Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Соглядатаи Михаил Кликин «Вы не можете спрятаться от них. Не можете убежать. Все, что вам позволительно – это не замечать их. И вы не видите их до той поры, пока не совершите ошибку. И тогда они придут за вами.» Так же, как пришли за человеком, от чьего лица ведется повествование этого рассказа. Михаил Кликин Соглядатаи * * * Они повсюду. Я знаю, вы тоже видели их. Вы скользили взглядом по их неприметным лицам, вы стояли бок о бок с ними в метро, видели их отражения в витринах. Вы видели их, но не обратили внимания и тут же забыли, что видели. Они умеют прятаться. Сливаться с толпой, растворяться в городской сутолоке. Они – тени в подворотнях. Они – колыхание занавесок. Они – блеклые отражения в стеклах. Они – дыхание ветра за вашей спиной. Они повсюду. Они следят за нами. За каждым из нас. И ждут. Ждут. Они – слуги города. Соглядатаи. Охотники. Палачи. Вы не можете от них спрятаться. Не можете убежать. Все, что вам позволительно – это не замечать их. И вы не видите их. Не видите до той поры, пока не совершите ошибку. И тогда они придут за вами. Также, как пришли за мной. * * * Я заметил их, и это стало моей первой ошибкой. Был октябрь, раннее утро, мрачное и унылое. Вот уже которую неделю сыпал мелкий дождь. На улицах было пустынно, только машины мчались мимо тротуаров, взрывая свинцовые лужи. Я заметил его, лишь когда подошел вплотную – серая тень на автобусной остановке, длинный плащ, поднятый воротник, бесформенная кепка, опущенная на глаза. – Десятки давно не было? – спросил я у него. Он промолчал, даже не посмотрел в мою сторону. – Десятки… – начал было я вновь, но закашлялся. Тяжелый, набрякший влагой воздух рвался из легких, рвался так сильно, что под ложечкой сделалось больно и засипело в груди. Я сплюнул мокроту и увидел необычайно яркую кровь. – Кровь, – сказал я испуганно. Туберкулез? Алые прожилки в сером сгустке слизи. Солоновато-сладкий привкус во рту. Рак? Проказа? Перед глазами запрыгали черные точки. Уши заложило звоном и грохотом. Задрожала земля под ногами. Я подумал, что умираю. Повернулся к незнакомцу, чтобы попросить о помощи, и вдруг увидел его глаза – искры жадного интереса в бездонном мраке зрачков. Грохот усилился. Земля ходила ходуном. Чтоб не упасть, я схватился за столб. Из-за поворота выполз трамвай. Он сыпал искрами и сотрясал землю. Серое железное чудовище с непроницаемо-черными окнами остановилось на середине дороги, точно напротив человека в плаще, и отворило дверь во тьму утробы. Незнакомец посмотрел на трамвай. Потом на меня. Я все еще давился кашлем. Он криво усмехнулся и шагнул прямо в лужу, что широко расползлась у бордюра. Вода расступилась – я видел это. Она отшатнулась от него, отпрыгнула вихрем брызг. Он ступил на сухой асфальт. И пошел к трамваю. Сухой плащ полоскался на ветру, полы развевались, и мне показалось, что у этого жуткого человека нет ног – одни только ступни. И нет лица – только глаза и кривая усмешка. Он вспрыгнул на подножку, дверь, урча, прожевала его. Затем трамвай сыто рыгнул и, рассыпая искры, рванул куда-то помимо рельсов. Через пару секунд он исчез. Перестала дрожать земля. Кашель прошел. Ничего не болело. Я был в порядке. И все же я решил вернуться домой, полежать, отдохнуть. Потом позвонить на работу, сказать, что не приду, надо срочно в больницу, провериться. Рак? Быть может, возьму отпуск, уеду на несколько дней к жене, она отдыхает у родителей в деревне. Мне давно надо отдохнуть, три года без отпусков, без больничных, работа по двенадцать часов в сутки… Я забыл про страшного человека и трамвай-чудовище. Забыл, потому что есть вещи более страшные, чем непонятное. Рак. Но когда я уже подходил к своему дому, я встретил другого человека. В сером плаще с поднятым воротником и в бесформенной кепке. – Ваш трамвай уже ушел, – зачем-то сказал я ему. Он посмотрел на меня и усмехнулся. Лица у него не было. Только хищная ухмылка. * * * Врач, осмотрев меня, улыбнулся и сказал, что я проживу еще долго. * * * Вторая моя ошибка заключалась в том, что я не смог, не захотел забыть о них. Люди осени – серые и безликие, они приходили ко мне во снах. Они стояли рядами, загораживая собой весь мир, и я не мог прорваться сквозь них. А наяву я встречал их на улицах. Не часто – они хорошо умеют прятаться. И все же я порой узнавал их, выделял из толпы и уже не отворачивал глаз. Они тоже узнавали меня. Усмехались. Проходили мимо. Они никогда не смотрели на меня, но всегда я чувствовал их холодные взгляды. * * * На выходные приехала жена. Я встречал ее на вокзале, а вместе со мной ее встречали серые. Их было двое. Быть может, больше, но я заметил лишь этих двоих. Было многолюдно. На перронах, у касс, в зале ожидания толпились люди, галдели, махали руками, потели. Прокладывая себе путь, надрывно взрыкивали перегруженные жадные носильщики. Люди в форме, с кобурами на ремне и с пищащими рациями просили предъявить документы и требовали денег. Таксисты, словно проститутки выстроившись вдоль стен, говорили что-то завлекательное проходящим мимо людям. Неразборчиво громко хрипел репродуктор. В тихих уголках, устроив себе звериные гнездышки, свернувшись клубком, безмятежно дремали завшивленные бомжи. А эти стояли в самом центре волнующегося людского моря – две серые скалы – и никто их не замечал. Только я. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/mihail-klikin/soglyadatai/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.