, что Баюн и медуза перетягивают канат, которым служит он сам. Красноспинные зубастые рыбины выпрыгивали на мель. Они пытались вцепиться в жертву, чтобы полакомиться ею. Робот-нянька принял единственно верное решение: он размахнулся и бросил Андрея на берег подальше от озера. Красные рыбины высунули головы и щелкнули треугольными зубами. Осознав, что добыча ускользнула, они поспешили уплыть. Баюн торопливо разрубил липкую медузу и продезинфицировал мальчику руки. – Что это было? – Андрей не успел прийти в себя. – Я увяз, и меня потащили в воду! А там эти зубастые! – Ха-ха-ха! – загрохотал робот, стуча себя ладонями по груди. – Ты ничего не понял? Эта медуза у рыб вроде приманки. К ней прилипают всякие мелкие животные, медуза тащит их в воду, а там их разрывают в клочья. Получается рыбалка наоборот. Я думаю, рыбы сами ищут этот вид медуз и выбрасывают их на берег. А потом плавают поблизости и караулят, пока на приманку кто-нибудь клюнет. Видели, какие у них зубищи? – Короче, я поняла: ужина не будет. – Лависса устало потерла глаза. – Не волнуйся, – успокоил Баюн. – У меня есть пищевые таблетки и витамины. Он достал из своего ящичка упаковку пищевых таблеток. Они были совсем маленькие, как конфетки драже, но содержали все необходимые организму питательные вещества и минералы. На одной такой пищевой таблетке взрослый человек мог продержаться целый день. Хотя все эти таблетки были равнозначны по составу, у каждой из них был свой вкус и запах. Одна напоминала на вкус землянику, другая – ананас, третья – сыр. – Тебе какую? – спросил Баюн у Лависсы. – Земляничную… Нет, не земляничную – вишневую! – А мне с нямнямчиками, – выбрал Андрей. Утолив голод, ребята почувствовали, что все эти приключения их изрядно вымотали. Они клевали носом. Светило неизвестной планеты закатилось за горизонт. Наступила ночь. Откуда-то издали, из-за красных камней, донеслось мелодичное посвистывание, похожее на птичью трель. Крылатый ежик, видимо, вполне освоился и бегал за друзьями, как собачонка. Иногда он, потешно взмахивая крылышками, взлетал и садился Баюну на голову, чувствуя себя там вполне спокойно. – Вот не думал, что выражение «сесть на голову «можно воспринять так буквально. – Робот нарвал голубоватой травы и соорудил из нее нечто вроде постелей. – Вам не помешает хорошенько выспаться, – сказал он. – А я посижу рядом и посторожу. – Надеюсь, эти медузы из озера не ползают по земле, – зевнул Андрей. – Вряд ли, – успокоил его нянька. – Но здесь могут быть и другие хищники. – Утешил, нечего сказать. – Лависса сладко потянулась и стала расплетать на ночь косу. – Баюн! – Андрей поднял голову. – А что, если пираты воспользуются пространственным перемещателем и ночью схватят нас? – Будем надеяться, что они этого не сделают. – Баюн укрыл их мягким пледом из обогревающей пряжи, который он достал из своего ящичка. – Спите. Утро вечера мудренее. Глава 3 НОЧНОЙ КОШМАР Наступила ночь. Стало совсем темно. Слабо отсвечивала вода в озере, где жили зубастые рыбы. Робот-нянька сидел на камне, смотрел на спящих детей, чутко прислушиваясь ко всем звукам. Издали доносились трели неизвестной птицы, в голубоватой траве пощелкивали крылышками крошечные безобидные насекомые, похожие на светлячков. Робот думал: «Если это планета-заповедник, то она расположена вдали от привычных космических трасс, и может пройти не один год, прежде чем нас отыщут. Может случиться, нас вообще не найдут – ведь никто не знает, где нас искать, пространственные перемещатели используются только в крайних случаях. А если сюда и наведываются ученые, то планета большая, и они едва ли когда-нибудь на нас натолкнутся». Баюн представил, что они так и останутся жить на этой планете, построят маленький домик где-нибудь на холме возле речки, будут собирать съедобные растения и охотиться. А потом – думать об этом было и грустно, и приятно – Андрей и Лависса вырастут, полюбят друг друга, у них появятся дети, а он, старый робот-нянька, будет этих детей воспитывать, если его сердечник совсем не выйдет из строя. И Баюн стал размышлять, чему именно надо учить ребят, ведь условия жизни на неизвестной планете иные, чем на Деметре или на звездолете, который столетиями мчится в космосе от одной планетной системы к другой. Он так размечтался, что и не заметил, как один из красных камней бесшумно отъехал в сторону. Трава неподалеку от места, где спали дети, раздвинулась. Несколько пар блестящих глаз внимательно изучали спящих. Позади послышался шорох. Робот оглянулся, но никого не увидел. «Померещилось, – подумал он, – никуда не гожусь. Пора менять слуховые датчики». Баюн подошел к ребятам и поправил в изголовье травяные подушки. Дети спали крепко. Крылатый ежик, свернувшись в колючий клубок, посапывал между ними. Убедившись, что все в порядке, робот вернулся к камню и продолжал мечтать. Неожиданно за его спиной кто-то запищал. Баюн вскочил и зорко всмотрелся – никого. Он подошел к месту, откуда слышался писк, – тишина. Правда, трава была примята, и на ней валялся какой-то пузырь. Робот озадаченно покрутил головой. Что происходит? – Помогите! – раздался крик Лависсы. Баюн бросился на помощь, но споткнулся обо что-то и упал. Когда он подбежал, то увидел одного Андрея. Привстав, мальчик протирал глаза, не понимая, что произошло. Лависса исчезла. В траве валялась лишь светящаяся резинка из ее косы. – Где она? – Робот-нянька вертел головой, стараясь определить, в какую сторону потащили девочку. Но вокруг стояла тишина. – С тобой все в порядке? – Баюн подбежал к Андрею. – Ты видел, что это было? Мальчик замотал головой. – Я услышал крик, проснулся, а Лависсы нет. Кто ее утащил? Может, рыбы? Но до озера далековато… Баюн, подожди, я пойду с тобой! – Андрей вскочил, сделал несколько шагов и провалился в какую-то яму. Эта неизвестно откуда взявшаяся яма была в том месте, где спала девочка. Яма была аккуратно замаскирована травой. Обнаружить ее можно было только тогда, когда в нее свалишься. – Ты не ушибся? – робот наклонился над ямой. – Здесь неглубоко! Прыгай сюда! – донесся снизу голос Андрея. – Похоже, это начало подземного хода! Только ничего не видно – темно! Глава 4 КУДА ВЕДУТ ПОДЗЕМНЫЕ ДОРОГИ Робот включил дополнительное зрение и осторожно спустился в яму. Мальчик оказался прав. Это была не яма, а начало широкого подземного хода. Ступеньки, сырые и мрачные, вели куда-то вниз. – Думаю, Лависсу утащили сюда, – предположил Баюн. – Когда я искал место для ночлега, этой ямы не было. Наверно, ход открыли только сейчас. – А кто украл Лависсу? – с замиранием сердца спросил Андрей. – Не знаю. Но ее нужно найти. Жди меня, будь осторожен, а я пойду посмотрю, куда ведет эта подземная дорога. – Робот подхватил мальчика и хотел помочь ему выбраться. – Я пойду с тобой. – Андрей вырвался и вслепую сделал несколько шагов по подземному ходу. – Только дай фонарик! – Нет! – наотрез отказался робот. – Это может быть слишком опасно. Я за тебя отвечаю! – Поэтому я и пойду! – Мальчик лихорадочно соображал, как убедить Баюна взять его с собой. – Мы не знаем, какие еще опасности подстерегают нас на этой планете. Я останусь ждать тебя наверху, а утром придет какой-нибудь голодный котозавр и сожрет меня. Ты вернешься с Лависсой, а от меня и косточек не останется. У робота на споры времени не было. Нужно было спешить, пока девочку утащили не слишком далеко. – Вместе так вместе, только не отходи от меня далеко. На груди у робота, щелкнув, отъехала панель и загорелся встроенный в корпус мощный фонарь. Луч скользнул по стенам широкого извилистого хода, круто уходящего вглубь. – Посмотри, какие катакомбы! – поразился Андрей. – Ой, не царапайся! Крылатый ежик прочно сидел на плече у мальчика, вцепившись в скафандр лапками с острыми коготками. Колючки его стояли дыбом, и он напоминал игольницу. Наружу выглядывали только розовые крылышки и длинный чуткий нос. Друзья стали быстро спускаться по прорытым ступенькам. Робот старался, чтобы мальчик все время был в луче фонаря. Он решил держаться центральной, самой широкой галереи, так как по узким боковым проходам протащить упирающуюся девочку вряд ли было возможно. Широкий подземный ход разветвлялся вначале надвое, потом – опять надвое. Ступеньки вели все глубже и глубже. Можно было подумать, подземные дороги пронизывают всю эту планету. – Лависса! – позвал Андрей. – Где ты? Ни звука в ответ. Только где-то в подземном коридоре произошел обвал и с сухим стуком осыпались камни. Мальчик споткнулся обо что-то и едва не покатился вниз по ступенькам, но Баюн вовремя подхватил его. – Тут что-то валяется, кажется, камень. – Андрей потер ушибленное плечо, которым задел за стену. Баюн осветил ступени, и они увидели крупный вытянутый череп, скалящий желтые зубы. Его пустые глазницы упирались прямо в путешественников. У Андрея перехватило дыхание. Робот наклонился и некоторое время изучал зловещую находку. – Это не человеческий череп. И скажу тебе, мне не хотелось бы встретиться с живым его обитателем. Посмотри, какой он крупный! А зубы! Такими перекусить руку – раз плюнуть, – покачал головой нянька. – Может, это какие-нибудь подземные динозавры? Надеюсь, не они похитили Лависсу. – Я тоже на это надеюсь, – серьезно сказал Баюн. Озираясь, они продолжили опасный спуск. Узенький луч фонаря терялся в черных лабиринтах подземного коридора. Наконец ступеньки закончились. Путешественникам показалось, что они на довольно большой глубине. Дорога круто свернула. Высветилась гладкая стена, выложенная плохо отесанным камнем. – Я уже думал, у меня колени отвалятся от этого спуска! – выдохнул мальчик. – Берегись! – Баюн шагнул вперед, заслоняя питомца. Сразу за поворотом раздался неприятный звук, похожий одновременно и на плач, и на рычание. В ярком луче фонаря заплясало что-то большое и мохнатое с круглыми ярко-оранжевыми глазами… Глава 5 ТАИНСТВЕННЫЕ ПОХИТИТЕЛИ Лависса сладко спала на травяной постели. Ей снилось, что она верхом на прирученном прыгозавре несется по Деметре, а сзади бежит Андрей и завидует. Он что-то кричит, но девочка слышит только: «Шу-шу-шу! Шу-шу-шу!» В это-то время и раздался непонятный шорох и писк. Не успел робот скрыться за камнями, на минуту оставив спящих детей без присмотра, как трава возле Лависсы зашевелилась и из нее выглянуло несколько странных существ. – Шур-шу! Гыр-гыр! – перешептывались они, подталкивая друг друга. Незнакомцы были маленькие, носатенькие, бородатенькие и одеты в блестящие темные курточки из подземного теплого мха. У каждого из них было по четыре руки и коротенькие босые ножки с длинными, цепкими пальцами. Этими пальцами существа цеплялись за любой выступ и камешек и ловко лазили по подземным пещерам и переходам. – Гыр-гыр-гыр! Шу-шу-шу! Продолжая перешептываться, незнакомцы подкрались к Лависсе, все одновременно набросились на нее, схватили и потащили в подземный ход. Девочка проснулась и закричала. Издали послышался топот Баюна, со всех ног спешащего на помощь. Посовещавшись, незнакомцы заткнули пленнице рот куском мха и, не обращая внимания на сопротивление, потащили ее куда-то вниз. В подземных коридорах было темно. Лависса чувствовала, что они куда-то спускаются, но сколько ни напрягала зрение, так ничего и не увидела. Ее похитители, напротив, отлично ориентировались в темноте. – Шу-шу-шу! Гыр-гыр-гыр! – перешептывались они. Лависсе стало очень страшно. Она вытолкнула языком кусок мха и заплакала, а плакать девочка умела как никто другой. С детства научилась: надо же было как-то воздействовать на папу, маму и многочисленных нянек. Она различала три вида плача: хныканье – когда нужно было что-то выпросить или выразить общее недовольство; плач средней громкости – когда чувствовала себя несчастной или у нее что-нибудь немножко болело; и, наконец, плач с рыданием и всхлипами, который применяла только в самых экстренных случаях. Например, когда под защитный барьер президентского сада подкопался хищный полутораметровый динозаврокрот и откусил хвост любимому Лависсиному прыгуну. Этот плач и использовала теперь девочка. В кромешной тьме глубоких коридоров он звучал особенно надрывно и душераздирающе, отражаясь от каменистых потолков и вызывая осыпь. Захлебываясь в слезах, Лависса извивалась и брыкалась. Носатенькие существа остановились и озабоченно зашушукались, очевидно, решая, как поступить. Один из четырехруких попытался зажать пленнице рот ладошкой. Это было его серьезным просчетом. – А-а-а-ам! – не переставая реветь, девочка укусила его за палец. Похититель охнул, отдернул руку и запрыгал по подземному коридору. – Гыр-гыр! Шу-шу-шу! – существа вновь взволнованно зашушукали. Они приподняли несчастную Лависсу и стали ее покачивать, словно убаюкивая, как плачущего ребенка. Но не тут-то было. Она и не думала умолкать. Ее плач перерастал в оглушительное рыдание. Тогда человечки, не в силах больше выносить эти звуки, опустили девочку на пол и закрыли свои остренькие мохнатые ушки сразу всеми ручками. В кромешной тьме вдруг замерцал слабый зеленый огонек. Лависса от удивления перестала рыдать и разглядела, что один из человечков держит над головой, как крошечный фонарик, что-то вроде гриба-гнилушки. В зеленом мерцании она с трудом рассмотрела мохнатые ушки и блестящие глаза четырехруких похитителей, смотревшие на нее с тревогой и недоумением. Хоть ни один из них не открыл рта, девочка различила слабый голосок, звучавший как бы у нее в голове: – Не бойся! Мы тебя не обидим! Не плачь, пожалуйста! Будешь плакать – приползут храпуны. Они разорвут и тебя, и нас. Словно подтверждая их слова, послышались треск и шипение, похожие на звук подгорающего на сковороде масла. Внезапно рядом распахнулась узкая темная пасть со множеством страшных зубов. Из нее выскочил длинный, острый, как гарпун, язык. По коридору разнесся запах гниения. Огненные глазки уставились на девочку, гипнотизируя ее. Лависса завизжала: яростная злоба исходила от этого покрытого вонючей слизью червя. – Храпуны приползли! Бежим! – закричали маленькие человечки. Они схватили девочку и со всех ног помчались по подземному коридору. На сей раз Лависса и не думала вырываться. Следом за ними по коридору, сжимая свои слизистые тела и щелкая зубами, ползли омерзительные черви. Храпуны начали отставать. Беглецам удалось немного оторваться от огромных голодных червей. Но впереди вдруг возник завал. То ли храпуны специально его устроили, то ли обвал произошел от Лависсиного крика. Человечки издали вопль ужаса. Они не ожидали на своем пути преграды. Позади из коридора слышалось глухое шуршание – это приближались храпуны. Черви не торопились, зная, что добыче от них не уйти. – Спасайте, спасайте ее! – Лависса улавливала телепатические мысли человечков. Трое носатеньких малышей поспешно разгребали завал, двое других выставили вперед длинные копья, приготовившись к бою. Храпуны шипели и лезли вперед, норовя вцепиться зловонными зубами в шею или в бок Лависсе, которую считали самой аппетитной. Но храбрые четырехрукие человечки вонзали в червей копья, отгоняя их от девочки. – Не дотрагивайся до храпунов! – прозвучало в голове у Лависсы. – Их слизь ядовита! Когда храпуны слишком уж стали наседать, один из человечков вытащил из сумки большой красный гриб. – Зажмурься! Зажмурься, а то ослепнешь! – услышала Лависса. Она послушно закрыла глаза руками, а человечек швырнул гриб в пасть ближнего червя. Жадный храпун вцепился в него зубами. В то же мгновение подземелье осветилось яркой вспышкой: гриб взорвался. Ослепленные черви в панике заметались по коридору, визжа от боли и ярости. Наседавшие сзади храпуны рвали впереди стоящих собратьев. Коридор наполнился шипением. До омерзения тошнотворно запахло слизью. Тем временем человечкам удалось прокопать в завале небольшой проход. – Бежим! Путь свободен! – позвали они Лависсу. Девочка поспешно протиснулась в узкую щель. Двое копачей с копьями замыкали шествие, отражая атаки храпунов. Убедившись, что добыче удалось ускользнуть, черви с ненавистью зашипели. Прикончив своих ослепленных сородичей, они разрыхлили головами пол и стены и расползлись по щелям. Коридор опустел. Когда завал остался позади и шипение храпунов стихло, Лависса почувствовала огромное облегчение. Ей даже стали нравиться отважные носатенькие человечки, спасшие ее от ужасных червей. После долгого блуждания по подземным коридорам – девочка давно потеряла счет поворотам – человечки наконец остановились у едва заметного проема в стене. – Вот мы и дома! Теперь это и твой дом! – услышала Лависса. В слабом мерцании гриба-гнилушки она видела только разветвляющиеся коридоры, синий мох на полу и потолке и едва заметное отверстие в стене, отдаленно напоминавшее замочную скважину. Один из человечков подмигнул Лависсе и вставил в отверстие нечто напоминавшее ключ. – Запоминай! – услышала девочка. – Это тебе еще пригодится! Заросшая синим мхом скала чуть заметно дрогнула, сдвинулась, и в ней открылся проход. В нем было намного светлее, чем в коридорах. Лависса нерешительно шагнула вслед за человечками. – Мы дома! Мы дома! Проходи! Радость похитителей передалась девочке. Она стояла в просторной светлой пещере. То тут, то там с потолка свешивались длинные сверкающие сосульки, журчал прозрачный ручеек, а стены покрывали светящиеся грибы. Позади что-то скрипнуло. Лависса оглянулась и увидела, что камень поворачивается, закрывая проход. Она вопросительно посмотрела на одного из человечков. – Чтобы храпуны не пришли, а то придется искать другой дом, – уловила Лависса его мысли. Еще в школе девочка учила, что у жителей планет, ведущих подземный образ жизни, вынужденных существовать в постоянном страхе обвалов в замкнутом пространстве тоннелей и пещер, необычайно развиты способности телепатической передачи мыслей. Конечно, речь тоже сохранялась, но в большинстве случаев для общения они пользуются телепатией. Иногда, обращаясь друг к другу, человечки произносили негромкими тоненькими голосами какие-то слова, звучавшие как «гыр-гыр» и «шу-шу». – Ты проголодалась? Будем обедать. – Один из них подошел к большому котлу и заглянул в него. На мгновение Лависса испугалась. Она не знала, чем питаются четырехрукие, и не исключала, что может стать их обедом. Очевидно, телепатически уловив ее опасения, человечки весело запрыгали вокруг девочки, дергая себя за острые мохнатые ушки и кувыркаясь. Вероятно, такие возбужденные действия заменяли четырехруким смех. В пещере нельзя было громко смеяться из-за боязни, что потолок обвалится на голову. – Не бойся, не бойся! Мы не станем тебя есть! Проголодалась? Хочешь грибуксов? – Человечек вытащил из котла несколько синих грибуксов, из тех, что росли без света в каменных укромных уголках, и протянул их Лависсе. Девочка взяла гриб и с опаской понюхала. Хотя она была голодна, но неизвестный гриб внушал ей опасение: вдруг он ядовитый? – Попробуй, попробуй! – И носатенький человечек, угостивший девочку, с удовольствием слопал такой же гриб у нее на глазах, демонстрируя, что он вполне съедобен. – Ну, была не была! – Лависса так проголодалась, что отбросила колебания: зажмурилась и откусила краешек от шляпки, готовясь в случае чего выплюнуть его, но еда оказалась на редкость вкусной. Увидев, что Лависса отведала их угощения, человечки обрадовались и стали предлагать ей сладкие желтые ягодки. – Грибуксы хорошие! Но бебешки вкуснее! Попробуй бебешки! – наперебой предлагали они, протягивая девочке большой красный лист с ягодами. И грибуксы, и бебешки оказались очень сытными. Нескольких штук вполне достаточно, чтобы насытиться. Пока Лависса уплетала вкусное угощение, человечки стояли вокруг нее и, не отрываясь, смотрели, как она ест. Их кругленькие физиономии выражали восхищение, они радостно улыбались. – Зачем вы меня украли? – спросила Лависса у самого маленького из них, который все время крутился возле нее, предлагая то грибы, то сладкие ягоды. – Украли? Зачем украли? Мы не крали! – забеспокоился он. – Мы тебя одолжили! – Одолжили! Одолжили! Насовсем одолжили! Ты нам нужна! – забормотали остальные человечки, бегая вокруг девочки и кувыркаясь. – Значит, насовсем одолжили? Вот как это у вас называется? – У Лависсы закружилась голова от их кульбитов и мельтешения, и она присела на камень, похожий на кресло, посредине пещеры. Камень стоял на возвышении, и к нему вело несколько ступенек. Еще раньше Лависса заметила, что ее похитители даже близко не подходили к этому месту, обходя его стороной. Над камнем, отсвечивая разноцветными огоньками, висели длинные соляные сосульки. Увидев, что девочка уселась в каменное кресло, человечки перестали прыгать и замерли. В пещере повисла тишина, и стало слышно, как журчит, пробиваясь сквозь толщу пола, ручеек. Лависса испугалась, что сделала что-то не так, и вскочила: – Извините! Я не знала, что сюда нельзя! – Ты села в кресло королевы! – Все посмотрели на Лависсу с каким-то странным выражением. Их лица были взволнованны, торжественны и сосредоточенны. – Я нечаянно! Просто устала, и мне захотелось присесть! Действия носатеньких человечков ее удивили: они все ей низко поклонились и провозгласили: – Ты села в кресло королевы. Ты – королева. Наша королева! – Я – ваша королева? – Ты королева всего подземного народа! – Все опустились на колени. – Мы знали, что ты придешь. Мы ждали тебя семьсот лет. Глава 6 НЕОЖИДАННАЯ ВСТРЕЧА СО СТАРЫМ ЗНАКОМЫМ Луч фонарика скользнул по мохнатому существу и отразился в его выпуклых желтых глазах. – Ры-ы! – незнакомец оскалился – а клыки у него были ого-го! – и прыгнул на Андрея. – Берегись! – Верный робот оттолкнул мальчика и шагнул навстречу опасности. Но когда схватка уже казалась неизбежной, грозный зверь внезапно растаял. – Хо-хо-хо! Я от бабушки ушел! Р-р! – вместо исчезнувшего существа в полосе света возник колобок. Он весело хихикал, радуясь, что напугал Андрея и Баюна. – Уф! Вот дурацкий колобок! За такие шутки в зубах бывают промежутки! – Робот-нянька с облегчением прислонился к стене. – Еще одна такая шалость – и мой старый сердечник не выдержит. – Привет! Откуда ты взялся? Мы же потеряли тебя еще в перемещателе! Как ты нас нашел? – Андрей наклонился к колобку. Но, разумеется, тот и не собирался отвечать ни на какие вопросы. Для него, жителя Вселенной, переместиться из одной точки пространства в другую было не сложнее, чем для кошки перебежать из комнаты в комнату. Крылатый ежик соскочил с плеча мальчика и подбежал к колобку, дружелюбно помахивая крылышками и принюхиваясь длинным чутким носом. – Упс-упс! – Колобок исчезал и появлялся в разных местах, дразня ежика. Началась обычная игра в догонялки. Когда малыш, пыхтя, подбегал к колобку, стараясь куснуть его за аппетитный бочок, тот или отпрыгивал, или исчезал, или превращался в такое страшилище, что перепуганный ежик сворачивался в колючий клубок. – Пора продолжать поиски Лависсы! – поторопил робот. – Но куда идти? Вот бы где не помешал волшебный клубочек! – Волшебный клубочек? – заинтересовался Андрей. – Как он устроен? По принципу синхронной модуляции? – Чего-чего? – переспросил Баюн. – Эх, ты! В синхронную модуляцию веришь, а в волшебный клубочек нет. Твоя прабабушка не признавала все эти технократические штучки, зато верила в волшебство и в Бабу Ягу, которая летает по космосу на реактивном помеле. – Ну уж нет! – засмеялся Андрей. – Ни за что не поверю в какие-то волшебные дурацкие клубки. Хотя было бы неплохо, если бы он появился! Ой, что это? У ног мальчика лежал шерстяной белый клубок. Он нетерпеливо покатывался взад-вперед, словно куда-то спешил. – Это опять превращение колобка! Вот обезьянка, ей бы только передразнивать! – сказал Андрей, переводя дыхание. – Как бы не так. – Робот показал на колобка, который как ни в чем не бывало играл с ежиком. Клубок подкатился к Андрею и остановился. «Чего же мы стоим? Пора в путь!» – словно говорил он. Баюн поднял колобок и стал его разглядывать. – Самый обыкновенный клубочек, – заметил он. – Шерстяной, без всякой синтетической примеси. А вот и ниточка выглядывает. Точь-в-точь о таком я рассказывал твоей бабушке. – И что с ним делать? Баюн задумался. – Откуда бы он ни взялся, но может нам помочь. – Робот-нянька наклонился и опустил клубок на пол перед собой. Тот только этого и ждал: торопясь, покатился вперед по подземной дороге. За клубком прыгал, пытаясь его передразнить, космический колобок и, стуча лапками, резво бежал крылатый ежик. А за ними, освещая путь фонариком, быстро шли Андрей и Баюн. Прокатившись минут десять по основному коридору, клубок свернул в один из боковых проходов. Не раздумывая, друзья последовали за ним. Луч света освещал замшелые стены, тревожа таинственные тени. Неожиданно коридор уперся в тупик. Клубок остановился возле глухой стены и замер. – Вот вам и все волшебство! – воскликнул Андрей. – Тут же тупик! – Давай посмотрим! – Баюн постучал по стене. Она была выложена камнями, поросшими синим мхом. В одном месте сквозь мох проступало какое-то изображение. – Смотри, тут что-то нарисовано! Ничего не разберу. – Мальчик счистил с камня мох и грязь. На изъеденной корнями плите появилось изображение девочки в блестящем комбинезоне и со светлой расплетенной косой. – Ух ты! – поразился Андрей. – Похожа на Лависсу! Когда ее только успели нарисовать? И двух часов не прошло, как ее стащили! – Это очень старый рисунок. Ему, похоже, более пятисот лет. – Баюн направил инфракрасное зрение на камень. – Тут внизу какие-то буквы! Освети их, я хочу прочесть. – Мальчик показал другу нацарапанные значки. – Что тут написано? Ты можешь расшифровать? Робот-нянька осветил их фонариком, а потом как-то странно посмотрел на Андрея. – На русском? – поразился мальчик. – Быть не может! И что здесь написано? Баюн светил прямо на надпись, и Андрей смог разобрать полустершиеся слова: «Под этим камнем спит Милена – юная королева подземного народа. Когда-нибудь она проснется. Ждите этого часа». Глава 7 СОКРОВИЩА КАМЕННОГО СУНДУЧКА – Ты – наша королева! Королева подземного мира! Копачи (так человечки себя называли) усадили Лависсу на трон и с восторгом, не отрываясь, смотрели на нее, как на самое ценное свое сокровище. – Значит, я ваша королева? – Девочка неуверенно взяла прозрачный скипетр в форме гриба, который протянули ей копачи. Внутри скипетра, как в янтаре, поблескивало маленькое колечко с голубым камешком. Лависса подумала, что оно ей впору. – Ты – наша королева, мы – твои подданные! – Копачи всплескивали ручками и кланялись. – И вы будете меня слушаться? – поинтересовалась Лависса. – Мы будем исполнять все твои желания. Воля королевы – закон для ее подданных. Прикажи, и мы переловим всех храпунов и наберем самых вкусных грибуксов, и… – Ну уж нет, не нужны мне ваши храпуны! И грибуксы тоже! – Новоявленная королева поднялась с трона. – Приказываю немедленно доставить меня к моим друзьям. Назвав Андрея и Баюна своими друзьями, Лависса сама немного удивилась. Неужели она действительно считает их своими друзьями? Ну, робот еще понятно, он несколько раз спасал ей жизнь. Но Андрей вздорный мальчишка, который еще и дразнится! Но что это? Почему носатенькие человечки так странно молчат? Они уже не считают ее своей королевой? – Вы же сказали, что будете исполнять все мои желания! – Лависса прибавила голосу твердости. Копачи смущенно смотрели на нее: – Мы не можем тебя отпустить. Ты теперь насовсем наша королева. Мы тебя насовсем одолжили. – Как это насовсем? – Девочка сбежала по ступенькам трона. – Мне что, всю жизнь торчать в этой пещере? – Мы будем исполнять все твои прихоти. – Копачи были в замешательстве и скромно потупились. Похоже, они и в самом деле готовы были сделать для нее все, что угодно, кроме одного: не хотели расставаться. Лависса разозлилась не на шутку: – Ах так! Вы будете исполнять все мои желания? Все, кроме одного? Ну держитесь! А ну встаньте друг другу на головы! Копачи, преданно пыхтя, попытались вскарабкаться друг на друга. Но на голове, как известно, долго не устоишь. Они падали, вскакивали и вновь строили безнадежную пирамиду, жалобно глядя на свою повелительницу. – Все, хватит! Мне надоело! – Лависса пожалела горе-гимнастов. Она не думала, что они будут такими покорными и усердными. С явным облегчением копачи остановились и стали заботливо ощупывать свои головы. – А что случилось с вашей прежней королевой? Которая была до меня? – Лависса присела на трон и задумчиво подперла щеку кулачком. – Нашей прежней королевой была ты! – Как это я? – Девочка ничего не понимала. – А куда же я делась? – Давным-давно ты ушла из пещеры за грибуксами и пропала. Наверное, заблудилась. Ведь ты так плохо знала подземные ходы. – Лица носатеньких копачей стали печальными. – А что было потом? – поинтересовалась девочка. – Ну, после того, как я потерялась? Если человечки всерьез принимают ее за королеву, должна же она знать, что стало с той, прежней. – Весь народ искал тебя, искал долгие годы, но ты так и не нашлась. – Копачи всхлипывали, терли глаза и теребили свои смешные бородки. – Ты пропала, совсем пропала. Но настал день, и мы тебя нашли! Хоть прошло семьсот лет, ты совсем не изменилась. – Как? Вы ждали меня семьсот земных лет? Но люди так долго не живут! – Но ты же королева! Ты можешь все! – затараторили они. – Хорошо. – Девочка поняла: что бы она ни говорила, упрямые копачи будут настаивать на своем – она их королева. Что ж, в любом случае быть повелительницей не так уж и плохо. Стать добычей или жертвой, например, намного хуже. – У вас есть имена? – спросила Лависса. – Вдруг я захочу обратиться к кому-нибудь? Не могу же я каждый раз показывать пальцем! Самый старший по виду человечек, с большим сизым носом и седой щетиной на длинных ушках, одетый в синюю меховую курточку, поклонился ей: – Когда-то ты помнила наши имена, королева. Меня зовут Самтытакой! – Самтытакой? Ну и имя! – Это ты, королева, назвала так моего предка. Однажды, когда ты была совсем маленькой и перепачкалась грибуксами и красными ягодами, он сказал: «Разве королева может быть такой грязнулей?» Ты рассердилась, заплакала, стала топать ногами и кричать: «Сам ты такой! Сам ты такой!» С тех пор всех в нашем роду так и зовут. – Ну и вредная же я была! – покачала головой Лависса. Она и сама начала верить в то, что была королевой. Вскоре Лависса перезнакомилась с теми копачами, предки которых служили при дворе прежней королевы. Всего их было пятеро. Самтытакой, Капризик, Хочуспать, Тортик и Рыжий Нос. Имена были даны прежней правительницей, за которую они теперь принимали Лависсу. У Капризика была такая физиономия, что, казалось, он вот-вот расплачется. Наверное, поэтому королева так и назвала его предка. Хочуспать получил свое имя, как и Самтытакой. Как-то вечером маленькая королева топала ножками на его предка и кричала: «Хочу спать! Хочу спать!» Тортик был из племени сладкоежек и хороших поваров. Он умел готовить вкусные торты из синих ягод и мучного мха, которые так нравились королеве. Вот она, недолго думая, и назвала его предка Тортиком. Рыжий Нос получил имя тоже по наследству – благодаря удивительному цвету носа, имевшего свойство светиться в темноте, как фонарик. – Ну, теперь я вас всех знаю. Тортик, Самтытакой, Капризик, Хочуспать и Рыжий Нос! А меня зовут Лависса. – Девочке уже надоело, что ее все время называют королевой. По ее мнению, «Лависса» звучит ничуть не хуже, чем «королева». – Меня зовут Лависса! Ла-вис-са! Запомнили? – повторила она, увидев, как удивленно округлились глазки ее маленьких подданных. – В прошлый раз вас звали иначе, ваше величество, – приблизился к ней Самтытакой. – Впрочем, как вам будет угодно. У королевы может быть столько имен, сколько она пожелает. – Вот и хорошо. А теперь расскажите мне о своем народе. Должна же я знать, чья повелительница, – попросила Лависса. И они поведали ей историю маленького народа, который живет в пещерах, строит подземные дороги, собирает грибуксы и бебешки, выращивает лечебные камни. – А разве камни можно выращивать? – Выращивать можно все, моя королева. Нужно только знать, как это делается. – Капризик пригладил встрепанную бородку. – Завтра, если прикажете, ваше величество, мы покажем вам Сад подземных кристаллов. Это главное сокровище нашего народа, – предложил Рыжий Нос. Все копачи согласно закивали. По тому, как они это сделали, Лависса поняла, что они очень любят свой Сад кристаллов и очень им гордятся. «Интересно, Баюн и Андрей собираются меня искать? Или им безразлично, что я потерялась?» – подумала Лависса. Тотчас она спохватилась: вдруг копачи прочтут ее мысли, как делали это до сих пор? Но лица подчиненных не изменились. Или они не успели уловить эту мысль девочки, или были слишком хитры и не показали, что поняли. – Королева! – Самтытакой осторожно поднялся на первую ступеньку трона. – У нас хранится твой сундучок. Если прикажешь, мы принесем его. – Сундучок? Мой сундучок? А что в нем? – заинтересовалась Лависса. – Этого мы не знаем, ваше величество. Вы запретили открывать его, и мы ни разу не открывали. – Самтытакой с торжественным видом подошел к стене пещеры и осторожно, словно прикасался к чему-то очень дорогому и бережно хранимому, вытащил один из камней. Лависса увидела небольшой сундучок из горного хрусталя. – Мой предок сделал его для тебя, – припомнил Хочуспать. – Но ты и ему не разрешила смотреть, что в нем. Тортик и Рыжик Нос осторожно выдвинули сундучок из тайника и поднесли к трону. – А ну отвернитесь! Или лучше идите в тот угол! – приказала, освоившись с новым статусом, Лависса. Если ее предшественница не разрешала копачам заглядывать в сундучок, значит, у нее были на то причины. Тайна должна остаться неразгаданной, даже если ей и семьсот лет. Девочка взялась за резную ручку и осторожно приподняла крышку сундучка. Крышка была не тяжелая, и Лависса легко смогла ее открыть. То, что она увидела, заставило ее вздрогнуть… Глава 8 В ИГРУ ВКЛЮЧАЕТСЯ ТРЕТЬЯ СТОРОНА В то время как девочка открывала сундучок, а Андрей разглядывал камень с изображением королевы Милены, в атмосферу Неизвестной планеты ворвался огромный звездолет и пошел на посадку. По очертаниям это был мощный боевой флагман времен последней Галактической войны, но, судя по его далеко не блестящему виду, последнее время звездолет использовался как грузовой. Неизвестная планета загудела, и голубой луг возле озера содрогнулся под тяжестью махины. Щелкнули створки герметичных шлюзов – первая, вторая и третья, с шипением всасывая воздух. В почву планеты вонзился острый штырь автоматического трапа. Первым из звездолета вылетел роботизированный попугай, покружил и уселся на оранжевый камень у озера. – Р-растяпы! Всех р-распугали! – ворчал он. – Хор-рошо, хоть в озер-ро не пр-риземлились! Это все Гр-рохотун, дур-рак хвастливый: «Я правильно курс рассчитал!» По трапу сбежали капитан Крокс и его робот-убийца. Они были в боевых доспехах, а Грохотун нес какой-то блестящий контейнер. Ступив на траву, Крокс оценивающе прищурился. Светило Неизвестной планеты блестело на броне и искусственной половине черепа капитана так ярко, что больно было смотреть. – Прекрасно! Похоже, мы там, где надо! – Капитан довольно потер ладони в тяжелых космических перчатках. – Хорошо, что я догадался вмонтировать в двигатель пространственный перемещатель! Теперь «Странник» – самый скоростной и грозный корабль Вселенной! – До поры до времени! – ехидно заметил попугай, перелетая на свой привычный насест – плечо Крокса. – Стоит хоть раз неверно задать координаты – и нас размажет по разным галактикам! Вообразите, ржавые мозги Грохотуна – в созвездии Льва, а сам он вращается где-нибудь вокруг кучки метеоритов. – Сейчас я тебя раздавлю, курица механическая! Из тебя потом и электронных часов не соберешь! – Разъяренный великан хотел схватить попугая, но тот с криком: «Караул! Убивают!» – высоко взлетел. – Молчать! Или я швырну вас в расщепитель мусора! – Крокс заскрежетал зубами. – Вы забыли, зачем мы здесь, на этой дурацкой планете? – Не забыли, капитан, – щелкнул клювом попугай. – Вы сказали: мы летим за девчонкой и за ежом и должны найти их во что бы то ни стало. – Девчонка… Ради нее не стоило забираться так далеко… Девчонок везде много! – Крокс презрительно поморщился. – Мне нужен еж! И чтобы ни одной иголочки на нем не пострадало! Слышишь, Грохотун? Это приказ! – Есть, капитан, – кивнул робот своей рогатой головой. – Зачем вам еж? – ревниво спросил попугай. – Разве вам мало меня? Если вам уж так важно получить ежа, мы могли бы совершить налет на космический зоосад и захватить там сколько угодно ежей. А заодно и гадюк, и крокодилов, и черепах. – Болван! – поморщился Крокс. – Мне нужен именно этот еж с планеты Синего Кефира. С ним я стану самым могущественным во Вселенной! – Но почему, капитан? – пробасил Грохотун. – Ты хочешь знать почему? – пират криво усмехнулся человеческой половиной лица и вдруг заорал: – Не твое дело! Хватит болтать! Начинаем поиски! – Слушаюсь, капитан! – Рогатый робот открыл маленький контейнер, который нес с собой. Из контейнера выдвинулся длинный тонкий стержень. Это был биолокатор. – Настрой на биочастоты! – скомандовал пират. – Мы должны найти их! Грохотун потянулся было к прибору, но попугай прикрикнул на него: – Отойди! Поломаешь! При виде тебя даже примитивный пылесос начинает дрожать от страха! Ты тупой безмозглый убийца! Птица уселась на камень возле контейнера и быстро застучала клювом по клавиатуре. Антенна стала медленно вращаться, сканируя местность. – Чего ты возишься? – поторопил Крокс. – Нашел? На экране мини-компьютера, встроенного в прибор, появилась надпись: «Искомый тип биоактивности на поверхности планеты не обнаружен». – Как не обнаружен? – побагровел от гнева капитан. – Что ты мелешь? Мы знаем, перемещатель перенес их именно на эту планету и именно в это место! Они должны быть где-то здесь! Проверь еще! И, скрестив руки на груди, он раздраженно заходил около трапа. Попугай неоднократно повторял вызов, но каждый раз на компьютере загоралось одно и то же: «Искомый тип биоактивности на поверхности планеты не обнаружен!» – Ты просто не можешь найти их, болтливая курица! – рассвирепел Грохотун. – Они где-то здесь! Не под землю же они провалились! Крокс сделал еще несколько шагов, потом резко остановился и внимательно посмотрел на робота: – А почему бы и нет? Хоть раз тебе пришла стоящая идея! Проверь под землей, под водой, в воздухе! Проверь везде! Капитан подбежал к прибору, согнал попугая и сам продолжил поиск. Антенна изменила направление, ее поисковые усики сдвинулись по направлению к почве планеты. Некоторое время раздавалось мерное гудение, и наконец прибор сообщил: «Искомые биоорганизмы обнаружены на глубине до ста метров. Точную локализацию установить невозможно из-за грунтовых помех». – Отлично! – Крокс вскочил. – Где-то здесь должны быть подземные пещеры! – Удивляюсь вашей проницательности, мой капитан! – льстиво сказал попугай. – Не игрушечной же лопаткой они прокопались на такую глубину? Но Грохотун и Крокс его не слушали. Они переворачивали камни в поисках скрытого входа в подземные пещеры. «Трудолюбивые дурни!» – Попугай взлетел на оранжевую скалу и стал чистить перышки. Неожиданно он увидел в густой голубоватой траве что-то блестящее. Это было зеркальце, выпавшее из кармана Лависсы, когда ее схватили копачи. Попугай со свойственным всем птицам любопытством приземлился на траву, полюбовался своим отражением в зеркале и презрительно покосился на Грохотуна. Тот с усилием пытался перевернуть огромный камень, надеясь обнаружить под ним проход. – Эй, гроза устаревших моделей, смотри, что я нашел! – окликнул его попугай. – Или ты оглох от глупости? – Не смей так со мной разговаривать! – Взбешенный робот бросился к птице, но, не пробежав и двух шагов, провалился в подземный ход, скрытый в траве. Увидев, что великан исчез, попугай от удивления распахнул клюв. – Надеюсь, там достаточно глубоко. – Птица взлетела и, хлопая крыльями, подлетела к Кроксу. – Капитан, – хвастливо сообщил попугай, – я нашел подземный колодец! – А где Грохотун? – Я отправил его измерить глубину колодца. – Ну и как? Глубокий? – Точно не знаю. Надеюсь, Грохотун еще не долетел до дна. – Болван! Если ты угробил последнего робота… – Крокс бросился к скрытому в траве ходу. Попугай поспешил за ним, и они обнаружили на дне ямы Грохотуна, целого и невредимого. – Я рад, что ты не обломал себе рога! – заявил попугай. – Надеюсь, твоим мозгам не повредило сотрясение? Впрочем, вряд ли. Было бы чему вредить. Робот вытянул руку и попытался схватить болтуна, но тот был высоко. – Похоже, все-таки падение тебе повредило, – посочувствовала хитрая птица. – До него ты был немного умнее. Впрочем, весьма незначительно. Крокс внимательно оглядел яму и увидел ступеньки, уходившие вниз. На одной из них был заметен отпечаток узкого рифленого ботинка. Капитан прищурился: – Это след мальчишки! Они воспользовались именно этим ходом. Грохотун, за мной! На этот раз мы их не упустим! Глава 9 ЧУДО ПОДЗЕМНОГО ЛАБИРИНТА Андрей долго рассматривал изображение на камне. Прямо у них на глазах портрет светловолосой девочки быстро затягивался синим мхом. Очевидно, под воздействием яркого света фонарика мох интенсивно прибавлял в росте. – Ты думаешь, она там? – шепотом спросил Андрей. – Кто она? – не понял Баюн. – Девочка-королева. Она там лежит, за этими камнями? – Не знаю. Возможно, это так. Странно только, как в лабиринтах Неизвестной планеты могли появиться земные буквы и человеческий ребенок? – Наверно, она потомок землян. – Мальчик отряхнул руки от мха. – Милена удивительно похожа на Лависсу. Я даже вначале решил, что это она. – Все может быть, – загадочно сказал Баюн. – У Вселенной немало тайн. И далеко не всеми она спешит поделиться. Колобок нетерпеливо запрыгал, словно торопя их: «Пойдем, пойдем, пойдем!» Очевидно, ему надоело стоять на месте, и он вел себя точь-в-точь как ребенок, который за руку тянет маму от знакомой, с которой она заболталась. Крылатый ежик, уставший от беготни по подземным коридорам, вскарабкался Андрею на плечо и попытался протиснуться за воротник скафандра. Очевидно, малыш вообразил, что там у него будет уютная норка. Своим мокрым вертким носиком он пощекотал Андрею шею. Мальчик засмеялся и попытался стряхнуть ежика. Но тот и не думал покидать теплое место. Он перелез Андрею на голову и стал топтаться в волосах мальчика, которые принял за траву, устраиваясь поудобнее. – Пора искать Лависсу. – Баюн направил свет фонарика на каменный пол. – Ну что, клубок, веди! Клубок, все это время смирно лежавший у стены, развернулся и покатился по направлению к главному коридору. Друзья пошли за ним. Немного не дойдя до широкого хода, клубок свернул на выложенную камнями дорожку. Проход был таким узким, что робот еле-еле протиснулся в него. – Надеюсь, клубочек не перепутал дорогу? – проворчал робот, опасаясь повредить свой корпус. Клубок катился как ни в чем не бывало дальше. Его дело – указывать путь, а уж идут за ним или он катится сам по себе, для него было не так важно. – Думаю, пока никакая опасность нам не грозит, – уверенно сказал Андрей. – Почему ты так решил? – Если бы что-то было не так, колобок сразу бы исчез. А посмотри, какой он сейчас веселый. Тот и вправду был в отличном настроении. И занимался тем, что передразнивал Баюна: превращаясь в робота с коротенькими антеннами на квадратной голове, но только поменьше, чем Баюн, он повторял басом: «Куда ты завел нас, хитрый балобок? – Балобок, балобок, балобок! – твердил проказник. Похоже, это слово ему понравилось. Постепенно проход расширился, и робот-нянька смог идти не горбясь. Луч фонарика плясал по замшелым стенам подземелья. Андрей поскользнулся и едва не упал. Он наступил на большой красный гриб, росший прямо из камней. Мальчик сделал еще несколько шагов, и снова у него под ногой скрипнул гриб. Баюн прибавил яркости в фонарике – грибы ковром покрывали пол. Сами того не подозревая, друзья оказались на подземной плантации грибуксов – любимого лакомства копачей. – Ну и ну! Сколько грибов! Везде грибы! Не хватало только, чтобы они свалились на голову… Ой! – не успел Андрей это произнести, как ему на макушку что-то шлепнулось. Он посмотрел – гриб! Оказалось, грибуксы росли и на потолке. – Лучше б я этого не говорил, – пробормотал мальчик. Крылатый ежик слетел с его плеча и, хрумкая, стал уплетать грибуксы. Мордочка ежика выражала глубокое удовлетворение. – Похоже, здешняя еда пришлась ему по вкусу, – порадовался за него Баюн. Съев парочку грибуксов и насытившись, малыш подумал о припасах. Он ловко подцепил гриб носом, подбросил и наколол на иголки у себя на спине. Неожиданно второй подброшенный грибукс, шлепнувшись на иголки, заойкал и подскочил. Это оказался колобок, решивший превратиться временно в грибукса. Запасшись провиантом, довольный ежик забрался в откинутый шлем Андрея, свернулся клубком и задремал. – Поел-поспал, поспал-поел… Чего еще надо? Не могу, а ем по пирогу, – проворчал Баюн, вспомнив очередную пословицу. Осторожно, стараясь не топтать грибы, друзья продолжили путь. У Андрея давно пересохло в горле. – Я хочу пить! – мальчик облизал сухие губы. – Хоть бы родничок какой-нибудь попался. В то же мгновение где-то впереди раздалось слабое журчание. Из стены, между замшелыми темно-оранжевыми камнями, пробивалась тоненькая струйка. – Баюн, смотри! – Андрей подбежал к родничку и, убедившись с помощью встроенного в скафандр анализатора, что вода хорошая, без примесей, стал пить. Робот-нянька остановился и как-то странно посмотрел на мальчика: – Сегодня будь поосторожнее с желаниями. – Почему? Что плохого в том, что мы нашли родник? – Все твои сегодняшние желания слишком быстро сбываются. Вспомни о клубке, в который ты не верил. Потом гриб упал тебе на голову, а теперь еще и этот родник. – Простое совпадение. – Андрей достал ежика из шлема. Тот погрузил в воду свой длинный носик-хоботок и стал жадно лакать. Похоже, малыш тоже давно хотел пить. – Если бы со мной была моя монетка-талисман, тогда еще понятно. А без монетки желания разве исполняются?.. Что это? Ты слышал? Об оранжевые камни, выстилавшие подземный ход, что-то звякнуло. Баюн осветил это место фонариком и увидел маленький блестящий кружок. – Смотри, монетка! – Мальчик схватил ее и стал разглядывать. – Похожа на твою? – Баюн даже не посмотрел на находку. – Это моя и есть! Я ее даже на ощупь узнаю. – Сердце у Андрея замерло, и он перешел на шепот: – У моей монетки была царапинка, и у этой тоже такая же. Крылатый ежик довольно завозился, укладываясь в шлеме спать. – Я же говорил тебе, будь поосторожнее с желаниями, – прошептал Баюн. – Держи рот на замке! И выбрось эту монетку! – Ни за что! Она моя! – А ты подумал, откуда ей здесь взяться? Ты же потерял ее на космической базе. – Ну и что, просто маленькое чудо. А если мне пожелать чего-нибудь… чего-нибудь эдакого… – Андрей замялся, подыскивая подходящее желание. Но тут робот погасил фонарик и схватил мальчика за руку. – Что случилось? Аккумуляторы подсели? – Тише! – Баюн зажал ему рот. – Слышишь? Сюда кто-то идет! Глава 10 ПЕЩЕРА РАСТУЩИХ КРИСТАЛЛОВ Убедившись, что ее подданные честно отвернулись и не подсматривают, Лависса приподняла крышку сундучка. Она оказалась на удивление легкой. «Посмотрим, что внутри». Девочка заглянула в сундучок и замерла. Там лежала коробочка с красным крестом. Под крестом было выбито: «Космическая аптечка. Стерильно. Использовать до 2852 года. Звездолет «Стрела надежды». Лависса не раз смотрела объемные фильмы и знала, что подобными аптечками обычно снабжались звездолеты в эпоху открытия Вселенной. Экипажу огромных звездолетов, когда он покидал Землю, было известно, что ни они, ни их дети могут больше никогда не увидеть родной планеты – ведь полет в космосе даже до ближайшей звезды занимал не одну сотню лет. «Стрела надежды» – хотя девочка, разумеется, об этом ничего не знала – был одним из пропавших без вести звездолетов. Девочка осторожно открыла коробочку. Она ожидала увидеть засохшие лекарства, кислородные шарики, воздушные фильтры и шприцы с ампулами первой помощи – одним словом, все, что бывает в таких аптечках. Но эта была особенной. В ней хранились сокровища маленькой королевы – все то, что когда-то было ей очень дорого. Здесь же лежали мягкая куколка в красивом красном платьице, потускневший серебряный крестик на оборванной цепочке и маленькая записная книжечка. Лависса быстро взяла ее и открыла. Но время и сырость почти ничего не оставили на когда-то плотной бумаге. Только на первой странице девочка смогла с трудом разобрать: М…овут Милена М…ама и…апа о…сталась одна Спасател… катапульт… р…билась…иние скал… В дальнем углу аптечки в отделении для ампул Лависса обнаружила что-то бережно завернутое в кусочек скафандровой ткани. Она развернула ткань и увидела маленький светящийся прозрачный шарик, наполовину наполненный водой. В шарике плавали совсем крошечные рыбки и водоросли. Это была детская игрушка: простейшая действующая модель аквариума жизни, которая могла поддерживаться очень-очень долго. Рыбки, водоросли и невидимые микроорганизмы были подобраны так, что обеспечивался постоянный круговорот. Крошечные рыбки питались водорослями и микроорганизмами, умирали и снова рождались. Микроорганизмы в свою очередь перерабатывали продукты распада, не давая воде в шарике загнить. Экипаж звездолетов дарил такие маленькие светящиеся шарики своим детям, приучая их любить родную планету, вдали от которой им было суждено родиться и умереть. Лависса некоторое время смотрела на маленький светящийся мир у нее на ладони. Она представила себе, как давным-давно этот же шарик держала в руке другая, очень похожая на нее девочка. Лависса встряхнула головой, отгоняя грустные мысли. Ей показалось, что она краешком глаза заглянула в чужую жизнь, но вместе с тем очень близкую ей. Девочка осторожно завернула шарик в ткань и вернула его на прежнее место. Похоже, это мирное маленькое спокойствие и не было нарушено ее вторжением. Жизнь в запаянной колбочке была вполне самостоятельной и самодостаточной. Носатенькие человечки подпрыгивали от нетерпения. Им давно надоело стоять, отвернувшись, и не подглядывать. Они подталкивали друг друга локтями, шептались, но обернуться не смели – исполняли волю королевы. Со вздохом Лависса закрыла сундучок. – Все. Можете подойти сюда! И верните сундучок на место! Копачи приподняли сундук и, пыхтя, потащили его к тайнику в стене. По пути они нечаянно отдавили ногу Рыжему Носу, который прыгал, суетился и пытался руководить переноской главной государственной тайны. Девочка прилегла на мягкую лежанку из сухого мха возле трона и, думая о всяких грустных вещах, о том, что Баюн и Андрей и не думают ее искать и ей до конца жизни придется жить в пещерах с копачами, незаметно уснула. Неизвестно, как долго Лависса спала, часов здесь не было, дня и ночи – тоже, но проснулась она от грохота. Капризик и Хочуспать поссорились и, бегая по пещере, бросались шумовыми грибами. Падая на каменный пол, шумовые грибы взрывались так оглушительно, что могли лопнуть барабанные перепонки. Лависса заткнула уши пальцами: – Что вы делаете? Немедленно перестаньте! Капризик и Хочуспать замерли с занесенными над головами шумовыми грибами. Их лица стали виноватыми. – Не обращай на них внимания, королева! – Самтытакой погрозил провинившимся копачам всеми четырьмя кулачками. – Они у нас глупые. Разве могут понять, что королева спит? Совсем несмышленые! Говорим им: перестаньте, не ссорьтесь. А они еще грибами кидаются! Капризик и Хочуспать покраснели и что-то смущенно забормотали. – Почему вы поссорились? – Мы никак не могли решить, кто из нас будет показывать королеве Сад кристаллов: я или он, – и Хочуспать кивнул на Капризика. – Я за ним ухаживал! Я покажу его королеве! – заявил Рыжий Нос, расталкивая остальных. – Нет, я! – заспорил Тортик, подбоченясь четырьмя ручками. – Я больше всего о нем заботился. – Нет, я! Нет, я! – Копачи начали толкать друг друга. Еще немного, и в ход бы снова пошли шумовые грибы. Лависса захлопала в ладоши: – Подождите! Перестаньте! Или я вообще не пойду смотреть ваши кристаллы! Копачи замерли: – Ты не хочешь смотреть наш сад? Мы мечтали тебе его показать! Девочка поднялась с мягкой лежанки и разгладила ткань своего серебристого комбинезончика. Она выдержала паузу и прошлась по пещере. – Хорошо. Так и быть. Я посмотрю ваш сад, если вы не будете ссориться. Можем отправиться прямо сейчас. – А кто будет показывать его тебе, королева? – с надеждой спросил Тортик. – Будете показывать по очереди, – решила Лависса. – Вначале один, потом другой. – А ты не соскучишься слушать одно и то же? – поинтересовался Рыжий Нос. – Там видно будет. Может, и соскучусь. Хотя она провела в пещере всего одну ночь, но уже начала привыкать к маленьким носатым человечкам. Конечно, с их стороны невежливо было одалживать ее без спроса и тем более насовсем, но что поделаешь? У всех есть недостатки, которые являются не чем иным, как продолжением их достоинств. «Может, я смогу изучить расположение ходов и узнать дорогу на поверхность?» – надеялась Лависса. Покидая пещеру, копачи вооружились копьями и красными вспыхивающими грибами. В подземных коридорах маленьких человечков и их королеву подстерегало немало опасностей. Освещая путь гнилушками, они осторожно двинулись по главной подземной дороге. Первым шел Рыжий Нос с двумя копьями, внимательно вглядываясь в изгибы темных коридоров. Неожиданно он замер, прислушиваясь, и вытянул вперед ручки с копьями. Потом что-то телепатически сказал остальным копачам. Те окружили Лависсу плотным кольцом и приготовили световые грибы. – Что-то случилось? – прошептала девочка. – Держись возле нас, королева. – Самтытакой обернулся к ней: – Похоже, сегодня нам не следовало выходить из пещеры. – Почему? – Храпуны какие-то беспокойные. Давно я не видел их такими. Похоже, они почувствовали добычу. Тортик бросил световой гриб в один из боковых коридоров. При яркой вспышке гриба Лависса увидела белую копошащуюся массу. Цепочкой хищные, зубастые черви ползли куда-то вдоль стены. На копачей и Лависсу храпуны на сей раз не обратили внимания. – Они сползаются в Оранжевую пещеру, – сообщил Лависсе Капризик. – Интересно зачем? В Оранжевой пещере уже давно никто не живет. Чем они там надеются полакомиться? – В Оранжевую пещеру, в Оранжевую пещеру! – заволновались копачи. – Должно произойти что-то очень плохое, в Оранжевой пещере всегда происходит что-то ужасное. – Но почему? Что особенного в этой пещере? – Оранжевая пещера полна страшных тайн! Оттуда еще никто не возвращался. Известно только, по ночам там кто-то стонет и часто происходят обвалы. Никогда, слышишь, никогда не приближайся к ней! – А зачем храпуны в нее ползут? – Лависса не могла оторвать взгляд от движущейся вереницы белых противных червей. – Я знаю только одно, – Рыжий Нос был встревожен происходящим, – храпуны никогда и ничего не делают просто так. Глава 11 КРИК ВО ТЬМЕ Робот-убийца Грохотун и капитан Крокс с попугаем на плече пробирались мрачными подземными коридорами. Фонарик они не включали. Да и зачем им свет? Все трое отлично видели в темноте, переключив зрительные элементы на ночное видение. – Где девчонка? – ворчал попугай, нахохлившись на своем насесте. – Неужели мы так и будем таскаться по этим вонючим переходам? – Тебе-то что? – раздраженно пробасил Грохотун. – Это мы таскаемся, а ты дрыхнешь на плече и ровным счетом ничего не делаешь! – С тобой не поговоришь, – заявил попугай. – Ты такой тупой, что просто грустно. Может, я тебе сочувствую? Может, мне тебя жаль? – Сейчас ты сам себя пожалеешь! – рассвирепел робот. – Крылья поотрываю! – Заткнитесь оба! – Капитан резко остановился. – Вы не заметили? Кажется, в том коридоре блеснул свет! Они там! Видите? – Где? – Великан неуклюже развернулся. В ту же секунду свет в проходе мигнул и погас. – Они выключили фонарь! Но им не уйти! – взревел Крокс и бросился в погоню. – Я с вами, капитан! – Робот-убийца кинулся вслед. Он не хотел упускать хорошую драку, а такой считал всякую драку, когда отрывали головы, мелькали вспышки лазерных лучей и под ногами хрустели микросхемы выпотрошенных андроидов. Крокс и Грохотун ворвались в узкий коридор и помчались на предельной скорости. Под ногами у них скрипели грибуксы и трескались камни. Внезапно коридор уперся в тупик. Киборги резко затормозили, едва не врезавшись в стену. – Где они? – прорычал пират. – Я никого не вижу! – прогремел робот. – Наверно, сбежали! – Но мы же видели свет! – А может, вам показалось, капитан? – спросил попугай. – Мне никогда ничего не кажется! – И в ярости, что беглецам удалось ускользнуть, Крокс ударил кулаком по стене. Удар был такой силы, что в стене образовалась трещина. Капитан пригляделся, и его искусственный глаз торжествующе загорелся. – Так я и думал! Фальшивый тупик! Грохотун, круши стену! Там пустота! – Слушаюсь! – Великан разогнулся и с разбегу врезался плечом в стену. Посыпался камень. В стене появилась выбоина. – Молодец, уж что-что, а ломать ты умеешь! Попробуй еще разок, только теперь головой! – посоветовал попугай. Грохотун еще раз долбанул стену со всего размаха. Образовался большой пролом, и робот с разбегу едва не провалился в пропасть. За стеной оказался узкий колодец, в бездне которого на немыслимой глубине клокотали расплавленные металлы, выделяя ядовитые испарения. – Ты нашел их? Вытаскивай! Чего ждешь? – торопил Крокс. За спиной робота он не видел колодца. – Их здесь нет. Они не стали бы тут прятаться. – Грохотун вытащил из пролома рогатую голову. – Что такое? – Сами посмотрите! Крокс заглянул в трещину и присвистнул: – Н-да! Проверь, там глубоко? Робот схватил тяжелый камень и бросил его в пролом. Камень понесся в узкой шахте по направлению к кипящему металлу. Все трое ждали всплеска или хотя бы какого-нибудь звука. Но тишина нарушалась только шипением ядовитых газов. Камень превратился в пар, так и не долетев до дна. – Если они свалились сюда, мой капитан, то искать их бесполезно, – довольно хмыкнул Грохотун. – Не думаю, что они туда свалились! – заявил попугай. – В отличие от тебя, они не пробивали стену лбом. – Тогда чего мы ждем? Ищите их! И помните: еж и девчонка нужны мне живыми! – рявкнул Крокс, отвернувшись от колодца. – А робот? Вам не нужен их старый робот? – забеспокоился Грохотун. – Могу я разобрать эту рухлядь? Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/dmitriy-emec/serdce-pirata/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.